Читать онлайн Нежнее чем шелк, автора - Бакли Эмеральд, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежнее чем шелк - Бакли Эмеральд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.88 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежнее чем шелк - Бакли Эмеральд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежнее чем шелк - Бакли Эмеральд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бакли Эмеральд

Нежнее чем шелк

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

– Я думаю, королева должна была сказать герцогу, не помню как его зовут, чтобы он исчез, и аннулировать его брак с Гертрудой, чтобы Гертруда и Уильям могли жить дружно и счастливо до конца своих дней. – Элис поставила пакет с кукурузными хлопьями на кофейный столик. – Ненавижу фильмы с плохим концом. Если я захочу увидеть страдания и горе, то включу новости. Кино должно доставлять удовольствие и радость, а несчастий хватает и в жизни.
Ванесса выключила телевизор.
– Не знаю, – неуверенно отозвалась она. – Гертруде, может, и повезет. Но, после того как запретный плод перестанет быть запретным и пройдет волнующая трепетность чувств, Гертруда и Уильям, возможно, обнаружат, что не подходят друг другу. Я хочу сказать, что, если ты обмениваешься со своим возлюбленным жаркими взглядами и страстными поцелуями, это еще не значит, что вы любите друг друга по-настоящему.
– Ты не веришь в любовь с первого взгляда? – спросила потрясенная Элис.
– Абсолютно.
Перед мысленным взором Ванессы возник образ Генри, когда он впервые появился на пороге квартиры Джулии. Да, чувство было сильным, притяжение – фантастическим, но это была не любовь.
– Дай тебе волю, ты бы отшила Уильяма в первое же свидание, и фильм на этом бы закончился, – заметила Элис.
– Почему? Я бы просто не ожидала любви до гроба только потому, что мы пришли в восторг друг от друга при первой встрече. По крайней мере, со зрелым мужем, с герцогом, Гертруду не ждали бы крупные разочарования. И не исключено, что он оказался бы лучше, чем она о нем думала.
Элис сочувственно посмотрела на Ванессу.
– Почему ты так уверена, что в браке не бывает страстной любви?
– Наверное, бывает, – ответила Ванесса. – Но на одной сумасшедшей страсти глубоких, серьезных отношений не построишь. Такие чувства обычно возникают от отчаяния и неуверенности, но никак не от любви. Настоящая любовь – это то, что остается после того, как проходит вся эта глупость – восторженный трепет и горящие глаза.
– Ты говоришь так, словно пытаешься убедить в этом саму себя, – поддела ее Элис.
Ванесса пожала плечами.
– Возможно.
– Послушай, подруга, тебе когда-нибудь приходило в голову, что большинство мужчин гораздо интереснее, чем зануда Алан, и менее утомительны, чем твой Джеймс Бонд? Как можно делать выводы на столь ничтожном материале?
– Но это правда, – возразила Ванесса. – Посмотри на меня. Я схожу с ума по этому парню. Думаю только о нем, тоскую о нем, постоянно хочу его. Когда говорю о нем, плачу, потом вдруг ни с того ни с сего начинаю смеяться. Я веду себя, как безумная. Это смешно.
Элис застыла в драматической позе с открытым ртом.
– О боже, ты влюбилась в него…
– Нет, – решительно заявила Ванесса. – В этом все и дело. Это не любовь, а… душевная болезнь.
Элис рухнула на диван.
– Это катастрофа – вот что это такое. Где ты только находишь таких мужиков?
– Элис, я не искала его. А самое главное, он не собирается находить меня.
– Ты хочешь и дальше встречаться с ним?
– Только один раз. Чтобы расстаться.
Лицо Ванессы исказилось от мучительного страдания, и она глубоко вздохнула, чтобы не расплакаться. Она не намерена лить слезы по Генри. Так же, как она никогда не признается ни Элис, ни даже самой себе, насколько глубоко завязла в своих чувствах к этому мужчине.
– Все ясно. – Элис скорбно покачала головой. – Ты влюблена в него.
– Как я могла влюбиться в него, когда мы с ним только и делали, что занимались всякими странными вещами? Я даже ни разу нормально не поговорила с ним. – Ванесса покачала головой. – Мы разговаривали, конечно, но этого недостаточно.
– Недостаточно для чего? – уточнила Элис.
– Для того чтобы узнать его. Каким он бывает в разных ситуациях. Когда злится, когда…
– Ты видела его в таком состоянии, – напомнила Элис.
– Ладно, допустим. – Ванесса подняла руки, сдаваясь. – Мы действительно злились друг на друга. Но мне хотелось бы знать, как он справляется со стрессами, как реагирует на… гм…
– Кризисные ситуации? – подсказала Элис, посмотрев на подругу всезнающим взглядом. – Разве вчера вечером вы не были в отделении экстренной помощи?
– Да. Хорошо. Но все равно в его присутствии я чувствую себя не в своей тарелке, и вообще мы совершенно не подходим друг другу. Кроме того, есть еще один момент. – Ванесса так разнервничалась, что стала ходить по комнате взад-вперед. – Независимо от того, что я чувствую, такой потрясающий мужчина, как Генри, может найти себе более достойную партнершу. Я слишком обыкновенная для него. Он настолько хорош, что любая пойдет за ним с закрытыми глазами. Он объездил весь мир. И он каждый день ходит по краю пропасти, что мне не может привидеться даже в кошмарном сне. А теперь скажи, что может предложить ему такая женщина, как я?
– Ну не знаю. Разве что свое самоуничижение? – презрительно бросила Элис. – Если уж на то пошло, ты слишком хороша для него. Ты гораздо больше женщина, чем он – мужчина. Просто ты этого не знаешь.
Ванесса криво усмехнулась.
– Ты так считаешь?
– Ты понимаешь, что я имею в виду. – Элис махнула рукой, как бы закрывая этот вопрос. – Признайся, что ты его любишь, и мы подумаем, что делать дальше.
– Я не люблю его… – простонала Ванесса. Она умолкла, вдруг осознав, что нет смысла обманывать себя и дальше. – Ладно. Я люблю его.
– Наконец-то! – Элис зааплодировала. – Лечение любой болезни начинается с установления диагноза. Теперь: ты уверена, что он ничего не питает к тебе?
– Не знаю. – Сделав признание, Ванесса почувствовала слабость. – Иногда мне кажется, что он…
Ее прервал звонок в дверь. Ванесса пожала плечами, отвечая на вопросительный взгляд Элис, и пошла в прихожую.
