Читать онлайн Клеопатра из графства Дербишир, автора - Бакли Эмеральд, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клеопатра из графства Дербишир - Бакли Эмеральд бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.12 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клеопатра из графства Дербишир - Бакли Эмеральд - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клеопатра из графства Дербишир - Бакли Эмеральд - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бакли Эмеральд

Клеопатра из графства Дербишир

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

Пэтти не знала, поедет ли Эрни после ужина к ней, но на всякий случай приготовила ему сюрприз. От Фэй она услышала о распродаже дешевых зеркал – легких, с пластиковой рамой и чуть-чуть волнистым стеклом. По описанию зеркала идеально подходили для того, что давно уже было у Пэтти на уме.
Купив три зеркала, она укрепила их на балдахине с внутренней стороны. Эрни не должен был их заметить, даже если бы вошел в гостиную, но на всякий случай Пэтти решила не давать ему шанса. Едва раздался звонок, она подхватила рюкзак, сунула руки в рукава пальто, которое, похоже, перешло к ней в постоянное пользование, и отворила дверь.
– Ты что, не дашь мне войти? – с некоторым удивлением поинтересовался Эрни.
– Ты ведь говорил, что пускать тебя в гостиную опасно, так что я решила принять меры предосторожности.
Улыбнувшись, Пэтти проскользнула мимо него и направилась к лифту. Сегодня Эрни выглядел просто сказочно. Под распахнутым кашемировым пальто виднелся дорогой костюм. Пожалуй, похвалила себя Пэтти, я правильно сделала, что не впустила его в квартиру. Там мне непременно захотелось бы его поцеловать… и нетрудно догадаться, чем бы это закончилось.
Эрни догнал ее на площадке.
– Да, но я…
– Входи, а то лифт закроется. – Пэтти шагнула в кабину.
– Да, конечно. Все время сражаюсь с этим лифтом. – Говоря о лифте, Эрни не отрывал глаз от Пэтти. – Почти каждый вечер.
Он пожирал ее глазами, словно ребенок – мороженое; от этого взгляда внутри у Пэтти что-то сладко затрепетало.
– Ты прав, почти каждый вечер. Кажется, мы пропустили только вторник и пятницу.
Он придвинулся ближе, и синие глаза его потемнели. Аромат его одеколона коснулся ноздрей Пэтти.
– Напрасно я не отменил ту встречу в пятницу.
Она покачала головой.
– Ну нет. Когда важный клиент приглашает тебя на ужин, лучше не отказываться.
Как он хорош! – думала Пэтти. Никогда еще я не видела Эрни в костюме и при галстуке. Как, должно быть, восхитительно будет снимать с него эти вещички одну за одной! Она от души надеялась, что проделает это сегодня вечером.
Жадный взгляд Эрни не отрывался от ее лица.
– Я хочу тебя поцеловать.
– Я бы с радостью! – откликнулась Пэтти. – Но ты смажешь помаду, а я не хочу выглядеть неряхой при знакомстве с твоими родителями. – В первый раз она задумалась о том, какое значение придадут родители Эрни ее появлению на семейном ужине. – Ты говоришь, это бывает только раз в году?
– Верно. – Протянув руку, Эрни заправил за ухо Пэтти выбившуюся кудрявую прядь. – Как это странно – ты рядом, но я не могу ничего… с тобой сделать.
Пэтти позволила себе окунуться в чувственный океан его взгляда.
– Нам ведь не обязательно туда идти. – Рука Эрни скользнула под пальто, легла на грудь Пэтти. – Я могу позвонить маме и сказать, что у меня возникло срочное дело.
– Эрни, этот ужин бывает лишь раз в году. Ты должен пойти. – Пэтти действительно так думала, но его прикосновение ослабило ее решимость. – Ты всегда берешь на такие мероприятия своих девушек?
Вопрос, кажется, поразил Эрни: рука его застыла, поколебавшись, он наконец ответил:
– Нет.
Внутри у Пэтти что-то странно ёкнуло – словно она стоит на пороге какого-то важного открытия.
– А вообще такое раньше бывало? – задала она вопрос, логически вытекающий из предыдущего.
В глазах Эрни появился холод.
– Нет, но…
– Не важно, – быстро сказала она. – Я просто спросила.
Она узнала то, что хотела знать, и не видела нужды размазывать эту тему. Эрни это наверняка придется не по вкусу.
– Еще не было случая, чтобы ради ужина с родителями мне приходилось отменять свидание, – произнес он словно в оправдание.
– Понимаю, – мягко произнесла Пэтти, не желая на него давить.
Конечно, приятно оказаться первой девушкой, которую Эрни представит родителям, тем более если вспомнить, что жениться он не собирается. Но Пэтти чувствовала, что разговоры на эту тему ему неприятны.
– Держу пари, ты просто решил их шокировать!
Лицо Эрни разгладилось, угрюмость сменилась легкой улыбкой.
– Да, не без этого. – Он погладил ее грудь через свитер. – Должен тебя предупредить: я поведал матери, что в Дербишире ты выращивала кабачки.
Пэтти расхохоталась, и синие глаза Эрни блеснули ответной улыбкой. Тепло его взгляда согревало ее еще сильнее, чем прикосновение руки.
