Читать онлайн Небо на ладони, автора - Бакстер Мэри Линн, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Небо на ладони - Бакстер Мэри Линн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.97 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Небо на ладони - Бакстер Мэри Линн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Небо на ладони - Бакстер Мэри Линн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бакстер Мэри Линн

Небо на ладони

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Они лежали, прижавшись друг к другу. Простыни были прохладные, ее тело – горячим, словно вынутый из печи хлеб. Сейчас Эш не был отважным испытателем, он был просто влюбленным мужчиной, лежащим в постели с женщиной, которая до него никогда никому не дарила себя.
Его вдруг осенило. «Боже, – подумал он, – да ведь я влюбился в нее! Как же это могло случиться?» Он заботливо укрыл Рейн простыней и полюбовался ею, спящей. Неужели он и правда влюблен?
Рейн просыпалась медленно и, еще не открыв глаза, знала, что спала долго и крепко. Она испытывала удовлетворение и тепло, словно лепесток розы, обласканный солнцем. Она сладко потянулась, и вдруг ее пронзила боль. В чем дело? Что болит? И тогда она вспомнила. Эш. Вспомнила божественное наслаждение, которое он ей дарил, когда их тела соединились, и то, как он заснул в ее объятиях. Она улыбнулась и открыла глаза.
Сожалений? Никаких. Завтра – скорее всего. Но сейчас она не будет думать об этом. Сейчас она счастлива. То, что они испытали вместе, было самым замечательным в ее жизни, и ради этого можно было забыть обо всем. Она ощутила себя новым человеком. Это было непривычное, но очень приятное чувство.
Наконец она повернулась к Эшу. Глаза его были открыты, и он внимательно смотрел на нее.
– Доброе утро, – произнес он. На лице его не было улыбки, и Рейн не могла догадаться, о чем он думает в эту минуту. – Знаешь, ты должна была сказать мне об этом.
У Рейн заныло сердце.
– Какое это имеет значение?
Она слегка отодвинулась, в душу ее начал закрадываться страх.
Эш нахмурился.
– Я причинил тебе сильную боль?
– Только на мгновение. – Ее голос чуть дрогнул. – Но я не хотела, чтобы ты останавливался. Это было… чудесно.
Повисла тишина, ее нарушало лишь биение двух сердец.
Рейн не на шутку разволновалась. О Господи, что он сейчас думает о ней? Похоже, она оставила его неудовлетворенным. Кажется, мужчины предпочитают, чтобы их партнерши были искусны в любовных утехах. Ей стало не по себе. Ну да, она явно оказалась не на высоте.
Эш вздохнул.
– Я хотел тебя так, как не хотел никого и никогда в жизни. – Говоря это, он почувствовал, как у него заныло в паху. Сможет ли он когда-либо насладиться этой женщиной?
– Ты не жалеешь? – спросила она, покраснев. – Я хочу сказать… – Она запнулась и совсем замолчала, увидев страсть и желание в его глазах.
– Как я могу жалеть? – простонал Эш. – Да ведь ты само совершенство! – «И я люблю тебя», – едва не сказал он. – Я счастлив, что оказался тем человеком, который показал тебе, что может происходить между мужчиной и женщиной. – Эш подвинулся к Рейн и прижался к ее губам.
– Я так рада, что ты доволен, – зашептала она. – Я думала…
Он не дал ей закончить фразу и нетерпеливо, отчаянно притянул к себе, затем перекатился на спину, увлекая ее за собой. Рейн инстинктивно обхватила его ногами. Он покрывал поцелуями ее тело, и она застонала от наслаждения.
И тогда Эш посадил ее на себя.
Глаза ее округлились, она задержала дыхание, ощущая, как в глубине ее тела что-то растет и ширится.
– Ой, Эш… что это?
Он хмыкнул, увидев удивление на ее лице. Впрочем, удивление быстро сменилось удовольствием и блаженством. Он подумал, что еще никогда Рейн не выглядела столь милой и очаровательной, как в эту минуту.
– Ах, милая, ты только начинаешь учиться тому, как следует ублажать мужчину.
Улыбка его исчезла, когда он начал двигаться в ней. Он взял в рот тугой сосок, ладонью стал гладить вторую грудь.
– Мне это нравится, – хрипло проговорила Рейн, раздвигая бедра и подстраиваясь под его ритм. – Мне это нравится, нравится…
– О Господи! Сейчас, вот сейчас… – простонал Эш, прижимая ее к себе.