– Кто там? – спросила она, наклонившись к замочной скважине.
– Это Кэтрин, подруга Джулии.
Элис прыснула.
– А! Та Кэтрин, у которой нет фамилии и которая близкая подруга Джона, он же Генри. Сексуального гуру Джулии, которая превратилась в Ванессу. Я давно мечтаю познакомиться с ней!
Ванесса погрозила подруге кулаком. От волнения у нее дрожали руки, когда она открывала дверь. На лестничной площадке стояла молодая привлекательная женщина с копной рыжих волос. Элегантное платье как перчатка обтягивало красивую фигуру. Визитерша смотрела на Ванессу встревоженными глазами.
– Простите за беспокойство, но я хотела узнать, вы случайно не видели свою соседку в последние несколько дней? Ее зовут Джулия, она живет в квартире напротив вашей.
– Нет.
Ванесса вежливо улыбнулась. Ей было интересно, Генри сказал Кэтрин о ней или нет. И знает ли Кэтрин о том, что он занимается расследованием дела, в котором как-то замешана Джулия.
– Мне кажется, Кэтрин, Джулия говорила, что собирается уехать.
– На нее это не похоже – уехать, не сказав никому ни слова, – заволновалась Кэтрин. – Она должна была встретиться с одним из моих друзей, и с тех пор никто из знакомых не видел Джулию и не разговаривал с ней.
– Вот как?
Ванесса нервно сглотнула. Она знала, кто этот «друг». Значит, Генри не сказал Кэтрин, что встречается с ней, с Ванессой.
– Мы с Джоном очень волнуемся. – Кэтрин протянула руки, показывая обкусанные ногти. – Я маникюрша, а посмотрите, что сделала с собой. И Джон говорит, что за последние три дня не сделал ни одной приличной прически.
За спиной Ванессы раздался возглас изумления. Она была потрясена не меньше Элис, но не смогла издать ни звука. Ванесса судорожно пыталась привести в порядок свои мысли, но в результате пришла в еще большее смятение и даже почувствовала головокружение.
– Прически? – растерянно пролепетала Ванесса, обретя наконец дар речи.
– Да. Джон стилист. Мы вместе работаем. Но он не мой… вы понимаете, что я хочу сказать. – Кэтрин протянула Ванессе руку. – Кэтрин Уэсли.
Ванесса тупо уставилась на ее тонкую кисть. Неужели Генри действовал под видом…
– Я знала! – в ужасе воскликнула Элис. – Он не тот, за кого себя выдает!
– Как… выглядит Джон? – спросила Ванесса.
– О, у него потрясающая внешность. Он не очень высокий и не крупный, но спортивный, хорошо тренированный. Голубые глаза, густые светлые волосы. Женщины ходят за ним табунами. – Кэтрин с любопытством посмотрела на Ванессу. – Почему вы спросили об этом?
Джон не был Генри. Соответственно, Генри не был Джоном. Получается, что Ванесса не знала, кто на самом деле мужчина, которого она полюбила, и что он хотел от нее.
– Я просто подумала, что, может… встречала его где-нибудь, – выдавила из себя ошеломленная Ванесса.
– Вряд ли. – Кэтрин оглянулась, будто опасаясь, что их могут подслушать, и наклонилась к Ванессе. – Какой-то тип остановил Джона в тот вечер, когда он должен был пойти на свидание с Джулией, и сказал ему, чтобы он не вздумал даже приближаться к ней. Джон испугался, хотя он не робкого десятка. По его мнению, этот тип наверняка был бандитом или кем-то в этом роде.
Громко ахнула Элис. Ванесса схватилась за ручку двери, чтобы не упасть. Как сказала сестра Генри? Что-то вроде «в его деле все обычно имеет логическое объяснение». Значит, этому тоже должно быть какое-то объяснение. Итак, Генри не был Джоном. Но это не означает, что он солгал ей, рассказывая о себе. Возможно, конечно, но не по злому умыслу.
Ванесса помассировала пальцами виски. Генри убрал с дороги Джона в тот вечер и сам пришел к Джулии, чтобы кое-что выяснить. Вместо Джулии он встретил ее, Ванессу. Пока все логично и поддается объяснению. К удивлению Генри, она ему понравилась, и он, несмотря на ошибку, продолжает встречаться с ней. Возможно, он ничего не рассказывает ей, потому что расследование еще не закончилось. Это тоже укладывается в логические рамки.
– С вами все в порядке? – участливо спросила Кэтрин, положив руку на плечо Ванессы.
– Да-да, все нормально, – дрожащим голосом ответила она.
– Я позвонила в полицию и попросила их прийти сюда. Вдруг с Джулией что-то случилось. – В глазах Кэтрин появился испуг. – Вы слышали какой-нибудь странный запах на лестничной клетке?
Ванесса отшатнулась от нее.
– Н-нет… Нет, – уже твердо повторила она.
В этот момент открылись двери лифта, и на площадку вышел крупный мужчина с большим животом. У Ванессы мелькнула мысль, что он, очевидно, злоупотребляет пивом и жареной картошкой. Вид у него был хмурый.
– Полиция. Капитан Маклейн. Кто из вас Кэтрин?
Он показал свой значок и перевел взгляд с Кэтрин на Ванессу. Глаза у него были странного бледно-голубого цвета. Ванессу успокоило то, что этот тип из полиции.
– Это я. – Кэтрин похлопала себя по пышному бюсту. – Не могли бы вы взломать дверь моей подруги Джулии и посмотреть, что творится в ее квартире? Может, она лежит там мертвая. От нее больше недели ни слуху ни духу.
Лицо капитана стало медленно покрываться красными пятнами. Он порылся в кармане и вытащил оттуда пачку таблеток.
– Вы здесь живете? – спросил он, махнув пачкой в сторону Ванессы.
Ванесса кивнула.
– Вы тоже давно ее не видели? – Капитан отправил в рот сразу три таблетки.
Она покачала головой.
– Я разговаривала с ней на прошлой неделе, и она сказала, что собирается уехать из города на какое-то время.
– Что? – Капитан чуть не подавился лекарством. У него было такое выражение лица, как будто он хотел придушить кого-то в данную минуту. Он с трудом овладел собой. – Кто-нибудь из вас видел здесь молодого мужчину? Высокий, крепкого телосложения, волосы темные, глаза карие. Лет тридцати пяти, довольно привлекательной наружности.
У Ванессы округлились глаза. Ей стало трудно дышать. Блеклые глаза капитана впились в нее.
– Вы видели его, – уверенно констатировал он.
