Читать онлайн С тобой наедине, автора - Бакстер Мэри Линн, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - С тобой наедине - Бакстер Мэри Линн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.37 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

С тобой наедине - Бакстер Мэри Линн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
С тобой наедине - Бакстер Мэри Линн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бакстер Мэри Линн

С тобой наедине

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Пол Таннер был в панике, пот струился по вискам и проникал за воротник.
– Истерика тут не поможет.
Таннер резко обернулся и встретился взглядом со своим слугой Мартином.
– Тебе легко говорить, – прошипел он. – Ты-то ничем не рискуешь, – добавил он внезапно осипшим голосом.
Мартин отошел от бара, возле которого стоял, и смерил Таннера холодным взглядом.
– Ну нет, я тоже рискую, – спокойно промолвил он. – И не забывай об этом.
– Не волнуйся, ты свою долю тоже получишь, – злобно процедил Таннер. – Тебе найдется место и в камере.
Мартин стремительно шагнул к нему, ноздри его раздувались от ярости.
– И ты об этом позаботишься, не так ли?
Таннер выдержал его гневный взгляд не дрогнув.
– Позабочусь, будь спокоен.
Они воззрились друг на друга в молчании, и в комнате повисла напряженная тишина. Никто не хотел уступать первым.
– Черт подери, Мартин, – взорвался вдруг Таннер, – зачем нам враждовать? Мы сейчас должны держаться вместе, если хотим выйти сухими из воды.
Мартин заметно успокоился, но глаза его были по-прежнему холодны и суровы.
– Ты думаешь, во всем виновата эта Браунинг?
Губы Таннера исказила злобная усмешка.
– Да, эта сучка постаралась испортить мне жизнь. Ты и представить себе не можешь, как мне хотелось ее придушить.
– Она ничего не нашла?
– Нет. Все хранится здесь. – Таннер приложил палец к виску. – Но за то, что она приняла меня за идиота и пыталась одурачить, ее стоит прикончить.
– Не говоря уже о всех бесчисленных «жучках», которые мы извлекли из телефонов и ламп. – Мартин явно наслаждался, подливая масла в огонь.
Таннер уставился на него, и суровые складки залегли вокруг его рта. Правое веко нервно подергивалось.
– И за это тоже, – хрипло процедил он.
Мартин открыл было рот, но Таннер его перебил:
– Не смей говорить мне, что ты меня предупреждал. Я думал, что эта сучка и вправду фотограф из журнала. – Он принялся расхаживать по комнате. На лбу его выступили бисеринки пота. – Когда я открыл дверь и увидел, что она шарит в моем столе… – Он не договорил и, достав платок, вытер вспотевшее лицо; пальцы его тряслись.
– Скажи только слово – и я ее мигом отошью.
Таннер остановился.
– Дьявол, да ты что, не понимаешь, что если она следит за нами, то за ее спиной и остальные?
Мартин побелел.
– Ну, теперь понял? Это тебе не шуточки! – рявкнул Таннер.
Мартин вскинул на него глаза:
– ФБР?
– Очень может быть.
– Но если она не нашла имен агентов и ничего не выудила из подслушивающих устройств, почему ты решил, что нам что-то угрожает?
Таннер смерил его мрачным взглядом:
– Время, идиот! У нас нет времени. Если мы сейчас ничего не предпримем, ФБР набросится на нас, как стая стервятников.
– А как же Гузенко? Мы можем ему доверять?
Таннер тяжело вздохнул и буркнул:
– Ничего другого не остается. Он явился сюда, чтобы сообщить, что мне заплатят требуемую сумму.
– Ты его подозреваешь?
– Да. Но у меня есть для них кое-что интересное, и они это знают.
