Читать онлайн Стань моей судьбой, автора - Бакли Эмеральд, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Стань моей судьбой - Бакли Эмеральд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.14 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Стань моей судьбой - Бакли Эмеральд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Стань моей судьбой - Бакли Эмеральд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бакли Эмеральд

Стань моей судьбой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

Клара недовольно посмотрела на мужа.
– Интересное не обязательно означает приятное, – сказала она. – А оскорблять Амелию Бродерик, хотя она и сама напросилась на грубость, неблагоразумно.
Валери молча кивнула, стараясь не смотреть на мать. Как бы вызывающе ни вела себя Амелия, поддаваться на ее провокацию было нельзя. Несомненно, Камилла имела полное право указать дочери на допущенную ею грубость.
– Я не собирался никого оскорблять, – негромко отозвался Шелдон. – Всего лишь хотел выиграть немного времени и спросить вас вот о чем. Каковы обязанности распорядителя бала? Что я должен делать?
– Ты неверно ставишь вопрос, – сказал Рик. – Ни один здравомыслящий человек не пожелал бы оказаться в этой роли. Вот почему распорядители меняются каждый год. Амелии хочется создать впечатление, что повторное приглашение слишком большая честь, но на самом деле...
Валери не дала Рику закончить.
– Никаких особенных обязанностей у распорядителя нет. Потанцевать по разу с каждой дебютанткой, устроить так, чтобы девушки не оставались без партнеров. Потом, в полночь, распорядители представляют королев прошлых лет...
– Я могу выбирать, кого представить?
Шелдон посмотрел на Валери как-то непривычно тепло, и она смущенно отвела взгляд, чувствуя непонятное беспокойство. А может быть, Шелдон всегда смотрел на нее так, просто она не замечала?
– Я бы не стал на это рассчитывать, – сказал Рик. – На балу всем заправляет Амелия Бродерик.
– Но глаз-то у нее наметанный, – вставила Камилла. – Смуглый Шелдон и светленькая Валери составили бы чудную пару. Так что, дорогой, если мы подберем тебе подходящий костюм, то даже Амелия согласится поставить вас вместе. А Валери, между прочим, сегодня уже позаботилась о своем платье.
– Костюм?! – ужаснулся Шелдон.
– Ничего особенного, – успокоила его Камилла. – Я не собираюсь превращать тебя в Джека Потрошителя или в какого-нибудь клоуна. Надо лишь, чтобы жилет, который ты наденешь под смокинг, и «бабочка» сочетались по цвету с платьем Валери.
– Тогда все в порядке. Лишь бы обойтись без теннисных мячей. – Шелдон лукаво подмигнул Камилле.
– Они тебе не понадобятся, дорогой, – ничуть не смутившись, заверила она. – Что бы ни говорил Рик, бал не настолько скучен. Я, по крайней мере, не помню, чтобы кого-то клонило ко сну.
– Насколько я понимаю, теперь мне нужно подойти к столику миссис Бродерик и смиренно поблагодарить ее за оказанную мне честь. Так, Камилла?
– Нет, подожди, пока мы закончим. В конце концов она тянула с приглашением до последней минуты. Небольшое нервное напряжение пойдет ей на пользу.
Валери заметила, как ее мать и муж, словно заговорщики, переглянулись, и неожиданно почувствовала себя ужасно одинокой.
Официант подал основное блюдо, и она принялась за бифштекс, прислушиваясь к возобновившемуся за столом разговору. Камилла описывала Кларе купленное утром платье, а Рик и Шелдон обсуждали какую-то производственную проблему.
– Я получил вчера ваши новые образцы, – говорил Рик. – И что ты думаешь – снова перепутали адрес! Пакет шел два дня. Конечно, рано или поздно на почте привыкнут к таким ошибкам, но все же...
Клара, находясь под впечатлением от рассказа Камиллы, заявила, что должна сегодня же увидеть новое платье подруги.
– Но вообще-то, Валери, мне бы хотелось узнать, что ты собираешься пожертвовать для аукциона.
– Кукольный домик, – не задумываясь, ответила Валери.
