Читать онлайн Снова влюблена?, автора - Бакли Эмеральд, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Снова влюблена? - Бакли Эмеральд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 59)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Снова влюблена? - Бакли Эмеральд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Снова влюблена? - Бакли Эмеральд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бакли Эмеральд

Снова влюблена?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Она варила кофе, когда Брайан осторожно вошел в кухню и остановился на пороге.
– На твою долю сделать? Он бросил взгляд на часы.
– Да, пожалуй.
Констанс подлила воды в кофеварку.
– Сандвич?
– Не возражаю. А с чем?
– С сыром и ветчиной.
Брайан вздохнул, что показалось Констанс немного странным, – как-никак его ожидали приятный вечер и бурная ночь.
– Однажды я попал в Шотландию после Нового года и оказался в компании почитателей Бернса. Ты знаешь, какое у них здесь главное национальное блюдо?
– Какое?
– Хаггис. – Брайан усмехнулся. – Нет, это не то, о чем ты подумала. Хаггис – это блюдо из бараньей или телячьей печени сердца и лёгких, которое заправляется овсяной мукой, околопочечным салом, луком, перцем и варится в бараньем или телячьем рубце. Жуткая вещь. С тех пор я с предубеждением отношусь ко всем национальным блюдам и предпочитаю интернациональные.
– Ты имеешь в виду гамбургеры и хот-доги?
– В том числе. Когда ты видишь в меню пиццу или жареного цыпленка, то по крайней мере знаешь, что тебя ожидает. А когда предлагают отведать неизвестное лакомство под благозвучным названием, всегда есть риск угостить собственный желудок, например, копчеными тараканами или лягушкой.
– Надеюсь, сегодня вечером тебе ничто такое не грозит, а?
– Сегодня вечером? – Брайан недоуменно посмотрел на Констанс, потом, слегка поморщившись, покачал головой. – Нет, там сюрпризов не будет.
– Не забывай, завтра в девять тридцать нам нужно быть в особняке Уолшэма, – напомнила она.
– Да, я разбужу тебя в семь, чтобы мы успели позавтракать.
Они молча перекусили, после чего Констанс вымыла посуду, а Брайану даже в голову не пришло предложить помощь.
Следующие полчаса прошли в ожидании. Констанс то пыталась читать, то закрывала глаза, но сон не шел. Наконец где-то – ей показалось, очень далеко – щелкнул замок.
Итак, он все же ушел. Ушел, не услышав ее молчаливой мольбы. Ушел, оставив ее одну в первый же день в чужом городе. Ушел в купленной ею рубашке, съев приготовленные ею сандвичи и выпив сваренный ею кофе. Ушел, не сказав ни слова, осторожно закрыв за собой дверь.
Какое-то время Констанс лежала на кровати, чувствуя, как медленно ползут по щеке горячие слезы обиды, стискивая зубы, чтобы не разреветься от отчаяния и унижения. Но слезы постепенно иссякли и высохли, а обида и отчаяние сменились злостью, за которой пришла решимость.
Констанс встала с кровати и, подойдя к зеркалу, твердо посмотрела себе в глаза.
– Ты можешь реветь, рвать на себе волосы или достать из бара бутылку виску и напиться. Но это ничего тебе не даст, кроме покрасневших глаз, больной головы и жуткого запаха изо рта. Эти две недели твой последний шанс. Если ты не заполучишь Брайана Дорретти сейчас, то потеряешь его навсегда. И поделом.
Ей вспомнился совет матери. Да, нужно что-то предпринять. Не завтра, а сегодня. Не получится – попробуй другое. Констанс повернулась, подошла к мусорной корзине и увидела на дне крохотный бумажный шарик.
А почему бы и нет?
Трубку сняли после третьего гудка.
– Алло? – Голос принадлежал мужчине. Молодому мужчине.
– Добрый вечер. – Констанс скосила глаза на листок. – Я могу поговорить с Сибиллой?
– Конечно, но только не сейчас. Позвоните завтра утром. А еще лучше приходите.
Разговор не складывался, но и отступать после первой неудачи Констанс не хотелось. Каждый вариант должен быть отработан до конца.
