Читать онлайн Снова влюблена?, автора - Бакли Эмеральд, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Снова влюблена? - Бакли Эмеральд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 59)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Снова влюблена? - Бакли Эмеральд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Снова влюблена? - Бакли Эмеральд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бакли Эмеральд

Снова влюблена?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Составляя список нужных для командировки документов, Брайан поймал себя на том, что мысли у него в голове ходят по кругу, то и дело возвращаясь к Констанс Эллингтон. Хорошо, что с ним едет она, а не эта сумасшедшая Гейл Криспин. На Констанс можно положиться: она не загуляет, не притащит в номер какого-нибудь приятеля из ближайшего бара и не станет разыгрывать перед ним роль гейши. Надо признать, женщин в жизни Брайана было так много, что он начал от них уставать. Хотелось чего-то настоящего, долговременного, надежного. Может быть, пришла пора остепениться, бросить якорь, обзавестись семьей? Но с кем? Не с Джесси же! Боже, с ней и затянувшийся уикенд превращается в мучительную пытку.
Если Джесси отпадает, то кто остается?
С Камиллой он расстался на прошлой неделе.
Лора? Хм. Вряд ли. Даже короткого разговора с Лорой хватало, чтобы понять – они различны во взглядах буквально на все, начиная с того, что есть на завтрак, и заканчивая… да чем угодно!
Тогда, может быть, Сара? Красива, богата, умна. И не раз давала понять, что была бы рада перевести их отношения на более прочную основу. Вроде бы все отлично, но иногда после общения с Сарой он чувствовал себя странным образом опустошенным.
Да что ж это такое! Он встречался с добрым десятком девушек, и еще по меньшей мере столько же горели желанием откликнуться на пригласительный жест с его стороны. Неужели же среди них не найдется по крайней мере одной, жизнь с которой не представлялась бы непосильным испытанием?!
Впрочем, в данный конкретный отрезок времени перед ним стояла более насущная проблема: дело Уолшэма. Брайан понимал, что ребята из конкурирующей фирмы делают ставку на дочь Уолшэма, двадцатитрехлетнюю Андреа, которая только что вернулась из Штатов, где училась в Калифорнийском университете. Маккормик и Паркер успели собрать о ней кое-какую информацию, и то, что они узнали, не давало оснований для веселья. Девица отличалась взбалмошным характером, острым умом и еще более острым язычком. Парни из «Короны» вышли на нее три месяца назад, когда только стало известно о ее возвращении в Англию, но так и не добились ничего определенного.
Да, дело будет нелегкое. В игре придется принимать во внимание сразу несколько факторов, и в такой ситуации важно иметь крепкий тыл. Его крепким тылом должна стать Констанс. Вот уж на кого можно положиться во всем. Брайан понял это еще три года назад, когда они вместе работали в Солсбери. Надо признать, он допустил тогда просчет, подписал документы, не дожидаясь повторного осмотра коллекции. Эксперты подтвердили ее подлинность за два месяца до дня сделки, а слуга произвел подмену буквально накануне. Если бы не Констанс, его, Брайана Дорретти, ожидали бы очень большие неприятности. Но еще большее значение имел тот факт, что она никому не сказала о его оплошности и вообще вела себя так, словно ничего и не заметила. Иногда он даже думал, что она действительно ничего не заметила, но, перебирая в памяти события того дня, понимал: нет, Констанс знала о его просчете, но вела себя так, чтобы он не чувствовал себя в долгу перед ней.
Почему между ними ничего не было? Трудно сказать. Может быть, именно то, что произошло тогда в Солсбери, и мешало ему вести себя с ней так, как с другими.
Брайан поймал себя на том, что день близится к вечеру, а документы еще не подготовлены. Сняв трубку телефона, он набрал короткий внутренний номер.
– Дженни, пожалуйста, пришлите мне с кем-нибудь папку по Уолшэму.
– Сию минуту, мистер Дорретти. – Сухой тон и официальное «мистер Дорретти» означали, что в приемной посторонние, и ничего больше.
Через минуту дверь постучали, и в следующее мгновение порог переступила совсем еще юная девушка, числившаяся в архивном отделе, но в действительности служившая на посылках у Дженни. Брайан видел ее пару раз в приемной, а однажды натолкнулся на нее в коридоре и едва не сбил бедняжку с ног.
