Читать онлайн Техасская звезда, автора - Барбьери Элейн, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Техасская звезда - Барбьери Элейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.07 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Техасская звезда - Барбьери Элейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Техасская звезда - Барбьери Элейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барбьери Элейн

Техасская звезда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Выдавив улыбку, Селеста взглянула на сидевшего рядом с ней в легкой открытой коляске Бака. Они ехали по залитой солнцем дороге, возвращаясь домой, на ранчо «Техасская звезда». Селеста давно уже не видела мужа таким энергичным и бодрым. Держа в руках вожжи, он нахлестывал ими лошадей. Неужели она никогда не избавится от него?
– Митчу и Большому Джону необходима помощь, – говорил он. – Думаю, они будут рады, узнав, что их босс снова сядет в седло и займется вместе с ними хозяйством.
Стараясь скрыть раздражение, Селеста поправила выбившиеся из-под шляпки локоны. Она вполуха слушала этот монолог, вызывавший у нее тошноту. Ее выводил из себя энтузиазм Бака. Он был готов прямо сегодня взяться за дело, чтобы навести порядок на ранчо, которое Селеста ненавидела всей душой. Ей было трудно сдерживать эмоции, хотя она привыкла контролировать их. Сегодня утром Бак похвастался, что прекрасно себя чувствует, и настоял на том, чтобы они съездили в город к Мэгги. Он хотел избавить пожилую женщину от необходимости навешать его, ее пациента, на ранчо, расположенном довольно далеко от Лоуэлла. Бак пришел в восторг, когда Мэгги во время осмотра подтвердила, что он окреп и теперь сможет работать вместе с ковбоями.
Мэгги была так горда собой и довольна своими методами лечения, что Селесте стало противно. Ее тошнило от этой пожилой круглолицей женщины, глупой гусыни, которая совершенно не понимала, что происходит. Ей было трудно скрывать свою ненависть к Мэгги. О, с каким наслаждением Селеста рассмеялась бы ей в лицо и заявила, что вовсе не прописанные ею лекарства являются причиной выздоровления Бака. Однако она не могла никому открыть правду о чудесном исцелении своего мужа, хотя ее так и подмывало выложить все как на духу.
Своим внезапным выздоровлением Бак был обязан ей, любимой супруге. Хотя Селеста предпочла бы видеть его не в седле резвого скакуна, а в холодной могиле.
Подавив ненависть и отвращение, которое она испытывала к Баку, Селеста взяла его под руку и боком прижалась к его исхудавшему телу. Натянутая улыбка снова появилась на ее лице. Тронутый ее нежностью, Бак повернул к ней голову, оторвав взгляд от дороги, и ласково улыбнулся. Селеста едва не расхохоталась, заметив, как он растаял от одного ее прикосновения. Да, все мужчины были идиотами! Презирая их, Селеста вертела ими, как хотела, чувствуя себя опытным кукловодом, дергающим за ниточки послушных марионеток.
Неужели на свете не существовало ни одного мужчины, способного соперничать с ней в уме и хитрости? Неужели все представители сильного пола были глупцами, слепыми простофилями? Селеста прижала левую руку мужа к своей груди, и он снова посмотрел на нее с обожанием. Да, если и существовал на свете достойный ее мужчина, с которым она могла бы состязаться на равных, то это был явно не Бак Стар.
Внезапно перед ее мысленным взором возник образ Кэла Стара. После его визита на ранчо неделю назад Селеста часто вспоминала сына Бака. Ей нравились его высокая широкоплечая фигура, сильная мускулистая грудь, длинные крепкие ноги. Она невольно представляла себя в объятиях этого красавца. С каким наслаждением она бы запустила руку ему в брюки и почувствовала, как его член встает и наливается силой. Однако воспоминания о состоявшемся у них разговоре перечеркивали все мечты и надежды Селесты на близость с Кэлом Старом.
«К черту этого Кэла, – сердито подумала Селеста, – надо раз и навсегда выбросить его из головы!» Она почти достигла цели, к которой стремилась долгие годы. Бак был физически слаб. Ей с легкостью удавалось манипулировать им. Еще немного, и муж составил бы завещание в ее пользу, подписав себе тем самым смертный приговор. Однако тут в Лоуэлл вернулся Кэл, и ситуация резко изменилась.
Маделейн была в ярости, когда Селеста запретила ей подмешивать в пищу Бака ядовитые снадобья, разрушавшие его организм, до тех пор, пока не уедет Кэл и Бак не составит завещание. Болезнь отца могла заставить Кэла задержаться на долгое время в родных краях. По той же причине Селеста приказала Дереку прекратить на время угонять скот с территории ранчо «Техасская звезда». Однако ее расчеты пока не оправдывались. Кэл, похоже, и не думал уезжать из Техаса. Во всяком случае, никто не слышал о том, что он в ближайшее время собирается покинуть Лоуэлл.
– Честно говоря, я был сильно удивлен, узнав, что Кэл работает на ранчо «Скалистый Запад», – заметил Бак.
Сегодня он был необычно словоохотлив и не умолкал ни на минуту, успевая править лошадьми и следить за дорогой.
Селеста нахмурилась при упоминании этого имени.
– А чему ты удивляешься, Бак? – промолвила она. – Кэл – твой сын, и Лоуэлл ему дом родной. Рано или поздно он должен был вернуться на родину.
– Его родной дом – «Техасская звезда», а не Лоуэлл, – возразил Бак. – Но похоже, за девять лет Кэл забыл об этом.
– Но ведь он сам убежал из «Техасской звезды», не желая больше жить на этом ранчо, – заметила Селеста и добавила, стараясь настроить Бака против сына: – Впрочем, если бы я убила свою сестру, то, наверное, тоже убежала бы из дома.
– Бонни упала в колодец. Это был несчастный случай, – сказал Бак.
Селеста пожала плечами.
– Но ведь никто не знает, произошло ли это несчастье случайно или по чьему-либо злому умыслу.
Лицо Бака стало мрачнее тучи.
– Что ты такое говоришь?
– О, я не хотела расстраивать тебя, дорогой! – с притворным сожалением воскликнула она. – Забудь то, что я сказала.
– И все-таки я хочу знать, на что ты намекала. Селеста тяжело вздохнула.
– Я не хочу возбуждать в тебе чувство ненависти к собственному сыну, Бак, – сказала она.
– Это все отговорки, Селеста. Объясни, что ты имела в виду, – потребовал он.
Еще немного поломавшись, Селеста заговорила с наигранной неохотой:
– Понимаешь, мне показалось странным, что твой сын пытается переложить вину за гибель сестры на тебя.
– Но я тут совершенно ни при чем.
