Читать онлайн Небо на ладони, автора - Бакстер Мэри Линн, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Небо на ладони - Бакстер Мэри Линн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.97 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Небо на ладони - Бакстер Мэри Линн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Небо на ладони - Бакстер Мэри Линн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бакстер Мэри Линн

Небо на ладони

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

– Она изумительна, Хизер!
Хизер улыбнулась, лицо ее засияло.
– В самом деле! Но помни, мы больше не должны называть ее «она».
Рейн шутливо закатила глаза.
– Наконец-то, спустя целую неделю, вы решили дать ей имя! Я уже начала думать, что моя племянница так и останется безымянной.
– Ну что я могу тебе сказать на это? – Хизер замолчала, вынула грудь изо рта малышки и осторожно положила девочку в люльку. – Это все твой дорогой братец. Он перечитал буквально все словари, где перечисляются имена.
– На кого она похожа, как ты думаешь? – спросила Рейн, вглядываясь в крохотные черты младенца.
– В основном на себя, я так думаю, – с гордостью ответила Хизер. – Да я вообще не понимаю, на кого похожи новорожденные. По мне, они похожи на сморщенный чернослив. – Она засмеялась, услышав как Рейн в ужасе ахнула, и добавила: – Но это, конечно, не относится к Кристи. Кристи – красавица!
– Я абсолютно с этим согласна.
Некоторое время обе молча смотрели на очаровательное маленькое создание, которое мирно спало, сунув кулачок в рот, и которого не волновали мирские проблемы. Рейн вздохнула. О Господи, если бы и ее жизнь была столь же простой!
– Кристи Рейн Микаэлс – разве это не красиво звучит? – спросила Хизер, нарушая молчание и поднимая глаза на Рейн.
Рейн улыбнулась сквозь слезы.
– Очень даже красиво. Ты даже представить себе не можешь, что это значит для меня – знать, что этот милый комочек назван моим именем.
– Я уже тебе говорила, что ты должна благодарить за это Тодда, – улыбнулась Хизер. – Но я тоже была за после всего, что ты для нас сделала.
Рейн обняла Хизер и зажмурилась, пытаясь остановить слезы. В последнее время ей слишком часто хотелось плакать.
Хизер прижалась к Рейн, затем, отстранившись, произнесла:
– Мы так скучали по тебе. Мне хотелось бы, чтобы ты не спешила в Даллас, но я понимаю, что ты не можешь остаться здесь еще на день, тем более что Тодда уже выписали из госпиталя и он поправляется прямо на глазах.
– Я тоже скучала по вас, – со вздохом призналась Рейн, – даже больше, чем вы думаете.
– Мы очень рады, что ты к нам приехала, пусть даже на один день. Я не забыла, что через несколько дней у тебя открытие бутика.
– Разве я могла не приехать, узнав, что тебя и Кристи выписали из больницы?
– Эй вы, двое, что вы тут делаете? – раздался голос Тодда. Он вошел в комнату, глухо постукивая костылем по ковру. – Похоже, тут собралось общество взаимного восхищения. – На его исхудавшем лице сияла радостная улыбка.
Рейн сняла руку с плеча Хизер и повернулась к нему. Он удивительно быстро шел на поправку и чувствовал себя уже настолько хорошо, что начинал задумываться, чем бы себя занять.
Рейн с любовью смотрела на брата. Она все еще не могла поверить, что он выжил после той страшной аварии и – главное – не утратил чувства юмора и по-прежнему радуется жизни.
Она с улыбкой подошла к брату и поцеловала его в щеку.
– Ты прав, дорогой братишка, мы не только восхищались твоей дочерью, но и похлопывали друг друга по спине. – Она бросила взгляд на Хизер и подмигнула ей.
Тодд усмехнулся и опустился на ближайший стул.
– Рейн, – спросил он, помолчав, – когда ты последний раз разговаривала с Эшем?
Рейн напряглась.
– Ты же знаешь, что я с ним давно не разговаривала, – ответила она. От одного лишь упоминания этого имени ей становилось не по себе.
