Читать онлайн Все наши завтра, автора - Бакстер Мэри Линн, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все наши завтра - Бакстер Мэри Линн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.6 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все наши завтра - Бакстер Мэри Линн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все наши завтра - Бакстер Мэри Линн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бакстер Мэри Линн

Все наши завтра

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Ее пробуждение нельзя было назвать безмятежным. Сегодня Брук решила начать тренироваться – впервые после травмы. Упражнения должны помочь ее рукам и ногам обрести прежнюю выносливость и ловкость. Очень хотелось взять в руки ракетку и испытать силу удара.
Спала она плохо, всю ночь ворочалась и лишь перед рассветом уснула. Гадать о причине бессонницы не было нужды. Она была ей ясна: Эшли Грэм.
Взглянув на часы на столике рядом с кроватью, Брук увидела, что уже около десяти утра. Почему Энн не разбудила ее? Давно пора быть на ногах и чем-то заниматься. Ей ничто не поможет, если она будет валяться в постели. Брук сказала себе, что отныне не позволит себе расстраиваться по пустякам. Ей надо отдыхать, чтобы набраться сил. Иначе ее пребывание превратится в постоянную проблему для Джонатана и Энн. Чего доброго, к ней пригласят врача. Брук совсем этого не хотела. Поэтому она решила не думать об Эшли Грэме. Этот человек для нее пустое место!
Наконец девушка встала и, даже не накинув халатика, прошла в ванную комнату. Она ограничилась коротким душем, ванну можно будет принять вечером, перед званым ужином. Предстоящий прием продолжал тревожить ее, но Брук решила гнать от себя эти мысли. Обмотав мокрую голову полотенцем, она вернулась в комнату, и в это время кто-то постучал в дверь. Брук крикнула:
– Входите, я уже проснулась.
Энн появилась, как всегда, с улыбкой.
– Ну как, соня? Не похоже, чтобы отдых тебя взбодрил.
Брук меньше всего хотела развивать эту тему, поэтому рассмеялась и поспешила задать невестке вопрос:
– Что мы делаем сегодня? Ты выглядишь так, словно полна грандиозных планов.
– Я отлично себя чувствую и полна планов, ты права. Как только позавтракаешь, я покажу тебе дом. Я так горжусь им. Джонатан всегда давал мне то, что я хотела, хотя, прости меня, он отнюдь не совершенство, – закончила Энн заговорщицким шепотом.
– Кому ты это говоришь? – хихикнула Брук. – Но я бы на твоем месте не променяла его ни на кого другого, несмотря на его недостатки.
Брук искренне радовалась тем легким отношениям, которые сложились с невесткой. За последнее время Брук забыла, что такое шутка, дружеское подтрунивание. Слава Богу, в ее жизни намечаются перемены к лучшему.
После неторопливого завтрака, состоявшего из овсянки, тостов и кофе, они обошли дом. Энн искренне гордилась их жилищем, и оно было того достойно. Брат с женой здесь устроились со вкусом, везде царил уют, как и положено счастливому семейному гнезду. Брук почувствовала, что вот наконец и она обрела дом.
Хотя Энн старалась продемонстрировать гостье все до единой мелочи, осмотр занял не так уж много времени, потому что все было на своих местах, ничего лишнего. Малая гостиная, предназначенная для отдыха хозяев, была просторной комнатой с баром в углу. У одной стены стояла стереосистема, другая же была сплошным окном с видом на мощеный дворик и бассейн. Вдали открывалась панорама морского пляжа. Кухня была небольшой, но очень удобной, с прелестной подсобной комнаткой рядом. Смеясь, Энн пояснила, что проводит здесь большую часть времени.
Далее шли большая гостиная и столовая, которой пользовались лишь в торжественных случаях, и маленький совместный кабинетик для Джонатана и Энн. На верхнем этаже находились три уютные спальни: хозяев, для гостей, где поселилась Брук, и еще одна, в которой, очевидно, будет детская. При каждой из спален была ванная комната.
К концу экскурсии Брук почувствовала усталость, но решила не признаваться в этом даже себе самой. Энн озабоченно поглядывала на нее.
– Почему бы тебе не прилечь и не отдохнуть, прежде чем плавать в бассейне? – наконец предложила хозяйка. – Я бы сама не прочь, но должна кое-что купить к ужину.
– Нет-нет, со мной все в порядке. Позволь я помогу тебе подготовиться к приему гостей.
– Раз ты об этом заговорила, – не выдержала Энн, – скажи, ты уверена, что готова к этой вечеринке? Твой брат всегда пытается поставить телегу впереди лошади. Не позволяй ему заставлять тебя делать то, чего ты не хочешь или пока не можешь.
– Не волнуйся. Я умею обращаться с братцем. Во всяком случае, прежде у меня это получалось.
