Читать онлайн Техасская звезда, автора - Барбьери Элейн, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Техасская звезда - Барбьери Элейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.07 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Техасская звезда - Барбьери Элейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Техасская звезда - Барбьери Элейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барбьери Элейн

Техасская звезда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Митч, Рэнди и Большой Джон обещали присмотреть за ранчо «Скалистый Запад», пока работающие у Пруденс Рейнолдс ковбои будут перегонять скот. Кэл со своими спутниками со спокойной душой отправился в путь. День был жарким. Поднявшись на пригорок, Кэл глубже надвинул на глаза широкополую шляпу, чтобы затенить лицо. Вокруг него простирались залитые ярким солнцем прерии. Стадо двигалось медленно. Ларри, Джош и Уинстон подгоняли отставших коров.
Взглянув направо, Кэл увидел Пруденс. Они выехали на рассвете. Кэл двигался так, чтобы не выпускать из поля зрения стадо и Пруденс. Он отдавал себе отчет в том, что это путешествие будет нелегким испытанием. Погонщиков для такого количества скота было слишком мало. К тому же Кэлу приходилось постоянно следить за Пруденс. Она не привыкла ездить в мужском седле. Глядя на ее новые жесткие сапоги, которые наверняка натирали ей ноги, и на слишком большие для ее изящных рук перчатки, он чувствовал, как у него сжимается сердце.
В начале поездки Пруденс постоянно соскальзывала с седла к передней луке, и, видя это, Кэл проклинал себя за то, что согласился взять ее с собой. Он постоянно одергивал ее, приказывая держаться на безопасном расстоянии от стада и ни в коем случае не приближаться к нему. Кэл боялся, что Пруденс упадет и коровы затопчут ее. Подъехав к Пруденс, Кэл сказал, что если она не будет строго следовать его указаниям, он отошлет ее назад на ранчо. Странно, но она не спорила с ним.
Они находились в пути уже несколько часов. Пруденс за это время приспособилась к движениям лошади и мерно покачивалась в седле. Судя по выражению ее лица, У она чувствовала себя хорошо. Искоса поглядывая на нее, Кэл невольно задавался вопросом, о чем она думала в этот момент. Впрочем, он понимал, что это не его дело. Ему нужно было следить не за ее мыслями, а за ее действиями. Требовалось добиться, чтобы сейчас Пруденс беспрекословно слушалась его.
Повернув голову, Кэл окинул внимательным взглядом стадо. Его раздражало, что он вынужден был постоянно отвлекаться от своих прямых обязанностей и наблюдать за Пруденс. Но он не мог вести себя иначе, чувствуя, что ей грозит опасность. В последние годы жизни старик Симмонс запустил хозяйство. И это обстоятельство имело как хорошие, так и дурные последствия. Большая часть скота одичала, нрав и поведение животных стали непредсказуемы. Поэтому похитители не могли управиться с такими коровами и бычками. И несмотря на их набеги, численность поголовья почти не уменьшилась. Но с другой стороны, и ковбоям было трудно сладить с таким скотом. Сейчас стадо шло неторопливо, но Кэл знал, что достаточно было резкого громкого звука или вставшей на дыбы лошади, чтобы посеять панику среди коров. И тогда их будет трудно остановить. Неопытный всадник мог легко погибнуть под копытами перепуганных животных.
Холод пробежал по спине Кэла, когда он представил, что этим всадником может оказаться Пруденс. Она была чертовски упрямой и стремилась во что бы то ни стало овладеть секретами фермерского дела. Причем ей хотелось все узнать и понять немедленно, хотя чтобы стать хорошим фермером, требовались долгие годы упорного труда.
И еще одна опасность подстерегала в пути Пруденс и ковбоев. На стадо могли напасть воры. Подумав об этом, Кэл сурово нахмурился. У него было слишком мало помощников, и поэтому скот мог стать легкой добычей для преступников. Да, в дороге могло случиться всякое.
По расчетам Кэла, до железнодорожной станции было три дня пути.
Вздохнув, Кэл пришпорил свою лошадь, и она побежала быстрее.
Охваченная волнением, Селеста пустила коня галопом. Она скакала по узкой тропе по направлению к хижине, где обычно встречалась со своим любовником. Селеста не любила ездить верхом, но непредвиденные обстоятельства заставили ее сесть в седло. День был уже в самом разгаре, когда она вывесила яркий платок в окне своей спальни, подавая Дереку условный знак. Селеста не знала, заметил ли его Дерек и приедет ли он в хижину.
Она рисковала, покидая дом так поздно. Плохое самочувствие не позволяло Баку находиться на пастбище полный рабочий день, и он мог вернуться в любую минуту. Что подумает ее муж, не застав Селесту в усадьбе? Если он что-нибудь заподозрит, это может разрушить все ее планы. И тогда Селеста вынуждена будет затаиться на несколько месяцев, чтобы снова усыпить бдительность Бака.
Вспомнив вдруг Маделейн, Селеста прошептала проклятие. Она дважды посылала служанку в город, чтобы разузнать, что происходит на ранчо «Скалистый Запад». Жители Лоуэлла уже привыкли к чернокожей Маделейн и считали ее своей. Они охотно общались с ней, делясь новостями, сплетнями и слухами. Ковбои из «Скалистого Запада» наведывались в город за съестными припасами, которые они закупали в дорогу. Поэтому Селеста не сомневалась, что ее служанке удастся расспросить болтливую жену владельца магазина о поездке, которую задумал Кэл Стар.
Однако Маделейн разочаровала свою госпожу, и Селеста не на шутку разозлилась на нее. По ее мнению, Маделейн сильно постарела и утратила былую сноровку. Раньше негритянка легко справилась бы с ее порученного ем. Вернувшись из Лоуэлла, Маделейн сообщила, что Агнес Бауэр и другие заядлые городские сплетницы на этот раз упорно молчат о том, когда именно Кэл со своими ковбоями собирается отправиться в путь.
Сегодня рано утром Селеста снова послала Маделейн в город, и служанка сказала, что видела сына вдовы. Он шел по улице вместе с Мэгги. Из разговора с одной из жительниц города Маделейн узнала, что Джереми будет жить у аптекарши до тех пор, пока ковбои не вернутся из поездки на железнодорожную станцию.
Из этого Селеста сделала вывод, что Кэл со своими приятелями уже выступил в путь. Придя в ярость, Селеста набросилась на Маделейн с упреками и обвинениями. Она не щадила самолюбие служанки, обзывая ее последними словами. Нерадивость Маделейн привела к тому, что у Дерека теперь было оправдание на случай, если он снова не справится со своей задачей. А Селеста хотела быть уверенной, что на этот раз ему удастся избавиться от Кэла.
Внезапно из придорожных кустов выехал всадник и перегородил ей дорогу. Испугавшись, Селеста машинально схватила лежащее поперек седла ружье, но, узнав Дерека, тут же успокоилась.
– Что ты здесь делаешь? – подъехав к нему, спросила она. – Ты же знаешь, что мы всегда встречаемся в хижине. Кто-нибудь может нас увидеть.
– Не волнуйся, никто нас не увидит.
– И все же я настаиваю на том, чтобы мы с тобой встречались в хижине.
– Но на этот раз мы поговорим здесь, на дороге. Я не хочу, чтобы ты своими женскими уловками снова отвлекала меня от дела.
– Что ты хочешь этим сказать? Ты мне не доверяешь? Дерек покачал головой.
– Я далеко не дурак, Селеста. Мне предстоит уладить одно важное дело, и я хочу как следует подготовиться.
– Ты совершенно прав. Тебя ждут важные дела. Сегодня утром я узнала, что стадо «Скалистого Запада» уже в пути. Мы поздно спохватились, Дерек, и теперь тебе придется догонять Кэла.
– Для меня это не новость.
Селеста усмехнулась, стараясь скрыть свое удивление.
– Если ты знал об этом, то почему же тогда не отправился в путь? Что тебя остановило?
– А зачем спешить? Ковбои не смогут быстро двигаться с этим одичавшим скотом. Они знают, что если попытаются поторопить его, в стаде начнется паника, и тогда коров будет невозможно удержать. Я со своими ребятами без труда догоню Кэла, когда придет время.
