Читать онлайн Добродетель в опасности, автора - Барбьери Элейн, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Добродетель в опасности - Барбьери Элейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.86 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Добродетель в опасности - Барбьери Элейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Добродетель в опасности - Барбьери Элейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барбьери Элейн

Добродетель в опасности

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

— Кто из вас в нее стрелял, черт возьми?
Боевые дикарские крики и стрельба прекратились. Мчавшийся во весь опор фургон был остановлен. Морган забрался в повозку, дабы утешить напуганную вдову, и с удовлетворением заметил кровь на кучерском сиденье.
В следующее мгновение он увидел ее!
Тяжело дыша от возбуждения, Морган нагнулся к неподвижно лежащей девушке, и тут его постигло страшное разочарование. Честити была без сознания, на лифе ее платья темнела кровь.
Разорвав окровавленную одежду, он увидел дырку от пули прямо под плечом девушки, схватил лежащую рядом тряпку и крепко прижал к ране. Мужчины в молчании столпились вокруг.
— Я велел вам стрелять поверху, черт возьми! — прорычал он. — Я сказал, что сам разделаюсь с пастором! Я говорил, чтобы никто не стрелял рядом с фургоном!
— У нее сильное кровотечение, Морган, — сказал Уолкер, перебив его гневную тираду, — мне кажется, сейчас не время для разговоров.
Морган весь трясся от гнева. Он не ожидал такого поворота событий. Честити лежала перед ним без чувств, и ее кровь текла по его руке. Странное чувство потери владело Морганом. Однако Уолкер прав: у него нет времени для обвинений.
— Симмонс, подгони фургон к хижине, — распорядился он, — а ты, Бартелл, возьми мою лошадь. Уолкер, возвращайся на дорогу и найди труп Фаррела. Захвати с собой лошадь Симмонса, чтобы было на чем везти его в лагерь.
— Да ты что? Я не найду его в такой темноте!
— Найдешь, я сказал! Когда эта женщина очнется, она спросит, где ее муж, и, если она захочет увидеть его мертвое тело, я должен буду его показать.
— Сегодня ночью она ничего не спросит, — упорствовал Уолкер, — сейчас искать без толку! Лучше я вернусь сюда утром и найду труп.
— Послушай меня, Уолкер… — Морган, глядя ему прямо в глаза, сказал, отчетливо проговаривая каждое слово: — Я хочу убедиться в том, что он мертв.
— Он мертв, никаких сомнений! Ты же видел, как он вылетел из фургона. Он либо погиб от пули, либо сломал себе шею. В любом случае он покойник.
— Пройдись вдоль дороги и поищи его.
— Но…
— Делай, что я говорю!
Не сказав больше ни слова, Уолкер выбрался из фургона, и Морган рявкнул:
— Поехали! Нам нельзя терять ни минуты!
Фургон рванул с места, и Морган склонился над Честити, глядя в ее неподвижное лицо.