Брук почувствовала, что в последней, тихо произнесенной фразе Энн прозвучала не только тревога о ее физическом здоровье. Настойчивая просьба Джонатана «быть поприветливее» с Эшли Грэмом – задача непростая, учитывая характер босса ее брата. Брук может легко поставить себя в глупейшее положение. Надо хорошенько успокоиться и прийти в себя перед новой встречей, чтобы опять не растеряться под его напором. В конце концов, просьба Джонатана не ультиматум, а просто дружеское пожелание. Но разве в словах брата не было отзвука какой-то тревоги? Или это все-таки игра ее воображения?
– Хочу написать пару писем, поэтому, как только вернешься, позови меня, – попросила она Энн, прежде чем вернуться к себе в комнату.
После нескольких безуспешных попыток написать письмо Синди, своей соседке по квартире в Хьюстоне, и еще кое-кому из давних друзей в Гонолулу Брук в полном изнеможении отложила ручку в сторону. Что происходит? Она не может ни на чем сосредоточиться и слишком взвинченна, чтобы лечь и отдохнуть. Мысли путались и раздваивались: то она пыталась убедить себя, что находится в неплохой физической форме, то возвращалась мыслями к предстоящей вечеринке. «Все к лучшему, – думала она. – Мне даже необходимо снова встретиться с Эшли, чтобы освободиться от того впечатления, которое он оставил, забыть о собственном интересе к нему и поставить его наконец на место, но так, чтобы не навредить брату».
Брук не хотела оставаться в спальне наедине со своими мыслями, поэтому, отыскав в шкафу трикотажные шорты и футболку, переоделась. Пожалуй, рановато, чтобы приготовить себе что-нибудь перекусить, но все равно чем-то надо себя занять. Нет ничего лучше в такие минуты, чем постучать теннисным мячиком о хорошую стенку. Тогда она почувствует здоровую усталость.
Перспектива снова взять в руки ракетку вызвала почти головокружение. Брук не могла согласиться с тем, что теннис способен ей навредить. Доктора просто не понимали, как сильно ее желание профессионально заниматься этим видом спорта. Энн и Джонатан были бы в шоке, узнай они, что она собирается снова вернуться на корт. В памяти всплыли слова Эшли: «Вы можете подвергнуть опасности ваше здоровье на всю оставшуюся жизнь, если не будете держаться как можно дальше от кортов».
Отмахнувшись и от этих мыслей, Брук направилась к двери. Спустившись вниз, она первым делом убедилась, что осталась в доме одна. Ей совсем не хотелось, чтобы ее застали с ракеткой в руках! Лишь только она снова собралась подняться к себе и взять ракетку и теннисные туфли, неизвестно откуда послышался голос Энн:
– Эй, подруга! Кажется, ты собиралась отдыхать у себя. Что это ты задумала? Пытаешься сбежать в свой час сна и отдыха?
Брук рассмеялась:
– Пожалуйста, не командуй. Я слишком взвинченна, чтобы торчать одна в своей комнате. Можно, я побуду здесь, внизу? – Господи, чуть не попалась, подумала Брук и поздравила себя с удачным выходом из положения.
– Конечно, оставайся, – живо откликнулась Энн. – Помни, ты можешь всегда поплакать у меня на плече.
– Спасибо, – Брук нахмурилась, – но я сама должна решать свои проблемы. К тому же я достаточно окрепла физически и духовно. Это о тебе теперь надо заботиться, а не обо мне!
– Вот еще. Я прекрасно себя чувствую, – ответила Энн. – Это я ждала твоего приезда сюда, чтобы поухаживать за тобой…
Брук тут же прервала ее:
– Не очень усердствуй, а то потом вы никогда от меня не избавитесь.
– Очень сомневаюсь, Бруки. Знаю, тебе не повезло с одним мужчиной, но, может, ты встретишь кого-то, кто окажется именно тем единственным, кто тебе нужен? Тогда, возможно, ты даже забудешь о теннисе? – Энн помолчала. – Например, Эшли Грэм. Разве ты не заметила, какое впечатление произвела на него? Он был просто очарован тобой. А ведь женщины так и падают к его ногам.
– Сама не знаю, почему я так отнеслась к нему, – стараясь сохранять хладнокровие, проговорила Брук. – Возможно, меня коробит агрессивность бывалого сердцееда. А может, я просто параноик с навязчивыми идеями.
– Не подумай, будто осуждаю тебя, – поспешила успокоить золовку Энн.
– Пожалуйста, не извиняйся, – снова прервала ее Брук. – Все, что я могу сказать сейчас, – Эшли Грэм пугает меня, и вместе с тем что-то в нем меня странно привлекает. Он как паук, затягивающий меня в свою паутину, из которой уже не выбраться. Звучит как-то безумно, не правда ли?
– Ну, не совсем, – улыбнулась Энн.
– А для меня это безумие! – решительно сказала Брук. – Но я пока не очень хорошо справляюсь с некоторыми вещами. Похоже, я все преувеличиваю, раздуваю.
