Читать онлайн Все наши завтра, автора - Бакстер Мэри Линн, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все наши завтра - Бакстер Мэри Линн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.6 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все наши завтра - Бакстер Мэри Линн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все наши завтра - Бакстер Мэри Линн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бакстер Мэри Линн

Все наши завтра

Читать онлайн

Аннотация

Что делать женщине, чье прошлое внезапно обратилось в осколки погубленной жизни? Что делать женщине, которая боится не только любить, но и - доверять избраннику?! Уехать. Уехать в тропический рай Гавайев. Уехать туда, где настоящий мужчина поможет ей понять, что нет и не может быть для влюбленных иного "завтра", кроме любви. Кроме неистовой, безумной страсти, что станет для них заветным путем к счастью...


Следующая страница

Глава 1

Еще совсем недавно Брук Лоусон была веселой и беззаботной молодой женщиной. Теперь, не уверенная в своем будущем, она знала одно: карьера рухнула, как и мечты иметь семью. Несчастный случай изменил ее жизнь…
Однако когда тяжелый «Боинг-747» оторвался от взлетной полосы аэропорта в Хьюстоне и взял курс на Гавайи, Брук охватило радостное волнение. Она испытала это чувство впервые после того рокового момента, когда ее автомобиль занесло и она врезалась в бетонное ограждение шоссе.
– Чтобы быть счастливой, совсем не обязательно быть профессиональной теннисисткой, – твердили ей знакомые.
– Для полноценной жизни женщине не обязательно иметь детей, – сказал Брук ее жених Коуди. Теперь уже бывший жених.
Всем, кого это интересовало, в том числе и жениху, отъезд Брук объяснила желанием устроить себе длительный отпуск. Она просто не могла больше выносить соболезнования и сочувствие. Ей хотелось побыть наедине с собой, насладиться солнцем и пляжем. Нужно было время, чтобы силы вернулись в ее тело и она по-новому осмыслила свою дальнейшую жизнь.
Правы ли врачи в своих прогнозах? Этот вопрос мучил Брук. Или она сможет снова стать чемпионкой по теннису? Не навредит ли она себе, если захочет вернуться к нагрузкам профессиональной спортсменки?
Когда после многих недель пребывания в больнице Брук наконец вернулась домой, ее ждало письмо от брата. Джонатан настаивал на том, чтобы она приехала к ним. Он писал, что они с женой с радостью будут заботиться о ней. О несчастном случае брату сообщила соседка по квартире. Синди уверяла Джонатана, что Брук со временем поправится, но не скрыла, что, по мнению медиков, играть в теннис она больше не сможет: повреждены мышцы, есть травмы внутренних органов.
Джонатан даже собрался сам приехать в Хьюстон, чтобы ухаживать за сестрой, но Брук решительно воспротивилась. Он ничем не мог ей помочь. С тех пор они просто перезванивались и обменивались письмами.
После долгих споров с Коуди Брук удалось убедить жениха, что ей нужно все обдумать и решить, как жить дальше. Коуди настаивал на немедленном браке и продолжал утверждать, что ему безразлично, будут у них дети или нет. Но Брук знала, что это совсем не так. Прежде, до аварии, они часто строили планы на будущее и оба надеялись, что когда-нибудь у них будет большая семья.
Брук твердо решила уехать на Гавайи. В душе она знала, что Коуди воспринял ее решение с облегчением. Что же касается ее самой, то для нее их помолвка была уже расторгнута, а Коуди навсегда вычеркнут из жизни. Синди уверяла подругу, что они, как все, еще не раз передумают. Но Брук отдавала себе отчет в том, что им с Коуди ничего менять не придется. Она вдруг поняла, что, возможно, они никогда по-настоящему не любили друг друга. Молодые люди познакомились в колледже – Коуди Робертс учился на факультете информатики и программирования. Он оказался приятным и дружелюбным парнем, и постепенно они сблизились. Только и всего.
Теперь Брук была полна решимости оставить в прошлом несчастный случай, карьеру теннисистки и жениха. Ее ждало общество брата и целительное солнце Гавайских островов. Она отчаянно надеялась, что однажды снова вернется на корт, несмотря на сомнения врачей.
Брук так глубоко была погружена в свои мысли, что вздрогнула, услышав голос стюардессы:
– Мисс Лоусон, с вами все в порядке? Вам что-нибудь принести?
Лишь тогда Брук почувствовала, что плачет. Быстро вытерев слезы, она смущенно улыбнулась и ответила:
– Все нормально. Если можно, я выпила бы чашечку кофе.
– Только кофе? Вы уверены? – В голосе девушки, кроме заботы, звучало и обыкновенное любопытство.
Полностью овладев собой, Брук заверила стюардессу, что с ней все хорошо и в особом внимании она не нуждается. Как жаль, что она так расклеилась на людях! Обычно Брук была сдержанной и превосходно контролировала себя и свои чувства.
