Читать онлайн Несгораемая страсть, автора - Бак Кэрол, Раздел - Седьмая глава в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Несгораемая страсть - Бак Кэрол бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.45 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Несгораемая страсть - Бак Кэрол - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Несгораемая страсть - Бак Кэрол - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Бак Кэрол

Несгораемая страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Седьмая глава

— Итак, он попросил твоей руки.
Кизия подавила вздох. Это ошибка, — подумала она. Три дня отпуска, проведенные с якобы больной мамой, оказались ошибкой. Разговаривая по телефону, она могла обходить стороной опасные темы. Но с глазу на глаз…
— Кизия?
— Что?
— Нечего «чтокать», юная леди. Не притворяйся, что не слышишь меня. Разве Ральф Рэндалл не предложил тебе пожениться еще месяц назад?
Кизия взглянула на мать. Элоиза Бакстер была красивой женщиной, с кожей цвета корицы, седеющими волосами и светло-карими глазами. Она была замужем в четвертый раз. Первый ее брак распался через шесть месяцев. Второй, с отцом Кизии, длился шесть лет. Третий бросок в пучину семейной жизни оказался неожиданно счастливым, но закончился трагедией, когда ее муж попытался помешать ограблению и был застрелен шестнадцатилетним наркоманом.
Мужем номер четыре стал Уилл Бакстер из Мемфиса, штат Теннеси, бывший военный, нашедший себе работу преподавателя. Они с Элоизой поженились полтора года назад, но судя по всему, их медовый месяц так до сих пор и не кончился. Тем более что предполагаемая болезнь сердца у Элоизы на поверку оказалась растяжением мышц на почве чрезмерного рвения при выполнении супружеских обязанностей.
— Да, мам, — тихо согласилась Кизия. — В прошлом месяце Шкаф сделал мне предложение. — Двадцать девять дней назад, если быть точной. А еще через две недели повторил его.
— И ты ему отказала.
— Не совсем.
— Но «да» ведь не ответила!
— Мама, мы уже говорили об этом. Сколько бы мы ни обсуждали, ничего не изменится.
— А вдруг это поможет мне понять причину.
Кизия чуть было не рассмеялась. Сдержалась она потому, что ее смех мог показаться злым и жестоким. Спустя мгновение она закрыла глаза. А еще через секунду начала вспоминать…


Она не сразу поняла, что подразумевает Шкаф под «одним словом». Сначала она ушам своим не поверила. Потом решила, что он шутит.
— Д-да? — заикаясь, переспросила Кизия. Ее сердце чуть не выскочило из груди. Ложка, которой она ела ягоды, выскользнула из пальцев и со звяканьем упала на поднос. — Ты… ты хочешь, чтобы я вышла за тебя замуж?
Шкаф окинул ее странным взглядом и убрал руку с ее колена.
— Конечно, я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.
— Но… — Ее переполняли самые противоречивые чувства. Она была не готова к этому. Совершенно не готова.
— Но… что? — потребовал ответа Шкаф, изменившись в лице. — Ты думала, я хочу от тебя только… этого?
От звуков его голоса Кизию бросило в дрожь. «Это», — вспомнила она его слова. Как же он говорил? Что-то насчет пробуждения рядом с мужчиной после ночи любви.
— А что плохого в… этом? — спросила она в отчаянии. Зачем он так настаивает? Им очень хорошо вместе. Они были близкими друзьями. А после прошлой ночи стали прекрасными любовниками. И теперь рисковать всем этим ради брака…
Она не может. Не потому, что не верит в возможность семейного счастья. В жизни она встречала множество примеров удачного супружества. Но для нее…
«Ты моя жена! — кричал ей когда-то бывший муж прямо в лицо. Она видела ярость в его глазах. Чувствовала кислый запах из его рта. Капли его слюны падали на ее покрытую синяками кожу. — Моя жена, Кизия! Ты понимаешь, что это означает?»
О, да. Она понимала. Он вбил в нее это понимание.
Шкаф Рэндалл не такой, как Тайрелл Бэбкок, — успокаивал ее внутренний голос. — Он никогда не был таким. И никогда не будет.
Она это знала. Верила. Но все же…
— В «этом» нет ничего плохого, — ответил Шкаф, вернув ее к действительности.
