Читать онлайн Заря страсти, автора - Барбьери Элейн, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заря страсти - Барбьери Элейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заря страсти - Барбьери Элейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заря страсти - Барбьери Элейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Барбьери Элейн

Заря страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Жаркое полуденное солнце тускло отражалось в сонных водах реки. Рива сидела на берегу, вдыхая изумительный аромат диких трав. Она уже и думать забыла, что на этой земле где-то может быть такое тихое и спокойное место без выстрелов, вражеских солдат, унижения и уныния. Какое счастье, что им удалось благополучно выбраться из Виксберга!
Оказалось, Фостер прибыл в город по заданию генерала Джонстона для организации подпольной деятельности в Виксберге и окрестностях. Те самые банды, о которых столько говорил Джефф Бэнкс, наполовину состояли из агентов армии южан, и Фостер координировал их работу. Согласно полученному им заданию, необходимо было наладить здесь безотказно работающую шпионскую сеть, после чего Фостеру предстояло вернуться в штаб Джонстона, чтобы доложить о результатах; вот почему им оставалось прожить в этом тихом, уютном месте, которое Фостер выбрал для их укрытия, не более двух недель.
По настоянию тети Тео Фостер отправился проведать их старую усадьбу и привез грустные вести: «Серебряные дубы» полностью разрушены, дом сровняли с землей, а вокруг осталось одно пепелище. Голос Фостера дрожал, когда он рассказывал об этом.
Рива всерьез беспокоилась о своем брате: в последнее время он очень осунулся, и с его лица не сходило озабоченное выражение. Каждое утро на рассвете Фостер уходил в город, и каждый раз она боялась, что его схватят солдаты янки. Но удача пока сопутствовала ему.
Рива отправилась к реке набрать воды и как только вышла из дома, тут же унеслась мыслями далеко-далеко. Призрак Джеффа Бэнкса все еще не давал ей покоя. По ночам она вспоминала его жаркие объятия, его тихий голос звучал у нее в ушах, и она никак не могла отделаться от этого нелепого наваждения.
Как же это было глупо с ее стороны! Майор Бэнкс наверняка рад-радешенек, что ему так удачно удалось отделаться от нее и не скомпрометировать себя перед невестой. Теперь прекрасная Марша Симпсон засыпает в его постели, а может, они не спят до рассвета.
Стоило Риве закрыть глаза, как она видела лицо Джеффа, слышала его голос, чувствовала его прикосновения. Идиотка, какая же идиотка! Она же прекрасно знала, что он просто воспользовался ее слабостью и неопытностью, что он играл роль, а все его слова о том, что она единственная женщина в его жизни, — ложь и обман. Она ни на секунду не верила ему даже тогда, но тонула, тонула, тонула в его беспощадных ласках.
В этот момент ее окликнула Теодора, и Рива, повернувшись к дому, заметила подъехавшую группу всадников. Она приветственно помахала им рукой:
— Добрый день, капитан Холл!
— О да, день поистине прекрасен, когда вы встречаете нас вашей очаровательной улыбкой, мисс Рива, — отозвался мужчина, явно принадлежавший к армии конфедератов. Среди всадников лишь он один был в форме, остальные одеты как попало. Этих людей называли «бандами оборванцев».
Рива польщенно улыбнулась:
— Вы истинный джентльмен, капитан, благодарю вас.
— Только потому, что я рядом с истинной леди, — весело улыбнулся капитан Холл, и Рива невольно обратила внимание на то, сколь резко контрастируют его изысканные, мягкие манеры с потрепанным мундиром, старыми сапогами и взлохмаченными волосами.
— Жаль, что вы не застали Фостера, капитан: мой брат уехал сегодня на рассвете в Виксберг, но оставил для вас бумаги.
— Рива, приглашай молодых людей к столу! — позвала Теодора, ставя на огонь чайник. — Мы не зря испекли вчера свежий хлеб. И кстати, у нас осталось немного джема, который Фостер привез в прошлый раз.
— Вы очень любезны, мисс, — отозвался капитан. — Но если позволите, сначала я хотел бы взглянуть на бумаги, которые оставил для нас Фостер.
— Разумеется. — Теодора, вздохнув, достала из ящика конверт и передала его капитану. Вынув из конверта несколько листков, исписанных мелким почерком, капитал Холл стал вдумчиво их читать. Затем, отложив письмо, он удовлетворенно улыбнулся:
— Фостер проделал блестящую работу. Впрочем, так было всегда. Вы должны гордиться своим братом, мисс Рива.
— Я и горжусь, — сдержанно отозвалась Рива. — Горжусь всеми славными солдатами армии Конфедерации, продолжающими бороться за дело, в которое верят.
Капитан Холл взял ее руку и поцеловал:
— Вы одна из самых смелых леди, которые мне встречались, мисс Рива.
В этот момент за дверью послышался шум. И Рива, узнав голос Фостера, выбежала во двор, где ее брат привязывал коня.
— Фостер, что случилось? Мы не ждали тебя раньше вечера… — Она обняла брата и пристально взглянула ему в глаза.
— Нет-нет, все в порядке, — мягко отозвался он. — Просто я закончил свои дела раньше, чем предполагалось. Да и потом… — Он замялся.