– Ну да, конечно, кукольный домик, – сказала Клара. – Как всегда. Но тема? Обещаю, что никому не проболтаюсь. На мой взгляд, предыдущий был просто шедевром. Тебе будет нелегко превзойти себя, дорогая. Я прекрасно понимаю: такой чудный, изысканный будуар для принцессы...
– Аукцион? – спросил Шелдон. – Что-то я не слышал ни о каком аукционе. Если мне придется стоять перед толпой и поднимать цены...
– Не паникуйте, – успокоила его Клара. – Распорядителям не нужно выступать в роли аукциониста, все проходит тихо. Собранные деньги идут в приют для бездомных. Сумма набирается немалая, возможно, потому что люди чувствуют себя немного виноватыми, тратя сотни долларов на развлечения.
– Развлечения, хм... – буркнул себе под нос Рик.
Шелдон рассмеялся, и в этот момент к столику подошел официант.
– Мистер Макинрой? Вас к телефону. Аппарат там. – Он указал на полузакрытую нишу.
– Извините. – Шелдон улыбнулся и поднялся из-за стола.
Валери кивнула и проводила мужа задумчивым взглядом.
– Льюк? – донесся до нее голос Шелдона. – Да, я в ресторане. Что значит «очень важно»? – Он завесил штору.
Между тем Клара вернула подругу к прежнему разговору.
– Держу пари, это не спальня. Слишком уж похоже на будуар. Может быть, антикварная лавка, о которой ты одно время мечтала?
Валери не успела ответить, потому что Шелдон вернулся к столу. Лицо у него было слегка обеспокоенное.
– Мне очень жаль, – сказал он. – Льюк звонил с фабрики. Там что-то случилось, и я должен вас покинуть. Увидимся позже. Рик...
– Подбросить, дружище?
Шелдон отрицательно покачал головой. Мужчины отошли в сторону и о чем-то заговорили. До Валери долетали лишь отдельные фразы.
– Когда он приехал... кто-то убегал... думаю... уволил сегодня...
– Ты уверен, что тебе не нужна моя помощь? – озабоченно спросил Рик.
– Нет, полагаю, все не так плохо. Пожалуйста, останься с дамами. Если я задержусь, отвези Валери и Камиллу домой.
– С удовольствием, – пообещал Рик. – Нечасто мне на голову сваливаются сразу три очаровательных женщины. Иди и не беспокойся. – Он вернулся к столу. – Кто желает еще вина, леди?
Валери не слушала, о чем болтали мать и Клара, пытаясь вспомнить нечто важное. Шелдон рассказывал Рику о рабочих, которых ему пришлось уволить... Фрагменты разговора всплывали в памяти, но никак не складывались в общую картину.
Несмотря на явную панику Льюка, сказала себе Валери, Шелдон, конечно, прав – ничего серьезного случится не могло. Разумеется, любой бизнесмен должен внимательно относиться к любой угрозе его предприятию. Но Льюк всегда беспокоился по пустякам и не в первый раз тревожил Шелдона во внерабочее время из-за мнимых проблем. Шелдон хорошо знал эту черту своего заместителя. Если бы он встревожился по-настоящему, то, конечно, обратился бы за помощью к Рику.
И все же, судя по той поспешности, с которой Шелдон покинул ресторан, звонок Льюка взволновал его.
Тревожные мысли не выходили из головы, и, чтобы хоть как-то отвлечься, Валери вопреки намерениям сохранить свой проект в тайне рассказала о нем Кларе.
– Я готовлю спальню маленького мальчика. Все будет стилизовано под цирковые интерьеры. Самое интересное – это музыкальная шкатулка в форме карусели. Кстати, я уже и музыку для нее подобрала…
Клара вздохнула.
– Наверное, я ее куплю.
– Но у тебя уже есть два шедевра Валери, – напомнил Рик. – Не будь такой жадной, оставь другим.
– Такого у меня нет, – возразила Клара.
Валери рассмеялась.
– Приходите вечером и посмотрите сами. Может быть, Рик, твоей жене и не понравится.
– А может быть, ей все так понравится, что она захочет приобрести и все остальное. Тогда придется выделять отдельную комнату для коллекции. – Рик усмехнулся. – Уж я-то знаю Клару. Впрочем, надо действительно зайти и посмотреть.
– Так давайте не будем откладывать, – предложила Камилла.
Они встали из-за стола, и Валери с удивлением обнаружила, что, сама того не заметив, съела целый бифштекс. На столе ничего не осталось, даже кофе успели выпить.
А Шелдон так и не вернулся.