— Тогда зачем…
Он резко встал, взглянув на нее с высоты своего почти двухметрового роста.
— Я не для того ждал три долгих года, чтобы трахнуть тебя, Кизия Лоррейн!
Кизия ни разу не слышала от него таких грубых слов. Даже если бы он неожиданно дал ей пощечину, она была бы менее шокирована. Видимо, ее реакция отразилась на лице, поскольку Шкаф внезапно почувствовал себя виноватым.
— Прости, — сказал он сдавленным голосом. Он начал было присаживаться на кровать, но остановился, словно испугавшись, что Кизия от него отшатнется. — Прости. Я не хотел…
— Хотел, хотел, — возразила Кизия, внезапно обретя уверенность в себе.
— Кизия…
Она похлопала по матрасу, не отводя взгляд, безмолвно подтверждая, что не боится его. После некоторого колебания он воспользовался ее предложением и сел. Но тронуть ее не пытался.
— Три года? — спросила она наконец.
Шкаф глубоко вздохнул.
— С тех пор, как моя мама нас познакомила.
— Ой, Шкаф.
— Я люблю тебя, киска.
— И я… — У Кизии сдавило горло. Она судорожно сглотнула. А потом протянула руку и накрыла его ладонь своей. Почувствовала, как он напрягся. — Я т?тоже люблю тебя.
— Но не настолько, чтобы выйти за меня замуж?
Она покачала головой.
— Дело не в этом, Шкаф.
— Тогда в чем? — Он сжал ее ладонь двумя руками и, поднеся к губам, поцеловал пальцы.
— Я не… готова.
Непонятное чувство промелькнуло в глубине его выразительных карих глаз.
— Но когда-нибудь ты будешь готова.
У нее заныло сердце. Она почувствовала приступ паники. Истоков своего страха она не знала, но единственное, что могла сделать, это повторить обычное заклинание:
— Мне нужно время.
Шкаф пристально смотрел на нее несколько мучительных секунд, выражение его лица оставалось непроницаемым. Уверенность Кизии начала рассеиваться на глазах, утекая, словно вода между пальцев.
А если время уже вышло? — мелькнула пугающая мысль. Он и так ждал три долгих года.
Боже мой. А вдруг Шкафу нужно все или ничего?
Вопрос сорвался с ее губ отчаянным признанием.
— А ты захочешь… б-быть… со мной, если я не…?
И снова в его взгляде появилось какое-то непонятное выражение. Затем, к ее удивлению, он грустно улыбнулся.
— То есть, хватит ли у меня сил сопротивляться влечению плоти, если мы не будем связаны брачными узами?
Ну да. Или… нет. Ей бы самой не пришло в голову обсуждать эту тему с религиозной точки зрения. Но ведь она даже не задумывалась о том, что Шкаф Рэндалл может чувствовать себя виноватым, вступая с ней во внебрачные отношения.
Кизия кивнула.
Шкаф выпустил ее руку, и погладил по щеке. Это было прикосновение любовника. Медленное. Чувственное. Несколько секунд спустя он провел пальцем по ее горлу, задержавшись на нежной ложбинке, где чувствовалось биение пульса.
— Нет, малыш. У меня не настолько сильная воля, — просто ответил он. — Тем более, в отношении тебя.
— Я ведь не первая твоя женщина. — Кизия сказала это не из ревности. С первой встречи она знала, что у Шкафа Рэндалла сильный характер. Но последние несколько минут убедили ее в том, что он гораздо более сложный человек, чем ей казалось вначале.
— Нет, не первая, — тихо признался он. И попытался убрать руку. Кизия ему помешала, накрыв его пальцы своей ладонью. Он замер на секунду, а затем продолжил ее поглаживать. — Хотя я не особенно горжусь этим.
— Я и не думала…
— Понимаю. Но частично я всегда верил, что не только женщины должны хранить невинность до свадьбы. К сожалению, есть и другая часть, из-за которой можно… слегка потерять голову… иногда.
Кизия не смогла сдержать улыбку. По ее полуобнаженному телу пробежала волна чувственной дрожи.
— Или потерять голову окончательно.
— Тебе было хорошо прошлой ночью? — В его вопросе эгоизм смешивался с неуверенностью. Противоречивая смесь. И очень, очень мужская.