И больше не было слов, не было реальности, лишь раздался далекий возглас, возникший где-то в глубине ее естества, и ответом ему был громкий ликующий крик.


– Я думаю, тебе следовало рассказать мне об этом раньше, – ласково произнесла Рейн, глядя на брата.
Тодд наконец начал выздоравливать, и врачи больше не опасались за его жизнь. Даже шрамы на его лице и шее теперь уже не выглядели столь пугающими. Он повернулся к Хизер, сидевшей на стуле возле его кровати.
Четыре для назад Эш вышел из квартиры Тодда, чтобы успеть на ближайший рейс до Вашингтона. Он молчал, когда они встали с постели, молчал, когда вместе принимали душ, снова и снова исследуя тела друг друга, в который раз воспламеняясь желанием, и лишь за завтраком сообщил ей, что должен лететь на очень ответственную встречу и что вернется дней через десять. И хотя сердце ее сжалось от столь неожиданной и неприятной новости, она лишь улыбнулась в ответ, все еще пребывая в своем волшебном мире.
Однако когда дверь за ним закрылась, ее волшебный мир рухнул, как рушатся от времени стены древних крепостей, и на смену счастью пришла тревога. Но сейчас она постаралась не думать об Эше, поскольку впервые Тодд чувствовал себя достаточно хорошо и мог разговаривать.
– Я знаю, что должен был сказать тебе, – пробурчал он и покосился на Хизер. Затем перевел взгляд на Рейн. – Я просто дурак, что не захотел кричать об этом на весь мир.
Хизер улыбнулась Тодду и повернулась к Рейн.
– Нам повезло, что все хорошо закончилось, – застенчиво проговорила она. – И этим мы обязаны тебе.
Они счастливы, подумала Рейн, и ее заслуги в этом нет. Они были ее семьей, и у нее не было выбора. И поскольку Хизер выполняла все предписания лечащего врача, она могла сейчас проводить по несколько часов с Тоддом.
– Она права, сестра, – подключился к разговору Тодд. – И я очень сожалею, что заставил тебя страдать. – Он замолчал, поудобнее устроил голову на подушке, не отрывая взгляда от ее лица. – Во-первых, эта авария. Зная твое отношение к полетам, представляю, как ты переживала. А кроме того, ты узнала о Хизер таким необычным образом. И в довершение эта неожиданная беда с малышом… Слишком много для одного человека.
– Я согласна, – мило улыбнулась Хизер. – И сожалею, что внесла в это свой вклад.
Тодд переменил положение, поморщился и схватился за бок. Когда дыхание у него стало ровным, он снова заговорил:
– Я хотел рассказать тебе о Хизер, но все откладывал, как откладывал и женитьбу. – Он снова замолчал. – Боялся, что может случиться что-нибудь подобное… – Боль отразилась в его глазах, Хизер тут же сжала ему руку. – Но, похоже, денег нам никогда не будет хватать. В отношении финансов, ты ведь знаешь, мне не везет. – Он сделал гримасу. – Я несколько раз неудачно вложил свои деньги и сейчас почти разорен. И я снова повторяю: очень сожалею, что заставил тебя страдать. Я люблю тебя.
Рейн улыбнулась сквозь слезы, подошла к постели и поцеловала брата в лоб.
– Ты прощен, но если и впредь произойдет нечто подобное, я не отвечаю за свои действия.
Его губы скривились в улыбке.
– Ты к кому обращаешься?
– К обоим, – также с улыбкой ответила Рейн. Затем ее лицо посерьезнело. – Я не могу контролировать твои полеты, но скрывать от меня Хизер – это нечестно.
Хизер засмеялась и переместила свое неуклюжее тело в кресле.
– Можешь меня убить, – разрешила она.
Рейн сдержала улыбку и закатила глаза. Она все больше убеждалась, что ее первое впечатление о Хизер было верным. Девушка бесхитростна и простовата, однако нравится Рейн именно такой. Ее бесхитростность была поистине заразительна.
– Ладно, – пообещал Тодд, поглаживая живот Хизер. – Ты можешь положиться на меня. Как только все это будет позади, я сделаю Хизер честной женщиной.
– Я искренне рада, – прошептала Рейн, не пытаясь на сей раз скрыть слезы. Она была счастлива, что Тодд образумился и наконец-то женится на Хизер.
– Рейн… – Тодд скорчил гримасу. – Наверное, ты знаешь, что вину за аварию собираются возложить на меня.
У Рейн екнуло сердце.
– Да, знаю.
Тодд пристально посмотрел на нее.
– Ага, значит, ты разговаривала с Эшем Эллиотом, моим боссом?