По пути к фабрике, находившейся в нескольких кварталах от ресторана, Шелдон успокаивал себя тем, что Льюк постоянно создавал проблемы из-за пустяков и почти никогда не пытался решить их самостоятельно, требуя вмешательства босса. Вот и сейчас дело, вероятно, не стоит и выеденного яйца.
Удивительно, что те самые качества, которые делали Льюка незаменимым заместителем: внимание к деталям, нежелание выходить за рамки данных ему полномочий – превращались в почти непреодолимые препятствия на пути к более высокому положению.
И все же на этот раз в голосе Льюка присутствовала нотка, которой Шелдон никогда прежде не слышал. Что-то очень сильно напугало его. Впечатление было такое, словно Льюк задыхался от волнения. Надо признать, что если Льюк действительно видел бегущих от фабрики уволенных рабочих, то основания для беспокойства есть.
Шелдон подъехал к зданию и, притормозив, осмотрелся. Ничего необычного или подозрительного. Машина Льюка стояла в полуквартале от фабрики, у обочины на противоположной стороне улицы. Хорошее место для наблюдения, но... в машине никого не было.
Припарковав свой «бентли» рядом с «фордом» Льюка, Шелдон вышел из машины и не спеша зашагал по улице. Ему показалось, что на пустыре через дорогу от фабрики мелькнула чья-то тень. Летом на пустыре обосновался бездомный, упорно сопротивлявшийся всем попыткам переселить его в более подходящее жилище. Но в последнее время бродяга исчез, не выдержав, очевидно, наступивших холодов или, может быть, предоставив себя заботам властей. А значит, тот, кто шастал по пустырю, мог иметь и не самые добрые намерения.
Но когда Шелдон подошел ближе, то обнаружил лишь пустую бутылку из-под содовой и обрывок газеты, зацепившийся за чахлый кустик. Как и следовало ожидать, те, кого видел Льюк, давно скрылись. Если он и впрямь кого-то видел...
Сам Льюк тоже словно сквозь землю провалился. Должно быть, зашел на фабрику, предположил Шелдон. Но зачем? Почему не ждет босса на тротуаре, как они договорились? На Уилсби это не похоже.
И что ему теперь делать? Пройтись по корпусам в поисках потерявшегося заместителя? А если тот где-то затаился и с испугу огреет босса стулом? А вдруг Льюк действительно зашел на фабрику и наткнулся на чужака?
Шелдон толкнул тяжелую дверь и, быстро шагнув внутрь, тут же отступил в сторону, чтобы не стоять на свету. Некоторое время он подождал, привыкая к полумраку и вслушиваясь в тишину, потом осторожно повернулся и осмотрел просторное помещение с рядами рабочих мест, рулонами ткани и тележками для транспортировки готовой продукции.
И снова его внимание привлекло какое-то движение, на этот раз в окне. Шелдон повернул голову, но ничего не увидел. Тень на пустыре, теперь отражение в стекле... если так пойдет дальше, то скоро из темных углов начнут выползать чудовища.
Вокруг было тихо. Но тогда почему на душе неспокойно? Откуда взялось ощущение опасности? Казалось, огромное помещение замерло в ожидании. Словно...
Шелдон не успел проанализировать до конца свои чувства, потому что ожидание оказалось не напрасным. Напряжение разрядилось взрывом.
Офис на втором этаже взорвался прямо на глазах у Шелдона. Он так и не понял, что было раньше: огненная вспышка или ударная волна. Из окон кабинета вырвались яркие голубовато-красные языки пламени, и горячий воздух толкнул Шелдона в грудь, едва не сбив с ног.
Взрыв потряс здание, взметнув облако многолетней пыли, разбросав осколки стекла, перевернув незакрепленную мебель. Но самым страшным было то, что вместе с ворохом бумаг и разбитыми рамами из окна вылетело что-то похожее на большую тряпичную куклу.
– О боже! – вскрикнул Шелдон. – Льюк!..
В цеху уже бушевал пожар. Огненные языки жадно лизали тюки с одеждой, деревянную мебель, ползли по стенам, разбегались по полу. Из окон кабинета валили клубы черного дыма, за которыми трещало и гудело.
Льюк упал между двумя рулонами ткани. Шелдону понадобилось несколько секунд, чтобы оттащить его в сторону, сбить пламя с его пиджака и взвалить беднягу на плечо. Потеряв еще пару драгоценных мгновений на то, чтобы сориентироваться, он побрел к выходу, чувствуя, как теряет силы.
Когда Шелдон вышел из здания, сгибаясь под тяжестью ноши, его качало, как пьяного. Он остановился, чтобы перевести дыхание, и двинулся к пустырю, в безопасное место, где можно было без помех привести Льюка в чувство.
У тротуара резко затормозила машина. Задняя дверца открылась, из автомобиля выскочила бледная Валери. Она застыла, с ужасом глядя на мужа, на плече которого словно куль висело безжизненное тело Льюка.
– Началось с офиса, – прохрипел Шелдон, и собственный голос показался ему незнакомым, словно шел из бочки. – Льюк как-то оказался там. – Лицо его вдруг странно искривилось, а из горла вырвался сухой нервный смех. – Везет как утопленникам. Только сегодня утром застраховались от пожара!


