Читать онлайн Поверь в свою мечту, автора - Банкер Конни, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поверь в свою мечту - Банкер Конни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.41 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поверь в свою мечту - Банкер Конни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поверь в свою мечту - Банкер Конни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Банкер Конни

Поверь в свою мечту

Читать онлайн

Аннотация

В жестокой схватке с конкурентами пришлось сразиться Дороти Маккрейн за будущее унаследованной ею компании. И она выиграла в этой нелегкой борьбе, сделав по-женски мудрый и красивый ход: превратила своего заклятого врага в мужа и компаньона.
В извечном выборе - любовь или деньги начинающей бизнес-леди удалось найти третий путь и создать невозможное, связав воедино эти два столпа и два главных ориентира нашей жизни.


Следующая страница

Глава 1

Древние боги майя, воплощенные в облике различных природных явлений, зверей, птиц и растений, взирали с небес и из укрытий на земле на свои бывшие владения и храмы, разбросанные и разделенные теперь государственными границами на территориях Мексики, Белиза, Гондураса и Гватемалы.
Майя прогнали с насиженных мест еще в XVI веке испанские конквистадоры и католическая церковь, запретившие не только религию и нехристианские обычаи, но и даже старинную письменность и разрушившие их древнюю культуру и цивилизацию.
В результате действий этих европейских миссионеров великий народ майя начал деградировать. Пришли в запустение и заросли джунглями их города, в том числе и великие города, в каждом из которых когда-то обитали сотни тысяч жителей, где высились огромные каменные ступенчатые храмы-пирамиды, на вершинах которых приносились посвященные богам жертвы. Потомки некогда великого народа, прославившегося своими достижениями в математике, строительстве, астрономии и агротехнике, теперь зачастую влачили жалкое существование, разбросанные небольшими сельскими общинами по маленьким деревням в глубине джунглей.
Одно из таких поселений майя расположилось неподалеку от реки, в северо-восточной части Гватемалы. Где-то дальше к северу проходила невидимая граница с Мексикой. Этой деревушке повезло в борьбе за выживание.
Несколько лет назад на эту землю по реке — единственной транспортной артерии, по которой можно было попасть в глубину джунглей, — добрались иностранные специалисты-добровольцы: агрономы, врачи, учителя. Они прибыли, чтобы бескорыстно предложить свою помощь этому народу и возродить его к современной жизни.
Пришельцы совместно с индейцами отвоевали у джунглей и расчистили большой кусок красной тропической земли, построив на нем поселок, что-то вроде объединенного культурно-медицинского центра. Общими усилиями была создана кофейная плантация и несколько полей, на которых выращивались кукуруза, тыквы, томаты, бобы, табак и даже хлопок. Иноземцы помогли местным жителям возродить древние ремесла майя, которые особенно славились в прошлом художественной резьбой по камню, живописью и керамическими расписными сосудами ручной лепки. Эти изделия находили широкий спрос среди туристов.
На берегу реки был построен импровизированный причал, что позволило организовать регулярное сообщение по воде с ближайшим городом, откуда начиналась уже автомобильная дорога. При наличии средств можно было заказать и вертолетный рейс. Появилась в поселке и собственная моторная лодка, которая использовалась в основном для выездов в индейские деревни вдоль реки по экстренным вызовам.
В настоящее время поселок представлял из себя несколько длинных разборных бараков из оцинкованного гофрированного железа и дюралюминиевых листов, ряд небольших деревянных административных построек и три навеса на столбах, покрытых пальмовыми листьями. Один из них использовался для проведения занятий, второй — для сушки сельскохозяйственной продукции, а третий — для хранения и защиты от тропических дождей и солнца разной сельскохозяйственной и дорожно-строительной техники. Все эти сооружения по периметру были окружены сетчатым металлическим забором на деревянных столбах для защиты от хищных и обычных зверей, поодиночке и группами почти ежедневно из любопытства подходивших сюда из джунглей. По низу была проложена густая спираль колючей проволоки, чтобы не проползли змеи, у которых весьма нежное и чувствительное брюшко.
