Читать онлайн Звезда любви, автора - Барбьери Элейн, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Звезда любви - Барбьери Элейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.43 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Звезда любви - Барбьери Элейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Звезда любви - Барбьери Элейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барбьери Элейн

Звезда любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

С каждым шагом он чувствовал себя все увереннее.
Джейс вышел во двор ранчо, залитый светом раннего солнца, и огляделся. Работники ушли час назад. С тех пор как он разбил голову, прошло три дня, в течение которых он постепенно восстанавливал силы. К чести работников следует сказать, что они были настолько внимательны к нему, насколько могли. Они старались поменьше шуметь, когда возвращались по вечерам в сарай для угля. Они разговаривали за дверью, чтобы не мешать ему спать, но он часто слышал их разговоры.
Большой Джон жаловался на трудности, с которыми они столкнулись, когда чистили водоем, а трудности эти в немалой степени объясняли тем, что они не смогли выяснить, из-за чего пруд засорился. Рэнди выражал серьезную озабоченность по поводу того, что они не успевают выполнять другие задания, порученные им Баком. Митч говорил, что Бак, похоже, поправляется и с каждым днем у него становится все больше причуд.
Маделейн передвигалась по дому в своем кресле и вызывала раздражение у каждого, кого встречала. Мужчины вздыхали, думая о том, с чем приходится мириться Онор в их отсутствие, но они радовались тому, что ко времени их возвращения Маделейн настолько уставала, что едва добиралась до кровати.
Бак продолжал выполнять любую прихоть Селесты, вызывая отвращение у мужчин и оставляя Онор равнодушной. Работники не могли понять, как у Онор хватало духу так открыто выражать свое мнение, при этом почти не встречая возражений со стороны Бака. Они знали, что беспристрастные замечания Онор приводят Селесту в ярость. Они не могли понять, почему Селеста ее терпит. Они решили, что рано или поздно Онор придется расплатиться за все.
При мысли об этом Джейс похолодел. Он размышлял, как бы отреагировал Бак, если бы Онор призналась ему, кто она такая.
Он не знал, скажет ли Онор отцу об этом.
По общему мнению, в последние дни он почти все время спал, но он не забывал об Онор наяву и даже во сне.
Он со страхом и надеждой ждал того момента, когда она войдет в дверь и принесет ему поесть. Мысль о том, что она явно учла его предостережения и держалась от него на расстоянии, вызывала у него облегчение и – разочарование. Облегчение сменялось тупой болью в груди, когда она избегала его взгляда. Он напоминал себе, что проблемы Онор его не касаются, и все же ему так хотелось снова испытать сладость ее доверия.
Смущение настолько овладело его мыслями, что он начал жалеть, что вообще оказался на ранчо «Техасская звезда». Тогда он решил покинуть ранчо так скоро, как только сможет, ради них двоих.
Джейс решительно направился к конюшне. Приветственное ржание Уистлера вызвало у него улыбку, но она тут же погасла, когда он увидел, как сильно пострадал жеребец. Он поморщился при виде покрытых шрамами колен животного. Должно быть, его бедный приятель очень неудачно упал, если раны до сих пор не затянулись. В этом было что-то странное. Та часть дороги, на которой произошел несчастный случай, была усыпана листьями, но при этом ровной и гладкой, и он никогда не считал ее опасной.
Джейс присел на корточки, чтобы осмотреть ноги Уистлера. Колени у него почти зажили, но, пока затянутся глубокие горизонтальные раны над копытами, понадобится гораздо больше времени, чем он может себе позволить.
Джейс прищурился и взглянул на раны повнимательнее. Они были глубокими и чистыми, будто нанесены острым лезвием.
Джейс подумал, что эта его мысль абсурдна, и покачал головой. Ему пришло в голову, что единственный способ, каким он сможет удовлетворить свое любопытство насчет того, как Уистлер мог так странно пораниться, это осмотреть место падения.
Он должен все знать.
Джейс погладил морду жеребца. К сожалению, придется подождать, пока старина будет готов к путешествию.
– Я принесла вам завтрак в сарай, но вас там не было. Джейс повернулся, услышав тревожный голос Онор.
– Док Мэгги не понравится, когда она увидит, как быстро вы встали с постели.
Джейс негромко выругался, когда Онор подошла к нему. Что такое в этой женщине возбуждало в нем желание ею обладать? Она не была красавицей вроде Селесты, имевшей поразительный цвет волос и изумительные черты лица, но сияющие рыжие и золотые пряди в рыжевато-каштановых волосах, казалось, удерживали тепло солнца и завораживали его. В глазах Онор, окаймленных густыми ресницами, появлялись разноцветные искорки, когда она страдала, и это заставляло его забыть обо всем. Губы ее, мягкие и теплые, манили его. Она умело скрывала свои переживания от других, и только он один знал, как она страдает.
Ему хотелось защитить ее, укрыть от боли и всех тревог мира, но почему он решил, что должен это делать? В аналогичной ситуации он уже потерпел неудачу. Эта неудача навсегда изменила его жизнь. Онор заслуживала лучшего, чем любовь и защита такого человека, как он. Он не переставал думать на эту тему и потому сердито ответил:
– Я не нуждаюсь ни в чьем одобрении, для того чтобы находиться здесь.