– Я знаю, Бак, – сказала Селеста и, выдержав паузу, задала вопрос: – Скажи, Кэл ревновал тебя к Бонни?
– Что значит «ревновал»? – с недоумением спросил Бак.
– Ну ты же всем сердцем любил Бонни, я это знаю, а Кэла могла раздражать твоя сильная привязанность к дочери. Возможно, он считал себя обделенным из-за Бонни отцовской лаской.
– То есть ты хочешь сказать…
– Я ничего не утверждаю. Мне только не нравится, что Кэл пытается переложить вину за гибель Бонни на тебя. Это выглядит очень некрасиво. Он придумал историю о том, что получил какое-то таинственное письмо с упоминанием имени сестры и оно якобы заставило его вернуться в родные края. Мне кажется, он лжет. Кэл приехал домой по другой причине. Он хочет удостовериться в том, что после твоей смерти получит свою часть наследства и она будет немалой.
– Но если Кэл действительно стремится получить хорошее наследство, то почему тогда он не остался на ранчо?
– Не знаю. Возможно, он не ожидал, что ты снова заговоришь о смерти Бонни и примешь в штыки все его отговорки.
Кэл помолчал.
– Дорогой… – Селеста потянулась к мужу, чтобы поцеловать его в морщинистую щеку. Подавив отвращение, она коснулась губами его сухой старческой кожи и прошептала: – Прости меня и забудь все, что я сказала. Мы зря заговорили на эту тему. Ты выглядел таким счастливым, пока речь не зашла о Бонни.
– Я счастлив только тогда, когда смотрю на тебя, дорогая, – промолвил он, бросив на жену взгляд, полный обожания.
– О, Бак… – прошептала Селеста, и на ее глаза набежали слезы. – Выкинь из головы мои слова, прошу тебя. Может быть, Кэл в действительности приехал домой с самыми добрыми намерениями. Может быть, он стремится забыть, что его легкомыслие привело к гибели Бонни. Ведь если бы он не пренебрег своими обязанностями, твоя дочь сейчас была бы жива.
– Я никогда не прощу ему смерть Бонни, – процедил Бак сквозь зубы.
– Мне больно об этом говорить, но я хорошо представляю, что ты испытал, когда увидел изуродованное мертвое тело своей дочери. Я уверена, что ты до конца дней не забудешь эту страшную картину. Она наверняка преследовала тебя в кошмарах. А потом тебя начали мучить мысли о том, что, возможно, в случившемся есть и твоя вина. Ведь если бы ты в тот день не уехал в город, чтобы пропустить стаканчик виски, и не поручил Бонни заботам Кэла, девочка была бы жива. Однако ты не должен ни в чем обвинять себя, Бак. Кэл один несет ответственность за смерть Бонни. И он это знает. Поэтому твой старший сын и бежал из дома, как трус. Что бы он ни говорил и ни делал, он никогда не искупит своей вины. – Бак молчал, давая Селесте возможность выговориться, и она продолжала дрожащим от волнения голосом: – Никто, конечно, не сможет заменить тебе твою милую Бонни, но я все же хочу, чтобы ты всегда помнил, что рядом с тобой есть я, твоя преданная жена. ™
– Селеста, дорогая… – задыхаясь от слез, сдавленно произнес Бак и замолчал, не в силах справиться с нахлынувшими на него эмоциями.
Селеста ликовала в душе, обзывая мужа олухом и болваном. Ей надоело притворяться, изображая любящую жену, и она с нетерпением ждала той минуты, когда откроет наконец свои карты и безжалостно расправится с опостылевшим ей Баком.
А пока она, положив голову ему на плечо, стала продумывать план действий на ближайшее время. Если ей повезет, то совсем скоро она избавится от ненавистного супруга.
Пруденс возилась в своей маленькой кухоньке, время от времени выглядывая в окно, из которого открывался вид на пастбище. И каждый раз, когда она видела лихо мчащегося на своей низкорослой лошадке Джереми, у нее перехватывало дыхание от страха за сына. Ей хотелось крикнуть, чтобы он попридержал коня, но она не решалась это сделать.
– Йеху! – разносился по округе восторженный вопль мальчика.
Все утро он катался верхом на лошади, которую выбрал для него Кэл в тот памятный день, когда они делали объезд владений Пруденс в поисках скота. Мальчик и животное сразу же нашли общий язык, и с тех пор верховая езда стала любимым занятием Джереми. Пруденс не одобряла увлечения сына бешеной скачкой, но она не хотела лишать его этого удовольствия.
Пруденс задумалась о том, почему Кэл заботится о ее сыне, нянчится с ней и вообще ведет себя совсем не так, как Джек, обманывающий ее и скрывающий правду о положении дел на ранчо.
Вспомнив о Кэле, Пруденс невольно покраснела. Прошла неделя после их поездки по пастбищам «Скалистого Запада». Все это время Пруденс старалась забыть унизительные подробности того дня. Однако в памяти, как назло, всплывала одна и та же картина – отражение в зеркале ее спутанных, выбившихся из прически волос, растрепанных вокруг потного, красного от солнечных ожогов лица. Так она выглядела после возвращения на ранчо.
Пруденс глубоко вздохнула. По ее мнению, Кэл был сам виноват в том, что она постоянно пререкалась с ним и вела себя строптиво. Ему не следовало каждый раз, когда она открывала рот, смотреть на нее, словно на ничего не смыслящую девочку. У Кэла всегда был такой вид, как будто он собирался возражать ей, что бы она ни сказала. Все это выводило Пруденс из себя. Но больше всего ее бесило то, что в конечном счете Кэл оказывался прав.
Если бы он вел себя по-другому, она не получила бы тепловой удар и Кэлу не пришлось бы везти ее в своем седле всю обратную дорогу. Пруденс помнила, какая жуткая усталость навалилась на нее после возвращения на ранчо из той поездки. У нее не осталось сил даже на то, чтобы приготовить сыну поесть.
Пруденс было до сих пор неприятно вспоминать испытания, выпавшие в тот день на ее долю. Перед глазами внезапно возникло лицо Кэла в полутьме спальни. Он сидел у ее кровати на корточках и неотрывно смотрел на нее. Звук его глубокого голоса вызвал в ней непонятное томление. В их ночном разговоре ни о чем была какая-то интимность, недосказанность, намек на возможность близких отношений… Пруденс не могла забыть, с какой нежностью Кэл произнес ее имя, пожелав ей спокойной ночи.
Комок подкатил к ее горлу, и ей вдруг стало трудно дышать. Эти воспоминания слишком сильно взволновали ее, и, желая хоть как-то отвлечься, она посмотрела в окно на ясное небо. Солнце стояло высоко. Несколько часов назад Пруденс накормила Джереми и Кэла зав —.