Когда они вышли на улицу, Эрни ласково улыбнулся и спросил:
– Поймаешь такси сама или позволишь мне?
Он помнит, как ей нравится ловить такси! Забота и внимательность Эрни тронули Пэтти. Они всего раз – в тот первый вечер – ездили вместе по городу, но он не забыл, с каким восторгом она демонстрировала свое умение свистеть. А последние слова «или позволишь мне» – означали, что Фэй не ошиблась.
Не так давно она сказала Пэтти, что под невозмутимой внешностью Эрни скрывается нежное, ранимое сердце. Фэй подозревала, что он мечтает окружить Пэтти заботой, оказывать ей сотни мелких услуг – например, ловить для нее такси. И, похоже, она была права. Какой он милый! – думала Пэтти.
До сих пор она не желала признавать, что Эрни привлекает ее не только в постели. Но сегодня, взглянув ему в глаза и прочтя в них нежность и ранимость, Пэтти поняла: их связь давно вышла за пределы «голого секса». Хочет она или нет, а речь идет уже не только о теле, но и о сердце. Черт, только бы Фэй не догадалась – она живот надорвет от смеха! Ведь Пэтти клялась, что ни за что в жизни не влюбится!
Однако это случилось, и тут уж ничего не поделаешь.
– Лучше ты, – ответила она и – смешно сказать! – чуть не прослезилась от счастья, увидев, как Эрни расцвел блаженной улыбкой и бросился к кромке тротуара.
В тот же миг Пэтти решила, что отблагодарит его за доброту – поможет скоротать семейный ужин, который для Эрни, судя по всему, грозит превратиться в пытку. И поездку в такси использует не для рискованных развлечений, а для того, чтобы побольше узнать о семье своего возлюбленного.
Едва сев в такси, Пэтти поинтересовалась прежде всего именами родителей Эрни.
– Ее зовут Агнесса, а его – Арнолд, как меня. Арнолд Стенфорд.
– Значит, ты – Арнолд Стенфорд-младший?
– Увы, да.
– С ума сойти – настоящая династия!
– Думаешь? А тебе не кажется, что это имя звучит высокопарно и нудно?
– Ни капельки. А если думаешь, что это скучно, послушай, как меня зовут: Патриция Розалин Скимпол. Вот это по-настоящему нудное имя!
– Вовсе нет. – Эрни взял ее за руку и, повернув ладонью вверх, провел пальцем по тонким линиям. – У тебя звучное, сильное, энергичное имя. Совсем как ты сама.
– Я не хочу быть сильной! Я хочу быть чувственной и соблазнительной.
Он поднес ее ладонь к лицу и, проведя по ней языком, пробормотал:
– Ты такая и есть.
– Прекрати! – внезапно охрипшим голосом потребовала Пэтти и отдернула руку. – Я дала себе слово, что буду говорить только о твоих родителях.
– Я не хочу говорить о родителях. – Эрни понизил голос. – Лучше я разожгу в тебе огонь.
Он снова потянулся за ее рукой – но Пэтти увернулась.
– Это слишком просто! Нет, расскажи мне о своих родителях.
Он со вздохом откинулся на спинку сиденья.
– Ну, если ты настаиваешь… Дай-ка подумать. Папа устроил наследственный капитал. Мама тратит сколько может, но семейного состояния даже ей не промотать за целую жизнь. Видятся они, насколько мне известно, раз в год – на этом самом «семейном ужине». В остальное время, думаю, даже не общаются. Не разводятся, скорее всего потому, что при их богатстве развод выльется в долгую, утомительную и очень дорогостоящую процедуру.
Голос Эрни звучал ровно и бесстрастно, но Пэтти все равно ощутила в его тоне холодок неодобрения.
– Должно быть, они очень тебя любят, если ради тебя устраивают этот семейный ужин.
– Не думаю, что ради меня.
– Вот как? Тогда зачем же?
– Из чувства долга. Чтобы сделать вид, что мы все еще одна семья.
– Вы и есть одна семья, – мягко заметила Пэтти. – Не важно, что между ними происходит, они по-прежнему женаты, а ты по-прежнему их сын. Вы все связаны. Если бы они настолько не выносили друг друга, – добавила она, – непременно развелись бы, чего бы это ни стоило.
Несколько секунд Эрни молчал, невидяще глядя перед собой. Затем повернулся, взял лицо Пэтти в ладони и поцеловал.
– Моя неисправимая оптимистка! Не воображай, пожалуйста, что моих родителей достаточно подтолкнуть друг к другу – и все станет как прежде. Такого не бывает.
Пэтти пристально взглянула ему в глаза.
– Если так, зачем же ты держишь у себя в спальне семейную фотографию?
Он долго молчал, глядя на нее, наконец кадык его дернулся, словно Эрни судорожно сглотнул.
– Пэтти, ты иногда бываешь чересчур напористой.
– Прости, – с искренним сожалением произнесла она. – Я не хотела лезть не в свое дело.
И Пэтти отвернулась, проклиная себя за то, что лишь растравила рану, которую от всей души желала излечить.
– Все в порядке, милая. – Эрни ласково взял ее за подбородок и развернул лицом к себе. – Я сам на это напросился, когда пригласил тебя на ужин.
– Эрни, я могу и не ехать. Еще не поздно. Поймаю такси и вернусь домой.
В этот миг машина подрулила к ресторану. Эрни покачал головой, и легкая улыбка тронула его губы.
– Поздно, – сказал он. – Пойдем. Я хочу познакомить тебя с мамой и папой.