– Я… гм… я…
– Да, – заявила Элис из-за спины Ванессы. – Она видела его. И не один раз. Он что, опасен?
– Элис, ради бога. – Ванесса ткнула подругу локтем в живот. Не хватало еще, чтобы Элис с ее любовью к мелодраме втянула Генри в неприятности.
В глазах капитана полыхнул убийственный огонь.
– Но Джулии при этом не было? Он не встречался с ней у нее в квартире?
– Нет, – снова влезла Элис, толкнув подругу в бок. – Скажи ему.
– Я… – Ванесса не смогла продолжить – горло перехватило спазмом.
Капитан пронзил ее неприятным взглядом. У Ванессы возникло ощущение, что наряду с пивом и картошкой он поедает и маленьких детей.
– Он встречается… со мной, – с трудом закончила она.
Полицейский сердито рыкнул и разразился бранью. Женщины удивленно воззрились на него. Он опомнился и взял себя в руки.
– Послушайте, – Маклейн положил свою тяжелую руку на плечо Ванессы, – этот парень чрезвычайно опасен. Мы гоняемся за ним уже несколько недель.
– О господи, Ванесса! – в испуге пропищала Элис.
Ванесса вытаращила глаза на капитана. У нее в мозгу замелькали различные образы Генри. Загадочный, сильный, напористый. Но опасный?..
– Я хочу, чтобы вы рассказали все, что он говорил вам и что делал. А также все, что вы знаете о Джулии и куда она могла уехать. – Маклейн нацелил жирный палец в лицо Ванессе. – Если он снова появится здесь, я хочу, чтобы вы немедленно позвонили мне. Не впускайте его в свою квартиру. Не подпускайте его к себе на пушечный выстрел. Хватайте телефон и звоните мне. То же самое с Джулией. Я хочу знать все, что вы сможете выяснить о ней и о том, где она находится.
– О! – Элис прижала ладони к щекам. – Я знала, что Генри и Джулия еще те птицы. Я это чувствовала. Мне надо было остановить тебя.
– Что он сделал? – спросила Ванесса.
– Не хочу пугать вас, мисс, но будет лучше, если вы расскажете мне все.
– Мне необходимо знать, что он сделал.
Маклейн провел рукой по редеющим волосам, словно ему предстояло выполнить неприятную обязанность и он оттягивал этот момент.
– Он психопат.
Элис поперхнулась криком ужаса. Кэтрин ахнула. Ванесса смертельно побледнела.
– Он очаровывает женщин, завлекает их в постель и какое-то время получает от них то, что ему нужно. – Маклейн наклонился к Ванессе, его одутловатое лицо дышало заботой и сожалением. – А потом убивает их.
Джулия лежала на скале, наслаждаясь волшебной россыпью звезд, сверкавших в ночном небе. Было довольно холодно, но ее согревало теплое одеяло, которое она принесла с собой. Снизу слышался успокаивающий плеск воды, над головой кружили летучие мыши, периодически закрывая своими тушками сиявшие звезды. Сказочная ночь.
Только одна вещь могла сделать эту ночь более сказочной. Если бы она проснулась утром вместе с Диком. Или если бы сейчас он лежал рядом с ней под этим одеялом и занимался с ней любовью. Но он находился в доме, звонил своим деловым партнерам.
С того дня, когда Джулия рассказала ему о себе и о своем прошлом, отношения между ними резко изменились. Для Джулии настали счастливые времена. Она впервые в жизни чувствовала себя так легко, спокойно и естественно. Она заглядывала в будущее и видела там Дика. Джулия не представляла, что придет время, когда Дик перестанет ей нравиться, когда она не будет его уважать или не сможет доверить ему свою жизнь. Даже в те моменты, когда он будет выводить ее из себя, что случается в жизни любой пары, эти три позиции останутся для нее неизменными.
Короче говоря, Джулия полюбила Дика, и это обстоятельство поражало ее. Кто бы мог подумать, что малышка Моника Джулия Хауэл вырастет в женщину, подобную Джулии, которая повзрослеет, расцветет и снова превратится в Монику Джулию Хауэл? Кто бы мог предположить, что именно мужчина осуществит этот процесс? Мужчина с легкой улыбкой и твердой решимостью завоевать ее доверие, вернуть ее самой себе.
Кто бы мог сказать, что она когда-нибудь будет лежать на скалистом берегу под звездным небом и думать о том, что она самая счастливая женщина в мире?
В небе вспыхнула яркая полоса – след падающей звезды. Джулия ахнула от восторга. Она сожалела, что рядом нет Дика, который разделил бы с ней эту радость и затем заставил ее ахнуть от еще большего удовольствия. Какого черта он не пришел?! У них все хорошо, если не считать одной странности – отсутствия страсти. Дни напролет Джулия сгорала от желания, глядя на Дика. А когда он дотрагивался до нее, воспламенялась еще сильнее. Проблема была в нем.
Иногда Джулия ловила на себе его взгляд, он смотрел на нее голодными глазами. Но Дик тут же опускал веки. Иногда она чувствовала его возбуждение, когда он целовал ее. Но, если Джулия пыталась распалить его, он отстранял ее, бормоча что-то насчет того, что всему свое время и место. Он приводил ее в восторг даже в мелочах, овладевая ее мыслями и сводя с ума, вызывая желание, которое было гораздо глубже сексуального.
Ну и что ей делать с этим?
Усилившийся ветер нагнал небольшие облака, закрывшие часть звездного неба. Джулии стало холодно. Наверное, сейчас и дождь пойдет. Джулия встала и пошла по тропинке к дому.
В кухонном окне маячила высокая фигура Дика. Он прижимал к уху телефонную трубку.
Глаза Джулии сверкнули озорным блеском, на губах заиграла плутовская улыбка. Она решила подкрасться к Дику сзади, прижаться к нему, положить руки на «молнию» джинсов и попытаться вывести его из равновесия. Просто доказать себе, что она может это сделать. По-детски, конечно, но этот мужчина сводит ее с ума.
Джулия выключила фонарь и, стараясь двигаться бесшумно, осторожно ступила на лестницу веранды.
– Не знаю, Генри, сколько еще смогу удерживать ее здесь. Наверное, она скоро захочет вернуться к привычной для нее жизни, и у нас могут возникнуть осложнения.
Джулия застыла и перестала дышать. Затем сработал инстинкт. Джулия тенью скользнула под высокую веранду. Она обхватила себя руками – у нее появилось ощущение, что ее тело превращается в лед, – и скрючилась среди штабелей дров.