Впрочем, за исключением этого небольшого инцидента, полет был спокойным и время пролетело быстрее, чем она ожидала. Брук даже заснула и стюардесса осторожно разбудила ее и помогла застегнуть ремень. Самолет шел на посадку.
По радио пилот хорошо поставленным голосом объявил, что они прибывают в аэропорт Гонолулу. Он предложил пассажирам полюбоваться прекрасным островом Оаху, третьим по величине из Гавайских островов, и сообщил, что численность населения острова семьсот двадцать пять тысяч, что составляет восемьдесят пять процентов от всего населения архипелага.
– Наибольший интерес у туристов вызывают такие достопримечательности, как Ваикики и Бриллиантовая гора, – закончил свою информацию пилот.
Мир и покой, подумала Брук, вот самые главные гавайские достопримечательности для меня, и совсем новая Брук Лоусон.
Она вышла из самолета одной из последних, но у трапа все еще стояли юные гаитянки с традиционными венками из цветов, которые надевали на шею каждому из пассажиров. Брук не стала исключением. Она пришла в восторг от венка из орхидей, который набросили ей на шею. Девушка сразу же заметила Джонатана – тот стоял в стороне от основной толпы встречающих. Брат и сестра обнялись.
– Бруки, как я счастлив видеть тебя! – Отступив на шаг, Джонатан окинул сестру пристальным взглядом. – Ты выглядишь намного лучше, чем я предполагал, учитывая, через что тебе пришлось пройти. Чуть-чуть похудела, но прелестна, как всегда. Круги под глазами лишь подчеркивают твою красоту, если это вообще возможно.
– Я тоже рада видеть тебя, Джонатан! Ты совсем не изменился – по-прежнему знаешь, какой комплимент надо сделать, чтобы доставить удовольствие девушке.
– Без шуток, сестренка! – Джонатан посерьезнел. – Ты правда в полном порядке? Мне самому надо было лететь к тебе. Но я знал, что тебе будет тяжело меня видеть… Ты ничего не скрыла от меня? Разумеется, я помню, что врач не велел тебе прикасаться к ракетке…
– Я чувствую себя хорошо, Джонатан, честное слово. Мне надо только как следует отдохнуть и восстановить силы. Я уже предвкушаю полное отсутствие трудов и забот. Ужасно благодарна тебе и Энн за приглашение погостить. Кстати, где она?
– У врача. Надеюсь, жена сообщит мне радостную новость, когда я вернусь домой.
– Ты хочешь сказать, что?.. – У Брук загорелись глаза.
– Похоже, Энн ждет ребенка. Мы давно мечтали об этом и наконец-то дождались. Вот почему я особенно рад, что ты приехала. А так просто будет в восторге Энн.
– Ты же знаешь, я сделаю все, что смогу. Пусть мой вид тебя не смущает.
Брук видела, что брат хочет возразить, но он просто сказал:
– Спасибо, сестричка, я знал, что могу рассчитывать на тебя. А теперь получим твой багаж и едем домой. Мне так много нужно тебе сказать… Хотя прежде всего ты должна отдохнуть после перелета.
– Да, я, пожалуй, устала, – согласилась Брук. – Но готова об этом забыть ради нашей встречи.
Пока они шли к месту парковки машины Джонатана, он успел ей рассказать о своей работе. Джонатан достиг солидного положения в частной фирме, связанной с производством сахара.
Эшли Грэм, президент компании, очень заинтересовался проектом, над которым работал Джонатан, поэтому у брата Брук было весьма прочное положение в компании. Но его мечтой было стать вице-президентом и правой рукой Грэма.
– Понимаешь, сестренка, это означало бы надежное будущее для Энн и ребенка. Мое желание добиться этого поста так велико, что порой я впадаю в панику, опасаясь, что мне это не по плечу. Ты меня понимаешь? Ты когда-нибудь оказывалась в подобной ситуации?
– О, конечно, – подтвердила Брук с некоторой горечью в голосе. – Во всяком случае, мне так казалось. Но все мои желания уже в прошлом.
– Прости, Брук, ты, наверное, считаешь меня бесчувственной свиньей. Я знаю, что ты пережила за эти месяцы, и не рассержусь, если ты не захочешь меня слушать.
– Пожалуйста, Джонатан, – попросила его Брук, – не беспокойся обо мне. Все хорошо, и особенно то, что я здесь и с тобой. Перестань хмуриться и пока давай не будем говорить обо мне. Обсудим это позднее, ладно?
– О’кей, – широко улыбнулся Джонатан, – ловлю тебя на слове.
– А теперь серьезно. Ты считаешь, – поспешила спросить Брук, лишь бы сменить тему, – что можешь получить этот пост?
