Читать онлайн Техасская звезда, автора - Барбьери Элейн, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Техасская звезда - Барбьери Элейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.07 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Техасская звезда - Барбьери Элейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Техасская звезда - Барбьери Элейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барбьери Элейн

Техасская звезда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Жилой дом на ранчо «Техасская звезда» уже давно скрылся из виду, а Кэл все никак не мог успокоиться после разговора с отцом. Обвинение в гибели Бонни было впервые брошено ему девять лет назад, но Кэл до сих пор помнил, какая острая боль пронзила в тот момент его сердце. Когда Милли Акерман бежала сломя голову по улице, выкрикивая имя Бонни, Кэл не сразу понял, в чем дело. А увидев маленький трупик сестры, он не поверил своим глазам. Но потом, когда до сознания Кэла дошло, что все кончено и уже ничего не исправишь, его охватило отчаяние.
Кэл до сих пор остро переживал потерю сестры и надеялся, что, после того как он побывает на могиле Бонни, ему станет легче.
Остановив лошадь у ограды маленького кладбища, залитого лучами предзакатного солнца, Кэл спешился и подошел к двум могилам, где покоились его мать и Бонни. Территория кладбища была запущена и поросла сорняками, надгробия покрылись мхом, надписи на них почти истерлись.
Кэл понял, что за могилами в течение многих лет никто не ухаживал. Это неприятно поразило его. Несмотря на общую разруху, царившую на ранчо, Кэл не ожидал, что отец забросит могилы близких и перестанет посещать фамильное кладбище. Бак как будто вычеркнул из своей памяти жену и дочь.
Опустившись на корточки, Кэл начал яростно вырывать сорняки. Через полчаса он полностью очистил надгробия от травы и немного успокоился. Кэл был взрослым человеком и умел владеть своими эмоциями. Он знал, что у прошлого была своя правда, и не собирался ее оспаривать. Кэл признавал свою вину перед близкими. Он обманул ожидания матери, не сумев уберечь сестру от опасности, а потом предал память о них, убежав из дома. Но на земле не существовало такого места, где бы он мог скрыться от прошлого. Оно повсюду настигало его. Письмо без подписи, полученное им в забытом Богом уголке заснеженного Вайоминга, помогло Кэлу осознать простую истину: чтобы иметь силы двигаться вперед, необходимо вернуться назад.
Не сводя глаз с одиноких могил, Кэл поклялся, что отныне будет верно хранить память о похороненных здесь людях и исполнит свой долг до конца. Он больше не подведет мать и сестру. Кэл наконец вернулся домой после долгих странствий по свету и теперь был намерен возродить ранчо «Техасская звезда», которым всегда гордилась его мать. Он во что бы то ни стало наведет здесь образцовый порядок и сделает все, чтобы земля, в которой покоился прах его матери и сестры, всегда принадлежала их роду.
Вздохнув, Кэл взглянул на закатное небо, окрашенное в золотисто-розовые тона. Надвигались сумерки. Пора было ехать в Лоуэлл, где Кэл надеялся найти ответы на волнующие его вопросы. Как только он наведет все необходимые справки, он сразу же вернется на ранчо.
Кэл улыбнулся, вспомнив милые лица матери и сестры, и к его горлу подкатил комок. Легонько коснувшись полей своей шляпы, он мысленно попрощался с ними и направился к лошади. «Я обязательно вернусь», – твердил он, садясь в седло.
Из сарая доносилось громкое мычание. Пруденс понимала, что ей надо что-то делать.
– Мама, Лулу мычит! – сообщил ей Джереми. – Ее надо подоить.
– Я знаю, дорогой.
Пруденс невольно улыбнулась, заметив, что мальчик беспокоится о корове. Она прекрасно знала, что вымя Лулу наполнено молоком и ее пора доить, но тянула время, боясь приближаться к животному.
– В этом нет ничего сложного, мама, – заявил Джереми. – Я несколько раз видел, как Джек доит коров. Надо только потянуть за соски, и молоко само потечет в ведро.
– Да, конечно, дорогой, ты совершенно прав.
Взяв ведро, стоявшее у кухонной двери, Пруденс вышла во двор. Джереми следовал за ней по пятам. Доение коровы было всего лишь одним видом хозяйственных работ, которые прежде выполнял Джек. А теперь всем этим должна была заниматься Пруденс, и она сильно сомневалась, что справится со своими обязанностями.