Мартин недобро усмехнулся:
– Подумать только, этой сучке Браунинг едва не удалось поймать тебя на месте! Если бы она слышала твой разговор с русским…
– Это точно. Когда я увидел, что она направляется в холл, предварительно обшарив мой офис, а Гузенко был еще у двери, меня чуть удар не хватил. И я захлопнул за ним дверь, чуть не прищемив ему нос.
Мартин невесело усмехнулся.
Таннер подошел к бару, вынул бутылку виски и налил себе двойную порцию. Сделав два огромных глотка, он вновь повернулся к Мартину:
– Знаешь, о чем я сейчас думаю?
– Да, босс. – Мартин злобно ухмыльнулся. – О Браунинг?
– Прямо в точку, дружок. Разузнай о ней все, что сможешь.
– А потом?
– Я скажу тебе, что потом.


Блэр сидела на краю постели, еще не очнувшись от сна, когда зазвонил телефон. Она машинально сняла трубку и пробормотала:
– Алло.
– Сегодня суббота, не так ли?
Блэр чуть не уронила трубку, услышав знакомый низкий голос.
– Да. – Во рту у нее пересохло.
– Ты в порядке?
– Да, – повторила она.
– У тебя есть что рассказать?
– Конечно, – ответила она. – Ничего особенно важного, – торопливо добавила она. Сегодня она заметила в тоне Калеба заметную перемену. Его голос звучал менее напряженно. Тон был теплым. Да, именно теплым.
– Списка имен по-прежнему нет?
– Нет.
– Он не… то есть… – Калеб не договорил и откашлялся. – Этот мерзавец не… – снова начал он.
Блэр поняла, что он пытается сказать, и сердце ее сжалось.
– Нет… он не посмел, – прошептала она.
Ей показалось, что у него вырвался вздох облегчения.
– Слава Богу, – сказал Калеб и сразу сменил тему. – Как насчет того, чтобы прокатиться со мной на скачки?
Блэр ошеломленно молчала.
В трубке послышался смех.
– Не удивляйся. Просто скажи «да».
– Сегодня? Сейчас?
– Сегодня. Сейчас. Сию минуту.
– Но… но я еще в постели.
В трубке повисла тишина.
После непродолжительного молчания Калеб спросил:
– А сколько времени тебе потребуется, чтобы… одеться?
Блэр ответила не сразу.
– Калеб, а ты серьезно? Я хочу сказать… – Волнение не дало ей завершить фразу.
– Вне всякого сомнения, – ответил он. – Сегодня наш день. Хорошо?
Блэр улыбнулась. Удастся ли ей когда-нибудь понять, что за человек Калеб Хант? «Скорее всего никогда», – ответил ей внутренний голос.
– Блэр?
– Через час, – хрипло пробормотала она.
* * *
– Да, мы едем покататься, – повторил он, буквально пожирая ее страстным взглядом, от которого она почувствовала слабость в коленях. Хорошо, что она сидит.
Они находились в автомобиле Калеба перед ее домом. Стекла были опущены. День выдался чудесный. Туман рассеялся, на небе ни облачка. На душе у Блэр было радостно и легко.
Позднее она наверняка будет ругать себя за это безрассудство, за этот день и эту минуту. Их игра в конечном итоге разобьет ей сердце. Но сейчас она решила следовать велению сердца, а не разума и наслаждаться каждой секундой, проведенной рядом с Калебом.
Блэр чувствовала на себе его взгляд, и запах его тела опьянял ее, лишая воли.
– Ты выглядишь потрясающе, – сказал Калеб.
Она была одета в золотистую блузку с коротким рукавом и золотисто-бежевые брюки из буклированной ткани. Волосы рассыпались по плечам. Калебу хотелось прикоснуться к ней, но он не осмелился, понимая, что одного неосторожного движения достаточно, чтобы разрушить ту хрупкую ниточку, соединяющую их, и все разлетится на куски, как разбитое стекло.
– Спасибо. – Блэр внимательно изучала его взглядом. Загорелая кожа слегка поблескивала на солнце, и она едва подавила в себе желание провести ладонью по его груди.