– Мистер Дорретти, меня прислала Дженни… то есть миссис Венглоу.
– Я так и понял. – Он улыбнулся и протянул руку.
Девица сделала шаг вперед и застыла, как механическая игрушка, у которой вдруг кончился завод. Взглянув на нее, Брайан подавил вздох отчаяния – еще одна жертва его всепобеждающей сексуальности. Паралич настиг несчастную на середине шага, и она замерла в позе, продержаться в которой мог разве, что загипнотизированный. Широко раскрытые глаза смотрели на него с неописуемым восторгом, губы раздвинулись, и даже дыхание, похоже, не смело тревожить ту, которая достигла полной нирваны.
Наверное, кто-то другой нашел бы в этой сцене повод посмеяться, но Брайану было не до того.
– Вы принесли папку по делу Уолшэма?
Смысл вопроса дошел до нее только через пару секунд. Юная особа вышла из транса, покачнулась, сделала еще шаг вперед и протянула документы.
– Да. – Рука у нее дрожала.
– Спасибо, э-э-э…
– Крисси. Крисси Корнуэлл.
Девица еще немного посверлила Брайана взглядом, вздохнула – наконец-то! – провокационно облизала розовые губки, похлопала прогнувшимися под тяжестью туши ресницами, повернулась и, качая бедрами, направилась к выходу. Прежде чем открыть, дверь, она обернулась и послала в направлении Брайана улыбку, способную и святого увести с пути праведного.
– Если вам что-либо понадобится, мистер Дорретти, я всегда готова помочь.
– Да, Крисси, конечно. – Он откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. То, что большинство мужчин сочли бы даром небес, стало для него проклятием. Очевидно, природа что-то не рассчитала, отмерив ему двойную или тройную дозу того, что притягивает женщину к мужчине.
Открывая папку, Брайан подумал, что Констанс может стать его козырной картой и сыграть роль щита в предстоящей схватке с Андреа Уолшэм. Разумеется, он не собирался лишать себя всех удовольствий, которые сулила командировка в Эдинбург, но, как говорится, делу время, а потехе час.
Брайан Дорретти поморщился – кофе получился чересчур крепкий и слишком горький. А может, все дело в том, что это была уже третья чашка за последний час. Он потянулся к телефону, чтобы попросить Дженни прислать к нему кого-нибудь с сандвичами, но вспомнил, что рабочий день уже давно закончился, все разошлись и в здании никого нет. Что ж, поесть можно и дома, если только в холодильнике еще что-то осталось.
Захватив папку с недочитанными документами – придется продолжить их изучение в самолете, – Брайан закрыл на ключ сначала одну, потом вторую дверь, вышел на улицу и почти сразу поймал такси. Год назад он едва не сбил женщину на перекрестке и с тех пор садился за руль только в крайнем случае.
Воспоминание о том печальном и едва не закончившемся трагически эпизоде потянуло за собой цепь других воспоминаний, и Брайан подумал вдруг о том, что в последнее время то ли жизнь идет как-то не так, то ли отношение его самого к жизни радикально изменилось. Раньше, на протяжении многих лет, он мчался по этой самой жизни, как гонщик по скоростной трассе, сосредоточившись только на дороге, не оглядываясь по сторонам, не видя ничего, кроме следующего поворота. Дави на газ и забудь про тормоз – таким был его девиз. Деньги шли к нему легко – сначала их давал отец, член совета директоров одной из крупнейших в Великобритании строительных компаний, потом он научился зарабатывать сам. Он тратил их, не считая, словно деньги были водой и достаточно только повернуть ручку крана, чтобы стакан снова наполнился до краев.
– Вам куда, сэр? – спросил таксист, когда они выехали на Кортроуд.
– В Челси.
– Хороший район, – уважительно заметил таксист, который, похоже, давно ждал повода вступить в беседу. – А вот у нас на окраине скоро проходу не будет от этих индусов. Моя бабушка всегда говорила…
Мнение бабушки таксиста по поводу наплыва в Англию иммигрантов из Азии не отличалось оригинальностью, а потому Брайан предпочел вернуться к собственным мыслям.