Время то тянулось невообразимо длинными отрезками, то летело, сжимаясь и перемешиваясь. Впоследствии Валери, как ни старалась, так и не смогла сложить воедино разрозненные эпизоды того вечера. Кто приехал раньше, пожарная или «скорая»? Кто в конце концов снял с плеча обессилевшего Шелдона так и не очнувшегося Льюка? Кто принес ей чашку мутного, но горячего кофе? Валери помнила, что ее вдруг начало трясти и кто-то накинул на ее плечи одеяло. Но было это до или после того, как огонь прорвался через крышу фабрики? И когда там, в почти безлюдном районе, успела собраться толпа зевак?
Несколько эпизодов почему-то врезались ей в память, хотя и не были очень уж важными. Валери запомнилось перекошенное лицо Рика, кричавшего что-то бригадиру пожарных, и слезы в глазах Камиллы, обнимавшей зятя за плечи. Третий, наверное, самый памятный эпизод – когда прибывшие санитары положили Льюка на носилки и потащили к машине.
– Эй, ребята, – окликнул их Шелдон, – подождите секунду! Надо поискать ключи, чтобы убрать машину подальше. Если ветер переменится, здесь станет жарко, как в духовке.
– Ищи сам, – буркнул один из санитаров.
Шелдон склонился над Льюком и осторожно сунул руку в карман его брюк.
– Как ты можешь думать о какой-то дурацкой машине, когда кругом творится такое! – вскипела Валери.
Шелдон поднял на нее потемневшие от боли глаза.
– Льюк любит эту машину. Все, что я могу сделать для него сейчас, это позаботиться о ней. И я в долгу перед ним, потому что он много сделал для меня.
– Что ты имеешь в виду?
– Чувствуешь запах?
Валери поморщилась.
– Здесь все перемешалось: дым, копоть... Приятного мало. Если ты хочешь сказать, что...
К ним подошел мужчина в каске и спросил, обращаясь к Шелдону:
– Вы владелец фабрики? Я Дональд Слейтер, следователь.
– Да, я владелец.
– Мистер Макинрой, как вы думаете, кто мог уничтожить ваше предприятие?
Вопрос задел Валери за живое.
– Похоже, мистер Слейтер, вы ничуть не сомневаетесь, что это был поджог. Но ведь пожар еще не потушен, на чем же основывается ваша уверенность?
Следователь окинул ее оценивающим взглядом, задержавшись на браслете с бриллиантами, выглядывавшем из-под рукава белого шерстяного пальто.
– Во-первых, мэм, вентили на противопожарной системе, как мне кажется, закрыты.
– Черт, а я-то думал, почему разбрызгиватели не сработали! – Шелдон покачал головой. – Собирался проверить, но не успел: пришлось возиться с раненым. Да, боюсь, есть два человека, которые могли устроить поджог. Когда я увольнял их сегодня утром, один сказал... сейчас вспомню... да: «Вы об этом пожалеете».
– Ничего более определенного?
– Ну, они не приглашали меня прийти сюда вечером на барбекю, – сухо ответил Шелдон. – Когда мистер Уилсби заехал на фабрику, чтобы забрать кое-какие бумаги, ему показалось, что он заметил одного из них бегущим от здания.
– Какой прилежный работник этот ваш мистер Уилсби, – заметил следователь. – Забирать бумаги в такой час...
– Льюк именно такой. – Шелдон откашлялся. – На него можно положиться.
– А где он сейчас? Мне хотелось бы поговорить с ним.
Шелдон посмотрел на часы.
– Надеюсь, его уже доставили в больницу.
– Так это его увезла «скорая»? А где он находился, когда начался пожар?
– В моем офисе. По крайней мере, именно оттуда его выбросило взрывом.
Валери вздрогнула, и Шелдон озабоченно спросил:
– Хочешь, я попрошу Рика отвезти тебя домой?
– Нет, я останусь, – решительно заявила она.
Шелдон посмотрел на жену долгим взглядом, но на его лице не отразилось никаких чувств.
– Поступай как знаешь. – Он пожал плечами и повернулся к следователю. – Чем еще я могу вам помочь?
– Почему мистер Уилсби оказался в вашем кабинете?
– На этот вопрос у меня нет ответа. Когда я его вытаскивал, он был без сознания, так что спросить я его не мог. – Голос Шелдона дрогнул. – Не знаю, что он видел или слышал, зачем пошел туда.