– А если у вас закружится голова и вы упадете...
– У меня не кружится голова, и я не собираюсь падать. И еще я не намерен валяться в постели, лишь бы доставить удовольствие пожилой женщине, даже если она врач.
– Я уверена, что Док Мэгги была бы просто счастлива услышать ваши слова.
– Док Мэгги была бы счастлива увидеть, что я на ногах. У нее на ранчо станет одним пациентом меньше.
– Она делает свое дело, и не важно, сколько у нее здесь пациентов.
– Я не стану этого отрицать.
– А что же вы тогда со мной спорите?
Джейс помолчал, услышав резкий ответ Онор, потом заговорил снова:
– Как я погляжу, отец к вам уже не столь дружелюбно относится, как раньше?
Онор побелела, услышав это. Она, даже не взглянув на него, молча пошла прочь. Но тут Джейс поймал ее за руку. Он искренне раскаивался в своих словах.
– Простите, я не знаю, зачем я это сказал.
Онор не ответила.
– Онор, я не хотел вас обидеть.
– Я была дурой, когда доверилась вам. Не знаю, почему я так поступила, но теперь я понимаю, что только добавила еще одну ошибку к длинному списку уже совершенных, – ответила она, выдергивая руку.
– Вы не ошиблись.
Боль в сердце Джейса мешала ему дышать.
– Я сожалею о том, что сказал и сделал. Я сожалею о многом.
– Я принимаю ваши извинения, а теперь отпустите меня.
– Онор...
Она взглянула на него. Ее губы дрожали. Она была готова заплакать, и сознание того, что до слез довел ее именно он, убивало его. Как ей дать понять, что он знает – она пришла к нему, чтобы хоть раз в жизни убежать от проблем, потому что проигрывала битву, которую не может позволить себе проиграть? Как ей объяснить, чтобы она поняла, что как бы решительно он ни был настроен соблюдать между ними определенную дистанцию, но сейчас, видя, как по щекам ее текут слезы, он быстро слабеет? Как ей объяснить, чтобы она поняла, что, несмотря на все его убедительные доводы, все, чего он сейчас хочет, это...
Джейс опустил руки.
– Думаю, мне следует вернуться в сарай и позавтракать.
– Пожалуй, стоит. А потом покинуть ранчо «Техасская звезда» и больше никогда сюда не возвращаться, – горько добавила она, дрожа всем телом.
От слов Онор он чуть не задохнулся.
– Вы и правда этого хотите, Онор? – прошептал Джейс, едва сознавая, что говорит.
– Я знаю точно лишь одно. Я не покину «Техасскую звезду» до тех пор, пока не улажу дело, ради которого сюда приехала, и не имеет значения, чего мне это будет стоить, – твердо заявила она, а слезы бежали по ее щекам.
Ответ Онор отозвался болью в его душе.
– Вы правы, я дал вам неправильный совет, теперь я это понимаю. Ваш путь на ранчо «Техасская звезда» был долгим и трудным. Вам нужно покончить с прошлым. Вы должны сделать то, что наметили, – серьезно ответил Джейс.
Биение его сердца отдавалось у него в ушах.
– И черт побери... я сделаю то же самое, – добавил он решительно и заключил ее в объятия.
Ее красота... тепло... вкус ее губ.
Настроение Джейса улучшилось, когда Онор перестала вырываться и покорилась его силе... Его поглотило чудо момента, от которого он так отчаянно старался убежать.
От желания... потребности в ней поцелуй Джейса стал глубже. Было так хорошо, так правильно – наконец-то обнимать ее! Он так долго был потерявшимся странником. Его объятия были пусты, но ему совсем не хотелось никого в них заключать. С того самого мгновения, когда они с Онор впервые встретились, он почему-то знал, что все будет так, как случилось сейчас.
Джейс обнял Онор еще крепче. Ее руки обвились вокруг его шеи, его страсть рвалась наружу. Оторвавшись от ее губ, он погладил ее трепещущие веки, гладкую щеку, изящный контур ее ушка. Провел губами по изгибу ее подбородка, шепча признания в любви, и снова впился в ее губы. Да, он хотел ее. Она была ему нужна. Каким-то образом она стала его неотъемлемой частью, и он так хотел наконец назвать ее своей.
Его поцелуи стали настойчивее, а ласки интимнее. Она дарила ему ответные поцелуи и ласки, и тут реальность напомнила о себе горячей вспышкой, и он отпрянул от нее, как будто укололся.
– Это было ошибкой, – пробормотал он.
Онор не отвечала и не двигалась. Джейс продолжил неуверенно:
– Я не собирался этого делать. Я пришел в конюшню лишь для того, чтобы узнать, выздоровел ли Уистлер настолько, чтобы можно было уехать с этого проклятого ранчо. Я бы так и поступил. Я бы повернулся к ранчо и к тебе спиной и уехал бы, не оглядываясь, если бы его раны зажили. Вот такой я человек, Онор, а ты заслуживаешь лучшего.
Руки Джейс повисли вдоль тела.
– Я не знаю, что еще сказать, как убедить, что я тебе не пара, и попросить тебя держаться от меня подальше, потому что теперь я знаю, что у меня не хватит выдержки держаться подальше от тебя.