– Думаю, у меня есть все шансы его добиться, хотя, имея дело с Эшли, никогда не можешь быть уверен. Он чертовски самонадеян и отчитывается только перед своим дедушкой, да и то в особо важных случаях. А я не могу позволить себе ждать, когда кто-то меня опередит. Мне нужна эта работа.
Брук уловила нотки отчаяния в голосе брата и показалось даже, что Джонатан говорит это скорее сам себе, а не ей. А может быть, она слишком впечатлительна. Просто разыгралось воображение…
– Я уверена, ты будешь находкой для фирмы на должности вице-президента, и хозяева это понимают. – Брук рассмеялась.
Кроме брата, у нее не было родственников, и, хотя виделись они нечасто, Брук знала, что всегда может положиться на Джонатана. Они рано остались сиротами – родители утонули, когда Брук еще училась в колледже, – и Джонатан сделал все, чтобы сестра была окружена заботой и любовью. В Гонолулу он переехал несколько лет назад, женившись на молодой девушке, работавшей секретарем в той же компании. Брук виделась с Энн всего пару раз, но они подружились. Теперь она надеялась узнать невестку поближе.
Брук была счастлива, что снова будет жить в семье, особенно когда узнала, что Энн ждет ребенка. Общество близких, родных людей станет ей наградой за долгие одинокие недели и месяцы пребывания в больнице. Коуди в какой-то степени был безукоризненным, но Брук знала, что никогда не станет его женой. В каких-то очень важных вещах Коуди отказывался понимать ее – например, в том, какое место в ее жизни занимал теннис. Он всегда считал спорт развлечением, неким хобби. Брук отдавала себе отчет в том, что ей лучше без Коуди. Но когда она думала о нем, то чувствовала, что их разрыв оставил щемящую пустоту в ее душе. Отогнав мрачные мысли, Брук обернулась к брату – тот уже открывал перед ней дверцу машины.
– О, такая дорогая машина свидетельствует о том, что ты кое-чего достиг в этом мире! – В глазах Брук появился озорной огонек.
– Понимаешь, надо держать марку, – усмехнулся Джонатан. – Я рад, что автомобиль тебе понравился. Это «мерседес» нового выпуска. Я привез его с материка пару недель назад. В какой-то степени машина принадлежит фирме. Я разрешаю тебе пользоваться ею, пока ты здесь.
– Нет, ни в коем случае! – воскликнула Брук. – После несчастного случая я еще ни разу не садилась за руль. Джонатан, не читай мне лекции, пожалуйста. Я знаю, что ты думаешь. Когда-нибудь я снова начну водить, но не сейчас.
– Ладно, Бруки. Не буду тебя торопить.
– Мне нравится здешний климат. – Брук решила сменить тему. – Воздух такой чистый и прозрачный, так приятно пахнет цветами и листвой! Не дождусь, когда смогу сама осмотреть весь остров, – заключила она, а про себя добавила: «Заодно проверю, на что способны мои ноги».
– Вот как! Не спеши, сестренка, – рассмеялся Джонатан. – Ты прибыла сюда прежде всего для того, чтобы отдохнуть и восстановить свое здоровье. Обещаю, ты все здесь увидишь, но в свое время. Я хочу, чтобы исчезли темные круги под этими прекрасными карими глазами и у тебя наконец наросло немного мяса на костях.
– Да, сэр, – с веселой готовностью согласилась Брук.
– И все же повторю, что, даже такая худенькая и усталая, ты по-прежнему красива. Завидую тому, кому ты достанешься. Кстати, что у вас с Коуди? Вы все еще вместе?
Стараясь не выдать своих чувств, Брук уставилась в окно. Но она знала: Джонатан не успокоится, пока она не ответит.
– Сейчас наши отношения с Коуди мы, если можно так выразиться, положили на полку в холодильнике для пущей сохранности. – Брук не хотела, чтобы ее признание прозвучало так печально, но ничего не смогла с собой поделать.
– Брук, посмотри на меня! – строго промолвил Джонатан. – Я чувствую, ты что-то скрываешь. Я должен все знать, понимаешь? Ведь я хочу помочь тебе.
– Знаю, – отозвалась Брук, – и люблю тебя еще больше за то, что ты так обо мне заботишься. Но я и сама должна что-то сделать. Мы поговорим об этом на днях, но не сейчас, прошу тебя. Сейчас я хочу наслаждаться тем, что мы едем по Калакауа-авеню и я увижу знаменитый пляж Ваикики. Видишь, я подготовилась к встрече с островами!
– Хорошо, сделаем так, как ты хочешь. Никаких личных вопросов твой старший брат больше не задаст, обещаю, – рассмеялся Джонатан.
– Нам будет по пути, если поехать вдоль пляжа? Не хотелось бы заставлять Энн нас ждать, и тебя тоже.
