Читать онлайн Опасные добродетели, автора - Барбьери Элейн, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасные добродетели - Барбьери Элейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасные добродетели - Барбьери Элейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасные добродетели - Барбьери Элейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барбьери Элейн

Опасные добродетели

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

На летнем предрассветном небе еще светились звезды, когда Уэс Хауэлл медленно ехал верхом по главной улице Колдуэлла. Непроизвольным движением он надвинул шляпу совсем низко на лоб, прикрывая полями лицо. В его облике было что-то устрашающее: высокий рост, необычайно широкие плечи, мощное телосложение. Черный цвет волос и бровей, загорелая кожа и темные глаза сочетались с крупными чертами лица.
Уэс смотрел на изрытую колеями дорогу, по обеим сторонам которой виднелись стойки для привязи лошадей и широкие деревянные пешеходные дорожки. Он вспомнил скотный двор на краю города, очевидно, приспособленный для торговли, в то время как дома, конюшни и загоны оставались в плачевном состоянии. Иногда наряду с деревянными строениями попадались сооружения из камня и кирпича. Уэс отметил обилие салунов с кричащими фасадами. В преддверии наступающего дня стояла тишина, однако повсюду виднелись следы ночных пирушек. Тут и там валялись тела храпящих пьяных ковбоев. Это была знакомая сцена, которая быстро изменится с восходом солнца.
Хауэлл застал город врасплох. Ему не раз приходилось неожиданно появляться в различных местах. Такую уж он имел специальность.
По-прежнему двигаясь ровным шагом, Уэс продолжал наблюдать, сопоставляя увиденное с той информацией, которой его снабдили в Южном Техасе несколько недель назад.
Колдуэлл, штат Канзас, расположился по обеим сторонам Чисхолмской дороги. Одиннадцать лет назад здесь была деревня, которая быстро разрослась и превратилась в городок. Во время Гражданской войны местные дельцы получали огромные прибыли благодаря большому спросу на говядину. Они конкурировали в торговле со скотоводами Северного Техаса. Как и другие города такого типа, Колдуэлл охотно снабжал ковбоев всеми видами развлечений и был вне конкуренции, пока несколько лет назад не построили железную дорогу, соединившую его с Санта-Фе. Это обстоятельство вынудило город вступить в конкурентную борьбу, как это случилось еще раньше с Абилином и другими крупными населенными пунктами, расположенными вдоль трассы. Вскоре в некоторых районах Техаса скот подвергся карантину, и местные жители отказались покупать его.
Колдуэлл опять начал получать огромный доход. Однако появились и проблемы, которых раньше не было. Теперь в городе пьяные хулиганы буянили по ночам, открывая стрельбу, что нередко приводило к убийствам. Так, месяц назад погиб начальник городской полиции.
Подъезжая к городу, Уэс заметил, что к нему постоянно прибывают перегоняемые стада. Он ехал через пастбище, где стадо примерно в тридцать тысяч голов направлялось на скотные дворы для ожидания дальнейшей транспортировки. Новая трасса была проложена через Колдуэлл ранней весной и позволяла предположить, что в этом году город достигнет наивысшего расцвета.
Следя за окружающим холодным взором, Уэс распрямил спину. Он чувствовал, что 1882 год станет решающим и для него.
Внезапно его внимание привлекла вспышка света в каменном здании впереди. Это был городской банк. Уэс инстинктивно пришпорил лошадь, в этот самый момент утреннюю тишину нарушил взрыв. Выхватив пистолет, Хауэлл соскочил с лошади в нескольких шагах от входа в банк. Внезапно дверь резко распахнулась и двое мужчин с тяжелыми денежными мешками появились на дощатом тротуаре.
Быстро выпрямившись, Уэс крикнул:
— Стой!
Мужчины резко повернулись к нему. Их руки потянулись к оружию на бедрах. Уэс дважды выстрелил. Третьего выстрела не потребовалось.
В дверях соседних домов начали появляться люди. Оглядев улицу, Уэс осторожно подошел к лежащим на земле мужчинам. Он отпихнул ногой мешки с деньгами и опустился на колени рядом с телами, чтобы убедиться, что врач уже не нужен. Поднявшись, Хауэлл сунул пистолет в кобуру и только после этого заметил, что рука его дрожит. Уэс обратился к человеку с большими усами, стоящему рядом:
— Где полицейский участок?
— Это… на углу, недалеко отсюда.
Тщательно привязав мешки с деньгами к седлу, Уэс сел на лошадь и двинулся в направлении, указанном усатым.
— Надеюсь, ты вызовешь владельца похоронного бюро, — бросил он ему.
Тем временем на улице продолжали собираться горожане. Уэс чувствовал на себе взгляды людей, но не считал нужным давать какие-либо объяснения. Вскоре любопытство жителей будет удовлетворено. Он не собирался оставаться незнакомцем.
Внезапно Уэс обратил внимание, что в дверях лачуги, стоящей неподалеку, происходит какое-то движение. Хауэлл разглядел там молодую пару. Юный светловолосый малый стоял с обнаженной грудью, одетый в брюки, как будто только что проснулся. Девушка рядом с ним, казалось, тоже оделась поспешно. Голубая ткань ее платья откровенно облегала тело. Темные волосы ниспадали до середины спины. Они блеснули в лучах восходящего солнца, когда она повернулась, чтобы прошептать что-то на ухо молодому человеку. Девушка быстро взглянула на Уэса в тот момент, когда потянула парня назад в лачугу, и поразила его яркостью своих глаз, которые были невероятно голубыми и выражали откровенную ненависть. Именно ненависть. Ему стало неприятно.
Раздосадованный тем, что враждебный взгляд удивительно голубых глаз подействовал на него сильнее, чем вид двух безжизненных мужских тел, лежащих на улице, Уэс тихо выругался. Затем он постарался забыть и о мужчинах, заставивших его стрелять, и о женщине, осудившей его.
Минуту спустя, войдя в неосвещенный полицейский участок, он сел и стал ждать.