— Я даже не ожидала, Шкаф, — призналась Кизия, надеясь, что выражение ее лица и чувства, сквозящие в голосе, помогут возместить недостаток красноречия. У нее и вправду не было слов, чтобы описать прекрасное ощущение, пережитое в его объятиях. — Такого удовольствия… я даже не ожидала.
Шкаф кивнул, его глаза потемнели. Затем он склонился к ней и поцеловал в губы. Она ответила на поцелуй, дрожа от возбуждения.
— Это еще не все, Кизия, — прошептал он. — Я останусь твоим другом и твоим любовником. Только это не предел для меня. Я хочу стать твоим мужем. Я хочу стать папой детей, о которых ты мечтаешь. Но если тебе нужно время…


— …Тайрелл Бэбкок?
Звук маминого голоса вырвал Кизию из задумчивости. Ей понадобилась еще пара секунд, чтобы придти в себя.
— Чего? — промямлила она.
На этот раз мама не стала обвинять ее в попытке уйти от темы. Элоиза Бакстер нахмурилась, в ее эффектно подведенных глазах отразилась смесь тревоги и сожаления.
— Так ты из-за Тайрелла Бэбкока не можешь ответить «да» Ральфу Рэндаллу? — повторила она свой вопрос.
Кизия почувствовала приступ дурноты. Она набрала полную грудь воздуха.
— По-твоему, я все еще люблю его?
Мама ужаснулась.
— Нет, милая! О, нет! — воскликнула она, тряхнув тщательно уложенными локонами. — Конечно, нет.
— Как ты тогда можешь спрашивать…?
— Я всего лишь предположила, что то, что он сделал с тобой, могло… могло…
— Что? Превратить меня в сумасшедшую на всю оставшуюся жизнь? — Кизия понимала, что реагирует слишком бурно. Что не должна говорить с матерью таким тоном. Но она не смогла вовремя остановиться.
— Тот ублюдок очень сильно тебя обидел, милая, — ответила мама, ее тихий голос дрожал от гнева. — Чтобы забыть эту боль нужно очень много времени. И может быть, ты боишься, что Ральф Рэндалл…
— Нет. — Кизия покачала головой. Она не боится Шкафа!
Но чего-то ведь она боится.
Или… кого-то?
— Тогда почему, Кизия? — спросила Элоиза Бакстер. — Почему ты не можешь ответить «да» этому человеку?
— Не знаю, мама. Просто не могу. Не… сейчас.
— Но ты его любишь.
Кизия несколько раз моргнула. На ее глазах выступили слезы.
— Да.
— И он тебя любит.
— Д-да.
— Ой, малышка. — Мама придвинулась ближе к ней и обняла. — Полно, полно. Не плачь. Все уладится. Я это сердцем чувствую. Тебе нужно только подождать немного.
Кизия усмехнулась сквозь слезы и опустила голову на мамино плечо. Давно уже она так не раскисала. Прошлый раз случился как раз тогда, когда она решила навсегда расстаться с Тайреллом Бэбкоком.
Мама нежно, успокаивающе поглаживала ее по спине. Через некоторое время она спросила:
— Я не говорила, как сильно горжусь твоими успехами за последние несколько лет?
Кизия улыбнулась.
— Можешь еще раз повторить.
— Что ж, я очень горжусь.
— Спасибо, мам.
Около минуты они просидели молча. Затем Элоиза добавила:
— Я хотела бы лучше узнать этого твоего Шкафа.
У Кизии замерло сердце. Она медленно выпрямилась, вытерла мокрые глаза.
— Уверена, что он тоже будет рад познакомиться с тобой.
— Судя по той единственной встрече в последний мой приезд в Атланту, мне кажется… он хороший человек.
— Ты права, мама.
— Ты это заслужила, милая. Ты заслуживаешь хорошего человека.
На это Кизии Лоррейн Кэрью нечего было возразить.


— Привет, Киз!
Кизия замедлила шаг и обернулась, услышав чей-то приветственный окрик. Спустя мгновение она заметила Джей Ти Уилсона, с трудом пробирающегося сквозь толпу. Рядом с ним шла хорошенькая чернокожая девушка. Митч Джонс семенил следом, с жадностью пожирая сосиску в тесте.
— Привет, Джей Ти, — сказала Кизия, когда троица поравнялась с ней. — Привет, Митч.
