Читать онлайн Небо на ладони, автора - Бакстер Мэри Линн, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Небо на ладони - Бакстер Мэри Линн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.97 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Небо на ладони - Бакстер Мэри Линн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Небо на ладони - Бакстер Мэри Линн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бакстер Мэри Линн

Небо на ладони

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Рейн Микаэлс посмотрела на лежащие перед ней папки так, словно это была какая-то гадость.
– Перестань хмурить лоб. Ты лучше, чем любой другой, должна знать, что от этого образуются морщины.
Рейн подняла голову, посмотрела на свою заместительницу Валери Холланд, и лицо ее осветилось мягкой улыбкой.
– Вот от таких отчетов и появляются морщины.
Вэл не слишком женственно фыркнула, в глазах ее вспыхнули веселые огоньки, и она тряхнула ярко-рыжими кудряшками.
– Даже через увеличительное стекло и даже если бы от этого зависела моя жизнь я не смогла бы обнаружить морщинку на твоем лице.
– Просто ты смотрела недостаточно внимательно, – произнесла Рейн. – У меня действительно появятся морщины, если я не доведу до ума линию спортивной одежды в новом бутике.
Валери нахмурилась:
– А в чем дело? Я думала, ты все уладила.
– Я тоже так думала, однако…
Валери прищурила глаза.
– Только не говори, что она снова заинтересовалась твоим делом. Если бы я знала, я бы не стала тебе звонить. Конечно, когда она попросила тебя и заявила, что это чрезвычайно важно, должно быть, и сахар не растаял бы во рту у этой старой склочницы.
Язвительная реплика Валери вызвала у Рейн улыбку.
– Твоей вины в этом нет. Ты поступила абсолютно правильно, соединив меня с ней. В конце концов, она весьма известный модельер, а также выгодный клиент. Мне очень не хочется ее обижать, но я не слишком богата, а потому не могу приобрести полный ассортимент всех товаров, даже если бы хотела. Мне приходится быть практичной и закупать только самое необходимое.
Вэл вскочила со стула и зашагала по устланному ковром кабинету, нервно постукивая карандашом по ладони.
– Мы с тобой знаем, что она бесцеремонная и весьма неприятная особа. Я хотела бы, чтобы ты дала ей от ворот поворот. Нет нужды с ней церемониться, тем более сейчас, когда ты можешь создать ассортимент товаров, которые будут пользоваться спросом у женщин в не меньшей степени, чем изделия этой дамы.
Рейн вздохнула.
– Конечно, если бы у меня была возможность их приобрести… Однако я потратила на бутик гораздо больше средств, чем рассчитывала. Деньги становятся настоящей проблемой. – Она замолчала и посмотрела на нервно вышагивающую по комнате Валери. – Бога ради, не могла бы ты прекратить это хождение? Иначе я тоже к тебе присоединюсь – и что тогда получится? Два психа могут и дырку в ковре проделать.
Валери остановилась и повернулась к Рейн.
– А что твой банкир Эд Джайлз? Он не снабдит тебя наличными?
– О, не сомневаюсь, что он мог бы, но нужно держать марку фирмы «Новый имидж», и по этой причине я не хочу влезать в еще большие долги.
Поколебавшись, Валери задала еще один вопрос:
– Но ведь ты всегда можешь попросить деньги у Росса Томаса, разве не так?
– Ты отлично знаешь ответ на этот вопрос, – проворчала Рейн и, поднявшись со стула, подошла к окну. И хотя она смотрела на оживленное движение на улице в центре Далласа, она едва ли отдавала себе отчет в том, что происходит вокруг нее.
– Но я не понимаю почему, – не отставала от нее Валери.
Рейн повернулась к ней и вздохнула.
– Потому что я не хочу ничем быть обязанной Россу! Да, у него самая широкая сеть бутиков по продаже одежды в Далласе, и он способен предоставить мне любую сумму. Ну и что из этого? Я хочу справиться сама, без денег Росса.
Валери снова не слишком вежливо фыркнула.
– И это делает тебя такой счастливой? Ну не могу я понять, почему ты отвергаешь человека, который так богат, так красив и вообще от тебя без ума?