– Бруки, – голос Энн звучал очень серьезно, – вчера вечером Джонатан сказал мне, что попросил тебя в некотором роде подыграть ему в общении с Эшли. Джонатан считает, это могло бы помочь ему получить место, о котором он так мечтает. Поверь, мне очень жаль, что он обратился к тебе с этим, зная, тебе пришлось… – Энн сдвинула брови. – Не уверена, что я достаточно крепко его отчитала и он прекратит давить на тебя. Надеюсь, за его желанием получить это место не кроется что-то еще. – В ее голосе прозвучала тревога.
– Ох, Энн, я чувствую себя предательницей от того, что вокруг вполне невинной просьбы подняла столько шума. Я многим обязана вам: теперь у меня есть дом, в котором я так нуждалась. И мне не хочется отказывать Джонатану. Но сейчас не время говорить об этом. Тебе не надо волноваться, Энн, особенно теперь.
– Ха! – воскликнула Энн, понемногу успокаиваясь. – Доктор сказал, если я буду осторожна, то могу делать все, что хочу. Конечно, в пределах разумного, – поправилась она.
– Хорошо сказано – в пределах разумного! – улыбнулась Брук. – В этом-то и загвоздка. А теперь признайся: тебе понравится, если мы с Джонатаном будем чуть-чуть опекать тебя?
– Конечно, ведь придет время, когда я стану вот каким большим бэби. – Энн поднялась со стула. – Мне это только приятно. А сейчас все-таки пора бежать в магазин купить кое-что к ужину. Я ненадолго, надеюсь.
– Ты действительно не хочешь, чтобы я помогла? – спросила еще раз Брук.
– Нет, не надо. Отдыхай или поплавай в бассейне. Если проголодаешься, в холодильнике есть салат. Я обойдусь без ленча, сытно поела за завтраком.
Когда Энн ушла, Брук схватила ракетку, теннисные туфли и вышла через заднюю дверь во двор. Здесь никто не заметит, чем она занимается. Прежде чем начать посылать мячи в кирпичную стену гаража, Брук сделала разминку: приседала, делала наклоны, касаясь пальцами рук кончиков носков туфель. После упражнений она почувствовала легкую дрожь, но решила продолжить.
Подавив в себе отчаяние от того, что оказалась такой слабой, Брук начала методично посылать мячи в стену гаража, постепенно увеличивая силу удара. Чем дальше, тем увереннее она себя чувствовала. Порой ей даже казалось, что это сон. И все благодаря физиотерапии и многим часам тайных тренировок еще в Хьюстоне, где вместо стенки у нее была школьная доска плюс, разумеется, огромное терпение.
Следующим этапом должна быть тренировка на теннисном корте. Как это осуществить? Да просто поехать туда! Чем больше Брук думала, тем больше ей нравилась эта мысль. Собственно, в конце концов решилась она, почему бы не попробовать сегодня? Весь день впереди, и никто ни о чем не догадается. Что касается ее самой, Брук была абсолютно уверена, что рано или поздно вернется в профессиональный теннис.
Поглощая рыбный салат с крекерами и свежие фрукты на десерт, она немного нервничала.
Покончив с едой, Брук тут же направилась к телефону и вызвала такси. Опуская трубку на рычаг, она почувствовала, что дрожит всем телом. Готова ли она к такому испытанию?
Чтобы не передумать, Брук бросилась в спальню, быстро сложила в сумку полотенце, щетку для волос, губную помаду, деньги и, спустившись вниз, приготовилась ждать такси.
Когда машина подъехала, Брук попросила водителя довезти ее до ближайшего городского теннисного корта. Она так разволновалась, что долго не могла справиться с собой. Расплатившись с таксистом и одарив его щедрой улыбкой, Брук прошла к кортам. Ее удивило, что в эту пору дня на кортах почти не было играющих.
Стараясь не тратить впустую драгоценное время, Брук начала разминку. Ей это давалось нелегко: болезнь все-таки сказывалась, и, кроме того, девушка чувствовала, что за ней наблюдают. Остановившись, она увидела молодого человека, который, прислонившись к судейской вышке, провожал взглядом каждое ее движение.
– Эй, у вас хорошо получается, – широко улыбнувшись, сказал он и направился к ней. – Давно я не видел, чтобы кто-то был в такой хорошей форме. – Он окинул выразительным взглядом хрупкую фигурку.
Брук так и не поняла, какую форму он имел в виду – спортивную или… Но вид у парня был вполне безобидный, поэтому она улыбнулась в ответ и, поздоровавшись, спросила:
– Кто вы?
– Меня зовут Дэвид Риттер. А вас?
– Брук Лоусон.
– Та самая Брук Лоусон, известная теннисистка?
Брук улыбнулась:
– Та самая.