Пожар удалось потушить только к рассвету, когда небо на востоке уже посерело. Валери не сразу поняла, что это – утренняя заря или отблеск огня.
Хотя пламя уже сбили, струйки дыма все еще тянулись вверх, нависая над окрестностями тяжелым, мрачным облаком. В хмуром свете осеннего утра фабрика выглядела печально. Старые кирпичные стены уцелели, как и тяжелые деревянные балки, поддерживавшие крышу, хотя некоторые из них сильно обгорели.
Что творилось внутри, можно было только догадываться, потому что пожарные, руководствуясь соображениями безопасности, не позволяли подойти ближе.
Валери взглянула на Шелдона. Он молча смотрел на развалины, думая о чем-то своем. Интересно, о чем?
К ним подошел Рик Бирнхем.
– Шелдон, хочешь, я подброшу тебя в больницу? Возможно, тебя пустят к Льюку на минутку.
Шелдон покачал головой.
– Я съезжу один, а ты, пожалуйста, отвези Валери домой.
– Нет, я поеду с тобой, – запротестовала Валери.
– Ты устала, тебе нужно отдохнуть.
– Но ты тоже устал и нуждаешься в отдыхе не меньше меня. Я должна поехать, это мой долг.
Наверное, мое заявление прозвучало высокопарно, подумала Валери, но ведь супругам полагается делить ответственность. В конце концов речь идет о здоровье Льюка Уилсби, не чужого для меня человека. А для Шелдона он...
«Я в долгу перед ним, потому что он многое для меня сделал». Валери нахмурилась, вспомнив слова Шелдона. Что такое мог сделать заместитель для своего босса? Впрочем, о чем тут думать: Льюк пострадал на работе, пытаясь спасти бизнес ее мужа, и, конечно, они оба многим ему обязаны. Валери никогда не питала к Льюку Уилсби симпатии, но находила его преданность делу и Шелдону достойной уважения. Она даже признала, что чувствует себя отчасти виноватой, потому что всегда считала Льюка немного паникером, а он, по крайней мере в этот раз, оказался прав и тревожился не напрасно.
Валери стряхнула оцепенение и огляделась.
– А где мама?
– Клара отвезла ее домой пару часов назад, – сказал Шелдон. – Я предлагал и тебе уехать, но ты отказалась. Кстати, они уехали на машине Льюка, так что не ищи ее.
– Уверен, что сможешь вести? – спросил Рик. – Валери права, ты устал... такой шок. Давай я сяду за руль.
Шелдон покачал головой.
– Я бы хотел, чтобы ты остался, если сможешь. Хорошо бы присмотреть, как тут все закончится. Где ты оставил мою машину?
– В трех кварталах отсюда. Подумал, что если поставлю дальше, то ты, пожалуй, найдешь ее без колес, а если ближе, то краска может потрескаться.
– Молодец. Чего бы мне сейчас не хотелось, так это разбираться со страховой компанией по поводу машины. Проблем, похоже, и так уже хватает. – Шелдон посмотрел на изящные туфельки жены. – Придется немного прогуляться.
Валери пожала плечами.
– Ну и что? Если бы знала, что у нас в программе барбекю, оделась бы по-другому. Мы и так уже простояли здесь несколько часов, а пройти три квартала совсем не трудно.
Только сделав пару шагов, она поняла, что промерзла до костей, а мышцы от холода окоченели. Они прошли полквартала, когда Шелдон негромко чертыхнулся и предложил Валери взять его под руку. Она не стала упрямиться, но держалась на максимальном расстоянии.
– Если ты думаешь, что я вынашиваю какие-то коварные замыслы, – холодно заметил он, – то поверь, тебе ничто не грозит. У меня нет ни малейшего желания заниматься любовью. По-видимому, мне пора подумать о смене профиля бизнеса, ведь от фабрики остались только стены.
Хотя фабрика сгорела у нее на глазах, Валери только сейчас осознала все значение случившегося. Ее мужа постигла катастрофа, и он действительно может лишиться бизнеса.
– Но страховка... Шелдон, ты же сможешь все перестроить.
– Когда-нибудь смогу. Но на это уйдет немало времени. – Он открыл дверцу «бентли» и помог Валери сесть. – Тебе не обязательно сопровождать меня в больницу.
– Я хочу быть с тобой.
Он завел машину.
– Не знал, что ты так привязана к Льюку.
Валери не стала отвечать. Если Шелдон не понял мотивов, которые движут ею, объяснения вряд ли помогут. А сейчас они оба так устали, что даже одно неправильно истолкованное слово способно спровоцировать крупную ссору.
Правда, за шесть месяцев они ни разу не поссорились, и отсутствие споров казалось Валери одной из немногих приятных сторон их брака. Но сейчас ситуация предстала перед ней в совсем ином свете. Ну конечно же причина в другом. Для ссоры необходим определенный уровень общения, желание выразить свое убеждение, разделить озабоченность или заставить противоположную сторону переменить точку зрения. Если отсутствует хотя бы одна из составляющих, можно сколько угодно пускать друг в друга стрелы сарказма, но доброй словесной баталии не получится.
Ну вот, подумала Валери, дорассуждалась до того, что уже скучаю по обычной, заурядной перебранке. Так хочется устроить ему сцену – с криками, с битьем посуды, со слезами и... с примирением.
Люди, встречавшиеся им в ярко освещенном коридоре больницы, морщились и отворачивались. Проходя мимо висевшего на стене зеркала, Валери невольно замедлила шаг. Ну и вид у нее! Некогда белоснежное шерстяное пальто покрыто слоем серой пылью и пятнами копоти, лицо осунулось, глаза ввалились... Если они и пахнут соответственно, то нет ничего удивительного в том, что все стараются обойти их стороной.
В травматологическом отделении их встретили не слишком радушно, но по другой причине. Медсестра, к которой Шелдон обратился, твердо заявила:
– Мы можем разрешить вам заглянуть в окошечко палаты, мистер Макинрой, но не более того. В любом случае заходить к нему не имеет смысла.
Валери замерла. Как это «не имеет смысла»? Почему? Не умирает ли Льюк?
– Почему? – спросил Шелдон.
– Хотя состояние пациента стабилизировалось, он сейчас ни на что не реагирует. У него серьезные ожоги, перелом ноги и сотрясение мозга, поэтому мы держим вашего друга на обезболивающих. Думаю, пройдет несколько дней, прежде чем с мистером Уилсби можно будет разговаривать. Да и тогда он вряд ли начнет отвечать. Пациент надышался газами, и во рту у него трубка, чтобы он мог дышать.
– Скажите, он поправится?
– Вам следует поговорить с врачами. Но все равно придется подождать несколько дней.
– Уилсби не должен ни в чем нуждаться, – сказал Шелдон.
Медсестра заметно смягчилась.
– Пожалуйста, оставьте номер вашего телефона, и я попрошу доктора позвонить вам после утреннего обхода.
Она подвела их к окошечку, и они несколько минут смотрели на неподвижно лежащего человека, забинтованного с ног до головы. Лишь отвернувшись, Валери заметила, что держит Шелдона за руку.
– Позаботьтесь о его одежде, – попросил медсестру Шелдон. – Она понадобится следователю.
Уже выйдя из отделения, Валери спросила:
– А почему следователь заинтересовался одеждой? От нее вряд ли что-то осталось. Придется Льюку обновить гардероб.
– Дело не в самой одежде, а в том, что было на ней.
Валери нахмурилась.
– И что же?
– Бензин, – тихо ответил Шелдон. – Он был на пиджаке Льюка, но, слава богу, загорелся не весь, иначе бедняга пострадал бы еще сильнее.
– Бензин? – удивленно переспросила Валери. – И что это, по-твоему, означает?
Шелдон остановился и внимательно посмотрел на нее. Странно, но Валери только теперь заметила, какими мягкими могут быть его глаза.
– Ты же не думаешь, что офис взорвался без всякой причины, сам по себе? Нет, Валери, там все было облито бензином. И предназначался этот фейерверк мне.