– Калакауа-авеню нам по пути. В сущности, мы живем недалеко от Ваикики. Когда год назад я покупал в городе дом, то искал такой, чтобы был поближе к пляжу. Хотя здесь очень красивое побережье и многие пляжи не хуже, чем Ваикики, я предпочитаю его. Люблю, когда многолюдно и весело. К тому же офис нашей компании рядом, от моего дома пешком можно дойти.
Вскоре их «мерседес» влился в густой поток машин, направлявшихся к морю. Стоял июль, этот месяц – пик туризма. Пляжи были переполнены толпой, пестревшей не только купальниками, но и всеми оттенками загара и цвета кожи. Беспечное, праздничное настроение передалось и Брук. Впервые за многие месяцы девушка почувствовала себя счастливой. Ей хотелось тут же присоединиться к веселой, шумной толпе отпускников.
Угадав ее состояние, Джонатан громко рассмеялся, разделяя радость сестры.
– Выглядишь прямо как идеальная рекламная модель, чтобы привлекать туристов, – заявил он. – Я рад, что ты собираешься остаться здесь надолго. Кстати, – как бы между прочим продолжил он, – мы с Энн собираемся завтра устроить небольшой званый ужин, познакомить тебя с нашими друзьями и моим боссом, если он не уехал куда-нибудь по делам. Мистер Грэм очень занятой человек, но я надеюсь, он все же будет. Мне бы хотелось, чтобы вы познакомились. Хотя многие считают его ловеласом, для меня он остается идеалом того, кто сумел добиться абсолютного успеха.
– Похоже, этот тип – настоящая местная знаменитость, – съязвила Брук.
Вскинув брови в деланном испуге, Джонатан усмехнулся:
– Честно говоря, я собирался попросить тебя сделать доброе дело для меня и быть с Эшли поприветливее. Вы друг другу понравитесь, я уверен. Что ты на это скажешь?
– Что значит «быть поприветливее?» Какую степень приветливости ты имеешь в виду?
Джонатан пожал плечами:
– Ну, прояви к нему побольше интереса.
– Зачем?
– Потому что я прошу тебя об этом. – Джонатан начал кипятиться.
– Извини, но я не стану этого делать. Мне не нужны лишние проблемы.
– Да что ты, сестричка! Я же не прошу тебя о чем-то этаком, необыкновенном. Просто будь с ним мила, вот и все. Кто знает, может, он тебе даже понравится. Это не составит тебе особого труда, а мне может помочь. Ну как, постараешься для меня?
– Джонатан, пожалуйста, только не завтра, – взмолилась Брук. – Я не готова к тому, чтобы быть «изюминкой» твоей вечеринки и строить глазки какому-то сексуально озабоченному типу, даже если он твой начальник. Мне хотелось бы провести первые дни только с тобой и Энн.
– Мне очень жаль, что ты против, Бруки. Отменить ужин уже нельзя. Я надеялся, что тебе захочется снова оказаться в обществе, даже с кем-то познакомиться. А об Эшли пока забудь. Посмотрим, что будет, когда ты его увидишь.
По тону брата Брук поняла, что обидела его, но ей не хотелось ни с кем знакомиться. Джонатану следовало бы посоветоваться, прежде чем приглашать гостей. Но, чтобы не портить встречу, придется смириться и сделать вид, что все это ей интересно.
А комплименты брата в адрес своего босса оказали на нее странное действие: Брук заранее невзлюбила этого человека. Ее совершенно не интересовало знакомство с местным сердцеедом.
– Извини, Джонатан, – девушка поспешила загладить возникшую неловкость, – мне не хотелось бы быть неблагодарной. Конечно, я рада этой вечеринке. Не обращай внимания на мое настроение.
Всю остальную часть пути Джонатан показывал сестре город. Наконец они приехали. Брук уже немного устала от затянувшегося путешествия. Впечатления от встречи с братом, и особенно их небольшая размолвка, только усилили усталость, хотя ей не хотелось признаваться в этом. «Если я буду выглядеть так же плохо, как чувствую себя, – подумала Брук, – Энн решит, что я все еще серьезно больна».
Как только машина выехала на подъездную аллею, двери дома распахнулись и навстречу им выбежала Энн. Она жизнерадостно крикнула:
– Эй, куда вы запропастились? Я вся извелась, пока ждала вас!
– Мы не спешили, кое-куда заехали и кое-что посмотрели. Я не думал, что ты так быстро вернешься домой. – Джонатан от всей души чмокнул жену в щеку.
– Доктор сразу принял меня. Впервые мне не пришлось ждать, – ответила Энн.
Брук тоже вышла из машины и тут же очутилась в объятиях невестки.
– Как я рада! Наконец-то ты собралась приехать! – Энн говорила с Брук, но глаза ее были устремлены на мужа.
– Да или нет? – охрипшим от волнения голосом перебил жену Джонатан.
Энн счастливо улыбнулась и кивнула.