Не подозревая о том, что ее мысли отображаются на лице, она вздрогнула, услышав голос Калеба.
– Прошу тебя… не делай этого. Не смотри на меня так.
Его хриплый низкий голос задел внутри ее дремавшие струны. Она с трудом перевела дух.
– Я… извини, – пробормотала она, не в силах оторвать взгляд от его лица, чуть осунувшегося от усталости. Но она вовсе не чувствовала себя виноватой. Она могла бы смотреть на него целую вечность. И прикасаться к нему.
– О, Блэр, – беспомощно пробормотал он, – что ты делаешь со мной!
И, не дожидаясь, пока она ответит, привлек ее к себе.
– Если я это сейчас не сделаю, то просто умру.
Его губы, теплые и твердые, коснулись ее губ. Она замерла, почти не дыша, боясь, что, если она пошевелится, он ее отпустит. Калеб целовал ее не спеша, нежно. Окружающий мир перестал существовать, Блэр слышала только биение собственного сердца. Их общий мир, полный чувственной сладости и страсти, заслонил все вокруг.
Он еще ни разу не целовал ее так. Ее тело затрепетало, и его руки крепко обвились вокруг ее талии. Кончик его языка коснулся краешков ее губ, и сердце Блэр отчаянно заколотилось в груди.
И тут Калеб потерял власть над собой. Его объятия перестали быть нежными, он с силой прижал ее к себе и впился ртом в ее губы. Жаркая волна ударила ей в голову, и она прильнула к нему, потрясенная собственной реакцией на его ласки. Из ее горла вырвался приглушенный стон.
Калеб высвободился из ее объятий и, тяжело дыша, стиснул руль.
Блэр отодвинулась к себе на сиденье, вся дрожа.
– Черт! – проворчал Калеб. – Такими темпами мы вряд ли успеем отъехать от тротуара.
– Не говоря уже о том представлении, которое мы устроили для соседей, – добавила Блэр.
Глаза их встретились, и Блэр густо покраснела.
Он бросил на нее смеющийся взгляд и, усмехнувшись, отъехал от обочины и влился в уличный поток.
Как только они выехали на автостраду и двинулись в сторону Окленд-Бей-Бридж, Калеб произнес:
– Расскажи мне о том, что произошло вчера.
Блэр вздохнула и выглянула в окно. В небе плыли облака, похожие на огромные клочки ваты.
– Посмотри-ка на меня, – тихо промолвил он.
– Ты так хочешь?
– Да.
Она повернулась к нему.
– Я ничего не нашла, – мрачно призналась она.
– Но ты сказала, что у тебя кое-что есть. Помнишь?
Блэр прикусила губу.
– Да ничего особенного, – пробормотала она.
– Предоставь мне самому судить об этом.
Блэр не хотелось говорить с ним о прошедшем вечере, чтобы зловещая тень Таннера не омрачала их прогулку. И все же она понимала, что находится здесь, рядом с Калебом, из-за Таннера. Она почти забыла, что они с Калебом не просто счастливая парочка, выбравшаяся за город в выходные. Ей стало грустно, и глаза наполнились слезами. Но она быстро отогнала от себя эти мысли.
– Блэр. – Он ждал.
Взяв себя в руки, Блэр повернулась к нему и произнесла:
– Я беспрепятственно проникла в его офис, но вышла оттуда ни с чем. – Она помолчала и глубоко вздохнула.
– Дальше.
Бесстрастным тоном она продолжала:
– Возможно, у меня просто разыгралось воображение, но мне послышалось, что кто-то подошел к двери. Но когда я подняла голову, там никого не было.
– Ты уверена? – спросил Калеб, побледнев.
Она нахмурилась:
– Уверена на сто процентов. Пока я рылась в ящике, то ничего не замечала вокруг.
– А что ты сделала потом?