Лицо Рейн залилось краской, и она опустила глаза. Как ей противен этот обман! Однако, с другой стороны, разве могла она признаться Тодду, что она не только разговаривала с Эшем, но его руки и губы ласкали ее тело и открыли ей сладостно-волшебный мир? Нет, этого она сказать ему не могла. Ее признание шокировало бы его, и кто знает, вдруг это отрицательно скажется на его самочувствии.
Помолчав, Рейн подняла глаза и встретила взгляд Тодда.
– Да… Я видела его, но, насколько я знаю, отчетный доклад еще не закончен.
– Ну, дело не в докладе, а в том, что они готовы возложить вину на кого угодно, только не на себя, и поэтому ищут жертву, – с горечью проговорил Тодд.
– Пожалуйста, не распаляй себя, – испугалась Рейн, увидев, как участилось его дыхание и глубокие морщины прорезали лоб. – Давай подождем заключения комиссии.
Тодд с вызовом посмотрел на сестру.
– После того как Эш тебе все рассказал, ты, конечно, думаешь, что я не подчинился приказу и пытался поразить всех сложными трюками, так ведь?
Рейн нахмурилась.
– Разумеется, нет.
– Что ж, ты права, – сердито заметил он. – Я говорил этому напыщенному ослу – полковнику Джексону…
– Тодд, милый, – вмешалась Хизер, – следи за тем, что ты говоришь. Нехорошо называть человека ослом. – Она покраснела и улыбнулась.
– Прости, любовь моя, – рассеянно извинился Тодд.
Рейн не знала, смеяться ей или сердиться по поводу замечания Хизер, но в конце концов решила выслушать Тодда.
– Я говорил ему про дефект в системе шасси, но он не хотел даже слышать об этом.
– Когда… когда ты в последний раз разговаривал с… Эшем?
Тодд нахмурился.
– Кажется, дня четыре назад. Он пришел рано утром в тот день, когда собирался вылететь в Вашингтон. Сказал, что мы еще раз поговорим, когда он вернется.
Сердце у Рейн застучало часто и сильно. Значит, он еще не вернулся, подумала она и тут же обругала себя за то, что ее это интересует. Все же ей нужно найти в себе силы и перестать зависеть от этого человека.
– А он что, обсуждал это с тобой? – примирительным тоном спросил Тодд.
Рейн не могла поднять на него глаза.
– Да… Да, обсуждал, но я заявила, что считаю тебя невиновным.
Тодд удивленно ахнул, и тогда Рейн подняла-таки голову и взглянула ему в глаза.
– Правда? В это трудно поверить, – медленно произнес Тодд.
– Почему? – Ее обидело, что брат ей не верит.
– Очень просто, – усмехнулся Тодд. – Я ведь знаю, что уже одна мысль о том, что я ежедневно рискую жизнью, приводит тебя в ужас.
– Это верно. Но я вовсе не хочу, чтобы ты распрощался с карьерой такой ценой. Я уверена, что все разъяснится и обвинения с тебя снимут.
Тодд широко улыбнулся, глаза его засияли, и он сказал с явным облегчением:
– Хотелось бы мне присутствовать при вашем разговоре. Наверняка ты задала ему перцу, сестра.
Рейн покраснела и снова отвела глаза.
– Ну, скажем так – у нас была бурная дискуссия, – улыбнулась она.
– Что ж, в конце концов, я думаю, Эш изменит свое мнение – он ведь знает меня. Но сейчас, мне кажется, он позволяет Джексону оказывать на него давление.
Рейн в этом сомневалась, однако промолчала, не желая расстраивать Тодда. Он и без того затратил слишком много энергии на все их разговоры и сейчас выглядел усталым.
– Будем надеяться, что они все проверят и найдут доказательства твоей невиновности.
– Они должны их найти, – уверенно заявил Тодд. У него начали слипаться глаза. – Все мое будущее, вся моя жизнь зависит от этого.
На сердце у Рейн было тяжело, когда она смотрела на спящего брата. На его лице была гримаса отчаяния. Она ругала Эша и в то же время не могла отделаться от воспоминаний о той волшебной ночи.
Неожиданно она почувствовала, что больше ни одной минуты не может оставаться в этой комнате. Шепнув Хизер, что они увидятся позже, Рейн покинула госпиталь.
Идя к машине, она вдруг осознала, что худшее еще впереди. Почему она не прислушалась к укорам совести? К своему сердцу? Она чувствовала себя сейчас такой беспомощной. Ничего, она справится с этим и снова обретет уверенность в себе. Она не будет больше сражаться с Эшем Эллиотом. Он не был врагом; теперь она это знала. Ее настоящим противником была она сама.