Зная, что Джереми наблюдает за ней, Пруденс старалась держаться уверенно, скрывая свою растерянность. Она не собиралась покупать дойную корову, но Джек на прошлой неделе убедил ее в том, что это необходимо сделать. По его словам, Лулу была рекордсменкой по надоям. Джек говорил, что на ранчо никогда не будет недостатка в свежем молоке, и хвастался, что ему удалось уговорить продавца сбавить цену. На каждом ранчо должна быть корова, дающая молоко, заявил он, без этого не может существовать ни одно хозяйство. Пруденс была слишком неопытна и наивна, ей даже в голову не приходило, что Джек мог руководствоваться собственными корыстными интересами, что он просто хотел нагреть руки на этой сделке. В конце концов она поддалась на его уговоры и, поскольку у нее не было денег, решила взять кредит в банке, как это делали все владельцы ранчо, рассчитывая погасить долг после продажи части своего скота. Однако это был уже далеко не первый ее кредит. Пруденс и не заметила, как задолжала банку огромную сумму.
Вот так неделю назад на подворье ранчо появилась корова. За это время Пруденс не успела научиться доить. Она не знала, с какой стороны подходить к Лулу. Впрочем, это была не единственная проблема, с которой столкнулась молодая вдова на своей ферме. Пруденс понятия не имела, как ухаживать за лошадьми, она забывала вовремя покормить цыплят. Петух клевал нерадивую хозяйку за пятки, когда она проходила по двору. Но больше всего ее беспокоило то, что стадо, пасущееся на просторах ее ранчо «Скалистый Запад», с каждым днем тает на глазах.
Но несмотря ни на что, Пруденс старалась убедить себя, что у них с Джереми все будет в порядке.
Переступив порог сарая, она остановилась, увидев, что Лулу повернула голову и настороженно смотрит на нее.
– Мама, поставь скамеечку сбоку у задних ног Лулу, – распорядился Джереми. – Только будь осторожна, она может лягнуть тебя!
Кивнув, Пруденс сделала так, как сказал ей сын, и села на скамеечку.
– А теперь подставь ведерко под вымя, – продолжал Джереми руководить действиями матери, – и подергай за соски. Вот увидишь, из них сразу потечет молоко.
Стиснув зубы, Пруденс дернула за тугие коровьи соски, однако ее усилия не увенчались успехом. Она повторила свою попытку, но снова безрезультатно.
– Мне кажется, мама, – вздохнув, заметил мальчик, – что ты неправильно дергаешь.
Закусив губу, Пруденс сильнее потянула за соски, но тут корова брыкнула, угодив копытом в ведро, и оно с грохотом отлетело в сторону.
Джереми сочувственно улыбнулся:
– Я же говорил тебе, что она лягается.
– Может быть, ты сам попробуешь подоить ее, Джереми? – подняв ведро, спросила Пруденс. – Мне кажется, Лулу не любит меня, а ты с ней отлично ладишь!
– Нет, мама, у меня ничего не выйдет, – заявил мальчик. – Джек сказал, что корове не понравятся мои прикосновения. По его словам, все существа женского пола, в том числе и Лулу, обожают сильные мужские руки, особенно если мужчина знает кое-какие секреты.
Пруденс рассвирепела. Она дала себе слово придушить Джека Грейта, если снова встретит его.
– Что с тобой, мама? – спросил Джереми. – Почему ты нахмурилась?
– Все в порядке, сынок, я все-таки постараюсь справиться со своей задачей, – пробормотала она. – Хотя мои руки не назовешь большими и сильными, думаю, Лулу будет рада избавиться от молока, которым наполнено ее вымя.
Но как только Пруденс снова прикоснулась к соскам Лулу, раздраженная корова ударила копытом по пустому ведру и перевернула его. Пруденс испуганно ахнула, от напряжения на ее лбу выступили капельки пота. «Неужели мне так и не удастся подоить корову?» – с отчаянием думала она.
Когда Кэл выехал за пределы владений отца, уже смеркалось. Через полчаса небо заволокли тучи и стало совсем темно.