— Что потом? — нетерпеливо переспросила Рива.
— В городе у меня возникло странное чувство… нет, скорее ощущение, будто за мной следят. Я несколько раз проверил, но так и не заметил слежки. Наверное, мне все-таки показалось. — Он откинул прядь волос со лба. — Кстати, я сегодня был у Чарлза. — Фостер улыбнулся. — Он просил кое-что передать тебе.
Рива покраснела. Каждый раз, когда брат упоминал Чарлза, ей казалось, что он уже знает о майоре Бэнксе. Однако лицо Фостера оставалось все таким же безоблачным, и девушка с облегчением вздохнула.
— Да? И что же это такое? Фостер хмыкнул.
— Чарлз просил передать, что думает о тебе и сожалеет, что не может быть с тобой рядом. Вот так, малышка, — хитро подмигнул он.
Рива отвела глаза, и Фостер, похлопав ее по плечу, обратился к капитану Холлу:
— Джордж, скажи на милость, что помешало тебе приехать вчера, как мы и договаривались? Надеюсь, у тебя была уважительная причина.
— Янки, Фостер! Янки — самая уважительная причина из всех, которые я мог бы тебе привести.
— Что ж, надеюсь, вы задали им жару?
— И еще какого!
— Вот это хорошо. Давайте же отпразднуем нашу маленькую победу. — Фостер жестом указал на стол, уже накрытый к чаю. — Полагаю, этому прекрасному джему будет уютнее в наших желудках, чем на кухне Бэнкса.
При упоминании Джеффа Бэнкса Рива непроизвольно вздрогнула.
— Фостер, — тихо спросила она, — откуда ты знаешь майора Бэнкса?
— Малышка, ты не забыла — врага надо знать в лицо, вот так. Я уже давно наблюдаю за Лонгворт-Хаусом, в котором сейчас обосновался майор.
Рива всплеснула руками.
— Фостер, как можно быть таким самонадеянно неосторожным! Тебя же могут поймать! Там работают Милли и Сара, они знают тебя в лицо…
Фостер усмехнулся:
— А откуда, ты думаешь, я привез вам банку этого прекрасного джема?
Рива и Теодора, не сговариваясь, расхохотались.
— Аи да Милли! — воскликнули они в один голос.
— Милли также поведала мне кое-что интересное, — продолжал Фостер. — Оказывается, майор Бэнкс был вне себя от гнева, когда узнал, что вы сбежали. Говорят, он весь город поднял на ноги.
— И неудивительно, — усмехнулся капитан Холл. — Я бы тоже рвал и метал, если бы такая прекрасная девушка, как твоя сестра, улизнула от меня.
Реплика капитана прозвучала довольно невинно, но Рива почувствовала, как лицо ее заливает румянец. Она поспешно схватила заварной чайник и отошла с ним в другой угол комнаты, якобы намереваясь заварить чай. Боже, что с ней происходит! Неужели, думала она, такую бурю чувств вызвало в ней одно лишь упоминание имени Джеффа Бэнкса, да еще в таком двусмысленном ракурсе?
Вскоре разговор перешел на деловые темы, после чего, быстро покончив с чаепитием, мужчины стали прощаться.
— Нам пора ехать, мисс Рива, — ласково улыбнулся капитан Холл. — Еще раз повторюсь и скажу от имени всех моих парней: ваша блистательная улыбка скрасила нам этот день. Надеюсь, мы еще не раз с вами увидимся. Мисс Лонгворт, — он повернулся к Теодоре, — мое почтение.
— Желаю вам удачи, капитан Холл, — порывисто откликнулась Рива.
— Раз так, значит, удача всегда будет со мной, — улыбнулся Холл, пришпоривая коня.
Фостер, Рива и Теодора провожали взглядами удаляющихся всадников.
Заметив слезы в глазах сестры, Фостер погладил ее по щеке и чуть насмешливо проговорил:
— Ну вот, малышка, ты и завоевала еще одного поклонника. Надеюсь все же, ты не хочешь сказать, что Чарлз теперь остался с носом?
Рива возмущенно тряхнула головой:
— Фостер, о чем это ты?
— Ну, просто Чарлз давно влюблен в тебя. Он очень страдает оттого, что не может быть с тобой рядом.
— Влюблен? — Рива насмешливо приподняла бровь. — И назначил тебя своим полномочным представителем для проведения переговоров со мной, да?
Фостер улыбнулся:
— Ты же знаешь, как он застенчив.
— Надеюсь, не настолько, чтобы не суметь сказать мне о своих чувствах… если, конечно, они у него действительно имеются.
— Ты не совсем справедлива к нему, милая, — неожиданно вмешалась Теодора.
— Разве? А я-то думала, что о таких вещах обычно говорят тет-а-тет. Что еще просил передать Чарлз?
— Только то, что я тебе уже сказал, — мягко ответил Фостер. — Но я уверен, что его чувства к тебе очень глубоки, и тебе вряд ли стоит их игнорировать.
— Фостер, о каких ты чувствах говоришь? Война еще не закончилась — надеюсь, ты не забыл об этом?
