Читать онлайн Небо на ладони, автора - Бакстер Мэри Линн, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Небо на ладони - Бакстер Мэри Линн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.97 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Небо на ладони - Бакстер Мэри Линн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Небо на ладони - Бакстер Мэри Линн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бакстер Мэри Линн

Небо на ладони

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

– Эш? – тупо повторила она.
– Да.
Возникла пауза, во время которой она пыталась справиться с нервной дрожью.
– Что… чего вы хотите?
– Рейн, пожалуйста… – Голос его звучал глухо, как будто издалека.
Пока она возилась с замком, внутренний голос кричал: «Берегись!» – однако сердце вело себя предательски. Непослушными руками она открыла дверь и отступила в сторону.
Эш выглядел так, как если бы только что вышел из-под душа – волосы были мокрые и висели сосульками. Одет он был в летную трикотажную рубашку и джинсы, которые плотно обтягивали бедра.
Он медленно перешагнул через порог и вошел в комнату, которая от его присутствия сразу уменьшилась в размерах.
Рейн смотрела на него, прислонившись к двери и прижав руку к груди, чтобы унять бешеный стук сердца.
– Я знаю, вы задаетесь вопросом, что привело меня к вам в столь позднее время. – Голос его прозвучал напряженно и глухо.
Рейн облизала пересохшие губы и промолчала. Ее удивило не столько его появление, сколько усталый и измученный вид. Можно было подумать, что он несколько суток не спал или дня три беспробудно пил. Может, и пил, мелькнула у нее мысль, но она тут же отвергла это предположение. Ничто не может заставить Эша Эллиота преступить определенную грань. Он слишком уверен в своих силах, слишком хорошо умеет владеть собой.
Наконец Рейн спросила себя: почему он здесь? Она почти неделю не видела его и ничего о нем не слышала – разумеется, она сама не хотела этого, напомнила она себе. Но зачем он пришел к ней сейчас? Может, у него есть какие-то новости о Тодде?
– Рейн, – начал он тихим голосом, возвращая ее к реальности. – Я должен был повидать вас. Я только что из госпиталя, и я понимаю, насколько вы обеспокоены и расстроены.
Она закрыла глаза и глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. О Господи, она вовсе не нуждается в его сочувствии. Она не хочет видеть его, вдыхать его мужской запах. Ну почему он не оставит ее в покое?
– Прошу вас, – пересохшими от волнения губами прошептала она. – Я думаю, вам лучше уйти.
Вместо ответа он подошел к ней и остановился рядом.
– Не прогоняйте меня, – попросил он умоляющим тоном.
Она испытывала возбуждение, смешанное со страхом. Между ними возникло непонятное напряжение, хотя они молчали и не прикасались друг к другу. Время для них остановилось.
Эш завороженно смотрел на нее. Она была утонченно, изысканно красива. Золотистые тона ее одежды отбрасывали серебристый отблеск на ее волосы, которые красивой волной спускались на шею. Кожа у нее была гладкой и безупречной, бледной, с жемчужным отливом.
Молчание затягивалось.
Неожиданно Эш шагнул назад, нарушив очарование момента, и нервно сжал кулаки.
– Я пришел сюда не за тем… Ах черт! – пробормотал он хрипло, отвернулся и потер ладонью шею, чтобы скрыть неуверенность, овладевшую им.
Рейн заморгала и ужаснулась тому, что чуть не потеряла контроль над собой, удивляясь, как это могло произойти с такой легкостью. В их прошлую встречу она нашла его волнующим, сегодня же он был не просто волнующ, но и опасен. Мокрая рубашка, прилипшая к телу, подчеркивала исходящую от него могучую силу.
– Пожалуйста… уйдите, – проговорила она пересохшими губами, с трудом выговаривая слова. Как могла она думать, что способна контролировать ситуацию, если она не в состоянии контролировать себя?
Глаза Эша не отпускали ее взгляд.
– Нет, – покачал он головой, – во всяком случае, до тех пор, пока я не объясню вам причину своего прихода.
Рейн вскинула голову.
– Я не хочу ничего знать! – отчеканила она.
Он пристально посмотрел ей в глаза.
– Речь идет о Тодде.
– Я знаю о Тодде и о том, что в госпитале ищут для него кровь. – Рейн тяжело вздохнула. – Как только приму душ, я отправлюсь в госпиталь.