– И когда же оно придет? На этот раз не должно быть осечки, Дерек, запомни это! Мне безразлично, что ты сделаешь со скотом. Для меня главное – расправиться с Кэлом Старом. Он должен умереть!
– Как ты можешь упрекать меня в осечках?! – возмущенно воскликнул Дерек. – Ты сообщаешь мне информацию, которую я давно знаю, и еще имеешь наглость в чем-то упрекать меня!
– Ты об этом давно знаешь? – удивленно переспросила Селеста.
– Да, уже несколько дней.
Селеста снова вскипела от ярости. Маделейн должна была выведать это в городе!
– Я тут познакомился с одним парнем, – продолжал Дерек. – Он прекрасно осведомлен обо всем, что происходит в округе.
– У тебя в шайке появился новый человек? – озабоченно нахмурившись, спросила Селеста. – Как ты можешь доверять неопытному, непроверенному новичку, отправляясь на такое важное дело?
– А ты не забыла, что два моих парня погибли, – сердито произнес Дерек. – У меня не хватает людей. И вот мне посчастливилось найти человека, который так же, как и я, мечтает о том, чтобы Кэл Стар не вернулся живым из этой поездки.
– И все же тебе следовало сперва проверить его, Дерек. Или тебе нужен козел отпущения, на которого ты сможешь переложить вину в случае, если снова потерпишь неудачу?
– На этот раз никакой неудачи не будет! Кэл Стар не доедет до железнодорожной станции, он за все заплатит мне!
– Но ведь Стар уже в пути, а вы все еще торчите здесь, черт подери! – в сердцах воскликнула Селеста.
– Не надо меня учить! Я знаю, что делаю. Сейчас, в начале поездки, Кэл все время начеку. Он ожидает подвоха и внимательно следит за обстановкой. Я хочу дать ему время, чтобы он немного успокоился и расслабился. Убедившись, что вокруг все тихо, он утратит бдительность, решив, что ему нечего опасаться. Мы нападем на него вечером второго дня пути, когда его люди будут устраивать скот на ночлег и думать о сытном ужине. Коровы к этому времени уже привыкнут ходить стадом, и этим мы тоже воспользуемся. Нам будет легче управлять скотом.
– А ты знаешь, что вдова поехала вместе с Кэлом? – спросила Селеста и, поняв по удивленному выражению лица Дерека, что это было для него новостью, заявила: – Значит, ты все же не так хорошо осведомлен, как тебе кажется.
– То, что вдова отправилась вместе с Кэлом, не имеет никакого значения. Она не создаст нам проблем, уж это точно. Думаю, Джек будет рад заняться ею. Она уже давно сидит у него в печенках.
– Джек? Так ты говоришь о Джеке Грейте, том парне, которого вдова уволила за воровство? Это его ты принял в свою шайку?.
– Не твое дело, – буркнул Дерек.
– Я задала вопрос.
– А я на него не желаю отвечать.
– Дерек, если ты думаешь…
Дерек пришел в бешенство. Он не хотел ничего слушать.
– Заткнись! – с искаженным от ярости лицом взревел он. – Я больше никогда не пойду у тебя на поводу, запомни это! В прошлый раз ты явилась в хижину и сказала, что нам не составит никакого труда угнать скот из «Скалистого Запада» и что стадо уже собрано и ждет нас. Тебе удалось уговорить меня только потому, что ты разожгла во мне страсть своими уловками. Я не мог ни о чем думать, мне хотелось только одного – овладеть тобой. – Дерек презрительно фыркнул. – Но на этот раз у тебя ничего не выйдет. Я иду на это дело совершенно сознательно, поскольку хочу за все рассчитаться с Кэлом Старом и его парнями. И мне не надо ничьих указаний, чтобы сделать это.
Селеста промолчала. Дерек, усмехнувшись, взглянул на нее.
– Но если после того, как я все улажу, тебе захочется поразвлечься с настоящим мужчиной, я к твоим услугам, – заявил он. – Буду рад помочь, чем смогу.
– Я подумаю над твоим предложением, – сказала Селеста.
– Правда? – Дерек неожиданно обнял Селесту за шею и, притянув к себе, припал к ее губам в страстном поцелуе. Его язык глубоко проник в ее рот. Когда он наконец отпрянул от нее, то продолжил насмешливым тоном: – Вспоминай этот поцелуй, когда будешь обдумывать мое предложение. И еще уясни себе, что теперь два человека хотят смерти Кэла Стара. Я и Джек. Поэтому ты можешь со спокойной душой возвращаться к своему старику. И когда он будет пыхтеть, лежа на тебе, представляй себе, как нам будет хорошо, когда я вернусь и ты захочешь за все отблагодарить меня.
Селеста натянуто улыбнулась:
– Не сомневайся, я по-царски отблагодарю тебя, если ты избавишься от Кэла Стара.
Поворотив коня, она направилась домой. По дороге Селеста кляла Дерека, этого зазнавшегося ублюдка, на чем свет стоит. Она решила, что рано или поздно отомстит ему за грубость и заносчивость.
Солнце уже зашло, скот устроился на ночлег. Сидя у догоравшего костра, ковбои допивали кофе. Пруденс обвела лица мужчин внимательным взглядом. Они только что плотно поужинали. Уинстон сидел, устало ссутулившись. Он весь день скакал позади стада, подгоняя отставших животных. Ехать по жаре в облаке пыли, которую поднимал скот, было нелегким делом. Грязь покрывала Уинстона с головы до ног. Ему выделили немного воды из скудного запаса, чтобы умыться перед ужином. Уинстон поклялся, что нырнет в первую же попавшуюся по дороге речку, и Пруденс не сомневалась, что он это действительно сделает.
Пруденс поражало, что ковбои понимают друг друга практически без слов. Они договаривались при помощи знаков, взглядов и жестов, обходясь без криков и воплей. Коровы шли медленно и лениво по пыльной дороге. Постепенно Пруденс поняла, что темп их движения был не случаен. Кэл все тщательно продумал и разработал план, в соответствии с которым ковбои гнали скот по прерии известным лишь им маршрутом.
Джош тем временем начал расстилать скатанные одеяла, готовясь ко сну. Он устал не меньше Уинстона. Переведя взгляд на стадо, Пруденс увидела в полумраке очертания всадника. Это был Ларри, заступивший на дежурство и теперь объезжавший устроившийся на ночлег скот. Через несколько часов его должен был сменить Джош. Стадо нельзя было оставлять без охраны. Умаявшаяся за день Пруденс чувствовала, что у нее слипаются глаза. Она не могла не восхищаться выносливостью мужчин. Ее уважение к ним постоянно росло.
Почувствовав на себе чей-то взгляд, Пруденс резко обернулась и увидела, что на нее пристально смотрит Кэл. В течение дня она не раз замечала, что он внимательно следит за ней. Это, должно быть, отвлекало его от прямых обязанностей. Пруденс ощущала себя обузой и порой сожалела о том, что поехала вместе с ковбоями. Ей хотелось объяснить Кэлу, что она сделала это не из глупого упрямства, не потому, что хотела доказать ему, кто здесь главный, а по необходимости. Пруденс должна была освоить фермерское дело, вникнуть во все его тонкости ради будущего Джереми.
– Мне надо поговорить с тобой, Кэл, – сказала она.
Эти слова неожиданно вырвались у Пруденс. По выражению глаз Кэла она поняла, что он хочет отказаться от этого разговора. Однако, поколебавшись, он все же кивнул.
У Пруденс перехватило дыхание. Она не знала, к чему приведет их беседа. Тем не менее, поднявшись, она последовала за Кэлом. Отойдя немного от костра, они остановились.
– О чем ты хочешь поговорить со мной? – спросил он.
– Я вижу, ты сердишься на меня, и это мне неприятно, – промолвила Пруденс. – Я знаю, что я для тебя обуза. Прости, что я раньше не понимала этого. – Слабая улыбка тронула ее губы. – Это путешествие будет для меня суровой школой.
Она подождала, что скажет Кэл, но он молчал, не сводя с нее глаз.
– В этом-то все и дело, понимаешь? – продолжала она. – Мне волей-неволей придется учиться, если я хочу обустроить «Скалистый Запад». То, что сейчас происходит, является для меня первым серьезным уроком, а тебя я воспринимаю как строгого учителя.
