Читать онлайн Нежнее чем шелк, автора - Бакли Эмеральд, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежнее чем шелк - Бакли Эмеральд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.88 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежнее чем шелк - Бакли Эмеральд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежнее чем шелк - Бакли Эмеральд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бакли Эмеральд

Нежнее чем шелк

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

Генри позвонил в квартиру Ванессы и нервно переступил с ноги на ногу. Бумага, в которую были завернуты розы, громко зашуршала в тишине лестничной площадки. Он позвонил ей несколько часов назад и предложил встретиться в ее квартире. Анонимность гнездышка Джулии сослужила свою службу, и, если он хотел продолжать свои отношения с Ванессой, ему надо было отсечь ее от страховочных сеток. Она довольно долго медлила с ответом, но в конце концов неохотно согласилась.
Впустить в свою квартиру – это не то что впустить в себя или в свою жизнь, но с чего-то надо начинать. А квартира – хорошее начало.
Ванесса открыла дверь. На ее губах играла та самая улыбка, которая, казалось, всегда отрывала от Генри небольшую часть и становилась собственностью Ванессы.
Что-то в Ванессе изменилось, Генри сразу заметил это. Но что? Одежда? На Ванессе была черная юбка в обтяжку, как Генри нравилось, и белоснежный топ. Здесь ничего нового. Но вот стальной решительный блеск в глазах… Всем своим видом Ванесса демонстрировала новую цель и уверенность.
Это заинтриговало Генри. Впрочем, его интриговало почти все, что касалось Ванессы.
– Это тебе. – Он вручил ей ярко-красные розы.
Ванесса смутилась и стала пунцовой.
– Чудесные цветы. Спасибо. Я поставлю их в воду.
Она провела его в гостиную, а сама пошла с цветами в кухню.
Генри обвел комнату медленным взглядом. Сдержанно элегантная, она была выдержана в приглушенных тонах и отличалась от кричащей пестроты квартиры Джулии настолько, насколько это было возможно. Генри подумал, что дом Ванессы по стилю скорее похож на его, только имеет ярко выраженный налет женского присутствия.
Ванесса вернулась с кухни с вазой, в которой стояли розы, и водрузила ее на столик. Глубокий красный цвет контрастировал с пастельными тонами интерьера комнаты. Генри сделал правильный выбор при покупке цветов.
– Мне очень нравится, – тихо произнесла она. – Они красивые.
– Как ты.
Генри приблизился к ней, провел ладонями по ее плечам и наклонился к шее. Розы сделали свое дело. Теперь ему следует действовать осторожно, чтобы показать Ванессе, что она может получить от него не только секс в чистом виде, а гораздо больше.
Плотские отношения можно сочетать с романтическими. Подводить ее к этому надо постепенно – два шага вперед, один назад.
– Где ты хочешь заниматься этим сегодня? – прошептал Генри, касаясь губами ее нежной кожи.
Он нарочно говорил хрипловатым голосом, чтобы сбить Ванессу с пути, на который она была настроена, воздействовать не столько на ее половые инстинкты, сколько на эмоции. Чтобы в результате этой встречи она получила больше, чем хотела, чтобы поняла, что сексуальное удовольствие не ограничивается физическим соитием.
Ванесса замерла, потом расслабилась и подняла к Генри лицо. К ней вернулась соблазнительная уверенность.
– В спальне. – Она показала рукой через его плечо. – Там.
Генри ухмыльнулся и крепко прижал ее к себе.
– Я готов.
– Я уже чувствую. – Ванесса засмеялась и обняла его за шею. – Ты не отнесешь меня туда, Тарзан? Мне всегда этого хотелось. Однажды мой парень попытался сделать это, поднял на руки и чуть не заработал грыжу. Потом ему пришлось лежать около часа с холодным компрессом на животе.
– Как романтично.
Генри был горд тем, что Ванесса верит в его силу. С такой женщиной он в самом деле чувствовал себя суперменом. Но сейчас ему хотелось быть самим собой – просто Генри.
– Думаю, я могу изобразить Тарзана. Только обойдемся без победоносного клича.
Генри приблизил Ванессу к себе и поцеловал – медленно, с проникновенной нежностью, смакуя сладость ее губ. И почувствовал волнующее бурление в крови – как будто ощущение надвигающейся беды смешалось с ослепительным счастьем.