– Забудь об этом, дорогая подруга, – осадила ее Рейн. Вспыхнувший в глазах Вэл огонек любопытства погас. – Ты же знаешь, у меня нет времени на мужчин. И если бы даже оно у меня было, мне никто не нужен. Во всяком случае, сейчас. Я наконец-то имею то, что хотела получить от жизни, и ничто не заставит меня изменить решение.
И это было верно. Жизнь Рейн в самом деле сулила хорошие перспективы. Владелец и управляющий фирмой «Новый имидж», она работала с четырьмя сотнями клиентов в год, начиная с редакторов журналов мод и телевизионщиков и кончая модницами, для которых приходилось подбирать персональный гардероб. В этих случаях во внимание принималось положение и особенности характера женщин, изъяны фигуры, бюджет и образ жизни.
Тем не менее Рейн не удовлетворяло то, чего она добилась. Она хотела расширить сферу своей деятельности и создать собственный ассортимент одежды. Скоро первая часть ее мечты, ее собственный бутик, будет осуществлена. Наконец-то она сможет одевать своих клиентов в подходящую им одежду. Это была давняя мечта, постепенно воплощающаяся в жизнь, и она сердилась на всех, кто мешал осуществлению ее проекта.
Валери продолжала смотреть на Рейн, однако выражение лица ее смягчилось.
– Почему ты не позволяешь мне взглянуть на папку Мосби? Я попробую придумать, как пригладить ей взъерошенные перышки. И обещаю вести себя дипломатично, – добавила она с шаловливой улыбкой.
Улыбнувшись, Рейн взяла папку и протянула ее Вэл.
– Разве я не говорила совсем недавно, насколько тебя ценю?
Валери небрежно махнула рукой, после чего взяла толстую папку.
– Для этого я здесь и сижу, – бодрым голосом проговорила она и направилась к двери. Валери восхищалась Рейн и готова была на все, лишь бы облегчить ей жизнь. Рейн дала ей шанс доказать, что она многое может сделать в этом основанном на жестокой конкуренции мире роскоши и шика, где никто другой даже не стал бы разговаривать с ней, поскольку у нее за плечами не было никакого опыта.
Оставшись одна, Рейн решила выпить чашечку кофе и лишь после этого полистать содержимое папок двух последних клиентов «Нового имиджа». Ну и денек, подумала она. Впрочем, ей следует быть благодарной за это. Если телефоны звонят не умолкая, стало быть, дело процветает. И уже в ближайшие месяцы она переедет в новое здание и откроет наконец свой бутик.
Рейн было несвойственно принимать все близко к сердцу. Обычно она выступала за сотрудничество с Шарон Мосби. Должно быть, она просто-напросто устала. Здорово устала. Но игра стоит свеч.
Она налила в чашку дымящийся черный кофе и, осторожно ступая, чтобы его не расплескать, направилась к письменному столу. И тут на пороге возникла Валери. Рейн была погружена в свои мысли и вздрогнула, увидев ее.
– Что случилось, Вэл? У тебя такой вид, будто ты встретила привидение.
Выражение лица Валери удивило ее. Она была бледна, еще недавно столь живые глаза потухли. Недоброе предчувствие закралось в сердце Рейн.
– Вэл? – Тревожно окликнула она помощницу, стараясь говорить спокойно. Что могло случиться? Когда с минуту назад зазвонил телефон, Рейн не обратила на это особого внимания. В конце концов, не будет телефонных звонков – не будет и бизнеса. Однако недоброе, зловещее предчувствие продолжало в ней нарастать, пока она смотрела на свою заместительницу.
– Тебе… звонят, – охрипшим голосом произнесла Валери.
Рейн сделала гримасу и засмеялась.
– Не говори кто! Попробую угадать. Это Шарон Мосби, и она требует новых жертвоприношений!
Валери покачала головой.
– Я… я боюсь, все гораздо серьезнее.
– Ну, тогда давай, Вэл, выкладывай. Не может же все быть совсем плохо. – Однако в душе Рейн начал заползать страх, и противно засосало под ложечкой.
– Это… это из Тайлера, – запинаясь, прошептала Вэл, нервно облизнув губы. – Насчет твоего брата.
– О Господи! – выдохнула, бледнея, Рейн. Дрожащими пальцами она взяла телефонную трубку и медленно поднесла к уху. – Рейн Микаэлс у телефона. – Ей потребовалось все самообладание, чтобы не сорваться и не закричать в трубку от ужаса.