Слова Шелдона поразили Валери. Вернее не слова, а то, что стояло за ними.
Пожар предназначался Шелдону. Он сказал об этом равнодушно, как о чем-то само собой разумеющемся. Кто-то облил его кабинет бензином. Кто-то устроил ее мужу западню. Кто-то намеревался взорвать его. И если бы план злоумышленника сработал, то сейчас в травматологическом отделении больницы лежал бы Шелдон.
Или в морге.
Мир вокруг стал кружиться перед глазами Валери, и она, собрав остатки самообладания, уцепилась за руку мужа. Он отреагировал моментально: подтолкнул ее к ближайшему креслу, усадил и заставил наклонить голову. Валери просидела в такой позе несколько минут, стараясь дышать поглубже.
– Я в порядке.
Шелдон, похоже, не разделял ее уверенность, но все же протянул руку и помог подняться. Выйдя из больницы, они неспешно направились к парковочной стоянке.
– Спасибо, – сказала Валери, не глядя на Шелдона. – У тебя сейчас и без меня забот хватает. Наверное, мне следовало отправиться домой, когда ты в первый раз попросил об этом.
– Что толку в сожалениях. – Он вздохнул, открывая для нее дверцу. – Но вообще-то я рад, что ты осталась.
Валери показалось, что она ослышалась, настолько тихо он это сказал. Когда же через несколько секунд Шелдон снова заговорил, уже сидя за рулем, голос его звучал привычно бесстрастно.
– А как ты вообще там оказалась? Я полагал, вы просидите в ресторане еще не менее часа.
Валери пожала плечами.
– Как оказалось, никому не хотелось засиживаться. Когда ты не вернулся к концу обеда, я попросила Рика отвезти меня к фабрике, чтобы посмотреть, там ли ты.
Ей вспомнилось, с какой осторожностью была высказана просьба, как она старалась показать, что ею движет только невинное любопытство, а не совершенно необъяснимое беспокойство за Шелдона. Наверное, Валери предпочла бы пройти через самые страшные пытки, чем признаться в истинных мотивах своего поведения.
– Мы, должно быть, находились еще далеко от фабрики, потому что не слышали взрыва.
– Думаю, дело не в этом. Насколько я помню, звук получился довольно глухой, ничего похожего на взрыв бомбы, например.
– Ну вот... Когда мы подъехали, ты как раз выходил из здания, а огонь был уже у тебя за спиной... – Валери снова задрожала. – И одежда на Льюке дымилась...
Шелдон не сводил глаз с дороги.
– Я сделаю для него все, что смогу.
Она удивленно посмотрела на него. Неужели он думает, что в этом кто-то сомневается? Разумеется, Шелдон сделает все возможное. На меньшее он не способен.
В столь ранний час самый престижный район города еще спал. Исключение составлял только старинный особняк в самом его центре. В окне горел свет, а парадная дверь распахнулась сразу же, как только автомобиль свернул к дому.
Валери вышла из машины. Ее немного удивило, что Шелдон, заглушив мотор, не поставил «бентли» в гараж, а поднялся вслед за ней.
Их встретил Гордон.
– Мне очень жаль, сэр, – пробормотал он. – Миссис Керквуд рассказала нам о том, что случилось. Что я могу сделать для вас?
Шелдон взглянул на Валери.
– Пожалуй, немного бренди не помешало бы. Миссис Макинрой перенесла шок.
– Конечно, сэр. – Дворецкий повернулся и исчез в холле.
Шелдон заглянул в гостиную.
– Похоже, Гордон счел неуместным встречать нас растопленным камином, но ты еще дрожишь...
Валери покачала головой.
– Обо мне не беспокойся. Все, что мне надо, это принять душ и лечь спать. Кроме того, если развести огонь в гостиной, то непременно потянет дымом, а мне кажется, что этим запахом я надышалась на всю жизнь.
Шутка не удалась – Шелдон даже не улыбнулся.
– Извини. Я лишь хотела... ладно, это неважно. – Валери хотела идти наверх, и как раз в этот момент появился дворецкий с подносом, на котором стояли графин и два бокала. – Скажите, Гордон, мама спит?
– Сомневаюсь, мисс Валери. Она попросила меня сказать ей, когда вы вернетесь.
– Не надо. Я сама к ней загляну.
Валери посмотрела на мужа. Шелдон столь многого лишился, подумала она. Нужно что-то сделать, как-то утешить его. Но с чего начать? Мать, окажись она на моем месте, подошла бы к мужу и обняла.
Однако Валери не успела предпринять что-либо – Шелдон взял с подноса бокал и бренди и, войдя в гостиную, закрыл за собой дверь.
Валери вздохнула и отправилась наверх.