Ванесса первой не выдержала пытку ленивыми, нежными поцелуями и отстранилась от Генри. Тяжело дыша, она уткнулась лицом ему в грудь. У Генри мелькнула мысль, что, может, она все-таки почувствовала то, что чувствовал он. Что Ванесса не просто возбудилась, а охвачена трепетной страстью.
Он подхватил на руки и понес в спальню, пытаясь понять по выражению лица ее состояние. Озадаченная его внимательным взглядом, Ванесса смотрела на Генри с любопытством.
– Почему ты целовал меня так?
– Как «так»? – Генри сделал непонимающее лицо.
– Ну… – Ванесса сердито взмахнула рукой, метнула на него взгляд и тут же отвела глаза. – Как-то очень ласково.
– Потому что мне так хотелось.
Генри опустил Ванессу на кровать, понимая, что раздражает ее, и получая от этого огромное удовольствие.
– В прошлый раз ты вообще не целовал меня.
Он кивнул, довольный тем, что она заметила.
– В прошлый раз мне не хотелось.
– Хорошо, хорошо. – Ванесса засмеялась и закатила глаза.
Генри улыбнулся, сел на кровать и провел пальцем по губам Ванессы.
– У меня для тебя есть еще один подарок.
– О! – Она вскинула голову и, изображая легкомысленную пустышку, осведомилась: – Бриллианты?
Генри засмеялся и наклонился к ней.
– Если бы я знал, как их можно использовать в сексе, я бы купил их.
– А что тогда?
Генри извлек из заднего кармана брюк толстую мягкую кисть из соболиной шерсти, которую купил в фантастически дорогом магазине.
– Ого! – произнесла Ванесса с неподдельным восхищением. – Настало время для урока искусства, учитель?
Генри улыбнулся. Он был в восторге от этой женщины. Ему хотелось взять ее энергию, ее особенный веселый нрав и крепко прижать их к себе. Хотелось приносить ей красные розы каждый день. Чтобы она не выскочила замуж за какого-нибудь зануду, который наверняка оказался бы недостоин ее.
– Раздевайся.
Ванесса поёжилась и, нервно сглотнув, прошептала:
– Сначала ты.
Генри покачал головой.
– Я учитель, ты забыла?
Она затихла на минуту, потом кивнула. Но Генри видел, что она не согласна с такой расстановкой. Ванесса села и сняла с себя топ.
Генри судорожно вдохнул, и его руки сами потянулись к упругим полушариям. Но он тут же отдернул них. Еще рано. Надо подождать, пока Ванесса не устанет от кисти, от игры и будет готова признать вслух, что хочет, чтобы он занялся с ней любовью, потому что она испытывает к нему глубокие чувства.
Ванесса легла на спину, подняла ноги и медленно стащила с себя узкую юбку. Под ней тоже ничего не оказалось. На этот раз Генри вцепился пальцами в простыню.
Она приподняла голову и гордо улыбнулась.
– Я решила сэкономить время.
Генри стоило большого труда, чтобы тут же не раздеться и не наброситься на Ванессу.
– Очень рационально, – заметил он, радуясь, что сумел произнести это ровным голосом. – А теперь закрой глаза и не шевелись.
Ванесса послушно легла на спину, закрыла глаза и застыла в напряженном ожидании. Генри сел рядом с ней и провел кистью по ее губам. Она улыбнулась и хихикнула.
Он скользнул кистью по красивым чертам ее лица – по щекам, векам, носу и лбу, едва касаясь нежной кожи. Лицо Ванессы расслабилось, исчезли напряженные морщинки. Генри опустил кисть ниже и провел ею по шее Ванессы, по ключицам и плечам. Затем скользнул по всей длине руки к кисти и легким прикосновением прошелся по каждому пальчику. Он старался сосредоточиться на своем занятии, чтобы в голову не лезли мысли о том, как повезло этому клочку шерсти убитого животного.
– Мм… как приятно… – промычала Ванесса низким, мечтательным голосом.
Генри, слегка надавливая, начал обводить круговыми движениями упругие полушария, постепенно подбираясь к соскам. Подрагивая от острых ощущений, Ванесса выгнула спину. Генри остановился на несколько секунд, давая ей насладиться этими мучительно-сладкими мгновениями. Затем возобновил дразнящие прикосновения, поочередно возбуждая кончиком кисти то один сосок, то другой.