Кончита услышала топот лошадиных копыт и грохот катившей повозки намного раньше, чем увидела в темноте большой неуклюжий фургон.
Она подбежала к окну хижины с револьвером в руке. Фургон остановился неподалеку, и мексиканка взвела курок. Тут она узнала человека, сидевшего на кучерском месте. Глаза ее сузились.
Бросившись в угол комнаты, Кончита спрятала револьвер в лежавшие там дрова, потом вернулась к окну и стала наблюдать за дальнейшими событиями. Морган спрыгнул с заднего борта повозки, принял на руки женщину и понес ее к хижине. Мексиканка мрачно сдвинула брови. Ногой распахнув дверь, он направился прямо в спальню, бросив через плечо вжавшейся в стену Кончите:
— Хорошо, что не спишь. Ты мне понадобишься.
Мексиканка взглянула на женщину, которая расслабленно лежала на его руках. У нее были ярко-рыжие волосы… и платье, залитое кровью.
Кончита вскинула подбородок и улыбнулась.
Морган исчез в спальне, за ним прошел Симмонс. Она ждала.
— Кончита, зайди сюда!
Она медленно вошла в комнату и, наткнувшись на гневный взгляд Моргана, невольно попятилась.
— Когда я тебя зову, надо идти быстро, понятно?
Она кивнула. Морган повернулся к женщине, лежавшей без сознания на кровати, и дотронулся до нее дрожащими руками. Сердце Кончиты заныло от ревности. Она видела, с каким лицом он приспустил ее платье и открыл рану. Пуля попала под самое плечо, и из раны еще шла кровь. Осторожно повернув женщину на бок, Морган взглянул на ее спину, потом поднял голову.
— Ранение не сквозное. Тебе придется доставать пулю.
Кончита молчала.
— Я знаю, что у тебя на уме, — лицо Моргана перекосилось от гнева, — ты не глухая и слышала все, что здесь говорилось. Тебе известно, кто эта женщина. Да, она моя новая любовница, хоть сама об этом пока не догадывается. Я разделался с ее мужем так же, как и с Тернером. Я и с тобой разделаюсь точно так же… если понадобится.
Морган схватил ее окровавленной рукой за подбородок. Кончита скривилась.
— Достань пулю, Кончита. Я знаю, тебе уже приходилось делать подобные вещи. Но предупреждаю сразу: будь осторожна! Если она умрет, умрешь и ты. — Морган выдержал паузу, чтобы его слова дошли до сознания девушки, и прохрипел: — Но если она выживет, ты уйдешь из этой хижины с карманами, полными денег, и сможешь с шиком доехать до дома или в любое другое место. Comprendes?
— Si, — ответила Кончита, — comprendo.
Она пошла к двери, с отвращением ощущая липкую кровь на своем лице, а Морган остался стоять у постели раненой женщины. В большой комнате мексиканка налила в тазик воды и смыла кровь с подбородка, потом слила воду в ведро и понесла в спальню пустой тазик, захватив по пути бутылку с дешевым виски и чистую тряпочку.
Чувствуя, что Морган следит за каждым ее движением, она налила в тазик виски, затем задрала подол своей юбки и достала кинжал из подвязанных к бедру ножен.
— Уж не хочешь ли ты извлекать пулю с помощью этой грязной штуки? — прорычал Морган.
— Мой нож режет чисто и глубоко. У него острое лезвие.
Кончита бросила кинжал в тазик, с молчаливым вызовом ожидая ответа Моргана.
— Так приступай, хватит тянуть!
Мексиканка взяла нож. Лежавшая перед ней женщина была молода, с гладкой белой кожей и тонкими чертами лица. Ярко-рыжие волосы, которые так нравились Моргану, колечками обрамляли ее неподвижное лицо. Морган не называл ее шлюхой и не отходил от нее ни на шаг, мучаясь острым желанием.
Кончита обмакнула тряпочку в жидкость и стерла кровь с поверхности раны. Женщина тихо застонала. «Это хорошо, — подумала мексиканка. — Значит, она все-таки чувствует боль».
Мексиканка резко погрузила нож в рану.


Это все равно что искать иголку в стоге сена, хмуро думал Уолкер, трясясь в седле. Морган уехал, а он опять остался делать его грязную работу. Казалось бы, давно пора было к этому привыкнуть, но он никак не мог справиться с возмущением. И давно, наверное, пора было уйти от Моргана. Но Морган был умней всех его бывших сообщников. А то, что шеф был еще и жесток до крайности, никогда не волновало Уолкера, ведь жестокость Моргана пока не касалась его.
Уолкера охватило знакомое раздражение. Он не хотел открыто признавать это, но Тернер все же был прав: пасторская жена делала Моргана психом. Надо было избавиться от нее, прежде чем Морган погубит их всех, как и говорил Тернер. Кто разберет, откуда прилетела шальная пуля? Вот он и воспользовался моментом. Жаль только, пуля попала чуть выше, чем надо. Но женщина потеряла слишком много крови, и можно было надеяться, что она долго не протянет. Взяв ее в лагерь, Морган всего лишь отложил неизбежное.
Лошадь Симмонса плелась сзади. Уолкер резко дернул ее за поводья и поднял глаза к ночному небу. Набегавшие на луну облака топили дорогу во тьме. Симмонс был недоволен, когда его лошадь взяли для перевозки трупа Фаррела. Он считал это дурным знаком, но спорить с Морганом не стал, дабы не нарываться на неприятности.
Уолкер осматривал края дороги. Он уже несколько раз проехал взад и вперед по этому участку, но так и не нашел Фаррела. Фургон ехал слишком быстро, и нельзя было точно определить место его падения. Труп мог лежать где-то в густых зарослях. Чтобы найти его в темноте, придется рыскать почти всю ночь.
Внезапный порыв ветра зашевелил кусты, и копь испуганно взвился на дыбы. От неожиданности Уолкер чуть не вылетел из седла. Наконец обуздав лошадь, он обнаружил, что кобыла Симмонса тоже испугалась и скрылась в темноте.
«Ну все, с меня хватит!» — решил Уолкер и развернул коня. Он знал, как сладить с Морганом. К. его возвращению женщина уже будет мертва и поиски трупа Фаррела потеряют смысл.
Уолкер задумался. Может быть, когда-нибудь Морган даже скажет ему спасибо за то, что избавил его от этой рыжей ведьмы, если, конечно, вообще узнает о его причастности.
Щетинистые усы Уолкера дрогнули в кривой усмешке. Но он не дурак и не скажет Моргану об этом. Как ни крути, а жить-то хочется!
С этой мыслью Уолкер наподдал пятками в бока своего коня и поскакал вперед.