Из головы Кэла не выходил разговор с отцом. Перебирая в памяти все, что Бак сказал ему, он морщился от досады. Впрочем, другого приема Кэл и не ожидал. Он никогда не тешил себя надеждами на то, что Бак радушно встретит его, пригласит войти в дом и предложит поужинать. Нет, Кэла и Бака всегда разделяла пропасть, которая за последние девять лет стала вше глубже. Правда, Кэл не думал, что отец отнесется к нему с открытой враждебностью. Из-за этого он когда-то уехал из дома, а теперь, вернувшись, понял, что Бак все так же сильно ненавидит его. Кэла поразили перемены, произошедшие с отцом и ранчо. Бак сильно сдал, а «Техасская звезда» переживала не лучшие времена.
Об упадке и разорении некогда образцового хозяйства свидетельствовало множество примет. Вспоминая встречу с отцом, Кэл отметил про себя, что во дворе усадьбы не царило обычное оживление. Это было очень странно. Кэл не видел ни лошадей, ни нанятых рабочих. Похоже, Бак был единственным обитателем «Техасской звезды».
Кэл задавался вопросом, почему на крыльцо не вышла молодая жена отца. Неужели ей было безразлично, с кем разговаривает ее муж?
Громкое протяжное мычание вывело Кэла из задумчивости. Прислушавшись, Кэл понял, что оно доносится со стороны ранчо «Скалистый Запад». Корова жалобно мычала, требуя, чтобы ее подоили. Ни один уважающий себя фермер не довел бы животное до такого состояния. Кэл озабоченно нахмурился. Может быть, со стариком Симмонсом что-то случилось? Он был уже в преклонных годах и вполне мог серьезно заболеть. Симмонс, закоренелый холостяк, был довольно странным человеком, но он всегда хорошо относился к Кэлу и его брату. Как-то владелец ранчо «Скалистый Запад» подарил Тейлору щенка. Восьмилетний Тейлор пришел в восторг от этого подарка. В знак признательности мать мальчиков послала соседу пирог с орехами, и Кэл, отвозивший это угощение, до сих пор помнил, как растрогался Симмонс.
Корова продолжала громко мычать, и лицо Кэла помрачнело. Симмонс, наверное, превратился за эти годы в совсем дряхлого старика. Он, конечно, уже не мог справиться с хозяйством, иначе никогда не позволил бы бедному животному так мучиться…
И тут прогремел ружейный выстрел. Пришпорив коня, Кэл без колебаний поскакал к ранчо «Скалистый Запад»:
– Ты промахнулась, мама! – воскликнул Джереми.
Встав с земли и отряхнув юбку, Пруденс подняла тяжелый дробовик. Из сарая все еще доносилось гром-кое мычание Лулу.
Пруденс чуть ли не обрадовалась, когда четверть часа назад Джереми сообщил ей, что к ним на ранчо залетел ястреб. Теперь она могла хотя бы на время отвлечься от своих неудачных попыток подоить злосчастную корову. Правда, ястреб уже успел заклевать несколько куриц. Пруденс было до слез жаль их, тем более, что на подворье оставалось очень мало домашней птицы.
Услышав крики сына, Пруденс схватила заряженный дробовик, который Джек держал в сарае, и выбежала на улицу. Ее не смущало то, что у нее мало опыта в обращении с огнестрельным оружием. В конце концов, рассудила Пруденс, она сумеет прицелиться и нажать на курок, в этом не было ничего сложного. Однако женщина не приняла в расчет сильную отдачу дробовика. Выстрелив, она почувствовала такой резкий толчок в плечо, что не устояла на ногах и упала на землю, выронив из рук ружье. К тому же оказалось, что она промахнулась.
Хотя она и не попала в ястреба, ей все-таки удалось напугать пернатого хищника. Он улетел, оставив в покое ее кур. Пруденс радовало, что у нее хоть что-то получилось сегодня. Повернувшись к сараю, она уже хотела снова вернуться к Лулу, но тут до ее слуха донесся стук копыт. К ранчо приближался всадник.
Через несколько секунд он уже въезжал во двор. Схватив сына за руку, Пруденс загородила ребенка собой. Незнакомец осадил свою пофыркивающую лошадь и, посмотрев на вдову, перевел взгляд на сарай, в котором продолжала жалобно мычать Лулу.
У Пруденс перехватило дыхание от страха. Сидевший в седле широкоплечий мужчина показался ей невероятно высоким и сильным. Натянув поводья крепкими мускулистыми руками, он всадил шпоры в бока норовистого жеребца, заставляя того стоять смирно. Его обветренное лицо с резковатыми чертами было смуглым от загара, из-под полей надвинутой на лоб шляпы на Пруденс смотрели золотисто-карие проницательные глаза. У нее было такое чувство, что этот человек видит ее насквозь. Дрожь пробежала по телу Пруденс. Вскинув дробовик, она прицелилась в незнакомца.