Правда, все эти укрепления мало помогали, ибо лазеек и щелей было достаточно. Особенно донимали наглые, вороватые и вездесущие обезьяны и стаи крикливых и шаловливых попугаев.
Помимо нерегулярного сообщения по реке и изредка на вертолете, постоянная связь с внешним миром поддерживалась по рации, а над одним из домов была водружена антенна спутниковой связи, позволявшая даже принимать телепередачи, в том числе из США.
И вот однажды, уже во второй половине дня, когда завершилось время традиционной для тропиков полуденной сиесты, под одним из навесов, в относительной прохладе, шел урок испанского языка. В передней части открытого зала высилась обычная черная школьная доска, установленная на ножках. Перед доской стоял небольшой, грубо сколоченный стол и столь же непритязательная по дизайну и исполнению самодельная табуретка. Еще дальше просторное и свободно продуваемое помещение перегораживали несколько рядов столов и лавок. За ними сидело почти два десятка учеников разного возраста, по внешнему виду которых можно было бы сразу определить потомков древнего и гордого народа майя, составлявшего более половины двенадцатимиллионного населения Гватемалы.
Возле классной доски стояла их учительница, явно не местного вида, не прирожденная обитательница джунглей. Очень высокая, стройная, молодая, на вид не старше двадцати пяти лет, с гладкой смуглой кожей, но зато с льняными, неровно постриженными выгоревшими волосами и большущими зелеными глазами. Одета она была в свободные шорты до колен, сандалии на босу ногу и какую-то цветастую хлопковую распашонку, похоже местного индейского производства, судя по рисунку на груди.
Урок уже шел к концу, и ученики начали сборы, укладывая заранее учебники и тетради в свои котомки и рюкзаки. Юную учительницу звали Дороти, она была дочерью официального руководителя этого центра и признанного лидера местной колонии Максимилиана Маккрейна. Колония состояла всего из шестнадцати взрослых тружеников разных национальностей и рас. Затерянный в зеленом аду джунглей маленький мир, живущий по своим законам и обычаям. Миниатюрная копия земного шара, настоящий интернационал бескорыстных и терпеливых энтузиастов своего дела, посвятивших свою жизнь другим людям.
Внезапно взгляд учительницы был привлечен появлением в поле зрения незнакомого седовласого мужчины явно европейской наружности, что было большой редкостью в здешних местах. Ему предшествовало стрекотание небольшого вертолета, описавшего круг над поселком и приземлившегося, как обычно, за его пределами, на открытой площадке метрах в ста от ворот. Выглядел пришелец каким-то помятым, растерянным и смущенным. Для такой жары одет он был весьма нелепо. Длинные брюки и рубашка с тоже длинными, хотя и закатанными до локтя рукавами, что весьма слабо спасало от перегрева. Единственным, что имело хоть какой-то смысл в этих условиях, была широкополая шляпа, хотя выглядел он в ней очень смешным. Ручейки пота стекали по его насупленному, недоумевающему лицу, и два мокрых пятна расплылись под мышками на рубашке. В руках он держал элегантный деловой портфель для бумаг, который, как и его владелец, совершенно не вписывался в местный антураж.
Она имела сомнительное удовольствие созерцать этот уникум еще несколько минут, пока он растерянно озирался по сторонам. Затем он все так же неуверенно направился к первой же открытой двери ближайшего барака.
Надо было бы помочь, но ее отец наверняка не одобрил бы такое вмешательство, подумала Дороти, продолжая наблюдать за незнакомцем, робко постучавшим в дверь, прежде чем войти. Ей удалось подавить в себе стремление бросить класс, чтобы, выяснить причину появления чужеземца, и переключить внимание на пестрое многоцветье расшалившихся детей.
Все выяснится в свое время. В их маленьком сообществе ничто не могло оставаться секретом, и меньше всего появление иностранца, явно прибывшего с какой-то целью.
Она быстро закончила занятия и решила направиться в душ, как вдруг услышала призывный голос отца:
— Дороти!
Черт! Надеюсь, он зовет ее не для того, чтобы спихнуть на нее этого типа. Любимое занятие отца — перекладывать на нее бремя общения с абсолютно незнакомыми людьми, по какой бы причине они ни появлялись. Повернувшись на голос, она увидела спешащего вместе с отцом незнакомца.