«Охотник, рассчитывающий на вознаграждение», — решила про себя Онести, взглянув на Уэса, и поморщилась. Подхватив под руку Джереми, она вошла с ним в дом и закрыла дверь. Выражение ее лица оставалось мрачным. Встревоженная взрывом, прозвучавшим несколько минут назад, она выглянула на улицу как раз в тот момент, когда громадный незнакомец начал стрелять. Онести увидела, как двое мужчин упали, а верзила опустился на колени перед ними, затем поднял мешки с деньгами, оставив лежащих на земле. Она сразу поняла, что появление этого человека не было простым совпадением, — уж слишком хладнокровно он действовал. Очевидно, ему не раз приходилось выполнять такую работу.
Она видела таких типов прежде. Они часто появлялись в Колдуэлле. Стрельба на улицах тоже давно никого не удивляла. Онести презирала бессмысленные убийства под влиянием алкоголя или сильного возбуждения, но люди, хладнокровно выслеживающие и убивающие человека за награду, вызывали у нее крайнее отвращение.
Этот детина был явной дрянью, ничтожеством в ее глазах, и она выбросила его из головы.
Внезапно осознав, что Джереми ждет от нее каких-то слов, Онести почувствовала знакомое недомогание. Голова ее раскалывалась. Виной тому были тревожные сны и беспокойство за Джереми, которое не давало ей спать большую часть прошедшей ночи, несмотря на то что она помнила о своем решении больше не попадаться в одну и ту же ловушку. Хотя Онести сказала себе, что Джереми уже взрослый мужчина и должен отвечать за свои поступки, нередко в тихие ночные часы ей вспоминался мальчик, которого она знала много лет назад и который все еще возникал перед ней, когда случалось смотреть в мягкие карие глаза повзрослевшего Джереми. Она дождалась первых проблесков зари, чтобы накинуть платье на голое тело и направиться к дому парня.
Онести не стала стучаться. Девушка хорошо знала, что можно увидеть внутри лачуги, и не ошиблась. Распростершись на кровати, прижимая руку ко лбу, Джереми с жалким выражением лица попытался улыбнуться, но улыбка не получилась, и гнев Онести пропал.
Девушка подняла Джереми на ноги и заставила его обнажиться по пояс, чтобы он умылся и избавился от неприятного запаха, оставшегося после ночных похождений. Она ждала, когда в его глазах появится осмысленное выражение, свидетельствующее, что он готов выслушать ее. В это время раздался взрыв.
Онести снова вспомнила суровый взгляд стрелявшего, и по ее спине пробежал холодок. Да, она встречала мужчин, подобных ему. Возможно, по этой причине она испытала знакомое мимолетное чувство при виде этого человека.
— Извини, Онести. — Хриплый голос Джереми прервал ее мысли, вернув к действительности. Однако голова по-прежнему болела, и ей не хотелось в который раз выслушивать слова раскаяния.
— Можешь не извиняться передо мной. — Онести пожала плечами. — Ты не причинил мне вреда, вредишь лишь сам себе.
— И тебе тоже. Я знаю… прости меня.
Горло Онести до боли сжалось — в голосе Джереми прозвучало истинное раскаяние. Он был прав. С помятым лицом и темными кругами под глазами, он стоял в такой позе, что казалось, будто ему в три раза больше лет, чем на самом деле. Состояние его было отвратительным, он даже не мог выпрямиться. Джереми губил себя, следуя той же дорожкой, что и его отец, и был слеп, не замечая этого.
Против ее воли слова сами сорвались с губ:
— Извинения… Опять то же самое! Ты говоришь правильно, а потом все забываешь. Джереми, если бы ты знал, как мне больно видеть тебя таким! Почему ты не прекратишь пьянство?
— Прошлым вечером я немного потерял контроль над собой, однако добился кое-чего. Мы с Биттерсом нашли общий язык. Он пообещал взять меня в большое дело.
— Большое дело? — Онести недоверчиво посмотрела на Джереми. — Что это за дело?
— Он… он торговец скотом.
— Торговец скотом?
— Он ищет подходящее стадо, чтобы купить его и отправить в Монтану для агентства «Блэкфут». Правительство платит там хорошие деньги за молодых бычков.
— Если даже это правда, зачем ты нужен Биттерсу?
Онести поняла, что допустила ошибку, потому что Джереми сердито сжал челюсти. Она унизила его… задела гордость парня. В таких случаях Джереми становился неуравновешенным.
— Я хороший ковбой и вполне могу справляться с животными, которых перегоняют через наш город. Ты знаешь это! До сих пор я не занялся этим делом лишь потому, что мне пришлось бы покидать Колдуэлл на восемь-девять месяцев… и я… — Онести ждала в напряженной тишине. Джереми неожиданно улыбнулся. — Я подумал, что ты очень скучала бы по мне.
— Джереми… — Онести покачала головой.
— Так ты действительно скучала бы? — прошептал он с надеждой.
Онести ничего не ответила.
— Да? — В голосе Джереми прозвучала мольба. Разве можно было отвергнуть его?
— Да, скучала бы.
— Ты должна простить меня, потому что я стараюсь сделать что-нибудь хорошее для тебя…
— В самом деле, Джереми?
— Да.
— В таком случае порви с Биттерсом.
— Только из-за того, что я немного перепил прошлым вечером…
— Я не доверяю ему.
— Онести…
— Он тебе не товарищ, Джереми!
Парень вздохнул:
— Я больше не хочу спорить с тобой, Онести. Черт побери, у меня трещит голова!
— Так тебе и надо.
— Ты ведь не думаешь так.
На этот раз вздохнула Онести:
— Не думаю… и не хочу видеть, как ты страдаешь. По этой причине я здесь и принесла тебе кое-что. — Сунув руку в карман, Онести вытащила из него бумажный пакетик. — Доктор Уод дал мне эти порошки от головной боли. Ты знаешь, после…
— …этих твоих снов.
— Да.
К горлу Онести подступил ком. Джереми был единственным, кто не уговаривал ее забыть о снах, считая, что они не осуществятся и она никогда не увидит своих сестер. Так какое право она имеет отговаривать его от своей мечты?
Внезапно Онести охватило чувство благодарности, и она крепко обняла Джереми. Ощутив его дрожь, девушка отступила назад, затем вложила ему в руку пакетик:
— Прими этот порошок. Тебе будет лучше. Мы поговорим позже, хорошо?
— Ладно.
Онести уже взялась за ручку двери, чтобы уйти, и тут Джереми коснулся ее руки.
— Онести… — Бледное лицо парня было серьезным, когда он прошептал: — Ты ведь знаешь, что я люблю тебя, не так ли?
Слишком взволнованная, чтобы говорить, Онести кивнула и, поцеловав его в щеку, вышла на улицу. Быстрым шагом, глядя прямо перед собой, она направилась туда, откуда пришла.