И с этими словами Джейс устремился прочь, оставив за собой безжизненную тишину.


Онор смотрела вслед Джейсу, не в силах сдвинуться с места. Она смотрела, как он исчезает из виду.
Ее губы еще хранили тепло его поцелуев, а тело трепетало, пока она ругала себя на чем свет стоит. Что с ней такое? Она упала в объятия едва знакомого человека – человека, который признался, что провел в тюрьме пять лет за убийство и не сожалеет об этом, признался, что уехал бы как можно дальше и от нее, и от «Техасской звезды», если бы только мог.
Онор всхлипнула. Джейс предупреждал ее о том, что любовь таит в себе опасность, но она пропустила его слова мимо ушей. Он предупреждал ее о том, как опасно чрезмерное сближение, но именно ему хватило здравого смысла отступить.
Осознав жестокую реальность, Онор зажмурилась. Она росла, зная, что ее мать уступила похотливому мужчине, а потом всю жизнь казнила себя за это, одновременно безумно любя его. Она взрослела и начала понимать, что в тот момент решалась ее судьба и судьба ее матери. Она поклялась, что никогда не совершит такой ошибки, ценой которой станет боль длиною в жизнь, но, оказавшись в теплых руках Джейса, глядя в его темные глаза, вспоминая слова, которые он произнес и которые она так хотела услышать, она забыла о своей клятве.
Разве может то, что кажется таким правильным, быть ошибкой?
Растерянно покачав головой, Онор слушала звук удаляющихся шагов Джейса.
Секунду спустя она услышала сердитый голос Док Мэгги:
– Что это вы тут расхаживаете, Джейс? Вы еще не выздоровели.
Спрятавшись в дверном проеме конюшни, Онор смотрела на невозмутимое лицо Джейса.
– Я здоров. Вы можете вычеркнуть меня из списка своих пациентов.
– Неужели? Когда это вы получили медицинское образование, молодой человек? – Мне не нужно быть врачом, чтобы знать, как я себя чувствую. Я думал, что вы обрадуетесь, увидев меня на ногах. Если я не ошибаюсь, Бак хотел от вас, чтобы я поскорее приступил к работе.
– Вы недалеки от истины, но Бак Стар мне не указ. Вы должны были давно понять это. Следует вам знать также и то, что я не собираюсь пререкаться с таким здоровяком, как вы, Джейс Рул, – твердо ответила Док.
– Я не хотел пререкаться с вами, Док.
– Как вы себя чувствуете? – спокойным тоном спросила Док, удовлетворенная его ответом.
– Хорошо.
– Никакой головной боли, головокружения, слабости, ухудшения остроты зрения... вас не качает?
– Нет, мэм.
– Постойте немного неподвижно.
Док сделала шаг вперед и оглядела его с ног до головы.
– У вас чистые глаза, это хорошо. Как у вас с желудком? Говорите правду, а то кончится тем, что вы опять сляжете в постель.
– Повторяю, я чувствую себя хорошо. Хотел бы я сказать то же самое про Уистлера.
– Ему потребуется время. Бак уже приказал Рэнди дать тебе другую лошадь, когда ты будешь готов вернуться к работе.
– Прекрасно.
– Может быть, но я бы испытала себя хотя бы за день до того, как возвращаться к полному рабочему дню. Думаю, для начала имеет смысл заняться чем-нибудь во дворе ранчо. Поездите немного вокруг. Убедитесь, что голова не кружится, когда снова сядете в седло. – Джейс молча слушал врача. – Знаете, в конюшне можно много чего сделать, да и Уистлеру пошло бы на пользу, если бы ему уделили побольше внимания.
Джейс кивнул:
– Наверное, вы правы.
– Я знаю, что я права, но я рада услышать это от вас. Если вы умный человек, вы обязательно съедите что-нибудь, чтобы проверить свой желудок. И тогда легко сможете проработать целый день.
– Еще что-нибудь, Док?
– Кое-что вам следует запомнить. – Выражение ее лица стало суровым. – Я врач и знаю, о чем говорю, так что лучше вам делать то, что я велю.
– Как скажете, Док.
Онор снова спряталась, когда Док направилась к дому. Она проводила Джейса взглядом, пока тот не исчез в сарае для угля.
Она опять подумала: «Как же может то, что кажется таким правильным, быть ошибкой?»
Это был настоящий праздник.
Док изумленно застыла на месте, когда дверь в комнату Бака отворилась и он уверенно вышел в коридор. Она покачала головой:
– Что, и ты тоже?
– О чем это ты, старуха?
К этому мешку с костями явно начала возвращаться сила, поэтому он ехидно спросил:
– Почему ты опоздала? Я ждал тебя целых полчаса.
Док засмеялась, но тут же приняла серьезный вид, когда за Баком в коридор вышла Селеста.
– Ты должен радоваться, что я вообще приехала, потому что все мои здешние пациенты считают себя вправе игнорировать мои распоряжения, – отчеканила Док.
Бак остановился в нескольких футах от нее.
– То есть?
– Ты должен быть осторожен и не перенапрягаться, а Джейсу надо быть умнее и не думать, что он уже настолько здоров, чтобы вернуться к работе.
– Уже? Я-то думал, что этот парень решит, что самое лучшее – это валяться на койке как можно дольше! Похоже, со дня на день он снова начнет отрабатывать свое содержание.