– Мисс Микаэлс, меня зовут Гарри Таунсенд, я представитель аэрофлота в Тайлере. К сожалению, у меня для вас дурные новости. Мистер Тодд Микаэлс, который называет вас своей ближайшей родственницей, получил тяжелые ранения.
Рейн услышала чей-то крик и только потом поняла, что кричала она сама.
Гарри Таунсенд продолжал говорить ровным, профессионально-спокойным тоном.
– Позвольте вас уверить, мы делаем все возможное для его спасения.
Судорожно сжав трубку, Рейн проговорила помертвевшими губами:
– Какой… какой госпиталь?
– Медицинский центр, – ответил Таунсенд мягким, успокаивающим голосом.
– Насколько… насколько он… плох? – Рейн задержала в груди воздух, изо всех сил стараясь не упасть в обморок.
– Мы пока не можем сказать ничего определенного. Сейчас еще слишком рано говорить об этом.
– Я приеду сразу же, как только мне удастся выбраться из Далласа. – Ее голос был лишен всяких эмоций. Она чувствовала присутствие Валери за своей спиной, которая легонько сжимала ее плечо.
– В аэропорту вас будет ждать машина.
Ошеломленная и онемевшая от горя, Рейн даже не сумела произнести «спасибо». Она молча положила трубку, опустила голову и разрыдалась.
– Ах, Вэл, где мне найти силы, чтобы это пережить?
Последующие несколько часов были для Рейн настоящим кошмаром. Без участия и помощи Вэл она не смогла бы их пережить. Вэл вместе с Рейн съездила к ней домой, помогла собрать необходимые вещи и отвезла ее в аэропорт Далласса. К счастью, до отлета самолета оставалось всего полчаса.
Полет до Тайлера длился около часа. Рейн пыталась выбросить из головы все страшные мысли, но перед глазами неотступно стоял образ искалеченного брата на госпитальной койке. О Господи, что, если она уже опоздала? Что, если… Нет! Не думать об этом, убеждала она себя. Он обязательно поправится. Он должен поправиться!
Если у Рейн и была какая-нибудь слабость, так это ее брат Тодд. Она едва не молилась на него. Рейн была на два года старше брата и опекала его, как младенца. После смерти родителей они старались надолго не расставаться. Их отец был летчиком, и они вместе с ним переживали тяготы кочевой жизни, часто оставаясь на попечении то одной, то другой гувернантки.
Когда Тодд решил пойти по стопам отца и стать пилотом, Рейн пришла в отчаяние. Она умоляла брата отказаться от этой затеи, он проявил характер и настоял на своем. Мать Рейн всегда утверждала, что ее муж больше любит небо, чем собственную семью.
Рейн помнила не только то, как мать прикладывалась к бутылке, но и огорчения, связанные с очередным переездом, с неизбежной потерей друзей, с необходимостью каждый раз начинать все сначала. Но больше всего ей запомнился тот роковой день, когда безжизненное тело отца извлекли из горящего самолета.
Сейчас Рейн снова испытывала такой же ужас. Только на сей раз из-за горячо любимого брата.


Едва самолет приземлился, Рейн спустилась по трапу, и ее сразу усадили в автомобиль. Вскоре они подъехали к госпиталю, и Рейн повели к служебному входу. Войдя внутрь, она почувствовала резкий запах лекарств.
Она глубоко вздохнула, расправила плечи и подошла к молодой женщине в полосатой униформе, сидевшей за столом возле двери в отделение реанимации.
– Не могли бы вы мне сказать, куда отвезли Тодда Микаэлса? – Чтобы нижняя губа не дрожала, Рейн прикусила ее с такой силой, что ощутила на языке солоноватый привкус крови.
Женщина вежливо ответила:
– Пятый этаж, комната пятьсот семь. Лифт справа от вас.
Пробормотав слова благодарности, Рейн бросилась к лифту.
Дверь в комнату пятьсот семь была приоткрыта. Сердце замерло в груди Рейн, она на секунду остановилась, готовя себя к самому страшному.