— Мне не нравится эта идея. — Тон начальника полиции Карра был резким. — Восточным банкирам не следовало нанимать вас для охраны денег, после того как они прибудут в Колдуэлл. Это работа местной полиции.
— Компания «Слейтер энтерпрайзес» считает иначе.
Жесткие усы Карра зашевелились от подавляемого гнева. Он прибыл на место неудачного ограбления банка через несколько минут после того, как незнакомец погрузил мешки с деньгами на лошадь и уехал на глазах почти у половины жителей города. Причем никто не попытался остановить его.
Карр пожал плечами и прищурился, украдкой оценивая собеседника. Пожалуй, нельзя винить горожан. Черт побери, он не мог припомнить, чтобы видел когда-либо более крупного и крепкого человека, чем этот! К тому же парень уложил обоих грабителей, выстрелив всего лишь по одному разу в каждого…
Карр мысленно одернул себя. Нельзя уступать. Он начальник местной полиции и не желает, чтобы кто-то вторгался на его территорию. Не важно, что этого парня зовут Уэс Хауэлл и его имя наводит страх на любого нарушителя закона в Техасе. Черт побери, Хауэлл больше не был техасским рейнджером!
Карр фыркнул и потер щетинистую щеку. Он помчался по улице за незнакомцем в направлении, которое указал старый Барни Никербокер. Трудно сказать, был он больше удивлен или обрадован, когда нашел Хауэлла ожидающим его в полицейском участке с мешками денег на полу у ног. Чувство облегчения быстро сменилось обидой, которая до сих пор терзала его. Он снова взглянул в суровые глаза Хауэлла:
— Вы предотвратили ограбление, и это прекрасно, но я не собираюсь предоставлять вам какие-либо особые права в этом городе. Если встанете на моем пути, я устраню вас.
Хауэлл медленно поднялся.
— Я не привык становиться на пути законной власти.
— И знайте: переступив определенные границы, вы окажетесь в тюрьме.
— Надеюсь, мне не придется попасть за решетку.
Карр тоже встал, вытянувшись во весь рост. Он был на полторы головы ниже Хауэлла.
— Запомните, что я сказал.
Выражение лица Хауэлла ничуть не изменилось, его голос прозвучал еще мягче, чем прежде:
— Я хочу, чтобы вы тоже кое-что запомнили, Карр. Я здесь для того, чтобы выполнять работу, и буду делать ее, а если вы встанете на моем пути, я перешагну через вас.
Несколько минут спустя, наблюдая за тем, как Хауэлл вышел на улицу и вскочил в седло, Карр что-то пробурчал себе под нос. Ему совсем не нравился этот парень.
И почему ему кажется, что во всем случившемся есть много неясного?


