Читать онлайн Звезда любви, автора - Барбьери Элейн, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Звезда любви - Барбьери Элейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.43 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Звезда любви - Барбьери Элейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Звезда любви - Барбьери Элейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барбьери Элейн

Звезда любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Сидя в одиночестве в тишине роскошной Нью-йоркской конторы, Уолтер Коуберн открыл ящик для сигар, стоящий в дальнем углу массивного стола красного дерева, и вынул сигару. Он поднес ее к носу, чтобы вдохнуть терпкий запах, и нахмурился, когда запах оказался совсем не таким, какого он ожидал. Но он был не слишком удивлен. Сейчас мало что отвечало его ожиданиям.
Все так же хмуро Уолтер зажег сигару, потом резко встал и повернулся к окну, находившемуся у него за спиной. Он взглянул на залитую солнцем улицу, на тех безымянных безликих людей, что быстро проходили мимо его конторы.
Безымянные... безликие... оттого, что все они банальны. Они занимаются земными трудами, ведут мирскую жизнь, барахтаются в грязи посредственности, мало зная об утонченных вещах, которые может предложить им жизнь и которые они едва ли оценили бы, даже если бы у них появилась такая возможность, просто из-за своего невежества.
Уолтер вздохнул. Он родился в бедности, но никогда не был равнодушным. Он еще в детстве поклялся себе, что умрет богатым. Он усердно трудился всю жизнь. Будучи молодым человеком и извлекая большую пользу из приятной внешности и бойкого языка, он сделал шаг, который в конечном итоге обеспечил его будущее. С бесстыдной наглостью он убедил некрасивую дочь работодателя в своей любви. После этого не составило никакого труда соблазнить девушку, и у работодателя не осталось другого выхода, как устроить пышную свадьбу для дочери на втором месяце беременности, чтобы ввести сияющую от счастья парочку в общество.
К сожалению, невеста Уолтера не пережила рождения сына, а потому ему пришлось принять решение, повлиявшее на его последующую жизнь. Горюющий тесть умер внезапно, но не неожиданно – через год, оставив Уолтеру право распоряжаться имуществом компании.
Уютно ощущая себя в новой роли, он принял на себя управление семейной фирмой «Каннингем индастриз» с показной неохотой, при этом он вел дела так, что утроил капитал компании по прошествии пяти лет. То обстоятельство, что он приобрел славу «акулы производства», его не волновало. Он хорошо платил адвокатам, защищавшим его интересы.
У него было прочное финансовое положение, сын, которым он гордился и который, к счастью, был совсем не похож на свою некрасивую мать. Уолтер решил предоставить Уинстону всю ту роскошь, какой не было в детстве у него самого, а мальчик доставлял ему радость тем, что вырос красивым, умным и похотливым. Уолтера не слишком беспокоила невоздержанность Уинстона, потому что Уинстон был во всех отношениях именно тем сыном, о каком он мечтал. Даже, несмотря на то что размах сексуальных похождений сына иногда поражал даже Уолтера, он не возражал, а его адвокаты заботились о том, чтобы не пострадала репутация Уинстона.
Уолтер пожал плечами и, с отвращением отбросив сигару, погладил ухоженные седые усы, глядя на то, что творилось на улице. Что же касается его самого, то он приобрел приятную наружность, лишь достигнув сорока лет. И, часто поглядывая на себя в зеркало, он убеждался, что его волосы, несмотря на седые пряди, все еще достаточно густы, чтобы привлечь к себе женские взгляды, и что даже его лицо хорошо сохранилось за эти годы. Несмотря на средний рост, его тело было мускулистым, хорошо сложенным и лишенным жировых отложений. Но главное – его сексуальные желания и возможности мало чем уступали желаниям и возможностям взрослого сына.
Да, все это у него было – достаток, женщины, социальное положение и сын, который во всем подражал своему отцу.
Он совершил лишь одну ошибку.
Эта ошибка стоила его сыну жизни.
Интимная связь Уинстона с местной дебютанткой привела в движение смертоносную лавину. Жесткое давление со стороны отца дебютантки – известного политического деятеля – послужило причиной того, что Уолтер предложил сыну уехать на Запад, пока не уляжется шум, выдумав для него предлог, будто ему необходимо проверить дела банка, недавно присоединенного к семейной деловой империи.
За этим последовало то, что невозможно было ни предвидеть, ни представить. Уолтер до сих пор не мог понять, кто довел Уинстона до такой крайности, что он связался с красивой женой владельца ранчо и оставил ее мертвой в ее же собственном доме!
Для него не имело никакого значения, что Уинстон убил эту женщину. Не имело для него значения и то, что Уинстон выстрелил первым, когда ковбой – муж той женщины – пришел, чтобы отомстить ему за смерть жены. Для него имело значение лишь одно – муж той женщины жив, а Уинстон мертв.