Пронзительное ржание и барабанная дробь лошадиных копыт совсем рядом… приглушенные ругательства… исчезающий вдали тяжелый топот стада…
Рид застонал и попытался шевельнуться. В висок ударила острая боль. Он опять застонал. Голова кружилась. Медленно открыв глаза, Рид понял, что уже наступила ночь.
Он чувствовал, что лежит на земле. Вокруг шелестела листва.
«Где я?» — подумал он.
Тело ныло, в голове стучало все сильнее. Рид дотронулся до виска и ощутил под пальцами липкую кровь.
«Честити… фургон…» — вспоминал он.
С трудом сев, Рид огляделся вокруг. Дорога была совсем рядом, а фургон исчез.
И тут он вспомнил! Сердце гулко забилось в груди. Догонявшие их выстрелы и дикарские крики были чистой воды фарсом. Их хотели убедить в том, что это нападение индейцев.
Рид покачнулся. Он вдруг отчетливо понял замысел Моргана: этот подонок предупредил их о бесчинствах индейцев, а потом разыграл нападение, чтобы убрать «мужа» Честити и выступить в роли ее защитника.
Но куда же все подавались? — мучительно соображал Рид. Честити не могла уехать с Морганом, не попытавшись его найти. Что-то здесь было не так.
Борясь с новым приступом головокружения, Рид припоминал подробности. Он гнал фургон на безумной скорости… Честити подошла к переднему борту… Она была за его спиной, и тут все померкло… О Господи, нет!
Рид попытался встать. «Надо найти ее! Надо убедиться, что с ней ничего не случилось», — решил он.
Поднявшись, он сделал неуверенный шаг, потом другой, но темнота кружилась у него перед глазами, а земля качалась под ногами. Рид понял, что падает, и в следующее мгновение ударился головой о землю.


— Она открывает глаза. Она очнулась.
— Нет, она опять теряет сознание.
— Кончита, принеси ей воды!
— Она не может пить! Она еще в забытьи!
— Делай, что тебе говорят и не рассуждай!
Сердитые голоса вихрем кружились в голове Честити, перемежаясь с острой нестихающей болью в плече. Она пыталась открыть глаза, веки как будто налились свинцом.
— Честити… как вы себя чувствуете?
Этот голос…
— Вы можете открыть глаза? Посмотрите на меня, Честити.
Она узнала его и заставила себя открыть глаза. Новая волна обжигающей боли исторгла стон из ее груди.
— Проклятые индейцы… — Лицо Моргана возникло перед ней. — Мы услышали выстрелы, приехали туда и разогнали этих пьяных негодяев. — Он склонился так низко, что она чувствовала тепло его дыхания на своей щеке. — Вы меня слышите, Честити?
— Да… — едва слышно прошептала девушка. Ее сил едва хватало на то, чтобы держать глаза открытыми. — Рид… — хрипло выдавила она, — где он?
Лицо Моргана смягчилось, на нем появилось сочувствие.
— В него стреляли.
— Где он?
Морган накрыл ее руку своей.
— Мне очень жаль. Мы приехали слишком поздно. Он погиб.
— Нет! — сипло выкрикнула Честити.
— Принеси ей воды! — прорычал Морган.
Честити отвернулась от чашки, поднесенной к ее губам.
— Выпейте, Честити, — ласково прошептал Морган, — я знаю, вам плохо, но вы должны выпить воды, иначе у вас начнется лихорадка.
Девушка отпила каплю и почувствовала, что голос ее слегка окреп.
— Где он? — прохрипела она. — Я хочу его видеть.
— Парни отнесли его в сарай. Вы еще слишком слабы и сейчас не сможете пойти посмотреть на него. Вам повезло, что вы остались живы. Если бы пуля попала на дюйм ниже… — Он крепко сжал ее руку. — Но не волнуйтесь. Вы поправитесь, и все у вас будет в порядке. Я позабочусь об этом.
— Морган! — позвал мужской голос. — Приехал Уолкер, он хочет с тобой поговорить.
— Морган… — машинально пробормотала Честити и закрыла глаза.
Рид был прав. На их фургон напали не индейцы. Это были Морган и его банда. Они убили Рида.
Рида больше нет…
Честити опять впала в забытье.