Уэс ехал по главной улице Колдуэлла. Он пустил лошадь медленным шагом и принял независимый вид, чтобы таким образом скрыть внутреннее возбуждение. Начальник полиции очень обозлился после его предупреждения. Уэс не предполагал, что между ними произойдет перепалка. Он рассчитывал с целью экономии драгоценного времени получить от него информацию, но, похоже, Карр не склонен предоставлять ему необходимые сведения.
«Проклятый болван», — мысленно обругал он Карра.
Жесткие черты лица Уэса напряглись. Этот Карр слишком гордый, чтобы позволить помогать ему в опасной работе. Хауэлл не сомневался, что о прибытии в город очень большого количества денег от «Слейтер энтерпрайзес» в расчете на рост торговли скоро станет известно всем. Новости здесь распространяются очень быстро. Банк Колдуэлла должен был стать их временным хранилищем, и грабители сбегутся сюда со всей округи. Чтобы держать ситуацию под контролем, требуется не один человек, а гораздо больше. И тем не менее охрана поручена ему, техасскому рейнджеру. Уэса охватило чувство гордости.
Выражение лица Хауэлла сделалось серьезным. Техасские рейнджеры заработали признание потом и кровью. На время предстоящей работы он снял и положил в карман значок, хотя сделать это было нелегко. Непредвиденный случай обеспечил ему прикрытие, в котором он очень нуждался, чтобы выполнить более важное задание.
Держась очень спокойно, Уэс осматривал улицу. Семь лет он ждал, думая только об одном. И вот…
Уголком глаза он заметил нечто такое, что прервало его мысли. В дверях лачуги, которую он приметил еще раньше, появилась прежняя пара. Молодая женщина остановилась, глядя на светловолосого парня, в то время как тот ей что-то шептал. Она ответила ему поцелуем.
Уэс отвернулся, недовольный собой. Через минуту он оглянулся: женщина быстро шла по улице. Хауэлл удивился, когда увидел, что она неожиданно свернула к банку и спустя несколько минут вошла в него. Он остановил лошадь и решил подождать. Время тянулось ужасно медленно, пока женщина снова не появилась. Она перешла улицу и двинулась дальше. Дойдя до салуна, вошла внутрь.
Уэс смутился. Не было ничего необычного в том, что девушка возвращалась рано утром от любовника к себе в салун. Однако он никогда не видел, чтобы после ночи любви заходили в банк, который был только что ограблен.
Пришпорив лошадь, Уэс минуту спустя спешился около банка и привязал поводья к стойке. Толпа, собравшаяся после взрыва, рассеялась. Тела грабителей убрали. Очевидно, владелец похоронного бюро не тратил зря времени и приступил к выполнению своих обязанностей, но, по правде говоря, Уэса ничуть не обеспокоило бы, если бы грабители продолжали лежать на своих местах. Они нарушили закон и потому были наказаны. Ему давно были известны последствия противоправных действий.
Остановившись в дверях банка, Уэс осмотрел внутренние разрушения. Запах пороха все еще висел в воздухе, но повреждения оказались незначительными. Большой сейф в углу был открыт, дверца болталась на петлях. Пол вблизи него носил на себе следы взрыва, остальная часть комнаты оказалась нетронутой. Обе кабины кассиров не пострадали, столы из красного дерева и стулья также не были повреждены. В помещении находился только темноволосый мужчина, который собирал какие-то бумаги и книги, разбросанные по полу. Он поднял голову, когда Уэс вошел:
— Могу я чем-нибудь помочь? — Мужчина заколебался, затем добавил: — Вы ведь уже помогли мне. Вы тот человек, который помешал ограблению, не так ли?
Уэс кивнул.
— Узнал вас по описанию. Меня зовут Вебстер. — Он протянул руку. — Я управляющий банком, примите мою благодарность за то, что вы сделали.
Уэс пожал ему руку:
— Меня зовут Уэс Хауэлл.
— О… — Вебстер выпрямился, его улыбка мгновенно исчезла. — Удивлен. Не ждал вас раньше следующей недели.
— Я опередил назначенный срок. — Не склонный обмениваться любезностями, Уэс посмотрел на сейф и нахмурился: — «Слейтер энтерпрайзес» в ближайшее время вышлет первую партию денег. Что вы будете делать с ними без сейфа?
— У нас есть еще один. — Уэс вопросительно приподнял бровь, и Вебстер добавил: — Мы держим сейф поменьше в задней комнате. Раньше пользовались им, пока дела не стали расширяться. Сейчас он послужит нам некоторое время, потом привезем новый. Это не самая главная трудность.
Уэс прищурился:
— А что вы считаете более важным?
— Думаю, вы поняли это час назад.
Колдуэлл не очень спокойный город.
— Для меня это не проблема. — Уэс хранил мрачное выражение лица. — Что еще вы можете сказать мне?
Вебстер положил собранные бумаги на ближайший стол. Жестом указав на кабинет в задней части помещения, он произнес холодным тоном:
— Думаю, там будет удобнее побеседовать.