В ярости от того, что его сына, наследника огромного состояния, застрелил какой-то нищий ковбой, Уолтер громко выругался.
Пять лет спустя боль от потери любимого сына была так же сильна.
Пять лет спустя... но наконец-то пришло время, когда он увидит Джейса Рула мертвым.
Уолтер Коуберн повернулся, услышав, как в дверь его конторы постучали, и улыбнулся, когда в комнату вошел прилично одетый господин. Он быстро окинул взглядом этого человека. На незнакомце были костюм и шляпа, его брюки были скроены по последней моде; волосы, достигавшие плеч, были аккуратно подстрижены; короткая борода, которой он щеголял, тщательно расчесана. Черты его лица были ничем не примечательны, если не считать...
Внезапно Уолтер замер. Да, черты лица незнакомца были ничем не примечательны, если не считать тускло-карих глаз, таких холодных и безжизненных, что от них по спине пробегал холодок.
– Вы мистер Беллами, я полагаю? – поинтересовался Уолтер.
– Да, это мое имя.
Уолтер ощутил удовлетворение при звуках западного акцента Беллами.
– Я получил о вас прекрасные рекомендации. Я послал за вами потому, что меня уверили, будто вы легко справитесь с заданием, для которого я вас нанимаю, и вас нисколько не смутит деликатный характер этого задания, – сказал он.
– Вы не разочаруетесь во мне, мистер.
– В таком случае позвольте изложить вам мои требования, мистер Беллами. Я хочу, чтобы вы вернулись в Техас, откуда вы недавно приехали. Некоторое время назад из Хантсвиллской тюрьмы был выпущен на свободу человек по имени Джейс Рул. Он убил моего сына, и я хочу, чтобы вы убили его.
– Нет проблем.
– У вас есть ко мне вопросы? Вы пока ничего не знаете об этом человеке. Вы не знаете, где он, а я не могу вам этого сказать, потому что и сам этого не знаю, – выдохнул Уолтер, испытывая недоверие, причину которого он не мог объяснить.
– Позвольте мне кое-что прояснить, мистер. – Беллами заговорил твердым голосом: – Не позволяйте этому костюму ввести вас в заблуждение. Я одеваюсь в соответствии с тем местом, в каком я нахожусь, но я не щеголь. И еще меня интересует, где сейчас находится этот Джейс Рул. Вы только что сказали, откуда он начал свой путь – от Хантсвиллской тюрьмы, и это все, что мне нужно знать. Никто не умеет выслеживать людей лучше меня... и никто не убивает их лучше меня.
– Я не хочу, чтобы вы просто убили его!
Беллами нахмурился:
– Что же вы тогда хотите?
– Я хочу, чтобы вы заставили его страдать так, как он заставил страдать меня после смерти сына. Я хочу, чтобы он настрадался на много лет вперед, которых у него не будет, так же как их не будет у моего сына. Я хочу удостовериться, что он умрет тысячу раз, прежде чем вы выстрелите в него, чтобы положить конец его страданиям. А перед тем как вы убьете его, скажите ему, что это я нанял вас прикончить его так же, как он прикончил моего сына.
– Я же говорил – нет проблем.
– Дайте мне сказать самое важное. – Уолтер помолчал. – Я хочу получить доказательство его смерти.
– Что мне сделать? Принести вам его уши? – Беллами гнусно хихикнул. – Я принесу все, если вы хорошо мне заплатите.
– Принесите мне неоспоримое доказательство его смерти и полный отчет о страданиях, которые он перенес, и можете выписывать счет.
– То есть?
– Вы установите собственную цену, и я ее оплачу. Половину – сейчас, половину – как только вы войдете в эту дверь с неопровержимыми доказательствами.
– Вы только что сами заключили сделку, – ответил Беллами, пристально рассматривая его холодным взглядом.
Уолтер пожал протянутую руку. У него сильно билось сердце, когда он вышел с Беллами в приемную.
– Выпишите мистеру Беллами чек на сумму, которую он назовет, – непререкаемым тоном заявил он секретарю.
Уолтер повернулся и удалился в свой кабинет, ни разу не оглянувшись. Он закрыл за собой дверь, подошел к окну и смотрел на улицу.
Ждать осталось недолго.


– Кто это?
Бак Стар взглянул на Онор, стоявшую на кухне. Затем он покосился на небольшую дорожную сумку в руке Джейса.
– Что она здесь делает? – раздраженно спросил он.
Онор постаралась взять себя в руки. Она отнеслась равнодушно к дорожному происшествию с гремучей змеей, но испытала потрясение, когда поняла, что жизнь Джейса Рула зависит от легкого движения ее пальца. Теперь, стоя всего лишь в нескольких футах от отца, человека, который за один вечер разрушил размеренную жизнь ее матери, человека, который заставил ее вести унизительное существование, она вспомнила об этом выстреле.