Митч, с набитым ртом, пробурчал что-то невнятное.
Кизия посмотрела на подружку Джей Ти. Полученный в ответ ледяной взгляд заставил ее пожалеть о неудачном выборе костюма для ежегодного празднования Дня пожарного. В Мемфисе они с мамой прошвырнулись по магазинам, и ей безумно понравился облегающий фигуру комбинезон без рукавов, такой же желтый, как манжеты на ее черной форменной куртке. Этот наряд был гораздо более откровенным, чем большинство ее вещей.
Ну и что из этого? — подумала Кизия через мгновение, расправив плечи. Она же видела свое отражение в зеркале. Фигура позволяет ей носить намного более узкие вещи. И надевала она этот комбинезон для Шкафа. Чего переживать из-за мнения чопорной, высокомерной девицы, которую она, к тому же, впервые видит?
— Ах, да, — воскликнул Джей Ти, внезапно вспомнив о вежливости. — Кизия, это моя невеста Люсинда Дюпре. Синда, это Кизия Кэрью. Женщина-пожарный. Из моей смены. Кажется, я тебе рассказывал о ней, крошка…
— Как поживаете, миз Кэрью? — поинтересовалась Люсинда, слегка наклонив голову. Удивительно, как ей вообще это удалось, при такой гордой шее?
— Прекрасно, миз Дюпре, — ответила Кизия, едва удержавшись от гримасы. Она уже привыкла, что первые знакомства с женами и подругами своих сослуживцев проходят хуже некуда. Обычно Кизия старалась произвести на них хорошее впечатление. Но сейчас…
— Где ты пропадала? — спросил Митч, дожевав сосиску.
— Ездила к маме в Мемфис.
— Очень печально, что ты пропустила соревнования «веселых пожарных», — заметил Джей Ти. — Наша станция снова выиграла главный приз.
— Кроме шуток!
— Мы их разгромили, — похвастался Митч. — Все дерьмо из них выбили.
— Джей Ти…
— Секундочку, крошка, — Джей Ти улыбнулся своей будущей жене. — Если честно, Киз, это заслуга Джексона и Шкафа.
Зная, что коллег очень интересует ее реакция, Кизия сдержала любопытство. Хотя ей не удалось скрыть свои отношения со Шкафом от сослуживцев, предоставлять новые поводы для сплетен она не собиралась.
— Жалко, что я не видела, — сказала она.
— У Кизии роман со Шкафом Рэндаллом, — пояснил Джей Ти своей подружке. — Помнишь его? Тот усатый громила, с которым я тебя познакомил после соревнований?
Кизия с удовольствием заметила, что высокомерная Синда начала оттаивать.
— О, — воскликнула она, окидывая Кизию очередным оценивающим взглядом. — Вы встречаетесь с Ральфом Рэндаллом?
— По крайней мере раз в неделю, — вмешался знакомый мужской голос. — И иногда у него дома.
Это был Бобби Роббинс в сопровождении своей жены-китаянки Мэй. В коляске, которую катила Мэй, лежала девочка с темными раскосыми глазами и пушистыми каштановыми волосиками.
Последовала новая серия приветствий и обязательных комплиментов в адрес маленькой Айрис Роббинс. Кизия склонилась над коляской, пощекотав круглый животик малышки. Айрис поймала ее палец и не захотела отпускать.
— Ты ей нравишься, Киз, — со смехом сказал Бобби.
— Просто это очень умный ребенок, — объявила Мэй, обменявшись с Кизией дружескими улыбками. Мэй Роббинс была единственной женщиной, с которой Кизии удалось наладить хорошие отношения с самого начала.
— Умная и красивая? — выпалил Джей Ти. — Эй, Бобби, от кого же она могла это унаследовать?
— Джей Ти! — Синда была в шоке.
— Ничего страшного, — воскликнули Кизия и Мэй в один голос. Затем взглянули друг на друга и рассмеялись.
— В чем дело? — спросил Джей Ти у невесты, явно смущенный ее реакцией.
— Да ничего, — ответил ему Бобби, прежде чем девушка успела вставить слово. — Просто она передумала выходить за тебя замуж.
За его заявлением последовала минутная перепалка. Кизия слушала спорщиков краем уха, изучая взглядом бурлящую толпу.