— А вот и ты!
Онести, уже взявшаяся за ручку двери своей спальни, повернула голову и увидела Джуэл, вышедшую из своей комнаты в конце коридора. Вероятно, она была очень встревожена. Из-под ее небрежно накинутого экстравагантного розового шелкового халата виднелась ночная рубашка. Яркие волосы, обычно подвязанные или собранные в пучок, в беспорядке свисали. Лицо не было накрашено. В таком виде ее редко видели, и, когда она приблизилась, Онести подумала, что Джуэл очень уязвима и выглядит неискушенной простушкой. Странно. Раньше ей такое никогда не приходило в голову.
Джуэл остановилась перед ней:
— Где ты была?
Онести вопросительно приподняла брови.
— Не смотри на меня так! Черт побери, Онести! Я услышала взрыв, а когда постучалась в твою дверь, в комнате никого не было. Ты могла хотя бы из уважения ко мне сообщить, что собираешься на улицу!
— Меня не было дома, когда взорвали банковский сейф.
— Не было?
Джуэл задумалась. Лицо ее приняло холодное выражение.
— И я не должна спрашивать, где ты пропадала, не так ли?
Ответа не последовало.
— Ты напрасно теряешь время, Онести…
Девушка повернулась к двери своей спальни, открыла ее и вошла внутрь, однако Джуэл последовала за ней. Вид у нее был непреклонным.
— Тебе не удастся отвертеться, как обычно. Ты выслушаешь меня, потому что я не уйду пока не выскажу все, что считаю нужным.
— Джуэл…
— Ты напрасно теряешь время, пытаясь повлиять на Джереми Силса, потому что уже поздно!
— Ты ничего не знаешь.
— О нет, мне все хорошо известно. — Джуэл печально усмехнулась. — Большую часть жизни я прожила одна и ничего не добилась бы, если бы строила из себя монахиню! Я хорошо знаю мужчин, потому что пользовалась ими, а они — мной. Но я всегда знала, что отдавала и что получала взамен, и поэтому не жаловалась. Это, однако, не означает, что мне не приходится ни о чем сожалеть. — Джуэл глубоко вздохнула, прежде чем продолжить более мягким тоном: — Больше всего я сожалею о времени, глупо потраченном на нескольких мужчин, что тронули мое сердце и из-за которых я испытала разочарование. Джереми из той же породы, Онести. Он заберет у тебя все, что ты можешь дать ему, и будет говорить то, что ты захочешь услышать от него. Напрасно надеешься, что он исправится. Этого не случится, потому что Джереми не может измениться. Он повторение своего отца. Хочешь верь, хочешь не верь в это.
— Нет, он не такой.
— Ты знаешь, что я права.
— Он не такой! — Внезапная ярость охватила Онести. — Думай, как тебе угодно, но я знаю правду! Джереми переживает тяжелое время, но он возьмет себя в руки, потому что обещал мне…
— Обещал?
— Да! И Джереми сделает все ради меня! Все!
— Ты так думаешь?
— Я верю в него, и, что бы ты ни говорила, у меня другое мнение. И не пытайся также убедить меня, что мне никогда не найти своих сестер. Я знаю, что мы обязательно встретимся вновь!
— Это все одно к одному. — Взгляд Джуэл сделался холодным. — Ты обижаешься на меня за то, что я говорю тебе правду относительно твоих сестер, и думаешь, что Джереми — твой единственный настоящий друг, потому что поддерживает тебя.
— Джереми, как и я, верит, что мои сестры живы!
— Это не так! Девочки погибли, как и твои родители. Их тела не нашли, но это не означает, что их не похоронили где-нибудь в низовьях реки, когда в конце концов они всплыли на поверхность. Если бы Пьюрити и Честити не утонули, мы наверняка услышали бы что-нибудь о них за столько лет.
— Они живы. Я знаю.
— Ты не хочешь признать истину и собираешься всю жизнь ждать то, чего не может произойти.
— Я найду их.
— Они давно мертвы.
— Нет. Я видела Пьюрити прошлой ночью.
— Опять эти сны.
— Да, эти сны!
— Послушай меня, Онести. Ты больше никогда не увидишь своих сестер, и Джереми не исправится, несмотря на данное тебе обещание.
— Он изменится! И я снова увижу своих сестер.
— Твои сестры погибли.
— Я же сказала…
— Они мертвы.
— Убирайся!
— Онести!
— Прочь из моей комнаты!
Дрожа от негодования, так что невозможно было говорить, Онести видела, как Джуэл широко раскрыла вспыхнувшие гневом глаза, но не испытывала раскаяния. Черт побери! Она больше не ребенок и никому не позволит указывать, о чем ей думать и что делать!
Онести молчала, оставаясь неподвижной, в то время как Джуэл повернулась и неохотно вышла из комнаты. Девушка не двинулась с места, пока Джуэл не закрыла за собой дверь.