– Думаю, она ничего не знает, но я… Подожди секунду.
Джулия услышала над головой скрип половиц, когда Дик вышел на веранду. Вселяющее ужас поскрипывание, слишком громкое в ночной тишине. Джулию начало трясти.
– Мне показалось, что она вернулась. – Дик невесело засмеялся. – Этого мне только не хватало. Она начинает доверять мне. Возможно, мне удастся вытянуть из нее что-нибудь, если есть что вытягивать. Но она неглупа. Я должен действовать предельно осторожно, чтобы… Что? Ты их знаешь? Хорошо, давай. Узнай, что им нужно. Будь осторожен.
Джулия не хотела верить в то, что услышала, и в то же время горько смеялась над собой. Там, на лондонском вокзале, она, очевидно, решила, что в минуту опасности к ней, как в сказке, явился очаровательный принц и предложил укрытие, в котором она нуждалась. А потом, естественно, увез в свой замок, окружил таким вниманием и заботой, что она не переставала удивляться, как жила до их встречи. Да, он был заодно со Сломанным Носом и Гелем. Джулия тихо всхлипнула. Они угрожали ей, а Дик, как благородный рыцарь, подлетел на белом коне и спас ее.
И она всю эту развесистую клюкву проглотила. Вернее набросилась на приманку, как голодная собака.
Как я могла позволить Дику сломать защитный барьер, который создавала в течение нескольких лет? – спрашивала себя Джулия. Это единственное давало мне возможность сохранить себя, свою независимость и свою личность, а он, негодяй, лишил меня этого!
– Генри? – В голосе Дика появилась тревога. – Генри!
Джулия услышала, как он бормочет ругательства, от которых на ее лице выступила краска. Дик нервно ходил по веранде и тяжело, отрывисто дышал.
– Рассел, это Ричард Хартли. На Генри напали. Двое или трое парней… Я не знаю, где он, проверьте сначала его дом. Да, хорошо. Позвоните мне, как только узнаете что-нибудь.
Дик снова выругался. Джулия посмотрела вверх и увидела его силуэт. Она прислушалась к своим ощущениям – ничего. Ни сочувствия, ни ярости. Внутри у нее была лишь огромная черная пустота. Словно ее эмоции получили хороший урок и навсегда умерли. Не было ни радости, ни любви, ни счастья. Но, по крайней мере, не было и боли.
Слава богу, была хотя бы уверенность, что она больше никогда не допустит предательства по отношению к себе.
Ванесса лежала в постели и уже в который раз пересчитывала трещины на потолке. Это занятие отвлекало ее от необходимости думать о самом главном – о Генри. Уже несколько раз звонила Элис, чтобы сообщить ей массу интересных фактов о психопатах, которые она вычитала в медицинской энциклопедии. Элис обращала особое внимание своей подруги на то, что даже очень умные и проницательные люди не могут знать, когда превратятся в трупы. Какая чуткость!
Ванесса повернулась на бок. О сне не могло быть и речи. Генри не звонил, но она знала, что будет находиться в напряженном ожидании, пока не услышит его голос. А после того, как он позвонит, почувствует себя еще хуже.
Что она сможет сказать ему, если по-прежнему представляет собой комок нервов, противоречий и неуверенности? Ванесса шумно вздохнула. Какая разница? В присутствии Генри ее всегда одолевали сомнения и неуверенность. Так что ничего нового в ее теперешнем состоянии нет. А то, что Генри может убить ее – о чем она узнала сразу после того, как призналась Элис, что любит его, – это еще не повод подвергать себя дополнительному стрессу.
Ванессу больше беспокоило то, что, несмотря на советы Элис, она продолжала сходить с ума по Генри, а капитан Маклейн, на ее взгляд, обладал обаянием крокодила.
Застонав, она перевернулась на живот и уткнулась лицом в подушку. Теперь она думает не головой, а гормонами. Правильный выбор, Ванесса, действуй в таком духе и дальше! – посоветовал коварный внутренний голос.
Зазвонил телефон. Ванесса вздрогнула, но лица от подушки не подняла. Она даже перестала дышать.
Это произошло. Он звонит. Она поболтает с человеком, которого любит и который, возможно, планирует убить ее, а потом позвонит капитану Маклейну и станет предательницей. Потому что, если Генри сексуальный маньяк-убийца, не очень разумно просить его изложить свою версию этой истории.
Нет, она не сможет разговаривать с ним. Это выше ее сил. На нее наводили ужас даже мелкие воришки. Да у нее язык не повернется вести приятную беседу с человеком, который может убить ее просто ради удовольствия!
Телефон снова зазвонил. Ванесса села на кровати. А вдруг, не дозвонившись, Генри приедет к ней? Она откинула одеяло, встала и взяла трубку.
– Ванесса, слава богу, ты дома! Это Джулия.
– Джулия! – выдохнула Ванесса с облегчением.
– У меня безвыходное положение. Я не могу дозвониться до одного из своих друзей, у него постоянно занят телефон, а я не знаю, удастся ли мне позвонить позже. – Джулия говорила шепотом и очень быстро. – Я звонила Кэтрин, ее телефоны не отвечают. Из тех, кому я могу довериться, осталась только ты.
– Ты где?
– На побережье. Меня похитили. Я хочу, чтобы ты позвонила моему другу и сказала ему, где я нахожусь.
– Похитили?! Джулия, тебе следует позвонить в полицию.
– Нет. Я приехала сюда добровольно, а о похищении узнала случайно, потом. Он скажет, что я истеричка или что разозлилась на него за что-то. Я не могу рисковать. Этот тип умеет убедить тебя в том, что ты это не ты.
– Мне это знакомо, – вздохнула Ванесса.
– Мой друг пришлет сюда помощь. Ты поможешь мне? Прошу тебя.
Ванесса вспомнила, что капитан Маклейн велел сообщать ему любую информацию о Джулии. Если она сделает это, то подведет Джулию, не оправдает ее доверие. С другой стороны, не поставив в известность капитана, она совершит противозаконное действие.
– Пожалуйста, Ванесса. Ты моя единственная надежда, – умоляюще прошептала Джулия.
Судя по отчаянию в ее голосе, бедняжка действительно влипла в серьезную неприятность. Ванесса не могла отмахнуться от человека, которому грозит опасность. Тем более она сама может попасть в подобную ситуацию в любую минуту. Когда все это закончится, уйду в монастырь, пообещала себе Ванесса.
– Не волнуйся, Джулия, сделаю все, что смогу.