То, что ему было знакомо ее имя, польстило ей. О ней давно никто ничего не писал.
– Рад познакомиться с вами. – Юноша протянул ей руку.
Брук, не колеблясь, вложила свою тонкую руку в его ладонь.
– Кстати, я что-то в последнее время не встречал вашего имени в газетах. Вы все еще играете в теннис? – В его взгляде было сомнение.
Брук провела языком по пересохшим от волнения губам.
– Нет. Сейчас практически нет. После автомобильной аварии мне пришлось отказаться от тренировок. Честно говоря, сегодня я впервые вышла на корт.
– Я увидел вашу игру несколько минут назад. Думаю, вам не о чем беспокоиться. Ваши движения безукоризненны.
– Огромное спасибо, – просияла Брук. – Ваши слова прозвучали для меня как музыка.
– Когда вы окончательно окрепнете, собираетесь вернуться в профессиональный теннис?
Брук помедлила с ответом.
– Да, я… я… собираюсь, – неуверенно произнесла она. – Как только почувствую, что могу.
Не было смысла говорить новому знакомому о том, что врачи запретили ей брать в руки ракетку. Она не собиралась прислушиваться к их мнению, потому что была уверена в себе. Скоро Брук Лоусон снова будет одерживать победы на кортах.
Дэвид Риттер, даже не извиняясь за свою дерзость, с явным восхищением разглядывал Брук. Широкая улыбка не сходила с его лица. Он был хорош своей юностью – высокий, стройный, со светлыми волосами и веснушками на носу. На нем был белый костюм теннисиста, голубые глаза сверкали, и на вид ему было не более двадцати.
Полная противоположность Эшли Грэму! Хотя почему ей на ум пришло такое сравнение? Неужели она теперь будет сравнивать всех мужчин с Эшли? Только не это!
Дэвид прервал ее размышления.
– Я счел бы за честь, если бы вы разрешили сыграть с вами короткий учебный сет, просто так, шутя. Это возможно? – Он на мгновение остановился, словно что-то вспомнив. – Я понимаю, это ваш первый выход на корт, но…
Брук не дала молодому человеку закончить фразу:
– С удовольствием, но только не более нескольких минут. Я хочу проверить себя на выносливость и силу удара.
– Отлично. Тогда начнем.
У Брук пересохло горло. В голове была сумятица. Что она задумала? Вот так, сразу? А если еще не окрепшее тело не выдержит нагрузки? Нет, решительно сказала себе Брук, сейчас или никогда. Она примет вызов и победит.
Когда они начали легкую разминку, Брук почувствовала прилив сил. Что бы там ни было, она ощутила знакомый азарт, какой всегда появлялся, когда она выходила на корт. Ради одного этого стоило попытаться.
Несколько минут она и Дэвид просто перебрасывали мячи через сетку. Брук отрабатывала подачи и разминала ноги.
Они начали игру в медленном темпе, и Дэвид неизменно давал ей возможность отражать его удары. Одного сознания, что в руках у нее ракетка, она легко отбивает мячи и бегает по корту, не чувствуя боли в ногах, было достаточно Брук для счастья.
В душе она ликовала, и, хотя для Дэвида матч вовсе не был серьезным испытанием, он радовался, что помогает ей вернуться в спорт.
Почувствовав, что устает, Брук, счастливо смеясь, предложила закончить игру. Надо было успеть домой до прихода Энн, а впереди еще предстоял долгий вечер, и ей вовсе не хотелось чувствовать себя так, будто подкашиваются ноги. Перейдя на ее половину корта, Дэвид ободряюще заметил:
– Вам понадобится не слишком много времени, чтобы восстановить прежнюю форму. Не позавидую тому, кто будет вашим противником.
Брук, чуть прищурившись, взглянула на него:
– О, Дэвид, вы меня просто захвалили.
– Говорю то, что думаю. – Он пожал плечами и улыбнулся.
Брук вздохнула.
– Мне не хотелось прекращать игру, но я еще немножко боюсь перестараться. Ноги не совсем окрепли, – быстро закончила она.
– Я вас понимаю. Не стоит торопить события, – успокоил ее Дэвид.
– Именно этого я и не хочу делать. – Брук посмотрела на часы. – Господи, мне надо немедленно поймать такси и мчаться домой.
– Такси? – удивился Дэвид. – Зачем? Я довезу вас.
– Спасибо, – благодарно улыбнулась ему Брук.
Они доехали очень быстро, и, после того как Дэвид проводил девушку до дверей дома, Брук пообещала ему при первой же возможности снова составить партию в теннис. Дэвид, похоже, остался доволен.
Закрыв за собой входную дверь, Брук со вздохом облегчения прислонилась к ней. Она была слишком взволнованна, чтобы быстро двигаться. Итак, сегодня она снова играла в теннис и, хотя устала, чувствовала себя намного лучше обычного.