Следующие два часа Эрни с восхищением наблюдал, как Пэтти очаровывает его родителей. Он не мог припомнить, когда в последний раз слышал, как отец смеется, – однако Пэтти довела его до слез одним из своих рассказов о Сонной Заводи.
Мать не смеялась – напротив, неодобрительно поджимала губы: но скоро Пэтти и у нее нащупала слабую струнку. Агнесса, как оказалось, пишет маслом; Пэтти выказала непритворный интерес, и скоро мать Эрни уже подробно описывала ей свой последний пейзаж. Эрни слушал с изумлением: он и не подозревал, что его мать – художница, что ее картины хорошо продаются и даже выставляются в галереях!
Стенфорд-старший, кажется, тоже об этом не подозревал. В первый раз за много лет он проявил какой-то интерес к словам жены. Эрни невольно подумалось, что на прошлых «семейных ужинах» он старался не расспрашивать родителей об их жизни, опасаясь затронуть какую-то больную тему. Поэтому разговор неизбежно обращался к безопасному предмету – к нему самому.
Пэтти не боялась задавать вопросы, и само ее присутствие словно разрядило атмосферу. Эрни с удивлением понял, что наслаждается беседой. Жаль, что он не встретил Пэтти много лет назад – тогда ужины в семейном кругу стали бы, по крайней мере, сносными.
Поймав себя на этой мысли, Эрни ужаснулся. Из года в год брать Пэтти с собой на семейные трапезы… что же это значит? Что за чушь лезет ему в голову? Когда Хью объявил, что его друг проявляет все признаки влюбленности, Эрни упрямо все отрицал. Но теперь понял: Хью прав. Он безнадежно втрескался в кудрявую зеленоглазую Клеопатру из графства Дербишир.
В конце ужина Пэтти, извинившись, вышла в дамскую комнату. Эрни вспомнилось, чем закончился ее поход в туалет в самый первый их вечер… и все тело его содрогнулось от желания разделаться поскорее с ужином, отвезти Пэтти домой, опрокинуть на кровать – а там будь что будет.
Подождав, пока Пэтти исчезнет из виду, Агнесса наклонилась к сыну.
– У тебя это серьезно?
– О чем ты? – Эрни предпочел сделать вид, будто не понимает, о чем речь.
– У тебя с ней – серьезно? О свадьбе не думаете?
На этот вопрос легко ответить – он-то и так и сяк, а вот Пэтти точно не думает о свадьбе.
– Мама, я давно тебе объяснял, что семейная жизнь меня не интересует.
– Знаю, но до сих пор ты ни разу не приводил на семейный ужин девушку. И потом, я наблюдала за тобой. Ты к ней явно неравнодушен.
– Конечно, но мы вовсе не…
– Послушай, сынок, – вмешался отец, – надеюсь, ты понимаешь, что девушке, явившейся в Лондон из какой-то Богом забытой дыры и без гроша в кармане, от такого парня, как ты, нужно только одно? Деньги.
Эрни почувствовал, что багровеет.
– Прости, я не понял…
– Редкий случай, когда отец прав, – вставила Агнесса. – Да, она очаровательна, и я вижу, как ты влюблен, но…
– Я не влюблен!!! – Эрни осознал, что кричит, и поспешно понизил голос. – Как ты смеешь обвинять Пэтти в корыстных целях? – сдавленно зашептал он. – Она пришла, чтобы сделать мне одолжение, и в лепешку расшибается, чтобы вечер прошел удачно, а стоит ей отлучиться, и ты готова ее на куски разорвать!
– Я не говорю, что она плохой человек, – возразил ему отец. – Это естественно: когда у тебя нет определенных преимуществ, и вдруг появляется возможность их получить…
Эрни встал. Надо убираться, и немедленно, пока он не сказал что-нибудь такое, о чем потом пожалеет. Он всегда знал, что отец и мать – снобы, и давно с этим смирился, но сидеть и слушать, как они оскорбляют Пэтти…