Морган схватил Симмонса за руку и рывком вытащил его в соседнюю комнату.
— Чертов придурок! Что ты наделал? Я же говорил вам: меня зовут Джефферсон!
Он резко отпустил Симмонса и взглянул на Уолкера, который стоял неподалеку с хмурым выражением лица:
— Ты нашел его?
— Нет, — отозвался Уолкер, пожимая плечами.
— Что?
— Я не смог его найти. Я ездил взад-вперед по дороге, но в темноте ничего не видно. Завтра с самого утра я поеду туда снова и привезу его.
— Я велел привезти его сейчас.
— Говорю тебе: сейчас искать бесполезно! Ни черта же не видно! Посмотри сам: темень такая, что хоть глаз выколи!
Сердито поджав губы, Морган взглянул в окно.
— Ладно, завтра. Но ты отправишься туда, как только рассветет, понял? Я не хочу, чтобы этого негодяя нашел кто-то другой. Его труп должен быть у нас. Я уже сказал Честити, что мы положили его в сарай.
— Рядом с Тернером? — усмехнулся Уолкер.
Моложавое лицо Моргана передернулось.
— Тернера уберите! Делайте с ним что хотите — мне плевать! — только в сарае его быть не должно.
Уолкер осторожно возразил:
— Я могу притащить сюда труп Фаррела, но Тернера трогать не хочу. Черт возьми, я целый год ездил с ним в одной банде!
— Это тебя коробит? — Морган неожиданно улыбнулся. — Но я думаю, когда подойдет время, ты не откажешься поделить его долю добычи, а?
Уолкер смолчал.
— Я так и думал. Убери его труп и сделай это до того, как поедешь за Фаррелом.
Обернувшись, Морган увидел Кончиту. Она стояла в стороне и внимательно за ним наблюдала.
— Что смотришь? — процедил он сквозь зубы.
— Да нет, ничего, Морган.
Морган попытался собраться с мыслями. Гнев мешал сосредоточиться. Он не любил, когда дела шли не так, как он задумывал. Да и взгляд мексиканской шлюхи ему тоже не нравился.
— Приготовь что-нибудь поесть для Честити, — прорычал он, — ей надо подкрепить силы.
— Сегодня ночью она не будет есть. Она еще плохо себя чувствует.
Морган молча взглянул на Кончиту. Теперь ему казалось странным, что когда-то он испытывал влечение к этой мрачной ведьме.
— Все равно приготовь ей что-нибудь, — приказал он, — дашь, когда она захочет есть. И смотри не болтай лишнего! Ты знаешь, что здесь происходит. Если испортишь дело, простишься с жизнью!
Морган вернулся в спальню и закрыл за собой дверь.


Медленно очнувшись, Рид открыл глаза и увидел бледный свет утра. В голове стучало, перед глазами плыли круги. Он долго моргал, дожидаясь, когда прояснится зрение, потом кое-как поднялся с земли и осторожно шагнул вперед.
И тут он отчетливо вспомнил события прошлой ночи. Фургон исчез, и Честити вместе с ним! Надо выяснить, где она и что с ней. Если Морган сделал с ней что-то плохое…
В зарослях послышался шорох. Рид медленно обернулся на звук и сунул руку в голенище сапога — туда, где был спрятан пистолет. Но рука его замерла при виде гнедого мерина, бредущего возле ближайших кустов. Заметив человека, лошадь встала. Она была под седлом, со спины свисали поводья.
Рид медленно пошел к ней.
— Спокойно, мальчик, — ласково приговаривал Рид, на нетвердых ногах подбираясь к мерину и превозмогая нестихающую боль в голове, — тебя тоже здесь бросили, да? Ну за тобой-то они обязательно вернутся! Вот только не найдут ни тебя, ни меня.
Рид уже был возле самого бока мерина, когда животное вдруг испуганно шарахнулось.
— Не бойся, мальчик, все хорошо.
Рид протянул дрожащую руку, сомкнул пальцы на поводьях и издал судорожный вздох облегчения. Закинув поводья на голову взволнованной лошади, он уселся в седло и неуверенно огляделся по сторонам. «Надо выбираться отсюда, пока не поздно!» — подумал он.
Рид ударил лошадь пятками в бока, и та поскакала вперед. Висок пронзила острая боль. Скривившись, он отпустил поводья и без сознания повалился на спину лошади.
Кончита вошла в спальню, держа в руках чашку с бульоном. Было утро. Морган пошел в сарай помогать своим людям выносить труп Тернера, а рыжеволосая женщина спала.
На губах мексиканки играла невеселая улыбка. Тернер совершил свою последнюю месть. Его труп окоченел за ночь, и огромная туша стала неподъемной. Мужчинам пришлось позвать на помощь Моргана, который терпеть не мог возиться с трупами. Легко пуская в ход свой револьвер, он не привык иметь дело с последствиями.
Кончита вздернула подбородок, вспомнив лужу крови, которую вытирала с пола по приказу Моргана. Он пролил эту кровь не моргнув глазом. Она знала, что он и раньше убивал людей, но, будучи его любовницей, просто закрывала на это глаза.
При воспоминании о былом блаженстве по спине Кончиты пробежала сладкая дрожь. Вообще-то она плохо помнила моменты близости. Лежа в объятиях Моргана, прижимаясь к его чистому теплому телу, слушая нежные слова, которые шептал ей на ушко его глубокий бархатный голос, она забывалась от восторга. Но одно она знала точно: до него ни один мужчина не дарил ей такого наслаждения. Когда он клялся ей в любви, она возбуждалась от одного звука его голоса.
Но все эти клятвы были обманом. Морган охладел к ней. Теперь его любящий взгляд был устремлен не на нее, а на рыжеволосую женщину, и Кончита знала, что кровь на полу в хижине легко могла быть ее кровью.
Рыжеволосая женщина…
Кончита стояла над ее кроватью. Незнакомка повернулась и что-то пробормотала во сне. Рана была неопасной. Пуля, которую она достала, почти не повредила окружающие ткани. Женщина страдала от боли и слабости, но это скоро пройдет. И тогда Морган сделает ее своей.
Эта мысль острым кинжалом вонзилась в сердце мексиканки. Кончита любила Моргана. Отдав ему все, что у нее было, она заставила себя поверить в то, что он тоже ее любит.
Девушка вскинула голову. Она была уверена, что Морган действительно любил ее, но любовь ушла, уступив место вожделению к белой женщине. Его ослепили прекрасные рыжие волосы, мучило желание прикоснуться к нежной белой коже, овладеть стройным и длинным телом, так не похожим на ее.
«Не будь этой женщины, — подумала Кончита, — Морган полюбил бы меня снова».
Женщина заворочалась, и рука Кончить! задрожала. «Это было бы легко устроить, — мелькнуло у нее в голове. — Женщина так слаба…»
Незнакомка открыла глаза и посмотрела на нее. Губы ее начали беззвучно шевелиться.
— К-кто вы? — наконец проговорила она.
«Я женщина, которую любил Морган», — хотела сказать Кончита, но лишь нагнулась и поднесла чашку к губам больной.
— Вам надо пить, если хотите поправиться.
Женщина помотала головой, отказываясь от бульона, и опять спросила:
— Кто вы?
Мексиканка задумалась над этим вопросом. В уме у нее замелькало множество разных ответов, но она отбросила все варианты и сказала с горькой усмешкой:
— Я никто.