– Я только что оттуда. У меня та же группа крови, что и у Тодда.
Рейн изумленно посмотрела на него.
– Означает ли это… – Голос ее пресекся, надежда затеплилась в груди.
– Да, – кивнул он. – Я только что сдал пинту крови и рано утром помещу объявление на заводе, – может, кто-нибудь еще имеет такую же группу крови.
Рейн отвела глаза, в горле у нее пересохло. Она не хотела отвечать, не хотела показывать, что его сообщение взволновало ее до слез. Она ненавидела его, когда он был таким мягким и сочувствующим.
– Спасибо, – сдержанно поблагодарила она.
– Рейн, посмотрите на меня.
– Нет… я… прошу вас, – пробормотала она заикаясь и, отвернувшись от него, направилась к окну. – Я благодарна вам за то, что вы сделали… что вы делаете… За все.
– Проклятие! Я хочу не вашей благодарности, и вы это знаете.
Дрожь пробежала по телу Рей.
– Вам не следовало этого говорить.
– Почему?
Она ощущала его присутствие за своей спиной, его одеколон щекотал ей ноздри, не давая возможности логично мыслить.
– Вы ведете нечестную игру.
– Поясните вашу мысль.
Она обернулась к нему.
– Вы знаете, что я расстроенна и взволнованна, и меня возмущает, что вы играете на моих чувствах. – Холодок пробежал у нее по спине. – Я даже не знаю, чего вы от меня хотите.
И она действительно не знала. Она была не в его вкусе. И тем не менее в тот день, когда он увидел ее в госпитале, между ними проскочила искра, и невидимые нити связали их крепкими узами. И эти узы не распались и по сей день, как Рейн ни пыталась им сопротивляться.
– Разве? – Эш вскинул брови. – Я думал, что ясно дал это понять.
Рейн облизала пересохшие губы.
– Мы почти не знаем друг друга.
– Это можно легко исправить.
– Нет. – Ею овладело отчаяние. – Я хочу, чтобы все оставили меня в покое!
– А если я не сделаю этого?
Рейн ахнула.
– Почему вы так ведете себя со мной?
– Почему? Потому что вы меня очаровали. Потому что я хочу вас целовать, прикасаться к вам, любить вас.
– Прекратите! – закричала она.
– Не бойтесь, – тихо произнес Эш, стоя на том же месте и не смея даже шевельнуться. Неожиданно он понял, что она права. Он зашел слишком далеко, сыграл на ее уязвимости. Ситуация была весьма двусмысленной. «Отступи! – приказал он себе. – Пока еще не слишком поздно». Однако его глаза продолжали блуждать по ее фигуре, любуясь аппетитными формами ее тела.
– Пожалуйста…
Он вздохнул, глядя на ее губы.
– Вы правы. Я не должен был приходить. – Он замолчал, и вид у него был такой, словно его ударили в живот. – Но я тоже устал, тоже обеспокоен и очень нуждаюсь в общении. – «В общении с вами», – хотелось ему добавить, но он этого не сказал, боясь вновь ее оттолкнуть. – Тем не менее, – заключил он, – думаю, что я должен извиниться перед вами. Однако… – Он вдруг замолчал, увидев ее побелевшее лицо и испуганный взгляд. – Что за черт! – пробормотал он.
Повисла напряженная тишина.
Это переходило всякие границы. Она готова была проигнорировать его надменность, даже грубость, но не его покорность. Она, казалось, наблюдала со стороны, как бастионы ее сопротивления рушатся, словно песчаные замки, смываемые волнами.
Она приоткрыла рот, как будто хотела что-то сказать, но слов у нее не нашлось. Она стояла перед ним, опустив глаза, волосы обрамляли ее лицо, тонкая ткань халата очерчивала упругую грудь, которая вздымалась, когда Рейн пыталась набрать в легкие побольше воздуха, на глазах выступили слезы.
И Эш потерял голову.
С хриплым стоном он шагнул к ней, и все его благие намерения мгновенно разлетелись в пух и прах.
– Рейн…
Она знала, что сейчас произойдет, но была не в силах шевельнуться. Его руки обвились вокруг нее, и на нее обрушился водопад поцелуев.