— А тут кое-кто к тебе.
Она была выше прибывшего по крайней мере дюймов на пять, ибо вымахала почти под шесть футов. В их общине только четверо были выше ее, включая собственного отца.
— Кристофер Мэлоун. Рад встретиться с вами. — Он говорил по-английски.
— Ud habla Espanol? — Заметив недоумение на его лице, она тут же перевела:
— Я спросила, говорите ли вы по-испански?
— Не надо с этого начинать, дорогая, — укоризненно проронил отец и быстро снял очки, дабы наскоро протереть их куском своей полинялой рубашки.
— Да, но местные жители ожидают, что с ними будут говорить на понятном им языке.
— Он из Англии. И прибыл сюда, рассчитывая говорить по-английски. — В их дискуссии звучали ленивые нотки нежной фамильярности, как будто они уже тысячи раз озвучивали этот диалог, но были счастливы еще раз прорепетировать его, просто в силу привычки, не более. — Приношу извинения за свое дитя, — произнес отец на безупречном оксфордском английском, не испорченном длительным пребыванием в испаноязычной среде. — Она может себя хорошо вести, когда захочет.
— Что вам угодно?
— Мне пришлось затратить массу времени, чтобы найти вас.
Мэлоун выразительно посмотрел на отца, и тот капитулировал:
— Пожалуй, лучше обсудить это в более удобном месте. Надо организовать для гостя что-нибудь перекусить. Он, должно быть, устал и проголодался, добираясь сюда.
Дороти чувствовала на себе изучающий взгляд Мэлоуна, когда они втроем прошли обратно вдоль класса, привлекая любопытные взгляды учеников, завершавших сбор скудных книг и сумок. Вокруг царил шум, создаваемый их болтовней на местном диалекте испанского с большой примесью индейских слов.
— На всякий случай, если вы еще не догадались, то это наша местная школа, — вдруг заявил отец, к ее немалому удивлению.
Роль гида никогда не входила в набор его занятий для того, чтобы скоротать время. Он всегда оставлял это для матери, чья смерть пята лет назад до сих пор вызывала чувство невосполнимой потери и удушья. Мать была историком и археологом, специалистом по древним цивилизациям индейцев Мезоамерики — ольмеков, майя и ацтеков. Они познакомились с отцом на ступенях древней, полуразрушенной серо-мрачной пирамиды в религиозно-культовом центре Тикаль и сразу влюбились друг в друга, горячо и страстно, настоящей жгучей и сумасшедшей латиноамериканской любовью. У отца были сложные англо-шотландские родовые корни, а у матери испано-французские с небольшой примесью местной индейской крови. Отец нередко с гордостью демонстрировал потертый брачный контракт на испанском языке, который ему быстро и сравнительно недорого оформил в каком-то захолустном городке местный судья в присутствии двух нанятых прямо на улице свидетелей. Документ этот, который он заполучил всего после трех дней знакомства, сделал их счастливыми. Пока жизнь матери не унес рак легких, болезнь, которая в условиях тропиков позволяет прожить не больше года.
В свое время в Мексике мать попутно закончила какие-то медицинские курсы, что весьма важно в работе археологических экспедиций, зачастую находящихся вдали от цивилизации в антисанитарных и опасных условиях. Она успешно помогала отцу, работая в центре чем-то вроде лаборанта и медсестры. Кроме того, взяла на себя обучение детей истории их народа. Она хорошо говорила на одном из диалектов майя — пополука, распространенном на юге Мексики, и на этой основе быстро освоила и местный диалект. На ее занятия часто приходили взрослые и пожилые индейцы, с великим уважением глядя на белого человека, да еще же женщину, говорившую им о том, о чем они и сами давно забыли.
В воспоминания Дороти вторглась речь отца:
— Справа от школы, вон в том здании, расположены кое-какие наши технические средства по медобслуживанию, а также небольшая лаборатория по исследованию местных индейских лекарств. Все очень примитивно, как вы понимаете, но у нас всегда не хватало средств сделать то, что должно быть сделано.
Это была излюбленная тема отца. Деньги, или, точнее, их отсутствие, для финансирования системы медицинского обслуживания туземцев и научно-медицинских исследований. Он был ученым и талантливым врачом и не понимал людей, не осознававших, что в вопросах здравоохранения деньги не могут быть предметом спора.
