Читать онлайн Стань моей судьбой, автора - Бакли Эмеральд, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Стань моей судьбой - Бакли Эмеральд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Стань моей судьбой - Бакли Эмеральд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Стань моей судьбой - Бакли Эмеральд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бакли Эмеральд

Стань моей судьбой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

Едва проснувшись утром, Валери сразу, еще не вставая, потянулась за свитером и джинсами. Мысли не давали покою, не позволяли нежиться в постели, а завтракать в одиночку совсем не хотелось.
Дворецкий как раз выходил из столовой, когда Валери сбежала по лестнице.
– Гордон, мама там?
Он обернулся, явно изумленный тем, что Валери уже не только одета, но и спустилась.
– О, извините, мисс, я не предполагал, что вы проснетесь так рано. Вам следовало позвонить и...
– Я не хочу завтракать.
– Понимаю. Да, миссис Керквуд сейчас в столовой.
Дворецкий открыл для Валери дверь в столовую и незаметно исчез. Камилла сидела за столом, на столе перед ней стояла чашка с кофе. Напротив Камиллы сидел Шелдон, и лицо его было озабоченным.
Гордон и впрямь устал, решила Валери. Даже забыл предупредить меня, что моя мать завтракает не одна, а с зятем.
Обычно Гордон всегда сообщал Валери о местонахождении Шелдона, делая это автоматически, без напоминания. Впрочем, сегодня забывчивость Гордона не рассердила Валери. Если бы Шелдона не оказалось в столовой, ей пришлось бы его искать.
Заметив, что Шелдон начал подниматься со стула, она жестом удержала его на месте и первым делом спросила:
– Ты звонил в больницу? Как Льюк?
– Без изменений, – ответил Шелдон.
Валери взяла с буфета кофейную пару и, подойдя к столу, поймала на себе взгляд матери. Валери совсем забыла о роли, которую должна играть. Любящая жена в первую очередь поздоровалась бы с мужем и лишь затем перешла к вопросам. Ошибку следовало исправить как можно быстрее. Пусть для Шелдона ее поведение станет сюрпризом, главное сейчас – успокоить мать.
Подойдя к Шелдону, Валери наклонилась и прижалась щекой к теплой, гладко выбритой мужской щеке, намереваясь сразу же отстраниться. Но Шелдон внес коррективы в ее придуманный впопыхах план – взял руку Валери и положил себе на грудь. Валери чувствовала, как бьется под ее пальцами его сердце, бьется ровно и спокойно, совсем не так, как ее, затрепетавшее в груди. А когда Шелдон, повернув голову, поцеловал уголок ее губ, рука Валери, державшая блюдце, предательски задрожала и чашка опасно соскользнула к краю.
Шелдон с показной неохотой отпустил руку жены, и Валери, облегченно вздохнув, опустилась на стул.
Камилла потянулась за кофейником.
– Хорошо еще, что ты не успела налить кофе, – проворчала она. – Не стоит в моем присутствии стесняться в выражении чувств.
В столовую вошел Гордон.
– Мистер Макинрой, пришел следователь. Говорит, что ему надо побеседовать с вами.
Шелдон посмотрел на Камиллу.
– Вам хотелось знать, что он себой представляет, сейчас увидите. Пожалуйста, Гордон, проводите гостя сюда.
Теперь, без тяжелого плаща и каски, Дональд Слейтер выглядел менее суровым, чем накануне, но Валери заметила взгляд, каким он окинул комнату, когда вошел. Она могла поклясться, что от него не укрылось ни малейшей мелочи.
– Кофе? – предложил Шелдон. – С моей женой вы уже знакомы. А это ее мать, миссис Керквуд.
Следователь поклонился Валери, потом почтительно пожал руку Камилле и взял чашку с кофе, поданную ему Гордоном.
– Спасибо. – Он сделал глоток и одобрительно кивнул. – Совсем не то, что нам пришлось пить прошлой ночью. Хороший у вас дом, мистер Макинрой.
– Благодарю вас, – вежливо отозвался Шелдон. – Семья моей жены владеет этим особняком несколько веков.