Она пыталась сопротивляться, но не смогла разомкнуть его объятия. Он не делал ей больно, он просто не позволял ей освободиться.
– Перестань сопротивляться, – прошептал Эш.
И Рейн, подобно тряпичной кукле, послушно закрыла глаза и подставила ему губы. Он снова сжал ее в объятиях. Она откинула голову назад, ее лицо было мокрым от слез.
– Не надо! – всхлипнула она жалобно. – Отпусти меня!
– Нет! – выдохнул он, крепко прижимая к себе ее дрожащее тело. – Ты сводишь меня с ума… Я не могу тебя отпустить… Я все время думаю о тебе и не нахожу себе места! – Он говорил это хриплым, скрипучим голосом, словно испытывал физическую боль.
Рейн мотала головой, не желая его слушать, а язык Эша тем временем скользил по мягким выпуклостям грудей поверх лифчика с низким вырезом, рождая сладостные ощущения. Рейн дрожала в его объятиях, ноги ее подгибались, с трудом удерживая тело.
Эш целовал сквозь материю ее сосок, затем разжал ей ладонь и прижался к ней губами. Рейн была в панике и с трудом сдерживала рыдания.
– Это от шока, – невнятно бормотала она. – От шока случаются такие странные вещи… Впоследствии такие вещи трудно бывает объяснить…
Он снова легонько прикоснулся губами к ее губам. Они были нежные и изумительно сладкие, и Эш уже почему-то знала, что они будут такими. Он крепко прижал ее к себе, и его сердце гулко забилось, когда он отвел волосы с ее лица и посмотрел в подернутые слезами глаза. Никогда еще ни одна женщина не вызывала у него такого желания.
Не сознавая, что делает, Рейн коснулась кончиками пальцев лица Эша и вздохнула, и он снова начал целовать ее губы. Ее рот становился все податливее, и он чувствовал, как гаснет в ней сопротивление.
– Ах, Рейн! – простонал он, проводя руками по ее телу.
– Эш, пожалуйста, – взмолилась Рейн, чувствуя, что ситуация выходит из-под контроля. Но он не слышал ее слов и покрывал поцелуями ее шею. – Не надо, прошу тебя, это дурно…
– В этом нет ничего дурного, – пробормотал он, целуя ее грудь.
«Не думать, – приказала она себе. – Только чувствовать. Пусть только чувство будет твоим поводырем сегодня. Только чувствовать».
Реакция Эша ее не удивила. Она ощущала силу его желания, и ее пугала и одновременно пьянила мысль, что она способна возбудить мужчину до такой степени. Их легкая одежда была слишком незначительной защитой, и Рейн ощущала возбужденный ствол, прижавшийся к ее животу. Внезапно она осознала всю опасность ситуации.
Ее страхи обрели реальную основу, когда она услышала слова Эша:
– Ах, Рейн, я так хочу тебя, я не могу жить без тебя!
Эти слова вонзились ей в сердце. Он не может жить без нее. «Нет! Я не хочу испытывать такие чувства», – в панике подумала она. Тело ее напряглось, она попыталась его оттолкнуть. Это подействовало на Эша словно ушат холодной воды.
– О Господи! – прохрипел он, однако не выпустил из объятий.
– Нет! – вскрикнула она, освобождаясь из его рук. – Эш, я… – Она тяжело хватала ртом воздух. – Это необходимо прекратить.
– Почему? – пробормотал он изумленно. – Ради Бога, почему? – Теперь в его голосе слышалось отчаяние.
– Ты сам знаешь почему.
Впрочем, она не была уверена в том, что он понимает ее слова, если судить по его безумному взгляду.
– Ни черта я не знаю! – прорычал Эш. Вокруг его рта резко обозначились морщины, и Рейн видела, что еще немного, и он окончательно потеряет голову.
Она отодвинулась от него.
– Но ведь ты хочешь меня, Рейн! И твои слова ничего не меняют! Все так просто!
Просто! Господи, если бы он только знал! Все было совсем не просто! Она не знала, как объяснить ему, что она боится, что она никогда не имела дела с мужчиной и что в тридцать лет она все еще девственница. Должно быть, это смешно, но это так. Она не знала, какие ощущения испытывает женщина, когда мужчина накрывает собой ее тело или когда входит в нее…
Рейн повернулась спиной к Эшу, в душе презирая себя за то, что позволила ему втянуть себя в столь рискованную ситуацию.