Где же Шкаф? — размышляла она, теребя нижнюю губу. — Почему его нигде не видно? Можно подумать, такого мужчину легко не заметить! Он же всегда…
— Он у столиков для пикника, — сказал Митч.
Кизия уставилась на него.
— Что?
— Шкаф. Ты ведь его высматриваешь?
Попытайся она отрицать, из всех присутствующих ей могла бы поверить только малютка Айрис.
— Да, Митч, — кивнула Кизия. — Я ищу Шкафа.
— Я и говорю, что он вон там, — Митч указал пальцем, — у столиков под деревьями. Мы его видели десять минут назад.
— Вот-вот, — вмешался Джей Ти. — Он там с Джексоном. И угадай, кого привел с собой Джексон?
— Э?
— Ту рыжую врачиху-северянку, которая живет в его доме.


Кизия добралась до столиков с огромным трудом. По пути ей повстречалось бесчисленное множество знакомых, и с каждым, естественно, приходилось останавливаться и обмениваться приветствиями.
Шкаф, Джексон и его «рыжая врачиха-северянка» обнаружились именно там, где было сказано. Сначала Кизия собиралась их окликнуть, но затем решила подкрасться незаметно. Ей хотелось как следует рассмотреть доктора Фебу Донован прежде, чем знакомиться.
Квартиросъемщица Джексона Миллера оказалась высокой женщиной, гибкой, как тростинка, с золотисто-рыжими волосами и молочно-белой кожей. Ее лицо носило отпечаток утонченного, холодного ума. Одета она была в белоснежную футболку и темно-синие шорты. Судя по всему, ей было очень весело. Точнее, она хохотала до слез.
— Хватит… пожалуйста, — донесся до Кизии ее голос.
— Ну ты и скажешь, Джексон, — фыркнул Шкаф, сидящий по другую сторону стола. На нем были джинсы и оранжевая футболка с надписью на груди: «Горячая штучка». При виде его броской майки Кизия решила, что ее желтый комбинезон оказался прекрасным выбором. — А помнишь, что писали о Чаки Фремонте в местных газетах?
Кизия улыбнулась. Ей следовало догадаться, что они пичкают доктора Донован бородатыми анекдотами о Чарльзе Гордоне Фремонте. В департаменте о нем ходили легенды.
— Ага, его фотографию напечатали на первой странице «Правопорядка», — продолжил Джексон. — Казалось, он весь в смоле, а…
— Можно я скажу, — вмешалась Кизия, подойдя к ним. — Вы, шутники, мучаете бедняжку историей о Чаки Фремонте и шоколадном сиропе.
Шкаф плавным движением поднялся на ноги, сверкнув белозубой улыбкой. Судя по его одобрительному взгляду, желтый комбинезон ему очень даже понравился.
— Сестренка Кэрью, — произнес он глубоким басом.
— Привет, Кизия, — поздоровался Джексон, вставая.
Кизия краем глаза заметила, как присматривается к ней Феба Донован.
— Я думал, ты все еще в Мемфисе у мамы, — сказал Шкаф.
— Я вернулась вчера ночью.
— Значит, ей стало лучше?
— Настолько лучше, что она начала изводить меня вопросами, когда же я образумлюсь и выйду за тебя замуж, — сказала Кизия, тряхнув серьгами. Ее ответ прозвучал более раздраженно, чем ей хотелось. Она все еще находилась под впечатлением разговора с мамой о Шкафе. И ее выводил из себя пристальный взгляд приятельницы Джексона. Решив, что лучше прояснить ситуацию прямо сейчас, Кизия обернулась и выпалила, — Доктор Феба Донован, я нормально выгляжу?
Феба, как ни странно, сильно смутилась. Даже покраснела. Затем, словно нажав на какую-то невидимую пружину, взяла себя в руки.
— Да, — ответила она прекрасно поставленным голосом. — А вы, очевидно, Кизия Кэрью, пожарный.
Кизия остолбенела, не зная, как следует понимать ее ответ. Она перевела взгляд с рыжей женщины на Джексона, а затем на Шкафа. Неужели ее любовник решил посоветоваться…
— Кто-то обсуждал меня за глаза? — взорвалась она.
— Только не я. — Шкаф покачал головой. Он был заметно удивлен словами Фебы.