Остаток недели тянулся бесконечно. Большую часть утра Рейн проводила с Тоддом и Хизер в госпитале, после полудня много времени тратила на обсуждение с Вэл деловых вопросов. Но с каждым новым днем было все труднее вести дела по телефону. Рейн знала, что ей следует вернуться в Даллас, однако не могла себя заставить это сделать. Она продолжала внушать себе, что Тодд и Хизер в ней нуждаются, – в какой-то степени так и было, поскольку Тодду предстояла операция на желудке. Однако причина была не только в этом. Ее удерживал Эш Эллиот – он приковал ее к себе невидимыми цепями.
Хотя он ни разу не позвонил Рейн после той бурной, страстной ночи, она думала о нем день и ночь и чувствовала, что увязает все глубже и глубже. Как получилось, что она создала себе еще одну проблему в жизни – позволила Эшу стать для нее необходимым как воздух? А как же ее обязательства перед собой, перед работой?
И можно ли эту постоянную тоску по нему, желание быть рядом назвать любовью? Нет. Она не любила его, так же как и он ее. Они просто испытывают друг к другу физическое влечение – и больше ничего. Рейн внушала себе это, потому что знала: любовь ее погубит. Мужчина, который так легкомысленно относится к своей жизни, не способен любить и оценить любовь женщины. И ей была ненавистна мысль о том, что остаток жизни она проведет, опасаясь, что однажды он закроет за собой дверь и больше никогда не вернется.
И в то же время Рейн честно признавалась себе, что не готова с ним расстаться, что хочет снова пережить то головокружительное счастье, которое однажды испытала в его объятиях. Все ее дни и ночи были наполнены ожиданием.
Нынешний день не принес никаких перемен. Рейн пришла из госпиталя и подумала, что следует связаться с Вэл. На душе было тревожно, она металась по квартире и уговаривала себя плюнуть на все и вернуться в Даллас.
Она тяжело вздохнула. Пожалуй, лучший способ избавиться от тяжелых мыслей – это снова начать бегать. С того времени как она здесь, она ни разу еще не пробегала по утрам свою традиционную милю и не занималась быстрой ходьбой. А ведь дома она фанатично выполняла эти упражнения.
Ей понадобилось несколько минут, чтобы снять платье и колготки, натянуть шорты, футболку и спортивные тапочки. Она зачесывала волосы, чтобы сделать хвостик, когда зазвонил телефон.
– Проклятие, – пробормотала она и, отложив щетку, пошла к телефону.
– Алло!
– Твой голос звучит для меня как музыка.
У нее дрогнуло сердце. Она была настолько ошеломлена, услышав голос Эша, что лишилась способности говорить.
– Как ты поживаешь, Эш? – наконец сумела она выжать из себя.
– В смысле здоровья или в смысле настроения? – спросил он чуть суховато.
– Меня интересует и то и другое.
– Нормально. – И внезапно спросил низким, чуть хрипловатым голосом: – Ты скучала по мне?
– Это провокационный вопрос, – уклонилась она от прямого ответа, стараясь не обращать внимания на перебои сердца.
– Ну а вот я скучал, – заявил он.
Это признание вернуло ее к жизни, но почему-то лишило способности говорить.
– Тодду лучше? – спросил Эш, не дождавшись от нее ответа.
– Да… – промямлила она.
– Отлично. Я хочу тебя видеть.
Эти произнесенные тихим голосом слова воспламенили ее, породили в ней желание, которое она попыталась проигнорировать, зная, что встреча с ним только продлит ненужные мучения. Трубка задрожала в ее руке.
– Эш, пойми, пожалуйста… Та ночь… это было ошибкой.
– Рейн, не надо. – В его голосе прозвучали просительные нотки. – Зачем ты так говоришь? Я считал и считаю, что то, что было между нами, замечательно. – Он помолчал. – Господи, прошла уже целая неделя, и я безумно хочу тебя видеть.
Ее ладони стали влажными от пота. Голос Эша был удивительно теплым и нежным, и она в этот момент не сомневалась, что он говорит правду. На нее накатила слабость, и она поняла, что стена, которую она все эти дни пыталась воздвигнуть между ними, рушится на глазах.
– Рейн, ты можешь честно заявить, что ты так же сильно не хочешь меня видеть, как я хочу видеть тебя? – хрипло и резко спросил он, теряя терпение.