– Рейн, – попросил он жалобно, – не выгоняй меня. Дай нам шанс.
Рейн опустила голову.
– Я не могу, – прошептала она. – Тебе не понять.
Глубокая тишина окутала комнату.
Эш непонимающе смотрел на Рейн Микаэлс. Он хотел ее. Хотел страстно, всей душой, до боли. Если раньше он знал лишь ноющую боль в чреслах, то сейчас понял, что такое боль в сердце. Он знал, что ее сжигает страсть, но она боялась его, не доверяла ему. И отвергала. У него возникло безумное желание добиться своего любыми средствами, однако он сдержал себя.
Он сделал шаг и остановился у нее за спиной.
– Ладно, Рейн, сегодня твоя взяла. – Эш вздохнул, взял ее за плечи и повернул к себе. По ее щеке медленно скользила слезинка. – Но запомни: ты принадлежишь мне. Я понял это сразу, как только увидел тебя, и никому тебя не отдам.
Он вышел из комнаты и тихо закрыл за собой дверь.


Несколько последующих дней Рейн находилась в каком-то сомнамбулическом состоянии, у нее все валилось из рук, она ничего не могла делать. И поэтому она позвонила Вэл, велела ей связаться с Кэтрин Коул и помочь ей подобрать гардероб.
Похоже, из-за появления Эша в ее жизни ей придется скрупулезно и критически оценить собственную жизнь. Часами сидя у постели Тодда, Рейн вспоминала последнюю встречу с Эшем, свои мысли и переживаемые чувства.
Все эти дни она не видела его и ничего о нем не знала. В ту ночь, когда он ушел от нее, она проплакала до утра. В конце концов ей удалось взять себя в руки. Одевшись и наложив макияж, чтобы скрыть следы слез, она отправилась в госпиталь, надеясь хоть там отвлечься от мучительных мыслей.
Едва Рейн на цыпочках приблизилась к палате интенсивной терапии, как ей сообщили добрую новость – ее брату стало лучше и перспектива хирургического вмешательства перестала быть актуальной. Из Хьюстона доставили несколько пинт крови, необходимой Тодду. Поскольку в палате никого не было, ей позволили остаться там на всю ночь.
Однако тревожные мысли так ее и не покинули. Вспоминая их последнюю встречу, она испытывала и гнев, и горечь, и унижение, и недовольство собой. Как это могло случиться? Почему она позволила ему обнимать себя? Это всего лишь похоть, говорила она себе, и еще желание испытать чувства, каких никогда не испытывала. Она в отчаянии гнала от себя воспоминания, но Эш Эллиот продолжал занимать ее мысли, его образ то и дело возникал перед глазами.
Когда Рейн, проведя почти сутки у постели Тодда, к вечеру вернулась в его квартиру и открыла своим ключом дверь, она застыла от неожиданности на пороге и даже потерла глаза, чтобы убедиться, что со зрением у нее все в порядке. Или она попала по ошибке в чужую квартиру? А может, ей это просто мерещится?
Рейн потрясла головой, чтобы отогнать видение. Но ничего не изменилось. Перед плитой в крошечной кухне, что-то напевая себе под нос, стояла молодая женщина и помешивала в кастрюле. До ноздрей Рейн долетел аппетитный аромат. И вдруг ложка в руке женщины остановилась на полпути к ее рту.
Рейн шагнула в слабо освещенную комнату и захлопнула за собой дверь.
– Кто вы? – послышался громкий голос, прежде чем Рейн успела открыть рот.
Рейн подошла к незнакомке и строго взглянула на нее.
– Я собиралась задать вам тот же самый вопрос, – ровным тоном проговорила она, хотя сердце у нее громко стучало от страха, неожиданности и любопытства.
Незнакомка повернулась к Рейн.
– Кто… кто дал вам ключ от… от квартиры Тодда? – дрожащим голосом спросила она.
Но Рейн ее не слышала. Только сейчас она заметила то, что должно было сразу броситься в глаза, – женщина была беременна, и, похоже, родов осталось ждать недолго. Это ее не столько шокировало, сколько озадачило. Да что же такое происходит, в конце-то концов?
– Пожалуйста, ответьте на мой вопрос, – попросила женщина. – Кто дал вам ключ?