Через несколько мгновений Брук все же заставила себя подняться по лестнице в свою спальню. Какое счастье, что она одна! Ее дневное похождение останется тайной.
Сбросив с себя футболку и шорты и накинув халатик, девушка упала на кровать. Когда же снова открыла глаза, часы показывали без десяти шесть. Гости прибудут к половине восьмого! Брук попыталась вскочить с кровати и невольно застонала. Не слишком ли суровая расплата за несколько мгновений удовольствия побросать мяч? Ей необходима хорошая горячая ванна.
Прежде чем пустить воду, Брук спустилась вниз, чтобы сообщить, что уже проснулась. У подножия лестницы она столкнулась с Джонатаном – он появился из малой гостиной с наполненным стаканом в руке.
– Привет, сестренка! Я только что собирался подняться к тебе.
– А я-то удивлялась, почему меня никто не разбудил, – улыбнулась Брук. – Я была в ужасе, когда перевернулась на бок и увидела, который час.
– Энн не велела тебя тревожить, потому что у тебя нет никаких дел, кроме одного – одеться к вечеру. Вполне возможно, что ужин затянется, если наши друзья будут в настроении. Кстати, – продолжал он, – извини за вчерашнюю историю с Эшли. Энн как следует отчитала меня. И все же, я думаю, ты не должна была принимать это так близко к сердцу. Извини. – Он обиженно пожал плечами.
В эту минуту Джонатан напомнил Брук мальчугана, который всегда надувал губы, когда ему в чем-то отказывали. Вздохнув, она постаралась не думать об этой черте характера своего брата, но, увы, прошлое не забывалось. Девушка догадывалась, что за его просьбой относительно Эшли кроется что-то большее, чем он ей сказал.
– Джонатан, – нерешительно продолжила она, – давай посмотрим, как будут развиваться события. Кто знает? Твой мистер Грэм может так же не понравиться мне, как я не понравилась ему вчера. Я думаю, лучше подождать. А сейчас извини. Если я срочно не приму ванну, то не буду готова к приезду гостей. – Улыбнувшись, Брук повернулась и стала подниматься по лестнице.
Приняв ванну, она стала примерять красивое кружевное белье. Почему-то сердце вдруг забилось сильнее, и Брук представила себе Эшли. Сегодня она снова встретится с ним. Весь день она не позволяла себе думать об этом. Если в памяти всплывало надменное загорелое лицо, она быстро старалась переключиться на что-то другое. И вот теперь, когда встреча была так близка, ее снова охватил страх. О причинах его думать не хотелось, но она решила, что постарается выглядеть как можно лучше.
Брук, как ей казалось, выбрала самое простое из своих платьев – белое из мягкого шифона, с рукавами, присобранными у плеча, разрезами до манжетов и острым глубоким вырезом.
Сунув ноги в босоножки на высоких каблуках, Брук принялась щеткой расчесывать волосы, затем щипцами чуть завила концы и отбросила всю копну назад. Единственными ее украшениями были маленькие бриллиантовые сережки – подарок родителей на Рождество незадолго до их гибели – и тонкая золотая цепочка, которую она почти никогда не снимала. Осталось чуть брызнуть на себя духами «Хлоя» – и она готова предстать перед гостями.
Сглотнув от волнения, стараясь подавить тревогу, Брук покинула комнату.
Когда она спустилась вниз, ей показалось, что все гости уже в сборе. Их было не менее пятнадцати человек, и все они чувствовали себя свободно в гостеприимном доме Лоусонов: одни собрались группками и беседовали, кто-то пил коктейль у бара. Из угла, где была стереосистема, доносились приглушенные звуки музыки, не мешавшей оживленной беседе. Пахло духами, табаком и ароматом цветов, доносившимся из открытых дверей во дворик.
Весь вечер она со страхом ждала этого момента, но сейчас почему-то уже не боялась примкнуть к любой из групп.
Энн, заметившая, как Брук замерла на пороге, поспешила к золовке.
– О, ты выглядишь великолепно! Один день отдыха и несколько часов под солнцем сделали свое дело. Ты начинаешь поправляться, – одобрительно сказала она.
– Приятное общество и отличный климат творят чудеса, – рассмеялась Брук. – Как и то, что я счастлива быть здесь. Я чувствую себя отлично. Надеюсь, тебе не надоело, что я это повторяю как попугай?
– Ничуть! – воскликнула Энн. – Мы рады, что ты с нами, и ты сама это знаешь. А теперь пойдем, я познакомлю тебя с нашими друзьями. Они отличные люди, немного шумные, но безобидные, – иронически заключила она.
Когда Энн знакомила Брук с гостями, та не могла не заметить, что среди приглашенных были как американцы, так и гавайцы. В большинстве своем на вечеринку собрались сослуживцы Джонатана и соседи по кварталу.