«Черт подери, опять эта вдова!» – подумал Кэл, с досадой глядя на Пруденс, которая держала его под прицелом.
Теперь он мог хорошо рассмотреть ее. Молодая вдова была высокой и худощавой. «Худая как щепка», – вспомнил он слова болтливого ковбоя. Действительно, в мешковатом черном платье Пруденс походила на щепку. Впрочем, сейчас, когда она сняла ужасную широкополую шляпу с вуалью, в которой Кэл видел ее в салуне, оказалось, что она очень недурна собой. У Пруденс было миловидное лицо с тонкими чертами, которое, правда, портило суровое выражение. Палец Пруденс лежал на курке, и Кэлу вдруг стало не по себе. Сегодня днем у него была возможность убедиться в том, что вдова обладала твердым и решительным характером, так что она вполне могла выстрелить. Кэл не хотел искушать судьбу.
– Уберите ружье, мэм, – быстро произнес он, – я прибыл сюда с самыми добрыми намерениями. Проезжая мимо этого ранчо, я услышал надрывное мычание коровы и решил, что со стариком Симмонсом что-то случилось. Если бы он был в полном здравии, то не допустил бы, чтобы бедное животное так мучилось. А потом раздался выстрел, и я не раздумывая поспешил сюда.
– Это я стреляла в ястреба, – сказала Пруденс. – А что касается мистера Симмонса, то он не так давно умер. Это ранчо перешло ко мне по наследству.
– Ах, вон оно что! Значит, я был прав. Если бы старик был жив, он обязательно позаботился бы о бедной скотине.
Бросив на Кэла обиженный взгляд, вдова опустила дробовик и поправила свои черные как смоль волосы.
– Что вы хотите этим сказать? – не сводя с него чистых серых глаз, спросила она. – Вы намекаете на то, что я…
– Я хочу сказать, мэм, только одно, – перебил ее Кэл. – Корову необходимо доить.
– Я прекрасно знаю, что ее надо доить! – вспыхнув до корней волос, воскликнула Пруденс. – Меня оскорбляет ваш намек на то, что я жестоко обхожусь с бедным животным.
– Я этого не говорил. Думаю, вы просто слишком небрежно относитесь к своим обязанностям.
– К вашему сведению, я пыталась ее доить, – вскинув голову, заявила Пруденс. – Но она не слушается меня. Эта корова не желает давать молоко. Она лягается!
«Эта дурочка ничего не смыслит в фермерском деле! Ей в хозяйстве необходим крепкий мужик, а она не желает этого понимать!» – вспомнил Кэл слова хвастливого ковбоя.
Кэл чувствовал, что ему следует, не теряя попусту времени, поворотить коня и ускакать прочь из этой усадьбы. Пусть эта женщина сама разбирается со своими проблемами. Но почему-то он не трогался с места.
– В любом случае, мэм, эту корову необходимо срочно подоить, – повторил он.
Пруденс хотела было что-то сказать, но в этот момент из-за ее спины выглянул Джереми.
– Мы не нуждаемся в ваших советах! – крикнул мальчик.
– Джереми! – одернула его мать.
– Мне не нравится этот человек, мама, скажи, чтобы он уехал.
– Я сама разберусь, сынок, не надо вмешиваться в наш разговор.
Кэл узнал мальчугана, который стрелял в него в городе из рогатки.
– Теперь я вижу, что зря заехал сюда, мэм, – сказал Кэл. – Я без сожаления покину ваше ранчо.
– Сделайте одолжение.
Корова снова громко надрывно замычала.
– Прежде чем уехать, я должен предупредить вас, мэм, промолвил Кэл, – что если долго корову не доить, у нее начнется жар и она заболеет и погибнет.
– Моя мама не нуждается в ваших предостережениях! – снова выкрикнул Джереми. – У нее все получится, если она еще немного потренируется!
«О Боже, что он несет, – подумал Кэл, глядя на ребенка. – «Потренируется»! Что за глупость?»
Корова не умолкала ни на секунду. Кэл решительно спешился. Пруденс вскинула ружье и снова навела его на ковбоя.
– Что вы делаете? – настороженно спросила она.
– Иду доить корову.
– Я уже сказал, что моя мама не нуждается… – начал мальчик, но Пруденс перебила его:
– Джереми! – сердито воскликнула она.