Снять ногу с педали газа его заставил тот самый случай с женщиной на перекрестке. Будь у него реакция чуть похуже, от нее осталось бы только безжизненное, окровавленное тело с переломанными костями и остекленевшими глазами. С тех пор этот жуткий образ являлся Брайану едва ли не в каждом сне.
Да, он был испорченным сыном богатых родителей, единственным ребенком, который не знал правил и не признавал запретов. Ни одна из доставшихся в наследство привилегий не пошла ему на пользу. За управление автомобилем в нетрезвом состоянии его дважды лишали водительских прав, его арестовывали за употребление наркотиков, а однажды только уплаченный отцом крупный залог спас от тюрьмы, когда он с двумя приятелями устроил драку каком-то баре.
Можно ли считать это большим достижением для тридцатилетнего мужчины?
После прихода в агентство, руководимое Маккормиком и Паркером, Брайан уже не позволял себе больших вольностей. Он перестал пить, бросил курить и даже упорядочил режим дня. Из всех вредных привычек бурной молодости осталась только одна: женщины. Они осаждали, преследовали, подстерегали и время от времени брали над ним верх. Но как бы они ни старались, какие бы изощренные планы ни пускали в ход, какие бы хитрости ни применяли, в конце концов победителем всегда оставался он.
– …И вот бедняжка умерла в тот самый момент, когда собиралась поставить подпись под новым завещанием. – Таксист всплеснул руками, и у Брайана похолодело в груди. – Какая несправедливость! Проживи старушка еще пять минут, и я стал бы богачом! Валялся бы сейчас себе на теплом песочке где-нибудь в южных краях и никаких тебе забот. Вы со мной согласны? – Он повернулся к пассажиру, и Брайану снова стало не по себе.
– Да, конечно. Пожалуйста, остановите здесь. – Но мы еще не приехали!
– Хочу немного пройтись.
– Как угодно.
Дождь уже закончился, в просветах разогнанных ветром туч мелькало солнце, а в воздухе стоял восхитительный цветочный аромат. Брайан прошел сотню ярдов и, свернув в переулок, оказался перед двухэтажным особнячком из темного кирпича, половина которого принадлежала ему вот уже два года. Сколько женщин побывало здесь за это время! Он мог получить любую – надо было только подать знак. Впрочем, нет. Одна осталась непокоренной. Констанс Эллингтон.


Добравшись домой на такси, Констанс первым делом позвонила брату. Джеффри был младшим из троих детей Деборы и Пола Эллингтон. Младшим и самым амбициозным. Старшая, Констанс, вполне довольствовалась скромным местом в агентстве, средняя, Кэрри, пыталась стать диктором на радио, а вот Джеффри вознамерился добиться славы на писательском поприще. В двадцать три года на его счету уже было две книги, первая из которых, стилизованный под готический роман триллер, даже попала в десятку бестселлеров по версии «Бук Ревю», где продержалась целых две недели. Вторая, романтизированная биография сэра Филиппа Сиднея, государственного деятеля, солдата, поэта и придворного шестнадцатого века, не получила широкой популярности, но зато открыла молодому автору доступ в те узкие круги, куда никогда не попадет посторонний.
Сейчас он жил в Шотландии, а именно в Эдинбурге, где собирал материал для очередного опуса на тему о футбольных фанатах.
Джеффри снял трубку после третьего гудка, что было для него большим достижением.
– Алло?
– Джефф, это Конни. У меня…
– Привет, сестренка! Уже вернулась? Я так и знал, что тебе там не понравится. Все эти развалины, камни, плещущаяся водичка… Никакой жизни. Греки добились бы куда больше, если бы не хвастали прошлым, а думали о настоящем. Тебе бы стоило…
Запас воздуха у него в легких кончился, Джеффри сделал паузу, и Констанс поспешила воспользоваться благоприятным моментом.
– Дочитаешь лекцию в следующий раз. Я звоню но делу.
– Ты всегда звонишь только по делу. – В голосе брата прозвучала легкая обида. – Ладно, что там у тебя?
– У тебя есть какая-нибудь информация по Джереми Уолшэму?
– Это не тот ли старикан, который живет в особняке девятнадцатого века и считается владельцем нескольких довольно оригинальных коллекций?
– Он самый, – подтвердила Констанс.