– О, Ванесса, ты не представляешь, как я тебе благодарна! Записывай.
Ванесса записала в блокнот телефон друга Джулии и примерный адрес ее местонахождения.
– Готово. Я сейчас же позвоню…
Джулия тихо ойкнула.
– Он, кажется, возвращается…
Ванесса услышала частые гудки. Переведя дыхание, она быстро набрала номер, который ей продиктовала Джулия. Номер был занят. Ванесса положила трубку, походила по комнате, потом снова позвонила. По-прежнему занято. Черт знает что! Но она дала слово Джулии и должна сдержать его. Если ей действительно звонила Джулия. И если ее в самом деле похитили. Если Джулия – ее настоящее имя. И если небо голубое, а солнце встает каждый день. Ванесса уже ни в чем не была уверена. Она набрала номер в третий раз и застыла, услышав в трубке длинные гудки. Ответил низкий мужской голос с иностранным акцентом. Ванесса кратко изложила ситуацию. Она старалась говорить спокойно.
Наступило молчание. Наконец мужчина вежливо произнес:
– Мне жаль ее. Искренне жаль. Но, увы, в данный момент я очень занят. Передайте, пожалуйста, Джулии, что я желаю ей удачи.
Клик, линия разъединилась. Ванесса уставилась на трубку, из которой неслись частые гудки. Она не могла поверить, что кто-то смог отнестись к отчаянному призыву о помощи так, будто речь шла о неожиданном приглашении на ужин. Имея таких «друзей», Джулии, наверное, лучше оставаться в плену.
Теперь вся ответственность по спасению соседки ложилась на хрупкие плечи Ванессы. Оставалось только одно – позвонить крокодилу, то бишь капитану Маклейну.
Набирая номер его телефона, Ванесса испытывала отвращение. Возможно, дело было в странном цвете его глаз, но этот тип вызвал у нее содрогание. Какая ирония! Она не доверяла полицейскому из-за цвета его глаз и страдала по Генри, который, вполне возможно, в эту самую минуту планировал ее убийство.
– Маклейн слушает. – Голос капитана был хриплым со сна.
– Это Ванесса Джоунс. Мне только что звонила Джулия. Ее похитили. Точного адреса она не знает, но она объяснила мне, как туда добраться.
Маклейн издал кровожадный возглас триумфа, отчего Ванесса почувствовала себя еще хуже. У нее появилось ощущение, что он исходит слюной от радостного возбуждения.
– Великолепно! – воскликнул Маклейн. – Я сейчас же займусь этим. Вы правильно сделали, мисс Джоунс, что позвонили мне.
Ванесса положила трубку, уговаривая себя, что действительно поступила правильно. Сколько раз, смотря фильм по телевизору, она хотела крикнуть героям: «Если за вами кто-то следит и у вас на чердаке появился подозрительный шум, ни в коем случае не ходите туда. Вызовите полицию!» Ну вот, она так и поступила. Последовала собственному совету. Передала в руки блюстителя закона то, чем он и должен заниматься.
Ванесса подумала, что ей надо принять теплый, успокаивающий душ. Она надеялась, что ей удастся расслабиться, а заодно смыть неотступное ощущение, что ей следовало позвонить Генри, а не капитану Маклейну.
Генри подергал руками, пытаясь ослабить веревки, которыми был связан. Он проделывал это уже много раз, но пока безрезультатно. Одно неудачное движение причинило ему острую боль, Генри вскрикнул, но его рот был заклеен скотчем, поэтому звук получился глухим. Сжав зубы, Генри уронил голову на грудь. Он чувствовал, что на затылке у него выросла шишка величиной с огромный кулак. И нос ему наверняка хорошо обработали. Все тело ломило так, будто по нему проехался каток.
Должно быть, он попал в лапы людей Барри Блейка. Их было трое, и они назвали его хитрой бестией. Наверное, что-то пронюхали. Что он работает на МИ-5? Что не встречался с Джулией? Интересно, Маклейн имеет к этому отношение? Мысли Генри перескакивали с одного на другое, в таком состоянии он не мог рассуждать здраво и четко.
Внезапно он вспомнил о Ванессе.
Генри резко дернулся и сразу почувствовал приступ тошноты. Он должен предупредить ее. Маклейн мог выследить ее. Они могут думать, что она что-то знает. Он должен.
Из темного угла на него смотрела крыса. Кроме нее и Генри, в складском помещении, куда он зашел в связи с расследованием дела о надувательстве со страховкой, не было ни души. Здесь на него и напали. Еще до появления людей Блейка – в том, что напавшие на него работали на Блейка, он теперь не сомневался, – Генри заметил телефонный аппарат, стоявший на полу за ящиками. К счастью, они не видели его. Ему надо во что бы то ни стало добраться до телефона, прежде чем бандиты вернутся и убьют его.
– Эй, крыса, принеси мне телефон, – глухо пробурчал Генри заклеенными губами.
Та в секунду исчезла. Генри снова принялся терзать путы. Минут пятнадцать спустя ему показалось, что одна из веревок немного ослабла. Генри поднатужился, превозмогая боль, и наконец был свободен.
Он содрал с губ липкую ленту, развязал остальные веревки и стал медленно массировать затекшие мышцы, чтобы восстановить нормальное кровообращение. Генри с трудом дотащился до телефона и стал набирать номер Ванессы. Цифры расплывались перед глазами, пальцы не слушались – он, должно быть, получил сотрясение мозга. Генри беспокоило, что его сознание несколько раз уже отключалось.
Занято. Генри нашел кнопку повтора и положил на нее указательный палец, чтобы не потерять. Опять занято. Какого черта она висит на телефоне в такое время?! У него дрожали руки, кружилась голова. Ответь, наконец, черт тебя возьми! Снова занято.
Генри готов был разреветься от отчаяния. С кем она болтает так долго? Он чувствовал, что теряет сознание. На него надвигалась черная пустота, грозившая полностью поглотить его. Надо дозвониться до Ванессы… предупредить… надо…
Он вздрогнул и открыл глаза. Сколько времени он был без сознания?
Генри снова вспомнил о Ванессе. Надо звонить. Он нажал на кнопку повтора. В трубке раздались длинные гудки. Они продолжались до тех пор, пока не включился автоответчик. Генри напряг остатки сил, чтобы опять не отключиться.
– Ванесса. Будь осторожна… не впускай мужчин… – каждое слово давалось с неимоверным трудом, – Маклейн… не хочу, чтобы ты… пострадала.