— И не я, — эхом отозвался Джексон, окинув свою постоялицу странным взглядом. — Откуда ты…
— От Лорелеи, — коротко ответила Феба Донован и вновь посмотрела на Кизию.
Рыжая женщина улыбнулась, сдержанно, но очень искренне. Кизия не удержалась от ответной улыбки. Ей всегда было непросто завязывать дружеские отношения с женщинами. Но в этой есть что-то…
— Дочка Джексона, Лорелея, упоминала о вас, — пояснила Феба. — Она большая ваша поклонница, мисс Кэрью. Она считает вас очень независимой женщиной.


— Гм…
— Здесь?
— Немножко… ага. — Шкаф замычал от боли, смешанной с удовольствием, когда Кизия нащупала болезненный участок на его спине. — О, да. Именно здесь.
— Ты такой напряженный.
— По-моему, я слегка перетрудился, вырывая победу для нашей станции.
Его подруга рассмеялась. Секунду спустя он почувствовал возле уха ее теплое дыхание.
— Может, ты становишься слишком старым, чтобы участвовать в соревнованиях, — шутливо предположила она.
Шкаф зарычал от притворной ярости и вывернулся из-под нее одним плавным движением. Но даже сейчас, действуя под влиянием момента, он старался не слишком явно выражать свое физическое превосходство. Он не мог забыть страх, охвативший Кизию в ту ночь, когда они впервые занимались любовью.
— Что теперь скажешь? — вкрадчиво спросил он, глядя в прекрасные золотисто-топазовые глаза своей подруги. Она казалась возбужденной, но не напуганной. Несмотря на громкий визг, вырваться на самом деле она не пыталась.
Они лежали у Кизии в спальне. После окончания праздника они направились в ее квартиру, заскочив по пути в дом Шкафа, чтобы забрать Шабаз. Соседка, обычно присматривающая за кошкой в отсутствие хозяйки, уехала в отпуск, а Кизия боялась оставлять Шабаз одну на время поездки в Мемфис. Тогда Шкаф предложил свои услуги в качестве кошачьей няньки. Хотя несколько раз за это время кошка будила его среди ночи, прыгая на грудь, все прошло довольно гладко.
Оказавшись в квартире Кизии, они первым делом занялись любовью прямо в ванной, а затем перебрались в спальню, где Кизия и предложила Шкафу сделать массаж после того, как он пожаловался на боль в спине.
Кизия рассмеялась снова. От этого гортанного звука сердце Шкафа забилось гораздо быстрее. Как и от вида ее сосков, торчащих сквозь ткань оранжевой футболки с надписью «Горячая штучка». Кизия отобрала у него эту футболку после того, как они ушли из ванной.
— Берегись, — предупредила она. — Такие телодвижения могут быть опасны для «веселых пожарных».
— Только, — Шкаф накрыл ладонью ее правую грудь, — если «веселые пожарные» не соблюдают правила техники безопасности.
Он опустил голову. Кизия обняла его за шею. Они поцеловались долгим, чувственным поцелуем.
Когда они наконец разжали объятия, Кизия тихонечко вздохнула. Ее лицо горело, в глазах светилось пламя.
— Похоже, твоя спина уже не болит?
Шкаф улыбнулся.
— Теперь у меня болит кое-что другое, киска.
Кизия протянула руку и погладила его по щеке. Через несколько секунд Шкаф повернул голову и поцеловал ее ладошку. Кожа на ее руке была гладкой, но не изнеженной. Она слишком много работает. У нее сильные, надежные руки. Вряд ли она поверит, но именно поэтому ее прикосновения кажутся Шкафу такими возбуждающими.
— И как тебе Феба Донован? — спросила Кизия, пощекотав его усы. Пару недель назад он поинтересовался, нравится ли ей чувствовать прикосновения усов к своей коже. В ответ она улыбнулась так соблазнительно, что его в жар бросило.
— Ну… — Шкаф умолк. Его рассудок был настолько поглощен Кизией, что трудно было так сразу перейти к разговору о другой женщине. — По-моему, она интересный человек. Умеет разбираться в людях. Но очень замкнутая. Мне кажется, у них что-то завязывается с Джексоном, только оба пока еще этого не понимают.
— Гм…
— А ты что думаешь? — Ему и вправду было любопытно. Хотя первые несколько минут знакомства едва не привели к стычке, к моменту расставания Кизия и Феба казались лучшими подругами.