— Но она в конце концов закончится, милая, — Теодора улыбнулась, — а жизнь будет продолжаться. Я уже говорила тебе об этом сразу после того, как янки вошли в Виксберг…
Рива тряхнула головой.
— Когда война закончится, тогда я и буду думать о любви, о чувствах и о будущем муже, а сейчас у нас есть более важные дела.
— Ох, тетя Тео, не даст она нам подобрать ей приличного мужа, — рассмеялся Фостер.
— Если от нас что-то и потребуется, мой дорогой, — отозвалась Теодора, — так это не мешать ей: все равно она оставит последнее слово за собой.
Снова рассмеявшись, Фостер обнял обеих женщин за плечи, и они не спеша направились к дому.


К вечеру немного похолодало. Рива вышла во двор подышать свежим воздухом и немного успокоиться. С тех пор как здесь было произнесено имя майора Бэнкса, она не знала покоя. Мурашки пробегали по ее спине от бесконечных воспоминаний. Разговор о Чарлзе окончательно выбил Риву из колеи. Она не сомневалась: Чарлз прекрасно понял, что произошло между ней и майором Бэнксом. Тогда почему же он до сих пор так внимателен к ней, почему передает через Фостера, что скучает и хочет ее видеть? Ох, она совсем запуталась в своей жизни!
Внезапно Риве показалось, что какая-то легкая тень мелькнула в стороне от нее. Приглядевшись, она, однако, так ничего и не увидела и решила вернуться в дом.
Едва она переступила порог, как за дверью раздался зычный голос:
— Вы окружены армией Федерации! Выходите с поднятыми руками, и никто не пострадает.
Фостер бросился к окну, пытаясь разглядеть что-нибудь за чернотой ночи; Рива и Теодора мертвенно побледнели.
— Фостер, — прошептала Рива, — если они поймают тебя, что они с тобой сделают?
Брат метнул на нее быстрый взгляд, но ничего не ответил.
Требование выходить с поднятыми руками повторили еще раз, и Рива почувствовала, как по ее щекам побежали горячие слезы.
— Неужели они казнят тебя как шпиона? — едва дыша, прошептала она и тут же увидела, как брат достал пистолет. — Нет, Фостер, умоляю!
Он взял ее за руку.
— Малышка, с тобой и с тетей Тео все будет хорошо. Янки ничего вам не сделают.
— Ясно, что не сделают, Фостер. Не думай о нас, подумай о себе!
— Я не сдамся без боя!
— Даже не думай об этом! Они пристрелят тебя, как зайца. Ты же слышал: дом окружен. — Рива на секунду замерла. — Погоди, братец, у меня есть план!
Фостер только отмахнулся.
— Весь твой план, малышка, должен заключаться в том, чтобы сидеть тихо и не высовываться. Они охотятся за мной, поэтому…
— …поэтому у нас есть прекрасная возможность их обмануть. То есть, может, это и не слишком прекрасная возможность, но другого выхода все равно нет. — Рива указала на висящий в углу синий мундир. — Раз они тебя выследили, значит, знают, что ты работаешь под прикрытием. Соответственно они ждут там, снаружи, человека в синем мундире, верно?
Фостер кивнул.
— Так вот, — продолжала Рива. — Я надену мундир. На улице темно, они находятся, наверное, на приличном расстоянии и сразу не разглядят. Когда я выйду с поднятыми руками, тетя Тео выйдет вместе со мной. Увидев нас, они потеряют бдительность, и ты тихонько проскользнешь через запасной выход. Как тебе мой план?
— План прекрасный, малышка, но я не могу подвергать опасности твою жизнь!
— Янки мне ничего не сделают: они же сказали, что если мы сдадимся, то никто не пострадает. А когда они подойдут вплотную и все поймут, ты уже успеешь скрыться.
— И оставить вас одних! Нет уж, лучше я умру здесь, на родной земле.
— И кому будет от этого хоть какая-нибудь польза? — в отчаянии воскликнула Рива. — Думаешь, твое геройство что-нибудь решит? Нет, Фостер, ты нужен нам живым и здоровым. Мне, тете Тео, Конфедерации. Ты еще многое можешь сделать для нашего дела. Подумай хотя бы об этом…
Фостер вздохнул:
— Хорошо, сестра, будь по-твоему.
Рива начала быстро одеваться, но тут же обнаружила, что мундир ей слишком велик. В темноте, конечно, это было не очень заметно, но она выглядела в нем скорее похожей на причудливое крошечное чучело, чем на человека. В результате пришлось в нескольких местах перевязаться веревками, но зато это дало необходимый результат.
Когда все было закончено, Фостер подошел и обнял ее, а потом поцеловал Теодору. Рива погасила весь свет в доме, оставив только едва коптящую лампу, и тогда Фостер крикнул в темноту:
— Эй, вы там! Не стреляйте! Мы сдаемся! Раздалась команда «Не стрелять!», и до боли знакомый Риве голос прокричал:
— Выходите с поднятыми руками! Медленно! По одному!
Бросив прощальный взгляд на Фостера, Рива открыла дверь и переступила порог дома; Теодора последовала за ней.