– Ее зовут Онор Ганнон. Она здесь для того, чтобы выполнять работу, которую вы ей предложите, – ответил Джейс.
– Это так?
Бак внимательно всмотрелся в Онор, и та едва удержалась, чтобы не вздрогнуть под его сердитым взглядом.
– Я задал тебе вопрос, девушка, – заявил он, когда она замешкалась с ответом.
Он злости Онор покраснела.
– Меня зовут не «девушка»! Да, я приехала сюда, чтобы найти работу, – огрызнулась она.
Проницательный взгляд Бака не отрывался от ее лица, и сердце Онор бешено забилось.
– Ты слишком молода. Мне нужна здоровая женщина постарше, у которой хватит сил справиться с тяжелой работой, – проворчал он.
– Что у вас тут за работа такая, если вы думаете, что я с ней не справлюсь? – с вызовом ответила Онор. – Мне сказали, вам нужен кто-то для работы по кухне, а я вполне способна на это. Я годами вела хозяйство на ранчо. Я умею готовить и печь, я хорошо копчу мясо и выполняю другую домашнюю работу. А еще я умею поддерживать чистоту в доме.
– Это правда?
– Да, это правда. – Онор смело смотрела в его глаза. – Я приехала в город вчера. Софи Тревор сказала, что поищет для меня работу, но ваша работа слишком заманчива, чтобы ее упустить.
– Слишком хорошая работа, чтобы ее упустить? – Бак фыркнул. – Кстати, а что привело вас в этот городишко? Он мало что может предложить молодой женщине вроде вас.
– Это мое личное дело, – ответила она, проигнорировав его удивленно поднятые брови.
– Это временная работа. Вы снова окажетесь на улице, как только наша экономка сможет ходить, – продолжал гнуть свою линию Бак, не обратив особого внимания на ее дерзкий ответ.
– Знаю. Я слышала ваш разговор с Док Мэгги.
– Не могу сказать, сколько времени это продлится.
– Я и это слышала.
– А вы здорово умеете подслушивать, да?
– Если это мне выгодно.
– И вы всегда говорите то, что думаете?
– Если это мне нужно.
Бак оглядел Онор с ног до головы и заметил револьвер в кобуре, висевший на поясе.
– Вы умеете пользоваться этой штукой?
– Я умею ею пользоваться, когда это необходимо.
Онор услышала, как за ее спиной вздохнул Джейс. Он промолчал, и она была этому рада. Ей не хотелось, чтобы кто-то вмешивался в ее первый разговор с отцом. Бак напряженно рассматривал ее несколько секунд, потом взглянул на часы, стоявшие на полке.
– Что ж, все ясно. Попробуем принять вас на один день. Если вы справитесь, вы наняты.
– Подождите. – Онор нахмурилась. – Вы не сказали, сколько вы будете мне платить.
– А, да. Проживание и питание.
Джейс еще раз нетерпеливо шевельнулся у нее за спиной.
– И?.. – спросила она.
– И ежедневное жалованье, согласно вашим усилиям.
– Не слишком-то щедро.
. – А какая оплата кажется вам справедливой?
– Пять долларов в неделю, проживание и питание.
Мгновение Бак обдумывал ее заявление и наконец кивнул:
– Начинайте готовить. Посмотрим, настолько ли вы умелы, как говорите.
Шаги в коридоре предшествовали появлению в кухне молодой женщины, внешность которой Онор поразила. Красивая блондинка, молодая, но явно чем-то недовольная. Это наверняка была новая жена Бака.
Тон, каким она заговорила, подтвердил вывод Онор.
– Что тут происходит, Бак, дорогой? Кто эта женщина?
– Селеста, дорогая, это Онор Ганнон. Она приехала, чтобы поработать на кухне, пока Маделейн не встанет на ноги.
Онор увидела во взгляде Селесты непонятную враждебность, когда та рассматривала ее с головы до ног, после чего она повернулась к мужу с приторной улыбкой:
– Не думаю, дорогой, что она подойдет. Нам нужна более опытная женщина и, конечно, постарше.
Бак изо всех сил старался угодить жене:
– Нам здесь не из кого особенно выбирать, дорогая, а помощница нужна сейчас. Ты слишком нужна Маделейн, чтобы заниматься кухней, а через несколько часов приедут работники с ранчо и потребуют ужин. Мы ничего не теряем, просто даем ей шанс.
– Маделейн скоро поправится.
– Не так скоро, как ты думаешь. Док Мэгги говорит, что кости нескоро срастутся, особенно если человек не так уж и молод.
– Да что она понимает! – разозлилась Селеста.