– Понятно. – Взгляд Слейтера скользнул по лицу Валери. – Я подумал, что вам будет интересно узнать, что нам удалось раскопать. Разумеется, все это лишь предварительные данные. Понадобятся, возможно, недели, прежде чем мы получим все результаты лабораторных тестов и прочее.
– Недели? – угрюмо переспросил Шелдон. – А когда я смогу попасть на фабрику? Мне нужно оценить ущерб и получить заключение инженера-строителя.
Следователь с интересом посмотрел на него.
– Собираетесь перестраивать предприятие?
– Для этого мне нужно мнение специалиста. Чтобы узнать, возможна перестройка или лучше начать все с нуля.
– Разумеется. Что ж, если хотите, сходите на фабрику сегодня. Только вместе со мной.
– Не думаю, что это такая уж хорошая идея, – вмешалась Валери. – Стены могут упасть, да и перекрытия...
– У меня в машине есть лишняя каска, – небрежно заметил Слейтер.
– Да уж, каска – прекрасная защита, если на вас рухнут стены! – раздраженно съязвила Валери.
– Я не поведу вашего мужа туда, где он не будет в безопасности, – заверил ее следователь.
Шелдон бросил на нее укоризненный взгляд, и Валери прикусила язык.
Слейтер повернулся к Шелдону.
– Вообще-то, мистер Макинрой, я очень хочу, чтобы вы составили мне компанию. Надеюсь, вы покажете, где что находилось в здании и что там есть лишнее. Ведь пожар возник, судя по всему, не сам по себе.
– Кое-что я могу сказать вам уже сейчас. Вчера, когда я уходил, в моем офисе не было бензина.
Следователь вскинул брови.
– А откуда вы знаете, что это был бензин?
– Я почувствовал его запах на одежде Льюка, когда выносил его из помещения. У меня нет никаких сомнений.
– Да-а, – задумчиво протянул Слейтер, – бензин трудно перепутать с чем-либо, не так ли? Люди привыкли считать, что он сгорает полностью, не оставляя следа, но обнаружить его присутствие очень легко. Впрочем, никакой емкости, подходящей для хранения бензина, в вашем офисе не найдено. Полагаю, поджигатель очень аккуратен и канистру унес с собой. А что за обогреватель у вас в кабинете, мистер Макинрой? Уходя, вы оставили его включенным или выключили?
– Конечно, выключил. Я пользуюсь им только по утрам, когда холодно, и никогда не оставляю включенным, если выхожу хотя бы на несколько минут. А что?
– Дело в том, что прошлой ночью он горел, как паяльная лампа, пока пожарные не перекрыли доступ газа.
– Возможно, из-за взрыва что-то лопнуло, – предположил Шелдон.
Слейтер покачал головой.
– Нет. Утечка газа уже была, когда произошло возгорание. Вот почему ваш офис взлетел на воздух. Однако бензина было явно недостаточно для такого взрыва. А оборудование не повреждено. Я уже осматривал утром.
– Но вам-то откуда все это известно? – не утерпела Валери. – Здание в руинах!
– О, мы многое умеем! – Слейтер усмехнулся. – Конечно, на уборку развалин уйдет несколько дней, но мы все же доберемся до истины. Я ищу то, чего там не должно быть... например, канистру. И еще то, что предположительно должно быть, но чего нет.
Валери нахмурилась.
– Не понимаю. Если там чего-то нет, то как можно узнать, что оно пропало?
– Очень просто. Мы ищем ценности. Важные документы. Фотоальбомы. Домашних животных. Обычно люди не хотят их терять, поэтому иногда уносят с собой еще до пожара.
– Но если им известно, когда начнется пожар... – Она вдруг поняла, что имеет в виду следователь. – Ясно. Если они знают заранее, то тогда они и есть поджигатели.
– Что-то вроде этого. – Слейтер допил кофе. – Если вы готовы, мистер Макинрой, пойдемте и взглянем на то, что осталось от вашей фабрики.
Будьте осторожны, хотела сказать Валери, но подумала, что удостоится еще одного укоризненного взгляда Шелдона и снисходительного замечания Слейтера, и сочла за лучшее промолчать.
Она надеялась, что следователь не обратит внимания на отсутствие ее фотографии среди того, что осталось от письменного стола Шелдона. В общем-то он никогда и не выставлял там никаких снимков. Но Валери очень не хотелось, чтобы Слейтер неверно истолковал отсутствие того, что в полном соответствии со здравым смыслом должно было там находиться.