И тут же со стороны задней двери раздались крики и выстрелы. Рива поняла, что Фостера заметили, вскрикнула и хотела было бежать к нему, но чьи-то крепкие руки удержали ее на месте.
— Стой, стрелять буду! — донесся из-за дома истошный вопль, вслед за которым вновь последовали выстрелы.
Затем кто-то из темноты крикнул:
— Мы пристрелили мерзавца, майор Бэнкс!
Рива снова закричала. Теряя сознание, она увидела, как двое солдат-янки несут бездыханное тело ее брата.


Пожилая женщина бросилась к бездыханному телу, и Джефф Бэнкс без труда узнал в ней Теодору Лонгворт. Пару секунд он не мог прийти в себя. Что происходит? Что она делает здесь? И где же тогда?.. Он отвел спадающую на лицо прядь волос у человека в синем мундире и увидел до боли родное лицо Ривы Синклер. Но что все это значило? Джефф терялся в самых страшных догадках.
Его мысли прервал встревоженный голос одного из солдат:
— Майор, шпион дышит. Он жив.
Услышав эти слова, Теодора Лонгворт умоляюще сложила руки и обратилась к Джеффу:
— Майор Бэнкс, я знаю, что вы благородный человек. Умоляю, позвольте мне перевязать его раны, не дайте ему истечь кровью у меня на руках.
Джефф пожал плечами:
— Разумеется, я не стану запрещать вам этого, мисс Лонгворт. — Он отдал приказ своим солдатам перенести раненого и помочь пожилой женщине, сам же подхватил свою неожиданную драгоценную ношу и уложил ее на постель. Рива по-прежнему была без сознания.
Краем уха он слышал, как Теодора Лонгворт распоряжается его солдатами, отдавая приказы не хуже полководца, но решил не вмешиваться. Единственное, что его сейчас волновало, — как в доме рядом со шпионом южан оказалась его женщина?
Неужели так было задумано с самого начала? Рива втирается в доверие, тайком вынюхивает нужную информацию, собирает сведения, разыгрывает из себя невинную барышню… Не потому ли она так настойчиво пыталась остаться на чердаке? Возможно даже, что она ночью тайно пробиралась в его кабинет и читала секретные документы…
Джефф нахмурился. Ладно, сначала надо привести ее в чувство, сейчас это главное. Он смочил платок в холодной воде, провел им над бровями девушки, и тут же волна воспоминаний нахлынула на него.
Джефф вспомнил душную ночь, когда он на руках принес Риву в комнату, ночь, когда эта неподражаемая упрямица стала его женщиной, вспомнил, как заглушал ее тихие протесты сладкими поцелуями и как она наконец уступила ему. Неужели все это было подстроено лишь для того, чтобы ввести его в заблуждение?
Майор наверняка знал, что был ее первым мужчиной, но сколько же их было после него? Чарлз Уайтхолл? Возможно. Их отношения еще не успели зайти слишком далеко, но он, без сомнения, тоже мечтал о ней. А теперь еще этот шпион…
Неожиданно Рива открыла глаза и, увидев Джеффа, прошипела:
— Это вы, вы во всем виноваты! Мерзавец! Вы убили его! — Она попробовала встать и тут же рухнула обратно на постель.
— Извольте лежать спокойно, мисс Синклер, — раздраженно отозвался Джефф. — У вас только что был обморок. Хотите получить еще один?
Она не слушала его:
— Где Фостер, чудовище? Он жив? Что с ним?
Джефф почувствовал, как в нем вскипает волна жгучей ревности. Кто он — этот человек, чья жизнь так важна для нее?
В этот момент на пороге появилась Теодора, и Рива, вскочив с кровати, бросилась к ней:
— Он жив?
— Жив, Рива, — грустно ответила Теодора, — но я не знаю, много ли ему осталось. Фостер потерял сознание, он истекает кровью. Я сделала все, что в моих силах, но ему нужен врач.
Рива обернулась к Джеффу:
— Вы слышали, ему нужен доктор! Вы обязаны спасти ему жизнь, майор!
— Когда мы прибудем в Виксберг, ему будет оказана надлежащая медицинская помощь, — процедил Джефф сквозь зубы.
— В Виксберг? — в отчаянии воскликнула Рива. — Неужели вы хотите перевозить его в таком состоянии? Да вы с ума сошли!
— Этот человек — шпион, мисс Синклер, и мы обязаны… Рива порывисто кинулась к нему:
— О нет, майор Бэнкс, я умоляю, спасите его, не дайте ему умереть. Это мой брат Фостер! Спасите его, майор…
Джефф фыркнул.
— Ваш брат? Не говорите чепухи, мисс Синклер. Если вы хотите заставить меня сделать по-вашему, придумайте более убедительную причину. Вы с этим южанином совершенно не похожи.
Теодора умоляюще протянула к нему руки:
— Это правда, майор Бэнкс. Человек, которого вы взяли в плен, мой племянник, капитан армии Конфедерации Фостер Синклер. Он такой же честный офицер, как и вы, но по воле судеб сражается на другой стороне… Вернее, сражался. — Голос пожилой дамы задрожал, она отвернулась, и по ее вздрагивающей спине было видно, что она изо всех сил старается сдержать слезы.