Кэл направился к сараю. Пруденс засеменила вслед за ним.
– Я прошу вас, не вмешивайтесь не в свое дело, – на ходу говорила она, пытаясь остановить Кэла. – У меня есть наемный рабочий, он подоит Лулу, как только вернется на ранчо. Он должен быть здесь с минуты на минуту.
– Но Джек… – пробормотал Джереми и осекся, поймав на себе строгий взгляд матери.
Войдя в сарай, Кэл внимательно посмотрел на тугое вымя Лулу, подставил ведро и сел на скамеечку.
– Спокойно, Лулу, – приговаривал он, – не бойся меня. Через секунду молоко потекло в ведро. Кэл вздохнул с облегчением. Его помощь подоспела вовремя.
Вдова с сыном стояли у Кэла за спиной, наблюдая, как ритмично работают его руки. В тишине сарая было хорошо слышно, как струи молока с грохотом бьют в дно ведра.
– Ты видишь, мама, Джек был прав, – заметил Джереми. – Все существа женского пола, в том числе и Лулу, обожают сильные мужские руки, особенно если мужчина знает кое-какие секреты.
Вдова смутилась, услышав эти слова сына. Через несколько минут Кэл встал и протянул ей полное молока ведро.
– Да, мэм, все дело в руках, – не удержавшись, сказал он.
Пруденс нахмурилась, не желая воспринимать его замечание как безобидную шутку.
– По всей видимости, я должна поблагодарить вас, – промолвила она. – Но, честно говоря, я не нуждалась в вашей помощи. Джек справился бы с этой работой. Он вот-вот вернется из города.
– Этот человек знает, что Джек не вернется, мама, – заявил мальчик. – Он был в салуне и слышал, как ты сказала, что уволила Джека.
Пруденс растерялась.
– Скажи ему, чтобы он убирался отсюда, – продолжал Джереми. – Чего он тут стоит? Нам с тобой никто не нужен. Пусть проваливает!
– Джереми, нельзя так говорить…
Кэл молча направился к лошади. Он был сыт по горло общением с этими неблагодарными людьми.
– Подождите, мистер… – хотела окликнуть его вдова, но замолчала, только сейчас осознав, что не знает имени и фамилии человека, выручившего ее из беды.
Остановившись, Кэл неохотно повернулся к ней.
– Я не знаю, как вас зовут, – смущенно промолвила Пруденс.
– Стар. Кэл Стар.
Вдова не стала представляться ему.
– Я хочу заплатить вам за оказанную услугу, мистер Стар, – надменным тоном сказала она.
– Спасибо, не надо.
– И все же я прошу, чтобы вы взяли деньги за свою работу.
– Я же сказал, что мне не нужны ваши деньги.
– Я настаиваю, мистер Стар. Я не люблю быть в долгу.
– Вы не хотите чувствовать себя обязанной, мэм? Не беспокойтесь, я не собираюсь взыскивать с вас по счетам. Как говорится, себе дороже.
Кэл был раздражен ее неуступчивостью.
Кровь прилила к лицу Пруденс, ее губы задрожали от гнева. В глубине души она понимала, что заслужила упрек со стороны Кэла, однако это только подливало масла в огонь. Пруденс всегда отличалась упрямством и настойчивостью, но этот человек сумел дать ей достойный отпор.
Не зная, что сказать, Пруденс повернулась и с гордым видом направилась к дому. Кэл сел на лошадь, но не успел он проехать нескольких ярдов, как повторилась старая история. В его шляпу ударился камушек, и она надвинулась Кэлу на глаза. Сжав зубы, он поправил головной убор и обернулся. Джереми моментально спрятал рогатку в карман и вприпрыжку побежал за матерью. Кэл проводил их сердитым взглядом. Да, действительно, связываться с этой парочкой было себе дороже…
– Бак, дорогой, ты совсем ничего не ешь.
Ясные голубые глаза Селесты внимательно смотрели на мужа, на ее красивом лице застыло выражение озабоченности. Супруги сидели в столовой усадебного дома, куда когда-то по вечерам после трудового дня приходили наемные рабочие, чтобы поужинать вместе с хозяевами ранчо. Сразу же после свадьбы Селеста положила конец этой традиции. Она не допускала ни малейшей фамильярности со стороны рабочих. По ее глубокому убеждению, они должны были знать свое место. Селеста, гордившаяся тем, что она родом из Нового Орлеана, не желала общаться с простолюдинами. Кроме того, она преследовала еще одну цель. Селесте хотелось, чтобы Бак безраздельно принадлежал ей одной, и поэтому она пыталась ограничить общение мужа с другими людьми.