Онор вошла в кухню. Док взглянула на нее и повернулась к Баку:
– Вернись в комнату, старик, чтобы я смогла осмотреть тебя как полагается.
– Со мной все в порядке. Я с каждой минутой чувствую себя все лучше, в точности как это случалось и раньше. Я сяду на лошадь через пару дней, – заявил Бак, не замечая, как его шатает от слабости.
– А я тогда смогу летать.
– Не смешно, Док.
– Мне тоже.
Док уперлась рукой в бедро.
– Возвращайся к себе в комнату, чтобы я смогла заняться своим делом. Можешь делать, что хочешь после моего отъезда, но, пока я здесь, ты должен мне подчиняться.
– Как вы смеете разговаривать с моим мужем таким тоном в его собственном доме? – Селеста вышла из-за спины Бака. – Вы находитесь здесь только потому, что мы позволяем вам здесь находиться!
– Я здесь потому, что вы перепугались, когда у Бака случился рецидив, и послали за мной!
– Ни у одной из вас нет повода для ссоры, – вмешался Бак, прерывая перепалку. Он повернулся к разгневанной жене: – Как говорит Док, она всего лишь занимается своим делом.
– Она не оказывает тебе должного уважения!
– Селеста, дорогая, – промурлыкал Бак, – это у Док такая манера разговаривать.
Док с презрением слушала воркующий голос Бака, но осталась непреклонной. Она даст ему еще минутку, а потом отправится домой.
Будто отгадав ее мысли, Бак побрел к своей комнате.
– В этот раз победа за тобой, Док, но я здоров, поверь мне.
Радуясь тому, что скоро можно будет распрощаться с пациентами этого дома и уехать в город, Док повернулась к двери, но остановилась, увидев Онор:
– Ну что, кажется, Бак и на этот раз справился. Да у него девять жизней, как у кошки! – воскликнула она в ответ на молчаливый вопрос девушки.
– Знаете, как в народе говорят: «Только хорошие люди умирают молодыми», – со злостью произнесла Онор. – Завтра около полудня мне надо будет съездить в город пополнить кое-какие припасы. Если Кэл еще не передумал поговорить со мной, я смогу с ним увидеться, – добавила она неожиданно.
– Он будет там, – убежденно ответила Док.
Джейс следил, чтобы лошадь шла ровным шагом по покрытой листьями дороге. Как ни хотелось ему это признавать, но замечания Док, сделанные сегодня утром, не стоило игнорировать. Он уже устал, а прошла всего-то пара часов.
Решив занять чем-нибудь свое время, он последовал совету Док – сходил в сарай для угля и съел завтрак, оставленный для него Онор, и все утро промучился расстройством желудка. Потом он вернулся в сарай к обеду и обнаружил на подносе еду, но Онор нигде не было видно.
Он сказал себе, что это даже к лучшему.
Он старался убедить себя в этом с упрямой решимостью, пока ел, и потом, когда снова вошел в конюшню, чтобы еще раз осмотреть раны жеребца. Раны возле копыт продолжали оставаться для него загадкой, поэтому он надел штаны из оленьей кожи и сел на здоровую лошадь.
Джейс осадил животное, когда подъехал к знакомому участку дороги. Спешившись, он повел лошадь за собой, внимательно осматриваясь вокруг. Он остановился, когда выдранные с землей и сломанные кусты указали на то место, где они с Уистлером упали. Изучив каждую пядь земли, он заметил высохшую кровь там, где кровь Уистлера смешалась с его собственной кровью. Он не нашел даже намека на то, почему Уистлер вдруг перевернулся через голову и они сильно покалечились, упав на землю.
Джейс вздохнул и покачал головой. Он подумал, что ему пора принять тот факт, что Уистлер стареет и уже не столь устойчиво, как раньше, держится на ногах, но признать это было трудно. Уистлер не выказывал никаких признаков старости до несчастного случая. Напротив, он работал превосходно, несмотря на редкие седые волоски на морде, и в некоторых случаях выполнял работу лучше, чем молодые лошади.
Поддавшись интуитивному порыву, Джейс привязал лошадь к дереву и подошел к кустарнику, росшему рядом с дорогой. Он осмотрел землю и нахмурился, увидев отпечатки сапог. Он нахмурился еще сильнее, когда разглядел круговой порез на уровне примерно фута от земли на коре одного из деревьев, возле которого он стоял.
Джейс быстро перешел на другую сторону дороги. Кровь застыла у него в жилах, когда он увидел точно такой же порез на коре дерева, росшего там.
Проволока порезала ноги лошади словно ножом, и, видимо, из-за нее он и упал, когда мчался галопом.
Есть только одно объяснение, почему проволока была натянута так низко.
Джейс встал и огляделся. Он внимательно обыскал листву, но не смог найти никаких признаков проволоки или указаний на того, кто ее натянул.
Размер и глубина следов позволяли сделать вывод, что это был мужчина среднего роста. Джейс не мог себе представить, кто он такой и зачем это сделал, но решил докопаться до истины.
Внезапно перед ним возник образ Онор, и Джейс замер. Она поехала его искать, как только Уистлер вернулся на ранчо, может быть, всего на несколько минут разминувшись с преступником. Если она видела этого человека или он ее видел...