Она откинулась на спинку сиденья и заложила руки за голову. Эта поза подчеркнула ее высокую грудь.
– Я схватила со стола степлер, сунула в него «жучок» и вышла в коридор.
Калеб потер переносицу и слегка усмехнулся:
– Степлер, говоришь? Никогда бы до такого не додумался.
Она покосилась на него:
– Глупо, правда?
Он пожал плечами:
– Как сказать. В таких случаях может все сгодиться.
– И еще кое-что, – продолжала Блэр, придвинувшись ближе.
Он уловил слабый аромат ее духов и внутренне напрягся.
– Когда я возвращалась в кабинет, то услышала чьи-то голоса в холле.
– Чьи? – Слово вырвалось из него, как ракета.
– Не знаю, в том-то все и дело. – В голосе ее слышалось отчаяние. – Но у двери был Таннер и кто-то еще. Как только Таннер услышал мои шаги, то немедленно захлопнул дверь. А после этого сказал мне, что вечер окончен.
– Дорого бы я дал, чтобы узнать, кто это был.
– Может, это русский агент?
– Готов поспорить, что так и есть.
– Как я уже говорила, мне не удалось ничего разглядеть, но, кто бы это ни был, Таннера его визит встревожил. Он был бел как полотно, когда вернулся в кабинет.
– Подумать только, я следил за каждым, кто входил в дом, и пропустил его!
Она нахмурилась:
– Ты был там?
– Именно так.
– Но я тебя не видела.
Он улыбнулся:
– Ты и не должна была меня видеть. Иначе я бы не работал в разведке.
– Но… но… – запинаясь, пробормотала она.
– Помолчи, – приказал он, усмехнувшись. – Это же моя работа.
– Я понимаю, но почему ты был снаружи, когда я была внутри здания? Нас разделяло огромное расстояние.
– Ты права, – хмуро согласился Калеб, – и если бы ты не появилась через несколько минут, я бы пошел туда за тобой.
Он произнес это как нечто само собой разумеющееся, и сначала Блэр показалось, что он шутит, но Калеб Хант, которого она знала, редко шутил. Немногословный, он всегда говорил то, что хотел сказать. Правда, ждать ее и волноваться вряд ли входило в его обязанности.
Она молчала, и Калеб заговорил снова:
– Я ужасно беспокоюсь за тебя.
Блэр повернулась к нему и уставилась на него во все глаза.
– Я… я не хочу, чтобы ты волновался, – пролепетала она осипшим голосом и смущенно откашлялась.
– Это от тебя не зависит, – мягко заметил Калеб, положив ладонь на ее колено.
Она улыбнулась ему дрожащей улыбкой.
– Прости, у меня все перепуталось в голове. – Он поглаживал ее колено, и это рождало в ней волшебные ощущения.
Наконец Калеб убрал руку.
– Это понятно, – произнес он, – особенно после того, что тебе пришлось вынести по нашей вине.
Блэр наморщила лоб.
– Но я ни о чем не жалею, – горько добавила она. – Если бы только мне удалось добраться до этого негодяя! – Она стиснула руки в кулаки. – Только бы узнать, на кого работает Таннер. Хоть что-нибудь узнать!
Его черты смягчились.
– Ты слишком строга к себе, – укорил ее Калеб. – Те подслушивающие устройства, которые ты разместила, могут дать нам кое-какую информацию. Как я уже сказал Джеку, добыть список, конечно, было бы неплохо, но мы не сможем арестовать Таннера до тех пор, пока не получим доказательства, что он продает имена агентов. И ты это знаешь.
– Знаю, но эта неудача меня все равно расстроила, – призналась она упавшим голосом и отвернулась. Солнечный свет померк, и она ненавидела себя за то, что не выполнила задание.
Последовало напряженное молчание.
– Тебе уже не хочется на скачки? – наконец спросил Калеб.
Блэр резко повернулась к нему. Он смотрел на нее, и его взгляд, казалось, проникал в ее душу.