Генри успел почувствовать, как из руки выскользнула трубка, но уже в следующий миг потерял сознание, провалившись в черную дыру.
Ванесса недоуменно таращилась на мигающую лампочку автоответчика. Кто оставил сообщение? И когда? Она долго стояла под душем, потом смотрела телевизор. Опять Джулия? Элис? Или… Генри?
Ванесса нажала на клавишу. Послышался сиплый голос Генри. Ванесса едва его узнала.
– Будь осторожна…
Она ахнула. Все. Он собирается убить ее!
– …не впускай мужчин…
Он предупреждает ее! Ей не следовало пускать его в свою квартиру, не следовало общаться с незнакомцем. Все кончено, она пропала!
– Маклейн… – хрипел голос на пленке.
Ванесса перестала всхлипывать и уставилась на аппарат. Маклейн? Почему?.. Как Генри узнал?..
– …я не хочу, чтобы ты… пострадала.
В его голосе слышалась озабоченность и… боль. Неужели с ним случилось что-то ужасное? Может, он ранен? Ей было мучительно думать, что Генри страдает, что она бросила его, когда он нуждался в ней.
Ванесса перемотала пленку чуть назад. «Я не хочу, чтобы ты… пострадала».
Генри предупреждает ее о Маклейне? Но, если капитан оказался мошенником, она сделала именно то, против чего Генри предостерегал ее. Предала его, предала Джулию.
Ванесса закрыла глаза. Как узнать, кто говорит правду, а кто лжет? «Я не хочу, чтобы ты… пострадала». В слабом, напряженном голосе Генри было столько нежности и заботы! Что же делать? Где найти правильный ответ?
Ванесса достала ключ, лежавший в ящике под нижним бельем, и, быстро перебежав лестничную площадку, открыла дверь своей пропавшей соседки.
В комнату падал свет от уличного фонаря, превращая яркие, кричащие краски в темно-кирпичные тона. Ванесса включила торшер с красным абажуром и прошлась по комнате, прикасаясь к знакомым предметам, вспоминая волнение и страсть, которые ей довелось испытать здесь. Как получилось, что ее фантазии превратились в жуткий реальный кошмар?
Она похлопала ладонью по сделанному из жестяных банок жирафу, провела пальцами по его вытянутому носу. Скульптор Ренделл попал недавно в новости, приковав себя цепями к воротам парфюмерной компании, которая проводила испытания своей продукции на животных. Странная скульптура, странный скульптор, странный мир. Ванесса направилась к окну, но случайно задела локтем нос жирафа. Она не успела подхватить его, и он упал на пол с громким металлическим звоном. От фигурки отлетела одна жестяная банка и покатилась по полу. Она двигалась толчками, как будто внутри нее что-то находилось.
Ванесса подняла жестянку. В отличие от остальных банок, покрытых ровным слоем краски, на эту были нанесены небрежные желтые мазки. Сквозь них проглядывало даже название продукта, который когда-то хранился в ней. Ванесса прочитала надпись и удивленно вскинула брови. Ренделл, борец за права животных, использовал банку из-под любимого корма собак?! Маловероятно.
Она пригляделась внимательнее. Крышка банки была заклеена скотчем, в то время как остальные банки были аккуратно запаяны. Ванесса потрясла банку и услышала глухой стук. Может, Джулия спрятала туда что-то? Наркотики, драгоценности? Но, что бы там ни было, если сам Ренделл не приведет в порядок свою скульптуру, ее цена сильно…
У Ванессы остановилось дыхание. Она внезапно вспомнила, как Генри рылся в ящиках Джулии, внимательно осматривал ее квартиру. Может, он искал именно это?
Ванесса сняла ленту с крышки, осторожно подняла ее и вытащила из банки небольшой сверток, аккуратно завернутый в тонкую ткань. Вот это да! Ванесса чувствовала себя мальчишкой, который, играя на берегу в пирата, откопал в песке ценную вещь. С бьющимся сердцем Ванесса развернула сверток и обомлела.
Она держала в руках изумительный миниатюрный портрет, рамку которого искусная рука мастера украсила крошечными бриллиантами, изумрудами и рубинами. На Ванессу строго смотрело знакомое, но непривычно старое лицо королевы Елизаветы I. Ванесса осторожно провела пальцами по сверкающим камням. Какое изящество! Очевидно, это тот самый портрет, о котором говорил брат Элис, полицейский.
Внезапно ей показалось, что мягко приоткрылась входная дверь. О боже, неужели она плохо закрыла ее? У Ванессы перехватило дыхание, от лица отхлынула кровь. Она сунула миниатюру в карман джинсов, обернулась, и из ее груди вырвался сдавленный крик.
На пороге стоял Генри. У него был вид человека, которого переехал грузовик. На лице и на рубашке полосы запекшейся крови, левый глаз подбит и сильно отек. Раздувшаяся правая щека в ссадинах. Кожа на запястьях содрана до крови.
– Извини, я не хотел пугать тебя.
Тот же сиплый голос, что и на автоответчике. Генри вошел в квартиру, его шатало из стороны в сторону. Ванесса не шевелилась. С одной стороны, ей хотелось броситься к Генри, с другой – убежать от него.
– Слава богу, ты жива и невредима. – Генри с трудом ворочал языком. – Я боялся, что они возьмутся и за тебя.
Кто? Ванессе казалось, что она произнесла это слово, но на самом деле не издала ни звука.
– Люди Блейка. – Генри со стоном опустился в кресло. – Я немного огорчил их.
Ванесса понятия не имела, кто такой Блейк. Сейчас она думала лишь о том, что Генри жестоко избит и его надо везти в больницу, а там она будет чувствовать себя в большей безопасности и сможет спокойно обдумать ситуацию.
– Генри, тебе нужен врач. – Ванесса направилась к телефону.
– Нет. – Он поймал ее руку.
Ванесса вскрикнула и отшатнулась от него, прижав руку к груди, словно прикосновение Генри обожгло ее.
– Господи, Ванесса… – прошептал потрясенный Генри. – Ты боишься меня.
Она смотрела на него в оцепенении. У нее словно отнялся язык. Ванесса не могла ни объяснить, ни признаться Генри в своем страхе, ни тем более покаяться, что поверила в то, что ей рассказали о нем.
– Тебя испугало мое лицо?
Ванесса кивнула. Это, по крайней мере, отчасти являлось правдой. Она была в ужасе оттого, что на него напали какие-то бандиты, избили, а могли и вообще убить. Но еще больше ее потрясло то, что сам Генри, похоже, относился к зверскому избиению как к нормальному явлению в своей работе. Разве можно к такому привыкнуть?