Кровь отхлынула от его лица, когда он представил себе возможные последствия.
Нет, он не допустит, чтобы это повторилось вновь!
Джейс вскочил в седло и поехал на ранчо. Он посоветовал Онор держаться от него подальше, но только сейчас ощутил ту опасность, которой ее подверг. Джейс похолодел, а потом им овладела спокойная решимость. Нет, он не знает, кем или за что ему подстроили «несчастный случай», но две вещи он знал точно.
Он все узнает.
И он защитит Онор даже ценой своей жизни.


Одетая в костюм для верховой езды, Онор быстро шла по настилу в Лоуэлле в то время, как новый день постепенно переходил в ранний вечер. Она шла туда, где красовалась табличка с именем Док Мэгги. Она взглянула на солнце, перешагнувшее зенит, недовольная тем, что обстоятельства помешали ей приехать в город пораньше, как она планировала.
Обстоятельства.
Бак проснулся рано и в плохом настроении. Он, похоже, чувствовал себя лучше, чем в предыдущие дни, и быстро заставил всех работников вытянуться по струнке. Селеста радовалась от души, когда разгневанный Бак вошел на кухню в то время, как там завтракали работники, и потребовал, чтобы Рэнди отчитался ему, что было сделано за время его болезни.
Онор молчала, когда Рэнди попытался сослаться на неожиданные трудности, возникшие с очисткой водоема и нехваткой рабочей силы, что очень затруднило работу. Она не взглянула на Джейса, когда Бак обратился к нему, подчеркнув, что ожидает от него, что тот наверстает все, что упустил. Все, что она могла, так это тут же не заявить Баку, что он неблагодарный старик, что в нем нет ни капли доброты, но она пока промолчала. Время говорить еще не настало.
Правда, она получила большое удовольствие, когда, выбрав время, сообщила Баку, что собирается съездить в город. Как она и предвидела, он расшумелся, заявив, что ее место на кухне, но она упрямо стояла на своем, пока он не согласился. Тогда она добавила – как будто это пришло ей в голову только теперь, – что собирается привезти кое-что для ранчо. Он удивил ее, предложив послать кого-нибудь из работников, чтобы тот управлял повозкой, но она отказалась, пояснив, что ей гораздо проще взять с собой вьючную лошадь. Когда же Рэнди выступил против того, что она собирается ехать одна, она сказала, что ее есть кому защитить, и показала револьвер.
Она чувствовала горящий взор Джейса, но не смотрела в его сторону. В течение предыдущей бессонной ночи она убедила себя в том, что, как бы ни приятно было находиться в его объятиях, это правда было ошибкой. Она все время повторяла это, чтобы не забыть.
Онор не знала, специально ли Селеста, постоянно придираясь к ней, не позволила ей уехать пораньше, но, так или иначе, она приехала в Лоуэлл всего несколько минут назад. Онор отнесла список необходимых товаров в лавку и отправилась в приемную Док, уверенная, что опоздала.
Быстрые шаги Онор вскоре начали замедляться. По правде говоря, ей совсем не хотелось встречаться в Кэлом. Она согласилась на это лишь потому, что понимала, – положение Кэла весьма отличается от ее собственного, ведь Бак причинил ему страдания, выгнав его из дома, и даже любимая жена не смогла компенсировать ему потерю отца. Она знала, что значит страдать из-за эгоизма этого старика. Она ощущала потребность помочь Кэлу, но видеть его сейчас не хотела.
Онор открыла парадную дверь и быстро вошла в приемную Док. Приемная была пуста.
Не понимая, что испытывает сейчас – облегчение или боль, она отодвинула занавеску, закрывавшую вход в квартиру Док, находившуюся в задней части приемной.
– Док, вы здесь?
Она улыбнулась, когда на пороге возникла полная фигура Док. Когда же за Док вошел и Кэл, ее улыбка померкла.
– Мы думали, вы не придете. – Док направилась к ней. – Я как раз готовила Кэлу чай.
– О, я не буду вам мешать. – Онор отступила назад. – Я приду попозже.
Высокий красивый Кэл шагнул к ней.
– Мы ждем вас, Онор. Входите.
Не замечая, что Док выскользнула на улицу, оставив их наедине, Онор ждала, пока Кэл заговорит.
Ее сердце учащенно забилось, когда Кэл наконец сказал:
– Во-первых, я хочу поблагодарить вас зато, что вы пришли. Наверное, у вас много дел на ранчо, и вам не так-то просто найти время для встречи со мной. Но мне нужно было поговорить с вами, Онор. Док говорит, что вы смело выступаете против моего отца, пытаясь привести дела на ранчо в порядок, насколько вы в состоянии это сделать. Я знаю, дела там идут неважно в основном из-за того, что мой отец во всем слушается Селесту. Она поощряет не лучшие качества его характера.
Онор не знала, что ему ответить, но тут Кэл продолжил, хотя слова давались ему с трудом:
– Я не хочу, чтобы вы поняли меня неверно, Онор. Я знаю, что поведение моего отца вас возмущает. Но не понимаю, почему вы принимаете это так близко к сердцу?
К сердцу.