Как только хозяйка убедилась, что Брук спокойна, она оставила ее в обществе скромного, приятного молодого человека, успевшего присоединиться к группе гостей, окруживших Энн и Брук. Его тут же весело поздравили с тем, что ему всегда достается самая красивая девушка.
Улыбаясь, молодой человек повернулся к Брук:
– Прошу не верить моим так называемым друзьям, которые пытаются убедить вас в моей неотразимости. Кстати, меня зовут Джеймс Грегори, для друзей – просто Джим.
– Я хорошо расслышала ваше имя, мистер Грегори.
– Пожалуйста, прошу вас, не называйте меня мистером Грегори, – с нажимом повторил он. – Меня никто так не называет.
Он подшучивал над собой, видимо, считая, что лучше посмеяться над самим собой вместе с друзьями, чем стать объектом их насмешек. Побыв рядом с ним всего несколько минут, Брук поняла, почему Грегори считали душой общества. Она тоже оценила добрый юмор и попытки пофлиртовать с ней. Джим был отнюдь не красив, его нельзя было даже назвать симпатичным: довольно высокого роста, поджарый, с каштановой шевелюрой. Длинное и узкое лицо, покрытое веснушками, украшал слишком большой нос. Зато у этого парня были глаза небесной голубизны и заразительная улыбка.
– Я слышал, вы знаменитая теннисистка? – поинтересовался Грегори В его глазах было восхищение.
– Тише. – Брук сделала большие глаза и оглянулась, чтобы убедиться, что его никто не слышал, а потом шепотом спросила: – Кто вам это сказал?
– Кто? Конечно, Дэвид Риттер. Я виделся с ним сегодня в теннисном клубе. Он еще сказал, что играл с вами утром.
Брук облизнула внезапно пересохшие губы.
– Мне не хотелось бы, чтобы об этом узнали все. – Она почувствовала себя как-то неуютно. – Мой брат и его жена понятия не имеют, что я рискнула взять в руки ракетку после несчастного случая.
Джим явно смутился.
– Несчастный случай? Дэйв об этом ничего не говорил.
Брук, в свою очередь, очень удивилась:
– Дэвид ничего не сказал вам? – Нет никакого смысла скрывать, подумала Брук. Честно говоря, она не ожидала, что Дэвид удержится и не расскажет все, что узнал о ней. – Я попала в автомобильную катастрофу, и мне запретили играть в теннис. Но, как видите, врачи ошибались.
– Похоже на то, судя по рассказу Риттера.
Брук покраснела:
– Обещайте мне, что это останется нашим секретом. Сделайте одолжение, попросите Дэвида, когда увидите его, чтобы он никому не говорил, что я снова пытаюсь играть.
– Он был так счастлив, что познакомился с вами, что не удержался и чуть-чуть похвастался. Но я обязательно передам ему, чтобы молчал.
Брук одарила молодого человека признательной улыбкой:
– Спасибо.
– А как насчет того, чтобы поиграть и со мной тоже? Мы можем тренироваться вместе. Согласны?
– С удовольствием, – не задумываясь ответила Брук.
Джим был явно доволен.
– Отлично. Скоро я позвоню вам, и мы устроим наше тайное свидание. – Он лукаво подмигнул Брук, и она, не удержавшись, звонко рассмеялась.
Смех Брук не мог не привлечь внимания Эшли Грэма, который в этот момент вместе с хозяином дома вошел в малую гостиную. Грэм терпеть не мог подобных сборищ и избегал их как только мог. Но сестра Джонатана произвела на него впечатление. Она была очень мила, дерзка и самолюбива – настоящий вызов ему. Эшли хотелось снова увидеть эту девушку.
Брук тоже взглянула в сторону Эшли и внезапно почувствовала, как екнуло сердце. Она понимала, что не должна так смотреть на него, но ничего не могла с собой поделать. Эшли тоже не сводил с нее взгляда. Эти двое словно забыли, что они в комнате, полной гостей.
Наконец, вздрогнув, Брук взяла себя в руки и повернулась, чтобы ответить на вопрос Джима Грегори. Увидев растерянное лицо своего нового знакомого, она поняла, что Джим уже несколько раз повторил свой вопрос.
– Простите, – извинилась Брук. – Я, кажется, опять задумалась. – Она улыбнулась, скрывая невнимание к собеседнику, но тут же поняла, что конспиратор из нее никудышный: губы Джима недобро сжались, когда он посмотрел на Эшли Грэма.
– Вы прощены. Нет смысла сердиться на самую красивую женщину в этой гостиной, не так ли?
Грегори снова улыбнулся, но Брук заметила, что его глаза уже не смеялись. Она догадывалась, что у него на языке вертится вопрос об Эшли, но Джим сдержался.
Хотя Брук дала себе зарок больше не смотреть на Эшли так, чтобы ее на этом могли поймать, она не раз ловила на себе его взгляд. Ей даже показалось, что Эшли нервничает, потому что не может остаться с ней наедине и поговорить.