Быстро подойдя к тете, Рива обняла ее за плечи и что-то тихо проговорила.
Джефф, не выдержав, чертыхнулся про себя. Он чуть было не сделал величайшей ошибки в своей жизни, ошибки, которая могла стоить ему потери этой женщины. «Ревнивый осел!» — выругал он себя.
Теперь его волновало только одно: как спасти этого южанина? Если Фостер Синклер умрет по его вине, ему никогда больше не держать Риву в своих объятиях.
Немного помедлив, он задумчиво проговорил:
— Учитывая ситуацию, я не могу вызвать сюда нашего доктора. Ваш брат обвиняется в шпионаже, а это тяжелое преступление, Рива. Однако если вы знаете доктора, который мог бы помочь ему, то я пошлю за ним своих людей.
— Чарлз! — воскликнула Рива. — Чарлз придет так скоро, как только сможет.
Джефф слегка поморщился:
— Хорошо, пусть будет Чарлз.
Он вызвал капрала и отдал распоряжение отправиться в госпиталь и привезти доктора Чарлза Уайтхолла.
Кровь, кровь, повсюду была кровь. Рива находилась в каком-то полузабытьи, и лишь время от времени до нее доносились жесткие окрики Чарлза:
— Рива, бинты! Держи крепче. Быстрее, спать будешь потом!
Она старалась держаться изо всех сил, но вскоре у нее все поплыло перед глазами. Запах хлороформа мутил рассудок, а тут еще эта кровь, кровь, кровь.
— Да что с тобой? — В голосе Чарлза послышались обеспокоенные нотки.
— Думаю, на сегодня достаточно, — раздался за его спиной властный голос. — Мисс Лонгворт заменит мисс Риву и поможет вам доделать вашу работу. Вы ведь уже заканчиваете?
— Совершенно верно. Осталось, собственно говоря, только достать пулю и зашить рану.
Мужские голоса проникали в ее сознание словно откуда-то издалека. Рива почувствовала, как сильные руки подняли ее, а потом прохладный ночной воздух ударил ей в лицо.
— Нет-нет, я хочу вернуться к своему брату, я прекрасно себя чувствую, — запротестовала она.
— Не сейчас, — холодно произнес Джефф. — Вы слабы и едва держитесь на ногах. С вашим братом остался доктор Уайтхолл, так что не о чем переживать.
— Но я не могу покинуть его!
— Вы уже и так очень много сделали для вашего брата.
— На моем месте так поступила бы любая женщина. — Глаза Ривы сверкнули, и Джефф испытал жгучее желание поцеловать ее… Но он сдержался.
— Не думаю, что это так. Рива вздернула подбородок.
— Что ж, возможно, северянки ведут себя иначе, но то, что любая южанка поступила бы так же, я ничуть не сомневаюсь.
Джефф покачал головой.
— Лучше нам продолжить этот разговор, когда мы вернемся в Лонгворт-Хаус, мисс Синклер.
Рива вздрогнула.
— Я никогда туда не вернусь. Я никогда не буду жить под одной крышей с вами, майор Бэнкс.
— Ну, это мы еще посмотрим, мисс Синклер. — Джефф не спеша повернулся и направился прочь.
Рива вернулась в дом как раз в тот момент, когда Чарлз закончил свою работу. Она сразу бросилась к нему:
— Как Фостер? С ним все будет в порядке? Чарлз нахмурился.
— Извини, но я пока ничего не могу тебе сказать. Время покажет. Я сделал все, что мог; теперь остается надеяться на то, что организм Фостера будет бороться за жизнь.
В этот момент Фостер застонал и пошевелился. Рива положила ему руку на лоб и тихо проговорила:
— Ты поправишься, брат, обещаю. — Потом она повернулась к Чарлзу: — Милый Чарлз, я никогда не забуду, что ты сделал для нас, и буду благодарна тебе за это всю свою жизнь.
Джефф вернулся в Виксберг на рассвете. Распорядившись о том, чтобы раненого Фостера Синклера отвезли в госпиталь конфедератов, он направился в штаб генерала Макферсона. На душе у него скребли кошки.
Вспоминая минувшую беспокойную ночь, Джефф никак не мог выкинуть из головы мысль о том, что едва не потерял свою любимую. Прокручивая перед мысленным взором только что происшедшие события, он вспоминал, как Рива Синклер вышла на крыльцо в мундире своего брата, рискуя получить пулю в лоб, как она кричала, что ненавидит его и никогда не простит смерти брата. А потом она бросилась в объятия Чарлза Уайтхолла, когда тот приехал про. оперировать Фостера. Сопоставляя все эти факты, Джефф становился все мрачнее и мрачнее.
Постучав в кабинет Макферсона, он дождался позволения войти и переступил порог. Поднявшись и сделав шаг навстречу, генерал протянул ему руку.
— Майор Бэнкс, — мягко сказал он, — если бы я не знал, что ваша военная операция по поимке главаря бандитов завершилась успешно, по вашему лицу я бы сделал вывод, что все провалилось в тартарары. Но вы прекрасно поработали, Джефф!
— Благодарю вас, сэр, — сдержанно отозвался Джефф.