Стоя под горячей струей душа, Шелдон тер и тер себя мочалкой, чтобы избавиться от въевшегося в кожу запаха пожара. Но проклятый дым забрался, должно быть, в самые легкие, потому что, даже выйдя из ванной, Шелдон обонял его.
События минувшей ночи тоже въелись в память и не давали покою. Стоило Шелдону закрыть глаза, как все повторялось, словно в замедленной съемке: ослепительная вспышка, толчок ударной волны, взрыв, когда воспламенилась поднятая в воздух пыль.
И – падение Льюка. Снова и снова. Одно и то же. Шелдон уже не сомневался, что этот кошмар останется с ним на всю жизнь.
Сон не шел. Шелдон сел в кровати, включил ночник и откинулся на подушки.
Самым худшим в этом воспоминании было осознание того, что Льюк оказался случайной жертвой, что удар предназначался не ему. На его месте должен был быть ты, шептал противный, раздражающий голос. Ты должен был сам все проверить.
Конечно, предъявлять обвинения самому себе было чистым безумием, потому что Шелдон велел Льюку ждать его у фабрики. Но ни логика, ни здравый смысл ничего не могли поделать с чувством вины.
Кто ненавидит меня настолько, чтобы устроить подобное? – спросил себя Шелдон.
Конечно, только уволенные тем утром рабочие, ответ очевиден. Шелдон заметил, как блеснули глаза следователя, когда он услышал об этих ребятах. Отстранение от работы, угроза, тот факт, что Льюк видел по крайней мере одного из них около фабрики за несколько минут до пожара. Дело ясное.
Что ж, они исполнили свое намерение. Расплачиваться ему придется еще очень долго. Вот только не учли, что вместе с Шелдоном расплачиваться будут и другие, их друзья и товарищи, оставшиеся без работы. Да и самим поджигателям радоваться нечему. В тюремной камере, где они, несомненно, вскоре окажутся, триумф удавшейся мести быстро сменится разочарованием и отчаянием.
Поджечь фабрику... Какая бессмысленная, бесполезная, глупая затея! Вероятно, у этих двоих просто не хватило ума придумать что-то другое.
Однако рассуждать о причинах и мотивах – дело следователя. Ущерб нанесен серьезный, и насущная задача Шелдона состоит в том, чтобы уменьшить потери. В первую очередь позвонить в страховую компанию. Потом найти опытного инженера-строителя, который определит, можно ли спасти здание, и архитектора, который возьмется за реконструкцию старой фабрики или за проектирование новой. И только после этого Шелдон скажет рабочим, насколько долгим окажется их вынужденное безделье.
Но прежде чем браться за дело, надо обязательно навестить Льюка и поговорить с врачами.
Шелдон выключил ночник, и перед ним из темноты выплыло бледное лицо Валери, ее испуганные глаза, смотревшие через окошечко палаты на неподвижно лежавшего Льюка. О чем она думала тогда? Что занимало ее мысли настолько, что она даже не заметила, как он взял ее за руку? Конечно, один лишь вид израненного бедняги Уилсби не мог повергнуть ее в шок. Возможно, Валери представила, что в палате лежит он, ее муж?
А может быть, и нет, возразил сам себе Шелдон. В тот момент Валери, вероятно, даже не осознавала, что такое могло случиться. Надо отдать ей должное – она перенесла внезапно свалившееся испытание молодцом и мужественно держалась до тех пор, пока он не сказал ей, что ловушка предназначалась для него. Пожалуй, не стоило этого говорить, но тогда Шелдон даже не подумал о возможных последствиях. Не сообразил, что Валери может лишиться чувств. Камилла рассказывала, что такое случалось с ней всего пару раз.
И в обоих случаях причиной становился он, Шелдон.
Что могло вызвать вчерашний обморок? Может быть, Валери просто устала после бессонной, нервной ночи? Или ее так потрясла мысль о его возможном ранении, а то и смерти?
Хватит мечтать, Макинрой. Что-то уж очень много думаешь сегодня о Валери. А ведь причины самые обычные.
Интересно, как бы она отреагировала на его предложение подняться наверх вместе с ним? Провести вместе остаток этой проклятой ночи?
Впрочем, к чему ломать голову над тем, что и так очевидно. Пустила бы в ход свой острый язычок – это уж точно. И имела бы на то все основания, ведь он сам сказал, что у него нет настроения заниматься любовью.
Так оно и было в тот момент. Но потом, взглянув на Валери, перепачканную сажей, с растрепавшимися волосами, с покрасневшими от жара и непролитых слез глазами, пахнущую дымом пожарища, Шелдон внезапно ощутил желание отвезти Валери домой, бросить на кровать и...
Шелдон перевел дух. Черт побери, он и сейчас хотел ее. Если бы они занялись любовью, ему стало бы легче. Боже, как надоели эти ночи в одиночестве! А всего-то и надо пройти по коридору, постучать в ее дверь и сказать...
– А она вручит тебе плюшевого медвежонка, – сердито оборвал себя Шелдон и, положив подушку под голову, закрыл глаза.
И тут же увидел, как взрывается его офис.
Интересно, сможет ли он когда-нибудь уснуть, не увидев этого?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Стань моей судьбой - Бакли Эмеральд