Бак нахмурился. Возможность заглянуть в душу Селесты вызвала в памяти Онор ту краткую встречу, когда она познакомилась с Док Мэгги. Тем, как врач неуверенно пожелала ей удачи, когда Джейс объяснил, что она ищет работу на ранчо, было сказано все.
– Прости. Думаю, не следует этого говорить, но Маделейн не испытывает боли, а Док Мэгги ничем практически ей не помогла. Кроме того, где мы устроим эту женщину? Она не может поселиться в комнате Маделейн, и она уж точно не может спать в сарае для угля, – сказала Селеста, заметив, что Бак нахмурился.
– На первое время ей подойдет кладовка. У нас там есть старая койка, мы можем приспособить комнату под жилье, если она оправдает наши ожидания.
Селеста шагнула к Баку. У Онор перехватило дыхание, когда Селеста посмотрела ему в глаза.
– Думаю, ты ошибаешься, – мягко произнесла она. «Если Бак Стар наймет меня...»
«Тогда вас наверняка уволит его жена».
Пророческий ответ Джейса прозвучал в ушах Онор в последовавшем за разговором супругов кратком молчании. Она услышала, как Джейс тихо кашлянул у нее за спиной, и поняла, что и он вспомнил их разговор. Она была уже готова отвернуться, но тут Бак обнял жену за плечи.
– Сейчас ты этого не понимаешь, но тебе нужна помощница, дорогая. Я не хочу, чтобы ты изнуряла себя, пытаясь справиться со всем сразу. Я сказал этой молодой женщине, что мы дадим ей шанс. Не думаю, что мне придется нарушить свое слово.
Онор заметила предательское подергивание гладких щек Селесты.
– Конечно, ты прав, Бак. Ты всегда прав, – извиняясь, прошептала она и взглянула на чашку в своей руке. – Я пришла только за водой для Маделейн. Она так страдает, бедняжка.
– Да, дорогая, я знаю.
Бак с любовью смотрел на изящную фигуру Селесты, пока та наполняла чашку и шла по коридору к комнате Маделейн, потом повернулся к Онор:
– Селеста будет сюда заходить.
Онор с трудом удержала слова, готовые сорваться с ее губ. Этот человек слепо повинуется жене! Совершенно очевидно, что Селеста не хочет ее здесь видеть, и его слова ничего не изменят.
Онор размышляла над этим, когда Бак обратился к Джейсу:
– Покажи ей, где находится коптильня. Я поручаю тебе разобраться с кладовкой и достать то, что ей потребуется. Пожалуй, уже слишком поздно идти помогать другим работникам. – Бак повернулся к Онор: – Поглядим, на что ты способна, девушка.
– Меня зовут Онор.
Бак отвернулся, ничего не ответив. Онор вскипела. Ей нужно показать, на что она способна, да? Онор оглянулась на Джейса:
– Ты слышал, что сказал хозяин? Давай приниматься за дело.
Они возвращались из коптильни с припасами, когда Джейс нарушил молчание:
– Это не продлится долго.
– Что не продлится?
– Ваша работа в этом доме. Жена хозяина не хочет, чтобы он вас нанял, и мне кажется, она добьется, что он вас уволит.
– Может быть.
– Я не стал бы рассчитывать на многое.
– Я не настроена просить совета.
– Вы скоро разочаруетесь.
– Это мое дело.
– Послушайте, Онор...
Онор распахнула дверь кухни:
– Просто положите все на стол. Мне нужно работать.
Уходящее за горизонт солнце светило в окно и согревало Джейса, сидевшего у стола с вилкой в руке. Его тарелка была почти пуста, а он уже ждал следующей порции. Ему пришло в голову, что Онор заставит его взять свои собственные слова назад вместе с едой, каждым кусочком которой он наслаждался.
Джейс взглянул на тех, кто сидел рядом с ним. Рэнди, на несколько лет старше любого из них, уплетал за обе щеки. Вчера он сказал Джейсу, что работает на «Техасской звезде» со дня основания ранчо, хотя все еще был худым и бодрым, да и мало что свидетельствовало о его возрасте.
Митч был выше и уже с сединой. Более спокойного человека, чем он, Джейс никогда не встречал. За столом Митч ел не останавливаясь.
Имя Большой Джон говорило само за себя. Большой и сильный ковбой был одного роста с Джейсом, но тяжелее его по меньшей мере фунтов на шестьдесят. Нет, он не хотел бы вступать в драку с Большим Джоном, да и повода для этого не было. Джейс никогда не встречал столь уравновешенного человека. Или настолько голодного.
Джейс поглощал пищу и размышлял. Он пока мало общался с этими людьми, но уже понял, что эти руки могли справиться с любой работой на ранчо. У него сложилось впечатление, что у Бака не хватает помощников из-за Селесты, и, насколько он мог судить, оставшиеся работники ее не любили. Интересно, знал ли Бак истинную цену этим людям? В его голове крутилась мысль о том, что если бы несколько лет назад у него были такие же работники, то все могло бы сложиться по-другому. Пег могла бы...