Уэс вышел из банка. У него состоялся короткий разговор с Чарльзом Вебстером. Тот не сообщил ему ничего нового, и Уэс понял, что Вебстер почему-то опасается его.
Размышляя об этом, Уэс остановился и непроизвольно расправил свои широкие плечи, которые все еще были немного скованы после длительного путешествия. Он посмотрел вокруг. Город оживал. Ярко светило солнце. Предстоял новый жаркий день, а Уэс проголодался.
Неожиданно он вспомнил о невероятно голубых глазах и нахмурился. Затем глухо фыркнул, ощутив позывы плоти. Голод другого рода не давал ему покоя все утро. Кто эта колдунья, бросившая на него такой уничтожающий взгляд? Уэс никак не мог забыть ее. Женщины такого типа редко встречались ему. «Ты снова уезжаешь, Уэс? — прозвучало у него в голове. — Я очень скучаю без тебя. Мне так одиноко!»
Вспомнились и другие слова, полоснувшие Уэса по сердцу, когда перед ним возникло строгое бородатое лицо отца: «Мужчина из мужчин».
Они прозвучали в тишине кладбища, где хоронили капитана Уильяма Беннета Хауэлла, погибшего от пули бандита. Уэс знал, что как его отец, так и другие техасские рейнджеры были готовы к такому исходу. Однако пуля в спину — слишком предательский способ расправиться с человеком.
Уэс тоже имел значок рейнджера и работал вместе с отцом, выслеживая членов банды, совершившей ограбление банка в Сан-Антонио. Погибло двое прохожих, среди которых была молодая женщина, беременная первым ребенком. Уэс до сих пор помнил, с каким гневом рассказывал ему об этом отец. Охваченный тем же чувством, он вместе с отцом поклялся выследить бандитов и привлечь их к ответственности.
Через несколько недель поймали двух бандитов, участвовавших в ограблении сан-антонийского банка. Следы остальных пятерых грабителей Хауэллы обнаружили в Остине. Они пробыли там всего несколько часов. Неожиданно в темноте прозвучал выстрел — и смертельно раненный капитан Уильям Беннет Хауэлл упал на землю.
Странно, но Уэс до сих пор чувствовал тепло отцовской крови на руках, помнил его тяжелое дыхание. Тогда, на темной улице, он понял, что никогда не забудет предсмертный отцовский хрип.
С тех пор прошло семь лет, но Уэс продолжал носить свой значок и целеустремленно преследовать членов банды, виновных в смерти отца. Ему удалось выследить всех, кроме одного.
Случайно Хауэлл узнал, что следы бандита ведут в Колдуэлл. Как раз в то же самое время ему пришло письмо от компании «Слейтер энтерпрайзес» с просьбой защищать ее интересы в этом городе. Уэс не думал, что слава о нем распространилась настолько, что привлечет внимание восточного синдиката и ему представится такой удобный случай. Он дал согласие. Теперь Хауэлл должен был оставаться в Колдуэлле, пока зима не приостановит перегон скота до следующего сезона.
Интуиция подсказывала Уэсу, что ему должно повезти в поисках выслеживаемого им бандита.
— Скажите, вы Уэс Хауэлл, не так ли?
Уэс резко повернулся к улыбающемуся парню, обратившемуся к нему, и увидел у того значок рейнджера. Парень протянул руку, но Уэс лишь кивнул ему.
— Меня зовут Джон Генри Браун. Я помощник начальника полиции Карра. Сам я из Хьюстона и очень рад видеть другого техасца, особенно вас. — Поскольку Уэс сразу ничего не ответил, радушный парень добавил с неожиданной прямотой: — Слышал, вы уже беседовали с моим начальником. Он не очень-то дружелюбен и непомерно горд, но в целом неплох. Думает, что способен справиться со всеми делами собственными силами, при этом забывает о том, что случилось с прежним начальником полиции. А он лежит в могиле. Я же достаточно трезво смотрю на вещи, чтобы без оглядки следовать за ним. Одним словом, если потребуется моя помощь, позовите меня.
«Техасец и, кажется, вполне честный парень», — решил Уэс, глядя в глаза Брауну.
Он крепко пожал руку новому знакомцу:
— Рад встрече с вами. Думаю, где бы позавтракать.
— Лучше всего в ресторане Берди Коттера. Я как раз направляюсь туда.
Уэс кивнул и последовал за Брауном. Их шаги по деревянному тротуару гулко отдавались эхом. Уэс небрежно спросил:
— Что вы думаете о Чарльзе Вебстере?