– Я нанимался на ранчо не для того, чтобы учить тебя.
– Я знаю. В первый же день ты сообщил мне о своих планах и намерениях. Выслушав тебя, я сказала, что мне надо восстанавливать хозяйство «Скалистого Запада». У меня нет другого выхода. Или я научусь плавать, или утону. Но я не хочу тонуть, Кэл, поэтому, прошу, помоги мне.
– Ты должна сама…
– Я понимаю, что ты хочешь мне сказать! – перебила его Пруденс. – Мне нужно самой учиться, наблюдая за тем, что вы делаете. Но это слишком долгий путь. Ты мог бы облегчить мне задачу.
– Я так не думаю.
– Кэл, пожалуйста, постарайся меня понять.
– Чего ты хочешь от меня, Пруденс? Чтобы я объяснял тебе все действия ковбоев? – спросил Кэл, все так же холодно и отчужденно глядя на нее. – У меня нет на это времени. И потом, я знаю ответы далеко не на все твои вопросы.
– Не упрямься, Кэл.
– А разве я упрямлюсь? – Он помолчал, а потом вдруг спросил, нахмурившись: – Ладно, говори, что ты хочешь знать?
Удивленная его неожиданной уступчивостью, Пруденс не сразу ответила.
– Мне интересно, – наконец, запинаясь, произнесла она, – как вы разделяете обязанности в дороге.
– Мне не надо объяснять опытным ковбоям, что им делать. Они сами все знают и занимают те места, которые необходимо занять в тех или иных обстоятельствах.
– А что это за места?
– Ларри был сегодня ведущим, Джош следил за поворотами в пути, я контролировал фланги стада, а Уинстон скакал сзади, подгоняя отставших коров. Завтра мы поменяемся местами.
– А какие обязанности каждый из вас выполнял в пути?
– Ну это же совершенно очевидно, – пожав плечами, снисходительно промолвил Кэл.
Пруденс вспыхнула, но все же настояла на том, чтобы Кэл рассказал ей подробнее о тех задачах, которые стояли перед каждым из них.
Кэл начал терять терпение. Ему не хотелось объяснять Пруденс простые вещи, известные любому техасцу с детства.
– Тот, кто скачет во главе стада, направляет его движение, – нехотя сказал он. – Чтобы справиться с этой задачей, ковбой должен уметь увлечь скот за собой, не дать ему сбиться с пути. Ведущему необходимо хорошо знать маршрут и местность, по которой гонят скот. Мои ребята знают свое дело, и я могу на них полностью положиться. Ковбой, который следит за стадом на поворотах, должен уметь контролировать движение коров, не давать им сбиваться в плотную массу, растягивать их во время пути в цепочку, чтобы идущие сзади животные не наседали на тех, которые идут впереди. Иначе стаду будет сложно сменить направление, когда потребуется свернуть. Тот, кто следит за скотом на флангах, выравнивает колонну, сужает ее, не дает коровам разбрестись в разные стороны. Чем уже колонна, тем легче ею управлять. И наконец, тот ковбой, который скачет за стадом, подгоняет отстающий скот. Его задача состоит в том, чтобы не дать слабым и молодым животным потеряться в пути.
– О, как все сложно… – задумчиво промолвила Пруденс.
– Еще есть вопросы?
– Да. Как ты думаешь, как долго продлится наша поездка?
– Примерно через полтора дня мы будем на железнодорожной станции, если, конечно, не случится ничего непредвиденного. Таким образом, мы потратим в общей сложности три дня на то, чтобы добраться до конечной цели.
Пруденс кивнула.
– Не сердись на меня, Кэл, – понизив голос, промолвила она.
– Завтра мы выступаем в путь на рассвете, – нахмурившись, сказал он. – Иди спать, тебе надо отдохнуть и набраться сил.
– Не беспокойся, я выносливая.
– И все же я советую тебе лечь спать.
Его начальственный тон начал раздражать Пруденс.
– Надеюсь, ты не собираешься командовать мной? Иначе я…
– Делай что хочешь, – перебил он ее. – Я требую от тебя только одного – чтобы ты не отставала и не задерживала нас в пути.
– Не волнуйся, я не буду для вас обузой. Кэл пронзил ее колючим взглядом.
– А я не буду волноваться, – заявил он. – Я просто отошлю тебя домой, и дело с концом.
– Этого не произойдет, уверяю тебя!
Кэл молча повернулся и, не желая тратить время на пустые разговоры, направился к костру.
Неужели она не понимает, что мучает его?
Кэл задавал себе этот вопрос, ворочаясь с боку на бок на жесткой постели. Ковбои мирно спали. Пруденс лежала у костра с противоположной стороны, расстелив свои одеяла как можно дальше от того места, где улегся Кэл. Он видел ее лицо. Она мерно дышала во сне. Несмотря на то что Пруденс очень устала задень, она не сразу уснула. Пруденс долго лежала, не смыкая глаз и злясь на Кэла за то, что он не пожелал довести разговор до конца.
Кэл тоже был возбужден, его захлестывали эмоции. Обведя взглядом спящих товарищей, он стал внушать себе, что все в порядке и ему пора уснуть. Джош и Уинстон уже негромко похрапывали, а Ларри в это время дежурил у стада. Кэл снова посмотрел на Пруденс. Ее толстая коса поблескивала в отсветах костра. Изгибы ее тела явственно вырисовывались под шерстяным одеялом. Кэл помнил, как прикасался к ней, ласкал ее упругую грудь и округлые бедра. Ее кожа была бархатистой на ощупь. Кэл будил в ней страсть, и ее глаза темнели от желания. В минуты соития он смотрел в ее разгоряченное лицо, упиваясь тем, что эта женщина принадлежит ему. Она отвечала ему на ласки. Он помнил вкус ее влажных поцелуев, ее стоны и крики, когда они достигали вершины страсти. Кэл так живо представил себе все это сейчас, что у него бешено заколотилось сердце.
Когда он целовал ее грудь, у Пруденс перехватывало дыхание. Ощущая солоноватый привкус ее кожи, он все больше возбуждался и наконец входил в нее. Некоторое время он лежал замерев, наслаждаясь сознанием того, что это – его женщина, а затем, встретившись с ней взглядом и услышав из ее уст свое имя, он начинал медленно двигаться. Постепенно Кэл приходил в неистовство, утрачивая контроль над своими эмоциями. И все это завершалось бурным экстазом…
Кэл и сейчас хотел Пруденс. Для него не существовало других женщин. Его неудержимо влекло только к ней, с ней одной он мог утолить свою страсть. Он мечтал лишь о ее поцелуях, ласках и объятиях. Пруденс находилась рядом с ним, но ему казалось, что она была за тысячи миль отсюда. Кэл не мог преодолеть это расстояние.
Внезапно В его памяти всплыло улыбающееся лицо Бонни, и у Кэла защемило сердце. Пруденс доверяла ему, она надеялась, что он выручит ее из любой беды. Точно так же когда-то полагалась на него Бонни. Сейчас Кэл отвечал за жизнь и здоровье Пруденс, как когда-то нес ответственность за свою сестру. И Кэл знал, что если с Пруденс что-нибудь произойдет, он просто не переживет этого.
Пруденс сказала, что является обузой для него в этой поездке. И в ее словах была доля истины. Он постоянно следил за ней, отвлекаясь от своих прямых обязанностей, хотя она, наверное, не замечала этого. А поздно вечером, когда они садились у костра, чтобы поужинать, Кэл испытывал другой голод, который нельзя было утолить пищей.
Вот и сейчас он никак не мог уснуть от возбуждения. Его одолевали мысли и воспоминания. Беспорядочные образы и отрывочные картины всплывали в его памяти, не давая покоя. Кэл не знал, удастся ли ему когда-нибудь примириться со своим прошлым…
Появление Ларри вывело Кэла из задумчивости, и он откинул одеяло. Встав, он знаком приказал Ларри не будить Джоша. Кэл решил сам заступить на дежурство, поскольку ему все равно не удавалось уснуть.
– Что заставило вас приехать в город в такую рань? – удивленно спросила Мэгги, когда Бак переступил порог ее конторы.