– Надеюсь, вы нас извините. Нам с Пэтти пора идти.
– Эрни, не уходи! – воскликнула Агнесса. – Мы вовсе не хотим обидеть твою подругу. Просто думаем о твоем будущем…
– Пэтти изменила всю мою жизнь, – отчеканил Эрни. – Если бы я хотел жениться, не взял бы в жены никого, кроме нее. Но можете не волноваться, дорогие мои аристократы: к семейной жизни ее влечет не больше, чем меня.
Отец, нахмурившись, покачал головой.
– Она так говорит – может быть; но я внимательно наблюдал за вами обоими. Когда она смотрит на тебя, сынок, и слепой заметит, что в голове у нее звонят свадебные колокола.
Эрни прекрасно знал, что это не так. Может быть, Пэтти и смотрит на него с любовью, но на уме у нее не фата и брачные обеты, а кружевные трусики и шоколадный сироп.
– Я не собираюсь обсуждать эту тему. – Эрни заметил, что в дальнем конце зала показалась Пэтти. – Вот она идет, так что мы сейчас распрощаемся.
Увидев, что он встал из-за стола, Пэтти удивленно приподняла брови.
– Что-то не так?
– Мне нужно подышать свежим воздухом, – ответил Эрни. – Пошли отсюда.
Открыв от удивления рот, Пэтти перевела взгляд на Агнессу, затем на Арнолда-старшего.
– Вы что, поругались? Из-за меня?
– Пойдем, Пэтти. – Эрни взял ее под локоть. – Просто уйдем, ладно?
– Ну нет! – Она выдернула руку. – Сперва я хочу знать, что случилось.
– Незачем тебе это знать! – рявкнул Эрни, в котором бушевало желание защитить Пэтти, увести подальше от этих снобов, набитых предрассудками.
Но Пэтти не трогалась с места.
– Агнесса, пожалуйста, объясните мне, что произошло? Что вы такое ему сказали?
Агнесса кашлянула.
– Видите ли, мы с мужем озабочены будущим сына. Вы с Эрни очень разные, и, если ваши отношения перейдут во что-то серьезное, могут возникнуть сложности…
Пэтти напряглась, но сохранила самообладание.
– А почему вы думаете, что наши отношения могут перейти во что-то серьезное?
Эрни крепче сжал ее локоть. Теперь скандал неизбежен: но будь он проклят, если бросит Пэтти на поле боя!
– Дело не в этом, Пэтти. Просто папочка и мамочка решили, что ты охотишься за моими миллионами. А теперь пойдем.
К величайшему его изумлению, Пэтти… согнулась пополам от смеха.
– За миллионами? Что, правда?
– Эрни! – воскликнула Агнесса. – Мы совсем не это имели в виду!
– Именно это. Пошли, Пэтти.
– Нет, подожди секундочку! Дай мне в себя прийти! Охочусь за миллионами, надо же!
Выпрямившись, Пэтти уперла руки в боки и сделала вид, что жует резинку.
– Ка-ароче, господа хорошие, – заговорила она, растягивая слова, – хотите верьте, хотите нет, но мильены ваши мне до лампочки!
– Послушайте, мы вовсе не хотим сказать… – начал было отец Эрни.
– Все, что мне нужно от вашего сыночка, – это… – Пэтти сделала драматическую паузу, – старый добрый секс! Такой секс, от которого крыша едет и мозги плавятся! Вот поэтому мы и уходим. Нам пора в кроватку. Чао!
У Эрни от этой речи потемнело в глазах, и, воспользовавшись его замешательством, Пэтти стряхнула с плеча его руку. Танцующей походкой, вызывающе покачивая бедрами, она двинулась к выходу. Пройдя шагов шесть, остановилась и окинула его дерзким взглядом.
– Ну что, герой, идешь?
Эрни бросил взгляд на родителей. В первый раз за всю сознательную жизнь он видел у них на лицах одинаковое выражение – глубокое потрясение.
– Иду! – откликнулся он и поспешил к Пэтти.