– Черт возьми, – воскликнул брат, – я не могу понять, почему он не сообщает мне, что решила комиссия по расследованию аварии! Отчет наверняка уже готов, и отсутствие информации сводит меня с ума. И хотя я не собираюсь больше летать, я хочу определенности – любой!
Хизер виновато посмотрела на Рейн:
– Я попросила его позвонить Эшу. Пора прояснить ситуацию. Я думаю, Эш делает все возможное, чтобы оправдать Тодда. – Она упрямо выпятила нижнюю губу.
Тодд остановил на жене взгляд, полный любви и нежности. И этот взгляд перевернул душу Рейн, ведь ей не суждено быть любимой мужчиной, которого она любит больше жизни.
– Она оптимистка, моя девочка, – проговорил Тодд, пожимая плечами. – Кто знает, может, она и права. Эш до последнего дня оплачивал счета в госпитале.
Рейн почувствовала себя несчастной.
– Ах, Тодд, если бы я могла что-то сказать или сделать, но увы! – Спазм сжал ей горло, она не могла больше говорить. Почему Эш не свяжется с ним? Может, он… Нет. Она не желала даже мысленно закончить фразу. Эш никогда не перенесет на Тодда враждебность, которую испытывает к ней.
Тодд тяжело вздохнул.
– Прости, сестра, что я коснулся болезненной темы. И я очень сожалею, что у вас дело не сладилось. Как бы ни решилось со мной, я все-таки считаю Эша отличным парнем и надеюсь…
Из горла Рейн вырвался сдавленный крик:
– Тодд… пожалуйста… я не могу говорить об Эше сейчас! – Она отвернулась, чтобы скрыть слезы.
– Ну вот, посмотри, что ты наделал! – сердито набросилась на мужа Хизер.
– Рейн, прости, я не хотел тебя расстраивать, – смущенно произнес Тодд.
Рейн вытерла слезы, повернулась и изобразила улыбку.
– Это я должна извиниться. Я знаю, что ты беспокоишься, и я благодарна тебе за это, но…
Хизер, взгляд которой излучал сочувствие, перебила ее:
– Больше ничего не говори! Расскажешь, когда успокоишься. А сейчас просто помни, что мы очень любим тебя.
Рейн молча кивнула и переключила внимание на спящую Кристи. Рейн как-то сказала Тодду и Хизер, что больше не будет встречаться с Эшем. И видя, как она расстроена, родственники воздерживались от вопросов. До этой минуты.
– Слушайте! – воскликнула Хизер, нарушая неловкую паузу. – Почему это я не разрезала торт и не открыла шампанское, которое принесла Рейн? Или мы не будем праздновать рождение некой Кристи Рейн Микаэлс?
Рейн засмеялась.
– Я с радостью поддерживаю это предложение.
Взявшись за руки, все трое направились в гостиную.
Вечером Рейн попрощалась с Тоддом и Хизер, пообещав вскоре снова их навестить.
– Спасибо за все, – поблагодарила она Кристи, обнимая и целуя ее в щечку.
– Мы всегда рады тебе, – сказала Хизер, провожая ее к машине.
– Меня даже землетрясение не смогло бы остановить.
Сидя за рулем, Рейн вспомнила проведенный в компании родственников день. Это было чудесно! По крайней мере на какое-то время отодвинулись ее проблемы и переживания, и все это благодаря очаровательному крохотному существу.
Наконец Рейн открыла дверь своего дома и включила всюду свет. Она вошла в кабинет и увидела огромную кипу бумаг на письменном столе. Отсутствие на работе в течение одного дня обошлось ей слишком дорого. И дело даже не в накопившейся документации – разговоры об Эше отняли у нее последние силы.
Она вошла в спальню и, швырнув сумку на ближайший стул, сбросила туфли и повалилась на кровать. Одиночество. Гнетущее, тяжелое одиночество. Стоило ей переступить порог родного дома, как оно накрыло ее удушливой волной, и она почувствовала, что задыхается.
Она больше не могла сдерживаться и разрыдалась.
«Пусть уходит», – рыдала она.