Глаза Джонатана вспыхнули, словно зажженные свечи. Он схватил жену в охапку и закружил ее. Оба громко и весело смеялись. На глаза Брук навернулись слезы. Быстро повернувшись, она поспешила к машине якобы за забытой сумкой. Ей не хотелось быть третьей лишней. В такой момент жизни супруги должны быть наедине.
Наконец Джонатан и Энн обнаружили, что Брук куда-то исчезла.
Высвободившись из объятий мужа, Энн окликнула:
– Эй, родственница, разве я не заслуживаю твоих поздравлений?
– Ну конечно, глупенькая, – откликнулась Брук, смахнув слезинку. – Не представляешь, какой счастливой меня сделала твоя новость! – Брук крепко обняла Энн.
– Дорогие дамы, – снова вмешался Джонатан, – так и быть, открою вам секрет, какое имя мы дадим нашему малышу. Я уже сделал выбор…
– Только не называй его в честь своего дяди Генри. – Энн подмигнула Брук. – Я не потерплю, чтобы к моему сыну приклеили такое имя, – закончила она с деланной строгостью.
– А чем плохо имя Генри? – нарочито рассердился, в свою очередь, Джонатан. – Мне лично нравится.
– Вот еще! – Поморщившись, Энн рассмеялась. – Я не допущу…
– Хватит, – не выдержала Брук. – Откуда вы знаете, что родится мальчик?
Супруги повернулись к ней, растерянно улыбаясь.
– Лично я предпочла бы девочку с голубыми глазами, – заявила Брук. – Уже вижу, дорогой братец, как это милое создание вьет из тебя веревки. У девочек есть такая дурная привычка, тебе это известно.
– Да, ты права, – согласился Джонатан. – Если хочешь знать, мне все равно, кто будет, лишь бы родился здоровенький.
– Аминь! – в один голос заключили Брук и Энн.
Отступив на шаг, Брук окинула Энн пристальным взглядом.
– Кстати, что сказал доктор о твоем здоровье? Все нормально?
Отведя взгляд, Энн неохотно протянула:
– М-м… видишь ли…
– Перестань мычать, дорогая, – прервал жену Джонатан. – Говори правду.
Вздохнув, Энн проговорила:
– Доктор считает, что у меня может повышаться давление. Он сказал, что надо постоянно за этим следить. А все остальное, кажется, в порядке. Ну конечно, будет мучить тошнота.
– Не волнуйся, Джонатан, я с нее глаз не спущу. Не позволю ей чересчур резвиться и что-то делать без моего разрешения.
– Эй, послушайте, вы. – Упершись руками в бока, Энн с вызовом посмотрела на мужа и его сестру. – Я…
– Нет, – возразила Брук. – Это ты послушай. Будешь делать только то, что тебе позволит врач. – Она обернулась к брату: – Я права, Джонатан?
– Еще бы, черт возьми! Полагаюсь на тебя, сестричка. Только ты сможешь проследить за этой женщиной, пока я на работе.
– Пожалуйста, прекратите говорить обо мне так, словно меня здесь нет! – воскликнула Энн. – Я отлично понимаю, что теперь у меня не будет никаких шансов делать то, что мне хочется! – Энн сделала вид, будто чертовски сердита, но Брук было ясно, что она тронута заботой и вниманием и с удовольствием примет их.
Джонатан, улыбаясь во весь рот, положил конец дискуссии:
– Дамы, не пора ли нам поговорить, как получше устроиться в этом доме, чтобы всем было максимально удобно?
Обняв за плечи сестру и жену, он ввел их в прохладную переднюю.
Настроение Брук заметно улучшилось. Она была в восторге от того, что в семье брата появится малыш. И вполне серьезно собиралась заботиться об Энн, разделить с невесткой хлопоты по хозяйству. Пора ей забыть о своих проблемах, а потом она наконец займется чем-то стоящим.
Брук подумала, что приняла правильное решение, приехав сюда. Здесь ее ждали, и сознание этого было как бальзам для израненного сердца.
– Едва ли я смогу объяснить, что для меня значит приезд сюда. Теперь вы, двое, мой якорь спасения. – Сказав это, Брук заставила себя улыбнуться. Сейчас совсем не время думать о том, что у нее никогда не будет собственных детей.
Брук давно не виделась с Энн, но не нашла, что ее невестка как-то особенно изменилась. Энн была милой и приветливой, как всегда. Ее нельзя было назвать красивой в общепринятом смысле слова, но в этой женщине было что-то такое, что влекло к ней как магнитом. Лицо с немного мелковатыми чертами было приятным и открытым. Брату повезло, что он встретил такую женщину, подумала Брук. Беременность пойдет Энн на пользу, она станет красивее и одухотвореннее.
Брук оценила, что Энн ни словом, ни намеком не выдала свою озабоченность тем, что у ее золовки такой утомленный и больной вид, но взгляд, которым обменялись супруги, и то, как они поспешили ввести гостью в дом, а затем проводили наверх, в приготовленную для нее комнату, увы, было красноречивее всяких слов.