И тут она услышала голоса. Один из них принадлежал ее брату. Он был слабый и хриплый. И еще другой голос – сильный, хорошо поставленный. Вначале Рейн не могла разобрать, о чем они говорят. Она приоткрыла дверь пошире и увидела в слабо освещенной комнате незнакомого мужчину, который наклонился над кроватью Тодда.
– Тодд… про самолет, пожалуйста, – услышала Рейн слова незнакомца. – Я хочу, чтобы ты рассказал…
Рейн не стала дослушивать фразу до конца. Ею внезапно овладел сильнейший, неконтролируемый, словно пожар в лесу, гнев.
– И что же вы, по-вашему мнению, делаете? – Она как ураган ворвалась в палату и бросилась к брату.
Она не могла поверить своим глазам. Военный! Для них что, нет ничего святого? Разве они не могут заняться расследованием чуть позже?
Незнакомец открыл было рот, чтобы что-то сказать в свою защиту, однако Рейн не дала ему такой возможности. Она в ярости буквально набросилась на него.
– Как вы смеете допрашивать его в таком состоянии? Оставьте его в покое!
Мужчина резко отпрянул от кровати, словно его ударили, и удивленно уставился на Рейн. Но это для нее не имело значения, как и то, что его ошеломила ее агрессивность. Главное – он больше не нависал над койкой брата и не терзал его вопросами.
Рейн, опустившись на край кровати, легонько сжала вялую руку Тодда. По лицу ее бежали слезы.
– Ах, Тодд, дорогой мой, – заплакала она, – что ты с собой сделал?
Глаза Тодда, лишенные ресниц, пару раз дрогнули, прежде чем он смог их открыть. Он что-то прошептал, и она наклонилась к нему, пытаясь разобрать слова по движению губ.
– Сес… пожа… не беспо… Я поправ…
Проглотив подступивший к горлу комок, Рейн ободряюще проговорила:
– Обязательно поправишься, глупый ты мой… Потому что я лично за этим прослежу. Ты слышишь меня?
Глаза брата снова дрогнули – один раз, второй… Было очевидно, что он больше не мог говорить. Эти слова отняли у него последние силы. Тем не менее он еле ощутимо пожал руку Рейн, прежде чем потерял сознание. Рейн посмотрела на его грудь, чтобы удостовериться, что Тодд дышит.
– Не бойся, я не оставлю тебя, – зашептала она, чувствуя, как сжимается от ужаса ее сердце.
* * *
Мужчина, который стоял, прислонясь к подоконнику, пошевелился. Высокий рост, неправдоподобно широкие плечи, копна черных непокорных волос – в полумраке он казался великаном из сказки. Глаза у него были светлые – не голубые и не серые, они представляли собой скорее комбинацию этих оттенков. Тем не менее, когда преобладал один из этих цветов, что случалось нередко, можно было говорить либо о металлически-сером блеске его глаз, либо о холодной сапфировой голубизне. В любом случае взгляд этих глаз был пронзительным и холодным.
Когда-то в этих глазах светился теплый блеск и даже страсть, но это было давно. Очень давно!
В описываемый момент они были голубые и наблюдали за женщиной, которая ворвалась в палату, буквально отшвырнув его в сторону. Впрочем, он вынужден был признать, что храбрости у нее не отнимешь. Никто другой из известных ему людей не посмел бы разговаривать с ним подобным тоном. Конечно, ее можно понять – уж слишком она взволнованна. Он слегка повернулся, чтобы ему было удобнее ее видеть. Проклятие, ведь она красотка!
Кто же она такая?
Насколько он мог припомнить, Тодд никогда не рассказывал ему о женщинах, за исключением Хизер. Но тут же вынужден был признать, что его люди очень редко говорили о личной жизни – главным образом из-за той опасности, которой ежедневно подвергались, и поэтому тема завтрашнего дня была для них запретной.
Он снова задал себе вопрос: так кто же она? Бывшая жена? Возможно, однако сомнительно. Сестра? Возможно. Но кто бы она ни была, похоже, она считала себя вправе разговаривать с ним подобным тоном.
Он не мог оторвать от нее глаз, но и не смел вторгаться в ее горе. Свет от лампы над кроватью Тодда позволял ему внимательно ее рассмотреть.