Но она не могла с ним расстаться и не могла смириться с мыслью, что никогда не увидит его. Он был ее частицей, воздухом, которым она дышала.
С тех пор как она сбежала из его офиса, жизнь превратилась в настоящий ад. Она пыталась жить, не обращая внимания на рану в сердце, но это оказалось невозможно. Дни без него были пустыми, ночи – слишком длинными, а отчаяние – слишком глубоким. Подобных мучений она не испытывала еще никогда.
Как могла она так жестоко в нем ошибиться? Она была уверена, что ради их счастья он оставит полеты и больше ей не придется испытывать ужас – ему будет вполне достаточно их любви.
Теперь она поняла – он не нуждался в ней. Не нуждался в доме. Не нуждался в семье. Он нуждался только в груде железа да еще пьянящем возбуждении от рискованных, опасных полетов.
«Ах, Эш, – простонала она, – как ты мог так поступить со мной?» Но теперь все кончено. Она должна постоянно повторять это себе, иначе ей просто не выжить.
Работа. Она погрузилась в нее с головой. Работая словно одержимая, Рейн требовала того же и от служащих, и те, не выдержав такой гонки, даже пригрозили ей увольнением. И, несмотря на улыбки, они говорили об этом всерьез. Что касается Вэл, то та постоянно призывала Рейн слегка отпустить вожжи.
– У тебя может произойти нервный срыв, – с тревогой говорила она. – Я не знаю, что случилось в Тайлере, не знаю, какие демоны в тебя вселились, но если не сбавишь темп, ты долго не протянешь.
После этих нотаций Рейн несколько дней следовала советам Вэл. Однако ее хватило ненадолго. Вскоре она снова закусила удила и вернулась к прежнему ритму работы, словно, как выразилась Вэл, в нее вселились демоны.
И тем не менее работа не спасала ее от тоски. Ничто не могло заполнить пустоту, которая образовалась после разлуки с Эшем, – ни работа, ни родственники, ни друзья.
Единственным светлым пятном в этот мрачный период было то, что она помогала устроить счастье Тодда и Хизер. Через три дня после ее разрыва с Эшем Тодд вышел из госпиталя, и ей пришлось приложить немало усилий, чтобы найти для них подходящую квартиру и нанять экономку.
После этого Рейн присутствовала в церкви в качестве свидетельницы на бракосочетании Тодда и Хизер. Церемония была весьма трогательной, и ее брат никогда еще не выглядел таким счастливым. На мгновение она испытала острый укол ревности, видя, с какой любовью молодожены смотрят друг на друга.
А спустя две недели Тодд позвонил ей рано утром и с гордостью сообщил, что он счастливый отец малышки весом в семь фунтов и четыре унции.
Рейн отдавала теперь все свое внимание и любовь новой семье, что помогало ей заполнить леденящую пустоту в душе. И еще она приучила себя периодически наносить им визиты, чтобы хоть один день не думать об Эше.
Так было до сегодняшнего дня.
И вдруг он внезапно снова завладел всеми ее мыслями. Стоило ей услышать его имя, как у нее начинало щемить в груди…
Выплакавшись, Рейн поднялась с постели, надела халат, подошла к балконной двери и распахнула ее. Ночь была сырой и холодной. Не обращая внимания на холод, она вышла во двор и подняла к небу заплаканное лицо.
«Пойми, так не может больше продолжаться! Забудь о нем. Живи своей жизнью. Не надо больше слез, не надо себя жалеть!»
В самом деле, разве она не имеет все, что нужно для счастья? Она здорова, у нее есть семья, работа, друзья. И она не беременна. А боль и тоска для нее не внове. Она избавилась от этого в прошлом, сможет избавиться и теперь… А сможет ли?


– Ты выглядишь восхитительно, моя дорогая.
– Ты и правда так думаешь? – удивленно спросила Рейн и улыбнулась Россу.
– Надеюсь, ты не напрашиваешься на комплимент?
Рейн вспыхнула, но, увидев озорной блеск в его глазах, решила продолжить игру.
