Читать онлайн Опасные добродетели, автора - Барбьери Элейн, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасные добродетели - Барбьери Элейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасные добродетели - Барбьери Элейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасные добродетели - Барбьери Элейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барбьери Элейн

Опасные добродетели

Читать онлайн

Аннотация

Сирота Онести Бьюкенен выросла в разгульном, буйном салуне, где постигла все хитрости карточной игры и стала заправским шулером. Молодой техасский рейнджер Уэс Хауэлл отлично понимал, что такая женщина явно не для человека, представляющего на Диком Западе закон. Такая женщина может принести мужчине только неприятности. Но что же делать, если именно такую женщину Уэс полюбил со всей силой, со всем безумием страсти...
Первая книга в серии "Опасные добродетели"


Следующая страница

Глава 1

Весенний ветер завывал и трепал парусиновые стенки повозки, которая тряслась и качалась на пустынной техасской дороге. Громоздкий фургон скрипел и вздрагивал под проливным дождем на испещренной выбоинами колее, то опасно наклоняясь, то выпрямляясь.
Внутри экипажа Джастин Бьюкенен тревожно вздрогнула, когда болезненные стоны детей перешли в пугающие крики. Напряжение ее не ослабло даже после того, как дети немного успокоились.
Джастин пристально вглядывалась в пылающие лица дочерей. Онести… Пьюрити… Честити…
type="note" l:href="#note_1">[1]
— три маленькие красивые девочки. Она назвала их так в надежде, что, когда дочки вырастут, они станут добродетельными девушками.
Сейчас же, в возрасте четырех, пяти и шести лет, это были неугомонные ангелочки, разные как по характеру, так и по внешности. Перевозить в такую непогоду маленьких детей было очень рискованно.
Джастин смахнула слезы и беспокойно взглянула на парусиновую крышу, когда очередной порыв ветра накренил повозку и девочки снова заплакали.
— Ничего, ничего… Не бойтесь.
Стараясь говорить ласково, чтобы успокоить дочек, Джастин погладила каждую по щеке, ощутив при этом, что девочки горят в лихорадке. Необычайное волнение охватило ее.
— Мне жарко, мама. — Онести смотрела на нее своими ярко-голубыми глазами. — Я хочу пить. У меня болит живот.
— Я тоже хочу пить.
— И я.
Джастин слегка улыбнулась. Это тихое повторяющееся эхо — обычное явление. Ее дочки, несмотря на нередкие детские ссоры, были очень близки между собой. Они так похоже реагировали на происходящее, что порой, когда одна из девочек испытывала недомогание, что случалось довольно часто, мать недоумевала, жалуются девчушки из сочувствия или действительно заболели все одновременно.
Улыбка Джастин увяла. На этот раз сомнений не было. Все три дочери серьезно заболели. Женщину охватил панический страх. Она боялась даже предполагать, насколько высоко поднялась температура у детей и что будет, если они в ближайшее время не доберутся до врача. Три недели назад подружка девочек, пятилетняя Сара Энн Пейн, умерла от подобной лихорадки. Это случилось незадолго до того, как они покинули дом.
— Мама, мое горло…
— Знаю, Онести. — Джастин прервала хриплый шепот дочери, пытаясь предупредить неизбежное повторение жалобы со стороны остальных девочек. — Папа делает все, чтобы мы как можно быстрее приехали к врачу. Нас задерживает гроза, но уже скоро нам удастся добраться до города. Потерпи немного, дорогая.
— У меня тоже болит горло, мама.
— И у меня.
— Тише, девочки. — Джастин, стараясь успокоить дочек, по очереди подносила к губам каждой из них чашку с питьем. Но все было напрасно. Дочери не могли выпить более одного глотка. Их кашель заставлял сжиматься ее собственное горло.
Новый яростный порыв ветра — и повозка угрожающе накренилась. Раздались испуганные крики и стоны детей, и Джастин не сразу сообразила, что фургон остановился. Женщина бросила взгляд на трепещущие брезентовые полы — на фоне грозового неба виднелся муж в насквозь промокшей одежде. Вода струями стекала с его широкополой шляпы на прикрытые плащом плечи. Он тоже с явной тревогой поглядывал на детей. Его обветренное небритое лицо показалось Джастин таким измученным, что у нее невольно защемило сердце.
Стараясь не показывать волнения, Джастин повысила голос, чтобы перекричать шум непрекращающегося дождя:
— Что случилось, Клэй?
Муж не ответил.
— Клэй?
Уставший и окоченевший, Клэй видел, что дочери опасно больны, но ничем не мог им помочь. Он не ожидал такого развития событий.
Перед ним живо пронеслись картины восьмилетней давности, когда он надел кольцо на палец Джастин. Вспомнилось, какой любовью светились ее невероятно голубые глаза. Тогда, несмотря на войну, будущее казалось им необычайно светлым. Они стали мужем и женой. Будучи техасцем во втором поколении, Клэй не желал ничего иного, как растить детей, которых жена должна была родить ему на земле, завещанной отцом.
Джастин поддержала патриотический порыв мужа, когда пришла пора сражаться за Техас и права Конфедерации. В те долгие тяжелые годы Клэй лишь изредка виделся с женой, но этого оказалось достаточно, чтобы она родила ему еще двух дочек, сестренок его первой дочурки Онести. Перенести длительную разлуку и тяготы войны ему помогли непоколебимая вера в справедливость дела, за которое он боролся, и твердая уверенность, что Конфедерация одержит победу.
Темные глаза Клэя увлажнились. Сейчас он мало во что верил. Вернувшись с войны израненным, Бьюкенен узнал, что дом и земля больше не принадлежат ему. Виной всему были пришлые северяне.
Оправившись от ран, Клэй решил начать новую жизнь на золотых приисках. Не желая больше разлучаться с женой и детьми, он собрал пожитки и вместе с семьей тронулся в путь. Будущее снова казалось ему прекрасным, вселяло надежду, однако…
— Клэй, что случилось?
До него наконец дошел смысл слов Джастин. Одна гроза за другой мешали их продвижению вперед с самого начала пути. Все было плохо. Дорога была разбита, и повозка сломалась уже на вторую неделю пути. Вскоре заболела одна из лошадей, и они снова задержались. Затем дочери подхватили лихорадку.
— Клэй…
— Девочкам все хуже?
— Да… Им нужен врач… как можно скорее.
Джастин замолчала, глядя на мужа. Глаза ее были полны слез. Эти большие красивые глаза с темными ресницами, ярко контрастирующими со светлыми волосами, являлись зеркалом ее души. В них отражались любовь и благочестие.
Многие говорили, что его старшая дочь унаследовала глаза Джастин, но он знал, что это не совсем так. Глаза Онести, такие же большие и яркие, как и у матери, имели к тому же пикантную миндалевидную форму. Кроме того, в девочке уже проявлялась независимая личность. Клэй угадывал в лице Онести черты своих ирландских предков. Малышка, несомненно, была похожа на его бабушку, которую он никогда не видел, но о которой мать часто с любовью ему рассказывала. Он помнил певучий, с акцентом голос матери, когда она говорила, что бабушка была очень миловидной, с волосами, черными, как сердце дьявола, и глазами, голубыми, как небеса.
Клэй часто повторял Онести эти слова, ласково подергивая смоляные шелковистые косы дочери. Он знал, что в этот момент она чувствовала себя какой-то особенной, и радовался этому.
Онести оправдывала его ожидания, с каждым днем становясь все красивее, смышленее, бесстрашнее и неукротимее. Правда, она была ужасно упрямой, что также являлось характерной чертой ее прабабушки, и Клэй порой испытывал неудовольствие, когда сталкивался с неподатливым упорством дочери.
Клэй не переставал изумляться, насколько разными были его дочери. В отличие от темноволосой Онести вторая дочь, Пьюрити, имела светлые волосы и глаза, как у родственников со стороны матери. Если не считать веснушек на щеках и переносице, Пьюрити обладала почти ангельским личиком, которое, однако, вводило в заблуждение, потому что она была самой озорной из сестер — этакий маленький чертенок, который доставлял им с Джастин достаточно хлопот и радости.
Самая младшая дочь, Честити, с рыжими волосами и карими глазами, была похожа на самого Клэя. Она, словно маленькая комнатная собачка, следовала за ним по пятам, как только научилась ходить, и он обожал ее.
Однако самой яркой среди трех его звездочек, по мнению Клэя, была Онести. Ее искрометная, ослепительная улыбка зажигала радостью его сердце.
— Клэй, ты пугаешь меня. Пожалуйста, ответь!
Тревога в голосе Джастин вернула Клэя к действительности в тот самый момент, когда в небе над ними полыхнула молния. Затем последовал удар грома, позволивший ему воздержаться от слов, которые он страшился произнести. Когда больше уже нельзя было молчать, Клэй ответил, стараясь перекричать шум бури:
— Мы подъехали к переправе, но ее затопило. Нам придется искать другое место или…
— Что «или»?
— Или дожидаться, когда понизится уровень воды.
— Когда понизится? — В голосе Джастин звучало отчаяние. — Дождь все идет! Сколько это продлится?
— Еще дня три или четыре…
— Но девочкам нужен врач!
— Переправляться здесь опасно, Джастин.
— Клэй…
— Я ничего не могу поделать.
Даже если бы он прожил сто лет, Клэй знал, что никогда не сможет забыть горечи этих слов и боли в сердце при виде единственной слезинки, скатившейся по бледной щеке жены.
В этот момент он понял, что обязан переправиться через реку.
Глухие удары грома снова и снова сотрясали воздух. Темное небо рассекали молнии, и дождь не переставая обрушивался на землю.
Никакого просвета…
Уже вечерело, но Клэй, несмотря на холод, пронизывавший его до костей, продолжал править повозкой, с трудом двигавшейся вдоль реки. Он старался не думать о промокшей одежде и о руках, которые онемели настолько, что не чувствовали поводьев. Клэй искоса поглядывал на берег.
Раздававшиеся в фургоне за его спиной стоны заставляли Клэя то и дело оборачиваться назад. Прошло уже несколько часов, как они оставили затопленную переправу, но в голове его отчетливо звучали недавние слова жены. Хотя Джастин больше не вступала с ним в разговор, было ясно, что, если они немедленно не найдут врача, его дочери могут умереть.
Проклятие… проклятие… Следовало все предусмотреть! Он должен был знать, что там, где часто идут дожди, небольшие речки превращаются в бурные потоки. Ему же было известно, что эти речушки берут начало на равнинах и, значит, все зависит от недавних дождей на западе.
Кто мог предположить, что его дочери заболеют и от того, как быстро они смогут переправиться на другой берег, будет зависеть их жизнь? Чувствуя, что его одолевает дрожь не только от холода, Клэй попытался взять себя в руки. Эта даже не отмеченная на карте речушка, вероятно, почти незаметна при сухой погоде. А теперь она стала препятствием, которое он не мог предвидеть несколько дней назад, когда намечал маршрут на запад, к городу, где сейчас надеялся найти врача. Через речку не ходил паром, потому что обычно в этом не было необходимости. Желая сократить путь, он сделал ошибку, и теперь за это расплачиваются его дочери.
Но теперь не имело никакого смысла заниматься самобичеванием, Клэй подумал, что и раньше допускал ошибки, но всегда находил способ исправить оплошность. Этот случай, видимо, тоже не будет исключением, и он сумеет переправиться через речку.
Однако гроза продолжалась, и вздувшаяся река неистовствовала.
При первых проблесках зари Джастин открыла глаза и пошевелилась. Все тело онемело и ныло. Клэй с небритым измученным лицом неподвижно лежал рядом с ней. Она вспомнила, как он вчера до самой темноты продолжал править повозкой, затем залез внутрь, настолько усталый, что не мог говорить. Молча взглянув на бледные лица спящих дочерей, он отказался от еды, снял мокрую одежду и через несколько минут уснул. Джастин тоже легла, пытаясь успокоиться от ощущения тепла его сильного тела. Невольно она подумала, что никогда прежде не любила мужа так, как теперь, когда не знала, что принесет им завтрашний день.
Постепенно ее сознание прояснилось, и Джастин посмотрела на своих дочерей, лежащих рядышком друг с другом. Они были неподвижными…
От страха у Джастин перехватило дыхание, и она резко села. Пьюрити заворочалась во сне. Стоны других дочерей оказались в этот момент самыми желанными звуками, какие Джастин когда-либо слышала, и она на мгновение закрыла глаза, молча благодаря Бога. Ее дети пережили еще одну ночь.
— Джастин. — Женщина повернулась на голос мужа и хотела что-то сказать, но он прижал палец к губам: — Прислушайся.
Джастин напрягла слух и ничего не услышала.
Внезапно догадавшись, что дождь прекратился, она, не доверяя собственным ушам, подползла к задней части повозки и выглянула наружу.
Все верно! Гроза кончилась! Вскоре уровень воды в реке понизится и они смогут переправиться на другой берег! Они найдут врача, и все будет в порядке!
Повернувшись к мужу, Джастин со слезами на глазах бросилась в его объятия.