Жаркое утреннее солнце пекло Уолкеру плечи. Он медленно ехал по дороге, внимательно оглядывая придорожные кусты.
— Где же он, черт возьми? — процедил Уолкер, обернувшись к ехавшему рядом Сим-монсу. — Он вылетел из фургона где-то здесь, на этом участке дороги, и должен был упасть в кусты. Но его нигде нет!
— И моей лошади тоже, — хмуро добавил Симмонс.
— А, не говори мне про свою лошадь! Когда моя встала на дыбы, твоя шарахнулась, как испуганный кролик. Первый раз вижу такое пугливое животное! Наверное, до сих пор бежит.
— Это отличный мерин. Я никогда не знал с ним хлопот. Знаешь, не нравится мне все это…
— Ты о чем?
— Этот чертов пастор — здоровенный детина, и его труп — не иголка. Знаешь, почему мы не можем его найти? Потому что его здесь нет! Я скажу тебе, как было дело. Парень встал, нашел мою лошадь и поехал в индейскую миссию. Скоро он вернется сюда с подмогой и найдет нас.
Уолкер расхохотался:
— Ты хочешь сказать, что этот парень воскрес из мертвых, сел на лошадь и поскакал в индейскую миссию, чтобы рассказать индейцам о том, что на его фургон напали индейцы? Что ж, желаю ему удачи!
— Он жив… и дела наши плохи!
— Он мертв. И мы найдем его труп. А если даже и жив, то не мог далеко уйти. Я видел, как он вывалился из фургона. Он наверняка сильно ушибся и был не в состоянии поймать твою пугливую лошадь. Насчет этого я не волнуюсь.
— А зря. Я, например, волнуюсь, но не по поводу пастора. Меня волнует Морган. Как ты думаешь, что он сделает, когда мы скажем ему, что не смогли найти труп пастора?
Улыбка Уолкера померкла. Еще свежи были воспоминания о могиле, которую они копали сегодня утром.
— Хватит тратить время на болтовню! Я сказал: даже если он встал и пошел, то не мог уйти далеко. Надо поискать подальше от дороги. Мы найдем его.
— Хорошо, если ты прав.
— Я прав, — твердо заявил Уолкер, однако в его хмуром взгляде не чувствовалось уверенности. Развернув лошадь, он поскакал в кусты.