– Что ты чувствуешь?
Он мог не спрашивать. Ощущения Ванессы были написаны у нее на лице, угадывались в движениях ее тела. Но Генри хотел услышать ее голос, чтобы почувствовать, когда она наконец насытится этой игрой.
– Самое нежное прикосновение, какое только можно себе представить. – Ванесса открыла глаза. – Хочешь попробовать?
Генри покачал головой и коснулся мягкими пальцами ее глаз, принуждая Ванессу снова закрыть их.
– Пока нет.
До тех пор, пока она не примет его, как нормального любовника.
Кисть, водимая изощренной рукой Генри, начал блуждать по гладкому животу Ванессы, спускаясь ниже. Ванесса раздвинула ноги, открывая доступ к внутренней стороне бедер.
Стиснув зубы, Генри проигнорировал ее желание. Он провел кистью по всей длине ног, что вызвало у Ванессы стон удовольствия, когда мягкие волоски коснулись стоп, а затем поднялись снова вверх, чтобы подразнить нежную кожу внутренней части бедер.
Генри закрыл глаза, чтобы ему было легче справиться с подступившим желанием. Он выбросил бы сейчас эту кисть за окно и взял Ванессу, как велит природа.
– Генри? – позвала Ванесса мягким, чувственным голосом.
– Что ты хочешь, Ванесса? – мягко спросил он.
Ванесса распахнула глаза и открыла рот, чтобы ответить. Генри уже представлял, как она скажет: «Тебя». Представлял так ясно, что уже почти слышал это слово. Он смотрел на Ванессу напряженно, мысленно посылая ей сигналы, чтобы она наконец призналась в том, чего он от нее с нетерпением ждет.
Она показала на кисть в его руке.
– Я хочу, чтобы ты довел меня до оргазма этой штукой. А потом я сделаю то же самое для тебя.
Генри отвел глаза, чтобы Ванесса не видела его разочарования, и раздвинул шире ее ноги. Он как художник опускал кисть в ее пульсирующую плоть, и влага прилипала к мягким ворсинкам. Генри сосредоточенно, почти механически, двигал кистью вверх-вниз, вслушиваясь в легкие хлюпающие звуки.
Это убивало его.
Ванесса стонала и корчилась на кровати, потом стала ритмично поднимать и опускать бедра. Голова ее металась по подушке из стороны в сторону, как в лихорадке. Ванесса протянула руку, нашла его плечо и потянула Генри к себе.
– Генри.
– Да? – У него подпрыгнуло сердце. Генри замедлил движение кисти, чтобы задержать у нее наступление оргазма. Ну же, Ванесса, говори! – Что ты хотела сказать? – спросил он.
– Нет. Ничего. – Она закрыла лицо руками. – Продолжай.
– Это все? – Кисть замерла в его руке.
– Да. – Ответ у нее получился отчаянным и фальшивым.
Генри отчетливо слышал ее частое дыхание.
– Ты хочешь, чтобы я занялся с тобой любовью?
Ванесса замерла. Она отняла руки от лица и посмотрела на него большими настороженными глазами.
– Почему ты спросил об этом?
– Потому что я хочу знать. Мне кажется, что у тебя может возникнуть такое желание.
Ванесса судорожно сглотнула. Она по-прежнему смотрела на Генри так, словно от него могла исходить угроза.
– Нет-нет, я не хочу, – торопливо сказала она.
Вранье! Генри набросился на нее, вжал ее своим телом в матрац, поцеловал в губы со всей страстью, которая накопилась в нем, и втиснулся между ее ног.
– Нет? Ты не хочешь этого? Не хочешь почувствовать меня внутри себя?
– Нет. – Ванесса чувствовала себя несчастной, на грани слез. – Это не то, что имелось в виду…
– Я знаю, что имелось в виду. – Генри поцеловал ее в лицо, в губы. Почему она упорно сопротивляется? – Почему это нельзя изменить, если мы оба хотим другого?
– Я не хочу ничего менять. Мне нравится так, как есть.
Снова сев на кровати, Генри проницательно посмотрел Ванессе в глаза и сказал:
– Я не верю тебе.
– Генри, пожалуйста…
– Ты боишься? – Он приложил руку к ее сердцу. – Боишься того, что можешь почувствовать, если отдашься мне?
Ванесса закрыла глаза и покачала головой.
– Не делай этого.