Онор вздрогнула, когда это слово достигло ее сознания. Все дело в заботе... внимании, которые Бак не проявлял ни к кому, кроме себя самого, во внимании, которого ей так не хватало, потому что он лишил ее всех шансов обрести семью.
– Я знаю, какую безнадежность ощущаешь, когда очень хочется все исправить, а такой возможности нет, – выдавила она из себя.
– Наверное, вы знаете, из-за чего у нас с отцом произошел разрыв. – Кэл помрачнел. – Мой отец считает, что я виноват в смерти сестры. Не знаю... думаю, моей вины здесь нет, но иногда я себя в этом виню. Я должен был присматривать за ней, когда произошел несчастный случай. Отец любил Бонни. Она была его единственной дочерью. Не думаю, что он когда-нибудь смирится с потерей.
Онор уклонилась от его взгляда. Сестра Бонни, которую она могла знать, брат Тейлор, который ушел из семьи и которого она никогда не увидит, и Кэл, стоящий рядом с ней и даже не подозревающий, что в их жилах течет одна кровь.
– Онор...
Онор взглянула на него.
– Мы раньше не встречались? – Кэл внимательно посмотрел на нее. – Я спрашивал вас об этом и раньше. Вы ответили, что нет, но, может быть, мы все-таки встречались?
– Нет, мы никогда не встречались.
– Вы кажетесь мне такой знакомой.
– И что же во мне вам знакомо? – не удержалась Онор.
– Не знаю... – Кэл разглядывал ее лицо. – Цвет ваших волос вызывает у меня какие-то подсознательные ассоциации. Эти глаза... – Он рассмеялся. – Их не так-то просто забыть.
– У меня глаза моей матери и ее цвет волос.
– У нее была привычка так же смотреть... проникая взглядом тебе в душу? На свете не много найдется людей с таким проницательным взглядом.
– Да, не много. Моя мать всегда говорила, что в этом я похожа на отца.
– А где сейчас ваша мать?
– Она умерла.
– А ваш отец?
– Он никогда не участвовал в моей жизни.
– Это его ошибка.
Глаза Онор наполнились слезами. Кэл нахмурился:
– Я не хотел ворошить старые раны.
– Конечно.
– Онор... – Кэл нерешительно шагнул вперед. – Не знаю, чем объяснить мои ощущения... Вы как будто знаете, что я пытаюсь сказать, несмотря на то что я не могу выразить это словами.
– Вы пытаетесь сказать, что у нас с вами есть нечто общее, а что именно, вы никак не можете понять?
– Да, думаю так и есть.
– Ты не узнаешь меня, Кэл? – прошептала Онор, и по щеке ее скатилась слеза.
– Узнаю?
– Я твоя сестра.
Кэл нервно вдохнул и в страхе отступил.
– Бонни умерла. Я видел, как она лежала на дне того колодца.
– Да, Бонни умерла, и жаль, что я не была с ней знакома. Как бы я хотела познакомиться со всеми вами, вместо того чтобы расти только с матерью, которая любила меня, несмотря на то что после моего рождения ее все презирали.
– Что вы такое говорите?
– Меня зовут Онор Ганнон, потому что моя мать вернула себе девичье имя, когда решила начать жизнь заново. По мужу она была Монтгомери... Бетти Монтгомери.
– Монтгомери!
У Кэла перехватило дыхание.
– Лучшую подругу моей матери звали Бетти Монтгомери. Бетти уехала из Лоуэлла после смерти мужа, даже не попрощавшись.
По ее щекам катились слезы, Онор уже не вытирала их.
– Онор... этого не может быть.
– Значит, это неправда. Правда лишь то, во что веришь, Кэл, – прошептала Онор, пытаясь проглотить комок, подступивший к горлу.
Онор отвернулась, но тут руки Кэла схватили ее за плечи и повернули к себе.
– Это правда, да? – Он снова вгляделся в ее лицо. – Я помню Бетти. У тебя такие же волосы и глаза, но есть что-то еще... – Взгляд Кэла затуманился. – Проклятие, Онор... Я понял, почему я думал, что мы раньше встречались. – Он хрипло вздохнул. – Ты похожа на Бонни.
Онор разрыдалась, когда Кэл обнял ее и крепко прижал к себе. Она никак не могла успокоиться.
– Прости, Онор. Мне так жаль того времени, которое мы потеряли, всех этих ушедших лет, – прошептал он.
Ей тоже было жаль.
– Как бы мне хотелось возместить их тебе!
Ей хотелось объяснить ему, что он уже все возместил, но у нее не хватало слов.
Кэл резко отстранился от нее.
– Отец не знает, да?
Онор помотала головой.
– Я приехала на ранчо, чтобы рассказать ему. Я хотела ославить его перед всем городом как человека, нарушившего супружескую верность. Я хотела заставить его страдать. – Она всхлипнула. – А потом я увидела его, слабого... цепляющегося за жизнь, и не смогла заставить себя так поступить.
– Но ты осталась.