– Джейс, передай мне, пожалуйста, картофель.
Голос Большого Джона вернул Джейса к реальности. Он передал ему миску.
– Проклятие! Здесь на донышке!
– А ты чего ожидал?
Рэнди проглотил то, что было у него во рту, и проворчал:
– Это все новенький. У этой миски есть дно, знаешь ли.
Его разочарование выглядело комичным, и Большой Джон улыбнулся:
– Дело в том, что я сто лет не ел такой вкуснятины.
– Эта малышка уж точно знает, как готовить.
– Ее зовут Онор, – отозвался Митч.
– У меня такое чувство, что эта малышка не только готовить умеет.
Джейс резко повернулся на замечание Митча, но потом расслабился, когда тот снова заговорил:
– Я сегодня видел, как она ездит верхом. Она явно знает, как обращаться с лошадьми, а еще я думаю, что она носит револьвер не только для развлечения.
– Интересно, зачем эта симпатичная девушка нанялась поварихой в это осиное гнездо?
Рэнди покачал головой:
– Мне кажется, ей нужно выйти замуж и держать на коленях одного или двух младенцев. Был бы я на пару лет моложе...
– Нашего хозяина возраст никогда не останавливал.
Рэнди повернулся на насмешку Митча и поднял брови.
– Зато у меня здравого смысла больше, чем у него. – Он озабоченно спросил: – На этом подносе осталась еще ветчина?
– Кончилась.
– Проклятие.
Губы Джейса тронула улыбка. Такой нежной ветчины он никогда не пробовал, картофельное пюре было сливочным и густым, пшеничный хлеб был таким вкусным, что не верилось, что это хлеб, сухое печенье было легким, словно облако, а соус – однородным и нежным. Онор принесла все это в сарай для угля, где ужинали рабочие, на подносах и в мисках, испускавших пар, полных до краев. Она доказала, на что способна, и у Джейса возникло странное ощущение, что Селесте в отличие от него не очень понравились собственные слова.
– Как вы думаете, Селеста скоро избавится от этой малышки?
Отрезвляющий вопрос Большого Джона тут же заставил всех замолчать.
– Наверное, она не продержится и недели. Она красива и молода, а такие не нравятся Селесте, – наконец проговорил Митч, пожав плечами.
– Жаль, но я думаю, и ты тут долго не задержишься. Селеста занята в основном тем, что увольняет работников и не позволяет хозяину нанимать новых, – пробурчал Большой Джон, взглянув на Джейса.
Джейс нахмурился:
– Зачем ей это?
– Просто в нее вселился дьявол.
– Да ладно, хватит! – Рэнди отодвинул свой стул от стола и окинул всех предупреждающим взглядом. Разговор сразу прекратился. – Мы поели, и, по-моему, эта молодая женщина сейчас придет за пустыми тарелками.
– Я их отнесу, – услышал Джейс собственный голос. – Мне все равно нужно кое-что сделать для нее в кладовке.
– Ну-ну... новая девушка и новый работник, кажется, неплохо ладят, – прокомментировал Митч.
Большой Джон хихикнул.
Рэнди кашлянул.
Джейс взял тарелки и вышел, ничего не ответив.
Они не могли бы ошибиться сильнее, чем сейчас.
– Я буду возражать, – тихо прошептала Селеста.
Она стояла рядом к кроватью Маделейн, непреклонная в своей ярости.
– Я не потерплю эту Онор в моей кухне и в моем доме! Бак нанял ее сразу, как только поужинал. Он велел ей послать кого-нибудь в город за ее вещами, а эта ведьма даже не выразила ему благодарности, – прошипела она в бешенстве.
Темные глаза негритянки были тусклыми от боли. Ее волосы, обычно спрятанные под ярким тюрбаном, были беспорядочно разбросаны по подушке, а черты лица обострились.
– Эта новая кухарка такая же красивая, как ты?
– Нет, конечно, – высокомерно процедила Селеста. – Знаешь, как-то Бак странно на нее смотрит. Он не обращает внимания на ее высокомерие. Он спокойно переносит его, но никогда не стал бы терпеть подобное ни от кого другого, и это меня тревожит.
– Твой муж скоро устанет от нее.
– Я не хочу ждать, пока он устанет, разве ты не понимаешь? Я устала ждать. Я хочу, чтобы его драгоценная «Техасская звезда» превратилась в пыль и развеялась по ветру, а ты в твоем теперешнем состоянии не можешь мне ничем помочь!