траком. За столом царила напряженная тишина. Кэл быстро поел и, поблагодарив ее, вышел из кухни. Такое поведение уже вошло у него в привычку. В последнее время он как будто избегал ее. Пруденс знала, что в конце дня он явится к ней с докладом о выполненной работе и сообщит, что еще предстоит сделать в ближайшее время. Этот список неотложных дел постоянно рос, а вместе с ним возрастало и отчуждение между Кэлом и Пруденс.
Женщина тяжело вздохнула. Она понятия не имела, куда этим утром уехал Кэл. Перед отъездом он подоил Лулу и принес в дом полное ведро парного молока.
Пруденс одолевали вопросы, на которые она никак не могла добиться от него ответа. Почему он до сих пор не занялся клеймением телят, хотя во время объезда говорил, что это необходимо сделать как можно быстрее? Где Кэл пропадал время от времени? На ранчо его ждало множество дел, с которыми одной Пруденс справиться было не под силу. И это беспокоило ее. Она закрыла глаза, стараясь унять охватившую ее тревогу. Кэл с самого начала дал понять ей, что работа на ее ранчо является для него временной. Она не расспрашивала его о планах на будущее, но догадывалась, что Кэл задержался в родных краях по причинам личного характера. Рано или поздно он уедет из Лоуэлла. И с каждым днем ей было все тяжелее думать о предстоящей разлуке…
Слезы выступили на глазах Пруденс. Она не желала признаваться себе, что боится расстаться с Кэлом. Правда заключалась в том, что она незаметно для себя стала полностью зависеть от него, как когда-то зависела от Джека. Повторялась старая история, и Пруденс было невыносимо сознавать это. Она должна была что-то предпринять, чтобы стать самостоятельной. В конце концов, именно она являлась владелицей ранчо «Скалистый Запад», и если она хотела поставить на ноги сына, ей было необходимо научиться вести хозяйство. Только в этом случае она сможет смотреть в будущее без страха и не бояться, что Кэл покинет ее ранчо.
Пруденс вытерла слезы, и в этот момент до ее слуха донесся стук копыт. Подняв голову, она выглянула в окно. К усадьбе приближалась группа из четырех всадников. Солнце светило им в спины, и Пруденс не могла разглядеть лиц незваных гостей. Насторожившись, она на всякий случай взяла дробовик, который всегда держала под рукой.
Ей нельзя было рисковать жизнью и благополучием сына. Пруденс понимала, что несет ответственность за ребенка, которого произвела на свет. Нет, она никому не даст лишить Джереми будущего.
Глубоко вздохнув и собрав в кулак все свое мужество, Пруденс вышла на крыльцо и стала ждать, когда всадники въедут во двор. Ранчо «Скалистый Запад» принадлежало ей, здесь она была полноправной хозяйкой, и тем, кто явился сюда, придется признать это и считаться с ней.
Пруденс крепко сжимала в руках тяжелый дробовик.
Маленький отряд Кэла медленно приближался к усадьбе ранчо.
Заметив вышедшую на крыльцо Пруденс, Кэл сердито нахмурился. Эта женщина снова взялась за оружие, хотя он просил ее не делать этого. Но несмотря на раздражение, которое вызывали у него ее действия, при виде Пруденс у Кэла затрепетало сердце. Увидев, что она подняла дробовик, Кэл взглянул на своих спутников. Их лошади замедлили ход. Никто не знал, что на уме у вдовы, хотя мужчины понимали, что если она все же выстрелит, то скорее всего попадет в стену сарая. Одна Пруденс не подозревала, что неправильно целится. Она была преисполнена решимости любыми средствами защищать свое ранчо, и Кэл невольно почувствовал уважение к этой хрупкой отважной женщине.
Когда всадники въехали во двор, вдова опустила ружье. Она была, как обычно, одета в строгое черное платье и аккуратно причесана. На ее лице с шелушащейся от солнечных ожогов кожей застыло недовольное выражение. И все же Кэлу удалось заметить, что в больших серых глазах Пруденс на мгновение зажегся радостный огонек, когда она узнала его.
Спешившись, он постарался справиться с волнением, которое всегда испытывал при виде этой женщины. Кэл не хотел, чтобы посторонние люди заметили, с каким трепетом он относится к хозяйке «Скалистого Запада».
– Я решил, что настало время нанять ковбоев для работы на ранчо, – подчеркнуто сухо сказал Кэл. – И вот они здесь, знакомьтесь – Джош Тинкер, Ларри Мид и Уинстон Смолл. – Он повернулся к своим приятелям. – Разрешите представить вам, ребята, хозяйку ранчо «Скалистый Запад», миссис Пруденс Рейнолдс.
– Рады знакомству с вами, мэм.
Пруденс холодно кивнула, едва сдерживая негодование.
– Я тоже рада видеть вас, – сказала вдова. – Но надеюсь, Кэл объяснил ситуацию, когда нанимал вас на работу? Я не смогу платить вам жалованье.
Кэл хмыкнул с недовольным видом.
– Давайте отложим этот разговор, – предложил он.
– У меня также нет приличного помещения, где я могла бы поселить вас, – продолжала Пруденс.
– Ребята пока будут ночевать вместе со мной в сарае, – сказал Кэл. – А потом мы отремонтируем домик для наемных рабочих.
– Еще раз повторяю, – снова заговорила вдова, – что пока вам придется работать за еду и крышу над головой. Это все, что я могу предложить на сегодняшний день.
– Вы все сказали? – раздраженно спросил Кэл. – Теперь мы можем наконец приступить к работе?!!!!!!!!
– Нет еще. Я хотела бы уточнить, в котором часу вы предпочитаете завтракать, обедать и ужинать?
– Мы будем есть, как обычно это делают ковбои, два раза в день – на рассвете и после захода солнца, – отрезал Кэл. – Есть еще вопросы?
Пруденс покачала головой.
– Вы можете оставить свои вещи в сарае, – сказал Кэл, обращаясь к ковбоям.
Когда приятели Кэла скрылись в сарае, Пруденс повернулась к нему и окинула его негодующим взглядом.
– Как вы посмели без моего ведома нанять рабочих? – возмущенно спросила она.
Кэл видел, что вдова вне себя от гнева, но у него не было времени объясняться с ней и вступать в пререкания.
– Что вы хотите услышать от меня? – спросил он.
– Вы могли бы по крайней мере предупредить меня сегодня утром о том, что собираетесь нанять этих парней.
– Зачем? У вас все равно не было выбора.
– Здесь хозяйка я, а не вы!
– А я бригадир, и мне нужна бригада. Надеюсь, вы не забыли, на какую должность наняли меня?
– Да, но это вовсе не означает, что…
– Это означает, что я имею право принимать важные решения, от которых зависит судьба вашего ранчо.
