Читать онлайн Игра вслепую, автора - Бали Эдмон, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Игра вслепую - Бали Эдмон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.32 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Игра вслепую - Бали Эдмон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Игра вслепую - Бали Эдмон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бали Эдмон

Игра вслепую

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

— Меня окружает сборище дебилов, — заметил Кенникен. — Умеют только нажимать на курок, на большее мозгов не остается. В наше время все было по-другому, верно, Стюартсен?
— Теперь меня зовут Стюарт, — ответил я.
— Да? Ну, мистер Стюарт, заводи мотор и поехали. Дорогу я покажу.
Пистолет больше не упирался мне в затылок, но я слишком хорошо знал Кенникена, чтобы расслабиться. Он был расположен поболтать, но это тоже ничего не значило.
— Ты доставил нам массу неприятностей, Алан, и задал несколько загадок. Разъясни, например, что случилось с Тадеушем?
— Кто такой, черт побери, Тадеуш?
— Он должен был остановить тебя по дороге из аэропорта.
— Так он Тадеуш? Я знал его как Малькольма. Он поляк?
— Русский. Мать, кажется, была полькой.
— Она будет тосковать о нем, — заметил я.
— Вот как! А бедному Юрию сегодня ампутировали ногу.
— Бедному Юрию не надо было баловаться с пистолетом, — возразил я.
— Но он же не знал, что у тебя ружье. Да ещё такое! Просто сюрприз. Ладно, бог с ним, с Юрием, а вот уродовать мою машину — просто свинство с твоей стороны.
А какого ружья они ожидали? Того, которое я отобрал у Филипса? И как, интересно, они могли об этом узнать? Только от Слейда — вот и ещё одно звено в цепи улик.
— Повредил мотор?
— Пробил аккумулятор и вывел из строя систему охлаждения. Не ружья, а фантастика!
— Это верно, — небрежно заметил я. — Надеюсь, оно мне ещё послужит.
— Вряд ли, — хмыкнул он. — Тот маленький эпизод со стрельбой возле машины был крайне неприятным, пришлось наболтать всякой ерунды, чтобы замять дело с тросом, починить машину, успокоить Юрия…
— Трудно тебе пришлось, — согласился я.
— А ты опять принялся за свое, — мягко пожурил меня Кенникен. — Да ещё при всем честном народе! Что там, кстати, произошло?
— Один из твоих помощников угодил в кипяток. Поскользнулся, наверное. Нельзя так близко подходить к гейзеру.
— Я же говорю — растяпы! Ничего не могут сделать правильно.
Я же думал о той роли, которую во всем этом сыграл Джек Кейс. Он ведь и пальцем не шевельнул, чтобы мне помочь, а стоял и мило беседовал со Слейдом. Опять меня предал тот, кому я почти поверил. И это чувство просто жгло меня. Ну, Бухнера-Грэхема-Филипса я ещё мог понять: он меня не знал и просто выполнял задание Слейда. Но Кейс знал почти все! Неужели весь Отдел уже переметнулся, только мы с Таггертом и остались на прежних позициях? Хотя, если Таггерт — тоже с ними, то все загадки разрешались сами собой, а ситуация… становилась более чем абсурдной!
— Мне приятно, что я так правильно рассчитал все твои действия, произнес Кенникен. — Отойти подальше от моих идиотов, сесть в машину… Впрочем, профессионал профессионала всегда правильно понимает.
— Куда мы едем? — равнодушно поинтересовался я.
— Зачем тебе подробности? Сосредоточься на вождении. Только не вздумай выбрасывать всякие номера: сигналить встречным, тормозить. Понятно? Пистолет пока ещё при мне. Чувствуешь?
Холодная сталь снова коснулась моего затылка.
— Чувствую, — коротко ответил я.
Меня не покидала мысль о том, что Кенникен каким-то образом проведал, где и главное с кем я провел последние сутки. Иногда мне казалось, что он вообще абсолютно все знает. От предположения, что Элин и Сигурлин могут оказаться в его руках у меня кровь застывала в жилах. За себя я практически не боялся.