Бак застыл, не зная, что ответить. Дверь позади него осталась распахнутой настежь, и Мэгги видела, что залитая утренним солнцем Мэйн-стрит в этот час была пустынна. Бак не хотел рассказывать аптекарше о том, что сегодня он, как всегда, выехал из дома вместе с ковбоями, но отправился не на пастбище, а в город. Бак не стал говорить Селесте о своем плохом самочувствии, не желая волновать ее. Сам же он чувствовал, что ему необходимо посоветоваться с врачом. В последнее время он как будто начал выздоравливать, но не ощущал прежней силы и бодрости. Ему не хватало выносливости, необходимой в работе ковбоя. Обо всем этом Бак хотел поговорить с Мэгги.
– Вы не желаете принимать меня? – спросил он. – И намекаете на то, чтобы я зашел в следующий раз, когда буду в городе?
– Я, конечно же, приму вас. Но мне не хотелось бы, чтобы в следующий раз вы снова явились ко мне с третьими петухами.
– Сейчас не так уж и рано, Мэгги.
– Вы так думаете? – Мэгги снова бросила взгляд на улицу, чтобы убедиться, что город только начал просыпаться. – Вы издеваетесь надо мной? Я еще даже не успела приготовить завтрак.
– Приготовить завтрак? Мне казалось, что вы перестали подходить к плите с тех пор, как Труди Бартлетт открыла свой ресторанчик.
– Да, вы правы. Но сейчас обстоятельства изменились. Я живу не одна, и мне приходится самой готовить пищу.
Бак невольно сделал шаг назад, как будто собрался уходить.
– О, простите, – смутившись, сказал он. – Я не хотел вторгаться в вашу личную жизнь. Еще раз извините меня, я загляну к вам позже.
– Ну уж коль вы пришли, оставайтесь. Я приму вас. Приятель, который у меня живет, может подождать. Он сейчас еще только начал одеваться.
– Нет, не буду вам мешать, – запинаясь, промолвил Бак. – Я…
Он осекся, увидев веснушчатого мальчика, появившегося в передней. Шнурки на его ботинках были неправильно завязаны, кое-как заправленная в штанишки рубашка топорщилась, а лицо было заспанным.
Бак с усмешкой посмотрел на аптекаршу:
– Не слишком ли он молод для вас, Мэгги? Мэгги сдержала улыбку.
– Кто вы такой? – неожиданно спросил мальчик.
– А ты кто такой?
– Я первый задал вопрос.
– Да, действительно.
– Так почему вы мне не отвечаете?
– Такой маленький мальчик, как ты, не должен задавать взрослым слишком много вопросов.
– Я вовсе не маленький мальчик.
– О да, я совсем забыл. Ты же приятель нашей Мэгги.
Мальчик повернулся к хозяйке дома и спросил шепотом, который был отчетливо слышен в тесном помещении:
– У этого дядьки все в порядке с головой? Мэгги усмехнулась.
– Да, с ним все хорошо, просто он любит поворчать, – ответила она. – Это мой пациент. Его зовут Бак Стар. – И, повернувшись к Баку, Мэгги продолжала: – Познакомьтесь, это Джереми Рейнолдс. Он живет у меня уже несколько дней.
– Вас зовут Бак Стар? Значит, вы отец Кэла Стара? – спросил мальчик, внимательно вглядевшись в лицо Бака, и, не дожидаясь ответа, добавил: – Я слышал, как миссис Бауэр рассказывала о вас. А почему вы не любите Кэла?
– Это не твое дело, малыш.
– Нет, мое, – сердито возразил Джереми. – Кэл – мой друг, и я хочу все о нем знать.
Бак, нахмурившись, взглянул на Мэгги.
– Кто этот мальчик? – спросил он.
– Она же уже сказала вам, что меня зовут Джереми Рейнолдс, – вместо нее ответил Джереми.
– Рейнолдс? – переспросил Бак. – Ах вот оно что! Ты сын вдовы.
– Мама больше не хочет, чтобы ее называли вдовой. Ей это не нравится. Ее зовут Пруденс.
– Мне безразлично, как ее зовут и что ей не нравится, – заявил Бак, начиная сердиться.
Помолчав, мальчик снова заговорил, нахмурив брови:
– Вы отец Кэла и поэтому должны любить его. Почему вы поссорились с ним?
– Я уже сказал, что это не твое дело.
– Почему ты не хочешь ответить на вопрос ребенка, Бак? – вмешалась в разговор Мэгги.
– Потому что я не желаю отчитываться перед каким-то сопляком в коротких штанишках!
Сердитый тон Бака не смутил Джереми.
– Миссис Бауэр говорит, что вы невзлюбили Кэла после гибели вашей дочери, в которой вы его обвиняете, – продолжал Джереми.
Бак побагровел от гнева.
– Меня не интересует, что говорит эта сплетница!
– Она сказала также, что Кэл ни в чем не виноват. И я не сомневаюсь в этом, хотя я всего лишь ребенок. Вы намного старше меня и должны быть мудрее. Почему же вы продолжаете обвинять своего сына в том, к чему он не причастен?
Бак растерянно посмотрел на Мэгги.
– Какой невозможный ребенок! – воскликнул он. – Я ухожу и приеду к вам на прием тогда, когда этого сопляка здесь не будет.
Бак повернулся, чтобы выйти из аптеки, но тут Джереми подбежал к нему и схватил за руку.
– Вы сердитесь на меня? – спросил мальчик. – Если я действительно разозлил вас, Кэл будет мной недоволен.
– Он сам тебе это сказал?
– Нет.
– А что он вообще говорил обо мне?
– Ничего.
– В таком случае откуда ты знаешь о наших отношениях?
– Я слышал, что говорила о вас и Кэле миссис Бауэр.
Она сказала, что Кэл сильно переживал гибель своей сестры.
– Ты всего лишь ребенок и многого не понимаешь.
– Может быть. Но я вижу, как ведет себя Кэл. До него моя мама совсем не разбиралась в фермерском деле. Она наняла Джека, надеясь, что он будет ей помогать. Но Джек оказался вором. Из-за него маме пришлось залезть в долги. Но потом на нашем ранчо появился Кэл, и она начала учиться, как нужно вести хозяйство.
– Да, я слышал об этом.
– Когда я вырасту, я тоже стану ковбоем. Бак промолчал.
– Вы должны гордиться Кэлом, мистер Стар, – продолжал мальчик. – На вашем месте я бы радовался, что у меня такой сын.
Как будто не слыша Джереми, Бак обратился к Мэгги:
– Я заеду к вам, когда вы будете свободны.
– Бак… – начала Мэгги, желая остановить его. Но он повернулся и быстро вышел из аптеки.
– У нас будут крупные неприятности, если мы не напоим скот до вечера, Кэл, – с мрачным видом сказал Уинстон. – Коровы уже начали беспокоиться, ощущая жажду.
Эти слова долго звучали в ушах Кэла. Через некоторое время они снова встретили на своем пути русло пересохшей реки. Кэла охватила тревога. Они отправились в путь на рассвете в надежде напоить сегодня скот. Но воды нигде не было.
– Похоже, Роб Тинкер снова перегородил реку дамбой, – качая головой, заметил Джош. – Черт подери, ну и упрямый же он парень! Сколько раз его предупреждали, чтобы он не делал этого, однако Роб никого не желает слушать.
– Да, надо что-то делать, – сказал Уинстон.
Кэл взглянул на безоблачное небо. Солнце уже сильно припекало, скоро должна была начаться жара.
– А как насчет пруда, расположенного недалеко от ранчо Эрона Стилла? – спросил он.
– Последний раз, когда я его видел, он был полон воды. Но я не могу ручаться, что сейчас этот пруд годится для водопоя.
– Я поеду вперед и посмотрю, в каком он состоянии, – помолчав, принял решение Кэл. – Неподалеку от него когда-то протекала еще одна речка. Если пруд пересох, возможно, я найду воду в ней. Продолжайте гнать скот прежним маршрутом, пока я не вернусь. Если я обнаружу место, пригодное для водопоя, мы изменим направление.
– Отличный план, – заметил Уинстон.
– Мне тоже нравится, – согласился Ларри.
– Мы будем ждать тебя, босс, – промолвил Джош.
– Я поеду с тобой, – неожиданно произнесла молчавшая с самого утра Пруденс.