Маделейн уставилась на Селесту, сдвинув брови. Она испытывала злость и боль. Она всегда знала, что ее дорогая Селеста – балованное дитя, в юности перенесшее лишения, и в этом был виноват человек, ставший теперь ее мужем. Это дитя было вынуждено торговать своей красотой и телом, чтобы подняться наверх из сточных канав Нового Орлеана. Это дитя, как и она сама, посвятило себя мести, в чем она поклялась у смертного одра матери. Но, несмотря на все это, она балованное дитя. Этот факт никогда не был так очевиден, как в тот момент, когда Селеста вовсе забыла о боли Маделейн и думала лишь о своей мести.
– Чтобы сломанные кости срослись, нужно время, – прошептала Маделейн.
– Ты говоришь, как Док Мэгги, и я этого не вынесу! Воспользуйся твоими ядами... твоими настоями. Они тебя никогда не подводили.
– Ты хочешь слишком многого.
– Нет, не многого! Я хочу, чтобы эта женщина покинула мой дом, слышишь?
Селесту трясло от ярости.
– Все было так хорошо! Кражи скота подорвали финансовое могущество Бака и увеличили мой банковский счет, большинство работников ушли, а твои яды едва не довели его до могилы. Потом вернулся Кэл. И сейчас Дерек – единственный, кто уцелел из всей банды. Кэл – герой нашего городка, а Бак выздоравливает.
– Твой муж не выздоравливает. Я просто предусмотрительно сделала перерыв и стала давать ему меньше. Он никогда не восстановит то, что у него забрали мои травы.
– Мне лучше знать об этом – он выздоравливает, говорю тебе!
– Нет.
– Да! – Помолчав, Селеста процедила: – У него все получилось, когда он вчера занимался со мной любовью. Я была вынуждена терпеть его ужасный старый член внутри себя, стонать и задыхаться, притворяясь, что испытываю страсть.
– Это невозможно!
Глаза Селесты сверкали гневом.
– Ты сомневаешься в моих словах?
– Нет, но...
Селеста стиснула зубы.
– Я приказываю тебе поправиться, Маделейн, – выдавила она из себя.
Маделейн закрыла глаза. Она не приняла ни одного из болеутоляющих лекарств, которые ей оставила Док Мэгги. Она предпочитала более сильнодействующее средство, которое хранила в ящике туалетного столика. Она потом попросит Селесту сходить за ним, чтобы сон, который вызывает этот порошок, никто не нарушил.
Маделейн взглянула в прекрасное лицо Селесты, искаженное злобой. До этого она лишь пару раз видела ее в таком состоянии, и каждый раз пугалась. Селеста была в такой ярости и отчаянии, что могла бы изменить ход событий, которые на нее свалились в последнее время. И никто не мог бы предсказать, как она поступила бы, если бы ничего не изменилось, а если бы Селеста сейчас вышла из-под ее контроля, ее дорогая Джанетт не была бы отомщена.
– Ты не одинока в твоем горе, Селеста. Я проклинаю тот неудачный шаг, который привел меня в это состояние, – не из-за боли, которую я испытываю, а из-за тебя, – прошептала Маделейн. – Но у меня есть лекарства, которые снимут и твою, и мою боль, пока я не смогу опять помогать тебе.
– Какие лекарства?
– Принеси мою сумку из нижнего ящика комода.
От Маделейн не укрылось, что Селеста чуть помедлила, прежде чем выполнить ее просьбу.
На лбу и верхней губе Маделейн выступила испарина, она села и вынула из сумки, поставленной Селестой на постель, пузырек.
– В этом яде твое спасение, Селеста. Дай это сегодня мужу – щепотку, не больше, – и все признаки его «выздоровления» исчезнут, – произнесла она, держа пузырек в руке.
Легкая улыбка, появившаяся на губах Селесты, испугала Маделейн.
– Помни, ты должна быть осторожной! Доза, которую я назвала, вернет твоему мужу симптомы болезни, но передозировка его убьет.
– Я буду осторожна. – Улыбка Селесты становилась все шире. – Я не хочу, чтобы он умер, пока его подпись на завещании не станет мне гарантией, что он навсегда отверг свою семью. А когда он ослабеет настолько, что не сможет протестовать, я избавлюсь и от девчонки.
– Помни, что я сказала, Селеста! Только щепотку.
– Я слышала!
Крепко сжав в руке пузырек, Селеста вышла из комнаты и закрыла за собой дверь.
Маделейн, вздохнув, откинулась на подушки и озабоченно нахмурилась. Селеста не контролирует себя в гневе, а она дала ей в руки очень сильный яд.
Маделейн поморщилась, когда нога ее снова заболела. Завтра нужно будет повторить предостережение – с утра Селеста будет мыслить более здраво. А со временем (она утешала себя тем, что нужно набраться еще чуточку терпения) она снова встанет на ноги, чтобы удостовериться, что ее дорогая Джанетт наконец-то отомщена.