Она не знала, что на это ответить. Во время бессонных ночей она мечтала о встрече с ним, но сейчас ею овладела такая тревога, словно в этот момент решалась ее судьба. Не была ли цена слишком высокой?
– Нет, Эш… Я тоже хочу тебя видеть, – ответила она, не успев осознать, что именно она говорит.
Эш тяжело задышал.
– Я буду у тебя через пятнадцать минут. Оденься попроще и приготовь купальный костюм.
Она услышала короткие гудки, но продолжала прижимать трубку к уху. Что ж, она сделала выбор. Она должна с этим жить, не думая о последствиях. А сейчас ей надо снова переодеться. Когда раздался звонок в дверь, Рейн уже влезла в джинсы, надела блузку и голубой кожаный жакет и затолкала в сумку купальный костюм, легкий сарафан и сандалии – на всякий случай.
– Привет! – слабым голосом произнесла она.
Она еще не готова была к встрече с Эшем. Когда он шагнул в комнату с неуверенной улыбкой на лице и их взгляды встретились, время остановилось. Казалось, воздух медленно уходит из комнаты, и они с трудом ловят его ртами.
– Боже, Рейн… Я так тосковал по тебе. – Он боролся с искушением сжать ее в объятиях. Можно подумать, что они не виделись целую вечность. Но что-то подсказывало ему, что не следует торопиться. Он видел, что Рейн нервничает и сожалеет о ночи, которую они провели в этой квартире. Это было видно по ее неуверенной улыбке. И он ее понимал. Ему тоже было трудно разобраться в своих чувствах. То, что произошло между ними, было слишком новым, слишком деликатным, чтобы теперь действовать поспешно. Но Боже, как трудно сдерживать себя!
Рейн перевела глаза на его рот – тот самый рот, который так страстно целовал каждую интимную часть ее тела и оставил повсюду свои следы. Сердце гулко и тяжело колотилось в ее груди, словно ему было там тесно.
– Если ты не перестанешь так смотреть на меня, – произнес он хрипло, – я не отвечаю за свои действия.
Она была прекрасна. Короткий жакет – он не сомневался, что она сделала это без умысла, – очень соблазнительно обрисовывал ее груди. Он перевел взгляд пониже и увидел обольстительные бедра.
Рейн снова бросило в жар. От его признания в голове у нее закружилось, как от хорошего вина. Она должна сохранять между ними дистанцию и обращаться с ним осторожно, как со снадобьем, к которому можно пристраститься.
– Ты готова? – спросил он ласково.
– Ты… ты не сказал, куда мы собираемся, – ответила Рейн и потянулась за сумкой, чтобы скрыть смущение.
Он улыбнулся.
– Надеюсь, ты любишь пикники?
Рейн вскинула брови.
– Люблю. А что?
– Мои друзья – они же мои соседи – ежегодно устраивают пикник у озера недалеко от наших ранчо. – Он засмеялся. – Вообще-то я забыл об этом и вспомнил, лишь когда зашел в офис и услышал, как звонит телефон.
– О… – с некоторым разочарованием протянула Рейн.
Эш дотронулся до кончика ее носа и лукаво улыбнулся.
– Это все, что ты можешь сказать?
Рейн спохватилась и одарила его улыбкой.
– Я уже сказала, что люблю пикники.
Почему, удивилась она, у нее такое впечатление, будто ее шлепнули по руке, когда она собиралась залезть в банку с вареньем?


Праздник был уже в самом разгаре, когда Эш въехал на своем лимузине в рощицу рядом с шоссе. Рейн поморщилась. Они ехали около двух часов, она основательно устала от сидения и была рада, что путешествие закончилось.
Пока они ехали, Эш развлекал ее рассказами о Маке и Элис, которые организовали этот пикник, и, похоже, не собирался касаться серьезных тем. Однако временами, когда Рейн ловила на себе его взгляд, она чувствовала, как между ними растет напряжение. Тем не менее никто из них не признавался в этом, опасаясь, как бы тоненькая ниточка, которая их связывает, не порвалась.
Эш припарковал машину, повернулся к Рейн и улыбнулся, отчего сердце у нее громко застучало.
– Вот мы и приехали, – изрек он, устремив взгляд на ее губы.
– Я вижу, – сдавленным голосом промолвила Рейн.
Он подвинулся к ней.
– Будем… будем выходить? – заикаясь, спросила она.
– Нет необходимости спешить.
– Ты уверен?
– Уверен.
– Чего ты хочешь?
Его дыхание опалило ей кожу.