Весь вечер Джим Грегори был ее верным кавалером. Брук была благодарна ему за это, ибо менее всего хотела общаться с Эшли. Она танцевала с Джимом и еще с молодым гавайцем, коллегой брата. Танцуя, она не раз замечала на себе обеспокоенный взгляд брата. Джонатан надеялся, что она снова постарается подойти к Эшли, и у Брук замирало сердце каждый раз, когда она видела отчаяние в глазах брата.
Если раньше она только предполагала, то теперь была почти уверена: Джонатана что-то сильно беспокоит, и это «что-то» связано с его боссом. Прямо или обиняком она должна узнать, в чем дело. Надо попытаться сделать это сегодня же после вечеринки, решила Брук.
Воспользовавшись перерывом между танцами, Джим направился к бару, чтобы принести девушке что-нибудь выпить. Она же вышла во дворик, на свежий воздух. Стоя спиной к двери гостиной, Брук ждала Джима, прислушиваясь к смеху и звукам музыки. Хотя кондиционеры работали, в гостиной было жарко, душно и тесно.
…Прежде чем он успел что-то сказать, Брук уже догадалась, что за ее спиной стоит Эшли. Минутное молчание показалось ей вечностью, но наконец мужчина проговорил приглушенным голосом:
– Думал, что никогда не застану вас одну. Чем вы подкупили этого стервятника Грегори, чтобы он оберегал вас от меня? – Теплое дыхание щекотало ей ухо, от чего кружилась голова.
Стараясь не выдать себя, Брук ответила, как ей казалось, спокойно:
– Вы, очевидно, шутите? Я и не знала, что вы еще не ушли.
Эшли ничего не ответил, лишь недоуменно поднял глаза и улыбнулся, давая Брук понять, что не верит ей. Он не собирался позволить ей забыть, как встретились их взгляды, когда он появился в гостиной.
Он стоял так близко, что она чувствовала запах мужчины, – смесь одеколона и дорогого табака. Он был строен и элегантен в простом светлом костюме. Казалось, Эшли Грэм намеренно напоминал ей о своем присутствии, а в глазах его она увидела и вызов, и попытку сказать, что он так же восхищен ею, как и она им.
Брук сознавала, без какого-либо сомнения, что влюбилась и готова принять его вызов. Но было бы смешно даже думать, что она может заинтересовать такого человека. Кроме того, она прекрасно понимала, что выдаст себя, если сейчас же не уйдет. Ей казалось, что в этой вечерней тишине он может услышать стук ее отчаянно бьющегося сердца.
Сделав движение, чтобы проскользнуть мимо и, вернувшись в гостиную, как можно скорее найти Джима, Брук отступила назад и, внезапно зацепившись каблуком за край цветочного вазона, чуть не упала. Эшли подхватил ее так, будто ждал этого. Брук почувствовала, как от прикосновения его рук по телу пробежала дрожь, словно она дотронулась до голого электрического провода.
Она была убеждена, что и Эшли испытал подобный шок, ибо, когда он в упор глянул на нее, его глаза странно сузились. Что было в них, ей помешала прочесть ночная темнота.
Едва Брук обрела равновесие, она услышала его хриплый шепот:
– Пожалуйста, больше не давайте мне повода касаться вас, иначе я за себя не ручаюсь. – Сказав это, Эшли – в который раз! – пристально заглянул ей в глаза. – Забудьте о вашем сегодняшнем кавалере. Теперь, когда я вас нашел, долго не отпущу. И не надо на меня смотреть такими огромными глазищами. Я не стану трогать вас, если вы не вздумаете снова бежать от меня. – Последние слова он произнес почти с нежной улыбкой.
Брук на мгновение успокоилась.
– Пойдемте отсюда, – предложил Эшли и, подхватив девушку под руку, увлек за собой по лестнице вниз к бассейну. – Прогуляемся вокруг бассейна. Здесь, во всяком случае, мы будем одни.
Брук, оглянувшись назад, увидела, что Джим с бокалами в руках и с решимостью на лице готов был устремиться за ними. Эшли тоже, должно быть, заметил его порыв, но не собирался уступать.
Посмотрев на них, Грегори, ревностный защитник и кавалер Брук на этой вечеринке, видимо, и сам понял, что ему здесь делать нечего. Эшли и Брук продолжили прогулку. Она внутренне противилась этому, но боялась, что ее отказ вызовет сцену, – Эшли был настроен решительно, об этом красноречиво говорили упрямо сжатые губы.
Вечер выдался прекрасный. Небо было усыпано звездами, дул прохладный ветерок, напоенный ароматами цветов. С той минуты, как они покинули дворик, Эшли и Брук не обменялись ни словом. Она была расстроена и не скрывала этого. Ей казалось, что, если Эшли скажет хоть слово, она не выдержит и разрыдается. Брук не могла поверить, что он преследует ее. Почему? Почему такого человека, как Эшли Грэм, который может выбрать себе любую женщину, интересует именно она? Все идет не так, как нужно. Она не владела своими чувствами, и это ее по-настоящему пугало.