Она весьма мила, и в ней есть что-то загадочное, подумал он. Определить ее возраст непросто. Пожалуй, около тридцати, решил он. Хрупкая, но в то же время в ней чувствуется сила. Он саркастически ухмыльнулся. Разве он не пал жертвой такой же силы? На руке ее нет никаких колец. Да, она сногсшибательна. Светло-каштановые шелковистые волосы рассыпались по плечам, кожа гладкая и чистая, маленький тонкий нос, обольстительные губы, светло-карие глаза, очаровательная высокая шея. Изумительна! В ней все гармонично. Она совсем не похожа на женщин, с которыми он иногда имел дело. Контуры тех женщин казались размытыми, как на фотографиях, снятых плохой камерой. Что же до этой красотки, то у нее было все: и красота, и ум, и характер.
Его восхищала ее осанка, упругие груди, крутые бедра. При взгляде на ее фигуру у любого мужчины наверняка перехватывает дыхание. На ней была широкая юбка, которая тем не менее позволяла оценить ее фигуру. А под легкой блузкой угадывалась изумительной формы грудь.
Он почувствовал, как его тело напряглось. Жар желания пробежал по венам и воспламенил кровь.
Проклятие!
Он снова переменил позу. Затем он вдруг решил, что слишком долго был сторонним наблюдателем, и шагнул к ней.
– С ним все в порядке. Он спит.
Рейн не делала попыток остановить поток слез, катившихся по ее лицу, и продолжала сжимать руку Тодда. Он ужасно выглядит, думала она, глядя на брата. Нога его была в гипсе и слегка приподнята. Голова обмотана бинтами. Верхняя часть тела тоже забинтована. На руках, шее и лице виднелись ссадины. Иначе говоря, тело его представляло собой сплошную рану. И даже несмотря на то что он не слишком сильно обгорел, это чудо, что ее брат остался жив.
И подумать только – кто-то еще имеет наглость расспрашивать его о состоянии самолета!
И лишь теперь Рейн спохватилась. Боже мой, тот мужчина! Она совсем забыла о нем. Ее рука взлетела ко рту, чтобы заглушить вскрик. Он еще в комнате?
И в этот миг, словно в ответ на ее мысленный вопрос, до нее долетел его голос, и высокая фигура приблизилась к ней.
Он сосредоточенно смотрел на нее, словно о чем-то размышляя. Внезапно между ними пролетела искра. У Рейн зазвенело в ушах, задрожали руки, по телу побежали мурашки.
Такого с ней еще не случалось! Время остановилось в этой стерильной комнате.
Его глаза не отрывались от глаз Рейн.
Чтобы справиться со смятением, которое вызвал в ней этот человек, Рейн спросила пересохшими губами:
– Кто вы? По какому праву вы здесь?
Она понимала, что ведет себя невежливо, однако была не в состоянии контролировать то, что произносит ее язык, подобно тому, как не могла контролировать громкие удары сердца.
– Я мог бы задать вам тот же вопрос, – холодно отреагировал незнакомец.
Рейн поджала губы.
– Я не…
– Прошу вас. – Он перебил ее мягко, но решительно, и она замолчала. – Что, если мы продолжим разговор в приемной? Давайте не будем беспокоить Тодда.
Рейн бросила взгляд на кровать, чтобы проверить, не разбудили ли они брата. Кажется, нет. И тогда она повернулась с тайной надеждой, что незнакомец исчез.
Увы!
Он стоял, словно приклеившись к полу, и следил за каждым ее движением. Кипя от злости, Рейн вскочила и направилась к двери. Когда-нибудь кончится этот кошмар? Сначала несчастье с Тоддом, а теперь этот властный, надменный тип, с которым приходится иметь дело. Чего можно ожидать дальше?
Войдя в пустую приемную, Рейн остановилась и обхватила себя руками, чтобы унять дрожь.
– Я очень сожалею по поводу происшедшего с Тоддом, – сказал мужчина. – Он ваш друг?
– Можно сказать и так, – пробурчала Рейн. В этом незнакомце было что-то такое, что одновременно и привлекало, и отталкивало.
– Нельзя ли поконкретнее? – И хотя его узкие губы скривились в улыбке, тон не располагал к пустой болтовне. Похоже, он привык к тому, что его требования незамедлительно выполняются.
Ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы проигнорировать его вопрос.