– Мне бы хотелось для начала поговорить с Сибиллой. Пауза.
– Извините, вы знакомы с ней?
– Не могу сказать, что я с ней знакома, но я видела ее сегодня, и она даже произнесла в мой адрес несколько слов.
– А что именно она сказала? – В голосе явственно проступил интерес.
– Если не ошибаюсь, что-то вроде «вам не хватает совсем немногого».
На этот раз пауза растянулась.
– Хм…
Желая подтолкнуть заколебавшегося собеседника, Констанс добавила:
– Видите ли, я в вашем городе пробуду недолго…
В трубке что-то зашуршало. Подумав, Констанс решила, что больше всего этот звук напоминает шелест фольги, когда разворачивают шоколадку.
– Хорошо. В нашем сегодняшнем расписании появилось «окно», так что мы… Сибилла сможет принять вас сегодня. Сейчас. Откуда вы звоните?
– Я остановилась в отеле «Мажестик».
– У вас есть наш адрес. Это недалеко. Выйдите из отеля, сверните налево, пройдите два квартала и еще раз налево. Увидите четырехэтажный дом из светлого кирпича. Мы на втором этаже.
Вот так. Констанс вдруг охватили сомнения. Понятно же, что эти Сибилла и Шон самые заурядные мошенники, решившие обобрать заезжую простушку. С другой стороны, не сидеть же весь вечер и, возможно, часть ночи в номере, прислушиваясь к малейшему стуку и дожидаясь возвращения Брайана!
Солнце уже клонилось к горизонту. Тени стали длиннее, но народу на улице не убавилось, как будто люди не торопились возвращаться домой, радуясь первому за лето теплу.
Следуя полученным инструкциям, Констанс прошла два квартала и свернула налево. Вот и четырехэтажный дом из светлого кирпича. У подъезда играли дети, девочка лет девяти, застыв в неудобной позе на одной ноге, с отсутствующим видом жевала резинку. Обычная картина, ничего зловещего.
Поднявшись на второй этаж, Констанс остановилась у двери, медная табличка на которой подтверждала, что она пришла туда, куда надо. На звонок ответили почти мгновенно, как будто ее уже ждали.
– Входите. – Мужчине было около тридцати пяти, но в густых черных волосах мелькали серебряные пряди, а черный бесформенный балахон добавлял ему еще лет пять.
Констанс протиснулась между ним и стеной и оказалась в крохотной прихожей, освещенной маломощной лампочкой, прикрытой зеленым китайским абажуром. На выложенном плиткой полулежал видавший виды восточный коврик, а на выкрашенных неопределенного цвета краской стенах висели две картины, интерпретацию которых мог бы дать разве, что Сальвадор Дали.
– Вообще-то мне нужна Сибилла, – осторожно сказала Констанс, уже понимая, что попала на крючок к отъявленным мошенникам, которые не выпустят ее из своих цепких лап, пока не вытянут всю наличность. Мысленно она поблагодарила маму, следуя совету которой, взяла с собой только пятнадцать фунтов. – Если она занята, то я, пожалуй, пойду, а к вам загляну завтра.
Одна из двух выходивших в прихожую дверей внезапно открылась, и из комнаты – Констанс успела лишь заметить огромный угловой диван и затянутое тюлевой занавеской окно – вышла женщина. Высокая, в атласной хламиде довольно смелого покроя, с миловидным лицом и неожиданно добрыми глазами.
– Добрый вечер, Сибилла – это я.
– Меня зовут Констанс. – Констанс умышленно не стала называть фамилию. Сейчас мошенники попытаются выведать у нее, как можно больше всевозможной информации, чтобы потом, интерпретировав ее по-своему, выдать за откровение свыше. – Я… мне бы хотелось…
– Почему бы нам для начала не выпить чаю? – предложила Сибилла и, повернувшись к мужчине, добавила: – Шон, проводи нашу гостью, а я пока все приготовлю.
– Прошу вас, Констанс. – Шон открыл вторую дверь, за которой обнаружилась комната, которую с некоторой натяжкой можно было назвать кабинетом.