Глядя сейчас на Бака, она невольно сравнивала его с тем человеком, которым он был девять лет назад. Тогда Бак представлялся ей дерзким, уверенным в себе, красивым мужчиной. Сейчас же он превратился в дряхлого старика. И Селеста была довольна этим.
Селеста привыкла изображать преданную, заботливую жену. Но в глубине души она всегда презирала Бака, считая его законченным идиотом. Как и все остальные мужчины, Бак был в первую очередь похотливым самцом. Когда его охватывала страсть, здравый смысл отступал на второй план. Женщине не составляло большого труда, играя на его слабостях, добиваться своего.
Селесте было несложно окрутить Бака. Он был для нее легкой добычей. Она приехала в Лоуэлл через несколько месяцев после смерти его жены, но, несмотря на это, вдовец сразу поддался чарам молодой красавицы. Бак, конечно же, не узнал в ней дочь одной из своих бывших любовниц. Селеста внешне походила на своего отца, от которого она унаследовала светло-русые волосы и тонкие черты лица.
При воспоминании о родителях Селеста почувствовала, как в ее душе снова закипает гнев. Все эти годы она ни на минуту не забывала, кто был виновником их гибели. Ей было всего лишь восемь лет, когда за долги, которые наделал ее отец, пытаясь откупиться от многочисленных любовников своей легкомысленной жены и удержать ее дорогими подарками, был с молотка продан их роскошный дом в Новом Орлеане. Маленькая Селеста билась в истерике и яростно протестовала, когда ее выселяли из особняка. Вместе с верной Маделейн она переехала в городские трущобы. Они едва сводили концы с концами, живя на те деньги, которые негритянка, хорошо разбиравшаяся в целебных травах, выручала за микстуры и снадобья. Селеста долго не хотела мириться с новой суровой жизнью. Девочка не желала верить, что больше никогда не будет жить в роскоши, к которой она привыкла с рождения.
Со временем, став старше, Селеста не без помощи Маделейн научилась извлекать выгоду из своей внешней привлекательности и с тринадцати лет стала работать в известном дорогом борделе мисс Руби в Новом Орлеане. Наслаждаясь властью над богатыми завсегдатаями этого заведения, Селеста в душе ненавидела их.
Поведение клиентов мисс Руби было настолько предсказуемым, что юная красотка без труда научилась помыкать ими. Эти богатые мужчины, боготворившие ее «невинность», стали рабами Селесты. Они приходили в восторг от того, что посвящали неопытную девочку в таинства любовных утех. Однако на самом деле Селеста была в этой области опытнее и изощреннее многих из них. Еще до поступления в заведение мисс Руби она прошла хорошую школу, переходя из одной постели в другую.
Селеста не любила и презирала всех мужчин, но среди них был один человек, которого она ненавидела особенно сильно. Она никогда не забывала, что Бак Стар сумел очаровать и погубить ее мать.
В возрасте шестнадцати лет Селеста познакомилась с богатым торговцем Анри Дюклером, который был намного старше ее. Дюклер давно потерял жену и так истосковался по женской ласке, что стал частым гостем в заведении мисс Руби. В конце концов он предложил Селесте выйти за него замуж. Она согласилась. Это был ее шанс обрести то положение в обществе, которое когда-то занимали ее родители.
Селеста и не подозревала, какую цену ей придется заплатить за это.
Ее тошнило от назойливых приставаний Анри Дюклера. С каждым днем муж вызывал у нее все большее отвращение. Она не выносила исходивший от него запах стареющего тела. Если бы не молодые любовники, тайно утешавшие ее, Селеста не смогла бы долго терпеть пытку, в которую превратилось ее существование. Следуя примеру матери, она окружила себя толпой кавалеров, однако в отличие от Жанетт Борно Селеста ни одному из них не открыла своего сердца.
А затем произошло событие, круто изменившее жизнь Селесты. Однажды она прочитала в газете Нового Орлеана короткое сообщение о том, что в город приехал состоятельный техасец, человек, которому всегда сопутствует успех. Его имя заставило Селесту замереть от волнения. Она чувствовала, как учащенно забилось ее сердце. Удачливого техасца звали Бак Стар. Селеста позвала Маделейн и, глядя в ее черные глаза, коротко сказала:
– Пора действовать.