— Что значит «не смогли найти»?
Уолкер молчал. Как он и ожидал, Морган был вне себя от ярости.
— Я задал тебе вопрос.
— Я уже сказал, мы не смогли найти его.
Морган свирепо двинулся на него, и Уолкер невольно отступил назад.
— Куда же он делся, по-вашему, а? Встал и ушел? Он мертв, а мертвецы не ходят!
— Он жив, и мы не нашли его. Земля слишком твердая, следов не осталось.
— Поезжайте обратно и поймайте его! Пешком он не мог далеко уйти!
Симмонс покосился на Уолкера. Морган заметил его взгляд.
— Он не пешком ушел, да? Он взял лошадь Симмонса!
— Мы не знаем, как было дело, но мы не нашли ни его, ни лошади.
— Идиоты!
— Мы не виноваты. Откуда нам было знать, что он до сих пор жив? Да и какая разница? Он думает, что на фургон напали индейцы. Если он заявится сюда, ты добьешь его, и дело с концом, а если отправится в индейскую миссию, то они поедут искать краснокожих разбойников. Если увидят здесь фургон, мы скажем, что ты привез раненую женщину, чтобы вылечить ее, потому что думал, что Фаррела убили индейцы. Ему не узнать правды. Черт возьми, он ранен и после такого падения вряд ли вообще что-нибудь помнит!
— Ты забываешь: я сказал Честити, что он мертв.
— Ну и что? Скажи ей, что ошибся.
— Я сказал, что мы положили его труп в сарай.
— Вряд ли она помнит твои слова. А если и помнит, скажи, что ей это приснилось. Она тебе верит. Ты для нее почти святой.
— Ты все продумал до мелочей, да? — Морган улыбнулся. — Наверное, всю обратную дорогу ломал голову, как бы получше выкрутиться. А почему? Потому что знаешь — в этой истории виноват ты, черт возьми!
— Я? — Уолкер покачал головой. — Я не виноват!
— Если бы ты послушал меня и нашел пастора ночью, можно было прикончить его на месте и у нас сейчас не было бы этих хлопот!
— Я не виноват…
— Я не собираюсь с тобой спорить! — Неожиданно повернувшись к стене, Морган сорвал с крючка шляпу и пошел к двери. — Пойдемте!
Уолкер и Симмонс двинулись за ним. Подойдя к двери, Уолкер набрался смелости и спросил:
— Куда мы идем?
— Мы идем клеймить скот. Бартелл уже там. К вечеру мы должны закончить работу. Потом соберем вещи и быстро погоним стадо.
— А как же женщина?
— Возьмем ее с собой… в фургоне.
— Это неразумно.
Морган резко остановился. Аицо его вспыхнуло гневным румянцем.
— Что ты сказал?
Уолкер судорожно вздохнул.
— Я… я сказал, что это неразумно. Когда эта женщина немного поправится, она начнет говорить.
— Верно. Она расскажет всем и каждому, как индейцы напали на их фургон и убили ее мужа, а полицейские приедут и найдут где-нибудь его труп. Потому что, если мы найдем Фаррела по пути, обязательно его прикончим.
Уолкер кивнул:
— Что ж, хорошо.
— Конечно, хорошо, черт возьми! Все так и будет.
Морган зашагал к загону для клеймения скота. Симмоис с Уолкером шли сзади.
— Морган совсем потерял голову из-за этой бабы, — тихо прошептал Симмонс. — Не знаю, как ты, а я смотаюсь, как только получу деньги. Только он меня и видел!
— А ну пошевеливайтесь! — прикрикнул Морган, оборачиваясь.
Уолкер резко поднял голову.
— Идем, идем!


Рид медленно открыл глаза и увидел над собой голубое небо. Он лежал на земле, а где-то рядом плескалась вода.
Услышав поблизости шорох, он резко сел. В голове стучало. Гнедой мерин стоял па берегу ручья и лениво пил воду. Рид осторожно поднялся и огляделся. Дикая прерия… не видно ни следа обитания человека.
Рид подошел к лошади. Она обернулась и позволила ему взять поводья. Привязав ее к ближайшему дереву, Рид лег на живот на берегу ручья, обильно смочил лицо и голову холодной водой, потом смыл кровь с виска. Осторожно прощупав пальцами рану, он понял, что был на волосок от смерти.
Освежившийся, с прояснившейся головой, Рид вернулся к лошади и достал винтовку из кожаной кобуры, прикрепленной сбоку к седлу. Порывшись в седельных сумках, он нашел немного патронов. На дне сумки лежала вяленая говядина. Рид оторвал кусок и осторожно пожевал. Все еще пошатываясь и проклиная свою неуверенную походку, он начал подниматься на вершину поросшего лесом холма.
Там он затаил дыхание. Прямо под ним тянулся ряд построек: хижина, сарай и несколько загонов для клеймения скота, а недалеко от двери хижины стоял… большой крытый фургон. Рид сразу узнал его.
Сердце запрыгало у него в груди, и в то же мгновение висок пронзило острой болью. Он упал на колени и схватился руками за голову, дожидаясь, когда стихнет боль.
Чтобы успокоиться, Рид сделал несколько глубоких вдохов. Он понял, что произошло. Утром он ехал на лошади почти без сознания, кое-как держась в седле и отпустив поводья. Животное было предоставлено само себе и, повинуясь инстинкту, просто-напросто вернулось домой. Но по счастью, он выскользнул из седла прежде, чем они проехали последний пригорок. Обученный мерин остался рядом с седоком. Так волей случая, без малейшего усилия со своей стороны, он оказался совсем рядом с человеком, за которым охотился много лет… но, к сожалению, сейчас у него не было физической возможности что-либо предпринять.
Рид смотрел вниз, на хижину. Честити нигде не было видно. Он отпрянул, заметив движение в загоне. В поле зрения появились двое мужчин, за ними шел третий. Рид сразу узнал Моргана и людей из его банды.
Но где же Честити?
Дверь хижины распахнулась, и во двор вышла женщина. Она крикнула, и Морган торопливо зашагал в ее сторону. Сказав ей что-то резкое, он бросился в дом.
Затаив дыхание, Рид внимательно смотрел на дверь, ожидая, что будет дальше.