Разделы:
12345678910111213

Ваши комментарии
к роману Стань моей судьбой - Бакли Эмеральд



Закручено почти как в детективе!
Стань моей судьбой - Бакли ЭмеральдИриша
28.07.2011, 18.40





Мало чувств, страсти, драматизма. Написано суховато.
Стань моей судьбой - Бакли ЭмеральдДинара
21.05.2012, 19.26





Главная героиня немного странновата, конечно. Бедная как она страдала душевно, что ей дарили украшения... ах ах... какой козел её муж, что сделку с ней заключил. Ну пошла бы полы мыть и была бы счастливой и свободной. Не могу сказать что сильно уж паршивый роман, но не захватил - 6
Стань моей судьбой - Бакли ЭмеральдЮсик
12.07.2012, 20.00





Как-то скомкано, суховато. Не понравилось.
Стань моей судьбой - Бакли ЭмеральдКристина
30.07.2013, 20.00





Месть всегда оставляет привкус горечи, усталости. В точности как и этот роман. Но почитать ... Как хотите
Стань моей судьбой - Бакли ЭмеральдА
27.05.2014, 6.52





А мне понравилось,без пошлости и герои не носяться только со своими чувствами! Интерессный сюжет! Советую
Стань моей судьбой - Бакли ЭмеральдЗлобный гном
15.07.2014, 8.41





И мне понравился роман. действительно без пошлости. отсутствие откровенных сексуальных сцен только его украшает. они были бы здесь лишними, чувства важнее в данном случае. и ничего не суховато, очень даже мило.
Стань моей судьбой - Бакли ЭмеральдИринаМ
31.05.2015, 20.34





Приятная детективная история любви и урок чести. Не очень захватывающе, зато нежно.
Стань моей судьбой - Бакли ЭмеральдЗириша
25.03.2016, 23.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100