Почти все утро Клэй искал самое узкое место реки, где поток воды казался не слишком бурным. Он снова оценивающе посмотрел на ярко-голубое безоблачное небо. Как бы компенсируя свое отсутствие в течение долгих дней, солнышко безжалостно припекало размокшую от дождя землю и вскоре заметно подсушило ее.
Клэя не покидало чувство беспокойства. Он знал: ясное небо над головой еще не означает, что дождь прекратился к западу от них, где постоянные ливни были обычным явлением в это время года, и что иногда из-за этого река может в считанные секунды переполниться и превратиться в бурный поток, который воспрепятствует переправе.
Клэй повернулся к жене, стоявшей неподалеку на берегу в знакомой позе молчаливого ожидания. Смотря на воду, Джастин рукой сжимала медальон, что носила на шее. Это было золотое сердечко, на которое гравер нанес ее имя. Клэй подарил его любимой в тот день, когда предложил ей руку и сердце. Она дорожила им как символом любви мужа. В тяжелые минуты эта вещь приносила ей утешение. Каждая из дочерей имела подобный медальон со своим именем — его подарок в день рождения. Девочки очень гордились своими украшениями, потому что они напоминали материнское и были получены от отца.
Когда Клэй заговорил, Джастин обернулась к нему:
— Это наилучшее место из тех, что мы видели. Вода немного спала, но неизвестно, как долго не будет дождя, поэтому надо переправляться быстрее. Ты подожди здесь с повозкой, а я верхом проверю переправу.
— Течение кажется очень сильным. Может быть, лучше…
Встретившись со взглядом мужа, Джастин умолкла. Ее светлые волосы развевались на ветру, глаза выражали крайнее беспокойство и любовь, их обрамляли темные круги, и выглядела она очень усталой, но Клэю казалось, что она никогда не была такой красивой, как в этот момент.
— Джастин… дорогая… — Клэй обнял жену и привлек ее к себе. — Мы должны переправиться через реку. Не беспокойся. Наш мерин Большой Блю — неплохой пловец, и, я думаю, он справится. Если возникнет опасность, мы повернем назад.
Джастин теснее прижалась к мужу:
— Если бы девочки не были так больны, я ни за что бы не согласилась переправляться, несмотря на все твои слова.
— Если бы девочки не заболели, я бы тоже остался на берегу. — Клэй ободряюще улыбнулся: — Не волнуйся, дорогая.
Отпустив жену, Клэй вскочил в седло и направился к реке. Большой Блю неожиданно задержался перед водой. Его огромное тело охватила нервная дрожь, прежде чем он двинулся вперед. Клэй пришпорил жеребца. Он чувствовал нарастающий страх мерина: тот, вздрагивая и фыркая, старался продвигаться вперед, погрузившись в воду до середины груди. Беспокойство животного передалось Клэю, и он затаил дыхание. Однако спустя несколько минут, выбравшись на песчаную почву на противоположном берегу, Клэй повернулся и радостно помахал рукой Джастин. Та улыбнулась и взмахнула в ответ рукой. Настроение Клэя поднялось: он одолел реку и преодолеет все прочие трудности, он приведет жену и дочерей к новой жизни, где навсегда исчезнут невзгоды, которые им пришлось пережить! Жизнь снова будет прекрасной!
Клэй слегка подтолкнул Большого Блю и снова вошел в воду.
Джастин взглянула на мужа, когда тот сел рядом с ней в повозке и передал ей поводья. Она знала, что он волновался не меньше ее.
— Помни, когда войдешь в реку, старайся, чтобы упряжка все время двигалась. Я буду впереди направлять тебя. На середине течение сильнее, но никаких проблем не будет, потому что я поведу лошадей.
Джастин кивнула. Ее муж рисковал жизнью ради нее и дочерей, когда вошел в реку несколько минут назад. Большего доказательства его любви не существовало. Он не стал бы переправляться, если бы им грозила опасность.
В ответе Джастин прозвучала решимость:
— Не беспокойся. Я не позволю им остановиться.
Клэй почувствовал гордость, любовь и необычайное уважение к жене за ее храбрость. Когда он заговорил, голос его сделался хриплым от волнения.
— Я люблю тебя, Джастин Бейтс Бьюкенен. Ты знаешь об этом?
Не дожидаясь ответа, он крепко поцеловал ее в губы, затем спустился на землю и подошел к задней части повозки.