Через несколько дней скоропостижно скончался Анри Дюклер, но никто не заподозрил вдову в том, что эта смерть была делом ее рук.
Избавившись от мужа, которого она всегда считала обузой, Селеста навела справки о прошлом Бака Стара и узнала, что неверный возлюбленный ее матери прекрасно жил все это время. Ему чрезвычайно везло. Дела на его ранчо шли замечательно, жена родила Баку трех здоровых крепких детишек, которых ожидало счастливое будущее. Гнев охватил Селесту при мысли о том, что, пока этот негодяй наслаждался жизнью, она прозябала в нищете и вынуждена была торговать своим телом. Если бы не Бак Стар, встретившийся на пути ее матери, судьба Селесты сложилась бы совсем иначе.
Ненависть захлестнула ее с новой силой. И Селеста, теперь уже осознанно, мысленно поклялась жестоко отомстить Баку Стару. Она уничтожит этого человека! Охваченная жаждой мщения, Селеста решила разорить Бака, разрушить всю его жизнь и оставить его детей ни с чем. Ей было безразлично, сколько времени потребуется на осуществление ее планов. В отличие от Бака она была молода и могла не спешить.
Сидя напротив мужа, Селеста мило улыбалась ему. В столовую вошла Маделейн и поставила перед Баком поднос с печеньем. Женщины переглянулись. Им было до смешного легко обманывать владельца ранчо и вершить свои черные дела. Старик теперь полностью находился у них в руках. Селесте удалось при первой же встрече очаровать Бака. Тогда он был еще полон сил и пользовался большим успехом у женщин. Бак стремился поскорее уложить Селесту в постель, но она была не настолько глупа, чтобы сразу же становиться его любовницей. Селеста не хотела повторять ошибки своей матери. Она водила его за нос, притворяясь застенчивой и стеснительной, до тех пор, пока он не предложил ей стать его женой.
Переехав на ранчо «Техасская звезда», Селеста решила в первую очередь избавиться от Тейлора, младшего сына Бака. Она настояла на том, чтобы муж отправил юношу учиться на восток страны. Молодая жена внимательно следила за тем, чтобы Бак ле поддерживал связи с Тейлором. Получив образование, Тейлор не вернулся домой.
О старшем сыне Бака, Кэле, Селеста даже не вспоминала. Он покинул родные края еще до того, как она приехала в Лоуэлл. Единственной своей неудачей Селеста считала нежелание мужа писать завещание. Бак долго не поддавался на ее уговоры, и это бесило Селесту. Она стремилась во что бы то ни стало лишить его сыновей наследства и почти уже достигла своей цели, но тут неожиданно вернулся Кэл и спутал ей карты.
После встречи с сыном Бак погрузился в свои мысли. Селеста не знала, о чем думает ее муж, и это выводило ее из себя.
– Я так зол, что у меня сегодня кусок в горло не идет, – заявил Бак, подняв глаза на жену.
Селеста положила ладонь на морщинистую, испещренную жилками и пигментными пятнами руку Бака.
– Но Маделейн приготовила для тебя твое любимое печенье!
– После встречи с сыном у меня пропал аппетит. Пусть Маделейн отнесет печенье в дом, где живут ковбои. Они будут рады угощению.
Селеста надула губки.
– Она пекла его специально для тебя, – обиженным тоном заметила молодая жена.
– Прости, дорогая.
Селеста мастерски изображала заботливую жену.
– Может быть, тебе следует съездить к Мэгги? – спросила она. – Пусть аптекарша осмотрит тебя. На этот раз она, возможно, даст тебе какое-нибудь укрепляющее средство.
– Надоели мне все эти лекарства, – проворчал Бак. – Хватит пичкать меня ими.
– Но, дорогой…
– Селеста, любовь моя, не обращай внимания на мое сегодняшнее состояние. Завтра мне наверняка станет лучше. А сейчас мне бы хотелось сесть на веранде, закрыть глаза и… немного подумать.
– Как тебе будет угодно, милый.
Как только за Баком закрылась дверь, ведущая на веранду, в столовую, бесшумно ступая, вошла Маделейн. Селесту уже давно начала раздражать способность служанки предугадывать все ее желания и намерения.
– Я не люблю, когда ко мне подкрадываются, Маделейн, – бросила она.