Рейн втянула в себя воздух и медленно выдохнула, моля Господа дать ей терпение. Кто все-таки эта женщина? Подруга Тодда? Вряд ли. И беременна. Так кто же тогда? Подруга подруги? Возможно. Хотя едва ли.
При ближайшем рассмотрении Рейн увидела, что женщина весьма миловидна, свежа, молода. Ей едва ли было больше двадцати – двадцати одного года. Волосы цвета пшеницы завивались колечками, большие голубые глаза с густыми ресницами настороженно смотрели на Рейн. На ней была широкая розовая блуза и белые шорты. Она чем-то напоминала Рейн куклу размером в человеческий рост.
Перестав наконец пялиться на незнакомку, Рейн заявила:
– Полагаю, это я должна вас спросить, откуда вы взяли ключ. – Она поставила сумку на диван. – Ведь это квартира Тодда Микаэлса, не так ли?
Незнакомка в знак согласия молча кивнула.
– В таком случае кто вы? – продолжала допытываться Рейн. – Я имею право здесь находиться. Я его сестра, Рейн Микаэлс. А кто вы?
И вдруг широкая улыбка осветила лицо молодой женщины, которая от этого сделалась еще моложе и стала похожа на девочку. Она захлопала в ладоши, шагнула вперед и, схватив руку Рейн, принялась восторженно ее трясти.
– Я Хизер, – засмеялась она. – Хизер Робертс, невеста Тодда.


Хотя стрелки на часах, стоявших возле кровати, показывали два часа ночи, Рейн только укладывалась спать. У нее болели все мышцы, и она чувствовала себя так, словно ее использовали в качестве боксерской груши. Она забралась под прохладные простыни, приказав себе ни о чем не думать и сразу же заснуть. Однако мозг ее воспротивился приказу и не желал отключаться, переполненный впечатлениями последних нескольких часов.
Когда Хизер представилась как невеста Тодда, у Рейн голова пошла кругом. От удивления она лишилась дара речи.
– Что?! – воскликнула она потрясенно.
Невеста! Беременная невеста! Нет, этого не может быть! Мозг Рейн отказывался воспринимать эту информацию. Рейн крепилась изо всех сил, чтобы не дать захлестнуть себя надвигающейся истерике. Этого просто не может быть, повторяла она снова и снова, но подсознательно чувствовала, что девушка говорит правду. У стоящей перед ней женщины-девочки не было никаких причин лгать. Но почему? Почему Тодд не говорил об этом? Где Хизер была все это время? Почему она ни разу не навестила Тодда? Как все это объяснить?
– Рейн… Я могу называть вас Рейн, правда, ведь мы скоро станем родственницами? – спросила Хизер, подняв на нее круглые невинные глаза. – Я вижу, Тодд никогда не рассказывал вам обо мне, о нас, – застенчиво добавила она.
Рейн на ватных ногах шагнула к дивану и без сил опустилась на него. Затем, посмотрев на Хизер, прошептала:
– Нет… нет, он никогда не говорил мне.
Хизер нервно провела рукой по спутанным кудряшкам.
– Я упрашивала его сказать вам, тем более что через пару месяцев должен появиться ребенок, но он говорил, что еще не готов, и просил, чтобы я не приставала к нему. Он обещал, что расскажет вам обо всем в свое время. Даже его босс, Эш Эллиот, пытался…
Хизер запнулась и замолчала, увидев, как побледнела Рейн.
– В чем дело? – испуганно произнесла она. – Я что-то не то сказала?
«Тодд, как ты мог так поступить со мной?» Рейн тихо застонала, не в силах поверить в происходящее. Неужели знали все, кроме нее, родной сестры? И Эш… Ну почему Эш? Почему он ей ничего не сказал? Ведь он мог уберечь ее от шока, который она только что испытала. Но она не будет сейчас думать о нем. Ей было не по себе. Ей было тошно, очень тошно.
– С вами все в порядке? – осторожно спросила Хизер. – Вы выглядите не очень хорошо, – добавила она без обиняков.
Рейн решительно встала с дивана, намереваясь расставить все точки над i.
– Не беспокойтесь, я чувствую себя хорошо. – Заметив, что тревожное выражение исчезло с лица Хизер, Рейн спросила первое, что пришло в голову: – Вы собирались пожениться?