– Ничего не изменилось. – Онор отступила назад. – Я намерена сказать ему, кто я такая, Кэл. Я хочу всем объявить, что он собой представляет, но придется подождать, пока он будет настолько здоров, что сможет смотреть мне в глаза, когда я скажу ему, что он сделал со мной и моей матерью. Я буду ждать, когда у него хватит сил сказать мне, что ему на меня наплевать, а я могла бы ему ответить, что и мне наплевать на него; когда я смогу сказать ему, что он заслуживает Селесты, потому что она такая же, как и он сам, – она притворяется, будто кого-то любит, а наделе любит только себя. Мне нужно выждать, когда я смогу сказать ему, что Селеста использует и бросит его, получив то, что хочет, что бы это ни было, точно также, как он использовал мою мать. И еще мне нужно сказать Баку, что, я надеюсь, он проживет долгую жизнь и будет страдать, когда горе, которое он причинил другим, вернется к нему и будет его преследовать.
– Онор...
– Мне жаль. – Она улыбнулась дрожащими губами. – Я пришла сегодня сюда не для того, чтобы рассказывать тебе, кто я такая, или загружать тебя своими проблемами. Я пришла потому, что Док Мэгги сказала, что ты расстроен. Я этого не хотела. Я даже не знала о твоем существовании, пока не приехала сюда, но я горжусь, что у меня есть такой брат.
– Я скажу отцу, кто ты. Я заставлю его...
– Нет!
– Он должен знать!
– Я скажу ему, когда буду к этому готова, не раньше.
– Он болен, Онор. Он может никогда не выздороветь настолько, чтобы ты смогла сделать то, что задумала.
Онор занервничала:
– Я не хочу, чтобы ты ему что-то говорил! Дай мне слово, что ты ему ничего не скажешь, Кэл, что ты вообще никому не скажешь, кто я такая.
– Но...
– Пожалуйста. Я так долго ждала. Я хочу сделать это тогда, когда сочту нужным.
– Онор... как же я смогу хранить такую тайну?
– Также, как и я.
– Ты никому не говорила об этом?
– Лишь одному человеку, а он никому не скажет.
– Ты ему доверяешь?
Онор кивнула:
– Я могла бы доверить ему свою жизнь.
Кэл помолчал немного.
– Есть только один человек, которому я доверяю так же. Это моя жена Пру. Я сохраню твою тайну, но хочу, чтобы ты знала, как много для меня значит то, что ты моя сестра. Спасибо, Онор.
От иронии происходящего у Онор сдавило горло. Кэл благодарил ее, не понимая, что именно он самый дорогой подарок из тех, которые она когда-либо получала.
Слова Кэла музыкой звучали в ее ушах, когда Онор вышла из приемной Док. Теперь она стала богаче, о чем до сих пор не смела и мечтать.
Беллами лениво шагал по тротуару Лоуэлла, стараясь не замечать Дерека, идущего рядом. Дерек выполнил свою задачу – развлек его в скучные вечерние часы, но при свете дня этот человек был ему отвратителен.
К сожалению, Беллами проснулся утром в номере гостиницы с тяжелой головой и смутными воспоминаниями о том, что делал накануне вечером, когда они с Дереком сверх меры потворствовали своим прихотям, а также о том, что Дерек, наверное, лежит на кровати в соседней комнате и мучается от тяжелого похмелья. Его общение с Дереком было временным. Оно вернуло его в тот период жизни, когда он был таким же выродком, как его собутыльник. А еще оно напомнило о том, что ему необходимо вернуться к работе и той новой жизни, которую он сам для себя создал, раньше, чем дурные привычки возьмут над ним верх.
И все же он не зря потратил на него время. Поначалу со скукой слушая пьяную болтовню Дерека, он насторожился, когда было упомянуто ранчо «Техасская звезда». История семьи Стар была рассказана с весьма заманчивыми подробностями, которые, в этом Беллами был уверен, он сможет выгодно использовать, когда будет готов покончить с Джейсом Рулом. Его забавляло, что Дерек не понимал, что сам себя выдает, что точное знание деталей может исходить от кого-то, приближенного к владельцу ранчо.
Этот кто-то был наверняка близок с Дереком.
Это мог быть только один человек – и это была жена хозяина.
Он видел Селесту Стар, когда украдкой наблюдал за «Техасской звездой». Она была молодой красивой женщиной, похоже, не любившей больного старика – владельца ранчо. Подозрения у него появились с самого начала, а через несколько дней они подтвердились во время болтовни Дерека. По правде говоря, его не волновало, что вкусы Селесты Стар развращены настолько, что она позволяет Дереку себя развлекать. У него мелькнула мысль предложить ей войти в высшее общество после того, как он завершит свою работу. Эта мысль долго вертелась у него в голове.
Он замедлил шаг, потом остановился, заметив Онор Ганнон, выходящую из приемной Док на другой стороне улицы. Он видел эту женщину раньше и знал, кто она такая. Именно она – та маленькая заноза, которая помчалась искать Джейса Рула, когда его лошадь вернулась на ранчо без седока. Она подъехала в тот момент, когда он снял проволоку и прикреплял ее к седлу. Он убрался очень вовремя. Появись она на пару минут раньше, она увидела бы его.
Беллами внимательно осмотрел точеную фигурку девушки, не спеша шедшей по улице. Худенькая, но женственная. Это ему в ней нравилось. Если судить по ее лицу, у этой женщины твердый характер. Это ему тоже нравилось.
– На что это ты уставился, приятель! – Дерек рассмеялся. – Ты зря тратишь время, разглядывая эту дамочку.