– Тебя интересует что-то конкретное?
– Мне пригодятся любые сведения о его коллекциях: происхождение, ориентировочная стоимость и все прочее.
– Когда тебе это нужно?
– Чем скорее, тем лучше.
– Три дня тебя устроит?
– Да. Проблема в том, что завтра я прилетаю в Эдинбург и еще не знаю, где остановлюсь. На другом конце провода возникла недолгая пауза.
– Хорошо, позвони мне, когда прилетишь, и мы договоримся о встрече.
– Тебе это будет не в тягость? – Констанс улыбнулась, зная, что оторвать ее брата от стула способно только происшествие планетарного масштаба.
– Чего не сделаешь ради любимой сестренки, – вздохнул Джеффри.
Они поболтали еще несколько минут, после чего Констанс положила трубку и прошла в кухню. Заботясь о фигуре, Констанс положила себе за правило никогда не есть после семи вечера, но правило это, как и многие другие, нарушалось примерно раз в неделю под натиском голода или каких-то внешних обстоятельств. Сегодня без ужина было не обойтись. Да и вообще в ближайшее время – Маккормик упомянул о двух неделях – ей понадобится немало сил. Две недели рядом с Брайаном Дорретти! Любая другая на ее месте, наверное, сошла бы с ума от счастья. Гейл Криспин, например.
Констанс не любила готовить. Не потому, что не любила вкусно поесть, а потому, что считала: время, потраченное на готовку, потрачено впустую. Она быстро разогрела купленные по дороге котлеты, открыла баночку паштета, приготовила пару бутербродов и заварила чай. Надо торопиться. К Уолшэму не явишься в потертых джинсах или в мятом платье. Нужно взять с собой по меньшей мере пару костюмов построже, обувь к ним, белье… А тут еще с погодой ничего не понятно.
Она допивала чай, когда зазвонил телефон.
– Констанс? Это Брайан.
Чашка едва не выпала из вдруг окоченевших пальцев, и Констанс поспешила поставить ее на стол. Он таки застал ее врасплох. Интересно, что ему надо?
– Слушаю.
Голос прозвучал холодно и подчеркнуто официально. Этому Констанс научила Кэрри. Создай мысленный образ, поучала сестра, вообрази, например, падающую тебе на спину струю ледяной воды из душа. Или представь, что сидишь в кресле и поглаживаешь лежащего у тебя на коленях котенка. Твой голос будет звучать совершенно по-разному в каждом из этих случаев.
– Э-э-э… я тебя не отвлекаю?
– Нет. – Она произнесла «нет» коротко и с ударением, словно забила гвоздь.
– Я лишь хочу задать один вопрос. Видишь ли…
– Задавай.
– Как насчет того, чтобы встретиться сегодня, пообедать, обсудить детали. Ты не против?
Интересное предложение! Что это с ним такое? Брайан Дорретти приглашает ее пообедать!
– Извини, но я не могу. Надо собраться и…
– А если…
– Нет, спасибо. Увидимся завтра.
– Да, но…
Констанс положила трубку. За почти четыре года знакомства Брайан впервые позвонил ей домой. Зачем? Повод выглядел явно надуманным; трудно представить, что его всерьез могла озаботить такая мелочь, как обсуждение каких-то деталей предстоящего дела.
Констанс пожала плечами и посмотрела на себя в зеркало. Не кинозвезда, конечно, но и некрасивой ее тоже не назовешь. Так почему же коллеги видят в ней не женщину, а всего лишь эксперта-искусствоведа? Почему ей так не везет с мужчинами? Чего ей не хватает? Почему Брайан, не пропускающий, как всем известно, ни одной юбки, лишь однажды, тогда, после Солсбери, сделал один шаг навстречу? Сделал и тут же попятился.
Она вздохнула и укоризненно покачала головой.
– Не обманывай себя, Конни, ты прекрасно знаешь, чего тебе недостает. Женщина со стиснутыми зубами и взглядом исподлобья способна отпугнуть даже моряка, проведшего в море полгода. Ты не способна обольщать мужчин. Забудь о Брайане Дорретти.