– Но вы не имеете права действовать, не получив моего одобрения!
Кэл на мгновение отвлекся, залюбовавшись завитком волос, выбившимся из аккуратной прически Пруденс и упавшим ей на висок. Он вдруг вспомнил ту ночь, когда рассматривал ее лицо, сидя на корточках у кровати…
Отогнав непрошеные воспоминания, Кэл нахмурился. Он не желал уступать вдове.
– Мне не требуется ваше одобрение, – заявил он. Пруденс растерялась от такой наглости, но быстро взяла себя в руки.
– Не забывайте, что ранчо «Скалистый Запад» является моей собственностью, – гордо вскинув голову, заявила она.
– Я не забываю об этом, как, впрочем, и о том, что до недавнего времени вы даже не знали, есть у вас скот или нет.
Пруденс промолчала, но выражение ее лица оставалось непреклонным.
– Если хотите, я извинюсь перед этими ребятами и скажу, что вам не нужны рабочие.
– Нет, я этого не хочу.
– В таком случае чего вы добиваетесь?
Пруденс ничего не ответила. Кэл окинул внимательным взглядом ее стройную фигуру, и у него екнуло сердце. Знает ли эта женщина, чего она на самом деле хочет? Вряд ли… А вот Кэл с каждым днем все явственнее осознавал, что именно ему нужно от нее…
– Ну хорошо, вы выиграли, – наконец произнесла Пруденс.
О Боже, опять она пыталась воспринимать их отношения как некое состязание! Кэл и не думал выигрывать у нее. Он не считал себя победителем.
– Я действительно ничего не смыслю в фермерском деле, – продолжала Пруденс, – но хочу напомнить вам, что я здесь хозяйка и вы не должны ничего предпринимать без моего ведома.
Кэл кивнул:
– Я с вами согласен. А теперь скажите, вы хотите нанять на работу этих парней?
– Да.
– Хорошо. Какие еще действия, уже совершенные мной, требуют вашего одобрения?
Пруденс нахмурилась.
– Признайтесь, эти люди знают, во что вы их втягиваете? – спросила она, игнорируя его вопрос.
– Они опытные ковбои. Им хватило одного взгляда, чтобы понять, в каком состоянии находится ваше – ранчо. Но это добрые ребята, не боящиеся тяжелой работы. Они согласны трудиться на вас пока задарма, в надежде, что вы расплатитесь с ними, когда продадите часть своего скота. Вас это устраивает?
– Вполне.
– Прекрасно, – холодно сказал Кэл. – В таком случае мы немедля приступим к делу. Нам надо согнать весь скот в одно место, пересчитать его и поставить клеймо на телятах.
Пруденс кивнула.
Когда ковбои вышли из сарая, Кэл вскочил в седло, и вскоре маленький отряд выехал со двора. Кэл знал, что Пруденс смотрит им вслед.
Открыв скрипучую дверь хижины, Селеста остановилась на пороге, дожидаясь, когда ее глаза после яркого света привыкнут к царившей внутри полутьме. Но тут кто-то подхватил ее сзади и, подняв на руки, внес в тесную комнату. Селеста ахнула от неожиданности. Она не слышала за своей спиной шагов, однако сразу догадалась, что это был Дерек, ее страстный любовник. Бросив ее на кровать, он навалился на нее всем телом и приник к ее губам в жадном поцелуе. Его вставший член уперся ей в бедро.
Селеста неистово отвечала на поцелуй Дерека. Она не сопротивлялась, когда он начал грубо срывать с нее одежду, и вздрогнула лишь тогда, когда он одним мощным толчком вошел в нее. У Селесты перехватило дыхание, она шире раздвинула ноги, чтобы дать Дереку возможность глубже проникнуть в ее лоно, и застонала от животной страсти.
Устремляясь всем телом навстречу его толчкам, она охала и вскрикивала, чувствуя, как нарастает ее возбуждение. Дерек ускорил темп, и Селеста, понимая, что скоро наступит оргазм, открыла глаза, чтобы видеть лицо своего любовника. Оно было искажено гримасой сладострастия. Через несколько мгновений Селеста издала хриплый вопль, и по ее телу прошла судорога.
Удовлетворив свою похоть, она ощутила отвращение к партнеру. Дерек был ей противен, но она встречалась с ним, чтобы утолить сексуальный голод. Получив от него все, что ей было нужно, Селеста попыталась столкнуть его с себя. Однако тело Дерека было слишком тяжелым. Подняв глаза, она увидела, что он хмуро смотрит на нее.
– Я еще не насытился твоими ласками, – заявил он. – Но я отлично понимаю, что тебе не терпится поговорить со мной, раз уж ты повесила на окно яркий платок, подав мне условный знак. Увидев его, я сразу поспешил в хижину. Тебе что-то нужно от меня. Говори, чего ты хочешь, но помни, я не собираюсь оказывать тебе услуги задаром.
Селеста едва сдержала презрительную улыбку.
– Ты прав, – согласилась она.
О, с каким наслаждением Селеста спихнула бы с себя тяжелое тело Дерека, но она не могла позволить себе этого. Дерек пока был нужен ей, и этот ублюдок мог с полным правом требовать, чтобы она ублажала его.
Мысль о том, что она должна во всем угождать этому мужлану, приводила Селесту в бешенство, но она слишком хорошо владела собой, чтобы выдать свои эмоции.
– У меня возникли серьезные трудности, Дерек. Из-за них рушатся все мои планы, – начала она. – Я хочу, чтобы ты помог мне.
– Расскажи, в чем дело, а я подумаю, сколько это будет стоить.
– Речь идет о ранчо «Скалистый Запад». Я хочу, чтобы ты нанес серьезный удар по нему. Разори его, Дерек!
– Черт подери, но ведь мы уже нанесли этому хозяйству ощутимый ущерб! Мы украли все, что только можно было украсть. Жалкие остатки скота разбрелись сейчас по его просторам. Чтобы угнать коров с этого ранчо, надо прежде найти их и сбить в одно стадо. Это работа ковбоев, тяжелый труд, за который я не собираюсь браться.
Мои ребята не согласятся потеть и бегать за коровами по пастбищам!
– Сейчас на ранчо вдовы появился ковбой, наемный рабочий, он сделает за вас все, что нужно.
Дерек презрительно хмыкнул:
– Ковбой! Эта тощая ведьма не может позволить себе нанять приличного парня. У нее просто нет на это денег.
– Тем не менее она как-то рассчитывается с ним, – с кислой усмешкой заметила Селеста. Она завидовала вдове, думая, что та спит с Кэлом. – Этот ковбой сегодня утром привел троих приятелей, согласившихся поработать вместе с ним.