Пожарная машина все еще стояла у фабрики, а несколько пожарных заливали те места, где еще тлело пламя. Слейтер кивнул им и прошел мимо. Шелдон со вздохом последовал за ним.
При виде того, что творилось в здании фабрики, у него сжалось сердце: почерневшие стены, обгоревшие балки, небо вместо крыши. Еще вчера он мог пройти по цеху с завязанными глазами и даже не споткнуться, потому что прекрасно знал, где что находится. Сегодня, даже если бы весь хлам каким-то чудесным образом был убран, Шелдон не сразу разобрался бы, что к чему. Все выглядело иначе – непривычным, незнакомым и каким-то... чужим.
– Пожалуй, констатировать очевидное можно уже сейчас, не вызывая инженера-строителя, – пробормотал Шелдон.
– Очевидное? Хотите сказать, что здание уже не спасти? – Слейтер отбросил ногой какую-то железку.
– По крайней мере, мне так кажется.
– Я видел пожарища и похуже. Здание довольно прочное, и все будет по-другому, когда уберут мусор. Но я бы не стал вас осуждать, если вы возьмете деньги по страховке и удалитесь на покой. Будете играть, к примеру, на бильярде... Впрочем, в таком большом доме, как ваш, можно играть даже в теннис.
– Мне еще рано на покой, – ответил Шелдон, – а бильярд я не люблю. Просто подумал, что, может быть, целесообразнее начать заново на каком-то другом месте.
– Поживем – увидим. На мой взгляд, перекрытия неплохо сохранились. Стальные изогнулись бы, как спагетти, при попадании на них воды. – Слейтер остановился. – Ничего необычного не заметили?
Шелдон удивленно посмотрел на него, потом сухо сказал:
– Полагаю, вы говорите не об очевидном. Нет, не вижу ничего странного. И, по-моему, ничего не исчезло.
– Тогда давайте осторожно поднимемся наверх и заглянем в ваш офис. Кстати, – небрежно добавил Слейтер, – ваша жена, похоже, не очень хотела, чтобы я повнимательнее взглянул на пепелище.
Шелдон напрягся.
– Что вы имеете в виду?
– Ничего, просто мне так показалось. Она делала вид, что не понимает, о чем я говорю, когда речь зашла о включенном обогревателе и об отключенной системе пожаротушения.
Шелдон пожал плечами, надеясь, что жест получился достаточно естественным.
– Она впервые видела пожар, а в поджогах вообще ничего не смыслит. Кстати, мне ваши наблюдения показались интересными.
– Понимаю. Я всего лишь делаю свою работу. Когда кто-то пытается отговорить меня от чего-то, я настораживаюсь. Итак, мистер Макинрой, что вы видите?