— Кроме того, мне донесли, — продолжал генерал, — что пойманный шпион оказался братом той самой мисс Ривы Синклер, в доме которой расположился ваш штаб.
— Это действительно так, сэр.
— Полагаю, вам не в чем винить себя. Известно, что Фостер Синклер получал указания напрямую от генерала Джонстона и вел в Виксберге серьезную подрывную работу. Вы просто сделали то, что должны были сделать. Даже если Фостер Синклер не выживет…
— Ему оказали необходимую медицинскую помощь, сэр, и я полагаю, что с ним все будет в порядке.
— Что ж, если так, то у нас появится отличная возможность получить сведения о планах врага.
— Разумеется, сэр. Но пока он очень слаб и приходит в себя не более чем на пару минут.
— Полагаю, вы приняли все необходимые меры безопасности, майор Бэнкс?
— Разумеется, сэр. Я лично проследил, чтобы Фостера Синклера поместили в отдельную палату в госпитале, и поставил там охрану. Мои люди докладывают мне о его состоянии через каждый час.
— Прекрасно, майор. — Макферсон задумчиво покивал, а потом продолжил после короткой паузы: — Теперь я вот о чем хочу с вами поговорить и прошу воспринять мои слова со всем присущим вам хладнокровием и выдержкой… — При этих словах Джефф ощутимо напрягся. — Ранее я полагал своей обязанностью напоминать вам о том, что южане, и особенно южанки, имеют право на человеческое сострадание с нашей стороны. Я знаю вас как прекрасного солдата, Джефф, безупречного офицера, жесткого командира. Я знаю, что могу всегда рассчитывать на вас в сложных ситуациях, что могу положиться на ваше умение четко и беспристрастно оценивать любую ситуацию. — Генерал снова сделал паузу. — Однако обстоятельства сложились так, что происходящие события, по всей видимости, коснулись вас напрямую.
— Нет, сэр! — протестующе воскликнул майор, однако генерал остановил его нетерпеливым жестом.
— Выслушайте меня до конца. Я не намереваюсь уязвить ваше самолюбие или обидеть вас; именно поэтому я и начал с того, что уважаю вас как человека и офицера. — Он поднялся из-за стола и подошел к окну. — Я также прекрасно понимаю, что Рива Синклер — красивая, эффектная девушка, которая может вскружить голову любому мужчине. Но она южанка, Джефф, и никогда не скрывала своего отношения к нам, северянам. Судя по той информации, которой я располагаю, она открыто выражала свое недовольство действиями властей, вступая с ними в конфликт при каждом удобном случае. Вы ведь не станете это отрицать, не так ли?
Джефф молчал.
— Таким образом, — продолжал генерал, — ваше желание защитить ее и ее брата выглядит несколько… непрофессионально. Надеюсь, вы меня понимаете. Ситуация может повернуться как угодно: идет война, и эта война еще не закончена, какие бы радужные планы на ближайшее будущее мы себе ни строили. Вы согласны со мной, майор?
Бэнкс молча кивнул.
— Вот и хорошо. Честно говоря, мне хотелось бы, чтобы этот разговор стал последним на данную тему, Джефф, — миролюбиво заключил генерал. — Полагаю, сейчас вам лучше всего напрямую заняться делом Фостера Синклера. Как только он будет в состоянии дать показания, необходимо тут же допросить его.
— Слушаюсь, — сдержанно проговорил Джефф. — Теперь я могу быть свободен?
— Да, ступайте. — Макферсон едва заметно улыбнулся. Не говоря более ни слова, Джефф поднялся, но выйдя, все же не удержался и чертыхнулся сквозь зубы.
Марша Симпсон отложила в сторону прочитанное письмо, и на глазах у нее заблестели слезы. Что за ужасная женщина эта Харриет Уиллис! И зачем ей было в таких подробностях рассказывать о том, что Джефф ухлестывает за этой своенравной южанкой Ривой Синклер? Если таким образом Харриет намеревалась заручиться дружбой Марши, то она выбрала заведомо неверную тактику.
Марша вышла на балкон особняка своего отца, вздохнула полной грудью свежий воздух, напоенный ароматом душистых роз, и в сердцах стукнула кулачком по балконной ограде.
У них с Джеффом все было так хорошо, пока не началась эта дурацкая война! Марша ни секунды не сомневалась, что Джефф по-настоящему любил ее, и желание жениться на ней было продиктовано его чувствами, а не обязательствами перед ее отцом.
Сколько Марша себя помнила, она всегда была влюблена в Джеффа. Ей было восемь лет, когда четырнадцатилетний подросток Джеффри Бэнкс появился в их доме. Она потеряла мать, он — отца, и оба чувствовали себя одинокими в этом мире — вот почему их сердца вмиг нашли дорогу друг к другу.
Джеффри был сыном одного из работников ее отца, и когда его отец погиб, Уолтер Симпсон взял мальчика к себе в дом, потому что всегда мечтал иметь сына.
Дети росли, и Марша ужасно боялась, что Джефф женится раньше, чем она достигнет возраста девушки на выданье. Ни для кого не было секретом, что Джефф не ограничивал себя в интимных связях с представительницами противоположного пола, но ни к одной из красоток он не относился серьезно.