Генри ощутил прилив огромной радости и пронзительной нежности.
– О, Ванесса. Я бы не делал этого, если бы не знал, что это удовлетворит тебя гораздо больше, чем все игрушки, которыми я ублажаю тебя.
Ванесса открыла глаза и внимательно посмотрела на него. Взгляд ее ничего не выражал. Это была не капитуляция, о которой Генри мечтал, но и не воинственный настрой на продолжение. У Генри было такое ощущение, что Ванесса что-то решает.
Внезапно лицо ее прояснилось, к ней вернулась уверенность, и Ванесса толкнула Генри на спину. О чем бы она там ни думала, решение явно было принято. И, когда Ванесса расстегнула пуговицы на его сорочке и провела ладонями по его широкой груди, Генри мысленно ухмыльнулся – ему понравилось ее решение.
Он откинулся на простыни, предоставив Ванессе полную свободу действий. Казалось, внутри нее бушевало пламя, которое трансформировало ее в саму чувственность, которую Ванесса отчаянно хотела изведать.
Ванесса была великолепна. Генри хотел сделать ее своей самым что ни на есть самонадеянным мужским способом и отчаянно боролся с собой, чтобы удержаться от этого шага. Теперь настал ее момент. Пусть порезвится немного. А потом придет его черед.
Она поцеловала его в грудь, вытащила из рукава сорочки правую руку и подняла ее у него над головой. Кисть ударилась о спинку кровати. Удерживая ее там, Ванесса проложила поцелуями дорожку по всей длине его руки. Генри закрыл глаза, наслаждаясь ощущением ее теплых губ на своих крепких мышцах. Сквозь туман своих эротических ощущений он вдруг почувствовал, как к запястью его поднятой руки прикоснулось что-то холодное и металлическое. Затем раздался щелчок, и запястье оказалось в кольце.
В крови подскочил уровень адреналина. Генри подергал левой рукой, чтобы попробовать прочность оков.
– Какого черта?!.
Клик. Металлическое кольцо защелкнулось на второй руке.
Перед ним появилось лицо Ванессы. Щеки горят, глаза сияют. Ликование вперемежку с испугом, словно она не верит в то, что сделала. Генри тоже не мог поверить.
– Ванесса, это еще что такое?
Он говорил спокойно, пряча за ровным тоном нервозность. Ему не нравилось находиться в беспомощном состоянии, особенно учитывая, что виновницей тому женщина, которая и так уже лишила его самообладания.
– Пришло время возвращать долги, – прошептала Ванесса.
Генри внимательно следил за выражением ее лица, стараясь не думать о недавно виденном фильме, в котором героиня мучила заложника, прикованного к кровати.
– За что?
Ванесса наклонилась и медленно провела теплым кончиком языка по его соскам.
– За то удовольствие, которое ты доставил мне.
Ванесса скользнула руками к его животу, нашла замок «молнии» на брюках и расстегнула ее. Генри почувствовал, как ее нетерпеливые пальцы легли на его выпирающее естество, обтянутое трусами, а затем скользнули внутрь.
– Ванесса, не надо, – успел хрипло прошептать Генри, до того как перестал что-либо соображать.
Это было не то, что он планировал. Он должен был соблазнять ее, доставлять ей удовольствие, а не наоборот. Если бы Ванесса подпустила его к себе, он занялся бы с ней любовью и они бы вместе испытали величайшее блаженство. Но только не когда он лежит прикованный к спинке кровати, разрываясь между нестерпимым желанием и страхом. Жертва ее ласкающих пальчиков. Беззащитный, лишенный своей физической силы, которую он не использовал бы против нее даже при самых ужасных обстоятельствах.
– У меня нет другого выхода, – деловито сообщила Ванесса.
– Освободи меня, – прохрипел Генри, – и мы будем заниматься этим вместе.
– Нет. – Покрывая поцелуями его живот, Ванесса спустилась вниз, к открытой «молнии», и провела губами по всей длине его восставшей плоти. – Я хочу так.
Не обращая внимания на его мольбы, Ванесса встала на колени между его ног и занялась Генри всерьез. Она скользила губами по шелковистой коже его отвердевшего естества, одновременно лаская пальцами нижнюю часть.