Честити сидела на краю кровати и глубоко дышала, пытаясь справиться с болезненной слабостью. Она твердо решила встать с постели. Молодая женщина, которая за ней ухаживала, хотела остановить ее, но Честити не подпустила ее к себе. Эта женщина как-то странно на нее смотрела. Ее прикосновения были нежными… но черные глаза дышали холодом. Молчаливый, неожиданно злобный взгляд резал, словно нож. Казалось, от него должны оставаться кровавые раны.
Честити не понимала, чем вызвана эта злость, но на размышления времени не было. Она хотела собраться с силами и встать, чтобы уйти отсюда, любым способом добраться до миссии, а там найти людей, которые накажут Моргана за его преступления.
Рид мертв… его больше нет…
Эти слова гулким набатом стучали у нее в голове, выворачивая душу. Честити вспоминала те страшные мгновения, когда в Рида попала пуля и он начал вываливаться из фургона. Она изо всех сил старалась его удержать, но не смогла.
По щеке девушки покатилась слеза. Рыдания подступили к горлу. Презирая себя за слабость, она вновь попыталась встать. Неожиданно в дверях спальни появился Морган.
Она ненавидела этого человека всеми фибрами своей души. «Ему не уйти от ответа! — думала Честити. — Он заплатит за все, что сделал!»
Морган подошел к ней, недовольно сдвинув брови.
Ненависть придала девушке решимости. Она улыбнулась и протянула ему руку.
— Вам пока нельзя вставать.
Остановившись перед кроватью, Морган взял протянутую руку Честити. Она вновь попыталась улыбнуться, но губы дрожали от слабости. Ее великолепные волосы спадали на плечи густой спутанной копной. Темные круги под глазами подчеркивали их зеленый цвет. Морган смотрел на эту красоту — нежную и хрупкую, как стекло, — и изнывал от желания обладать ею.
— Вам надо лежать, — сипло прошептал он, — вы потеряли много крови.
— Я хочу встать.
Она покачнулась, и Морган поддержал ее, обняв за талию.
— Вы растревожите рану на плече, и опять пойдет кровь.
— Я должна встать. Мне надо увидеть Рида.
Морган напрягся и крепче ухватил ее за талию.
— Его здесь нет, Честити.
Она зашаталась, потрясенная услышанным.
— Но вы говорили, что он здесь, — пролепетала девушка, пытаясь справиться с волнением.
— Нет, вы ошибаетесь, — при виде ее тревоги Моргана охватила ревность, — его застрелили. Он выпал из фургона. Потом мы видели, как индейцы, уезжая, тащили за собой его труп.
Она испуганно охнула.
— Я вам сочувствую, Честити.
Морган крепче обнял девушку и привлек ее к своей груди. Вдохнув упоительный аромат ее волос, он вдруг почувствовал такое острое желание, что едва совладал с собой.
Нет, он не станет брать ее силой, думал Морган. Пусть эта женщина отдастся ему добровольно! Он хотел завладеть ею полностью — и телом, и душой, на меньшее был не согласен.
Честити дрожала.
— Вам нужно лечь и отдохнуть, Честити. — Морган изобразил ласковую улыбку. — На днях мы уедем отсюда.
— Нам надо кому-то сообщить… — она запнулась и с явным усилием продолжила: — про индейцев.
— Конечно. Мы обязательно расскажем о том, что сделали индейцы.
— Да.
Морган уложил девушку в постель и накрыл одеялом, недовольно отметив, что на ней все то же испачканное кровью платье. Покрутив в пальцах рассыпанные по подушке огненно-рыжие завитки волос, он нагнулся и коснулся губами ее щеки.
Честити вздрогнула от отвращения. Морган почувствовал трепет ее тела, и кровь в его жилах закипела.
— Засыпайте, — прошептал он, с трудом сдерживая себя, и поднялся.
Отвернувшись от кровати, Морган увидел в дверях Кончиту и грубо вывел ее из спальни.
— Когда она проснется, сними с нее это платье, — приказал он, плотно закрыв за собой дверь, — и одень во что-нибудь чистое, ясно? Я не хочу, чтобы она лежала в таком виде.
— Да, Морган.
Он отпустил руку Кончиты и тут же забыл о ней, обратившись мыслями к неотложным делам. Скоро они заклеймят всех бычков, мечтал Морган, он продаст стадо и уедет отсюда. У него будет много свободного времени, и все его он посвятит Честити.