Валери повернула рабочий стол со стоящей на нем миниатюрной детской и заглянула внутрь через крохотное окошечко. Что ж, Мальчик-с-пальчик остался бы доволен, подумала она. Особенно впечатляла кроватка, рядом с которой примостился столик на колесиках с малюсенькой лампой.
Игрушечная комната была закончена до срока, оставались кое-какие мелочи. Валери провела за работой почти весь день и чувствовала себя немного виноватой перед матерью, которой пришлось самой искать развлечений. Но кому было бы легче от бесполезных стенаний и расхаживаний из угла в угол, чего, похоже, и ждала от нее Камилла? Вместо этого Валери занялась полезным делом и, как обычно, с удовольствием отметила, что физическая работа помогает умственной концентрации.
Разумеется, она не возражала бы против присутствия матери в гостиной. В течение дня Камилла то входила, то выходила, но надолго не задерживалась. Около трех часов пополудни она сообщила, что Шелдон еще не вернулся, а когда Валери в ответ только пожала плечами и сказала, что в этом нет ничего удивительного, Камилла фыркнула и спросила, интересует ли дочь что-либо более серьезное, чем кукольный домик.
– Это мое хобби, мама, – спокойно ответила Валери.
– Нет, дорогая, это одержимость. Ты позволила игрушкам занять целую комнату – ладно. Но сейчас они забирают у тебя жизнь, а это уже совсем другое дело.
Возможно, устало подумала Валери, мать права. Намного легче уединиться в мастерской и заниматься игрушками, чем пререкаться с Шелдоном или играть роль счастливой жены перед подругами. Клара была единственной, кому Валери могла довериться, но даже она не знала деталей.
Валери подняла цирковой вагончик, создание которого отняло столько времени и сил, и поставила его на рельсы, проложенные по периметру детской под потолком.
– Будь я маленьким мальчиком, умер бы от зависти к тому, у кого есть такой вагончик, – сказал Шелдон у нее за спиной. – Впрочем, у большого мальчика тоже глаза разбегаются.
Валери не слышала, как он вошел. Не оборачиваясь, она поправила кроватку.
– Ты о себе говоришь. Шелдон? Я и не знала, что тебе так нравятся игрушки.
– Ты многого обо мне не знаешь, – бесстрастно заметил он.
Валери благоразумно перевела разговор на другую тему:
– Что нового? Ты был там?
– Был. Ничего хорошего. – Шелдон пододвинул стул и уселся рядом с ней. – Комната просто чудесная.
Валери критически оглядела свое творение.
– Тебе не кажется, что все уж слишком опрятно и чисто? Ведь в ней же живет маленький мальчик.
– Может быть. И, как мне кажется, немного холодновато. Такое впечатление, что этими чудесными игрушками никто не пользуется. Почему бы тебе не поселить туда кого-нибудь?
– Потому что люди у меня всегда выглядят не по-настоящему. Они какие-то неживые. А неживое способно испортить любую фантазию. Поэтому я притворюсь, что люди только что вошли в дом, но еще не стали персонажами этого мира. – Валери пристально посмотрела на Шелдона. – Что случилось? Я вижу, ты чем-то озабочен.
Ей почему-то показалось, что Шелдон не ответит, но он потер подбородок и после небольшой паузы заговорил:
– Приезжал еще один следователь. Из страховой компании. Дело непростое, Валери. В том, что причиной пожара стал поджог, никто не сомневается, поэтому страховая компания не хочет платить до тех пор, пока не появятся подозреваемые. Я говорил, что мы только вчера утром заключили новый договор на более крупную сумму. Естественно, такое совпадение вызвало подозрения и у страховщиков, и у пожарных.
Это не стало для Валери новостью. Когда ее отец утонул, отправившись на рыбалку, страховая компания тоже отказывалась от выплат, утверждая, что он покончил с собой.
Но ведь тогда удалось все уладить. По крайней мере так сказал ей Шелдон. Конечно, Валери имела основания подозревать, что чек, полученный Камиллой, был выписан не компанией, а самим Шелдоном, но она гнала от себя эти мысли. Тогда все разрешилось благополучно, а значит, и сейчас...
– Хочешь сказать, что тех людей еще не арестовали? – спросила она.
– Нет. И, возможно, арестуют еще нескоро.
– Но почему?
– У полиции свои причины. Против них нет никаких прямых улик. Ты же слышала, что говорил Слейтер о результатах тестов. На экспертизу требуется немало времени. И пока Льюк не в состоянии говорить...
– А какие улики нужны полиции?
– Не знаю. Но сейчас у них нет ничего. – Шелдон вздохнул. – Я только что разговаривал с твоей матерью. Попросил ее как можно скорее вернуться в Ванкувер.
– Что?! – Валери вскочила со стула. – Не можешь же ты выгнать мою мать из дому?! И, ради бога, объясни, чем она тебе помешала?!
– Я так же хочу, чтобы ты поехала с ней.
– Но почему?
– Милая, подумай сама. Те, кто подожгли фабрику, не достигли главной цели.
– Хочешь сказать, что им не удалось убить тебя. И ты боишься, что они могут попытаться повторить покушение. Тебе нужно избавиться от нас, чтобы...
– Нет, – мягко остановил ее Шелдон. – Я опасаюсь, что при повторном покушении можете пострадать вы с Камиллой.
Валери вдруг окатила теплая волна сочувствия к человеку, потерявшему многое, но заботящемуся о ее безопасности.
– Я и так чувствую себя виноватым из-за того, что случилось с Льюком, – добавил Шелдон. – Не прощу себе, если что-то случится и с вами.