– О да! – быстро ответила Хизер. – Но не раньше, чем Тодд накопит достаточно денег для покупки дома. Он говорил, что не хочет растить ребенка в тесной квартирке. – Она вздохнула, поколебавшись, подошла к дивану и села, глядя на Рейн снизу вверх. – Только это не так-то просто – накопить такую сумму. – Лицо ее вдруг оживилось: – А Эш Эллиот… я только что упоминала его имя… Он такой славный. Он предлагал помочь нам, но Тодд не хотел об этом и слышать. Я все еще надеюсь…
На сей раз Рейн даже глазом не моргнула, услышав имя Эша. Очевидно, Хизер считает Эша настоящим героем, подумала она.
Внезапно нижняя губка Хизер задрожала.
– Вы не знаете, где сейчас Тодд?
Вопрос ужаснул Рейн. Мгновенно перебрав варианты ответов, она задала контрвопрос:
– Где вы до сих пор находились?
– Ну-у… – протянула Хизер, – я ездила в Миссисипи, навещала тетю – мою единственную оставшуюся в живых родственницу. Она тяжело больна. Рак легких. Я попросила Тодда отпустить меня к ней до рождения ребенка.
– Но ехать в такую даль одной, когда, можно сказать, вот-вот родишь! – ужаснулась Рейн. Безумие! Ладно, Хизер почти ребенок, но Тодд должен все-таки быть поумнее!
Хизер хихикнула, показав ряд чуть искривленных нижних зубов, однако даже этот изъян не портил ее юную красоту.
Рейн обычно хорошо разбиралась в людях, но эта девушка являла собой удивительную смесь зрелости и невинности, взрослой рассудительности и детскости. Было ли это игрой? Нет, определенно не было. Хизер состояла из сплошных противоречий, и Рейн теперь поняла, почему ее брат безоглядно влюбился в нее.
– Я знаю, как добиться у Тодда того, чего хочу. – Хизер хитро прищурилась и улыбнулась, лицо ее при этом слегка зарумянилось.
«Не сомневаюсь, что знаешь», – подумала Рейн, изумляясь наивности Хизер и одновременно ей завидуя. Была ли она сама в этом возрасте столь же наивна? Пожалуй, нет. Она еще в детстве узнала то, что Хизер, похоже, начинает понимать лишь теперь. И ей вовсе не хотелось способствовать тому, чтобы Хизер повзрослела. Она ведь наверняка ничего не знает об аварии. «И как, черт возьми, ты собираешься сообщить ей об этом?» – спросила себя Рейн.
Внезапно Хизер вскочила как ужаленная.
– Ой, ой! – завопила она. – Я забыла про соус! Вы чувствуете запах? – Раньше, чем Рейн успела отреагировать, Хизер исчезла. Через секунду она уже гремела в кухне посудой.
Рейн неохотно последовала за ней.
– Я тоже, к сожалению, не почувствовала запаха, – сочувственно проговорила она. – Чем я могу помочь?
Хизер с трудом сдерживала слезы. Она стояла перед раковиной, вода хлестала из крана.
– Мне уже никто не поможет, – посетовала она чуть не плача. – Это был соус для спагетти, который очень любит Тодд. И я не могу понять, где Тодд и почему вы здесь, а его нет. – Она зашмыгала носом.
– Хизер… – неуверенно начала Рейн.
Однако Хизер продолжала жаловаться:
– Тодд всегда звонит, когда мы расстаемся, но в этот раз он не позвонил, и я решила приехать пораньше и удивить его. – Она замолчала, снова шмыгнула носом и вытерла слезы. – Ну вот, видите, удивила!
– Хизер, – опять обратилась к ней Рейн, – может, пройдем в комнату и сядем?
Похоже, Хизер что-то поняла.
– Что случилось? – прошептала она побелевшими губами.
– Пойдем сядем, – как можно спокойнее предложила Рейн и направилась в комнату.
Хизер последовала за ней. Она шла медленно, тяжело, и Рейн знала, что причиной этого была вовсе не беременность.
Рейн сидела неподвижно и напряженно, боясь сказать правду и зная, что должна это сделать.
– Он умер? – спросила Хизер глухим, лишенным эмоций голосом.
Рейн громко ахнула, хотя Хизер произнесла эти слова так, как если бы говорила о погоде.