– Я думаю, ты знаешь.
Она открыла рот, чтобы что-то сказать, но он не дал ей этого сделать. Он прижался к ее губам, и Рейн задрожала от сладостного предчувствия, как если бы он впервые ее поцеловал. Он не спешил прекращать поцелуй и крепко прижимал ее к себе.
– Эш… пожалуйста… нас могут увидеть… – зашептала она, когда ей наконец удалось освободиться.
Возникла пауза, в течение которой Эш пытался отдышаться. Затем он растянул губы в улыбке, хотя глаза его остались серьезными.
– Эй вы, двое! Что, так и собираетесь сидеть в этой чертовой машине?
Рейн испуганно повернула голову в ту сторону, откуда раздался голос.
Эш хмыкнул.
– Не бойся! Это всего лишь Мак. Давай выходи.
Выйдя, Рейн остановилась в ожидании. На щеках ее горел румянец, когда высокий рыжеволосый мужчина подошел к ним.
– М-м-м, недурна, весьма недурна, дружище. Да она настоящая красавица. – Он улыбнулся Рейн. – Микки Макадамс. – Он взял ее руку и сжал так крепко, что она поморщилась.
– Рейн Микаэлс, – ответила она. – Рада познакомиться, Микки.
– Ах, Рейн, – фыркнул он, – называйте меня просто Мак. Все друзья так меня называют, а друг моего друга, – он хлопнул Эша по спине, – это мой друг. Дело в том, что я терпеть не могу имя Микки. Какое-то обезьянье имя. – Он подмигнул Рейн. – Пожалуй, нам пора двигаться к лагерю. Элис спустит с меня шкуру, если что-то случится с мясом.
Рейн рассмеялась. Микки Макадамс был шумным и громкоголосым, однако производил приятное впечатление. Она оказалась между мужчинами, и все трое зашагали по тропинке в сторону поляны, при этом Эш по-хозяйски держал ее за руку.
Неожиданно она остановилась. У нее перехватило дыхание.
– Ах, Эш, как здесь красиво! – воскликнула она, поворачиваясь к нему с сияющими от восхищения глазами.
Озеро Голубое. Теперь ей стало понятно, почему его так назвали. Голубое зеркало воды было окружено густой дубравой. Корявые стволы деревьев тянулись вверх, и казалось, что их густая крона касается неба. С того места, где она стояла, ей был виден песчаный пляж, окаймлявший озеро. Ей захотелось немедленно снять сандалии и босиком побегать по светлому мягкому песку.
– Мы собираемся здесь каждый год, – пояснил Мак. – Я рад, что вам понравилось это место.
– Понравилось? Да это слишком слабо звучит.
– Эш, эта леди мне весьма по душе. – Он взял руку Рейн и положил ее на сгиб своей руки. – А теперь я познакомлю вас со своей лучшей половиной и моими сорванцами. Эш, последи за мясом, ладно?
Эш посмотрел на Рейн, пожал плечами и ухмыльнулся, как будто хотел сказать: «Не беспокойся, он вполне безвредный».
Элис Макадамс очень напомнила Рейн ее помощницу Вэл. Правда, она была постарше и довольно пухленькая, но отличалась таким же острым умом и сразу располагала к себе. Она понравилась Рейн с первого взгляда.
– Добро пожаловать, – улыбнулась Элис, пожимая руку Рейн. Затем повернулась и крикнула в сторону озера, где плескались двое детей: – Эми, Джош, идите сюда! Дядя Эш приехал!
Рейн засмеялась, глядя на мальчика и девочку, которые с гиканьем выскочили из воды и хором закричали:
– Где дядя Эш?
– Ну-ка, дети, сначала поздоровайтесь с подругой дяди Эша, мисс Микаэлс.
– Привет! – на бегу крикнул возбужденный Джош и потащил за собой маленькую пухлощекую сестренку. Он спешил к Эшу.
Элис покачала головой.
– Не обижайтесь на них. Когда появляется Эш, они забывают обо всем на свете.
Рейн наблюдала за тем, как они подбежали к Эшу, он наклонился, и они повисли у него на шее. Ей открылась еще одна грань его личности. Эш и дети? Если бы Рейн не увидела это собственными глазами, она ни за что бы в это не поверила. Перестанет ли когда-нибудь этот мужчина ее удивлять?
В течение следующего часа Рейн была занята тем, что здоровалась с прибывающими гостями – насколько она знала, это были летчики с женами. Через несколько минут все имена в ее голове перемешались.