– Надеюсь, тебе будет здесь удобно, Бруки, – заботливо справилась Энн.
– Конечно, – подтвердила Брук. – Чудесная комната. Не дождусь, когда ты покажешь мне весь дом. Он уже произвел на меня впечатление.
– Впереди масса времени. Ты обязательно должна отдохнуть перед ужином. Потом надо переодеться. Если уснешь, я тебя сама разбужу. Но если что-то понадобится, крикни мне.
Наконец Энн ушла. Брук, повернувшись, увидела собственное отражение в зеркале и была шокирована тем, как плохо выглядит. Первое, что поразило ее, – взгляд карих глаз, казавшихся огромными на исхудавшем лице. Тонкие черты ее словно стерлись, слились в одно бледное пятно, зато круги под глазами казались почти черными. И это существо Джонатан называл красавицей?
Брук не осознавала, что долгие недели в больнице сделали ее хрупкой и поэтому еще более прелестной. По всем стандартам она была красивой молодой женщиной: среднего роста, стройная, с высокой грудью. Волосы цвета меда были густыми и достаточно длинными, ей часто приходилось откидывать с лица тяжелые пряди. У нее были высокие скулы и крупный чувственный рот. Брук знала, что нравится мужчинам, но никогда не относилась к этому серьезно, до знакомства с Коуди. Впрочем, их связь оказалась ошибкой.
Наконец она нашла в себе силы стянуть одежду и упала на кровать. Просто отдохнуть… Легкое прикосновение Энн заставило ее открыть глаза.
– Мне даже не хотелось тебя будить. Ты так сладко спала, что рука не поднималась тормошить тебя, – призналась Энн. – Но пора перекусить…
Брук быстро спустила ноги с кровати и улыбнулась невестке:
– Не извиняйся, что разбудила меня. Я бы расстроилась, если бы ты этого не сделала. Пора заморить червячка, и как можно скорее. Ты не присядешь на минуту? Поболтаем, пока я буду одеваться.
– Конечно, – обрадовалась Энн. – Ты не представляешь, как я рада, что теперь есть с кем поговорить. Нам будет хорошо вместе. Я запланировала столько всего, что нам с тобой надо сделать, повидать…
– Не спеши, дорогая, – рассмеялась Брук. – Помнишь, о чем мы говорили во дворе? Тебя надо разгрузить от забот и хлопот. Что касается меня, вижу, что их теперь прибавится.
– Перестань, – вздохнула Энн. – Моя беременность не должна лишать нас радостей жизни и портить твой приезд. – Женщина озорно улыбнулась. – Ты же знаешь, что я буду стараться хорошо себя вести.
– Знаю, потому что я не буду сводить с тебя глаз, – решительно заявила Брук.
Меняя тему, Энн осторожно спросила:
– Как тебе показалось, Джонатан искренне рад ребенку? Сама знаешь, какие они, эти мужчины.
– Конечно, рад, глупышка. Почему ты засомневалась? – нахмурившись, спросила Брук.
Энн пожала плечами:
– Честно говоря, не знаю. Видишь ли, в последнее время он чем-то озабочен. Джонатан очень много работает, и, боюсь, младенец в доме будет для него лишним бременем.
Глаза Брук расширились от удивления.
– Ради всех святых, Энн, разве ты не понимаешь, что бэби – именно то, что ему сейчас нужно? Это событие отодвинет все прочие заботы на второй план. Ты скоро увидишь, что я права.
Энн покачала головой:
– Я понимаю, но…
– Перестань, – перебила ее Брук. – Не желаю слушать твое нытье. Ясно?
– Хорошо, – улыбнулась Энн. – Ты победила.
– А теперь еще раз поговорим о твоем здоровье.
– О, только не это! – Энн закатила глаза.
– Ладно, – рассмеялась Брук. – Но я хочу, чтобы ты ответила мне на один вопрос, прежде чем я закрою рот. Доктор выписал тебе что-нибудь от тошноты?
– Да, – кивнула Энн. – Он дал мне таблетки, которые нужно принимать три раза в день перед едой. Я молюсь, чтобы это помогло.
– Будем молиться вместе, – серьезно заключила Брук. – Для меня нет ничего хуже, чем капризный желудок.
Энн, взглянув на часы, вскочила:
– Мне пора на кухню. Мы тут заболтались, а ты все еще не одета. Странно, что Джонатан нас не разыскивает.
– Он знает, как мы любим поболтать.
Энн рассмеялась:
– И все же я побегу на кухню.
– Так и быть. До скорой встречи.
– Приходи в малую гостиную, чего-нибудь выпьем, – сказала Энн, покидая спальню Брук.