– Если твоему мужу нужно успокаивающее средство, я могу приготовить его, – многозначительным тоном промолвила негритянка.
С опаской посмотрев на дверь, за которой скрылся Бак, Селеста произнесла, понизив голос:
– Ему надо немного отдохнуть от твоих снадобий, иначе он умрет раньше времени. А он мне еще нужен.
– Ты, как всегда, права. Тебе предстоит еще многое сделать, чтобы отомстить за мать.
Селеста нервно передернула плечами.
– Перестань напоминать мне о том, что я еще должна сделать, – раздраженно сказала она. – Я не ребенок, Маделейн.
– Конечно, нет, ты взрослая женщина. Но ты не обретешь покоя и не станешь такой, какой хочешь стать, до тех пор, пока…
– Маделейн! – воскликнула Селеста, не желая ее больше слушать.
– Я выброшу печенье, – спокойным тоном сказала служанка.
Селеста нахмурилась.
– Все печенье? – резко спросила она. Служанка кивнула.
– А если бы я захотела отведать его сегодня вечером?
– Я уверена, что ты не притронулась бы к нему. Ты слишком умна и осторожна для этого.
Да, Маделейн была права.
Поправив прическу, Селеста встала из-за стола. Она знала, что красива. Синее домашнее платье отлично сидело на ее стройной женственной фигуре, гармонируя с голубыми глазами и светло-русыми волосами и подчеркивая молочную белизну ее безупречной кожи. Рядом с быстро стареющим Баком она выглядела еще моложе и прекраснее. И это задевало Бака. Когда он сравнивал себя с женой, его сердце сжималось от боли. Он молча страдал, чувствуя, что физически угасает и уже не может выполнять супружеские обязанности.
Селеста тайно радовалась, видя, что мужское самолюбие Бака уязвлено. Она была довольна тем, что он мучается.
Возвращение Кэла Стара не слишком встревожило ее. Она успокаивала себя тем, что Бак холодно встретил старшего сына. Однако Селеста не собиралась пускать дело на самотек. Она хотела убедиться в том, что Бак, как и прежде, непримиримо настроен к Кэлу.
– Пойду посижу с муженьком на веранде, – повернувшись к служанке, насмешливым тоном промолвила она. – Ты же знаешь, как я беспокоюсь о нем. У нас есть о чем поговорить. Бедный старик нуждается в моем совете. – И Селеста направилась к двери.
Маделейн с мрачной улыбкой проводила свою госпожу долгим взглядом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Техасская звезда - Барбьери Элейн

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Эпилог

Ваши комментарии
к роману Техасская звезда - Барбьери Элейн



Вначале когда читаешь интересно, а конца нет:(. Жаль потраченного времени, вчера допоздна сидела и читала, очень хотелось узнать, что же в конце будет, а осталось ощущение недосказанности и невозможно от него избавиться. Лучше бы не читала.
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнАня
10.03.2012, 4.55





Согласна с Аней - конца у романа нет.Прочитано как-будто половина книги.
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнСветлана
30.08.2012, 15.50





Согласна спредыдущими коментариями в этой книгине хвает конца, что же будет с остальными героями, да и самим ранчо?
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнТатьяна
16.10.2012, 23.37





продолжения книги читать надо "звезда любви" и все будет Понятно
Техасская звезда - Барбьери Элейнгуля
20.12.2012, 13.21





ну!ну!прочитала!и поверьте мне что вместо недосказанности появилось недоумение!!!))))))))))))где конец?))))
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнЕкатерина
29.01.2013, 21.05





Это первая книга в серии, читайте и вторую. По мне так слишком много врагов.
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнКэт
7.04.2013, 16.58





Очень интересный сюжет , но как уже говорилось, нет конца. Буду надеяться , что все раскроется в второй книге этой серрии...
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнМилена
10.04.2013, 10.53





Мне понравился этот роман. Буду читать продолжение- Звезда любви.
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнТатьяна
17.12.2014, 16.09





М-да, бывают же такие болваны! Читая книгу я громко возмущалась очевидной и не проходимой тупости папаши главного героя, да не весёлая вдовушка изрядно раздражала своим ослиным упрямством. А у этого безобразия ещё и продолжение есть.
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнОльга К
14.08.2015, 2.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100