– Ты испекла ореховый пирог?
Вопрос Бака отразился эхом в тишине кухни, когда Онор повернулась к нему. Прежде чем приняться за готовку, она сменила одежду для верховой езды на простое синее хлопковое платье, хорошо послужившее ей в прошлом. В поношенном платье Онор выглядела хрупкой, и она возненавидела бы свою фигуру в другой ситуации, но сейчас ее мало волновало, как она выглядит.
– Что в этом такого необычного? У вас же в погребе много орехов, – ответила она.
Бак не ответил. Он хмуро смотрел на стол, на котором остывал пирог, и Онор почему-то смутилась. За приготовленный ею ужин она заслужила похвалу Бака и получила работу на кухне «Техасской звезды». Но она считала, что если вчерашний ужин не достиг ее цели, то пирог с золотистой корочкой и соблазнительным ароматом здорово ей поможет.
Если бы Бак проявил к ней какой-то интерес, она объяснила бы, что развила кулинарный талант в те тяжелые времена, когда ее мать стирала белье для всего города за гроши и недвусмысленные намеки. Она рассказала бы ему, что в тот период она изобрела сотню различных способов превращать в съедобное блюдо кусок соленой свинины, и в результате все то, что нельзя было вырастить в садике матери, можно было назвать деликатесом. Она сказала бы, что научилась печь пироги лишь благодаря доброте одной старушки, сочувствовавшей ей и ее матери, и, если бы он проявил хоть какой-то интерес, она призналась бы ему, что понятия не имеет, что она делает на кухне человека, которого привыкла презирать.
Онор взглянула на худого старика, стоявшего перед ней. Это был не тот красавец из писем матери, не тот человек, которого мать любила всю свою жизнь. Это был...
– Разрежь его.
– Что?
– Ты испекла пирог для того, чтобы его съели, разве не так?
– Да, но... – Онор нахмурилась. – Я собиралась подать его вам на обед через несколько минут.
– Разрежь его здесь.
Онор подчинилась, а Бак поднес ко рту вилку с первым куском пирога. Он посмаковал его и проглотил без малейшей улыбки, потом положил вилку на тарелку. Что-то было не так.
– Ты заявила, что умеешь готовить, и доказала это. Ты заявила, что умеешь печь, и доказала и это. Больше не пеки ореховых пирогов, – сердито произнес Бак.
Онор отступила на шаг.
– Чем он плох?
Бак побледнел.
– Отнеси пирог в сарай для угля. Здесь он быстро испортится. – С этими словами он устремился к двери, но на пороге оглянулся. – Завтрак у нас в четыре, обед в шесть. Еда должна стоять здесь к тому моменту, когда я сюда войду.


Джейс выжидал в тени крыльца главного дома, пока Бак не исчез в глубине амбара. Его обеспокоил подслушанный разговор Бака с Онор, но он никак не мог понять, чем именно.
Джейс подошел к двери кухни, толкнул ее плечом и переступил через порог. Онор стояла к нему спиной. Когда она повернулась к нему, он увидел, что глаза ее подозрительно блестят, а сама она хмурится.
– Я принес грязную посуду.
– Я бы и сама за ней пришла.
– Мне все равно надо починить ножку кровати.
– Ничего страшного, выдержит и так.
– Я починю.
– Нет. – Она вздохнула. – Спасибо, что принесли посуду. Поставьте ее вон в то ведро.
Джейс сдвинул брови, проделывая это. Ему показалось, что Онор выглядит слишком молодо в вылинявшем синем платье, свободно болтавшемся на ее изящной фигуре, ее волосы были небрежно зачесаны наверх, а пряди спадали на лицо. Онор опустила плечи, и у нее был такой вид, будто она держит на них груз всего мира. Она подняла ко лбу усталую руку, ее губы дрожали, противореча холодному, безучастному выражению лица – той маске, под которой скрывались бурные эмоции, и при виде этого у него заныло сердце. Он знал этот прием, потому что использовал тот же способ защиты, когда тюремная жизнь становилась невыносимой. Он был большим специалистом в этом вопросе.
– Я говорил вам, как вас тут встретят. Вас не должно это удивлять, – пробурчал Джейс, разозленный ее страданиями.
Вам нравится напоминать мне, что вы об этом уже говорили?
Вы должны уехать отсюда, покинуть ранчо до того, как все закончится большими неприятностями, с которыми вы не справитесь одна.
Онор взглянула ему в лицо.
– Почему вы думаете, что у меня будут неприятности, если я останусь здесь?
– Разве это не очевидно?
– Нет.
Джейс невольно шагнул к ней, его голос стал мягче:
– Селеста не хочет, чтобы вы тут находились. Она водит хозяина за нос, и она уберет вас с дороги тем или иным способом.