– Поужинайте со мной завтра.
Его слова прозвучали как приказ. Они внесли сумятицу в ее мысли и грубо нарушили вечернюю тишину.
– Что вы сказали? – в отчаянии переспросила Брук. Неужели он не понимает, что травмирует ее? Девушка поежилась, словно от холода.
– Сказал, что хочу, чтобы вы поужинали со мной завтра вечером. Я заеду за вами ровно в восемь.
Крепко обхватив себя руками, Брук неуверенно произнесла:
– Завтра вечером… я занята.
Она пыталась ухватиться за что угодно, за любую соломинку, лишь бы только выпутаться из неловкого положения. Он играл с ней как кот с мышью, потому что она сопротивлялась. Ей это совсем не нравилось, особенно сейчас, когда Брук так волновалась. Она понимала, что ее влечет к Эшли, и боялась этого. К тому же надо было быть осторожной, чтобы не навредить брату, если это в ее силах. Ей не хотелось видеть отчаяние на лице Джонатана. Если бы она могла чем-то ему помочь… Расстроенное лицо брата время от времени возникало перед ее мысленным взором, и это удерживало Брук от прямого отказа.
– Скажите тем, кто ждет вас завтра, что они вам не интересны, потому что вы ужинаете со мной.
– Боюсь, это невозможно. – Брук старалась говорить хладнокровно. – Вам не приходило в голову, что мне не хочется ужинать с вами ни завтра, ни в любой другой день? – ляпнула она, вдруг забыв о всякой осторожности.
– Понимаю.
Однако Брук почувствовала, что ее отказ не убедил его. Она даже рассердилась: этот самонадеянный самец не желал верить в ее искренность.
– Я сказала вам – нет. – Брук отчаянно пыталась скрыть свою растерянность. – Сейчас мне хочется одного: вернуться в дом, если вы не возражаете.
– Я пригласил вас на ужин, – тихо повторил Эшли. – Обычно я получаю то, чего хочу.
– Но я уже приняла решение. – С этими словами Брук повернулась, чтобы уйти.
Почему он позволяет себе бесцеремонно вторгаться в ее планы? Сейчас ей не до романов. Она должна сосредоточиться только на своих тренировках. И не допустит, чтобы Эшли усложнял ее жизнь!
Но и на этот раз ей не удалось избавиться от него. Реакция Эшли была мгновенной. Он тут же, не раздумывая, привлек ее к себе. Брук показалось, что он теряет контроль над собой. Видимо, она всерьез рассердила его.
– Возможно, хоть это убедит вас в том, что я настроен серьезно и своего добьюсь.
Прежде чем она опомнилась и успела отвернуть лицо, Эшли уже жадно целовал ее, крепко держа в объятиях, словно свою собственность.
Брук пыталась противиться, что-то мычала закрытым поцелуем ртом, но вскоре сдалась. Все мысли вдруг вылетели из головы, тело стало гибким и податливым. Эшли это почувствовал и неожиданно вдруг отстранил ее от себя.
– А теперь повторите еще раз, что вы не хотите завтра поужинать со мной, – проговорил он сдавленным голосом.
Брук настолько была потрясена собственной реакцией на его близость, что на мгновение потеряла дар речи. Когда девушка снова заговорила, ее голос дрожал:
– Вы… вы не имеете права! – с трудом выдавила она. Чувствуя, что сейчас расплачется, Брук отстранилась и бросилась бежать к дому.
Эшли не удерживал ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Все наши завтра - Бакстер Мэри Линн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Все наши завтра - Бакстер Мэри Линн



Да......10 из 10
Все наши завтра - Бакстер Мэри ЛиннИрина
18.02.2012, 19.02





Что то не верится........очень скучно
Все наши завтра - Бакстер Мэри ЛиннЗои
23.03.2012, 19.51





Не очень! Ггероиня частенько подбешивала! Как-то все суховато!
Все наши завтра - Бакстер Мэри ЛиннКристина
6.08.2013, 10.56





Смогла дойти только до середины 5 главы. Такая муторень. Гг-ня все время моется и переодевается. Гг-ой неадекват - "ухмыльнулся и впился поцелуем"....бла бла бла... и я подозреваю, что такое до конца.
Все наши завтра - Бакстер Мэри Линнгостья
23.11.2014, 11.02





Нудотина. Главные герои ведут себя неадекватно. Он деспот который не знает чего хочет. Она плаксивая, из-за угла мешком прибитая дурочка как и ее родственники.
Все наши завтра - Бакстер Мэри Линнарина
25.11.2015, 14.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100