Мы выехали на шоссе к Рейкьявику, но через десять минут Кенникен велел мне свернуть и ехать вокруг озера. Только тут до меня дошло, что мы едем в дачный поселок на берегу. Иметь там домик считалось в Исландии очень престижным и довольно дорогим удовольствием.
Мы действительно подъехали к одному такому домику и Кенникен приказал:
— Посигналь.
Я послушался.
Кто-то вышел нам навстречу. Кенникен тут же приставил мне пистолет к голове.
— Будь очень осмотрителен, Алан. Здесь никто не понимает шуток.
Мы вошли в комнату, обставленную в скандинавском стиле: очень просто и рационально. Горел камин — вот это уже было абсолютно нехарактерно для Исландии. В этой стране нет ни дров, ни угля, дома отапливают либо природной горячей водой, либо бензиновыми движками. В этом камине горел торф — в разгар лета! Можно было подумать, что я имею дело не с русскими, а с итальянцами или даже арабами. Впрочем, русские кажется, топят свои печи круглый год.
— Садись, Алан, погрейся, — повел пистолетом в сторону камина Кенникен. — Только сначала Ильич тебя обыщет.
Плосколицый квадратный детина с явно азиатским разрезом глаз тщательно ощупал меня, потом повернулся к Кенникену и покачал головой.
— Пистолета нет? — улыбнулся Кенникен и вздохнул. — Видишь, Алан, меня окружают идиоты. Задери левую брючину и покажи Ильичу свой хорошенький маленький ножичек.
Несколько минут Кенникен по-русски объяснял Ильичу все, что он обо мне думает. В этом плане русский гораздо богаче английского. Нож был у меня конфискован, меня усадили в кресло, а Ильич с багровым лицом встал позади меня.
— Что будешь пить, Стюарт? — осведомился Кенникен, убирая пистолет.
— Скотч, если у тебя есть.
— У нас есть. Чистый или с водой? К сожалению, содовой у нас нет.
— Сойдет и обыкновенная вода, — ответил я. — Только побольше воды.
— Ну, конечно, тебе же нужна ясная голова, — скептически усмехнулся Кенникен. — Раздел 4, правило 35: если противник предлагает тебе выпить, проси слабый напиток. Надеюсь, тебе понравится.
Я попробовал и кивнул. Себе Кенникен налил полный стакан шотландского виски и выпил залпом. Я с изумлением наблюдал за ним: видно Кенникен дошел до точки, если открыто хлещет алкоголь. Странно, что в Отделе до сих пор этим не воспользовались.
— Что, Вацлав, кальвадос в Исландии достать трудно? — поинтересовался я.
— Это впервые за четыре года, — рассмеялся он и поднял стакан. — У меня есть все основания праздновать. Не так часто при нашей профессии друзья могут встретиться. Скажи, в Отделе к тебе хорошо относятся?
Я отхлебнул слабенький напиток и поставил стакан на низкий столик рядом.
— Я уже четыре года не работаю в Отделе.
— У меня другая информация, — поднял брови Вацлав.
— Возможно. Но я ушел сразу после Швеции.
— Я тоже ушел, — сообщил он. — Это мое первое задание за четыре года. Кстати, благодаря тебе. Вообще-то у меня много поводов поблагодарить тебя. Я ведь не сам ушел. Меня отправили разбирать бумаги в Ашхабад. Знаешь. Где это?
— В Туркмении.
— Правильно. Меня, Вацлава Кенникена послали копаться в бумажках!
— Любому могуществу приходит конец, — заметил я. — Значит, тебя раскопали для этой операции. Вот, должно быть, ты обрадовался!
— Еще как! А особенно меня порадовало то, что я увижу тебя. Видишь ли, в свое время я считал тебя своим другом. Ты был мне почти как брат.
— Не говори глупостей, — пожал я плечами. — У разведчиков друзей не бывает.
Я подумал о Джеке Кейсе и ощутил прилив горечи.