Кэл резко повернулся к ней. У него не было никакого желания брать с собой женщину, из-за которой он не спал всю ночь. Кэл пытался выбросить мысли о ней из головы, но это ему не удавалось. Он надеялся, что утром Пруденс проснется разбитая и вялая и сама попросит, чтобы он дал распоряжение одному из ковбоев отвезти ее домой. Но его надеждам не суждено было сбыться. Пруденс проснулась вместе со всеми на рассвете, оседлала свою лошадь и отправилась в путь, не жалуясь на ломоту в теле и недомогание. И вот теперь она решительным тоном требовала, чтобы он взял ее с собой. Однако Кэл не желал уступать ей.
– Нет, ты поедешь вместе с остальными, – твердо заявил он.
– Я решила ехать с тобой и не изменю своего решения. Ковбои молча направились к коровам, давая Пруденс и Кэлу возможность поговорить с глазу на глаз.
– Я уже говорила тебе, Кэл, что возлагаю большие надежды на эту поездку. Я хочу знать и уметь все, что знаешь и умеешь ты, – сказала она.
– Тогда зачем тебе ехать к пруду? Я всего лишь хочу проверить, достаточно ли в нем воды.
– Я должна хорошо знать местность и водоемы, расположенные на пути к железнодорожной станции.
– Нет, Пруденс, ты будешь сопровождать стадо вместе с ковбоями.
– А ты не забыл, что здесь приказываю я? Ведь это мне принадлежит «Скалистый Запад», – напомнила она.
– Ты права только в том, что являешься владелицей ранчо. Но в этой поездке приказы отдаю я. Все должны подчиняться мне, в том числе и ты. Раз я говорю, что ты будешь сопровождать стадо, значит, так тому и быть.
– Почему ты постоянно придираешься ко мне, Кэл? – покраснев от негодования, спросила Пруденс. – Я же объяснила тебе, к чему стремлюсь и как много для меня значит это путешествие. Я больше не хочу, чтобы меня использовали и водили за нос, как это делал Джек. Ты понимаешь это?
– Я поскачу очень быстро, ты не сможешь угнаться за мной.
– Ничего, я постараюсь не отставать.
– Пойми, Пруденс, ты будешь мешать мне в пути. Ведь я помчусь во весь опор, а не поеду шагом, как мы делаем это, сопровождая стадо.
– Хорошо, возможно, ты прав. Но если я начну отставать, ты можешь не ждать меня, а скакать вперед, а на обратном пути подберешь меня. Как тебе такой план?
– Неужели ты думаешь, что я брошу тебя посреди безлюдной прерии? Плохо же ты меня знаешь.
– У меня есть ружье, я смогу постоять за себя.
– Я видел, как ты стреляешь. Это удручающее зрелище.
– Я все равно поеду с тобой, Кэл, что бы ты ни говорил. Я ничему не научусь, если буду трусить.
– Но ты не сможешь ничему научиться и в том случае, если я брошу тебя по пути к водоему.
– И все же я хочу попытать счастья.
Кэл промолчал.
– Ты согласен? – спросила она.
Ему надоело спорить и препираться с ней. Это было пустой тратой времени.
– Проверь свое ружье, оно должно быть заряжено, – бросил он. – Если ты отстанешь по пути, то в минуту опасности сможешь по крайней мере напугать противника звуком выстрелов. На большее ты не способна.
Пруденс сердито посмотрела на него.
– Мое ружье всегда заряжено! – воскликнула она. – Не беспокойся! И не надейся, что я отстану!
Не произнеся больше ни слова, Кэл махнул рукой своим приятелям и, повернув коня, поскакал на север.
Дерек тревожно поглядывал на скакавших рядом с ним парней. Он не ожидал, что между ним и членами шайки возникнут трения, хотя должен был предвидеть это после неудачи в «Скалистом Западе». Лефти не скрывал своего негодования, обвиняя его в гибели Сарджа и Люка. Узнав, что Дерек готовит новое нападение на стадо «Скалистого Запада», он стал открыто возражать главарю, и Гарри поддержал своего приятеля. То, что Дерек привез из города Джека, было последней каплей, переполнившей чашу их терпения. Лефти и Гарри с первого взгляда возненавидели Джека. Они сразу же обозвали его хвастуном и заявили, что не доверяют ему. Оба вора были уверены, что Джек предаст их в случае опасности. Дерек приказал им заткнуться. Ему было безразлично, что они думают. Шайке нужен был человек, чтобы угнать стадо, и поэтому Дерек взял к себе Джека.
Воры, казалось, были удовлетворены объяснением главаря, но Дерек чувствовал, что они затаили обиду. С самого утра, когда они отправились в путь, Лефти и Гарри не проронили ни слова.
Однако Дерек принял решение довести дело до конца и не обращал внимания на настроение своих людей.
– Примерно через час мы увидим стадо, – сказал он. – У нас есть время подготовиться к решительным действиям.
– Ты бы лучше подумал о том, чтобы опять не вышло осечки, как в прошлый раз, – проворчал Лефти. – Мы не можем больше совершать ошибок.
– Не волнуйся, ошибок больше не будет. Я все досконально продумал.
– И каков же твой план? – недоверчиво спросил Гарри.
– Мы попытаемся захватить стадо, и если кто-нибудь из ковбоев встанет на нашем пути, то уложим его на месте, – ответил Дерек, переглянувшись с Джеком.
– Признайся, в твои цели входит не только захват стада, ведь правда? – насмешливо спросил Лефти. – Твоя подружка дала тебе еще какое-то секретное задание.
– Заткнись! – взревел Дерек.
Однако Лефти уже вошел в раж и не мог остановиться.
– Ты говорил, что она великолепна в постели, но мне это все равно! Я не желаю работать на бабу, а особенно на Селесту Стар!
– Я сказал, заткнись, придурок! – заорал Дерек, заметив изумление на лице Джека.
Этот прожженный тип наверняка взял себе на заметку слова Лефти. И Дерек не сомневался, что Джек постарается извлечь выгоду из услышанного при первом же удобном случае. Селеста, как всегда, обвинит во всем Дерека. А он еще не был готов расстаться с ней.
– Прекратите пустые разговоры, – сказал он своим людям. – Вы оба займетесь стадом, а я – всем остальным.
– Понятно… – буркнул Лефти. – Опять мы попадем в переделку, как в прошлый раз.
– Неудача, которая произошла на ранчо «Скалистый Запад», не повторится, – заявил Дерек. – Но если кто-нибудь из вас, ребята, начнет играть по своим правилам, я не задумываясь пущу этому негодяю пулю в лоб. Зарубите это себе на носу!
Выражение Лиц Гарри и Лефти оставалось непроницаемым. Они как будто не слышали его угрозы. Переведя взгляд на Джека, Дерек увидел, что тот с довольным видом улыбается. Этому ублюдку пришлось по нраву заявление главаря шайки.
– Вы поняли меня?! – взревел Дерек, обращаясь к Гарри и Лефти, и те наконец кивнули.
Джек продолжал криво усмехаться.
– Ну хорошо, – сказал Дерек, едва сдерживая гнев. – Все вы знаете, что нам предстоит сделать. Я уверен, что успех нам обеспечен. Считайте, что это стадо уже наше.
Солнце нещадно палило, и лошадь Кэла невольно замедляла шаг. День становился все более жарким. Кэл и Пруденс скакали без остановки уже полчаса. Чувствуя, что его лошадь устала, Кэл попридержал ее и, оглянувшись, посмотрел на свою спутницу. Выполняя свое обещание, Пруденс старалась не отставать от него, но Кэл видел, что это давалось ей нелегко. Об этом свидетельствовало напряженное выражение ее раскрасневшегося потного лица.
Остановив свою лошадь, Кэл подождал, пока Пруденс подъедет к нему.
– Попей воды, – сказал он. – Ты перегрелась, тебе надо немного охладиться.
– Мне не жарко, – хриплым от усталости голосом промолвила она.
– Ты опять начинаешь спорить со мной?
– Я не маленькая девочка, Кэл, и сама знаю, что мне делать.
– И тем не менее я прошу тебя, выпей воды.
– Ты бригадир ковбоев на моем ранчо, Кэл, а не моя нянька.
– Попей воды, я сказал.
Пруденс нахмурилась.