– А вы… расследуете причины аварии? – В голосе Рейн слышалась враждебность. Она боялась за Тодда. Этот страх становился все сильнее с каждой минутой. Был ли в катастрофе виновен Тодд? Может, он выпил перед полетом? Да нет же! Как она могла даже подумать о таком? Но ведь почему-то случилась авария?
– Да, – с готовностью подтвердил мужчина, – но не в том плане, что вы думаете. – Он вдруг улыбнулся, и эта улыбка совершенно преобразила его лицо. Он протянул руку. – Я Эш Эллиот, владелец компании «Эллиот эйркрафт». И что бы вы там ни думали, я не мучил и не утомлял пациента.
Босс ее брата! О Господи! Уже второй раз за сегодняшний день Рейн не могла найти нужные слова. И вовсе не потому, что она такая дурочка, а потому, что он застал ее врасплох, когда устремил на нее изучающий взгляд. Даже в этой тяжелой ситуации Рейн заметила огонек вожделения в его глазах.
Однако, сказала она себе, он здесь не посторонний человек и следует быть с ним повежливее. Когда он улыбнулся, сердце у нее заметалось, словно мышь в клетке. Он был красив. Рейн никогда в жизни не встречала такого интересного мужчину. Если бы понадобилось охарактеризовать Эша Эллиота одним словом, то это слово было бы «магнетизм». Никто из известных ей мужчин не обладал подобным качеством.
Кровь прилила к ее щекам, когда она вложила свою руку в ладонь Эша Эллиота.
– Простите, – выдавила она из себя. – Просто я так… расстроена… обеспокоена, – заикаясь, добавила она, отчаянно стараясь сосредоточить свои мысли на Тодде. Но ее здорово отвлекал этот мужчина. Был ли он другом? Или врагом? Рейн почувствовала, как его широкая ладонь сжала ее пальцы, и тут же испытала отвращение к себе за то, что так реагирует на этого красивого мужчину в столь неподходящее время.
Она постаралась как можно осторожнее и незаметнее вытащить руку, после чего отступила на шаг, чувствуя себя неуютно под оценивающим взглядом Эша Эллиота.
– Не желаете присесть? – предложил он, видя, что Рейн побледнела и испарина выступила у нее на верхней губе. Глаза его тревожно потемнели.
– Нет… нет… спасибо, – запаниковала Рейн, бросая взгляд на дверь, готовая в любую минуту спастись бегством. – Я должна вернуться к Тодду. Ему может понадобиться моя помощь.
Повисло молчание, во время которого Эш Эллиот все так же изучающе смотрел на Рейн, а она в это время прикидывала, как бы поскорее от него ускользнуть. Она повернулась, чтобы уйти, но он взял ее за руку.
– Одну минуту, – проговорил Эш.
Она обернулась и посмотрела на него холоднее, чем следовало – если учесть, что он не сделал ей ничего плохого, – и в то же время с раздражением отметила, что пульс у нее резко участился.
– Вы не назвали своего имени. – Эш улыбнулся. Его голос завораживал ее, лишая воли.
Боже, уж не теряет ли она голову?
– Рейн. Рейн Микаэлс. Тодд – мой брат.
Эш испытал облегчение, услышав ее ответ. Сама мысль о том, что эта красотка могла находиться в близких отношениях с Тоддом, почему-то вызывала в нем раздражение. Он с первого мгновения оценил эту женщину и теперь знал, что хочет ее.
– Позвольте еще раз заверить, что меня опечалила эта трагедия. – Уголки его красивых губ приподнялись. – Но даю слово, что ваш брат получит самый лучший уход и лечение.
Рейн повела плечами.
– Спасибо. – Ее глаза устремились на спасительную дверь. – Я должна идти. – Эш стоял слишком близко к ней, она чувствовала дразнящий запах одеколона и ощущала тепло его тела.
– В таком случае до встречи, – улыбнулся он, и от его дыхания шевельнулись волосы у нее на лбу. – Я уверен, что наши пути еще не раз пересекутся, мисс Микаэлс.
Хотелось бы надеяться, подумала Рейн, выходя из приемной и чувствуя, как отчаянно колотится ее сердце.
Тодд продолжал спать. Медсестра налаживала приспособление для внутривенного вливания и мимоходом улыбнулась, когда Рейн села в кресло неподалеку от постели.