Генри еще раз дернулся, надеясь разорвать наручники, но они устояли. Он злился, что попал в такую ситуацию, злился на свою беспомощность. Генри не желал проигрывать и отдаваться Ванессе, не добившись от нее признания, что она хочет заниматься с ним любовью. Он уставился в потолок, пытаясь не поддаваться ее провоцирующим ласкам, не чувствовать удовольствия, которое разливалось по телу. Но сумасшедшие ощущения, чувственный жар, прикосновения влажных женских губ пронизывали все мысли Генри, все его попытки противостоять Ванессе. Больше всего Генри бесило то, что какая-то часть его хотела, чтобы Ванесса продолжала свою эротическую игру и в конце концов сломала барьер, которым он отгородился от нее. В данный момент она уничтожала этот барьер при помощи языка и губ, низводя его, Генри, до самого примитивного уровня.
Она делала то, что он сам пытался сделать с ней.
Боже, каким самонадеянным болваном он был! Считал, что все знает, все умеет, что может помочь ей разобраться в самой себе. А Ванесса поменялась с ним ролями в ту секунду, когда защелкнула наручники на его запястьях. Теперь, чтобы сохранить лицо, не показать свое бессилие, ему остается только не сдаваться.
Язык Ванессы скользнул по гладкой головке его естества, и Генри испустил мучительный стон. Он закрыл глаза, надеясь, что сможет сберечь остатки самообладания и гордости, если не будет видеть Ванессу. Но в глубине души он понимал, что уже проиграл битву.
Он задергал руками, и один из наручников наконец сломался.
– Нет! – прохрипел Генри.
Он приподнялся, схватил Ванессу и опрокинул рядом с собой. Он толкнулся в ее живот раз, другой, хрипло вскрикнул, напрягся и пролил на нее свое семя, содрогаясь в непрошеном экстазе.
Дьявол! Будь все проклято! Генри в изнеможении откинулся на кровать, поверженный и униженный.
– Генри…
Она хотела подняться, но Генри крепко прижал ее голову к своей груди. Ему надо было прийти в себя, найти достойный выход из ситуации. Ванесса обманула их обоих. Отвергла его предложение и вовлекла его в свою игру, в то время как – Генри был глубоко убежден в этом – хотела она гораздо большего.
Ванесса вырвалась из его объятий и посмотрела на него ищущим, смущенным взглядом. Его лицо застыло в мрачном напряжении, он не смог разыграть безразличие, что ему всегда хорошо удавалось делать в нужную минуту.
– О господи, Генри… я… я думала, что ты… что тебе понравится это.
– Все в порядке, – деревянным голосом отозвался он.
– Нет, не в порядке. – Ванесса села. – Ты посмотрел на меня так, словно я какое-то чудовище.
Генри встал с кровати, застегнул «молнию» на брюках, взял из коробки две салфетки и бросил их Ванессе, чтобы она вытерла живот.
– Мне лучше уйти, – сказал он.
– Нет! – Ванесса вскочила с кровати и подбежала к нему. – Не уходи. Пожалуйста. Мы должны разобраться во всем этом.
– В чем ты хочешь разобраться? Мне и так все ясно.
– Генри…
Зазвонил его мобильный телефон. По лицу Генри пробежала тень, когда он услышал плач Маргарет.
– Что случилось?!
– Патрик… заболел. Я везу его в детскую клинику. Ты не мог бы приехать туда?
– Я выезжаю прямо сейчас. Не волнуйся.
– Что произошло? – забеспокоилась Ванесса, глядя на его встревоженное лицо.
– С моим племянником случилось что-то серьезное. Я еду в клинику. – Генри посмотрел на нее, обнаженную и красивую, с большими глазами, полными тревоги за чужого ребенка, и неожиданно для себя предложил: – Поехали со мной.
Ванесса сидела в приемном покое рядом с Генри и Маргарет. Сцепив пальцы рук, она пребывала в каком-то странном состоянии мучительного напряжения и полного изнеможения. Они находились здесь уже более часа, ждали, когда закончится операция. Патрику срочно удаляли аппендикс.
Если материнство несет с собой подобные моменты, подумала Ванесса, то, случись такое с моим ребенком, я бы точно потеряла рассудок.
После того как Ванесса согласилась поехать с Генри, они проделали весь путь до детской клиники в полном молчании. На лице Генри, который вел машину, застыло мрачное выражение. Ванесса смотрела в окно, не зная, какими словами утешить его. Она сама еще не пришла в себя оттого, что ее затея взять дело в свои руки неожиданно обернулась против нее же.