– А далеко еще до водоема? – спросила она.
– Мы будем там примерно через пять минут.
– В таком случае почему мы остановились?
– Я хочу, чтобы ты попила воды.
Пруденс вздохнула, закатив глаза, и, отвинтив крышку на фляге, припала к ее горлышку. Она долго пила. Струйка воды вытекла из уголка ее губ и, пробежав по подбородку и шее, скрылась за воротом рубашки. У Кэла перехватило дыхание.
– Я выполнила твой приказ, – напившись, сказала Пруденс. – Ты доволен?
Ничего не ответив, Кэл пришпорил коня.
Когда они приблизились к подножию холма, за которым располагался пруд, Кэл оглянулся. Пруденс скакала за ним. Он знал, что она упрямая женщина и ни за что не опустит руки, что бы ни случилось. Однако Кэл опасался, что Пруденс очень расстроится, обнаружив, что пруд пересох.
– В чем дело, Кэл? – спросила Пруденс, остановившись рядом с ним. – Неужели ты хочешь, чтобы я снова попила воды?
– Нет, – ответил Кэл и замолчал, невольно залюбовавшись раскрасневшейся оживленной Пруденс.
Он вдруг вспомнил, как прикасался губами к завиткам темных волос, прилипших сейчас к ее вспотевшему лбу.
– Кэл, ты что, заснул? – спросила Пруденс, когда его молчание начало тяготить ее.
– Пруд расположен за этим холмом, – сказал он.
– Ты уверен в этом?
– Конечно.
– Так чего же мы тогда ждем?
– Я просто хотел сказать тебе, – произнес Кэл, глядя ей в глаза, – что мы доставим твое стадо на железнодорожную станцию независимо от того, есть ли вода в этом пруду или нет.
– Я нисколько не сомневаюсь в этом.
– Правда?
– Конечно.
– А тебе никогда не приходила в голову мысль, что ты напрасно доверяешь мне?
– Нет.
– Почему, Пруденс? – дрогнувшим голосом спросил Кэл.
Она не стала отвечать на этот вопрос.
– Давай наконец проверим, есть ли вода в пруду, – бросила Пруденс и, пришпорив свою лошадь, поскакала вперед.
Она первой поднялась на вершину холма и, повернув голову, крикнула следовавшему за ней Кэлу:
– Все в порядке! Я вижу воду!
Когда они приблизились к пруду, Кэл попросил ее остановиться.
– Я должен проверить, пригодна ли эта вода для питья, – сказал он.
– А в чем, собственно, дело? – встревожилась Пруденс.
– Это закрытый, а не проточный водоем, – объяснил Кэл.
Спешившись, он подошел к берегу и, встав на колени, зачерпнул горстью воду. Понюхав ее и попробовав на вкус, Кэл встал.
– Вода вполне пригодна для питья, – заявил он.
– Ура! – закричала Пруденс.
Кэл невольно улыбнулся. Подойдя к своей спутнице, он помог ей спешиться, и она сразу же подбежала к берегу пруда. Присев на корточки и умывшись, Пруденс попила воды, черпая ее сложенными ладонями. Лошади тоже подошли к водоему, чтобы утолить жажду. Заметив их, Пруденс засмеялась.
– Если бы год назад кто-нибудь сказал мне, что я буду пить из одного пруда с лошадьми, я назвала бы этого человека сумасшедшим, – промолвила она и, встав, повернулась лицом к Кэлу: – Спасибо тебе за все, Кэл.
– Не надо благодарить меня, Пруденс. Мы еще не добрались до цели нашего путешествия.
– Я уверена, что все будет хорошо. – Она подошла к Кэлу и взглянула ему в глаза. – Я не сомневаюсь, что ты сделаешь все возможное, чтобы мое стадо добралось до железнодорожной станции. А это для меня сейчас самое важное.
Пруденс стояла так близко, что Кэл мог отчетливо разглядеть ее лицо – темные пятнышки на радужке ее глаз, румянец на щеках, капельки пота над верхней губой. На виске Пруденс пульсировала голубая жилка.
– Я… я не знаю, как бы я жила без тебя, – продолжала она. – Если бы не ты и не нанятые тобой ковбои, мое ранчо давно разорилось бы. Я…
– Не надо, Пруденс, – хотел он остановить ее.
– Нет, дай мне высказаться, – возразила она. – Мне давно уже хотелось поговорить с тобой начистоту, и сейчас я хочу воспользоваться удобным моментом и излить душу. Я пыталась обмануть себя, Кэл, но теперь у меня открылись глаза, и я могу признаться тебе, что хочу того же, чего хочешь ты. Мне все равно, зачем ты приехал в Лоуэлл и долго ли пробудешь здесь. Ты недавно сказал, что я должна снять вдовий наряд и что я имею право любить… А потом ты добавил, что хотел бы быть тем мужчиной, которого я полюблю… Если ты все еще так думаешь… если ты все еще хочешь меня… – Пруденс смущенно замолчала.
Кэл был потрясен ее словами.
– Ты понимаешь, что ты говоришь? – прошептал он. Пруденс кивнула.
– Ты уверена в том, что правильно поступаешь, Пруденс? – спросил Кэл. – Подумай хорошенько! Может быть, ты изменишь свое мнение завтра, когда мы доберемся до железнодорожной станции, или немного позже, когда мы вернемся в город и ты снова услышишь грязные сплетни обо мне?
– Нет, Кэл, я все хорошо обдумала. За последнее время я сильно изменилась благодаря тебе.
– В таком случае вот тебе мой ответ, – сказал он и крепко обнял ее.
Пруденс ахнула от неожиданности, но Кэл тут же припал к ее губам, заглушив рвущийся из ее груди возглас радостного удивления. Их поцелуй был долгим и страстным. Кэл чувствовал, как нарастает его возбуждение. Подхватив любимую на руки, он понес ее в увитую зеленью беседку, стоявшую неподалеку от пруда. Бережно положив ее на деревянный настил, он опустился рядом с ней на колени и вгляделся в ее раскрасневшееся лицо. Его сердце так сильно колотилось, что, казалось, готово было выпрыгнуть из груди.
– Еще раз, пока не поздно, хорошенько подумай, Пруденс, – сдавленным от захлестнувших его эмоций голосом промолвил он, – действительно ли ты хочешь меня? Уверена ли ты в своих чувствах?
– Я уверена, Кэл, – твердо сказала она.
Ободренный словами Пруденс, Кэл лег рядом и, заключив ее в объятия, стал неистово ласкать ее. Его сжигала страсть, он жаждал слиться в одно целое с женщиной, которую любил больше жизни. Кэлу хотелось признаться, что рядом с ней он забывает мучительные события прошлого и обретает долгожданный душевный покой. С каким наслаждением он прошептал бы ей сейчас на ухо о том, что она нужна ему такая, какая есть – со всеми своими достоинствами и недостатками! Кэл стал ценить те качества Пруденс, которые прежде раздражали его, – гордость, упрямство, своеволие. Ее тело, ее нежные прикосновения сводили его с ума и возрождали к новой жизни. Пруденс стала необходима ему как воздух, и Кэлу хотелось, чтобы она почувствовала это.
Не находя слов, чтобы объясниться ей в любви, он старался выразить переполнявшие его чувства бурными ласками, осыпая поцелуями лицо и шею Пруденс. Дрожащими руками он расстегнул ее блузку и обнажил нежную грудь. Припав губами к ее соску, он начал поигрывать с ним языком, посасывать и легонько покусывать до тех пор, пока Пруденс не застонала от наслаждения, запрокинув голову и запустив пальцы в его густые волосы.
Чувствуя, как нарастает его возбуждение, Кэл расстегнул пояс на юбке Пруденс и стащил ее через бедра. Осыпая поцелуями ее плоский живот, он спускался все ниже, продвигаясь к темному треугольнику. Женщина застыла на мгновение, затаив дыхание, когда Кэл раздвинул ее бедра и припал губами к ее влажной разгоряченной промежности. Его язык глубоко проник в ее лоно, и она забыла обо всем на свете.
Подхватив ладонями ее ягодицы, он приподнял бедра Пруденс, чтобы ему было удобнее ласкать тайные уголки ее тела. Она изогнула спину, извиваясь и задыхаясь от страсти. Из ее груди вырывались хрипы и стоны. И вот наконец мощная судорога пробежала по ее телу, Пруденс закричала и тут же затихла в его руках.