– У нее нет причин избавляться от меня. Я нужна здесь.
– Для нее это не имеет значения.
– Я не уеду, пока все не выясню.
– Что именно? – Джейс сделал еще шаг, сам не зная, почему так настаивает. – Здесь что-то не так. Вы это знаете, и я это знаю. Бак во что-то впутан, а его жена вертит им как хочет. Вам лучше уехать.
– Но с вами ничего не случится!
– У меня нет выбора.
– А у меня есть?
– В данный момент у вас больше возможностей, чем у меня.
– Почему?
– Почему – что?
– Почему у вас нет выбора?
Джейс нахмурился.
– Это мое дело.
– Конечно.
– Понимаете, я не пытаюсь указывать вам, что делать... – настаивал Джейс.
– Разве?
– Проклятие, да выслушайте меня наконец!
Джейс схватил Онор за плечи.
– Я знаю, что такое неприятности, я умею их предвидеть. Даже если бы это было не так, совершенно ясно, что Селеста не хочет, чтобы в ее кухне хозяйничала еще одна женщина, причем молодая и красивая. Я мало общался с ее служанкой до того, как она пострадала, но успел увидеть достаточно. Эта женщина поддерживает Селесту во всем.
– Да?
– Так что у вас нет никаких шансов!
Джейс почувствовал, как по телу Онор пробежала дрожь. Он увидел, как лицо ее сморщилось, будто она собиралась заплакать, но вдруг она решительно заявила:
– Уберите руки.
Джейс отступил.
– Для справки: я знаю об этих неприятностях не понаслышке, – призналась Онор.
– Тогда зачем вы остаетесь здесь, если знаете, что наживете новые неприятности?
Онор не ответила. Джейсу показалось, что в глазах ее блеснули слезы, и она отвернулась к ведру.
– Вы слышали, что сказал Бак: «Отнеси пирог в сарай для угля»? Надеюсь, он вам понравится, – бросила она через плечо.
Вот и все. Она закончила разговор. Что ж, хорошо. Джейс взял пирог и повернулся к двери.
– Скажите всем, что завтрак будет готов в четыре утра.
– Да, мэм.
Джейс зашагал через темный двор, тихонько изрыгая проклятия, и остановился, когда подошел к сараю. Почему эта упрямица, слишком умная, чтобы послушать доброго совета, так раздражает его?
Очевидный ответ на этот вопрос заставил Джейса издать тихий стон, и он признался себе, что с этим ему придется смириться. Да, ее плечи были нежными и теплыми, когда он почти со злостью вцепился в них, запах ее волос напомнил ему запах весеннего дождя, но легкая дрожь ее губ перед тем, как она отвернулась, заставила его сердце болезненно сжаться. И осознание того, что ее ждут тяжелые испытания, теперь будет мучить его постоянно.
Джейс удивился. Что с ним происходит? Почему он принимает участие в судьбе Онор? Она откровенно заявила ему, что ее проблемы его не касаются. Неужели он влюбился? Большой Джон говорил, что Онор наверняка уедет еще до того, как закончится эта неделя.
Джейс распахнул дверь сарая.
Что же касается его самого, то он не уедет так скоро и сделает все, чтобы с Онор не случилась беда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Звезда любви - Барбьери Элейн

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Звезда любви - Барбьери Элейн



Ужас. На протяжении двух книг жена травит мужа. Полно воров, убийц и просто плохих людей. Читая этот роман отдохнуть не удастся.
Звезда любви - Барбьери ЭлейнКэт
8.04.2013, 8.52





Я чтото не поняла, конца опять нет... Осталось столько не раскрытых вопросов.
Звезда любви - Барбьери ЭлейнМилена
12.04.2013, 10.19





Девочки...это не конец?? Кто знает скажите где искать продолжение? ??????? А так понравилось. ..
Звезда любви - Барбьери ЭлейнЗарема
6.05.2014, 22.03





Девочки...это не конец?? Кто знает скажите где искать продолжение? ??????? А так понравилось. ..
Звезда любви - Барбьери ЭлейнЗарема
6.05.2014, 22.03





Да уж... конца так и не дождалась.
Звезда любви - Барбьери Элейнлюдмила
30.08.2015, 12.34





А мне книги понравились,я думаю все закончится на втором брате Тайлере,но я не нашла ни где книгу про него!
Звезда любви - Барбьери ЭлейнАмина
26.03.2016, 12.45





Третья книга будет????? Очень интересно узнать что же дальше будет!!!!
Звезда любви - Барбьери Элейнксюша
27.04.2016, 10.18





Третья книга будет????? Очень интересно узнать что же дальше будет!!!!
Звезда любви - Барбьери Элейнксюша
27.04.2016, 10.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100