С Маршей все было как раз наоборот: молодой человек всегда был с ней нежен и ласков, но не более того. Она применила все доступные средства, чтобы помочь ему завоевать доверие и уважение ее отца, и с ее невидимой помощью — о, сколько усилий для нее стоило это скрывать! — Джеффри Бэнкс добился немалых успехов. Но последнего шага она сделать не могла. Употребив все свое женское обаяние — а природа не обделила ее ни умом, ни красотой, — Марша наслаждалась его ласками, комплиментами и поцелуями, но он так ни разу и не решился переступить черты и сделать ее своей. Даже после того, как вопрос помолвки между ними стал делом решенным, для нее так ничего и не изменилось.
Со временем Марша привыкла к такой ситуации. Она убедила себя в том, что главное для нее — трепетное отношение Джеффа, а то, что он спит с другими женщинами, не имеет решающего значения, если каждый раз потом он все равно возвращается к ней, его официальной невесте. Свадьба должна была состояться после окончания военной кампании, и Марша все никак не могла дождаться, когда эта дурацкая война закончится и ее любимый вернется домой.
Наконец ее терпение истощилось, и она решила сама навестить его; вот только теперь она уже не могла с уверенностью сказать, правильно ли поступила и чем все это закончится.
С одной стороны, она приехала вовремя, чтобы успеть предотвратить связь Джеффа с этой странной южанкой; с другой — возможно, было бы лучше, если бы ситуация выглядела так, будто она ничего о ней не знает. Тогда после того, как мужской интерес Джеффа будет удовлетворен, он мог бы без помех вернуться в лоно семьи. Теперь же делать вид, будто она ничего не замечает, стало для Марши весьма затруднительно.
Смахнув слезы, она с досадой подумала о том, как огорчился Джефф, когда выяснилось, что Рива Синклер сбежала, как неистово он искал ее по всему городу. Господи, и что он нашел в этой замухрышке?
Марша вспомнила свою первую встречу с Ривой Синклер, и губы ее искривились в жестокой усмешке. Назвать эту девицу красавицей мог бы только умалишенный, хотя Марша вполне допускала, что дело было в том, что южанка измотана, у нее нет приличной одежды и возможности привести себя в порядок. Но ведь именно такой она и нравится Джеффу, черт бы ее побрал!
Марша сжала губы, глаза ее потемнели от гнева. Правда, в письме Харриет говорилось о том, что южанка отказалась возвращаться в Лонгворт-Хаус и решила остаться в госпитале рядом со своим братом. Это уже кое-что. По крайней мере Джеффу будет труднее с ней встречаться.
Ее мысли прервал осторожный стук в дверь.
— В чем дело? — резко спросила она.
— Мистер Симпсон интересуется, когда вы спуститесь к столу, мисс.
— Скажи, что я сейчас приду Дженни. Отец один?
— Нет, мисс, с ним мистер Адэр. Ваш отец сказал, что вам необходимо подписать какие-то бумаги.
Марша поморщилась. Ей не составит труда скрыть свое раздраженное состояние от отца, но Брайан Адэр… Самая отвратительная черта его характера — проницательность, и он видит ее насквозь. Лучше бы он думал больше о своих делах, чем о ее проблемах.
Брайан был лучшим другом Джеффа, однако совершенно не похож на ее возлюбленного. Стройный блондин, серьезный, спокойный молодой человек, он отнюдь не имел той жгучей привлекательности, которая присутствовала в Джеффе Бэнксе, заставляя женщин терять голову от одного его вида. Скорее уж Брайану больше была свойственна рассудительность и сдержанность; вот только к Марше это не относилось: Брайан вечно лез к ней со своими советами и поучениями. Когда они с Джеффом объявили о своей помолвке, Брайан отвел ее в сторону и заявил, что теперь нисколько не сомневается в том, что она абсолютная дура. Он сказал также, что Джефф понимает только физическую сторону отношений между мужчиной и женщиной. Брайан не сомневался, что между ней и Джеффом интимной близости не было, а значит, даже этой толики внимания со стороны своего жениха Марша всегда будет лишена. Его слова прозвучали как издевательство, а когда девушка в гневе прошипела, что он никак не может быть уверен насчет их с Джеффом близости, Брайан только усмехнулся в ответ.
Теперь, после письма Харриет Уиллис, слова Брайана снова прозвучали в ее голове тревожным набатом. Да, Джефф всегда был ласков и обходителен с ней, но действительно никогда не делал попытки сблизиться. Марша объясняла это тем, что ее жених хочет целовать в первую брачную ночь девственницу, однако сейчас у нее возникли сильные сомнения по этому поводу.
Поправив прическу перед зеркалом, Марша вышла из комнаты и спустилась в кабинет отца.
— Ах, дочка, ну наконец-то ты соизволила почтить нас своим присутствием, — добродушно улыбнулся мистер Симпсон. — А мы уж решили, что ты сегодня не в настроении вникать в тонкие юридические подробности.
— Юридические подробности? — Марша приподняла бровь, всем своим видом демонстрируя скуку. — Если бы я знала, что вы позвали меня за этим, отец, то прислала бы свои извинения через Дженни. Поверьте, я сегодня действительно не в настроении.