Когда Кэл встал, чтобы раздеться, его возлюбленная все еще лежала с закрытыми глазами и тяжело дышала. Сбросив с себя одежду, он снова лег и прижался к ее обнаженному телу. Открыв глаза, она взглянула в пылавшее страстью лицо Кэла и снова опустила веки.
– Я хочу видеть твои глаза, Пруденс, – прошептал он, входя в нее.
Когда их взгляды встретились, Кэл улыбнулся ей.
– Я хочу, чтобы ты видела мужчину, которому принадлежишь, Пруденс, – прошептал он. – Я хочу, чтобы ты произнесла его имя.
– Кэл… – охваченная трепетом, промолвила она. – Я твоя, Кэл… только твоя…
Они одновременно достигли апогея страсти и пережили экстаз. Кэл излил струю семени в ее влажное пульсирующее лоно. Не разжимая объятий, они долго лежали молча, приходя в себя. Пот струился по их нагим разгоряченным телам.
Приподнявшись на локтях, Кэл посмотрел на Пруденс. Теперь она дышала ровно и спокойно. Он нежно прикоснулся губами к прилипшим к ее виску влажным завиткам черных волос. Женщина медленно открыла глаза и взглянула на него.
– У тебя нет пути назад, Пруденс, – сказал Кэл. – Отныне ты – моя.
«Черт подери, куда подевался Кэл?» – спрашивал себя Дерек, глядя в подзорную трубу. Он со своими людьми наблюдал за скотом Пруденс Рейнолдс из надежного укрытия, расположенного на пригорке. Чувствуя на себе взгляды своих приятелей, Дерек снова внимательно посмотрел на стадо и сопровождавших его ковбоев.
– Что ты там так долго рассматриваешь? – нетерпеливо спросил Лефти.
– Кое-что мне кажется подозрительным, – осторожно ответил главарь.
Бородатое лицо Гарри помрачнело.
– А я не замечаю ничего подозрительного, – проворчал он.
– Дело в том, что стадо движется слишком медленно, – сказал Дерек. – Это очень странно. Кроме того, среди сопровождающих почему-то нет Кэла Стара и вдовы.
– Ну и что?
– Как ты не понимаешь?! – взревел Дерек. – Мы должны знать, где они и что делают! Может быть, они где-то прячутся и следят за местностью, подстерегая тех, кто хочет напасть на их скот!
– Что-то мне не верится в это.
– В таком случае где они, по-твоему?
– Возможно, Кэл Стар повез вдову назад домой, – предположил Лефти. – Она ведь изнеженная особа и не привыкла целыми днями скакать в седле. Вдова наверняка была для них обузой, и они постарались избавиться от нее, чтобы она не задерживала их в пути.
– Нет, – криво усмехнувшись, возразил Джек, – эта тощая ведьма скорее умрет, чем признается в своей слабости.
– А мне кажется, что все в полном порядке, – нетерпеливо заявил Лефти. – Не забывай, Дерек, что это была твоя идея напасть на стадо в прерии по пути к железнодорожной станции. Мы подчинились твоему приказу и последовали за тобой. И вот мы настигли стадо и увидели, что его сопровождают всего лишь три человека. Я считаю это удачей. Нас больше, чем их. Нам надо внезапно напасть на ковбоев и захватить скот. Думаю, это удастся сделать без особого труда.
– Это наверняка ловушка, – сказал Дерек. – Что-то здесь не так.
– Я знаю, что тебе не нравится, – нахмурившись, заявил Лефти. – Тебя смущает то, что поблизости нет Стара и вдовы, которых ты должен застрелить по приказу своей подружки.
– Я посмотрел бы, что бы ты сказал, если бы был на моем месте, – проворчал Дерек.
– Но я не на твоем месте, босс, и считаю, что нам нужно просто воспользоваться удобным моментом и захватить стадо.
– Лефти прав, – поддержал Гарри своего приятеля.
– Я тоже так считаю, – неожиданно согласился с ними Джек.
Дерек пронзил его сердитым взглядом.
– А ты не забыл, что еще кое-что собирался сделать? – процедил он сквозь зубы.
– Черт подери, да я могу разобраться с этим Старом в другое время, – сказал Джек. – А вот более удобного случая захватить скот нам может уже больше не представиться. Мне нужны деньги, и я этого не скрываю.
– Правильно рассуждаешь, старина, – сказал Гарри, похлопав Джека по плечу.
Дерек помолчал, обдумывая сложившуюся ситуацию. Воры были правы. Они наблюдали за стадом уже целый час, а Стар за это время так и не появился. Да, это был прекрасный шанс захватить скот, и им следовало воспользоваться им. В конце концов, Дереку было все равно, как отреагирует на это Селеста.
Дерек знал, что, как бы сильно Селеста ни злилась на него, она не расстанется с ним, потому что он был нужен ей.
– Хорошо! – воскликнул он. – Поехали!
Кэл поглядывал на скакавшую рядом с ним Пруденс. Она прятала от него глаза, но он был уверен, что на этот раз Пруденс не раскаивается в том, что они отдались на волю чувств. Она старалась не смотреть на Кэла, потому что знала, как сильно может воспламенить его один-единственный ее взгляд. Кэл в порыве страсти был способен стащить ее с лошади и заняться любовью прямо на земле под открытым небом.
Они оба понимали, что провели слишком много времени на берегу пруда, забыв обо всем на свете, и теперь спешили вернуться к своим спутникам. Кэл все еще ощущал запах Пруденс и чувствовал на губах вкус ее поцелуев. Его тревожила мысль о том, что Пруденс могла одним-единственным словом или взглядом зажечь в нем огонь неудержимой страсти и приглушить чувство ответственности и долга. Когда они были вместе, реальность отступала на задний план и окружающий мир переставал существовать для них.
Внезапно вдалеке раздались выстрелы. Кэл насторожился и пришпорил коня. Стадо было уже совсем близко. Обратный путь они преодолели всего лишь за полчаса. Почувствовав, как сотрясается земля от стука копыт перепуганного скота, Кэл на скаку повернулся к Пруденс.
– Поезжай вон в ту рощицу и жди меня там! – крикнул он. – Я приеду за тобой!
Сердце Пруденс сжалось от страха.
– Это воры? – спросила она.
– Делай то, что я тебе сказал! У нас нет времени на разговоры!
– Я поеду с тобой.
– Черт подери! Я не хочу, чтобы с тобой случилась беда!
Сжав зубы, Пруденс повернула коня к рощице. Убедившись, что она находится в безопасности, Кэл поскакал во весь опор туда, откуда доносилась стрельба.
Еще издали он увидел клубы пыли, поднятые копытами сорвавшегося с места скота. Ларри пытался направить движение охваченных ужасом животных и воспрепятствовать их паническому бегству. Кэл ринулся ему на помощь. Но тут снова раздались выстрелы, и Ларри закачался. На мгновение Кэлу показалось, что его товарищ сейчас рухнет на землю, но Ларри удержался в седле. Стрельба не прекращалась. Кэл пригнулся, чтобы его не задела пуля, и поскакал вперед. Внезапно сквозь облако пыли он увидел всадника, целившегося в Ларри. Вскинув ружье, Кэл нажал на курок, и всадник упал под копыта коров.
Мчась рядом с обезумевшим скотом, Кэл увидел еще двух незнакомцев, вооруженных ружьями. Они стали палить в него, и он тоже открыл по ним стрельбу. Один из нападавших упал. Вокруг свистели пули, и Кэл еще ниже нагнулся к передней луке седла. Он попытался определить, откуда ведется огонь, и тут, к своему ужасу, заметил Пруденс. Она быстро приближалась к запаниковавшему стаду. Кэл крикнул, чтобы она возвращалась в укрытие, но вокруг стоял такой шум, что Пруденс не слышала его.
У Кэла упало сердце, когда сквозь просвет в облаке пыли он увидел еще одного вора. Тот целился в Пруденс. Собрав всю свою волю в кулак, Кэл выстрелил первым… Всадник закачался, однако сумел удержать равновесие. Поворотив коня, он умчался прочь с дороги, по которой несся охваченный паникой скот.