Они зашли в торец здания лаборатории, где одно из помещений служило канцелярией для отца. Здесь он усадил Мэлоуна на стул и устремился к низенькому проржавевшему холодильнику в углу комнаты, чтобы достать кувшин с соком гуавы.
Вентилятор над головой, который был уже в предсмертном состоянии от старости, пока еще обеспечивал вяло-тягучие перемещения потоков воздуха. Но его слабые попытки хоть как-то облегчить пребывание людей внутри помещения уверенно подавлялись волнами раскаленного, липко-влажного и пряного воздуха джунглей, вливавшихся снаружи через распахнутые настежь окна. Неудивительно, что пришелец из Старого Света выглядел так, будто был на грани потери-сознания.
Бедняга, подумала Дороти с внезапным приливом симпатии. По какой-то причине он, возможно, покинул семью, лишился всех современных удобств для того, чтобы пересечь полмира на пути в эту действительно Богом забытую землю, до сих пор таинственную и непостижимую, и доставить послание ей лично.
Какое послание? Дороти почувствовала легкий укол беспокойства.
— Да, весьма отважно с вашей стороны жить здесь, — возобновил разговор гость.
— Ничего отважного в этом нет. Гватемала замечательная страна, а люди здесь очень кроткие и милые. Так что не надо бояться, что вас схватят и изрубят на маленькие кусочки филе для жаркого. В далекой истории этого народа часто приносились ритуальные человеческие жертвы. Но те времена давно прошли. Так для чего вы сюда прибыли? — прямо спросила она.
— Я кое-что привез для вас.
Мэлоун покопался в портфеле, извлек оттуда толстую пачку плотной бумаги кремового цвета, заполненную мелкими печатными буквами, и вручил ей.
— Вы когда-нибудь слышали о Филиппе Маккрейне?
— Филипп… Маккрейн? Да, кое-что… Папа? — Она просматривала бумаги, практически ничего в них не различая.
— Филипп мой брат и твой дядя. — Отец замолчал, а потом продолжил:
— Пожалуй, пусть уж лучше объяснит профессионал.
— Что объяснит?
— Филипп Маккрейн умер шесть месяцев назад. Он оставил завещание. Вы являетесь его главной наследницей.
— И это все? А вы разве не могли изложить все это в письменном виде и направить по почте. Почта сюда идет долго, но в конце концов все же доходит.
— Нет, мисс Маккрейн, вы не поняли. Его собственность стоит миллионы, естественно не гватемальских кетсалей, а полновесные фунтов стерлингов. О таких суммах сообщали лично.
Тишина, повисшая в комнате после этого заявления, нарушалась только голосами птиц и хриплыми криками попугаев.
— Вы шутите? Не так ли? — Она нерешительно улыбнулась, глядя на отца, ответная улыбка которого отдавала отталкивающей серьезностью.
— Я юрист, мисс, а не клоун. В мою профессиональную деятельность не входит задача смешить людей.
— Но что я буду делать со всей этой кучей денег? Посмотрите вокруг, мистер Мэлоун. Вы видите хоть что-нибудь, на что здесь можно потратить деньги? Здесь нет ни магазинов, ни ресторанов, ни отелей, ни казино. Просто не на что тратить.
— Все не так просто. Помимо сельской усадьбы и коллекции предметов искусства, существует и главная собственность. Это фармацевтическая компания МФИ — «Маккрейн фарма индастриз». Компания имеет отделения в восьми европейских и азиатских странах, в ней заняты тысячи людей. И она находится в тяжелом положении. Вам предстоит вступление во владение и решение ряда сложных вопросов, определяющих будущее компании, в том числе и саму возможность ее существования. Без вас как главной наследницы ничего не может быть решено.
— Но я ничего не знаю об этом бизнесе, заупрямилась она, желая, чтобы отец все же вмешался и поддержал ее.
— Ваш отец заявил, что вы весьма одаренный ребенок.
Дороги беспокойно заерзала на стуле и решительно бросила:
— Нет!
— Послушай меня, Дори! — Голос отца прозвучал как удар хлыста, испугав ее. Она уставилась на него с открытым ртом. — Отправляйся в Англию и посмотри, в чем там дело. В любом случае тебе необходимо быть там, чтобы вступить в права наследования.
— Но я не хочу никуда ехать!
— Если тебе это окажется не по плечу, ты всегда сможешь вернуться, — продолжил отец мягким голосом, — но не отказывайся от нового опыта только потому, что боишься. Мы с мамой всегда учили тебя относиться к неизвестному как к испытанию, а не как к угрозе.