— Онести… ты слышишь меня, моя сладкая?
Девочка с трудом открыла глаза и увидела лицо отца. Папа улыбался. Он всегда улыбался ей.
— Папа?
Прохладная рука погладила ее по щеке.
— Тише, не разговаривай, — прошептал Клэй. — Только слушай. Мама и я хотим переправить фургон через реку. Это будет тяжелый путь, поэтому, если твои сестренки испугаются, успокой их.
— А мама…
— Она будет управлять повозкой и не сможет сидеть с вами. Ты старшая и поэтому должна позаботиться о сестренках. Могу я положиться на тебя, милая?
— Да, папа.
Отец поцеловал дочку в щеку. Его волосы коснулись ее лица. Это было холодное прикосновение, несмотря на их огненный цвет. Ей очень нравилась окраска волос отца. Она много раз говорила ему о своем желании иметь такие же волосы, но он отвечал, что она нравится ему какая есть, и добавлял, что волосы у нее черные, как сердце дьявола, а глаза голубые, как небеса. Так говаривала ее бабушка.
— Я люблю тебя, папа.
— Я тоже люблю тебя, моя милая. Позаботься о сестренках. Обещаешь?
— Обещаю.
— Я тоже, папа.
— И я.
Улыбка отца стала шире, когда он услышал голоса Пьюрити и Честити.
— Я знаю, что мои девочки любят друг друга, как и я их, — прошептал он. — Они всегда присмотрят друг за другом.
Отец по очереди поцеловал Пьюрити и Честити, однако Онести знала, что он подмигнул только ей, когда закрывал за собой брезентовые полы повозки.
— Куда уходит папа, Онести?
Девочка повернулась к Пьюрити:
— Он повезет нас через речку… к врачу.
— Это хорошо, потому что я больна.
— И я тоже.
— Давайте спать. — Онести закрыла глаза. У нее болело горло, и ей больше не хотелось говорить. Скоро она поправится. Пьюрити и Честити тоже.
Вспомнив о своем обещании, Онести снова открыла глаза и прошептала:
— Не бойтесь, слышите? Папа позаботится о нас.
Повозка двинулась вперед.
Горло Джастин пересохло, руки ее дрожали. Светлая прядь падала на лицо, мешая смотреть, на бледном лбу выступили капли пота, но она не замечала этого. Когда они достигли середины реки, Джастин почувствовала такой страх, какого никогда раньше не испытывала. Течение здесь было очень быстрым. Оно тащило повозку с нарастающей силой, и лошади начали сопротивляться. Ведущая лошадь еще не совсем восстановила силы после болезни и слабела на глазах. Казалось, противоположный берег был еще далеко…
— Не давай им останавливаться, Джастин! — Голос Клэя, ехавшего впереди упряжки верхом на Большом Блю, подбодрил ее: — Вперед, дорогая! Худшее позади. Осталось еще немного.
Джастин крепче сжала поводья, различив нотки нежности в голосе Клэя. Что с ними может случиться? Клэй никогда не подводил свою семью, не подведет и сейчас. Он скорее умрет, чем допустит это.
Лошади начали рывками продвигаться вперед, и Джастин почувствовала уверенность в себе. Клэй был прав. Миновав середину реки, женщина заметила, что течение начало ослабевать и лошадям стало легче.
Но… что это за шум?
Джастин огляделась вокруг. Приглушенный рев становился все громче и громче. Никогда прежде она не слышала ничего подобного и… В следующий момент женщина похолодела от ужаса — огромный вал воды надвигался прямо на них. При виде испуганного лица Клэя она вздрогнула. Шум стал оглушительным. Джастин бросила поводья и устремилась к задней части повозки. Ей показалось, что Клэй звал ее. Его голос звучал в ушах, когда она обняла детей. Но тут водяной вал обрушился на них и увлек в пучину, в которой потонули крики мужа и плач детей.
Золотистые солнечные лучи ярко отражались в быстрых водах реки. Они сверкали на порогах, которые блестели как драгоценные камни. Однако гармонию первородной красоты пейзажа нарушали обломки повозки, уносимые течением, израненное тело мужчины вблизи берега и хрупкое тело женщины, безжизненно плывущее вниз по реке.
Печальное зрелище свидетельствовало о преждевременном конце путешествия супругов, которые начинали его с надеждой и чьи последние слова были проникнуты любовью…
А река продолжала свое течение.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Опасные добродетели - Барбьери Элейн