«Ну что же, тебе лучше знать, черт побери!» — мысленно ответила Джуэл Онести.
Все еще дрожа после недавней стычки с девушкой, она остановилась перед зеркалом над умывальником. Солнце уже стояло высоко, начался новый жаркий день. Джуэл вспотела, губы ее были плотно сжаты, лицо казалось очень бледным. Беспощадный утренний свет подчеркивал излишнюю яркость волос, морщины вокруг глаз и рта настолько выделялись, что трудно было их не заметить.
Взяв стоящую рядом баночку, Джуэл нанесла на лицо крем и начала мягко втирать его, мысленно упрекая себя: «Почему ты считаешь, что имеешь право указывать Онести, что ей делать, в то время как сама никогда в жизни не обращала внимания на чьи-либо советы?»
Она знала, что внутренний голос прав, но не могла смириться с поведением Онести. Разбуженная взрывом, Джуэл бросилась в комнату девушки и обнаружила, что ее там нет. Ей не следовало так беспокоиться о безопасности Онести, которая сама может позаботиться о себе. Не надо было и волноваться, думая, вернется Онести или нет.
Но Джуэл не могла оставаться спокойной. Странно, но ей совсем не было дела до лежащих на улице убитых грабителей, которых хорошо было видно из окна. Ее также не волновал банк Чарльза.
«Ты в жизни наделала немало ошибок. Пусть Онести тоже ошибается по-своему!» — внушала она себе.
Но почему надо следовать этому правилу и с какой стати Онести должна страдать из-за ошибок других? Зачем ей подвергаться опасности? Дело в том, что, когда Джуэл услышала взрыв и поняла его причину, а потом увидела двоих мертвых мужчин на земле, она сразу подумала: один из них — Джереми. «Что будет с Онести, — размышляла Джуэл, — если девочка потеряет человека, которого любит как брата? К тому же упрямица до сих пор не может смириться с тем, что ее сестры погибли много лет назад».
«Когда же ты поймешь: Онести не верит в смерть сестер и, возможно, никогда не поверит?» — возмущалась Джуэл.
«Но она должна осознать это», — убеждал ее внутренний голос.
«Нет, не должна. Оставь ее в покое!» — спорила она с собой.
Джуэл начала расчесывать волосы. Раздраженная, она бросила щетку и принялась красить брови и ресницы, затем наложила на щеки румяна.
«Да, оставь ее в покое!» — приказала она себе. Джуэл занялась губами, когда услышала тихий стук в дверь. Она медленно опустила руку и резко спросила:
— Кто там?
— Это я.
Джуэл повернулась к двери:
— Входи.
Онести вошла. Ее прелестное лицо, обрамленное темными распущенными волосами, было чрезвычайно серьезным. Джуэл знала, что проживи она даже сто лет, и то не перестала бы восхищаться красотой Онести. Удивительно, но, несмотря на то что ей приходилось много раз злиться на девушку, гордость за воспитанницу не иссякала.
Взгляд блестящих глаз Онести был таким же искренним, как и ее слова.
— Извини меня, Джуэл.
Джуэл приподняла подбородок:
— Тебе следовало бы вести себя повежливей.
Онести тоже подняла подбородок:
— Я не должна была терять голову.
— Вот именно.
Девушка снова начала терять терпение:
— Но ты не должна интересоваться, где я и почему моя кровать пуста утром.
— Конечно, не стала бы, если бы знала, что ты спишь с Джереми.
— Ты предпочла бы, чтобы было именно так?
— В какой-то степени. Тогда я была бы уверена, что ты относишься к нему как к мужчине, а не как к мальчику, которого надо опекать. Он ведь давно уже не ребенок и не нуждается ни в чьей опеке, в том числе и в твоей.
— Я не хочу снова обсуждать это, Джуэл.
Джуэл несколько секунд молча смотрела на Онести. Та выглядела очень бледной и измученной от пережитых волнений.
Джуэл тоже ощутила усталость.
— Мне не хочется возобновлять этот разговор. Я принимаю твои извинения.
Выражение лица Онести почти не изменилось, только в глазах остался легкий намек на вызов.
— Благодарю.
— Пожалуйста.
Дверь за Онести закрылась, и Джуэл снова повернулась к зеркалу.
«Проклятие!» — выругалась она про себя.
Джуэл начала закалывать зачесанные на макушку волосы, когда в дверь снова постучали. Это был более тяжелый стук. Так мог стучаться лишь один человек. В такой ранний час к ней могли пожаловать всего несколько мужчин.
— Кто там?
— Это Чарльз, Джуэл.
Странно: они с Чарльзом повздорили прошлым вечером из-за того, что она отказалась проявить заботу об Онести, хотя именно в заботе о девушке оба были на удивление единодушны. Долгие годы Чарльза и Джуэл связывало множество невидимых нитей, хотя настоящей близости из-за целого ряда разногласий между ними не существовало.
Однако сейчас Джуэл не хотела обращать на них внимание.
— Входи.
Чарльз был одет очень небрежно: без пиджака, в рубашке, расстегнутой до середины груди, из-под которой виднелись темные волосы. В таком виде он меньше всего походил на управляющего банком. Скорее он выглядел человеком, испытывающим к ней необычайную страсть. Его появление одновременно обрадовало и огорчило Джуэл. Она ждала, когда он заговорит.
— Извини, Джуэл.
Из ее горла вырвался короткий смешок:
— Ты уже второй человек, который говорит мне это за последние пятнадцать минут.
Чарльз не стал задавать вопрос, который читался в его глазах. Вместо этого он подошел к ней и встал так близко, что Джуэл почувствовала исходящий от него жар.
— Я люблю тебя, Джуэл, — сказал он.
Джуэл ничего не ответила.
— Я был резок с тобой прошлым вечером без всяких оснований.
— Да.
Губы Чарльза тронула улыбка.
— Вот за что я люблю тебя. Мне с тобой всегда очень легко.
Джуэл плотнее запахнула халат. Под глазами Чарльза от напряжения отчетливо обозначились морщинки. Он был очень взволнован чем-то, возможно, попыткой ограбления. Поглощенная своими заботами, Джуэл не удосужилась поинтересоваться его проблемами раньше и потому посчитала себя виноватой.
— Ты тоже извини меня, Чарльз. Я слышала утром взрыв. Как дела в банке?
— Все в порядке.
Чарльз избегал ее взгляда. Он на шаг отступил назад, затем пожал плечами:
— Я разговаривал с человеком, предотвратившим ограбление.
— Это тот, что застрелил двух бандитов?
— Да. Он бывший техасский рейнджер, нанятый компанией «Слейтер энтерпрайзес» охранять их деньги.
— О…
Внезапно выражение лица Чарльза сделалось напряженным. Он вплотную приблизился к Джуэл и обнял ее. Его взгляд обжигал ее.
— Мне не до разговоров сегодня утром, Джуэл, — прошептал он. — Я провел ужасную ночь, думая о нас с тобой, желая, чтобы ты была рядом, и решил, что утром пойду прямо к тебе и выскажу все. Однако когда настало утро и… — Чарльз заколебался и нахмурился. — Утром стало еще яснее, что является самым важным в моей жизни. Это ты, Джуэл. Я люблю тебя.
Джуэл была настолько взволнована словами Чарльза, что не могла ответить. Сколько раз они выясняли отношения, но она никогда не видела, чтобы он так нуждался в ней, как сейчас. Сердце ее разрывалось. Она чувствовала, что слабеет и становится беспомощной перед ним.
— Джуэл… Почему тебе так трудно сказать, что ты любишь меня?
«Почему? Да потому, что мне не нравится находиться в чьей-либо власти», — пронеслось у нее в голове, но она промолчала.
— Ответь, Джуэл.
О! Как она жаждала произнести слова, которые он хотел услышать! Они исходили из самого сердца, переполненного любовью, застревали в болоте сомнений, которые она никак не могла рассеять.
В глазах Чарльза отразилась боль.
— Вероятно, я не имею права спрашивать тебя об этом?
Ответа по-прежнему не было.
— Джуэл… дорогая… Если ты не можешь говорить, дай мне понять другим способом. Ты даже не представляешь, как нужна мне.
Невероятное волнение охватило Джуэл. Слова не могли выразить ее чувства, а по-другому… о! По-другому невозможно.
Расслабившись в объятиях Чарльза, Джуэл позволила поцеловать себя. Она ответно приоткрыла губы и едва не задохнулась, когда руки Чарльза скользнули под ее халат, стянули его и принялись за тонкую ночную рубашку. Джуэл прильнула к нему, в то время как он, дрожа от нетерпения, начал снимать свою одежду. Их обнаженные тела слились воедино. Она слышала прерывистое дыхание Чарльза и чувствовала жар, исходящий от него. У нее тоже все горело внутри.
Не в силах произнести то, чего он ждал от нее, Джуэл страстно прошептала:
— Люби меня, Чарльз… Пожалуйста, люби!
Губы, языки, влажные тела, ищущие, ласкающие руки — все слилось воедино. Тяжелое тело Чарльза обжигало Джуэл. Его страсть пылала ярким пламенем, когда он проник в нее. Чарльз любил ее, как никакой другой мужчина прежде, — всей душой, телом, всем своим сердцем. И она отвечала ему с не меньшей любовью.
Слова были не нужны, все сказала плоть, такая горячая… такая сильная… такая мощная… такая…
Внезапно страсть Чарльза низверглась в нее и словно ослепительная молния пронзила тело Джуэл.
Наслаждение было глубоким и ни с чем не сравнимым.
В тишине, наступившей после бурных ласк, Джуэл почувствовала нежное прикосновение Чарльза к своей щеке.
— Ты прекрасна, Джуэл.
Эти слова вывели ее из состояния любовной расслабленности.
— Нет, это не так.
— А я говорю: прекрасна.
Прежде чем снова протестовать, Джуэл взглянула на Чарльза. Его губы расплылись в улыбке, а глаза сияли искренностью и любовью. И еще она увидела в них нежность…
Знакомый запах сирени всплыл в памяти Джуэл.
Ей внезапно захотелось, чтобы это мгновение длилось вечно, и она снова прильнула к губам Чарльза. Слова, которые Джуэл пыталась произнести, так и остались невысказанными. Волшебство повторилось вновь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Опасные добродетели - Барбьери Элейн