– У вдовы, похоже, ненасытный аппетит, – сказал Дерек, и Селеста рассмеялась, оценив его грубую шутку.
– В любом случае эта женщина уступает мне, – заявила она. – Даже не сомневайся в этом.
Дерек внимательно посмотрел на свою любовницу, как будто пытался прочитать ее тайные мысли.
– Что ты задумала? – тихо спросил он.
– Я хочу, чтобы ты угнал весь скот с ранчо «Скалистый Запад», – сказала Селеста. – Мы дадим ковбоям время собрать все поголовье в одно большое стадо. Ты со своими ребятами можешь мешать им, вставлять палки в колеса, но позволь этим парням довести дело до конца. А потом вы украдете скот и разорите тем самым ранчо.
– Но почему ты вдруг заинтересовалась этим хозяйством? – с недоумением спросил Дерек.
– Меня интересует не «Скалистый Запад», а работающий там ковбой, Кэл Стар. Это сын моего мужа. Он мешает мне, и я хочу, чтобы он как можно скорее убрался из города. Кэл не любит неприятностей, поэтому, если дела на ранчо пойдут из рук вон плохо, этот малый просто сбежит. Такой у него характер.
– Значит, этот парень – слабак?
– Да, хотя по его виду этого не скажешь.
– Похоже, ты положила на него глаз? – насмешливо спросил Дерек.
– Ну что ты, дорогой, – нежно заворковала она. – Мне никто, кроме тебя, не нужен. Так, значит, мы с тобой договорились? Ты выполнишь мою просьбу?
Бросив на нее испытующий взгляд, Дерек кивнул.
– Прекрасно! – радостно воскликнула Селеста. – Я знала, что могу рассчитывать на тебя. Ты еще ни разу не подвел меня, дорогой. А теперь, – продолжала она, понизив голос, – скажи, что я должна сделать, чтобы возбудить в тебе страсть? Я готова доставить тебе неземное наслаждение.
Рука Селесты скользнула вниз и легла на затвердевший член Дерека. Дрожь пробежала по ее телу.
Дерек не заставил себя долго ждать и с жадностью набросился на нее.
Остановив коня, Кэл окинул взглядом пастбище и, обернувшись, посмотрел на загон, который он со своими приятелями отремонтировал совсем недавно, наспех прибив к неровным кольям вперемежку старые и новые доски. Вид у загона был довольно неприглядный, но Кэл надеялся, что сколоченная ими ограда окажется надежной и сдержит напор телят, собранных для клеймения.
Ковбои решили сначала заняться небольшим стадом, которое Кэл во время объезда обнаружил у реки. В этот день они довольно поздно приступили к работе и поэтому спешили закончить все до наступления темноты. Кэл надеялся, что они успеют поставить клеймо на этой партии телят до заката.
Уинстон подбрасывал дрова в костер, в огне которого накалялись железные клейма. Кэл готов был побиться об заклад, что старик Симмонс давно уже не использовал их.
В последние годы жизни хозяин «Скалистого Запада», по всей видимости, отошел от дел, и хозяйство начало постепенно приходить в упадок. Кэл и не предполагал, что столкнется с такими трудностями. Работы на ранчо было непочатый край, и список неотложных дел рос с каждым днем, как снежный ком.
Неклейменых коров оказалось намного больше, чем ожидал Кэл. Он не сомневался, что этим обстоятельством уже успели воспользоваться воры и угнали с территории ранчо немало скота. Теперь уже его невозможно было вернуть законной владелице.
Поймав себя на том, что его так сильно тревожит судьба «Скалистого Запада», Кэл очень удивился. Он и не заметил, как стал принимать близко к сердцу заботы и тревоги Пруденс. Как могло такое случиться? Кэл приехал в родные края, чтобы поговорить с отцом и загладить свою вину перед близкими. Посетив «Техасскую звезду», он убедился, что одним разговором здесь не обойдешься, отцу нужны были не слова, а реальная помощь. Однако упрямый Бак не желал признавать это. И тогда Кэл решил доказать отцу, что нужен ему.
Да, отец и сын были необходимы друг другу. Кэл не сомневался в этом. Но зачем ему нужна упрямая, строптивая вдова? На этот вопрос Кэл не находил ответа. Вместо того чтобы решать собственные проблемы, он вынужден был выяснять отношения с этой вздорной женщиной. Кэл отгонял мысли о ней. Ему требовалось прежде всего найти выход из запутанной ситуации, вырвать отца из хищных коготков молодой жены. Во время последнего разговора отец снова сорвался на крик и набросился на него с обвинениями, что, казалось бы, должно было отбить у Кэла всякую охоту общаться с Баком. Однако он не хотел сдаваться.
Но Кэл не знал, как приступить к осуществлению своих планов, тем более что его голова была постоянно занята мыслями о Пруденс и Джереми. Кэл не мог забыть, как гордо восседала вдова на своей лошади в тот памятный день, когда они объезжали ее владения. Солнце сильно припекало, а она была одета в черное закрытое платье. И тем не менее никто так и не услышал от нее ни одной жалобы. Она проявила выдержку и стойкость. Пруденс не хотела признаваться, как ей тяжело скакать под палящим солнцем в этом наряде. Но несмотря на все ее мужество, Кэл заметил, что в ее глазах промелькнуло выражение боли и страха. Она храбрилась, боясь показаться слабой. На самом же деле Пруденс была хрупкой беззащитной женщиной. Кэлу хотелось обнять ее, прижать к груди и успокоить, сказав, что все будет хорошо. Он мечтал, что наступит день, когда Пруденс без боязни и настороженности посмотрит ему в глаза. Его руки, обнимавшие вдову на обратном пути, когда они скакали в одном седле, помнили тепло ее тела, и эти воспоминания будоражили его воображение. Когда она уснула, прильнув к нему, он ощутил ее крепкие ягодицы, а в руку ему уперлась ее упругая грудь. Разве мог Кэл забыть это? Пруденс была красивой молодой женщиной, и ее очарование не могла скрыть даже мешковатая одежда, которую она носила.
Она так спокойно лежала в его объятиях, когда он нес ее в дом. А потом он опустился на корточки у ее кровати и стал рассматривать ее милое нежное лицо. В полутьме спальни оно казалось таким беззащитным. О, если бы он тогда набрался смелости и…
Но Кэл запрещал себе думать об этом. Каждый раз, когда его мысли принимали опасный оборот, он гнал их прочь. Он внушал себе, что у него нет времени для общения с женщинами. Кэл приехал домой, чтобы уладить отношения с отцом и избавиться наконец от чувства вины, которое не давало ему покоя. Кроме того, он хотел узнать, кто и зачем послал ему это загадочное письмо, упомянув имя Бонни.