Забыть? К сожалению, ученые еще не изобрели такого чудодейственного лекарства, принимая которое в течение указанного срока – «по пять капель три раза в день перед едой», – человек избавлялся бы от ненужных мыслей, смутных беспокойств и вполне ясных желаний.
Констанс подошла к шкафу и принялась перебирать не отличающийся разнообразием и изысканностью гардероб. Черное и белое. Белое и черное. Длинное и закрытое. Закрытое и длинное. Нет, в таких нарядах нечего и думать о том, чтобы попытаться соблазнить того, кто предпочитает видеть женщину скорее обнаженной. Ей нужно что-то новое, что-то особенное, что-то модное и откровенное. Нет, не откровенное, но… будоражащее воображение. И в этом вопросе помочь может только один человек.
Констанс вернулась к телефону и поспешно набрала номер. Только бы Стефани оказалась дома! Длинные гудки казались бесконечными, и она уже собиралась положить трубку, когда ленивый голос подруги вернул ее к жизни.
– Стефани, выручай!
– Конни? Что случилось? Боже, я уже запирала дверь…
– Я уезжаю в Эдинбург.
– Прекрасно. Не успела вернуться с юга, а уже потянуло на север? По делам или как?
– По делам. Я пробуду там примерно две недели и…
– Понятно. Ты решила произвести впечатление на гордых шотландцев. Знаешь, не питай иллюзий. Люди, которые облагодетельствовали человечество только килтом и виски…
– Стефани, я не собираюсь никого соблазнять. Просто мне нечего надеть. У меня совершенно нет времени.
– Ладно, приходи. Что-нибудь подберем.
– Бегу.
Стефани работала в большом фирменном магазине женской одежды, где имела возможность время от времени приобретать наряды с немалой скидкой, так что ее гардероб мог считаться своеобразной коллекцией.
Через пять минут Констанс уже звонила в дверь подруги.
– Судя по тому, как быстро ты примчалась, ситуация действительно критическая. – Стефани оглядела гостью с ног до головы и покачала головой. – Итак, в чем наша проблема?
Через час Констанс вернулась домой с огромной сумкой, в которой лежали два платья, костюм, едва ли тянущий на деловой, блейзер, пара юбок и одна пара обуви. Разложив вещи на диване, она еще раз пересмотрела все и пришла к выводу, что, обладая таким богатством, женщина просто обязана получить желаемое. Единственной вещью, которая вызвала у Констанс некоторые сомнения, а вернее сказать опасения, было итальянское платье из неведомого материала, облегавшее фигуру так, словно ткань становилась второй кожей. Стоя перед зеркалом, Констанс никак не могла понять, в чем тут дело, потому что они со Стефани всегда носили одежду примерно одного размера. Может быть, она набрала лишний вес? Вроде бы нет – талия даже, как будто стала тоньше, но зато груди дерзко подались вперед, а бедра приобрели незаметную прежде рельефность.
Конечно, предлагая это платье, Стефани желала ей добра, но Констанс прекрасно понимала, что никогда и ни при каких условиях не появится на публике в столь смелом, если не сказать вызывающе сексуальном облачении. Свернув платье, она постояла несколько секунд в нерешительности, потом заглянула в чемодан, надеясь, что свободного места уже не осталось и тогда ей не придется принимать трудное решение.
Однако пустой угол требовал заполнить его хоть чем-нибудь, и Констанс затолкала платье в самый низ, дав себе слово, что наденет его только в том случае, если Брайан Дорретти сделает ей предложение.
Разумеется, такое могло случиться только во сне.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Снова влюблена? - Бакли Эмеральд



Мне понравился роман со слегка детективной историей.10
Снова влюблена? - Бакли ЭмеральдЛюдмила
30.03.2013, 20.57





Очень понравилось.
Снова влюблена? - Бакли Эмеральдmmm
10.07.2013, 23.13





Наивно
Снова влюблена? - Бакли Эмеральдтанечка
22.07.2015, 10.11





Роман понравился,немного наивный но можно читать вечерком.
Снова влюблена? - Бакли ЭмеральдХайди
18.11.2015, 7.56





Отличнейший роман. Читается легко, ничего лишнего и напутанного. Просто и замечательно!
Снова влюблена? - Бакли ЭмеральдЗириша
19.02.2016, 0.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100