— Ну-ну, Марша, — усмехнулся Брайан, — эти дела не займут у тебя много времени. Ты же знаешь, что я лучший адвокат штата и поэтому быстро сумею все тебе растолковать.
— Лучший адвокат штата? — Марша надменно вздернула подбородок. — А не слишком ли вы самонадеянны, мистер Адэр?
— Хватит задирать нос, Марша, — рассмеялся Брайан. — Это же я, твой старинный приятель, друг детства; так почему же ты разговариваешь со мной таким холодным тоном?
— Он прав, дочка, — все так же добродушно заметил мистер Симпсон.
— Вовсе нет! — возмутилась девушка. — Просто я терпеть не могу, когда мужчина выставляет себя всезнайкой, а Брайан в последнее время только этим и занимается.
Бледно-голубые глаза Брайана Адэра внимательно изучали ее лицо.
— Выставляю? Марша, но я и вправду всезнайка… Ну, почти всезнайка. По крайней мере очень во многих вопросах, поверь мне.
Мистер Симпсон потрепал Брайана по плечу:
— Ладно, дети, вы тут сами разбирайтесь, а мне необходимо через полчаса быть на важной встрече. Марша, — обратился он к дочери, — я все-таки надеюсь, что ты выделишь время для Брайана и выслушаешь то, что он собирался тебе сказать, а тебя, Брайан, я прошу быть терпеливее с моей дочерью. Ты же знаешь, какой у нее взрывной характер…
— А все потому, мистер Симпсон, что вы ее разбаловали не на шутку, — поддразнил Брайан.
— Да как ты смеешь! — воскликнула Марша, но оба мужчины только рассмеялись в ответ.
Когда, попрощавшись, отец Марши оставил молодых людей наедине, оба с минуту молчали, а затем Брайан спросил:
— Итак, Марша, ты не хочешь рассказать мне, что случилось?
Она подняла на него тревожный взгляд:
— Не понимаю, о чем ты.
— Думаю, прекрасно понимаешь. Тебе не удастся скрыть это от меня: ведь я намного проницательнее, чем мистер Симпсон.
— Скорее уж намного самонадеяннее, — фыркнула Марша.
— Не будем спорить о терминах, — хмыкнул Брайан. — Я полагаю, что так сильно расстроить тебя могло только нечто, случившееся между тобой и Джеффом. Как прошла твоя поездка?
— О, с этим все прекрасно, Брайан. И между нами с Джеффом все прекрасно. А когда мы поженимся, все будет и вовсе замечательно: Джефф перестанет смотреть на других женщин, и в его жизни буду существовать только я…
— Выходит, сейчас это не так? — холодно прервал ее Брайан. — Ты узнала, что в Виксберге у Джеффа есть другая женщина?
— Кто сказал тебе подобную чушь? — Марша гневно посмотрела на него.
— Ты. — Брайан грустно улыбнулся.
— Ложь! — Марша чуть не задохнулась от негодования. Брайан кинулся к ней и, крепко обняв, стал поглаживать ее по голове.
— Ну, успокойся, успокойся, прошу тебя. Я желаю тебе только добра — и тебе, и Джеффу… Вот только я совершенно точно знаю, что вы никогда не сможете быть счастливы вместе. Вы не подходите друг другу, потому что слишком разные, и с этим ничего не поделаешь.
— Это не твоего ума дело, — всхлипнула Марша.
— Возможно. Но вы оба мне небезразличны — вот почему я вмешиваюсь.
— У нас с Джеффом все будет хорошо, — сквозь слезы пробормотала Марша. — Может быть, не сразу, но обязательно будет. Несмотря на все эти дурацкие письма, в которых…
— Какие письма, Марша?
— Не важно. Письма доброжелателей, которые тоже хотят открыть мне глаза, а заодно помешать нам быть вместе. Все равно у вас ничего не получится. — Марша вырвалась из его объятий и выбежала из комнаты.
Тяжело вздохнув, Брайан вернулся к столу и собрал разложенные на нем документы. Ему было совершенно ясно, что теперь все деловые разговоры придется отложить на потом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Заря страсти - Барбьери Элейн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Заря страсти - Барбьери Элейн



Роман действительно интересный, конечно хороший эпилог был очень кстати, но все читатайте не пожелеете))
Заря страсти - Барбьери ЭлейнМилена
23.04.2013, 8.13





Начало романа действительно было интригующе,но потом началась такая белиберда, одно и по тому же.Не понравился. А гл.героиня вообще дура-дурой.Оценивать не буду. Очень жаль потраченного времени.
Заря страсти - Барбьери Элейнс
12.10.2014, 11.11





Это просто кошмар!читаю уже пятую книгу этого автора,ничего нового.только имена и фамилии разные.везде война,индейцы,негодяи которые охотятся за девушками и неизменное слово ШЛЮХА.и везде непонятный конец романа,3 балла из 10.
Заря страсти - Барбьери ЭлейнОльга
19.03.2015, 16.44





А мне понравилось
Заря страсти - Барбьери ЭлейнЛуиза
5.10.2015, 16.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100