– Теперь, когда ты об этом догадался, признаюсь, что напрашивалась, – беспечным тоном произнесла она. Потом, вздохнув, пожаловалась: – Последние два дня были сущим адом, и я не удивилась бы, если бы выглядела так, словно меня переехал товарный поезд. – Она засмеялась. – И между прочим, именно так я себя и чувствую.
– Значит, ты меня одурачила. – Росс подошел ближе. – Если бы не синяки под глазами… – Он осторожно дотронулся пальцем до ее щеки. Рейн напряглась, чтобы не отшатнуться. Росс заметил ее напряженность, но тон его остался прежним. – Ты бы выглядела очаровательно.
– Как тебе мое платье?
– Восхитительно! Если не ошибаюсь, это одна из твоих моделей? Я помню, ты показывала мне эскизы.
Рейн стала медленно поворачиваться, чтобы он мог оценить достоинства модели. Платье отличалось простотой, которая никогда не выходит из моды: лиф в обтяжку, широкая развевающаяся юбка и пышные рукава…
Но каким бы элегантным ни было платье, Росса больше привлекала сама Рейн. Глаза ее загадочно поблескивали, лицо окрасил румянец, когда она изучала свое отражение в зеркале. Росс вглядывался в тонкие черты ее лица, которые в последнее время часто омрачала озабоченность или грусть. Он с трудом подавил в себе желание заключить ее в объятия и сказать, что любит ее. Но вместо этого он произнес:
– Ты наденешь его завтра в честь открытия магазина?
Рейн замерла.
– Ты считаешь, что я должна его надеть?
– Уверен. И это позор, что другие твои модели не висят на вешалках.
– Ну, мне хватает и того, что висит в бутике. Я буду постепенно пополнять ассортимент своими моделями. Уверена, что это привлечет новых покупателей. – Ее глаза вдруг погасли.
Росс не стал притворяться, что не заметил этого.
– Рейн, – мягко проговорил он, – скажи, что тебя беспокоит. Я знаю, ты прошла через трудные испытания, я имею в виду историю с Тоддом, у тебя были проблемы с открытием бутика, но, мне кажется, есть что-то еще. – Он помолчал, внимательно глядя на нее. – Я не хочу вторгаться в твою личную жизнь, но если я могу что-нибудь сделать для тебя… – Он замолчал. – Если это деньги, то ты всегда…
Рейн энергично покачала головой, и Росс не стал заканчивать фразу.
– Ладно, но ты ведь знаешь, какие чувства я испытываю к тебе…
Рейн остановилась перед ним, мило улыбнулась и положила ладонь на его руку.
– Я знаю и ценю твою дружбу и заботу.
Неожиданно Росс наклонился и поцеловал ее в щеку, затем приподнял ей подбородок, вынудив Рейн посмотреть ему в глаза.
– Я всегда знал, что ты меня не любишь, но лелеял надежду. До последнего времени. Но больше я не собираюсь быть мучеником или страдающим неудачником.
Рейн отвернулась. «Он знает, – сказала она себе. – Я не смогла его обмануть. О Господи, неужто весь мир знает, как я страдаю?»
– Я заподозрил, что появился кто-то еще, после того, как ты вернулась домой. Так что я больше не питаю иллюзий. – Росс сжал ей руку. – Однако помни, если понадоблюсь, я прибегу на помочь. Но только как друг, – поспешил он добавить.
– Спасибо, – прошептала Рейн и обняла его.
Спустя несколько мгновений голос Росса сделался спокойным и ровным.
– Что, если я приглашу тебя завтра на обед, чтобы отпраздновать столь знаменательный день? Я знаю, что завтра на вечер планируется праздник, но мы можем начать раньше.
– Спасибо, однако – нет, – мягко произнесла она. Я страшно устала, а завтра будет дьявольски трудный день. Я думаю, что после всего этого я отправлюсь домой отмокать в горячей ванне, а потом лягу пораньше спать.
– Ну что же, я огорчен, но все понимаю. – Затем, подмигнув ей, направился к выходу. – Желаю успеха завтра, – добавил он, закрывая за собой дверь.