Валери усмехнулась. Ну вот, все стало на место. Жена, теща, заместитель – они для него из одной категории. Их надо беречь. А чего еще можно было ждать от расчетливого типа?
– Ты прав. Абсолютно прав. Я сама отвезу маму в аэропорт. Но не поеду с ней. Я останусь здесь.
– Я ценю в людях чувство долга, Валери. Но, пожалуйста, сделай милость и не произноси сейчас высокопарных заявлений о том, что твое место рядом со мной, что мы должны вместе встречать любую опасность, и так далее. У меня сегодня не совсем хорошее самочувствие и, боюсь, не то настроение, чтобы выслушивать банальности.
Валери отпрянула, словно от пощечины.
Шелдон устало вздохнул и потер лоб.
– О’кей, возможно, мне не следовало так говорить.
– Неужели? А я подумала, что ты нарочно стремишься меня разозлить, чтобы я хлопнула дверью и улетела с Камиллой. И тебе это почти удалось.
– Что ж, если цель оправдывает средство... – начал Шелдон.
– Почти удалось. Но я никуда не улечу. Это ясно?
– Проклятье, Валери! Почему?!
Потому что мое место рядом с тобой. Потому что мы должны вместе встречать любую опасность, мысленно ответила Валери. Шелдон прав, звучит банально, но ведь в этих банальностях правда. А где найти другие слова?
Только в одном Шелдон ошибся: Валери двигало не чувство долга. Ей хотелось быть рядом с ним, делить радости и беды, смех и слезы. Делить все, что отпустит им судьба.
И когда же она совершила самую большую ошибку в жизни, влюбившись в человека, которому нужна не жена, а трофей?
Валери всегда считала, что нет ничего унизительнее для женщины, чем быть замужем за нелюбимым человеком. Теперь она знала, что есть вариант и похуже: любить мужчину, которому жена необходима лишь как декорация.
Даже сделанное им предложение дополнить их узаконенный союз сексуальными отношениями было не чем иным, как всего лишь расширением отведенной ей роли. Валери нужна в постели только для того, чтобы их дети стали еще одним – наглядным – символом успеха Шелдона. Ну и, наверное, он хотел получить дополнительное удовольствие. Никаких особенных чувств к самой Валери он, конечно, не испытывал, и на ее месте вполне могла оказаться любая другая женщина, занимающая соответствующее положение в обществе.
О, как Валери злилась на себя! Какой же надо быть дурой, чтобы совершенно забыть об осторожности и влюбиться в высокомерного, холодного эгоиста!
Шесть месяцев Валери возмущалась, негодовала и никак не могла смириться с обстоятельствами, заставившими ее согласиться на сделку с Шелдоном. Она воспринимала мужа как воплощение всех тех сил, которые сломали прежнюю жизнь и повернули лицом к малоприятной реальности. Ей казалось, что ненависть и презрение умрут вместе с ней. И вот теперь Валери с болью осознала, что за прошедшие полгода ее мысли и чувства изменились радикальным образом, причем так незаметно, что результат перемен стал для нее сюрпризом.
Почему так случилось? У нее не было ответа. Неужели она оказалась так корыстна, так ничтожно мелка душой, что купилась на щедрые подарки Шелдона, на те самые платья и украшения, которые отказывалась носить? Нет. Валери не чувствовала в себе той расчетливой благодарности, которую выказывает избалованный ребенок «милому папочке», осыпающему его дорогими и вызывающими зависть других детей подарками. Валери остро не хватало родственной души, того единственного в мире мужчины, который стал бы ее половинкой. Мужчины, любящего ее так же, как она, который желал бы полного союза с ней – эмоционального, духовного, физического. И такой союз с годами становился бы только крепче, прочнее.
К сожалению, выбирая для себя такого человека, она поступила не очень благоразумно. Шелдон просто не мог понять предназначенной ему роли родственной души. Да и вряд ли эта роль привлекла бы его.
Самое странное заключалось в том, что, хотя Валери и призналась себе в любви к Шелдону, пережив сильное душевное потрясение, все прочее осталось по-прежнему. Пару дней назад Валери отказалась бы разделить постель с мужчиной, которого не любит. Теперь это препятствие исчезло, но все остальное ничуть не изменилось. До тех пор, пока Шелдон видит в жене декорацию, приз, трофей, Валери не может делать что-либо, опираясь на любовь. Он ясно дал понять, чего ждет от супруги, а изменить правила не в ее силах. Валери не могла даже рассказать ему о своих желаниях. Представив, с какой неприязнью – или даже отвращением – Шелдон встретит ее признания, она поняла, что не выдержит испытания.
– Я в общем даже не удивлен, – сказал он, – что тебе так трудно найти ответ, который оправдал бы твое упрямство.
Ответ? Какой ответ? Валери попыталась вспомнить вопрос. Ах да, почему она не хочет уезжать.
– Здесь мой дом.
– Ну, если это лучшее, на что ты оказалась способной... – Шелдон поднял руки. – Хорошо. Ты победила. Оставайся.
Он вышел из комнаты, всем видом показывая недовольство, и захлопнул дверь.
Валери устало вздохнула и закрыла глаза. Да, она выиграла. Взяла верх. И, что бы ни думал Шелдон, какие бы мотивы ни приписывал ее поступку, она останется здесь. Так велит сердце. Этого требуют принципы. Ее место здесь, рядом с ним.
Если бы только и он хотел, чтобы она осталась.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Стань моей судьбой - Бакли Эмеральд