– Нет, – тихо ответила Рейн, накрывая ее руку своей. – Нет, не умер, но очень тяжело ранен.
– Нет… нет… – забормотала Хизер, вцепившись в Рейн.
– Успокойся, детка, – ласково попросила Рейн, испугавшись, что испытанное потрясение может оказаться роковым как для матери, так и для малыша. Она прижала к себе Хизер и начала укачивать ее как ребенка, а слезы бежали по ее щекам и падали на голову девушки.
Хизер вдруг отодвинулась и зашептала, всхлипывая:
– Я… я знала… что это должно… должно случиться. Я…
Рейн сделалась страшно. «Только не паникуй, – приказала она себе. – Да, я не настолько сильна, чтобы с этим справиться, но у меня нет выбора».
– Хизер, перестань, прошу тебя… Выслушай меня! – Рейн взяла ее за подбородок и повернула лицо к себе. – Тодд будет жить. Ты должна верить в это. Ты понимаешь, что я говорю?
Хизер еле заметно кивнула.
– Расскажите мне, что произошло.
Рейн, стараясь вновь не расплакаться, поведала ей о трагедии. Когда эта мука закончилась, она чувствовала себя так, словно из ее тела выкачали всю кровь.
– Когда… когда я смогу его увидеть? – спросила Хизер, вытирая слезы платком, который Рейн сунула ей в руки.
Это было сказано таким жалобным тоном, что у Рейн сжалось сердце. Господи, да ведь Хизер совсем еще ребенок, снова подумала она.
– Завтра утром, обещаю тебе.
Наконец Хизер немного успокоилась и заговорила на другие темы. Рейн была благодарна невесте Тодда за ее щебетание. Ее непринужденная болтовня помогала снять напряжение подобно тому, как это делает музыка. Рейн узнала, как Хизер встретилась с Тоддом. Это произошло на вечеринке у подруги. Это была любовь с первого взгляда, заявила Хизер, и Рейн ей поверила. Рейн также узнала, что у Хизер нет никого, кроме Тодда. Родители ее умерли, братьев и сестер не было, была только тетя, которая ничем не могла ей помочь.
Хизер была похожа на счастливого ребенка. Она умела радоваться жизни. И хотя Хизер была очень расстроена и временами вновь начинала плакать, она тем не менее была одним из самых жизнерадостных людей, которых Рейн доводилось встречать в своей жизни. Через несколько часов у Рейн возникло ощущение, что она знает Хизер всю жизнь и нежно ее любит. В то же время ее слегка пугала ответственность за эту очаровательную девушку.
Неожиданно Рейн обнаружила, что ее лицо мокро от слез. Странно, что она этого сразу не заметила. Вытерев щеки простыней, она на цыпочках прошла по коридору и заглянула в комнату Тодда, где спала Хизер.
Хизер лежала на спине, обхватив живот руками. Дыхание ее было ровным и спокойным. Рейн так же на цыпочках вернулась к себе.
– Это так несправедливо, – вслух произнесла Рейн, глядя в потолок и думая о том, что ей делать в этой ситуации. Внутренний голос прошептал: «А кто сказал, что жизнь справедлива?»



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Небо на ладони - Бакстер Мэри Линн

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Небо на ладони - Бакстер Мэри Линн



выражение "проскочила искра"встречается в книге раз пятьдесят))))rnну и классика жанра вообщем-эта самая искра проскакивает при первом взгляде,а дальше по накатанной)))только слишком уж много несчастных случаев на всю книгу)))прям непруха какая-то)))rnну а так-читать можно.
Небо на ладони - Бакстер Мэри ЛиннТанита
10.07.2013, 9.46





Мне не очень понравилось. Теперь еще и 30-летняя девственница (не удивлюсь, если в скором времени прочитаю роман с ГГ, которая будет 40-летняя девственница). Избитая тема! На протяжении всего романа одни катастрофы. Какой-то страдальческий роман. Ведь читаешь с расчетом на долю сказки!!!
Небо на ладони - Бакстер Мэри ЛиннКристина
1.08.2013, 11.00





Мне роман понравился очень, но можно было бы, действительно, смерть Мака исключить из романа.
Небо на ладони - Бакстер Мэри ЛиннЛюдмила
10.11.2013, 12.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100