– Разве? – Беллами улыбнулся. – Я так понимаю, ты судишь на основании собственного опыта?
– Мне не нужен никакой опыт, потому что я в любое время могу получить кое-что получше.
– А это «кое-что получше»... она не возражает, что ты провел три последние ночи с другими женщинами?
– О чем она не знает, то ее и не обидит.
– Ты уверен?
– Я очень хорошо о ней забочусь. Она знает, куда прийти, когда захочет получить то, что я могу ей дать.
– То есть тебе не нужно назначать свидание? Она приходит к тебе, когда пожелает?
Лоснящееся лицо Дерека окаменело.
– Это тебя не касается.
– А тебя не касается, на какую женщину мне охота посмотреть.
Дерек долго молчал.
– Ты прав. Я просто решил тебя предостеречь. Эта Онор Ганнон слишком умна для женщины.
– Откуда ты знаешь?
Дерек улыбнулся:
– У меня есть кое-какие возможности.
– У меня тоже, и я бы сказал, что она заслуживает внимания. Судя по виду, ее трудно испугать.
– Тут ты попал в точку. Стоило ей здесь появиться и узнать, что Джейс Рул работает на ранчо, она тут же уговорила его отвезти ее на «Техасскую звезду» – она решила там получить работу, к которой большинство жителей города и близко не подошли бы.
– Правда?
– А еще я слышал, у них с Рулом неплохие отношения. Интересно.
Дерек посмотрел на приемную Док, и тут на улицу вышел высокий ковбой со светлыми волосами.
– Впрочем, откуда ты можешь это знать? – медленно проговорил Дерек.
– А с этим парнем ты знаком?
– Его все в городе знают. Он местный герой, Кэл Стар. – Дерек помрачнел. – Я тебе про него говорил. Он стал для всех настоящим героем, кроме собственного отца, когда донес на бандитов, которые крали на ранчо скот, и всех их убили.
– Правда?
– Да. Его отец не хочет иметь с ним ничего общего, но мне кажется, что Кэл, в конце концов, нашел способ пробраться на «Техасскую звезду». Мне нужно идти, у меня дела, – резко прервал свои откровения Дерек.
– Куда ты? – с любопытством спросил Беллами. – Я думал, мы останемся в городе еще на пару дней.
– Я изменил планы. Увидимся.
Не произнеся больше ни слова, Дерек повернулся и направился к конторе по прокату лошадей, а Беллами чуть было не расхохотался во все горло. Дерек был настолько откровенен, что Беллами стало интересно, почему весь город еще не в курсе, чьей это жене Дерек так энергично «доставляет удовольствие».
Беллами обдумал полученные сведения об Онор Ганнон и Джейсе Руле. Это может оказаться полезным.
Пора приниматься за работу.
Беллами так резко повернулся к гостинице, что налетел на мужчину с тяжелой челюстью, шагавшего за ним. Он уже собирался устроить скандал, когда увидел на груди старика значок шерифа.
– Простите, я должен был смотреть, куда иду, – произнес он с улыбкой.
Беллами удерживал улыбку до тех пор, пока старик внимательно разглядывал его. Наконец, он хмыкнул и продолжил свой путь. Улыбка Беллами сменилась настороженной гримаской, и теперь он шел по тротуару, внимательно оглядываясь вокруг. Шериф Картер. Беллами взял себе за правило выяснять, кто является блюстителем порядка и где его можно найти, в каждом городке, где он появлялся, просто ради собственной безопасности. Он также взял себе за правило не привлекать к себе внимания полиции, даже если шериф вроде этого старика оказывался не чем иным, как номинальным начальником.
Беллами забыл о шерифе и ускорил шаг. Ему есть чем заняться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Звезда любви - Барбьери Элейн

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Звезда любви - Барбьери Элейн



Ужас. На протяжении двух книг жена травит мужа. Полно воров, убийц и просто плохих людей. Читая этот роман отдохнуть не удастся.
Звезда любви - Барбьери ЭлейнКэт
8.04.2013, 8.52





Я чтото не поняла, конца опять нет... Осталось столько не раскрытых вопросов.
Звезда любви - Барбьери ЭлейнМилена
12.04.2013, 10.19





Девочки...это не конец?? Кто знает скажите где искать продолжение? ??????? А так понравилось. ..
Звезда любви - Барбьери ЭлейнЗарема
6.05.2014, 22.03





Девочки...это не конец?? Кто знает скажите где искать продолжение? ??????? А так понравилось. ..
Звезда любви - Барбьери ЭлейнЗарема
6.05.2014, 22.03





Да уж... конца так и не дождалась.
Звезда любви - Барбьери Элейнлюдмила
30.08.2015, 12.34





А мне книги понравились,я думаю все закончится на втором брате Тайлере,но я не нашла ни где книгу про него!
Звезда любви - Барбьери ЭлейнАмина
26.03.2016, 12.45





Третья книга будет????? Очень интересно узнать что же дальше будет!!!!
Звезда любви - Барбьери Элейнксюша
27.04.2016, 10.18





Третья книга будет????? Очень интересно узнать что же дальше будет!!!!
Звезда любви - Барбьери Элейнксюша
27.04.2016, 10.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100