— Кроме того, — коварно вставил англичанин, — подумайте об инвестициях в научную работу своего отца. Ваш отец сообщил мне, что разрабатывает лекарство для лечения некоторых тропических болезней, в которое будут входить специальные компоненты — вытяжки из сока тропических деревьев и растений, с древних времен известные своими целебными свойствами. Финансирование исследований перестанет быть проблемой, когда вы станете у кормила крупной фармацевтической компании. В таком случае вы сможете помочь этим людям гораздо больше, нежели оставаясь здесь. Отправляйтесь в Англию, мисс Маккрейн, хотя бы ради своего отца, если нет других причин.
Это и стало тем пряником в дополнение к кнуту, с помощью которых управляют упрямыми, но глупыми и неискушенными в жизни молодыми ослицами некоторые поднаторевшие в житейских битвах, прожженные юристы.
— В большой мир она на этот раз добралась весьма быстро и комфортно, спецрейсом вертолета, заказанным и оплаченным мистером Мэлоуном. Не пришлось, как когда-то в прошлом, добираться на перекладных с неподъемным рюкзаком за плечами и тяжелым мачете в руках. Он же помог и быстро решить проблемы с получением визы в английском консульстве. Успела она и пробежаться по магазинам Гватемалы, чтобы купить кое-какую дорожную одежду под британский климат.
Правда, за все это пришлось расплачиваться прослушиванием долгой и нудной лекции в самолете по проблемам управления компанией, в том числе в связи с намеченной на следующий день после прилета в Лондон встречей с директорами МФИ.
— На кону их будущее. Естественно, что они хотят встретиться с человеком, который теперь отвечает за это будущее. И есть еще один человек, о котором я должен упомянуть.
— Что еще за человек?
— Я уверен, что вы с ним справитесь. Его зовут Роберт Касл. Он… как бы описать его? Его имя широко известно в мире большого бизнеса. Настоящая легенда. Этому дельцу удалось при — , обрести большое число компаний за рекордно короткий срок. Это совершенно необыкновенный и безжалостный бизнесмен. Он известен тем, что если что-то захочет, то идет напролом, добиваясь исполнения своего желания:
— Я встречалась с людьми такого типа, — задумчиво произнесла Дороти. — Они живут в джунглях, и их называют кугуарами согласно старинной традиции майя, которые в прошлом так звали отборных воинов. Эти воины одевались в плащи из шкур убитых ими лично кугуаров или ягуаров и носили высокие шлемы, выполненные в виде человеческих черепов. Они и тогда убивали и сейчас убивают без всякой жалости.
Мистер Мэлоун кивнул и задумчиво сказал:
— Это более подходящее описание, чем вы даже можете предположить. Некоторое время назад Роберт Касл пожелал обзавестись компанией вашего дяди, и он уже почти достиг своей цели. Были подготовлены все юридические документы по сделке, осталось только подписать, но этому помешала смерть вашего родственника. Кстати, Роберт помолвлен с вашей двоюродной сестрой.
— У меня есть двоюродная сестра? — Ее внезапно охватило возбуждение от этой мысли.
— Не совсем. Ваш дядя был женат четыре раза. Стелла Брайт дочь его последней жены от ее предыдущего брака. Она взяла фамилию Маккрейн, когда ее мать вышла замуж за вашего дядю. Она владеет частью акций компании, как и директора, но большинство акций находятся под вашим контролем. Роберт Касл жаждет приобрести компанию, являющуюся теперь вашей. Эта возможность уплыла от него из-за житейской случайности, и этого достаточно, чтобы он стал занозой в вашем боку.
— А почему бы действительно не продать ее этому Каслу? Разве это не будет самым простым способом решения проблемы?
— Если вы это сделаете, он, скорее всего, разделит компанию с тем, чтобы максимально нарастить прибыль, если потом решит ее перепродать. И еще одна вещь — практически исключены инвестиции с его стороны в работу вашего отца.
— Но разве я не смогу финансировать эту работу сама? Из тех средств, что я получу от продажи унаследованной собственности?
— После того как выплатите все долги? Без поддержки со стороны лабораторий МФИ? Вряд ли. В любом случае, — его тон приобрел дружескую задушевность, — хватит об этом на сегодня. Скоро вы сами встретитесь с этим человеком. — И вымотанный путешествием и тропической экзотикой лектор, почувствовав себя наконец в безопасности на пути в цивилизованный мир, быстро отключился и проспал почти всю оставшуюся дорогу.