Приняв душ, Брук выбрала длинное яркое платье. Чтобы наряд не слишком висел – она очень похудела, – девушка перехватила его на талии пояском-цепочкой из желтого металла. Потом Брук занялась макияжем, главным образом чтобы скрыть темные круги под глазами, и долго, тщательно расчесывала волосы, пока к ним не вернулся прежний блеск. Посмотрев на себя в зеркало, она сочла, что выглядит не так уж плохо.
Когда она спустилась в малую гостиную, Энн и Джонатан уже что-то пили. К ее изумлению, хозяева оказались не одни.
Джонатан заметил, что Брук на мгновение задержалась на пороге.
– Привет, сестренка. Входи смелее, я хочу тебя познакомить кое с кем, – радостно приветствовал ее Джонатан. – Это моя сестра, Эшли. Брук, познакомься – мой босс, Эшли Грэм. Он заглянул к нам на минуту, привез кое-какие бумаги, и я уговорил его выпить с нами хотя бы коктейль, поскольку он отказался остаться на обед.
Брук не ожидала ничего подобного. Хотя после утреннего разговора ей было ясно, что знакомства с боссом брата не избежать, она все-таки надеялась, что первый день после приезда проведет с родными.
– Здравствуйте, Брук!
В легком сером костюме, высокого роста, загорелый, широкоплечий, с черными как смоль волосами и глазами небесной голубизны в обрамлении темных густых ресниц, Эшли Грэм был, безусловно, привлекательным мужчиной. Хотя он говорил тихо, голос у него был низкий, грудного тембра и свидетельствовал об абсолютной уверенности в себе.
Крупное тренированное тело, ни грамма жира. Брук решила, что ему лет тридцать семь или около того, это подтверждала легкая седина на висках. Она сразу почувствовала: этот человек наделен каким-то нечеловеческим магнетизмом.
Осознав, что неприлично долго смотрит на гостя, Брук в смущении чуть отвернулась, хотя должна была бы ответить на его приветствие. Покраснев, она наконец произнесла нужные слова:
– Рада с вами познакомиться, мистер Грэм.
Голос почему-то дрогнул, и ей не удалось скрыть этого. Впечатление, произведенное на нее этим человеком, было противоречивым. Нельзя сказать, чтобы это было приятно. Что происходит? – подумала она в тревоге.
Брук поняла, что от Эшли Грэма не ускользнуло ее смущение и, кажется, он был доволен произведенным эффектом. Хотя разговор стал общим, Брук все время чувствовала на себе пристальный и чуть насмешливый взгляд голубых глаз. Его энергия и физическая сила каким-то образом лишали ее уверенности в себе, она чувствовала себя глупым подростком, а не взрослой двадцатипятилетней женщиной.
Прежде чем Брук успела все это осознать, они с Эшли внезапно оказались наедине. Энн ушла на кухню проверить, готов ли обед, а Джонатан так углубился в просмотр бумаг, которые принес Эшли, что почти забыл о гостях.
– Джонатан сказал мне, что вы приехали сюда надолго, – осторожно начал Эшли.
– Возможно, – сдержанно откликнулась Брук.
Прислонившись к стойке бара, Эшли продолжил:
– И какие у вас планы?
Нервным жестом откинув назад прядь волос, Брук холодно, но вежливо ответила:
– На данный момент у меня нет никаких планов.
Тема была исчерпана, но Эшли явно не собирался прерывать разговор. Как галантный кавалер, он предложил даме сигарету. Его интонация изменилась, в ней прозвучало что-то такое, чего Брук не смогла уловить. Неужели интерес?
– Спасибо, я не курю.
Скользнув взглядом по ее пустым рукам, Эшли предложил:
– Хотите выпить чего-нибудь?
– Вряд ли. – Брук вежливо улыбнулась в надежде, что этот самонадеянный плейбой наконец поймет: лучше оставить ее в покое.
– В чем дело? Мои вопросы заставляют вас нервничать?
– Конечно, нет, – ответила Брук.
– Неужели я сам заставляю вас нервничать?
При этом Эшли вопросительно вскинул брови и снова улыбнулся.
Брук совсем растерялась.
– Не думаю, что подобная беседа может иметь какой-либо смысл.
– Пожалуй, – согласился Эшли. – И тем не менее я получаю от нее удовольствие.
Брук не выдержала:
– Прошу прощения, но я…
Она сделала шаг, собираясь уйти, но он преградил ей путь и тихо спросил:
– Куда вы спешите, мисс Лоусон? – Прищурившись, мужчина смотрел на нее почти с нежностью: – Брук? – повторил он тихо.
Она буквально принудила себя остаться.
Поняв, что первый раунд он выиграл, Эшли уже серьезно заметил:
– Ваш брат говорил, что несчастный случай прервал вашу карьеру профессиональной теннисистки. Сочувствую. – Не дав ей вставить ни слова, Грэм продолжил: – Джонатан к тому же намекнул, что вы расторгли помолвку и страдаете.