Переступив порог, Констанс огляделась. Две стены занимали стеллажи с книгами. Два глубоких кресла и инкрустированный столик между ними, как бы давали понять, что общение хозяев с клиентами проходит в непринужденной обстановке. Письменный стол и стул с высокой выгнутой спинкой стояли чуть в стороне, возле затянутого плотной бархатной шторой окна. Третья стена оставалась пустой, если не считать портрета в дорогой раме, на котором была изображена женщина в роскошном платье, державшая в руке букетик фиалок.
Все еще не уверенная в правильности своего скороспелого решения, Констанс остановилась.
– Я, наверное, нарушила ваши планы на вечер, – сказала она, думая о том, не лучше ли, пока не поздно, убраться отсюда и вернуться в отель, где, конечно, пусто и одиноко, но зато, по крайней мере, безопасно.
– Ни в малейшей степени, – уверил ее Шон. – Устраивайтесь вот в этом кресле, а я с вашего позволения выпью портвейна. – Он отошел к стеллажу и вернулся с подносом, на котором стояли два бокала и бутылка. – Не желаете?
– Спасибо, нет, – машинально ответила Констанс. Шон поставил поднос на стол, откупорил бутылку и щедро плеснул в бокал светло-коричневой жидкости, аромат которой тут же распространился по комнате.
– Чувствуете? – спросил он, смешно морща нос. – Божественно. Сейчас большинство предпочитает виски, джин или русскую водку, а некоторые не пьют ничего, кроме этого ужасного пива. Мне же больше по душе портвейн. Да вы садитесь. Констанс осторожно опустилась на край кресла и, немного освоившись, скользнула взглядом по корешкам книг. Судя по разнообразию авторов, – а здесь соседствовали Аполлипер и Аристотель, Сартр и Сименон, Фрейд и Фаулз – интересы хозяев простирались от беллетристики до философии. Сибилла принесла чай и собственной выпечки, о чем было сообщено не без гордости, воздушное печенье.
Выслушав пространный рассказ о способах заварки чая и тайнах кондитерского искусства, Констанс решила поддержать беседу еще минут пять-десять, а потом откланяться. Не зная, как перейти к делу, она снова обвела взглядом стены и остановилась на портрете.
– Хорошая работа, не правда ли? – заметила Сибилла. – Вам нравится?
– Я не большая поклонница Гейнсборо, – ответила Констанс.
– О, вы прекрасно разбираетесь в живописи! Это портрет моей прапрабабушки, которую, кстати, тоже звали Сибиллой.
Констанс решила, что визит затянулся.
– Сколько вы берете за сеанс?
Вопрос прозвучал неожиданно резко и даже грубо, и Констанс почувствовала, что краснеет.
Однако хозяев ее резкость, похоже, нисколько не задела. Шон продолжал потягивать портвейн, а Сибилла чай.
– Полагаю, об этом говорить пока рано. Мы ведь еще ничего не сделали, чтобы помочь вам.
– Почему вы решили, что мне нужна чья-то помощь?
Сибилла откусила кусочек печенья.
– Все очень просто. Вы ничего не знаете о нас, но все-таки пришли. Значит, вы в отчаянном положении.
Констанс пожала плечами.
– Что ж, логика в этом есть.
– Дело не только в логике. Увидев вас сегодня около магазина, я поняла, что вы наш клиент. Извините, мне и самой не очень нравится это слово, – поспешно добавила она.
Констанс усмехнулась.
– Тогда вы, может быть, уже знаете, в чем моя проблема?
– Разумеется, я знаю.
– Удивите меня.
– Вам нужен мужчина. Он не обращает на вас внимания, но пользуется вами.
– Вот как? – Констанс покачала головой. – И вы даете гарантию успеха?
Шон кашлянул, привлекая внимание к себе.
– Скажите, Констанс, сколько времени вы пробудете в нашем городе? Что ж, это не секрет.
– Около двух недель.
Шон и Сибилла обменялись взглядами. – Сроки, конечно, сжатые, но успеть можно.
– Если вы останетесь довольны нашей работой, то заплатите сто фунтов. Вас устраивает такая сумма?