Пэтти знала, что идея с зеркалами себя оправдает, но не представляла насколько! Что за наслаждение – ощущать толчки Эрни внутри себя и одновременно видеть, как ритмично вздымаются и опускаются мускулистые ягодицы!
По обе стороны кровати Пэтти поставила лампы, чтобы лучше видеть происходящее. После размолвки за ужином Эрни кипел от гнева, так что Пэтти сочла за благо уступить первую очередь ему. Эрни лег на спину, а Пэтти оседлала его и принялась скользить вверх-вниз по воздетому стволу, предоставив груди в распоряжение любовника.
Когда Эрни воскликнул, что вот-вот кончит, они поменялись местами. По энергичным движениям возлюбленного, по его тяжелому дыханию Пэтти видела, что разрядка близка, да и ее саму отражение в зеркалах быстро довело до нужной кондиции.
– Нравится? – прошептал Эрни ей на ухо.
– Еще как… ты не представляешь, – прошептала она, задыхаясь, сжимая руками его крепкие ягодицы.
– Представляю, – выдохнул он. – Мне нравятся зеркала… и нравится, что ты меня видишь…
Пэтти ахнула, ощутив приближение знакомой сладостной судороги.
– Эрни… я…
– Знаю. – Он начал двигаться еще быстрее, и кровать под ними затряслась. – Я тоже.
– О, Эрни… Эрни…
Зеркала ли стали тому причиной, или долгое ожидание, или волнение, вызванное сценой на ужине, но такого оргазма Пэтти давненько не испытывала!
– Дай мне все! – бормотал Эрни. – Откройся… да… вот так… – Он застонал. – Да, да, так! Давай, Пэтти, давай!
И она исполнила его просьбу – запрокинув голову и выгнувшись дугой, открыла для Эрни самые сокровенные свои глубины.
– Теперь я… – шептал ей в ухо его голос. – Сейчас… да… да… о, Пэтти! – Он громко вскрикнул; кровать подскочила и с грохотом ударилась о стену.
Пэтти подняла затуманенные наслаждением глаза, чтобы увидеть, как Эрни кончит.
И хорошо сделала, потому что в этот миг зеркало, висевшее аккурат над его мускулистыми ягодицами, накренилось и скользнуло вниз. Подняв ногу, Пэтти успела остановить его падение.
Эрни застонал и замер в ее объятиях.
– Что ты делаешь?
– Зеркало падает. Я держу его ногой.
Эрни приглушенно фыркнул и затрясся от смеха.
Пэтти уже привыкла, что в ее блестящих планах вечно обнаруживается какой-нибудь изъян. Поначалу она расстраивалась, особенно выводил ее из себя смех Эрни. Но постепенно Пэтти поняла, что Эрни смеется не над ней, а с ней вместе. Ему это нравилось – нравилось почти так же, как заниматься любовью. Так что Пэтти перестала смущаться.
– Знаешь, странное возникает ощущение, когда мужчина лежит на тебе и смеется, – заметила она.
Эрни поднял голову и взглянул Пэтти в лицо.
– Пора бы уже привыкнуть. Мне почему-то кажется, что это не в последний раз.
– Мой план был безупречен. Это ты раскачал кровать!
– Это упрек?
– Пожалуй, нет. – Пэтти улыбнулась. – Бедные соседи!
– Черт, я опять о них забыл! – простонал Эрни. – Как и об остальном человечестве. Нам с тобой нужны звуконепроницаемые стены – или домик где-нибудь в глуши.
Понимает ли он, как звучат его слова? – подумала Пэтти. Как будто Эрни мечтает о любовном гнездышке… Разумеется, он ничего подобного в виду не имел, но все же странно слышать такое от человека, старательно избегающего привязанности.
Впрочем, если он и созрел для близости, ничего из этого не выйдет – я-то не созрела! Проститься со свободой? Да ни за что! Так что надо следить за собой и не подавать Эрни ложных надежд. Пусть не думает, будто я на что-то надеюсь… то есть не надеюсь, а… ах черт! В общем, мне это не нужно. Господи помилуй, я ведь едва-едва переселилась в Лондон! И вообще, стоит лишь представить, как будет смеяться Фэй…
– Знаешь, мне хотелось бы опустить ногу.
– Правда? – Эрни приподнялся на локтях и оглянулся. – Интересная поза. Я и не знал, что ты умеешь так задирать ноги. Может, попробуем как-нибудь, а?
– Ответ отрицательный. Ноги затекут.