Брук не поверила своим ушам, а придя в себя, едва не задохнулась от негодования:
– Какое вы имеете право интересоваться подобными вещами? А моему брату не следует вмешиваться в мои дела!
– Вы все еще не ответили, – настойчиво напомнил Эшли.
Брук резко вскинула голову:
– И не собираюсь. – В ее глазах сверкнули искорки гнева.
Не обращая внимания на ее раздражение, Эшли продолжил:
– Что ж, я надеюсь, вы последуете советам вашего брата и будете держаться подальше от теннисных кортов. Насколько я понимаю, в противном случае вы можете подвергнуть опасности ваше здоровье на всю оставшуюся жизнь.
Брук отвернулась, пряча взгляд.
– Прошу вас, я не хотела бы это обсуждать…
– А вам и не придется это делать. Ваш брат уже направляется к нам. Побеседуем завтра вечером, – шепнул ей Эшли с видом заговорщика.
– Не думаю, – быстро возразила Брук.
– Посмотрим, – усмехнулся Эшли.
Прежде чем она успела ему ответить, Джонатан прервал их:
– Эшли, могу я налить вам еще стаканчик? Брук, прости, что ничего тебе не предлагаю. Моя голова что-то плохо работает сегодня.
– Не беспокойся, я обойдусь. – Девушка мило улыбнулась, пытаясь скрыть свое волнение. – Скоро обед, и мне хочется есть, а не пить.
– Вы убеждены, Эшли, что не сможете остаться? – спросил Джонатан. – Приятно было бы видеть вас два вечера подряд.
Эшли покачал головой:
– Не хочу более нарушать семейную идиллию. Однако думаю, вы должны немедленно посмотреть эти бумаги.
Из кухни появилась Энн и тоже попробовала уговорить Эшли остаться, но тот был непреклонен. Обратив все свое внимание на хозяйку, он заверил ее, что с нетерпением ждет завтрашнего вечера и, отвесив прощальный поклон в сторону Брук, наконец ушел.
Черт побери его! Брук была вне себя от ярости. Он не имел никакого права вмешиваться в ее жизнь. Надо было рассердиться хорошенько и дать красавчику понять, что он действует ей на нервы. Как люди терпят мистера Грэма? Джонатану лучше забыть о том, что она обещала быть любезной с этим господином. Она не желала иметь дело с таким человеком, как Эшли Грэм. Иметь дело с подобным типом – все равно что играть с динамитом.
После ухода Эшли Грэма вечер для Брук был испорчен. Не то чтобы ее не радовало общество брата и его жены, однако Эшли всерьез вывел ее из себя. Он покусился на прочность той раковины, в которую пыталась спрятаться Брук, и раковина дала трещину.
Весь вечер она чувствовала на себе недоумевающий взгляд брата. К счастью, Джонатан не стал ее ни о чем расспрашивать.
Энн, ничего не подозревая, пела Эшли дифирамбы и никак не могла понять, почему золовка молчит и почему у нее во взгляде появилось что-то похожее на решимость. Когда Брук пожелала всем доброй ночи, у нее уже безумно болела голова, а мысли о завтрашней встрече приводили ее в ужас.
Собравшись с духом, Брук приняла решение, как овладеть ситуацией. Ей надо просто игнорировать Эшли, вести себя так, будто его не существует или по крайней мере попытаться это сделать.
Она сама не понимала, почему не может избавиться от чувства вины, что отказалась помочь Джонатану. Ведь это они, брат и его жена, приютили ее в своем доме. Джонатан хотел всего лишь, чтобы она была приветлива с его боссом. Это совсем нетрудно. Эшли Грэм чертовски хорош собой, Джонатан был прав. С этой мыслью Брук наконец забылась беспокойным сном.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Все наши завтра - Бакстер Мэри Линн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Все наши завтра - Бакстер Мэри Линн



Да......10 из 10
Все наши завтра - Бакстер Мэри ЛиннИрина
18.02.2012, 19.02





Что то не верится........очень скучно
Все наши завтра - Бакстер Мэри ЛиннЗои
23.03.2012, 19.51





Не очень! Ггероиня частенько подбешивала! Как-то все суховато!
Все наши завтра - Бакстер Мэри ЛиннКристина
6.08.2013, 10.56





Смогла дойти только до середины 5 главы. Такая муторень. Гг-ня все время моется и переодевается. Гг-ой неадекват - "ухмыльнулся и впился поцелуем"....бла бла бла... и я подозреваю, что такое до конца.
Все наши завтра - Бакстер Мэри Линнгостья
23.11.2014, 11.02





Нудотина. Главные герои ведут себя неадекватно. Он деспот который не знает чего хочет. Она плаксивая, из-за угла мешком прибитая дурочка как и ее родственники.
Все наши завтра - Бакстер Мэри Линнарина
25.11.2015, 14.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100