Опекавшая ее Элис рассмеялась:
– Не беспокойтесь, милая, никто и не ждет, что вы запомните их имена.
Рейн пыталась скрыть свое смятение, причина которого заключалась вовсе не в том, что она не могла удержать в памяти имена, а в том, что она оказалась не в своей стихии. У нее не было ничего общего с этими женщинами. Она жила в совершенно ином мире.
Тряхнув головой, чтобы отогнать беспокойные мысли, Рейн взялась готовить салат, в то время как мужчины пили пиво и обменивались последними историями и слухами, касающимися авиации.
Эш в своих обрезанных джинсах и футболке с короткими рукавами выглядел великолепно, его загорелая кожа отливала бронзой. Рейн зачарованно наблюдала, как он вдруг откинул голову назад и захохотал и все мужчины засмеялись вместе с ним.
Неожиданно мысли Рейн вернулись к Тодду. «Что я здесь делаю? Я не принадлежу к этому кругу», – подумала она.
– В чем дело? – мягко спросила ее Элис. Они находились чуть поодаль от остальных женщин, и их разговор никто не мог слышать.
– Да так, ничего, – пробормотала Рейн, отводя глаза.
– Ну да, – усомнилась Элис, – я ведь не вчера родилась.
Подобная прямота застала Рейн врасплох. Она невесело улыбнулась.
– Вы правы, что-то мне не по себе.
– Я думаю, что знаю, в чем тут дело. Вам не по душе полеты Эша, не правда ли?
Рейн нахмурилась и потерла лоб.
– Что, это так заметно?
– Нет, не всем. Но мне случалось видеть подобный взгляд, и я понимаю, что он значит. – Она сочувственно посмотрела на Рейн.
– Вы правы, мне противно даже думать о том, как он садится в самолет.
Чуть помолчав, Элис мягко сказала:
– Поверьте, вы привыкнете.
Губы Рейн побелели.
– Вы привыкли?
Элис чуть поколебалась.
– Почти. Конечно, случается, что Мак выполняет опасное задание, и тогда меня охватывает ужас.
Рейн энергично затрясла головой.
– Я никогда не смогу этого вынести!
Элис выглядела шокированной.
– Неужели вы говорите это серьезно?
– Да, именно так!
После неловкого молчания Элис сменила тему.
– Я не помню, чтобы когда-либо видела Эша таким раскованным и умиротворенным.
Щеки у Рейн вспыхнули, и она энергично набросилась на овощи для салата.
– В самом деле? – Она пыталась изобразить безразличие, однако сердце у нее радостно забилось.
– Да, – подтвердила Элис. – Я давно знаю Эша. Он никогда не знакомил нас со своими женщинами.
«Со своими женщинами…» Рейн похолодела.
– Не знаю, что на это сказать.
Элис смутилась.
– Простите. Не обращайте внимания на мои слова… Мы любим Эша, и после Лауры…
Тревожный звоночек зазвенел в голове Рейн.
– Кто такая Лаура?
Элис недоверчиво посмотрела на нее.
– Вы хотите сказать, что не знаете, кто такая Лаура?
– Нет. А разве я должна знать?
– Н-ну… – поперхнулась Элис.
– Продолжайте.
– Ну, – смущенно повторила Элис, – Лаура – это… бывшая жена Эша.
Рейн не успела ничего ответить. Эш подошел к ней сзади и притянул к себе.
– О, да мы выглядим слишком серьезными…
Не оборачиваясь, Рейн сказала:
– Мы с Элис знакомимся. – Она была уверена, что он заметил, как дрожит ее голос.
– Ну, если вы с Элис уже познакомились, тогда я похищаю тебя. – Он взъерошил Элис волосы. – Что ты скажешь? Я хочу, чтобы моя славная девушка опробовала воду перед тем, как наступит время жевания.
Элис улыбнулась:
– Ну конечно! Мы здесь почти все закончили.
Эш помассировал сзади шею Рейн и шепнул на ухо:
– Видишь отмель, которая выглядывает из воды? – Левой рукой он показал в сторону озера.
Рейн кивнула.
– Тот, кто добежит до озера первым, получит приз! – крикнул он, смеясь.
Рейн побежала. Ноги вязли в рыхлом песке. Схватив со стола свою сумку, она нырнула под густые кроны деревьев и бежала до тех пор, пока не оказалась на открытом пространстве. Пчелы лениво кружили вокруг жимолости, птицы носились на фоне голубого неба, ласково светило теплое солнце. Однако Рейн ничего этого не замечала.