Можно даже сказать, что она была в панике. Вначале Ванесса испытывала лишь острое сексуальное возбуждение, но потом оно перешло в желание, такое глубокое, что она с трудом справлялась с собой. Желание почувствовать Генри на себе, внутри себя, желание достигнуть оргазма одновременно с ним, чувствуя телом его тепло и силу.
Но что потом? После таких отношений трудно расстаться с мужчиной. Нельзя будет сказать: «Спасибо тебе за оргазм, это было потрясающе, увидимся как-нибудь». Испытав глубоко интимные ощущения, она полностью потеряет контроль над собой, попадет в зависимость от своих чувств и эмоций. Сексуальная богиня Ванесса раздавлена обыкновенными человеческими эмоциями. И Генри будет вправе удивиться и сказать: «Я думал, речь идет только о сексе. С вами, лапочки, не соскучишься».
Только Генри вряд ли употребит слово «лапочки», слава богу.
Открылась дверь, и в приемный покой вошел врач. Все родители, сидевшие в напряженном ожидании, посмотрели на него с надеждой. Он обратился к супружеской паре, сидевшей около двери, сказал, что с их сыном будет все в порядке. Ему удалили опухоль, и, к счастью, она оказалась доброкачественной. Женщина заплакала от радости и обняла мужа. Тот пожал врачу руку и тоже прослезился.
Ванесса снова откинулась на стуле, чувствуя себя ничтожной козявкой. Перед ней были люди, дети которых находились между жизнью и смертью. Их нервы были напряжены до предела, и они жили лишь одной надеждой на благополучный исход. А она тем временем играла, манипулировала, забавлялась и с презрением отвергала свои настоящие чувства.
Как долго она собирается считать себя секс-бомбой, когда жизнь постоянно доказывает ей, что она не обладает соответствующими данными?
Когда они примчались в клинику и влетели в приемный покой, где их уже ждала Маргарет, Генри обнял сестру и прижал к себе. Та не выдержала и расплакалась в его крепких, надежных объятиях. Ванесса, чувствуя себя неловко, стояла в стороне и не сводила глаз с Генри, который уже не был сексуальным богом. Она видела нежного, заботливого старшего брата, озабоченного и напуганного болезнью племянника и старающегося поддержать своих родных.
– Самое худшее – это ждать, – сказала Ванесса, пытаясь как-то разрядить напряженное молчание.
Генри кивнул.
– Хотя в моей работе к этому привыкаешь.
Смысл его слов дошел до Ванессы не сразу. Она понятия не имела, чем занимается Генри. И вообще, кто он и где живет. У нее вдруг появилась острая потребность узнать это. Чтобы, думая о нем, она представляла его не летящим в космическом пространстве, а, допустим, сидящим в кабинете в строгом костюме и диктующим указания секретарше. Короче говоря, в обстановке, которая знакома и понятна ей. Тогда, возможно, перспектива настоящих отношений между ними не будет казаться ей такой уж несбыточной.
– Чем ты занимаешься? – спросила Ванесса и покраснела.
Вопрос, конечно, немного странный, если учесть, что несколько часов назад они кувыркались в постели.
Генри улыбнулся, как будто обрадовавшись проявленному ею интересу, но помедлил, прежде чем ответить.
– Я – частный детектив. – Он внимательно следил за ее реакцией.
– Да? – удивилась Ванесса. – Разоблачаешь неверных мужей и выясняешь, кто крадет туалетную бумагу в офисах?
Генри покачал головой.
– Обычно не так банально.
– Ты хочешь сказать… убийства и похищения людей?
– Тебя бы это расстроило? – спросил Генри.
– Не знаю… я… – растерянно пролепетала Ванесса.
– В большинстве случаев это не так страшно. В основном приходится заниматься рутиной, скучной и неинтересной работой. Но иногда случаются и жаркие моменты.
Генри по-прежнему настороженно следил за выражением ее лица, хотя говорил он обычным голосом, как будто делился с Ванессой рецептом приготовления любимого блюда.
– Но ведь, насколько мне известно, криминальными делами занимается полиция?
Ну почему он не может быть бухгалтером? Или консультантом по финансам? Обыкновенным служащим, который, отсидев на работе положенные часы, возвращается домой – к семье, к детям.