– Ладно. Давай тогда повесим эту штуку на место.
Эрни скатился с нее, Пэтти, изловчившись, села и теперь придерживала зеркало рукой.
– Вот, я его держу.
– Подождешь минутку, пока я схожу в ванную?
– Конечно.
Пожалуй, она повесит зеркало без его помощи. Теперь Пэтти видела, в чем дело, – разогнулась проволока. Это легко исправить.
Встав с кровати, Эрни обернулся.
– Только не исчезай, хорошо?
Пэтти встретилась с ним взглядом. Они так и не поговорили о прошедшем вечере – времени не нашлось. Едва Эрни увидел зеркала, одежда его разлетелась по всей комнате.
Но, наверное, он хочет поговорить. Еще бы – после такой-то сцены! А она должна извиниться за то, что наговорила его родителям, – не хочется, конечно, но надо.
Так что на этот раз, сказала себе Пэтти, я изменю привычному сценарию. Но только на этот раз.
– Ладно, я остаюсь.
– Хорошо. – И он исчез в ванной.
Когда Эрни вернулся, Пэтти стояла на кровати и, подняв руки над головой, вешала на место зеркало.
– Тебе помочь? – подойдя, спросил Эрни.
Пэтти хотела ответить «нет», но вспомнила, какими глазами он смотрел на нее, когда просил разрешения поймать такси.
– Конечно. У тебя ведь руки длиннее моих!
Эрни взобрался на кровать. Вместе они повесили зеркало, а потом… случилось неизбежное: сплетясь руками и ногами, они упали на смятые простыни – но в этот раз легли на бок, чтобы смотреться в зеркало вместе.
Новая порция буйного восторга… новый поход Эрни в ванную… и вот они лежат обнявшись на черных атласных простынях. Пэтти, склонив голову на грудь Эрни, слушала, как бьется сердце. Пальцы Эрни перебирали ее волосы. Хорошо!.. Даже слишком.
Пэтти боялась размякнуть. Сейчас она лежит с ним в обнимку, там, глядишь, оставит его ночевать, а потом… Страшно подумать, что она может предать свою мечту! Ну нет, ни за что! Хорошо, пусть полежит рядом во время разговора, решила она, но потом я его подниму и выставлю.
– Никогда еще мы не делали этого дважды за вечер, – заметил Эрни.
– Да, кажется, ни разу.
– Во второй раз все по-другому. Не спешишь, стараешься растянуть удовольствие…
– Угу.
Пэтти второй раз тоже понравился. Но, если они будут вести разговоры о сексе, за вторым разом последует третий. А этого Пэтти совсем не хотелось. Барьеры между ними падали один за другим, и это ее пугало.
Так что она решила перейти к более безопасной теме – к родителям Эрни.
– Эрни, я сегодня нагрубила твоим родителям. Надеюсь, у тебя из-за этого проблем не будет. Когда будешь с кем-нибудь из них разговаривать, скажи, что я сумасшедшая, что сижу на транквилизаторах – словом, наплети что хочешь, лишь бы они успокоились.
Он крепче прижал ее к себе.
– Если мы когда-нибудь и заговорим друг с другом, то только по их инициативе. И извиняться тебе не за что. Это я должен за них извиниться – они такие, всегда такими были, и напрасно я вообразил, что они смогут хотя бы один вечер вести себя прилично. Прости, что я заставил тебя пройти через это.
– Не извиняйся. – Пэтти легла щекой ему на грудь, прислушиваясь к размеренному стуку сердца. – Глупо обижаться на такое смехотворное обвинение. И потом, классно я им отплатила!
– Это точно. – Несколько секунд Эрни молча гладил ее по волосам. – Они все надеются, что я образумлюсь и женюсь на какой-нибудь богатой наследнице из хорошей семьи. Этакий династический брак, как в Средние века. И не могут понять, что моя семейная жизнь окажется не лучше, чем у них.
– Так не поддавайся! Сейчас не Средние века, в конце-то концов!
Он вздохнул.
– Ты права. Но, даже если я женюсь по собственному выбору, от судьбы не уйти. И мы с женой, и дети – все мы будем жить под грузом богатства. Я видел, как деньги калечат людям жизнь, убивают все человеческие чувства, и будь я проклят, если обреку своих детей на такие страдания! Если бы ты росла со мной вместе, то понимала бы, о чем я говорю.