Хотя Рейн в какой-то степени сумела спрятать мысли об Эше под замок, иногда бывали такие минуты, когда ей хотелось уткнуться в подушку и рыдать, пока хватит слез. И сегодня как раз был такой момент.
Физические упражнения – вот что ей поможет. Она быстро облачилась в тренировочный костюм и опустилась на ковер.
Едва Рейн сделала первое упражнение, как раздался звонок в дверь.
– Черт бы их всех побрал! – ругалась она, поднимаясь с пола. Чертыхаясь, она подскочила к двери и распахнула ее.
– Элис!
– Привет, Рейн! – негромко произнесла Элис Макадамс, улыбаясь.
Посмотрев повнимательнее на Элис, Рейн ужаснулась. Ничего не осталось от той пышнотелой женщины, с которой она познакомилась на том злополучном пикнике. Она похудела так, что остались лишь кожа да кости, а на лице появились преждевременные морщины. И только глаза ее были такими же: теплыми и доброжелательными, только очень грустными.
Увиденное настолько ошеломило Рейн, что она не сразу сообразила, что стоит в дверях и удивленно пялится на гостью.
Наконец она спохватилась:
– Ой, Элис, как здорово, что вы пришли!
Они обнялись.
– Я тоже рада вас видеть.
– Входите, входите, – засуетилась Рейн. – Извините, что держу вас на пороге. Просто ваше появление явилось для меня неожиданностью.
– Надеюсь, я не помешала?
Улыбка тронула губы Рейн.
– Ну конечно, нет! – поспешила успокоить она гостью. Затем, взглянув на свой наряд, засмеялась и пояснила: – Я слегка расклеилась и решила сделать парочку физических упражнений, чтобы войти в норму.
Похоже, Элис чувствовала себя неловко.
– Наверное, вы удивляетесь, почему я пришла, – неуверенно начала она. – Я приехала в Даллас навестить сестру Мака и решила заглянуть к вам.
Рейн сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. Хотя при виде Элис на нее нахлынули печальные воспоминания, она не собиралась это показывать.
– Я рада, что вы пришли. Я все хотела позвонить, узнать, как вы поживаете, но… – Она была не в силах смотреть Элис в глаза.
Элис улыбнулась и крепко пожала Рейн руку.
– Не извиняйтесь, – проговорила она хрипловатым голосом. – Вы много сделали для нас, когда Мак… умер. И я вам очень благодарна за все. – Она помолчала. – Может, поэтому я и захотела повидать вас.
Но хотя это звучало красиво, обе понимали, что причина не в этом.
Рейн чувствовала, что Элис пришла к ней не просто так. Она видела это по ее лицу. На ватных ногах она подошла к дивану.
Элис следила за каждым ее движением.
– Рейн…
– Пожалуйста, – перебила ее Рейн, надеясь оттянуть неизбежный разговор, – садитесь, а я сейчас сварю кофе.
Вскоре Рейн вернулась с подносом, на котором стояли кофейник и чашки. Элис поблагодарила, осторожно взяла чашку и в упор посмотрела на Рейн.
– Меня беспокоит Эш, – без обиняков заявила она.
Волнение сдавило грудь Рейн с такой силой, что она чуть не задохнулась.
– Элис, я не… – промямлила она.
– С ним творится что-то ужасное.
Рейн попробовала встать, она не могла усидеть на месте, однако ноги ей не подчинялись, и она снова рухнула на диван.
– Он получил травму?
– Нет. Я имею в виду вовсе не это. – Элис вздохнула. – Я не знаю, что произошло между вами, и не собираюсь спрашивать. Но я люблю Эша. Мак любил его как брата. Я очень беспокоюсь о нем и думаю, что вы должны об этом знать.
Рейн поднялась на дрожащих ногах, во рту у нее пересохло.
– О чем?
Элис не стала подбирать слов.
– Он запил и в последнее время совсем не появляется в офисе. – Она снова вздохнула. – Я видела его перед своим отъездом в Даллас и пыталась поговорить, но с таким же успехом можно дуть против ветра. Он накричал на меня…
Рейн попыталась перебить ее, однако Элис продолжала:
– Я не собиралась вмешиваться в его личные дела, но однажды он сказал: «Она не хочет меня, Элис. Не хочет». Я спросила, могу ли я что-нибудь сделать для него, на что он ответил: «Ничего нельзя сделать. Сейчас у меня все кровоточит внутри, и я не дам за себя ломаного гроша».