Дороти занималась в основном тем же самым. Однажды проснувшись, она спугнула уставившегося на нее мужчину и в ответ приняла надменный вид умудренной жизнью дамы. Ха! Если бы он только знал. К сожалению, ее опыт был весьма ограниченным. — Она провела жизнь в странствиях по окраинам цивилизации, влекомая за собой родителями, чья забота о ней никогда не включала вещи, вполне очевидные для большинства нормальных людей. Она знала, конечно, о модной одежде, косметике, микроволновых печах, компьютерах и прочих достижениях прогресса, но в основном по передачам спутникового телевидения и из глянцевых страниц рекламы и статей в журналах.
Ее образование носило беспорядочный характер, в основном в виде домашнего обучения, если не считать двух лет пребывания в интернате, а позже трехлетнего периода в университете Мехико, из которого она вышла квалифицированным врачом, рвущимся назад, в свою семью и в джунгли, которые успела полюбить.
Итак, во что же она ввязывается теперь? На этот раз устрашающая задача войти в мир бизнеса, о котором она ничего не знает.
Волна ужаса захлестнула Дороти, когда она вышла из самолета в аэропорту Хитроу, окутавшего ее как саван своей чуждостью. Даже два ее чемоданчика, катившихся по ленте транспортера, выглядели беззащитными и убогими рядом с огромными, нахальными предметами багажа, которые расхватывала орда усталых путешественников.
Ей стоило немалых усилий, чтобы пройти вперед, сквозь линию бдительных служащих таможни в униформе, мимо толпы друзей и родственников, встречающих своих близких.
Кристофер пояснил, что заказанная машина ждет их в аэропорту и они сразу поедут в ее новый дом, Гринлейн-хаус, чтобы разобрать вещи и отдохнуть. Там уже все подготовлено к ее приезду. А с утра надо будет сразу начать разбираться с делами. И еще необходимо срочно заняться обновлением гардероба, тем более что предстоит посещение разных учреждений.
— Почему? Что, по-вашему, не так в той одежде, которая на мне?
— Ну, она не совсем подходит для официальных мероприятий, в том числе для присутствия на совете директоров.
Они уже покинули казавшиеся бесконечными пределы терминала аэропорта, но происходящие снаружи явления не стали от этого менее безумными. Дороги ощущала себя так, словно ее выбросило на другую планету, где все управлялось нажатием кнопки «быстро — вперед». Разноцветные автомашины проносились мимо, подъезжали автобусы, выплевывали пассажиров и чемоданы и тут же отъезжали, освобождая место для других.
Наконец они добрались до ожидающего их длинного автомобиля. По дороге в Гринлейн-хаус Кристофер, как заправский гид, довольно толково описывал ей Лондон, кратко характеризуя мелькавшие за окном достопримечательности столицы.
И вот они подъехали к ее новому обиталищу. К нему вела узкая дорога, перекрытая черными ажурными воротами. Охранник кивнул Кристоферу, и створки ворот мягко распахнулись.
Дом находился среди группы строений, расположенных полукругом и обрамлявших небольшую, безупречно ухоженную зеленую лужайку. Все белого цвета, все трехэтажные, у всех черные щегольские двери и спереди уютные палисадники. Несколько автомашин, похожих на ту, в которой она приехала, было припарковано рядом. Она почувствовала себя неуютно при виде такой структурной точности.
Кристофер предложил провести ознакомительную экскурсию по дому, но ей стало жаль его, чересчур услужливого и явно уже измученного. Да и ей давно хотелось остаться наедине, слишком много людей и впечатлений за столь короткое время.
Внезапно она вспомнила, что он говорил о предстоящей встрече с Робертом Каслом, ее главным деловым противником, и решила уточнить:
— Так когда мне предстоит встретиться с этим человеком?
— Завтра утром. После того как повидаетесь со мной. Думаю, лучше все же увидеть противника, так сказать, в натуре, прежде чем вы встретитесь с руководителями компании.
К тому времени, когда Дороти закончила осмотр дома, распаковала вещи и исследовала содержимое заполненных холодильника и кладовой, она смогла завершить первичную фильтрацию своих представлений о том, что ее ожидает впереди.
Если бы отец и Марк сейчас увидели ее, сидящую за кухонным столом и пьющую кофе из изящной чашки тонкого фарфора, то-то удивились бы. Она улыбнулась. Марк, ее закадычный друг, всего на несколько лет старше ее, иногда флиртовал с ней и в шутку регулярно предлагал выйти за него замуж.