— Ты был мне больше, чем брат, — продолжал Кенникен, словно не слыша меня. — Я готов был отдать за тебя жизнь, а ты меня предал.
— Перестань, Вацлав, — поморщился я, — на моем месте ты поступил бы так же.
— Но я же доверял тебе! — обиженно сказал он. — И это больнее всего. Ты же знаешь, что у нас ошибок не прощают. Вот меня и засунули в Ашхабад.
— Могло быть хуже, — заметил я. — Тебя могли отправить за Полярный круг.
— Невелика разница, — сказал он. Вновь наполняя стакан. — Но мне помогли мои настоящие друзья. Ладно, не будем терять время. У тебя есть некая деталь. Она попала к тебе по ошибке. Где она?
— Не понимаю, о чем ты.
— Естественно, — кивнул он. — Именно так ты и должен был ответить. Но все-таки тебе придется отдать её. Ну, так как?
— Ладно, — ответил я. — Мы оба знаем, что деталь у меня, так что нечего наводить тень на плетень. Но ты её не получишь.
Он вынул из портсигара длинную русскую папиросу и начал искать по карманам зажигалку.
— Получу, Алан, и ты прекрасно это знаешь. Дело ведь не только в этой детали, да и не в этой операции, если уж на то пошло. Пора нам поквитаться.
От его ледяного голоса у меня буквально пошел мороз по коже. Слейд говорил, что Кенникен жаждет моей крови, и — сдал меня ему прямо в руки.
Кенникен так и не смог найти зажигалку и нетерпеливо махнул рукой. Ильич вышел из-за моей спины и чиркнул своей зажигалкой, но пламени не было. Кенникен чертыхнулся, поджег в камине кусок бумаги и, наконец, прикурил. А Ильич отправился к бару со спиртным. Как только Кенникен это заметил, в его руке мгновенно возник пистолет.
— Что ты затеял, Ильич?
— Хочу заправить зажигалку, — отозвался тот и показал баллончик бутана.
— Брось, — резко приказал он. — Пойди и осмотри машину нашего гостя. Только внимательно, понял? Что искать, ты знаешь.
— Там этого нет, Вацлав, — вмешался я.
— Вот Ильич в этом и убедится, — отрезал он.
Ильич поставил на место баллончик с бутаном и вышел. Кенникен продолжал поигрывать пистолетом.
— С кем приходится работать! — пожаловался он. — Набрали олухов невесть откуда. Странно, что ты этим не воспользовался.
— Почему? — пожал я плечами. — Я же знал, что в этой команде есть ты.
— Верно, — согласился он. — Мы чертовски хорошо знаем друг друга. Слишком хорошо. Даже сомневаюсь, получу ли я удовольствие от предстоящего. Ведь это все равно, что причинять боль самому себе. Англичане говорят: «Мне больно разделять твою боль». Верно?
— Я шотландец, — сухо заметил я.
— Не вижу разницы. Кстати, чуть не забыл спросить о главном. Ты любишь эту девушку, Элин?
Во мне все сжалось.
— Она не имеет к этому никакого отношения, — сказал я.
— Не волнуйся, — засмеялся он. — Я не причиню ей ни малейшего вреда. Готов поклясться — хоть на Библии, хоть на «Капитале» Карла Маркса, смотря что тебя больше устроит. Ты мне веришь?
— Верю, — искренне ответил я.
Черт побери, я действительно ему верил! Будь на его месте Слейд, то, поклянись он хоть собственной матерью, это бы ему не помогло. Но Кенникену я доверял абсолютно, он был человеком слова, хотя грубым и жестоким, но настоящим человеком.
— Тогда скажи: ты любишь ее?
— Мы собираемся пожениться.
— Это не совсем прямой ответ, но я его принимаю, — засмеялся Кенникен. — Ты спишь с ней, Алан, правда? Вы наслаждаетесь близостью друг друга? Называете друг друга нежными именами? Достигаете вместе пика? Так, Алан?
В его голосе явственно послышались металлические нотки.