– Она меня не отпугивает.
– Отлично. Тогда, может быть, вы введете нас в суть дела? – Сибилла подала Шону какой-то знак, и он достал из ящика стола блокнот и ручку. – Прежде всего расскажите немного о себе, – попросила Сибилла.
– Даже и не знаю, с чего начать, – неуверенно произнесла Констанс.
– Мне двадцать восемь лет. Родилась в Бирмингеме, изучала искусствоведение в колледже. Сейчас работаю в одном агентстве, которое занимается, скажем так, операциями с движимым и недвижимым имуществом. У меня есть брат и сестра. Мать после смерти отца вышла замуж во второй раз и живет сейчас в Канаде.
– Этот мужчина, о котором идет речь, он работает вместе с вами?
– Да.
– Понятно. – Сибилла допила чай и отставила чашку. – Что ж, я помогу вам, но сначала расскажу кое-что о себе, чтобы вы поверили мне. Без этого ничего не получится.


– Ты и представить себе не можешь, что мне пришлось пережить! – Присцилла закатила глаза и вздохнула так трагически, что проходивший мимо официант обернулся и вопросительно посмотрел на Брайана. – Это было ужасно, ужасно! Не свадьба, а вавилонское столпотворение! Смешение народов! Я, конечно, все понимаю, но надо же, по крайней мере, делать вид, что соблюдаешь приличия! Когда появился шафер в клетчатом пиджаке…
Брайан тоже вздохнул, но на его вздох никто не обратил ни малейшего внимания. Они провели в ресторане около часа, и девяносто девять процентов этого времени занимали монологи Присциллы. Разумеется, он знал, на что шел, когда приглашал ее пообедать в едва ли не самом дорогом заведении Эдинбурга, но не представлял всего кошмара того испытания, которое его ожидало. Мало того, что она трещала не умолкая, так еще и каждое ее предложение заканчивалось восклицательным знаком. Брайан давно потерял нить повествования, то и дело прерывавшегося, уходившего от главной темы и изобиловавшего сравнениями, а потому старался лишь вежливо кивать, поднимать брови и качать головой, зная по опыту, что если Присцилла уличит его в невнимании, то обидится и вечер будет окончательно испорчен.
– …Это что-то вроде тоги, если только бывают тоги из искусственного шелка! – Она презрительно хмыкнула и отодвинула тарелку с так и не тронутой гусиной печенью. – Как ты думаешь, могла я там оставаться?!
– Конечно нет, дорогая! – с притворным негодованием поддержал ее Брайан.
– Не могла! Ты прав! – Присцилла достала из сумочки позолоченный портсигар и замысловато украшенную зажигалку. – Но разве я могла уйти первой?!
Брайан энергично покачал головой. Ко всем прочим разочарованиям вечера добавилось еще и то, что Присцилла так и не притронулась к заказанным ею блюдам, которые обошлись ему в весьма круглую сумму. Она опять худела. Силы воли хватало примерно на две-три недели, после чего взгляды Присциллы коренным образом менялись, и она начинала поглощать все подряд.
– Они все просто позеленели от зависти, когда увидели мое платье! Одна дурочка весь вечер ходила за мной по пятам, надеясь, что я потеряю бдительность и проболтаюсь, где его шила!
– Десерт? – предложил Брайан, воспользовавшись секундной паузой.
– Да! Но только после того, как я расскажу, чем это все закончилось!
Вообще-то Присцилла была красива и достаточно умна, но проведенные в Лондоне два года превратили ее в невероятную хвастунью. Интересно, почему он заметил это только сейчас? Почему вообще позвонил и настоял на этой встрече? Зачем ему это понадобилось?
– Брайан, дорогой, ты меня слушаешь?!
– Как ты могла в этом усомниться! – с неубедительным пафосом воскликнул он, проклиная себя за это двуличие, за слабость, за испорченный вечер и выброшенные на ветер деньги.