– Иногда мои клиенты не хотят обращаться в полицию. По крайней мере, вначале. Иногда полиция обращается ко мне за помощью. Они должны действовать по закону, а это не всегда бывает… удобно.
Ванесса молча кивнула. В желудке появилось неприятное ощущение, словно она проглотила тяжелый камень. Вот она сидит тут, готовая признаться, что хочет покончить с сексуальными играми, а реальность оказалась еще более фантастичной, чем сама фантазия.
Именно когда она позволила себе надеяться, что Генри может быть настоящим другом и любовником, вдруг выясняется, что он Джеймс Бонд.
Она покосилась на него. Ее потрясенный мозг пытался осмыслить свалившуюся на нее новость. Генри в квартире Джулии, все те странные шумы…
– Теперь я понимаю, – достаточно громко сказала Ванесса. – Понимаю, почему ты рылся в нижнем белье Джулии.
Маргарет закрыла журнал и встала.
– Не обижайся, Ванесса, но мне кажется, что я не должна это слушать. Хотя у Генри такая профессия, что любому поступку можно найти логическое объяснение. Кофе кто-нибудь хочет? Я уже не могу сидеть, мне надо пройтись.
– Спасибо, нет, – с улыбкой отказалась Ванесса.
Она восхищалась выдержкой Маргарет и сожалела, что они не встретились при других обстоятельствах, когда сын Маргарет не лежал бы на операционном столе, а Ванесса не металась бы, пытаясь разобраться в своих отношениях с Генри.
Генри тоже отказался от кофе. Маргарет поцеловала брата в лоб, по-матерински растрепала ему волосы и нервной походкой покинула приемный покой.
Ванесса посмотрела на Генри, на его взлохмаченные волосы. Маргарет сейчас очень тяжело. Хотя, возможно, даже Джеймс Бонд был чьим-то младшим братом.
– Значит, ты занимался Джулией?
Генри пожал плечами.
– Что-то в этом роде.
У Ванессы кольнуло сердце от жалости к Джулии. Бедняга. Теперь понятно, почему она хотела исчезнуть из города.
– А что именно? – спросила Ванесса.
– Я не могу сказать.
– Да, разумеется. Извини.
Она виновато улыбнулась. Частный детектив. Теперь многое прояснилось. Постоянная настороженность Генри, сдержанность, чрезмерная наблюдательность. Естественная склонность держать мысли и чувства при себе. Неудивительно, что при нем она никогда не могла полностью расслабиться. Когда он смотрел на нее, она чувствовала себя бабочкой, наколотой на булавку.
В его жизни был огромный кусок, который она никогда не сможет понять, оценить или стать частью его. Генри живет в другом мире, в мире, о котором Ванесса ничего не знает. Какая ему польза от такой женщины, как она?
Понятно, почему он не принял предложенную ею игру с наручниками. То, что для Ванессы было игрой, для него – серьезное дело. Генри крутой парень, которому нередко приходится выполнять опасную работу. А она занималась безопасными предметами искусства. Это все равно что соединить боевика с наивной школьницей.
«Послушай, милый, тебе сегодня удалось освободить какие-нибудь страны от деспотических диктатур? О, великолепно! Пока тебя не было, я сделала две чудесные статуэтки из двух ручных гранат, которые ты хранил в нашем гараже».
Это уже агония.
Все было ужасно, если не считать, как Генри целовал ее сегодня вечером, когда вошел в квартиру. И как он обнял свою сестру, когда они примчались в приемный покой. И какое выражение лица у него было, когда санитары увозили на каталке его племянника в хирургическое отделение, – расстроенное, испуганное и очень человечное.
– А чем занимаешься ты? – Генри наклонился к ней и убрал прядь с ее лба. – Когда не приковываешь мужчин к своей постели.
– О… я работаю в Музее искусств. Мои обязанности заключаются в том, чтобы сделать наши экспонаты привлекательными для посетителей. Еще я разрабатываю учебно-образовательные программы для школьных групп и тому подобное. – Ванесса едва не рассмеялась, настолько глупым ей показался собственный ответ. – Я… извини меня за наручники. Мне казалось, что это будет очень сексуально.
Генри подвинулся на край стула и снова наклонился к Ванессе. Его глаза, окруженные морщинками от усталости и напряжения, продолжали оставаться пронзительно притягательными.