Разделы:
Глава 1Глава 2

Часть II

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Эпилог

Ваши комментарии
к роману Опасные добродетели - Барбьери Элейн



Замечательно...интересно, не затянуто... Собираюсь прочесть другие книги из этой серии.
Опасные добродетели - Барбьери ЭлейнМилена
3.04.2013, 14.08





Напоминает фильм "небо в горошек" очень похожий сюжет
Опасные добродетели - Барбьери ЭлейнAlex
3.04.2013, 18.50





Интересный роман.Читайте.
Опасные добродетели - Барбьери ЭлейнКэт
3.04.2013, 9.24





Роман рассказывает о судьбе 1-й из трех спавшихся сестер-девочек. Типичный ковбойский роман со свойственными этому жанру атрибутами. Интересен.
Опасные добродетели - Барбьери ЭлейнВ.З.,65л.
10.10.2013, 11.11





В этом романе очень много всего намешано, и мысли разных людей и события, все вперемешку. Хотелось-бы читать любовный роман, а не описание двух недель из жизни дикого запада.
Опасные добродетели - Барбьери Элейнsvet
1.12.2013, 22.46





Тем,кто любит романы про Запад читать обязательно!
Опасные добродетели - Барбьери ЭлейнНаталья 66
4.09.2015, 3.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100