Надо было остаться в отеле и пригласить на обед Констанс. Может быть, она бы согласилась. Хотя вряд ли, ведь Констанс тоже упорхнула куда-то. Интересно, с кем у нее встреча. Со старым знакомым? С родственником? С подругой? Или… Странное дело, они уже довольно долго работали бок о бок, а он почти ничего не знал о ней. Живы ли ее родители. Есть ли у нее братья и сестры. Какая ей нравится музыка.
– Ты, конечно, помнишь Джинджер?! – внезапно спросила Присцилла, выпуская вверх изящные колечки дыма.
– Джинджер? – Брайан наморщил лоб. – Что-то не припоминаю. А которую Джинджер ты имеешь в виду?
Присцилла посмотрела на него так, как смотрел, должно быть, Иисус на предателя Иуду.
– Ту самую Джинджер, которая нас с тобой познакомила! – прошипела она. – Или ты знаешь еще какую-то Джинджер?!
– Вообще-то да, – попытался отвертеться Брайан. – У нас в агентстве есть Джинджер…
– Причем тут та Джинджер?! Я же не могу рассказывать о той Джинджер, которую не знаю, верно?! – Довольная собственной несокрушимой логикой, Присцилла снисходительно усмехнулась.
– Как всегда, ты права. Итак, десерт?
– Нет! – гордо, словно отказываясь от предложенного трона, заявила Присцилла и поднялась из-за стола. – Я не хочу твоего десерта и, пожалуйста, не думай, что я ничего не заметила! Ты не слушал меня, потому, что думал о другой!
Оспаривать это заявление у Брайана уже не было сил, а потому ему ничего не оставалось, как только подозвать официанта и расплатиться по счету.
Возвращаясь в отель, он с сожалением думал об оставшихся не съеденными блюдах. Развлекся, называется! Мало того, что рассорился с Присциллой, оставил в ресторане кучу денег, так еще и голодным остался. Почему так получилось? Ведь раньше ему было с ней легко и просто. Ладно, в его записной книжке значилось еще несколько имен, так что отчаиваться не имело смысла. Завтра он позвонит Саманте, спокойной, разумной, не витающей в облаках, девушке, и они сходят куда-нибудь, где можно спокойно съесть нормальную отбивную и послушать человеческую музыку. Не все еще потеряно. Интересно, вернулась ли Констанс? Подходя к отелю, Брайан купил два сандвича с тунцом.
Как и следовало ожидать, Брайан еще не вернулся.
Настроение мгновенно упало на десяток градусов, но, помня советы Сибиллы, Констанс заставила себя переключиться на другое. Первым делом предстояло выбрать костюм на следующий день. После долгих колебаний она примерила один из летних костюмов Стефани, оказавшийся ей впору. Потом Констанс переоделась в синюю юбку и сиреневую блузку и села за стол в гостиной, разложив перед собой бумаги. Пусть Брайан думает, что она только что вернулась.
Примерно через час, в течение которого ее внимание делилось примерно пополам между документами и телевизором, в замке лязгнул ключ.
– Брайан?
– Ты ждала кого-то еще? – недовольно бросил он.
– Нет, просто думала, что ты будешь позже. – Она отвернулась, потому что от одного взгляда на него сердце сбилось с привычного ритма. – Как прошло свидание? Надеюсь, все в порядке?
– Да, – буркнул Брайан. – А ты давно вернулась?
– Минут десять назад. – Ложь далась Констанс на удивление легко, чего никогда не случалось раньше.
– Ты не очень-то спешила.
– Я получила огромное удовольствие! – Она мечтательно улыбнулась. – Но надо заниматься делами.
– Ты права. Вот переоденусь и займусь. – Брайан направился к двери в свою комнату. Констанс вскочила.
– Можешь поработать здесь, а я перейду в свою комнату. Просто я подумала, что если ты не придешь…
– Как видишь, я пришел. И тебе вовсе не обязательно уходить. Нам здесь и двоим места хватит.
Дверь за ним захлопнулась. Констанс отодвинула папку и довольно улыбнулась. То, что свидание у Брайана прошло не самым лучшим образом, было ясно без слов. И ему явно не пришлось по вкусу ее хорошее настроение. Для начала уже неплохо. Вот если бы еще…
– Констанс!