Она вздрогнула.
– Хочешь, скажу тебе правду?
– Конечно, иначе не стал бы и спрашивать.
Логично.
– Да, мне не хочется на скачки. А тебе?
– Мне тоже.
– У тебя есть идея?
«Пока я с тобой, мне все равно, что мы делаем и куда едем».
– Да, парочка наберется. – Калеб смотрел прямо перед собой, и на лоб ему упала непослушная прядь. И как это уже не раз бывало, Блэр захотелось осторожно убрать ее, но она сдержалась. Сцепив руки на коленях, она уставилась на его суровый профиль, размышляя про себя, как она будет жить без него, когда этот человек перестанет быть частью ее каждодневной работы.
Калеб искоса взглянул на нее:
– Предлагаю проголосовать.
– За что?
Его губы тронула улыбка.
– Ну… – протянул он, переменив положение, – можем поехать в лес, где растут мамонтовые деревья, и прогуляться. Или поехать на берег моря и тоже прогуляться.
– А и то и другое можно?
Он рассмеялся:
– Принимается единогласно.
Этот день был наполнен для них волшебством, с которым могут сравниться только сны. Как только Блэр выразила желание поехать в лес, Калеб свернул с автострады на следующей развилке и, развернувшись под мостом, направился в сторону леса. Хотя Блэр бывала тут не единожды, она каждый раз восхищалась величественной красотой деревьев. И этот день не был исключением.
Как только они остановились перед входом в заповедник, ее охватило уже знакомое благоговейное чувство преклонения перед величием природы. Здесь царила тишина, как в заброшенном доме.
Они неспешно гуляли по аллеям, разглядывая огромные стволы деревьев-великанов, уходящих кронами в поднебесье, и слушая, как завывает ветер в переплетенных ветвях.
Каждое дерево, перед которым они останавливались, чтобы потрогать его шершавую кору, нависало над ними, как гигантская башня, грозя обрушиться на них всей своей тяжестью. Корни деревьев переплелись и образовали у подножия запутанный клубок.
После заповедника они отправились на пустынное побережье, перед этим остановившись в придорожном магазинчике и купив там хлеб, сыр, вино и свежие вишни. Погуляв по берегу и поболтав немного, они расположились на траве, устроив импровизированный пикник.
Блэр и Калеб сидели рядом в молчании и думали каждый о своем. Она вдруг поняла, что молчание может быть естественным состоянием души и ей совсем не обязательно лихорадочно подыскивать слова и тему для беседы.
Позже, после ее осторожных расспросов, он стал рассказывать ей о своем детстве, утаив, разумеется, безрадостные и горькие подробности. Блэр видела, что ему больно вспоминать о том времени, и ей хотелось как-то его утешить. Но она понимала, что сочувствие здесь неуместно, и хранила молчание.
Сейчас перед ней был совсем другой человек. Ей удалось заглянуть за ту маску, которая скрывала его истинное лицо. И то, что Блэр увидела, глубоко ее тронуло, поскольку она и сама испытала, что значит быть непонятой и одинокой.
И все же радостные моменты преобладали, и, хотя он не касался ее, между ними то и дело словно проскакивала искра.
Они сидели и слушали шум прибоя, чуть разомлевшие от еды и вина. В какой-то момент Блэр показалось, что Калеб хочет ей что-то сказать, но он отвернулся, и мгновение кануло в вечность.
И теперь они стояли перед дверью в ее квартиру и молчали. День клонился к закату.
Открыв дверь, Блэр хотела было поблагодарить его за прекрасно проведенный выходной, но лишилась дара речи. Она была бы рада, если бы он сейчас ушел, и в то же время готова была умолять его остаться.
Их взгляды встретились.
– Ты не пригласишь меня к себе? – спросил Калеб, и в его глуховатом голосе послышалась горечь.
Но Блэр продолжала молчать, борясь с охватившим ее волнением.