Морган вышел из хижины и решительно зашагал к загонам для скота.
Рид спрятался за холмом. «Где же Честити? — соображал он. — В хижине? Это надо выяснить».
Превозмогая головную боль, он пытался прояснить мысли. Девушка должна быть там. Рид помнил, как смотрел на нее Морган. Этот мерзавец не даст ей уйти.
И все же в этом необходимо убедиться.


Кончита дрожала от гнева.
«Одень ее во что-нибудь чистое, ясно? Я не хочу, чтобы она лежала в таком виде» — эти слова Моргана снова и снова звучали у нее в голове. Когда-то его прикосновения были полны нежности и страсти, теперь стали грубыми и резкими; слова ласкали теплотой, сейчас от них веяло холодом. Тогда она верила, что Морган ее любит. «Какая же я была дура!» — сокрушалась Кончита.
Снедаемая яростью, Кончита прошла в угол, где лежала аккуратно сложенная стопка ее одежды, и вытянула оттуда свою ситцевую ночную рубашку. Она часто ложилась в постель к Моргану в этой рубашке, и они занимались любовью так страстно, что у нее останавливалось сердце. Вот во что она переоденет рыжеволосую женщину, решила девушка. Морган узнает эту рубашку и вспомнит ее, Кончиту. Он все вспомнит и опять почувствует жар тех мгновений. Глядя на рыжеволосую женщину, он невольно будет думать о близости с другой.
Сжимая в руке мягкий белый ситец, Кончита вошла в спальню и остановилась перед кроватью. Рыжеволосая женщина спала. Лицо ее было спокойно, грудь мерно вздымалась под повязкой. Золотой медальон, лежавший в ложбинке у нее под горлом, раздражал Кончиту. Она протянула руку и хотела сорвать его.
Но в тот момент когда ее пальцы коснулись золотого сердечка, рыжеволосая резко открыла глаза. Она отбросила в сторону руку мексиканки и крепко зажала свой медальон в кулаке.
Кончита улыбнулась и заговорила сладким голосом:
— Да не нужен мне твой медальон! Я уже видела точно такой. Другая молодая женщина так же гордо носила его на своей белой шее и держалась за него так же, как ты сейчас. Но она была красивее тебя. У нее были черные как смоль волосы и голубые, как небо, глаза. Эта женщина работала в салуне. Она была шлюхой, плутовала в карты и любви. Все знали, кто она такая. Так что носи свой медальон… и все, кто его увидит, будут думать, что ты ничуть не лучше меня.
Рыжая незнакомка смотрела на нее во все глаза.
— Эта женщина, о которой ты говоришь… — прохрипела она, — скажи мне ее имя.
Кончита засмеялась.
— Скажи!
Мексиканка пожала плечами:
— У этой женщины не было имени. Как и я, она была никто.
Довольно улыбаясь, Кончита бросила на постель свою ночную рубашку и ушла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Добродетель в опасности - Барбьери Элейн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Добродетель в опасности - Барбьери Элейн



Клевый приключенческий роман
Добродетель в опасности - Барбьери ЭлейнПупсик
24.03.2013, 20.16





Замечательно.... Хорошая серия книг, в первой книге рассказывают истории про старшую сестру, в второй- про среднюю, а в этой про младшую, судьба их разбросало в разные стороны, но все они верили в счастливое восоединение.. И они встретились.. (я даже плакала)
Добродетель в опасности - Барбьери ЭлейнМилена
6.04.2013, 19.53





Замечательно.... Хорошая серия книг, в первой книге рассказывают истории про старшую сестру, в второй- про среднюю, а в этой про младшую, судьба их разбросало в разные стороны, но все они верили в счастливое восоединение.. И они встретились.. (я даже плакала)
Добродетель в опасности - Барбьери ЭлейнМилена
6.04.2013, 19.53





Хотелось бы больше любви и меньше приключений.
Добродетель в опасности - Барбьери ЭлейнКэт
7.04.2013, 16.55





Неплохой роман , серия про сестёр автору удалась :)
Добродетель в опасности - Барбьери ЭлейнВикушка
11.09.2013, 23.46





Неплохой роман , серия про сестёр автору удалась :)
Добродетель в опасности - Барбьери ЭлейнВикушка
11.09.2013, 23.46





МНЕ ПОНРАВИЛОСЬ.
Добродетель в опасности - Барбьери Элейнчитатель)
24.12.2013, 20.24





Увлекательно, чувственно. Ставлю 10
Добродетель в опасности - Барбьери Элейнелена:-)
20.03.2014, 21.16





Прекрасный роман,да и вся серия нормальная - читать!
Добродетель в опасности - Барбьери ЭлейнНаталья 66
5.09.2015, 14.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100