– Ты неважно выглядишь, приятель, – произнес Джош, остановившись рядом с Кэлом. – Скажи, что тебя беспокоит?
Голос старого ковбоя вывел Кэла из задумчивости, и он внимательно посмотрел на своего приятеля. Когда для работы на ранчо Пруденс понадобились люди, Кэл знал, к кому обратиться. Он ни минуты не сомневался в том, что Джош, Ларри и Уинстон примут его предложение. Итан Риме был неважным хозяином и не умел по достоинству ценить труд наемных рабочих. Настоящие ковбои не терпели, когда с ними плохо обращались. Кэл знал, что они решили уволиться и переехать на другое ранчо. Но покинуть родные места его приятели вряд ли смогли бы.
У них оставался единственный выход – пойти работать на ранчо «Скалистый Запад», где нужны были люди. Но без приглашения Кэла ковбои не предприняли бы столь решительный шаг. Они знали, что у вдовы Рейнолдс не было денег, чтобы заплатить им за нелегкий труд. Однако Кэл дал им слово, что вдова расплатится с ними, и они безоговорочно поверили ему.
– Тебе кажется, что я неважно выгляжу? – переспросил он Джоша. – Думаю, что если бы ты был на моем месте, приятель, то выглядел бы не лучше.
Джош усмехнулся:
– У тебя, конечно, есть веские причины утверждать это, Кэл, но я не буду расспрашивать тебя о них. В конце концов, это не мое дело.
Кэл нахмурился.
– Знаешь, Джош, – признался он, – я совсем запутался. Док Мэгги попросила меня помочь вдове Рейнолдс навести порядок на ранчо, и на следующий день я оказался здесь. Я сам не понимаю, почему стараюсь изо всех сил привести «Скалистый Запад» в божеский вид, хотя приехал в родные края вовсе не за этим. Я хотел только одного – уладить отношения с отцом.
Джош помрачнел.
– Да, дела на ранчо вдовы обстоят не лучшим образом. Но, думаю, навести здесь порядок тебе будет легче, чем найти общий язык с молодой женой твоего отца. А без ее помощи тебе не удастся помириться с Баком. Селеста – упрямая женщина, она будет до последнего стоять на своем.
– Я понял это, пообщавшись с ней.
– Она держит твоего отца в ежовых рукавицах.
– Он стар и серьезно болен.
– Она не принимает это во внимание.
– Что ты хочешь этим сказать? Джош пожал плечами:
– Я ничего не утверждаю, но мне кажется, чем слабее и беспомощнее становится твой отец, тем больше он старается угодить этой женщине… И ей это нравится.
– Значит, ты думаешь…
– Не делай поспешных выводов, Кэл, – перебил его Джош. – Ни у меня, ни у других ребят нет никаких улик против твоей мачехи. Мы просто не любим ее и поэтому, возможно, судим о ней предвзято. Я знаю только одно: «Техасская звезда» начала приходить в упадок после того, как твой отец женился на этой женщине, и Селесте наплевать на запущенное хозяйство. Ее не интересует судьба родового гнезда Старов.
– Но у отца есть средства, на которые он мог бы привести ранчо в порядок. Не понимаю, почему он не использует их. Если у него сейчас возникли проблемы с деньгами, он мог бы заложить часть стада и взять кредит.
– Не забывай, что воры нанесли хозяйству твоего отца ощутимый ущерб. Кроме того, на протяжении нескольких последних лет из-за болезней пало много скота. Мне кажется, что Бак после этих ударов судьбы до сих пор находится в растерянности и не знает, что делать.
– Но в таком случае он мог бы заложить землю.
– Он уже сделал это.
– Банкиры знают, что отец всегда исправно возвращает долги. «Техасская звезда» – самое крупное ранчо в округе, и ее владельцу можно доверять.
– Так было раньше, Кэл, но теперь ситуация изменилась. С точки зрения банкиров, твой отец находится в невыгодном положении. Он заложил землю, но так и не сумел навести порядок в своем хозяйстве: он заболел, и теперь его дела идут из рук вон плохо. Даже если бы Бак захотел сейчас нанять рабочих, он вряд ли сумел бы достать для этого деньги. А задаром никто из ковбоев не будет работать на него.
– Раньше отец нашел бы способ преодолеть все эти трудности.
– Я уже говорил, твой отец теперь не тот, что прежде. У Кэла стало тяжело на душе.
– Мне нужно поговорить с ним, – решительно заявил он. – Я хочу открыть ему глаза на положение дел…
– А что это даст? – перебил его Джош. – Ты же все равно работаешь сейчас на другом ранчо. Твоему отцу нужны не советы, а реальная помощь, Кэл.
– Ты не знаешь главного. Когда я устраивался сюда, я сразу сказал вдове, что рассматриваю работу у нее как временную. Как только она найдет ковбоев, которые смогут заменить меня, я уйду.
– Ты действительно так сказал ей, Кэл?
– Да.
– Неужели ты думаешь, что кто-нибудь способен заменить тебя?
– Я надеюсь на это. И мне кажется, что ты вполне мог бы, если бы, конечно, захотел, работать здесь.
– А-а, вот на что ты рассчитываешь!
– Да, Джош, ты правильно понял, я рассчитываю на тебя, – сказал Кэл и, помолчав, добавил: – Не обижайся, приятель, не думай, что я заманил тебя в ловушку. Я бы сам с удовольствием остался здесь, Пруденс – неплохая женщина, поверь мне. Да, конечно, у нее, как и у всех нас, есть недостатки. Пруденс упряма, строптива и постоянно пытается всем доказать, что она здесь хозяйка, хотя не может отличить коровы от вола. С ней порой бывает трудно ладить, но я стараюсь обуздать ее вздорный нрав. Как бы то ни было, но придет время, когда мне придется вернуться на ранчо отца. Я ведь приехал в родные края, чтобы помириться с ним. А пока мы будем работать вместе.
– Думаю, ты еще не скоро сможешь покинуть это ранчо, Кэл. Не бросишь же ты вдову в беде сейчас, когда воры совсем распоясались. Мне с ребятами трудно будет уберечь от них скот.
– Ты прав, но шериф Картер должен в ближайшее время принять решительные меры, чтобы восстановить порядок в нашей округе. Надеюсь, он приструнит воров.
– Поживем – увидим.
Уинстон помахал рукой приятелям, подав знак, что клейма готовы, и их разговор прервался. Кэл взглянул на солнце. В их распоряжении оставалось всего лишь несколько часов. Этого времени должно было хватить на то, чтобы поставить клейма на телятах, которых уже собрали в загоне. Но это было всего лишь начало. Завтра их ждал новый тяжелый день.