– Блэр? – На правом виске у него пульсировала жилка.
– Я… – Внезапно из глаз ее хлынули слезы, и Калеб буквально втолкнул ее в квартиру и запер дверь.
Блэр подняла на него глаза, полные слез.
– О, Блэр, что с нами происходит? – хрипло прошептал Калеб. – С тобой… и со мной… – Он умолк и только смотрел на нее, не в силах отвести взгляд от ее лица.
Блэр плакала в полутьме. «Я люблю его, – неожиданно подумала она, ошеломленная собственным открытием. – Я люблю его. Но, Боже правый, я не хотела. Не хотела…»
– О, Калеб, обними меня.
Он порывисто обнял ее, закрыв своим телом. Его рот нетерпеливо и жадно коснулся ее полуоткрытых губ. Она обвила его руками за шею и запустила пальцы в его волосы на затылке.
Теперь, после стольких дней и ночей притворства, Блэр поняла, что ей нужны его объятия как воздух. «Я люблю его, я люблю его», – пело ее сердце. И все возражения таяли в его объятиях вместе с ее волей.
Она прильнула к нему, ощущая твердые мускулы его бедер и пробуждающееся желание.
Его тело слилось с ней воедино. Этот нелюдимый, угрюмый человек внезапно раскрылся перед ней, и она готова была излить на него всю нежность и любовь, которой ему так не хватало. Они сейчас были похожи на парочку нежных мотыльков.
Он донес ее до постели и раздел, как волшебный сюрприз. Его рот прильнул к ее груди, язык исследовал каждую клеточку ее тела, руки ласкали ее живот, потом скользнули между бедер, в ее влажное горячее тепло.
Она напоминала ему цветок, раскрывшийся под первыми лучами солнца. Ее руки настойчиво ласкали его, открывая его тело. Мускулистая спина, плечи, живот трепетали от прикосновения ее нежных пальчиков.
Блэр приняла его в себя и обвилась вокруг него, встречая каждое его движение ответным движением бедер. И так снова и снова, пока их крики не слились в один, исторгнув из них вздох наслаждения.
Лунный свет лился на них из окна, а они лежали рядом, не в силах поверить, что наконец-то их души открыты друг другу.


Перед самым рассветом, пока Блэр мирно спала у него на плече, Калеб неожиданно проснулся от боли в затекшей руке. Тысячи булавочек, казалось, вонзились ему в кожу. Но он лежал неподвижно, боясь разбудить Блэр.
Жизнь вдруг представилась ему такой простой и понятной. Все дороги, повороты и извилистые тропинки вели его сюда, а он об этом даже не догадывался.
– Блэр, – прошептал он. Она не пошевелилась, но на лице ее промелькнула слабая улыбка. Калеб зажег сигарету и прислонился к спинке кровати. Часы показывали шесть. Солнце поднималось над горизонтом.
«Как тебе удалось сорвать с меня маску, Блэр? – мысленно спрашивал он ее. – Как тебе удалось проникнуть ко мне в душу? Ничего у нас не получится. Я тебе не пара. Мы не подходим друг другу».
Он яростно затушил окурок в пепельнице. Страх охватил его.
Почему он не может просто наслаждаться свалившимся на него счастьем? «Забудь обо всем», – твердил ему разум. Но Калеб не мог забыть. Он боялся, что она отдала ему себя против воли и его счастье украдено у судьбы.
Но что бы Блэр к нему ни чувствовала, он не мог этого определить и объяснить словами. Да ему это было и не нужно. Он готов просто взять то, что она могла ему предложить, и спрятать в своем сердце. И когда она исчезнет из его жизни, воспоминания скрасят его одиночество и согреют сердце.
Но сможет ли он жить без нее?
У нет другого выбора. В его судьбе очередной тупик. И еще один пропущенный поворот.