– Но не только это, – сказал Генри. – Маклейн. Что сказал тебе Маклейн?
Откуда он знает? Как ему сказать? Что Генри сделает, если она расскажет о капитане?
– Он сказал, что ты маньяк, – произнесла она деревянным голосом. – Что ты соблазняешь женщин и убиваешь их.
– И ты поверила?
По ее щеке скатилась слеза. Все это было мучительно больно – все, о чем она думала, что говорила, его ужасный вид и то, как он смотрел на нее. Нервы Ванессы были напряжены до предела. Генри имел право на ответ, на объяснение, но то, что она могла сказать, причинило бы им еще большую боль. Поэтому она молчала и ждала.
– Ты, наверное, хочешь, чтобы я опроверг это, чтобы сказал тебе: «Не волнуйся, Ванесса, я не серийный убийца». Так?
– Не помешало бы, – тихо ответила она, проглотив слезы.
– Какой смысл? Разве маньяки не являются законченными лгунами? Думаешь, ты поймешь, говорю я правду или лгу? Нет, Ванесса. Мы, серийные убийцы, профессионалы. Ты никогда не догадаешься, пока не проснешься в одно прекрасное утро и не обнаружишь мои руки на своей шее. Ведь ты так себе это представляешь, да? Давай, звони, если хочешь. – Генри презрительно махнул рукой в сторону телефона. – Но не в «скорую». Вызови мне такси. Самое худшее, что у меня может быть, это сломанное ребро и, возможно, сотрясение мозга.
– Генри…
– Звони, Ванесса. У меня жуткая боль.
Она пошла к телефону, а Генри потащился в ванную. Чутье подсказывало ей, что Маклейну нельзя доверять, нельзя верить тому, что он говорит. Но она не прислушалась к своей интуиции. Не послушалась своего сердца, своих чувств. Весь ее мир, ее ценности и ожидания перевернулись вверх дном и стали почти неузнаваемыми.
Ванесса набрала номер таксопарка и продиктовала диспетчеру адрес. Она была настолько измучена и шокирована последними событиями, что ей хотелось забраться в кровать и обо всем забыть.
Генри вышел из ванной. На его лице не было ни крови, ни грязи. Ванесса осторожно положила трубку на рычаг, как будто все, к чему она прикасалась, было таким же хрупким, как ее нервная система в данный момент.
– Они сказали, машина придет через десять минут.
Генри молча кивнул, снова опустился в кресло и, закрыв глаза, откинулся на спинку. Он был похож сейчас на солдата, явившегося домой на короткую побывку. Вопреки всему Ванесса продолжала надеяться на чудо, которое все изменит, и они смогут быть вместе. Ванесса подумала, что им надо обязательно объясниться и уж во всяком случае она должна выслушать Генри.
– Почему ты занимался Джулией? – спросила она.
– Меня попросил об этом Маклейн, – спокойно ответил Генри, не открывая глаз. – Он подозревал, что у нее есть важная вещественная улика, которая нужна была МИ-5, чтобы доказать связь одного известного политического деятеля с Блейком. Главарь преступного клана подарил политику эту вещь в обмен на кое-какие услуги.
Портрет! – мелькнуло в голове Ванессы.
– Почему Маклейн не отправил своих людей на поиски этой улики?
– Потому что в полиции сидел человек, связанный с Блейком. – Генри открыл здоровый глаз. – Угадай, кто им оказался?
– Маклейн.
– Ванесса, мое слово против его, это пока единственное доказательство, которое я могу дать тебе.
Она кивнула. По ее щекам текли слезы. После упорной борьбы с собой Ванесса пришла к выводу, что он не супергерой и не гениальный сексуальный новатор, а обычный парень, правда имеющий опасную работу. Это означало, что она должна отказаться от выдуманной ею жизни и правдиво сказать себе: я люблю этого мужчину, но мы не подходим друг другу. Слезы еще сильнее потекли по ее лицу.
Генри пробормотал какое-то ругательство, с трудом поднялся с кресла и опустился перед Ванессой на колени, как сделал в вечер их знакомства, когда принял ее за Джулию. Его руки скользнули по бедрам Ванессы к талии.
– Я не собираюсь ничего решать за тебя, – мягко прошептал Генри. – Но я не могу сидеть и смотреть, как ты плачешь. Я никогда не причиню тебе никакого вреда. После того как они избили меня и ушли, первой, о ком я подумал, когда пришел в сознание, была ты. Как я могу связаться с тобой, защитить тебя, уберечь от…
Он думал о ней! Ванесса провела дрожащими пальцами по его шершавому подбородку. Потом она взяла Генри за руку, достала из кармана портрет и вложила ему в ладонь. По крайней мере, она могла показать, что верит ему.
– Думаю, ты знаешь, что делать с этой вещью.
Генри отрывисто вздохнул, сжал пальцы и отвернулся от Ванессы.
– Спасибо.
– Прости, Генри, все это так… странно для меня. Но я уверена, что ты правильно распорядишься этим портретом.
Он поднял голову и с улыбкой посмотрел Ванессе в глаза. У нее сердце перевернулось от прилива нежности.
– Как давно он у тебя?
– Около двадцати минут.
– А где он был?
– В… попе у жирафа.
Генри моргнул, и его красивое лицо расплылось в улыбке. Ванесса нервно хихикнула.
– Можно спросить, зачем ты копалась в заднице у жирафа?
Она истерично засмеялась.
– Это произошло случайно. Я задела его локтем, и он упал на пол.
– Джулия расстроится.
Ванесса сразу перестала смеяться.
– О господи, Генри! Она мне звонила, сказала, что ее кто-то похитил. Джулия дала адрес, но она не уверена в его точности. Я не знала, что мне делать, и… позвонила Маклейну.
Генри в сердцах чертыхнулся.
– Когда это было?
– Несколько часов назад.
– Ты случайно не сказала Маклейну, что Джулия сомневается в точности адреса? – спросил Генри. Ванесса кивнула. – Очень хорошо.
Он снял трубку и набрал номер. Поговорив с неким Расселом, Генри жестом попросил у Ванессы блокнот и что-то нацарапал неверной рукой.
– Иди к себе, позвони Маклейну и скажи ему: только что звонила Джулия и дала более точный адрес. Продиктуй ему это. – Генри протянул Ванессе блокнот. – А я спущусь вниз, такси, наверное, уже пришло.