Рейн без сил опустилась на диван.
– Ах, Элис, вы не понимаете…
Элис посмотрела на нее в упор.
– Наверное, не понимаю. Но если вы любите его, тут нечего понимать.
Рейн побледнела.
– О Господи! – воскликнула она. – Я не такая, как вы. Видит Бог, я пыталась… Но все слишком сложно… Я очень люблю его. – В ее глазах была мольба. Неужели Элис не может ее понять?
Элис покачала головой, по щекам ее покатились слезы.
– Нет, я не могу этого понять.
– Как вы можете говорить такое после того, как Мак погиб!
Элис отшатнулась, как будто ее ударили. Рейн прижала руку ко рту.
– О Господи, Элис, простите меня, – испуганно зашептала она. – Я очень, очень сожалею. Пожалуйста, простите… – Рейн разрыдалась.
Элис вытерла слезы и, улыбнувшись, сжала холодные пальцы Рейн.
– Выслушайте меня. Когда… когда Мак погиб, я тоже хотела умереть и едва не покончила с собой. Но затем воспоминания приглушили боль – воспоминания о тех чудесных днях, которые мы провели вместе. Я вспомнила его смех, его нежность, рождение детей и постепенно почувствовала, что жизнь возвращается ко мне.
Она помолчала.
– И я поняла, что ничто на свете, даже смерть, не может лишить меня этих воспоминаний. И даже если бы я заранее знала, какое будущее ждет меня и Мака, я бы все равно вышла за него замуж. Потому что быть с Маком в течение нескольких коротких лет – это лучше, чем вообще не быть.
Рейн сотрясала дрожь, слезы бежали по ее щекам, она не отрывала глаз от Элис, потрясенная ее исповедью.
Затем они долго молчали, каждая думала о своем. Рейн скорее почувствовала, чем увидела, как Элис встала, собираясь уходить.
– Я очень сожалею, что расстроила вас, Рейн, – тихо сказала она. – Я надеюсь лишь на то, что когда-нибудь вы меня простите. Но в любом случае запомните одну вещь: не бойтесь протянуть руку и взять то, что вам предлагает жизнь. Второго шанса может и не быть.
Слезы заливали лицо Рейн, когда она провожала Элис до двери. Они молча обнялись на прощание.
– Элис… – только и смогла произнести Рейн.
– Нет! – Элис приложила палец к дрожащим губам. – Ничего не говорите. Я ухожу. Меня ждут друзья. Просто не забывайте, что я вам сказала, а я буду молиться, чтобы вы изменили свое решение.
Рейн закрыла дверь и тяжело привалилась к ней. «Я люблю его. И всегда буду любить», – подумала она и неожиданно – это случилось впервые – увидела свет в конце длинного, темного туннеля, каким до этой минуты была ее жизнь, и поняла, что без Эша ничто не имеет смысла. Что ж, она побоялась воспользоваться шансом, и она потеряла Эша. Но главное – он хотел подарить ей все небо, преподнести ей его на ладони, а она отмахнулась от этого царского подарка, как будто ей предложили пустячную вещь.
И с этим откровением пришло другое: лучше получить его хотя бы на один день, чем не получить вообще.
Молитва Элис дошла до адресата.


Ночь была тихой, и только шаги Эша, который метался по веранде, как зверь в клетке, нарушали эту звенящую тишину. Сегодня он впервые за последнее время не пил. Проработав целый день на заводе, он приехал на ранчо и сразу лег спать, но сон не шел. И это была уже не первая ночь жесточайшей бессонницы. Стоило ему лечь и закрыть глаза, как перед его внутренним взором вставала Рейн, их любовь, их разлука… И тоска охватывала его с такой силой, что он вскакивал с постели и начинал мерить шагами веранду или бесцельно бродить по комнатам.