Пруденс была все ближе, и теперь Кэл мог хорошо рассмотреть ее. Она стреляла на скаку перед собой, пытаясь разогнать коров со своего пути.
Догнав ее, Кэл схватил Пруденс за талию и, посадив к себе в седло, отъехал в сторону, на безопасное расстояние от взбесившегося стада.
– Оставайся здесь, черт тебя побери! – крикнул он, спуская Пруденс на землю. – И не вздумай никуда уходить!
Ни слова не говоря, Пруденс вдруг вскинула ружье, и Кэл на мгновение лишился дара речи, решив, что она собирается выстрелить в него. Однако когда она нажала на курок, он все понял и, быстро оглянувшись, увидел позади незнакомого всадника. Через секунду тот исчез в облаке пыли.
Пруденс молча смотрела на Кэла, все еще сжимая в руках ружье. Постепенно до сознания Кэла дошло, что стрельба стихла. Однако, несмотря на это, Пруденс все еще угрожала опасность.
– Оставайся здесь! – снова крикнул он и, поворотив коня, поскакал к бегущему стаду.
К вечеру ковбоям удалось взять ситуацию под контроль. Покрытый с головы до ног песком и пылью, Кэл обвел глазами все еще возбужденных коров, которые теперь ходили по кругу, постепенно успокаиваясь. Вскоре он вместе со своими приятелями направил скот к пруду на водопой. Здесь Кэл решил остановиться на ночлег. Животным надо было дать время отдохнуть и прийти в себя. Напившись, стадо улеглось вокруг пруда.
Ковбои разожгли большой костер и уселись у огня.
– Сказать по правде, я не сразу понял, что произошло, – заговорил Джош. – Помню только, что раздались выстрелы и коровы бросились кто куда. – Взглянув на веснушчатого Ларри, у которого была перевязана рука, Джош продолжал: – Ларри попытался повернуть стадо и заставить его бегать по кругу, но его ранили. А потом кто-то выстрелил в меня.
– А ты рассмотрел тех, кто напал на вас? – спросил Кэл.
Джош отрицательно покачал головой:
– Нет, и боюсь, нам не удастся установить личности тех, кого мы застрелили. Они упали под копыта коров, и животные затоптали их, превратив тела в кровавое месиво. Теперь уже никто не сможет опознать их.
Пруденс испуганно ахнула, и Кэл бросил на нее озабоченный взгляд.
– Примерно за час до нападения у меня было такое чувство, как будто за нами кто-то пристально следит, – задумчиво сказал Уинстон. – Не понимаю, почему воры решились открыто напасть на нас. Раньше они предпочитали не сталкиваться с ковбоями и действовали под покровом ночи, угоняя те стада, которые никто не охранял. Они явно избегали стычек со сторожами. После твоего возвращения, Кэл, воры обнаглели. Они начали вести себя дерзко и отчаянно, превратившись в опасных преступников, готовых убить всякого, кто встанет у них на пути. Сегодня нас спасло только то, что коров охватила паника и они понеслись куда глаза глядят. Поднятая их копытами пыль помешала бандитам целиться. Иначе никто из нас не остался бы в живых.
– А ты заметил, сколько их было? – спросил Кэл.
– Думаю, что четверо. Когда двоих затоптал скот, еще двое продолжали отстреливаться. Один из тех, кто уцелел, был ранен. – Уинстон с улыбкой взглянул на Пруденс. – Это миссис Рейнолдс попала в него, – сказал он. – Этот парень бежал с поля боя сразу же, как только его подстрелили. А за ним последовал и его приятель.
Кэл вспомнил, что, когда ковбоям удалось направить стадо к пруду, он нашел Пруденс на том месте, на котором ее оставил. Она ждала его и, когда Кэл заключил ее в объятия, крепко прижалась к его груди. Они не сказали друг другу ни слова. Кэл посадил Пруденс на свою лошадь, а затем сам поднялся в седло. Прислонившись к нему спиной, она закрыла глаза. Так они доехали до водоема.
Пруденс до сих пор хранила молчание. Такая сдержанность была несвойственна ей. Кэл внимательно вгляделся в лицо любимой. Он знал, что ковбои тоже удивлены тем, что она не проронила ни слова с тех пор, как они добрались до пруда.
– Сегодня был трудный день, мэм, – мягко сказал Джош, бросив на Пруденс испытующий взгляд. – Если хотите помыться, мы завесим вас одеялами.
– Нет… не надо, – запинаясь, сказала она и, вздохнув, встала.
Однако у нее тут же подкосились колени. Подоспевший к ней Кэл схватил Пруденс за руку, боясь, что она упадет.
– Все в порядке, – промолвила она.
Ее лицо заливала смертельная бледность. Кэл обнял ее за плечи и отвел в сторонку, чтобы поговорить наедине. Ему было все равно, что подумают о них ковбои. Он видел, что Пруденс едва держится на ногах.
– Я хотел поблагодарить тебя, милая, – сказал он. – Оказывается, ты отличный стрелок. Кто бы мог подумать? Если бы не ты, меня бы уже не было в живых.
– Ты же знаешь, что я случайно попала в того человека, – сказала Пруденс. – Я и сама не понимаю, как это у меня вышло. Я увидела, что он целится в тебя и, вскинув ружье, нажала на курок.
– Мне повезло! – воскликнул Кэл. Слезы брызнули из глаз Пруденс.
– Мне тоже, – прошептала она. Комок подступил к горлу Кэла.
– Тебе нужно поспать, – сдавленным голосом промолвил он. – Нас ждет трудный день. Мы должны во что бы то ни стало доставить завтра скот на железнодорожную станцию, поэтому ехать придется почти без остановок.
Кэл проводил Пруденс к скатанным одеялам, оставленным у костра. Она расстелила их и легла. Кэл принес свою постель и молча устроился рядом с Пруденс.
– Что о нас подумают люди… – прошептала она так, чтобы ее не слышали сидевшие напротив ковбои.
– Неужели тебя это волнует? – тихо спросил Кэл. Пруденс задумалась на мгновение, а потом мотнула головой.
Кэл вытянулся рядом с ней. Ему очень хотелось обнять Пруденс, но он не мог себе это позволить. Пруденс тоже хотелось, чтобы Кэл обнял ее, но она знала, что он этого не сделает.
Их взгляды встретились.
– Мне сегодня несказанно повезло, – с улыбкой прошептала она.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Техасская звезда - Барбьери Элейн

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Эпилог

Ваши комментарии
к роману Техасская звезда - Барбьери Элейн



Вначале когда читаешь интересно, а конца нет:(. Жаль потраченного времени, вчера допоздна сидела и читала, очень хотелось узнать, что же в конце будет, а осталось ощущение недосказанности и невозможно от него избавиться. Лучше бы не читала.
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнАня
10.03.2012, 4.55





Согласна с Аней - конца у романа нет.Прочитано как-будто половина книги.
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнСветлана
30.08.2012, 15.50





Согласна спредыдущими коментариями в этой книгине хвает конца, что же будет с остальными героями, да и самим ранчо?
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнТатьяна
16.10.2012, 23.37





продолжения книги читать надо "звезда любви" и все будет Понятно
Техасская звезда - Барбьери Элейнгуля
20.12.2012, 13.21





ну!ну!прочитала!и поверьте мне что вместо недосказанности появилось недоумение!!!))))))))))))где конец?))))
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнЕкатерина
29.01.2013, 21.05





Это первая книга в серии, читайте и вторую. По мне так слишком много врагов.
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнКэт
7.04.2013, 16.58





Очень интересный сюжет , но как уже говорилось, нет конца. Буду надеяться , что все раскроется в второй книге этой серрии...
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнМилена
10.04.2013, 10.53





Мне понравился этот роман. Буду читать продолжение- Звезда любви.
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнТатьяна
17.12.2014, 16.09





М-да, бывают же такие болваны! Читая книгу я громко возмущалась очевидной и не проходимой тупости папаши главного героя, да не весёлая вдовушка изрядно раздражала своим ослиным упрямством. А у этого безобразия ещё и продолжение есть.
Техасская звезда - Барбьери ЭлейнОльга К
14.08.2015, 2.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100