— Помнишь нашу последнюю встречу? Там, в лесу, когда ты пытался меня убить? Жаль, что ты оказался плохим стрелком, а ещё более грустно, что нанесенную тобой рану так и не удалось залечить. Так вот, если ты останешься в живых — а я ещё ничего не решил относительно этого, — то ни Элин, ни какая-нибудь другая женщина никогда не захочет стать твоей женой.
— Я бы выпил еще, — прервал его я.
Он взял мой стакан и снова наполнил его, но воды на сей раз налил значительно меньше.
— Ты побледнел, — заметил он, передавая мне стакан.
— Я понимаю тебя, — отозвался я, — но в любой профессии есть свой риск. Тебя не так волнует твоя рана и даже её последствия, как предательство. Верно, Вацлав?
— Верно, — согласился он.
— Но ты не там ищешь предателя. Кто тогда был твоим начальником в Москве?
— Бакаев.
— А моим?
— Этот английский аристократ, лорд Таггерт, — улыбнулся Кенникен.
— Ошибаешься, — покачал я головой, — для него это был слишком низкий уровень. Тебя предал твой начальник, который говорился с моим, а я был лишь инструментом в их руках.
Кенникен расхохотался:
— Мой дорогой Алан, ты начитался книг о Джеймсе Бонде!
— Ты не спросил, кто был моим начальником, — заметил я.
— Хорошо, так кто же он был? — продолжал веселиться Кенникен.
— Слейд.
Смех оборвался. Я невозмутимо продолжил:
— Все было тщательно спланировано. Нас с тобой принесли в жертву, чтобы укрепить позиции Слейда. Тебе ничего не сказали именно для того, чтобы все выглядело абсолютно реально и безупречно. Так и получилось.
— Глупости, — бросил Кенникен, но лицо его побледнело, а на щеке проступил шрам.
— Только поэтому ты и провалился, — объяснил я. — И тебя, естественно, за это наказали, не могли не наказать, чтобы не возбуждать подозрений. Ты четыре года перекладывал бумажки в ссылке только за то, что честно выполнял свой долг. Тебя просто поимели, Вацлав.
— Я не знаю никакого Слейда, — отозвался он и его взгляд окаменел.
— Должен знать. Это тот человек, от которого ты получаешь приказы здесь, в Исландии. Да, ты счел вполне естественным, что командует операцией кто-то другой. После твоего провала тебе и не могли полностью доверять. А после успешного завершения дела, ты с почетом вернулся бы на прежнее место деятельности, твоя репутация была бы восстановлена. Только командует тобой тот же самый человек, которому ты обязан своим провалом в Швеции. Правда, забавно?
Кенникен медленно встал и навел пистолет мне на грудь.
— Я в курсе, кто провалил ту операцию. И даже могу сделать в нем пару симпатичных дырочек.
— Не сомневаюсь, — кивнул я. — Но я только выполнял приказ, а идея принадлежала Слейду. Кстати, ты помнишь Джимми Беркби?
— Даже не слышал о таком!
— Естественно! Ты должен помнить Свена Хорнмунда. Того, которого я убил.
— А, английский агент! Как же, как же… Вот после этого я тебе и поверил.
— Идея Слейда. Как видишь, сработало. Только я не знал, кого убиваю. Вацлав, ты что, не видишь сходство почерка? Слейд пожертвовал одним агентом. Чтобы ты поверил другому, ведь люди для него ничего не значат. А потом принесли в жертву тебя, чтобы убедить сэра Таггерта. Кто от этого выиграл? Снова Слейд!
Кенникен замер в опасной неподвижности, только уголок рта чуть-чуть подергивался.
Я откинулся в кресле и взял стакан.
— Между прочим, Слейд сейчас руководит операцией в Исландии с обеих сторон. Замечательно! Лучше просто не придумаешь! Только вот одна из марионеток отказалась повиноваться и порвала ниточки. То-то Слейд задергался!
— Не знаю никакого Слейда, — повторил Кенникен деревянным голосом.