Спешившись у загона, Джош и Кэл направились к жалобно мычавшим телятам. Ларри набросил веревку на одного из них, и Кэл, перепрыгнув через ограду, схватил животное за задние ноги. Джош последовал примеру Кэла. Они повалили теленка на бок, и подоспевший Уинстон прижал раскаленное железо к телу животного.
От железного клейма пошел дым, и в воздухе запахло паленой шерстью. У Кэла заслезились глаза от смрада. Сжав зубы, Кэл ждал, когда Уинстон подаст знак отпустить теленка. Наконец Уинстон кивнул, и Кэл с Джошем отступили назад. Теленок тут же вскочил на ноги. Кэл вытер тыльной стороной ладони пот со лба.
– Мама, ты видела? – услышал он восторженный детский голос за своей спиной. – Кэл одной левой завалил быка! Вот это силач!
Повернувшись, Кэл увидел сидевших верхом на лошадях Пруденс и Джереми. Они остановились неподалеку и внимательно наблюдали за тем, что происходило в загоне. Спешившись, Пруденс решительным шагом направилась к мужчинам. Кэл изумился, заметив, что на вдове была одежда, которую он купил для нее в городе. Придя в себя, он тихо чертыхнулся. Кэл понял, что совершил непростительную ошибку. В этом наряде Пруденс выглядела слишком привлекательной. Кэл не мог отвести от нее восхищенного взгляда. Мужская одежда – широкие штаны и свободная рубашка – не могли скрыть соблазнительных форм ее тела. У Пруденс были длинные стройные ноги, высокая грудь, подрагивавшая в такт ее шагам, и узкая талия, перехваченная поясом. Ее черные как смоль волосы были заплетены в толстую косу, голову покрывала широкополая шляпа, а на ногах красовались короткие сапожки для верховой езды. В этой одежде Пруденс больше не походила на хворую грустную ворону и не казалась худой. Приятели Кэла тоже были поражены тем, как преобразилась вдова, и, открыв рты от изумления, во все глаза глядели на нее. Пытаясь скрыть свое восхищение, Кэл нахмурился.
– Что вы здесь делаете? – недовольным тоном спросил он.
– А вы как думаете? – Пруденс усмехнулась. – Я приехала, чтобы понаблюдать за процессом клеймения.
«Понаблюдать за процессом клеймения»… Кэл заметил, что Джош старательно прячет улыбку. Манера вдовы изъясняться действительно вызывала смех.
– Вы хотите сказать, что контролируете нас?
– Нет, я вовсе не собиралась этого делать.
– В таком случае вам здесь не место, – жестким тоном заявил Кэл. – Вы зря теряете время. Если бы вы остались дома, то наверняка принесли бы больше пользы.
Пруденс насупилась.
– Простите, Кэл, – сказала она, – но это мое ранчо, и я имею право ехать, куда захочу.
– Но вам нет никакой необходимости находиться сейчас здесь, мы с ребятами и без вас прекрасно справимся с работой.
– Мы в этом не сомневаемся, Кэл, – вмешался в разговор Джереми, – но нам хочется посмотреть, как клеймят телят. Мама должна научиться хорошо разбираться в том, как вести дела на ранчо. Пусть набирается опыта!
– Джереми, замолчи… – одернула его Пруденс.
– Мама говорит, – продолжал мальчик, не обращая внимания на ее слова, – что теперь будет каждый день выезжать на работу с вами и другими ковбоями. И в конце концов она научится вести хозяйство, как заправский фермер!
– Джереми! – снова попыталась остановить его Пруденс, покраснев от смущения.
Ничего не сказав, Кэл повернулся к своим приятелям и знаком приказал Ларри продолжать. Ларри набросил веревку на второго теленка, и Кэл, подняв животное, повалил его на бок. Джош перехватил передние ноги теленка.
– Кэл очень сильный, правда, мама? – услышал он за спиной голос Джереми. – С ним никто не может сравниться! Как ты думаешь, а я когда-нибудь смогу поднимать бычков и заваливать их на бок?
Пруденс ничего не ответила.
От едкого запаха паленой шерсти у Кэла снова заслезились глаза.
– Мама, как ты считаешь, я стану когда-нибудь таким же сильным, как Кэл? – продолжал допытываться мальчик.
– Конечно, милый… – наконец произнесла Пруденс. – Если захочешь, ты станешь очень сильным и выносливым, когда вырастешь. Все в твоих руках.
– А вот ты не сможешь стать такой, мама. Потому что ты женщина.
Кэл поднял глаза и встретился взглядом с Пруденс. Дрожь пробежала по его телу. Да, Пруденс была до мозга костей женщиной, причем чертовски привлекательной…
Пруденс поставила на обеденный стол кастрюлю с горячим тушеным мясом и, стараясь не смотреть на мужчин, вернулась на кухню за печеньем, маслом и драгоценной банкой клубничного варенья, которое она привезла сюда из дома. На плите стоял кофейник с ароматным кофе, а на десерт ковбоев ожидал вкусный пирог.
Как только Пруденс, скромно потупив взор, села за стол, мужчины приступили кеде. Сегодня она впервые подала ужин ковбоям, которых нанял Кэл для работы на ее ранчо. Пруденс сама не понимала, почему так сильно нервничает и смущается. Возможно, виной всему был резкий тон Кэла, которым он разговаривал с ней на пастбище у загона. Он был явно недоволен тем, что Пруденс наблюдает за их работой. Ее обидело то, что Джереми постоянно занимал сторону Кэла и во всем поддерживал его. Похоже, ее сын и бригадир ковбоев нашли общий язык. К концу дня Пруденс почувствовала себя лишней на пастбище. Приехав домой, она постаралась приготовить вкусный ужин, чтобы вернуть расположение мужчин.
– Отличное мясо, мэм! – воскликнул Джош.
– Да, говядина удалась вам на славу, – поддержал его Ларри.
– Давненько я так вкусно не ел, – заявил Уинстон. Зардевшись от удовольствия, Пруденс застенчиво улыбнулась мужчинам. Ей были приятны их похвалы.
– Это правда, мама, – сказал Джереми и обратился к ковбоям, с которыми уже успел сдружиться: – Вы еще не пробовали пирог. Моя мама готовит его так, что пальчики оближешь! У нее особый рецепт. Она, может быть, ничего не смыслит в фермерском деле, но в кулинарии – настоящий мастер!
Мужчины согласились с мальчиком, но, несмотря на их теплые слова, Пруденс все еще чувствовала себя скованно и сидела, не смея поднять глаза.
И только когда ужин был закончен и ковбои вышли из дома, Пруденс вздохнула с облегчением. Убрав со стола, она начала мыть посуду и тут услышала за спиной чьи-то шаги. Обернувшись, Пруденс увидела Кэла. Он подошел так близко, что она смогла разглядеть темные пятнышки на светло-карей радужке его глаз.