Разделы:
Глава 1Глава 2

Часть II

Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Эпилог

Ваши комментарии
к роману Опасные добродетели - Барбьери Элейн



Замечательно...интересно, не затянуто... Собираюсь прочесть другие книги из этой серии.
Опасные добродетели - Барбьери ЭлейнМилена
3.04.2013, 14.08





Напоминает фильм "небо в горошек" очень похожий сюжет
Опасные добродетели - Барбьери ЭлейнAlex
3.04.2013, 18.50





Интересный роман.Читайте.
Опасные добродетели - Барбьери ЭлейнКэт
3.04.2013, 9.24





Роман рассказывает о судьбе 1-й из трех спавшихся сестер-девочек. Типичный ковбойский роман со свойственными этому жанру атрибутами. Интересен.
Опасные добродетели - Барбьери ЭлейнВ.З.,65л.
10.10.2013, 11.11





В этом романе очень много всего намешано, и мысли разных людей и события, все вперемешку. Хотелось-бы читать любовный роман, а не описание двух недель из жизни дикого запада.
Опасные добродетели - Барбьери Элейнsvet
1.12.2013, 22.46





Тем,кто любит романы про Запад читать обязательно!
Опасные добродетели - Барбьери ЭлейнНаталья 66
4.09.2015, 3.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100