— Неужели? — усмехнулся я. — Что же ты так напрягся? Если в следующий раз будешь говорить с ним, попроси сказать тебе правду. Конечно, он её не скажет, он даже не знает, как это делается. Но ведь тебе достаточно увидеть его реакцию, правда? При твоей-то проницательности…
Кенникен никак не отреагировал. Я чуть-чуть нажал:
— Подумай о потерянных в Ашхабаде годах, Вацлав. Поставь себя на место твоего начальника и подумай, что важнее: операция в Швеции, которую в любой момент можно возобновить, или возможность внедрить своего человека на самый верх английской разведки? Чтобы он, например, имел возможность общаться с премьер-министром…
Кенникен вздрогнул. Он ничего не ответил, но хотя бы перестал целиться в меня. Я продолжил:
— Интересно сколько времени потребовалось, чтобы создать новую резидентуру в Швеции? Более того, уверен, что твое начальство уже тогда держало наготове резервную группу.
Я сказал это наобум, но, кажется, угодил прямо в десятку. Кенникен фыркнул, опустил руку с пистолетом и мрачно уставился в огонь.
— Они не доверяли тебе, Вацлав, — тихо сказал я. — Ты отличный агент, но плохой актер, и не смог бы правдоподобно сыграть провал собственной операции. Меня тоже подставили. Так что мы оба в одном и том же дерьме.
— Я выслушал тебя с большим интересом, — бесцветным голосом ответил Кенникен. — Но поскольку я не знаю никакого Слейда, то это всего лишь красивая сказка. Так что в дерьме, похоже, только ты.
В этот момент открылась дверь и вошли двое мужчин.
— Ну? — нетерпеливо рявкнул Кенникен.
— Мы вернулись, — ответил один из них по-русски.
— Это я вижу. И что? Кстати, познакомьтесь: вот тот самый Алан Стюарт, которого вы должны были сюда привезти. Так что же вам помешало? И где Игорь?
— Его отвезли в больницу с сильными ожогами. Он…
— Прекрасно! — с издевкой воскликнул Кенникен. — Просто великолепно! Ну, Алан, что ты на это скажешь? Юрия нам удалось отправить на траулер, так теперь Игорь оказался в больнице, где ему начнут задавать всякие вопросы. Что делать с этими идиотами, а?
— Пристрелить, — усмехнулся я.
— Пули жалко, — с усмешкой ответил он. — Нет, объясните мне, придурки, зачем нужно было стрелять? Поднимать такой шум, а?
— Это он начал, — указал на меня один из мужчин.
— А зачем вы ему это позволили? Три человека не могут по-тихому справиться с одним…
— Их было двое.
— Неужели? — поинтересовался Кенникен и покосился на меня. — И что же случилось со вторым?
— Не знаю… Кажется, убежал.
— Ничего удивительного, — небрежно заметил я. — Это был какой-то постоялец из гостиницы.
На душе у меня было скверно. Значит, Кейс действительно смылся и оставил меня разбираться самостоятельно. Кенникену я его, конечно, но выдам, но обязательно поговорю… Если удастся, конечно.
— И наверняка поднял тревогу, — проворчал Кенникен. — Ничего не можете сделать по-человечески. Где Ильич?
— Разбирает машину на запчасти, — мрачно ответил один из мужчин.
— Ну так пойди и помоги ему! — приказал Кенникен. — А ты, Григорий, останься и присмотри за нашим другом.
— А выпить мне ещё можно, Вацлав? — поинтересовался я.
— Почему бы и нет? Алкоголиком стать все равно не успеешь.
Он вышел из комнаты, а Григорий занял позицию перед закрытой дверью и уставился на меня пустым взглядом. Я медленно поднялся на ноги, и он тут же выхватил пистолет.
— Ты же слышал, что твой босс разрешил мне выпить напоследок, укоризненно заметил я.
Дуло пистолета опустилось.
Я пошел к бару, продолжая непринужденно болтать:
— Уверен, что ты из Сибири, там все молчуны. Знаешь, тут нет водки, только виски. Но я не слишком люблю водку, я ведь шотландец, а не русский.