– Эта идея действительно была сексуальной. Но она не сработала по одной очень простой причине. Нам обоим хотелось заниматься совсем другим, – сказал Генри низким, соблазнительным голосом. Он нежно коснулся рукой щеки Ванессы, и в ней снова ожила надежда. – Когда мы в следующий раз окажемся в постели, то там будем только ты и я. Никаких игр, никаких посторонних предметов.
– Что за игры? – заинтересовалась Маргарет, вернувшаяся с чашкой кофе в руке.
Генри перестроился на ходу и даже глазом не моргнул:
– Я только что говорил Ванессе, что комод, который я мастерю для Патрика, нуждается в каком-нибудь украшении.
У Ванессы по спине пробежал холодок. Генри переключился с одной темы на другую, даже не задержав дыхания. У него не изменилось ни выражение лица, ни поза, ни тембр голоса. Перешел с секса на мебель так гладко, что она даже не заметила, как это произошло. Нажал кнопку, и пожалуйста – совсем другой человек. То же самое произошло, когда она застала его роющимся в ящиках Джулии. Генри спокойно заявил, что ищет сексуальное белье для нее.
– Вот как? – Маргарет бросила взгляд на Ванессу, затем на брата. – Любопытно. Ты уже видела его, Ванесса?
– Я… еще нет, – запинаясь и краснея, пролепетала Ванесса. – Но Генри… гм… рассказывал мне о нем и говорил, что он хочет… в общем… сделать его не таким строгим.
– Ну ладно. – Маргарет недоверчиво усмехнулась. – Похоже, именно ты можешь помочь ему в этом деле.
Генри улыбнулся сестре мальчишеской улыбкой.
– Ты, как всегда, права.
Ванесса, сбитая с толку этим разговором, подумала, что чего-то не поняла и комод, о котором шла речь, имел какое-то важное значение.
Внезапно ей захотелось уйти из приемного покоя, удрать от Генри и вернуться к спокойному, понятному Алану, все поступки которого предсказуемы. Алан настолько честен, что даже после того, как они расстались, не смог начать новый роман, не поставив предварительно в известность Ванессу. Алан, конечно, немного скучноват, но зато не умеет убивать людей. И Ванесса не могла вспомнить случая, чтобы чувствовала себя в обществе Алана дискомфортно. А уж чтобы смущаться в его присутствии, об этом и речи не могло быть. И, конечно, ей ни разу не приходилось заставать его копающимся в чужом нижнем белье.
Были, были качества, которые Ванесса ценила в мужчинах. И даже считала их обязательными для сильного пола.
Из отделения в приемный покой вышел молодой красивый врач и сразу направился к ним. Маргарет, Генри и Ванесса вскочили со своих мест и замерли в ожидании.
Врач ободряюще улыбнулся, его глаза блеснули за стеклами очков.
– Операция прошла великолепно. Мы подержим Патрика несколько дней в стационаре, и примерно через недельку вы получите его совершенно здоровым. Он даже забудет о том, что был здесь.
Плача и смеясь, Маргарет бросилась на грудь брату.
Ванесса выпустила длинную струю воздуха, она даже не заметила, что не дышала все это время. Генри обнимал сестру, и его лицо светилось любовью, радостью и спокойствием. У Ванессы защемило сердце, она перестала улыбаться. Чем дольше она находилась рядом с Генри, тем сильнее хотела его и тем сложнее ей становилось общаться с ним. Ванессе казалось, что с каждой встречей он удалялся от нее все дальше. Это было ненормально. Настоящая любовь зреет медленно, она вырастает из встреч, из общих интересов и ценностей.
Генри взглянул на нее через плечо сестры и улыбнулся. Ванесса подняла большой палец и улыбнулась ему в ответ. Она по-прежнему пребывала в растерянности, и ее не оставляло тяжелое чувство.
Какой бы сексуальной и необыкновенной она ни чувствовала себя в постели с Генри, каким бы страстным и сильным ни было ее увлечением им, он ей не подходил. А она не подходила ему. Пора было забыть о своей мечте и вернуться в реальность, к тому, кем она была и чего хотела от жизни.
Пора завершать безумный эксперимент.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Нежнее чем шелк - Бакли Эмеральд

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Нежнее чем шелк - Бакли Эмеральд



Просто нереальная муть. 8 глав соплежуйства ни о чем, и все , я пас.
Нежнее чем шелк - Бакли Эмеральдгостья
23.10.2014, 4.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100