Оставшись одна, Рейн посмотрела на часы. Скоро пять. Господи, такое впечатление, что она сидит здесь целую вечность. По крайней мере лечащего врача она не пропустила. Для вечернего обхода еще рано.
Погладив вялую руку Тодда, она устроилась поудобнее в кресле и закрыла глаза.
«Эш Эллиот». Она произнесла про себя его имя и почему-то задрожала от ужаса. Это могло показаться смешным; у нее появилось предчувствие, что этот человек принесет ей несчастье, хотя пока у нее не было никаких оснований так считать.
– Мисс Микаэлс?
Рейн вздрогнула, услышав хриплый голос над ухом.
– Да, я Рейн Микаэлс, – отозвалась она, делая попытку встать.
На ее плечо легла рука и мягко удержала.
– Не надо, сидите. Я доктор Андерс. Я пришел посмотреть нашего мальчика.
Рейн с тревогой посмотрела на доктора.
– Как он, доктор? Только честно.
Андерс хмуро взглянул на нее. Вид у него был усталый, белый халат имел несвежий вид – очевидно, сегодня у него был нелегкий день.
– Мы сделали все, что могли. Сейчас наша главная забота – не допустить заражения крови.
– А это может случиться?
– Будем надеяться, что нет, – пожал он плечами.
Рейн постаралась сдержать дрожь в голосе.
– А какие у него повреждения, помимо тех, что видны на лице и теле?
Доктор Андерс тяжело вздохнул.
– Сломано несколько ребер, одно из них чрезвычайно близко от легкого, имеются внутренние повреждения.
– Понятно. – Рейн нервно теребила влажную салфетку, пока она не превратилась в бесформенные клочки.
Доктор сочувственно посмотрел на нее. Такая женственная, хрупкая – и такая измученная.
– Постарайтесь не терять надежды. Он молод, и он боец. Если учесть, в какую передрягу он попал, то можно сказать, что его состояние довольно-таки приличное. Я хочу сказать, что ему пока не требуется интенсивное лечение. – Доктор замолчал, затем добавил, как бы вспомнив что-то важное: – Кстати, здесь будет дежурить медсестра. Это приказ мистера Эллиота.
Дрожь пробежала по телу Рейн. От одного лишь упоминания этого имени ее бросило в жар.
– Но… но в этом нет необходимости, – возразила Рейн. – Я не собираюсь его покидать.
– Не волнуйтесь, вы тоже понадобитесь. – Взгляд доктора потеплел. – Почему бы вам не отдохнуть немножко? Сейчас вы переживаете и волнуетесь, а это вряд ли прибавит вам сил. – Видя ее колебания, добавил: – Обещаете?
Рейн кивнула.
– Спасибо, доктор, обещаю.
Однако Рейн долго не могла заставить себя уйти. Она не знала, сколько времени провела у постели брата, глядя на него и печалясь. Наконец, почувствовав, что долго так не выдержит, она поцеловала Тодда и направилась к выходу.
Рейн открыла дверь и, еще не успев никого увидеть, услышала голос:
– Вы позволите угостить вас кофе?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Небо на ладони - Бакстер Мэри Линн

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Небо на ладони - Бакстер Мэри Линн



выражение "проскочила искра"встречается в книге раз пятьдесят))))rnну и классика жанра вообщем-эта самая искра проскакивает при первом взгляде,а дальше по накатанной)))только слишком уж много несчастных случаев на всю книгу)))прям непруха какая-то)))rnну а так-читать можно.
Небо на ладони - Бакстер Мэри ЛиннТанита
10.07.2013, 9.46





Мне не очень понравилось. Теперь еще и 30-летняя девственница (не удивлюсь, если в скором времени прочитаю роман с ГГ, которая будет 40-летняя девственница). Избитая тема! На протяжении всего романа одни катастрофы. Какой-то страдальческий роман. Ведь читаешь с расчетом на долю сказки!!!
Небо на ладони - Бакстер Мэри ЛиннКристина
1.08.2013, 11.00





Мне роман понравился очень, но можно было бы, действительно, смерть Мака исключить из романа.
Небо на ладони - Бакстер Мэри ЛиннЛюдмила
10.11.2013, 12.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100