Я повернулся к Григорию со стаканом в одной руке и бутылкой в другой. Так я и полагал, пистолет был нацелен мне в живот. Так я и думал: одно неверное движение — и мне конец. Но вот баллончика с бутаном у меня в рукаве он не заметил, а это было главным. Я поудобнее сел на стул, немного поерзал, а когда убедился, что баллончик благополучно перекочевал в щель между спинкой и сидением. Тут я позволил себе немного расслабиться и с удовольствием выпил.
На каждом баллончике с бутаном имеется грозное предупреждение: огнеопасен. Уж если фирмы, которые терпеть не могут подобных надписей, их делают, значит, для этого имеются веские причины. Я подумал, что если бросить баллончик в камин, может получиться интересная картинка. Взрыв будет достаточно мощным, только я не знал, через какое время он произойдет. Бросить баллончик в огонь было очень легко, но кто-нибудь с хорошей реакцией может также легко его оттуда вытащить. Я не думал, что ребята Кенникена такие уж недотепы, как он их расписывал.
Кенникен вернулся.
— Ты сказал правду, — заявил он.
— Я всегда говорю правду, жаль что это не всегда понимают мои собеседники. Значит, ты согласен со мной насчет Слейда?
— Я вовсе не имел в виду ту глупую историю, — нахмурился Кенникен. Я говорю о том, что в твоей машине ничего нет. Где оно?
— Не скажу.
— Скажешь.
Где-то в доме зазвонил телефон.
— Давай заключим пари, — предложил я.
— Мне не нужна кровь на этом ковре, — возразил он. — Так что вставай.
Трубку кто-то снял: звонки прекратились.
— Может, я все-таки сначала допью? — миролюбиво заметил я. — Тебя все равно вызывают.
Действительно, дверь открылась и Ильич из-за неё сделал Кенникену знак.
— Постарайся допить до моего возвращения, — бросил Кенникен и стремительно вышел.
Я не успел ничего предпринять, как он вернулся. Вид у него был слегка озадаченный.
— Человек, с которым ты был у гейзера, постоялец из гостиницы, его часом звали не Джек Кейс?
— Понятия не имею.
— И ты утверждаешь, что всегда говоришь правду, — грустно улыбнулся Кенникен и сел. — Впрочем, это уже неважно. Ситуация изменилась.
— В каком смысле?
— Мне больше от тебя ничего не нужно. И я получил приказ не применять к тебе пыток.
— Спасибо! — искренне обрадовался я.
— Можешь не благодарить, — мрачно ответил он. — Мне приказали просто убить тебя.
Снова зазвонил телефон.
— Почему? — хрипло спросил я.
— Ты мешаешь, — пожал он плечами.
— Ты бы лучше подошел к телефону, — посоветовал я. — Вдруг приказ снова поменялся?
— В последнюю минуту? — криво усмехнулся он. — Не обольщайся, Алан. Как по-твоему, почему я вообще все тебе рассказываю? Ведь это у нас не принято.
Я-то знал, но не хотел доставлять ему слишком много удовольствия, поэтому промолчал. Телефон смолк.
— В библии есть хорошее изречение, — продолжил он. — «Око за око, зуб за зуб». Я все задумал в соответствии с библией, но, к сожалению, не смогу это сделать. Но я видел, что тебе страшно, и это меня в какой-то степени удовлетворяет.
— Рейкьявик! — возвестил Ильич, просунув голову в дверь.
— Иду! — раздраженно отозвался Кенникен. — А ты ещё немного понервничай, ладно?
— Дай сигарету, — попросил я.
— Молодчина! — расхохотался он. — Настоящий англичанин! Как же без традиционной последней сигареты? Держи! Еще что-нибудь?
— Да. Пригласительный билет на Миллениум.
— Извини, старик. Все билеты для тебя уже проданы, — расхохотался он и вышел из комнаты.