– Я поеду с тобой.
– Нет. Они уложат меня в постель и приставят охрану. Сегодня тебе нечего там делать. Оставайся здесь. Позвони Маклейну, а потом постарайся заснуть. Ты можешь навестить меня завтра утром.
Ванесса посмотрела на него несчастными глазами. Генри подошел к ней, обнял и осторожно прижал к своему израненному телу. Ванесса затаила дыхание. Она уже не имела права находиться в объятиях этого мужчины, поскольку собиралась покинуть их навсегда.
– Ванесса, теперь можно сказать, что все закончилось. Я имею в виду мое участие в этом деле. Джулия вернется в Лондон, МИ-5 прижмет Барри Блейка. Так что мы с тобой можем начать все сначала.
Ванесса опустила глаза. У нее не поворачивался язык сказать «нет» человеку, который едва не погиб.
– Ванесса. – Генри прислонился к дверному косяку, его силы, видимо, были на исходе. – Что-то подсказывает мне, что меня ждет удар посильнее того, что я получил на складе.
– Генри, тебя ждет такси. Мы можем поговорить об этом, когда ты будешь чувствовать себя…
– Нет! – Он повысил голос и поморщился от боли. – Ответь мне сейчас.
– Ради бога, Генри, посмотри на себя! Ты сильно избит, еле держишься на ногах, тебе нужен врач. Сейчас не время…
– Так вот в чем дело… Моя работа. До сих пор не можешь отказаться от бездушного идеала, на который запрограммировала себя? Цепляешься за мечту о прекрасном принце, который явится тебе в образе занудливого служащего, сидящего в офисе с девяти до пяти?
– Я не могу переделать себя. – Ванесса старалась говорить мягко, но решительно, однако голос дрожал и был каким-то надтреснутым.
– Ты так считаешь? А где же та Ванесса, которая мечтает поездить по миру? Которая хочет облачиться в черную кожу и предаваться сексуальным удовольствиям ради самих удовольствий?
– Это только крошечная часть меня. Эксперимент, приключение. – Ванесса покачала головой. – Мне это не доставляет радости.
– Привычный дом, привычная работа, одна и та же рутина изо дня в день с бухгалтером Джоном, пока не настанет день, когда ты не сможешь сказать, в каком году живешь, в этом или в прошлом, и вся жизнь уйдет в песок. Ты этого хочешь, Ванесса?
– Может, для тебя это и скучно, Генри, но мне не надо будет каждый вечер ждать звонка в дверь и гадать, кто там стоит – ты, бандит или полиция. Не сходить с ума от мыслей, где ты – связанный в каком-нибудь заброшенном подвале, в больнице или в морге. По крайней мере, бухгалтер Джон может прийти домой после трудного рабочего дня и рассказать о том, чем он занимался. – Ванесса нервно расхаживала по комнате из угла в угол. – Что я знаю о мире, в котором ты живешь? Да я и не хочу ничего знать о нем! Я хочу жить в атмосфере честности и доверия. Хочу смотреть на жизнь с оптимизмом и легким налетом идеализма. Хочу, чтобы меня окружали нормальные люди. Ты, наверное, считаешь, что я живу в нереальном мире. Возможно. Но большинство людей думает так же, как я. Оттого что в мире есть уродства, это не значит, что я должна впускать их в свой дом. Мы с тобой живем на разных планетах, и мы хотим разные вещи. Из этого ничего не получится.
Ванесса старалась не нервничать, но Генри буквально насквозь пронизывал ее взглядом, он словно поймал ее на лжи, в то время как она впервые говорила с ним правдиво.
Наконец Генри подошел к Ванессе, взял за запястья, завел ей руки за спину и не спеша поцеловал. Его губы были теплыми, уверенными и до боли знакомыми. И запах Генри был знаком Ванессе, правда, как ни смешно, к нему примешивался аромат цветочного мыла Джулии.
Ванесса отвернулась и глухо попросила:
– Не надо.
– Почему?
– Потому что так нечестно.
– Нечестно? Потому что напоминает тебе о том, что ты неравнодушна ко мне?
– Вожделение в счет не идет.
Генри снова поцеловал ее. Нежный сладкий поцелуй вызвал у Ванессы взрыв эмоций.
– Что ты чувствуешь сейчас? Вожделение? Это оно вызывало у тебя желание чувствовать меня на себе, внутри себя – старым традиционным способом, к которому ты относилась с пренебрежением? Позволь мне заниматься с тобой любовью, Ванесса. Не сегодня – я слишком слаб, могу потерять сознание в любой момент. Но, по крайней мере, не отвергай. А потом будешь решать.
– Нет, – ответила Ванесса, превозмогая себя, свою тоску и любовь. – Я не могу.
В их напряженный шепот вторгся резкий сигнал домофона. Ванесса вздрогнула. Генри даже не моргнул, продолжая держать ее руками и взглядом.
– Почему?
– Потому что…
Ванесса была в замешательстве. Он поцеловал ее – ну и что? Это всего лишь поцелуи. Они не могут изменить фактов, на них не построишь жизнь.
Домофон издал еще два нетерпеливых сигнала.
– Такси, – сказала Ванесса. – Тебе надо срочно в больницу.
– Хорошо. – Генри отпустил ее руки. – Я уезжаю, но не навсегда. Тебе нужно время? Пожалуйста. Я не отступлюсь, пока мы не дадим себе хотя бы еще один шанс.
Ванесса вышла с ним на площадку и смотрела, как Генри, ковыляет к лифту. Она правильно поступила. Вначале будет невыносимо больно, а потом, рано или поздно, она освободится от этой муки. И будет радоваться, что сумела устоять перед соблазном продолжить отношения с человеком, который во многом чужд ей.
Двери лифта начали закрываться. Ванесса отвернулась, не в силах видеть, как Генри исчезает из ее жизни, и направилась в свою квартиру. Ванесса решила, что будет звонить в больницу каждый час и справляться о здоровье Генри.
А пока ей предстояло сделать две вещи. Первое – отрепетировать, как она будет лгать на голубом глазу капитану Маклейну. И второе – подавить грызущее душу опасение, что сегодня ночью ей потребуется весь ее опыт для того, чтобы солгать себе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Нежнее чем шелк - Бакли Эмеральд

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Нежнее чем шелк - Бакли Эмеральд



Просто нереальная муть. 8 глав соплежуйства ни о чем, и все , я пас.
Нежнее чем шелк - Бакли Эмеральдгостья
23.10.2014, 4.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100