Процесс врастания в новую жизнь внезапно был прерван резким звонком в дверь. У нее ушло несколько секунд на то, чтобы понять, что звонок соотносится с кем-то у двери в ее жилище, затем еще несколько секунд — на то, чтобы самой до нее добраться. Несмотря на предупреждение Кристофера об уровне лондонской преступности, она все же открыла дверь. Это было импульсивным поступком, о котором она тут же пожалела.
Перед ней стоял искаженный тенью силуэт мужчины выше ее ростом, широкоплечего, с острыми чертами неулыбчивого лица. На нем был темный костюм из легкой материи, который плохо скрывал агрессивные, мускулистые линии его тела. Дороти почувствовала страх. Она загородила вход своим телом, чтобы этот громила не смог пролезть мимо нее, хотя, судя по его размерам, ему не составило бы труда войти, если бы он захотел. Последовало несколько молчаливых секунд замешательства, в течение которых мужчина не сказал ни слова. Он просто пристально смотрел на нее, лениво прислонившись к дверной раме.
— Кто вы и что вы хотите?
— Вы Дороги Маккрейн?
Вопрос буквально парализовал ее, что позволило этому мужлану толчком распахнуть дверь и войти в холл, где струящийся сверху свет обрисовал еще более впечатляющую картину, чем она могла себе представить из разрозненных деталей, едва различимых в полутьме снаружи дома. У него были точеные черты лица, а глаза уникального оттенка, полуночно-синие. Густые черные ресницы, которым могла бы позавидовать любая женщина, черные волосы, твердая, но вместе с тем чувственная линия рта — все вместе обеспечивало ему мощную мужскую привлекательность. Настоящий мачо, как принято называть таких мужчин к югу от Рио-Гранде. Она отступила на шаг и воинственно вперила взор в стоящего напротив интервента.
— А ваше какое дело?
— Дороти Маккрейн из гватемальских джунглей? Наследница нежданной судьбы? Да, конечно, на этот раз леди Фортуна решила воссиять для вас, не так ли? — Он огляделся. — Так это и есть прекрасное местечко старины Фила. Серьезные перемены в вашей жизни, как вы думаете?
— Если не скажете мне немедленно, кто вы, я вызову охрану или полицию.
Дороти скрестила руки в подсознательно оборонительной позе, пристально глядя на незнакомца. Тот, закончив блуждать взглядом вокруг, тоже обратил свой испытующий взор к ней с той основательностью, которая граничит с назойливостью. Проблему усложняло то, что она пребывала в простеньком платье, в одном из немногих имевшихся в ее гардеробе сменных вещей, к тому же слишком коротком и вылинявшем.
Он прищурился.
— А вы не догадываетесь? Уверен, что Мэлоун должен был упомянуть мое имя хотя бы мимоходом?
— Так вы Роберт Касл, не так ли? — осенило ее. — Великий и могучий бизнесмен, который думает, что может ворваться сюда без приглашения и запугать бедную простушку до смерти, чтобы заставить сделать то, чего ему хочется? Но это не сработало! Вы меня не запугали, и я не собираюсь продавать вам компанию, если сама не решу сделать такой выбор. А сейчас убирайтесь, пока я не позвала кого-нибудь, чтобы вышвырнуть вас вон.
Однако, вместо того чтобы уйти, он подошел к ней и застыл вплотную рядом.
— Весьма пылкая, — пробормотал Касл внезапно изменившимся тоном, который еще более разозлил ее. Он поднял руку и небрежно дотронулся до прядки ее волос, приведя Дороти в полное остолбенение. — Моя мать всегда советовала мне не играть с огнем, но в этом случае, похоже, мне придется пренебречь ее советом. — Он засмеялся и добавил:
— До завтра.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поверь в свою мечту - Банкер Конни

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Поверь в свою мечту - Банкер Конни



хороший роман, мне понравился.9/10
Поверь в свою мечту - Банкер КонниМарго
25.04.2013, 11.17





Романы вроде бы и хорошие, но все же в них нет искры...
Поверь в свою мечту - Банкер КонниЛюдмила
9.04.2014, 17.21





Хороший роман, но у меня создалось впечатление, что автор устал от своих героев. Окончание просто скомкано, а завершающие фразы - из недописанной части.
Поверь в свою мечту - Банкер КонниТаточка
13.04.2014, 23.04





Миленько и с юмором
Поверь в свою мечту - Банкер Коннитатьяна
25.11.2015, 6.00





Редко пишу комментарии , но этот роман..... нудятина, не дочитала даже ( первый раз в жизни!) Или может я стала слишком критична ???
Поверь в свою мечту - Банкер Конниледи ди
25.11.2015, 13.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100