Я сунул в рот сигарету, похлопал себя по карманам, потом очень медленно поднял с пола клочок бумаги и со словами «Прикурю, пожалуй», склонился к огню. Вряд ли мой страж заметил, как я бросил баллончик в самый центр пламени. А я вернулся на место, жестикулируя и произнося какие-то пустые фразы. Мне нужно было, чтобы Григорий смотрел на меня, а не на огонь, и я своего добился. Но мне понадобилось немало выдержки, чтобы самому не смотреть в ту сторону. К тому же вернулся Кенникен.
— Дипломаты! — произнес он, словно выругался. — Будто мне без них делать нечего. Ладно, поднимайся и пошли.
— Я ещё не докурил.
— Докуришь на улице.
Взрыв в закрытом помещении был оглушительным. Горящий уголь обжег Григория, который заорал и уронил пистолет. Мне уголь опалил шею, но я стерпел, кинулся вперед, схватил пистолет и повернулся к Кенникену. Но тот успел сориентироваться и швырнул в меня настольную лампу. Я увернулся и одновременно выстрелил, а лампа угодила прямо в голову Ильича, который как раз решил выяснить, что происходит, и открыл дверь.
Я выскочил в открытую дверь и помчался прочь из дома, мимо раскуроченного «Фольксвагена», в темноту, к дороге. Я бежал по базальтовым плитам и все время помнил, что малейшая неловкость может обернуться сломанной или вывихнутой ногой, после чего меня тут же схватят. А что произойдет потом, было предельно ясно: расстреляют на месте.
Обернулся я только тогда, когда выскочил на ровную дорогу. В окнах домика плясало пламя, слышались крики, но за мной никто, похоже, не гнался. И тут же кто-то сзади одной рукой схватил меня за горло, а другой приставил к спине пистолет.
— Брось оружие! — приказали мне по-русски.
Я подчинился — и тут же оказался лежащим навзничь на земле, а в лицо мне ударил луч электрического фонарика.
— Господи, это ты! — произнес Джек Кейс.
— Убери фонарь, — попросил я, с трудом поднялся на ноги и начал растирать шею. — Куда ты подевался, когда началась заварушка у гейзера?
— Извини, что так вышло, — покаянно сказал Джек, — но он ведь был в гостинице. Так что мне пришлось…
— Что?! Ты же сказал…
— Я не имел права признаваться тебе в этом, — с отчаянием в голосе сказал Кейс. — Ты был в таком состоянии, что вполне мог его прирезать.
— Ничего не скажешь, ты настоящий друг, — с горечью отметил я. Впрочем, сейчас не до подробностей. Где твоя машина?
— Там, на дороге.
— Хорошо. Джек, сообщи Таггерту, что я отвезу посылку в Рейкьявик.
— Обязательно, только давай сначала выберемся отсюда.
— Как скажешь, Джек, — отозвался я и нанес ему резкий удар под дых, а потом рубанул по шее ребром ладони. Он рухнул к моим ногам, а я тут же распластался рядом с ним, потому что услышал звук мотора. Машина проехала мимо и помчалась в ту сторону, откуда я только что сбежал. Больше я никому не доверял, даже Джеку. В рукопашной схватке на ковре мы с ним были равны, но тут я легко вырубил его, потому что он не ожидал ничего подобного. Что ж, и я не ожидал, что он бросит меня на растерзание русским головорезам. Немного полежит и очнется, а я уже буду далеко.
Я обыскал карманы Джека, забрал ключи от машины и пистолет. Машина оказалась «Вольво», которая легко завелась и повезла меня обратно к Элин, но самым кружным путем, который только можно было выбрать. Я хотел ехать как можно дольше и основательно запутать следы.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Игра вслепую - Бали Эдмон

Разделы:
Глава 112345Глава 212345Глава 3123Глава 4123Глава 5123Глава 61234Глава 712Глава 81234Глава 912Глава 101234

Ваши комментарии
к роману Игра вслепую - Бали Эдмон



Это не любовный роман, а скорее шпионский боевик. Не "ах", но читать можно
Игра вслепую - Бали ЭдмонТатьяна из Донецка
17.08.2012, 18.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100