Разделы:
12345678910111213

Ваши комментарии
к роману Стань моей судьбой - Бакли Эмеральд



Закручено почти как в детективе!
Стань моей судьбой - Бакли ЭмеральдИриша
28.07.2011, 18.40





Мало чувств, страсти, драматизма. Написано суховато.
Стань моей судьбой - Бакли ЭмеральдДинара
21.05.2012, 19.26





Главная героиня немного странновата, конечно. Бедная как она страдала душевно, что ей дарили украшения... ах ах... какой козел её муж, что сделку с ней заключил. Ну пошла бы полы мыть и была бы счастливой и свободной. Не могу сказать что сильно уж паршивый роман, но не захватил - 6
Стань моей судьбой - Бакли ЭмеральдЮсик
12.07.2012, 20.00





Как-то скомкано, суховато. Не понравилось.
Стань моей судьбой - Бакли ЭмеральдКристина
30.07.2013, 20.00





Месть всегда оставляет привкус горечи, усталости. В точности как и этот роман. Но почитать ... Как хотите
Стань моей судьбой - Бакли ЭмеральдА
27.05.2014, 6.52





А мне понравилось,без пошлости и герои не носяться только со своими чувствами! Интерессный сюжет! Советую
Стань моей судьбой - Бакли ЭмеральдЗлобный гном
15.07.2014, 8.41





И мне понравился роман. действительно без пошлости. отсутствие откровенных сексуальных сцен только его украшает. они были бы здесь лишними, чувства важнее в данном случае. и ничего не суховато, очень даже мило.
Стань моей судьбой - Бакли ЭмеральдИринаМ
31.05.2015, 20.34





Приятная детективная история любви и урок чести. Не очень захватывающе, зато нежно.
Стань моей судьбой - Бакли ЭмеральдЗириша
25.03.2016, 23.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100