Она подскочила. Крик донесся из комнаты Брайана.
– Что?
Дверь приоткрылась. – Заключение строительного комитета у тебя?
– Да, было где-то здесь. Сейчас посмотрю. – Она открыла папку и начала перебирать бумаги. – Есть, нашла.
Он прошел в гостиную. В мятых брюках, в наполовину расстегнутой рубашке, в носках. С бумажным пакетом в руке. Такой растрепанный, полусонный и… желанный. Констанс протянула ему несколько сколотых скрепкой листов.
– Черт, я же просил сделать мне копию, но Дженни, наверное, перепоручила Гейл, а та, как всегда, забыла. Или сунула куда-нибудь, – проворчал Брайан. – Раньше такого не было, а теперь набрали девчонок, у которых на уме одни наряды и дискотеки. Не знаю, о чем только думают Паркер с Маккормиком. Я бы на их месте…
Он вдруг замолчал, и Констанс, оглянувшись, с ужасом увидела у него в руке листок со списком, над составлением которого они с Сибиллой трудились целых полчаса.
– Что это такое?
Ей показалось, что она сейчас сгорит со стыда.
– Это… это мое. Список… ну, чтобы ничего не забыть перед отъездом. Сам знаешь, на память полагаться нельзя.
– Хм, вон оно что. Интересно. Понедельник – брючный костюм, черные туфли. Вторник – синий жакет, сиреневая блузка… Среда, четверг, пятница… А где суббота и воскресенье? Почему ничего не запланировано? Собираешься прогуляться нагишом? – Он выразительно вскинул брови и с улыбкой посмотрел на нее.
Констанс скрипнула зубами.
– Если и собираюсь, то ты этого не увидишь. Дай сюда. Тебе не кажется, что это неприлично?
– Сиреневая блузка раз, сиреневая блузка два, сиреневая блузка три. По-моему, это уже перебор. Теперь я понимаю, почему ты сказала, что мне достаточно двух рубашек. А если с сиреневой что-то случится?
– Что с ней может случиться?
– Ну… это она на тебе?
– Да.
– Предположим, что вот сейчас с ней что-то произойдет? Думаешь, ее успеют постирать и высушить к утру?
– Может быть, и нет. Но с ней ничего не произойдет.
– Жизнь полна неожиданностей. – Брайан развернул пакет, и в следующее мгновение в руке у него появился некий предмет, из которого вырвалась зеленовато-желтая струя. Выстрел оказался точен – на блузке, у плеча, растеклось отвратительное пятно.
– Брайан! Ты что?! – Ошеломленная внезапным нападением, Констанс даже позабыла рассердиться. – Что это? Что это за гадость?
Он ухмылялся, как мальчишка попавший из рогатки в лампу уличного фонаря.
– Попробуй на вкус. Она принюхалась.
– Горчица?!
– Точно. Кстати, у меня два сандвича. Хочешь один?
Констанс сокрушенно разглядывала блузку. О том, чтобы надеть ее утром, не могло быть и речи. Кроме того несколько пятен попало и на юбку. Констанс кляла себя за то, что не надела чего-нибудь попроще, и не жалела проклятий в адрес Брайана.
Впрочем, нет худа без добра. Судьба решила за нее – завтра она наденет костюм Стефани и пусть будет, что будет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Снова влюблена? - Бакли Эмеральд



Мне понравился роман со слегка детективной историей.10
Снова влюблена? - Бакли ЭмеральдЛюдмила
30.03.2013, 20.57





Очень понравилось.
Снова влюблена? - Бакли Эмеральдmmm
10.07.2013, 23.13





Наивно
Снова влюблена? - Бакли Эмеральдтанечка
22.07.2015, 10.11





Роман понравился,немного наивный но можно читать вечерком.
Снова влюблена? - Бакли ЭмеральдХайди
18.11.2015, 7.56





Отличнейший роман. Читается легко, ничего лишнего и напутанного. Просто и замечательно!
Снова влюблена? - Бакли ЭмеральдЗириша
19.02.2016, 0.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100