– Нам надо поговорить, – заявил он. – Мне кажется, сейчас самое подходящее время для того, чтобы обсудить кое-какие вопросы, связанные с работой.
– Я сейчас не в настроении, Кэл. Мне бы не хотелось снова спорить и ссориться с вами.
– Думаю, на этот раз мы не будем ссориться.
– Вы уверены?
– Я бы хотел, чтобы вы с Джереми завтра съездили в город и сделали несколько покупок. Нам с ребятами для дальнейшей работы необходимы кое-какие средства и материалы.
Пруденс внимательно посмотрела на своего собеседника.
– Вам действительно нужны эти материалы или вы просто хотите, чтобы я уехала с ранчо и не мешала вам работать?
– Вы мне не мешаете.
– Неправда.
– Я же сказал, что нет.
– Почему же тогда сегодня на пастбище вы с огромной неохотой, сквозь зубы отвечали на мои вопросы?
– Возможно, потому, что их было слишком много.
– Значит, я все-таки мешала вам.
– Нет, мне мешали не вы, а ваши вопросы, черт побери!
– Кэл…
– Послушайте, Пруденс, – перебил он ее, придвинувшись еще ближе, – я понимаю, зачем вы приехали сегодня на пастбище. Вам надо осваивать фермерское дело. Для этого есть два пути… Наблюдать за нашей работой и задавать вопросы. Так вот, я советую вам выбрать первый путь, а про второй забудьте. Ваши вопросы раздражают нас и отвлекают от дела.
Он стоял так близко, что Пруденс ощущала исходившее от его тела тепло. Она чувствовала дразнящий запах душистого мыла, которым он пользовался, приводя себя в порядок перед ужином. Пруденс неудержимо влекло к этому мужчине…
– Пруденс, вы меня слышите?
Она кивнула, с трудом справившись с охватившим ее волнением.
– Хорошо, – промолвила Пруденс, стараясь не выдать обуревавших ее чувств. – Я постараюсь больше не мешать вам.
– И еще я хотел бы попросить вас носить более подобающую одежду.
– Что? – изумилась Пруденс.
– Эта одежда не годится…
Пруденс растерянно посмотрела на свои мешковатые штаны и рубашку.
– Но ведь вы сами купили ее для меня!
– Да, но я не предполагал, что вы будете выглядеть в ней столь вызывающе. Вы не должны забывать, что вокруг вас мужчины.
– Вы хотите сказать, что моя одежда вызывает у ваших приятелей смех?
– Нет, дело не в этом.
– А в чем?
Кэл промолчал, и Пруденс вдруг ахнула, догадавшись, что он имел в виду.
– Вы намекаете на то, что я выгляжу непристойно?!
– Я всего лишь хотел сказать, что такая женщина, как вы, должна быть осторожна в выборе одежды.
– Что значит «такая женщина, как я»? – нахмурившись, спросила Пруденс.
– Молодая и красивая.
– Я некрасива!
– С чего вы взяли?
– Я… я – вдова!
Кэл взглянул ей в глаза, и у Пруденс перехватило дыхание. Она едва сдерживала бившую ее дрожь. Но тут Кэл, потупив взор, полез в карман и, достав сложенный листок бумаги, протянул его Пруденс.
– Это список того, что нам может понадобиться в ближайшее время. Если вы все это купите, мы не будем сидеть без дела.
Пруденс просмотрела список. Проволока, гвозди, мазь для лошадей, средство против насекомых…
– Когда будете в городе, – посоветовал Кэл, снова взглянув на нее, – пополните свои запасы продуктов. Мои парни удивительно прожорливы, они через пару дней опустошат вашу кладовую.
Пруденс видела, что Кэл тоже охвачен волнением. Он учащенно дышал, не сводя глаз с ее лица. Пруденс кивнула, чувствуя, как у нее трепещет сердце.
– И не забудьте переодеться, – добавил он. – Но я…
– Делайте, что я вам говорю! – сердито воскликнул он и, отступив от нее, добавил: – Завтра мы отправляемся на пастбища на рассвете.
Пруденс снова кивнула. Кэл направился к двери. Не в силах произнести ни слова, она молча проводила его взглядом.
Выйдя во двор, Кэл двинулся к сараю. Вокруг царил ночной покой, но на душе Кэла было тревожно. Он бежал от Пруденс, словно трусливый заяц, и, только оказавшись на улице, наконец перевел дыхание.
Позади был длинный трудный день. Ставить клейма было непростым делом. К тому же присутствие Пруденс на пастбище отняло у него много душевных сил. А сейчас на кухне Кэл едва не поддался ее чарам. Еще мгновение, и он заключил бы вдову в объятия.
И это было бы непростительной ошибкой, о которой они оба потом сильно пожалели бы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Техасская звезда - Барбьери Элейн

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Эпилог

Ваши комментарии
к роману Техасская звезда - Барбьери Элейн



Вначале когда читаешь интересно, а конца нет:(. Жаль потраченного времени, вчера допоздна сидела и читала, очень хотелось узнать, что же в конце будет, а осталось ощущение недосказанности и невозможно от него избавиться. Лучше бы не читала.
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнАня
10.03.2012, 4.55





Согласна с Аней - конца у романа нет.Прочитано как-будто половина книги.
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнСветлана
30.08.2012, 15.50





Согласна спредыдущими коментариями в этой книгине хвает конца, что же будет с остальными героями, да и самим ранчо?
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнТатьяна
16.10.2012, 23.37





продолжения книги читать надо "звезда любви" и все будет Понятно
Техасская звезда - Барбьери Элейнгуля
20.12.2012, 13.21





ну!ну!прочитала!и поверьте мне что вместо недосказанности появилось недоумение!!!))))))))))))где конец?))))
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнЕкатерина
29.01.2013, 21.05





Это первая книга в серии, читайте и вторую. По мне так слишком много врагов.
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнКэт
7.04.2013, 16.58





Очень интересный сюжет , но как уже говорилось, нет конца. Буду надеяться , что все раскроется в второй книге этой серрии...
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнМилена
10.04.2013, 10.53





Мне понравился этот роман. Буду читать продолжение- Звезда любви.
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнТатьяна
17.12.2014, 16.09





М-да, бывают же такие болваны! Читая книгу я громко возмущалась очевидной и не проходимой тупости папаши главного героя, да не весёлая вдовушка изрядно раздражала своим ослиным упрямством. А у этого безобразия ещё и продолжение есть.
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнОльга К
14.08.2015, 2.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100