Пэтти приподнялась на локте и взглянула Эрни в лицо.
– Думаешь, у тебя было тяжелое детство? А в трех комнатах вместе с пятью братьями и сестрами жить не пробовал?
– Лучше так, чем в двадцати трех комнатах – одному.
– Ты не понимаешь, о чем говоришь!
– По крайней мере, тебе не было одиноко, – стоял на своем Эрни.
– Да я все на свете отдала бы за одиночество! Ты не представляешь, какое счастье – иметь собственную квартиру! Ну нет, свою свободу я ни на какие коврижки не променяю. Если я выйду замуж, то лет через десять, не раньше.
– Мои родители, как видишь, и в браке свободы не потеряли. Мне они нанимали нянек и гувернанток, а сами занимались всем, чем вздумается. Им просто незачем было общаться ни со мной, ни друг с другом. Иногда я думаю, что богатство убивает любовь.
– А бедность убивает душу! Прости, но ты действительно не понимаешь, о чем речь. Поезжай в Заводь да поживи с недельку в доме моих родителей – посмотрим, что ты тогда запоешь. – Она вздрогнула. – Если выживешь, конечно.
Хорошо, что мы об этом заговорили, подумала Пэтти. А то я уже начала забывать, чего хочу от жизни.
– Выживу, – заверил Эрни.
– Ошибаешься! Тебе легко лежать тут и хвастаться, а как дойдет до настоящего дела…
– Подожди-ка минутку. – Эрни подсунул под голову подушку, чтобы смотреть Пэтти в лицо. – Я не какой-нибудь избалованный богатенький хлыщ, из тех, что впадают в истерику, когда обнаруживают, что вместо паюсной икры им подали зернистую. Думаешь, я маменькин сынок? Городской белоручка?
– Что за глупый спор мы ведем. – Пэтти перевернулась на живот и уперлась подбородком в грудь Эрни. – Поверь мне, едва ты окажешься в Заводи, как сбежишь оттуда сверкая пятками.
– Ошибаешься.
– А вот и нет.
Несколько долгих мгновений Эрни молча смотрел ей в глаза.
– Что ты делаешь в эти выходные?
Пэтти заморгала.
– Ну… еще не придумала. Надо бы купить несколько книжных полок, так что…
– Но это не срочно?
– Совсем не срочно.
– Тогда ныряем в Заводь.
Пэтти расплылась в улыбке, сообразив, что Эрни ее дразнит.
– Черный у тебя юмор!
Но он не улыбнулся в ответ.
– Это не юмор. Я серьезно.
– Что ты такое несешь? Не можем же мы вдруг сорваться с места и кинуться в Заводь!
– Почему? Поедем в Дербишир, проведем выходные у твоих родителей, и я докажу тебе, что могу выжить и в Сонной Заводи.
– По-моему, ты меня разыгрываешь, – пробормотала Пэтти, совершенно сбитая с толку.
– С тобой я предпочитаю играть в другие игры, – с улыбкой заверил Эрни и погладил ее по обнаженному бедру.
Разумеется, это чувственное прикосновение тут же ее возбудило. Вот почему после секса надо вставать и прощаться: если остаешься в постели, скоро приходит мысль о втором раунде. От второго недалеко до третьего, от третьего до совместной ночевки – а оттуда уже рукой подать до всяких неприятных осложнений.
– Так что же, мы едем в Сонную Заводь? – Эрни просунул руку между бедер Пэтти.
– Ты с ума сошел.
– Да. Я абсолютно ненормален. А ты, Пэтти, импульсивна и непосредственна. Подтверди делом свою репутацию.
Третий раунд был уже не за горами, и Пэтти слишком ясно понимала, что не в силах сопротивляться искушению. Значит, сегодня Эрни останется у нее. Вот она, опасная грань, отделяющая простое сексуальное партнерство от «серьезных отношений»! Пожалуй, поездка к родным пенатам принесет ей пользу. Напомнит о том, чего Пэтти с таким трудом избежала, и поможет укрепиться в верности мечте.
Да и Эрни тамошняя обстановка остудит. Пусть посмотрит, на что похожа «большая дружная семья» в натуре, а не в детских фантазиях!
Пэтти вздохнула и перекатилась на спину.
– Хорошо, едем в Заводь.
– Вот и отлично.
Он накрыл ее собой, прильнул губами к ее губам – и в третий раз за вечер Пэтти забыла обо всем на свете.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Клеопатра из графства Дербишир - Бакли Эмеральд