Она была везде. Вот она лежит на кровати, и он наслаждается атласом ее кожи, всегда прохладной, даже после горячих любовных поединков. Нежный аромат ее волос преследовал его как наваждение.
Вот она с готовностью раздвигает свои стройные, идеальной формы ноги, неистово и страстно предается любовным утехам, отдавая ему всю себя без остатка.
Воспоминания терзали его бесконечно и не отпускали ни на минуту.
Он посмотрел на телефон. Рука коснулась трубки и отдернулась, как это уже бывало не раз. Почему он не может понять своей тупой башкой, что она не хочет его, что между ними все кончено?
Чертыхнувшись себе под нос, Эш зашел в кабинет и сел на диван. Взгляд его остановился на объемистой папке, которую он небрежно бросил на стол, войдя в дом. Спасибо Господу Богу за эту милость: отчет об аварии самолета, управляемого Тоддом Микаэлсом, наконец был закончен. Завтра он повидает Тодда. Откладывать встречу больше не было смысла.
Эш откинулся на спинку дивана и закрыл глаза. Рейн. Он до безумия, до физической боли хотел ее видеть. Что же произошло? И как он будет жить без нее?
И вдруг его обожгла неожиданная мысль. «Ты глупая, эгоистичная скотина! Ты потребовал от нее слишком многого, но собирался ли ты дать ей что-нибудь взамен?»
Ну как он мог быть столь слепым? Кусочки головоломки наконец легли на свои места, и теперь он ясно все видел. Откуда он взял, что может диктовать ей условия? Разве не из-за этого ему пришлось расстаться с первой женой?
Боже!
Эш вскочил, испытывая брезгливость и отвращение к себе. Теперь он знал, что делать.
Он докажет ей, что не предатель, а просто глупец!


Открытие бутика прошло с огромным успехом. Однако Рейн считала часы и минуты в ожидании того момента, когда вся эта суета закончится и она сможет уйти домой.
В бутике толпились женщины, пытающиеся среди моря одежды отыскать цвета, соответствующие их сезону. Рейн поздравляли, пожимали руки, задавали вопросы, пока у нее не разболелась голова и она была вынуждена спрятаться в офисе. Все это теперь казалось ей не столь уж важным. Сердце ее было далеко отсюда.
Но все когда-нибудь кончается, и этот безумный день подошел к концу. Ушел последний клиент, разбежались по домам сотрудники, Рейн была свободна. Свободна для того, чтобы осуществить самое сокровенное свое желание.
И не теряя ни секунды, она схватила сумку, выключив свет, выбежала из кабинета и заперла дверь.
Она заедет домой, возьмет самое необходимое и отправится к Эшу, чтобы попросить у него прощения и постараться уговорить вернуться к ней. Может быть, еще не поздно?
Она припарковалась около парадного входа и решительно взбежала по ступенькам. Цель определилась. Она поднялась на свой этаж, открыла дверь – и увидела его.
Эш!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Небо на ладони - Бакстер Мэри Линн

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Небо на ладони - Бакстер Мэри Линн



выражение "проскочила искра"встречается в книге раз пятьдесят))))rnну и классика жанра вообщем-эта самая искра проскакивает при первом взгляде,а дальше по накатанной)))только слишком уж много несчастных случаев на всю книгу)))прям непруха какая-то)))rnну а так-читать можно.
Небо на ладони - Бакстер Мэри ЛиннТанита
10.07.2013, 9.46





Мне не очень понравилось. Теперь еще и 30-летняя девственница (не удивлюсь, если в скором времени прочитаю роман с ГГ, которая будет 40-летняя девственница). Избитая тема! На протяжении всего романа одни катастрофы. Какой-то страдальческий роман. Ведь читаешь с расчетом на долю сказки!!!
Небо на ладони - Бакстер Мэри ЛиннКристина
1.08.2013, 11.00





Мне роман понравился очень, но можно было бы, действительно, смерть Мака исключить из романа.
Небо на ладони - Бакстер Мэри ЛиннЛюдмила
10.11.2013, 12.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100