Она пребывала в смятении. С чего это она так расстроилась, узнав, что Эш был когда-то женат? Может быть, из-за того, что она придавала слишком большое значение его словам насчет иммунитета к любовным делам? Или из-за того, что он не рассказал ей о своей бывшей жене? Эти вопросы терзали ее, и ответа на них не было. «Не думай об этом сейчас, – приказала она себе. – Не позволяй прошлому лишать тебя настоящего. В конце концов, будет завтра, и ты сможешь подумать об этом на досуге».
Внезапно Рейн остановилась, увидев примятую траву. Не так давно здесь отдыхал олень. Рейн представила рыжеватого красавца оленя, который, насторожив уши, чутко прислушивается к звукам леса. Она быстро надела купальник, смирившись с тем, что Эш прибежит к озеру первым. Она представила, как он будет над ней подшучивать, и улыбнулась.
Когда Рейн вышла из своего укрытия, до нее донеслись восторженные крики Эми и Джоша. Приблизившись к воде, Рейн увидела Эша, играющего с детьми в мяч.
Он поднял на нее глаза.
– Ты проиграла, – поддразнил он. – Теперь посмотрим, кто первый доплывет до песчаной отмели.
Рейн подбежала к берегу, попробовала ногой воду, оттолкнулась и поплыла. Эш последовал за ней. Она плыла легко, наслаждаясь прохладной водой, пока ее нога не уперлась в твердое дно. Тогда она вскарабкалась на отмель и увидела рядом загорелое тело Эша.
Глаза его смеялись.
– Таким образом, – подвел он итог, – ты меня перегнала. И без особого труда, как я вижу. – Он смахнул блестящие капли с лица и волос, оглядел ее и с любопытством спросил: – Интересно, где городская девушка научилась так хорошо плавать?
Рейн лукаво улыбнулась.
– Ни за что не скажу.
Он замер, пораженный. Неужто она кокетничает с ним? Он тоже улыбнулся.
– А вот я заставлю тебя сказать. – Он изобразил грозный вид. – Между нами не должно быть секретов. – Его улыбка стала еще шире.
Зато с лица Рейн улыбка мгновенно сбежала.
– Эш, а почему… почему ты не сказал мне, что уже был женат?
Ну вот, не удержалась все-таки! Ее благих намерений хватило ненадолго. Кажется, что у этих слов есть крылья – они сами слетели с ее губ.
Воцарилось напряженное молчание.
– Черт бы побрал эту Элис. – Губы Эша вытянулись в тонкую линию.
Рейн пристально смотрела на Эша.
– Не хочешь рассказать мне об этом?
– Нет, не хочу. – Лицо его хранило непроницаемое выражение. – Это было очень давно.
– Понятно. – Рейн встала. – Почему бы, – холодно проговорила она, – нам не присоединиться к остальным?
Эш ничего не ответил. Рейн почувствовала себя уязвленной, но в глубине души понимала, что у нее нет никаких оснований обижаться. Она подошла к воде у противоположного берега отмели и приготовилась нырнуть…
Рейн сообразила, что совершила ошибку, за долю секунды до того, как ее пальцы коснулись серебристой поверхности воды. Возле берега было слишком мелко, и, осознав опасность, она закрыла глаза, поняв, что сейчас врежется головой в дно. И тут же тяжелая бархатная чернота сомкнулась над ней. Исчезли отмель, озеро, небо… Исчезло все.
Кроме немой черноты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Небо на ладони - Бакстер Мэри Линн

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Небо на ладони - Бакстер Мэри Линн



выражение "проскочила искра"встречается в книге раз пятьдесят))))rnну и классика жанра вообщем-эта самая искра проскакивает при первом взгляде,а дальше по накатанной)))только слишком уж много несчастных случаев на всю книгу)))прям непруха какая-то)))rnну а так-читать можно.
Небо на ладони - Бакстер Мэри ЛиннТанита
10.07.2013, 9.46





Мне не очень понравилось. Теперь еще и 30-летняя девственница (не удивлюсь, если в скором времени прочитаю роман с ГГ, которая будет 40-летняя девственница). Избитая тема! На протяжении всего романа одни катастрофы. Какой-то страдальческий роман. Ведь читаешь с расчетом на долю сказки!!!
Небо на ладони - Бакстер Мэри ЛиннКристина
1.08.2013, 11.00





Мне роман понравился очень, но можно было бы, действительно, смерть Мака исключить из романа.
Небо на ладони - Бакстер Мэри ЛиннЛюдмила
10.11.2013, 12.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100