Блэр пошевелилась и, не открывая глаз, пошарила на постели. Калеба рядом не было. Глаза ее испуганно распахнулись. Постель была пуста. Сев на кровати, она окинула взглядом комнату, затем услышала шум воды. Блэр с облегчением откинулась на подушки. Если бы Калеб ушел, она бы этого не пережила.
Улыбка озарила ее лицо, щеки зарумянились. «Я влюбилась. Сложно поверить, но это правда. И теперь, когда ты в этом призналась, что ты собираешься делать?»
Подумав так, она помрачнела. И тут очередное откровение заставило ее похолодеть: несмотря на то что их тела обрели гармонию, больше у них ничего нет. И Калеб ее не любит.
Блэр всхлипнула и закрыла глаза. Разве он не дал ей это понять? Они совершенно разные. Когда они вместе, то постоянно спорят. «До тех пор, пока не прикоснемся друг к другу». Вот тогда они становятся единым целым и разногласия исчезают.
Блэр осторожно улыбнулась. Вот такими она и запомнит те волшебные минуты, которые провела в его объятиях. Надо брать от жизни все до последней капли.
И не бояться завтрашнего дня.
Накинув на себя прозрачный пеньюар, Блэр остановилась на пороге ванной комнаты. Калеб стоял у раковины, обернув полотенце вокруг пояса. Он увидел ее в зеркале и обернулся. Блэр улыбнулась.
Калеб перевел дух. Блэр вошла и присела на край ванной.
– Ты не против, если я посмотрю, как ты бреешься?
– Посиди за компанию, – невнятно пробормотал Калеб, стараясь сосредоточиться на бритье. Но его глаза помимо его воли следили за ней, то и дело обращаясь к ее отражению. Под полупрозрачной тканью виднелись узкая талия и высокая упругая грудь.
Блэр нравилось, что в обществе Калеба ей так легко и спокойно. За все те годы, что она была замужем за Джошем, она никогда не наблюдала, как он бреется. И никогда не пыталась. А сейчас она стала свидетельницей этого интимного процесса: на зеркальце стоит чашка кофе, зажженная сигарета в пепельнице. Все это заставляет ее подумать, что они и вправду нормальная семейная пара.
Ей нравилось в нем абсолютно все. Она с наслаждением прикасалась к его телу…
Он поплескал в лицо водой, и это вывело ее из оцепенения.
– Хочешь еще кофе? – спросила она, когда он отнял от лица полотенце.
Калеб впился в нее горячим взглядом:
– Нет, спасибо.
– Ты проголодался? – продолжала она, прерывисто дыша.
– Да.
Их руки встретились и переплелись, как частички китайской головоломки.
– Боже мой, – прошептал Калеб, – неужели мы будем счастливы?
– Да, – ответила она, улыбаясь. – Обязательно.
Он рассмеялся и выпустил ее руку.
– Кто последним заберется в постель, тот и готовит завтрак!
Они с размаху бросились на кровать, и Блэр успела крикнуть:
– Так нечестно! Ты жульничал!
Но он закрыл ей рот поцелуем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - С тобой наедине - Бакстер Мэри Линн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману С тобой наедине - Бакстер Мэри Линн



мне роман понравился, правда героиня как-то, по моим понятиям, не тянет на агента ФБР. Ну и, конечно же, русские "виноваты" во всем.
С тобой наедине - Бакстер Мэри ЛиннЛюдмила
11.11.2013, 21.19





я так думаю, что от женщины- агента ничего умного и не требуется. красота и умение завлечь в постель. думаю, что автор пожалела гг, не дав получить свою возлюбленную использованной. это не типичный образ женщины-агента.
С тобой наедине - Бакстер Мэри Линнл.а.
8.06.2014, 19.38





Эмоций не вызвал. Не позитивных, ни негативных. Никаких.
С тобой наедине - Бакстер Мэри Линнren
19.06.2014, 18.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100