Разделы:
1234567891011121314

Ваши комментарии
к роману Клеопатра из графства Дербишир - Бакли Эмеральд



прикольно
Клеопатра из графства Дербишир - Бакли Эмеральднастасья
12.12.2011, 10.30





неплохо кто умеет ценить фантазии и сам их проявляет думаю понравится
Клеопатра из графства Дербишир - Бакли Эмеральднаталия
2.12.2012, 17.13





не знаю, кто у кого скоммуниздил, но это почти слово в слово роман "первобытный инстинкт" дины аллен
Клеопатра из графства Дербишир - Бакли Эмеральдяяяяя
6.02.2013, 22.16





У каждого свои фантазии!!!!!!!!!
Клеопатра из графства Дербишир - Бакли ЭмеральдВера Яр.
26.03.2013, 18.25





Чудесный приключенческий роман! Короткометражный и не нудный!!! Вы молодец Балки,успехов!
Клеопатра из графства Дербишир - Бакли ЭмеральдСальваторе
29.07.2013, 3.30





Мне понравилось. Интересно, живо, всего в меру.
Клеопатра из графства Дербишир - Бакли ЭмеральдКристина
29.07.2013, 12.37





Очень поверхностно и надуманно: 4/10.
Клеопатра из графства Дербишир - Бакли Эмеральдязвочка
29.07.2013, 17.57





классная книжка прочитайте
Клеопатра из графства Дербишир - Бакли ЭмеральдНатали
29.10.2013, 20.15





Ну не знаю, по-моему слишком много внимания сексу и мало-чувствам.
Клеопатра из графства Дербишир - Бакли ЭмеральдЛюдмила
5.11.2013, 17.50





Прикольно и весело.
Клеопатра из графства Дербишир - Бакли ЭмеральдОсоба
7.11.2013, 18.03





Боже, какой бред!!! Просто гадость!
Клеопатра из графства Дербишир - Бакли ЭмеральдМаша
11.08.2015, 14.33





Маша вырасти сначала, а потом эротику читай, повзрослей, девочка. Роман отличный, героиня раскрепощенная, наконец-то, не фрустрированная "чистая" дева, а живая чувственная женщина. Очень весело было читать, море позитива. Кто любит про закомплексованных девственниц - тому мимо.
Клеопатра из графства Дербишир - Бакли ЭмеральдРебекка
11.08.2015, 15.24





Мне роман не понравился. Прагматичная двадцатилетняя героиня - озабоченная нимфоманка, и герой-бизнесмен эротоман еще та парочка. Я полагаю, что типаж героини присущ более зрелым женщинам, а молоденькие девушки хотят романтики, любви одной и на всю жизнь, а не безудержного развязного секса. 3 балла.
Клеопатра из графства Дербишир - Бакли ЭмеральдНюша
12.08.2015, 22.53





Мне роман не понравился. Прагматичная двадцатилетняя героиня - озабоченная нимфоманка, и герой-бизнесмен эротоман еще та парочка. Я полагаю, что типаж героини присущ более зрелым женщинам, а молоденькие девушки хотят романтики, любви одной и на всю жизнь, а не безудержного развязного секса. 3 балла.
Клеопатра из графства Дербишир - Бакли ЭмеральдНюша
12.08.2015, 22.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100