— Ну, сначала мне даже показалось, что ты … говорил с ней… обо мне.
Ее явные сомнения при выборе слов подсказали Шкафу, какой именно «разговор» она имела в виду. Он покачал головой.
— Я бы никогда так не сделал, киска.
Его подруга вздохнула.
— Знаю. И раньше знала, хотя почему-то подумала, что ты мог бы…
Шкаф промолчал. Что сказать? Его любимая женщина все еще училась доверять и разуму, и сердцу.
— Моей второй мыслью… или даже первой… было то, что Феба относится ко мне так же, как многие другие жены и подружки пожарных.
— То есть, она могла подумать, что ты охотишься за Джексоном. — Они с Кизией уже обсуждали это раньше. До того, как она все ему объяснила, Шкаф считал, что остальные женщины смотрят на нее свысока из зависти к ее успехам. Он знал, как жестоки могут быть женщины к своим более независимым «подругам», способным утвердиться в мире мужчин.
— Я уже говорила тебе. Многие женщины считают, что я физически не могу выполнять такую работу и поэтому представляю угрозу для их мужей. Это я могу пережить.
Шкаф провел ладонью по ее мускулистому предплечью.
— Ты ведь можешь сказать им, как много тренируешься… сколько сейчас пробегаешь? Сорок миль в неделю? И работаешь в спортзале с гирями.
— Вот именно. Я даже могу как-то поладить с ревнивыми женами. Чаще всего мужчины, из-за которых они так сильно переживают, тоже пожарные, и я могу не выезжать с ними в одной машине, а…
— Чаще всего?
Кизия окинула Шкафа лукавым взглядом, не обидевшись на краткую вспышку ревности.
— В девяносто девяти процентах случаев.
Он кивнул.
— Просто уточняю.
— Ага. Но по-настоящему меня злят те, которые считают всех женщин-пожарных шлюхами, желающими спать и мыться в окружении кучи мужчин.
— Ты не должна волноваться из-за глупцов, которые не хотят увидеть правду, киска.
Взгляд Кизии затуманился, когда рука Шкафа скользнула между ее голых бедер. Он начал ласкать ее, поглаживая нежную женскую плоть. Она качнула бедрами. Между ног у нее стало мокро.
— И в чем же… эта… правда?
Свободной рукой Шкаф задрал оранжевую футболку, обнажив ее груди. Он знал, что они небольшие. Но их размер и форма казались ему совершенными. Они умещались в его ладонях, словно были созданы для этого.
— В том, что ты… — он чмокнул ее в уголок рта, — независимая… — в другой уголок, — женщина.
Шкаф вошел в нее в то самое мгновение, когда его губы слились с ее губами в страстном поцелуе. Она сдавленно вскрикнула, выгнув спину, впуская его еще глубже.
Они начали двигаться вместе. Сначала очень медленно, словно впереди у них была целая вечность. Затем быстрее. И еще быстрее.
Шкаф обхватил Кизию за бедра, крепче прижимая к себе. Он не мог насытиться ею.
— Пожалуйста… — простонала она, впиваясь в ногтями в его кожу. — Ой, пожалуйста.
— Сейчас, — пообещал Шкаф. Он горел, как в огне. Как будто газетные статьи о самовоспламеняющихся людях могли оказаться правдой.
Шкаф балансировал на грани экстаза, сдерживая себя изо всех сил, пока не почувствовал, как содрогнулось тело Кизии, свидетельствуя о приближении ее оргазма. Он выждал еще мгновение, и затем бушующее пламя поглотило обоих.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Несгораемая страсть - Бак Кэрол

Разделы:
Пролог1 глава2 глава3 глава4 глава5 глава6 глава7 глава8 глава9 глава10 глава11 глава

Ваши комментарии
к роману Несгораемая страсть - Бак Кэрол



жизненно. почитать можно но суховато.
Несгораемая страсть - Бак Кэролиришка
20.05.2013, 5.37





Роман очень интересный. Кизия пережила побои бывшего мужа и стала бояться больших и сильных мужчин, Ральф изменил её отношение к таким мужчинам. Большой, сильный, он никогда не применял свою силу во вред людям, а только во спасение человеческих жизней. Порадовало то, что вот наконец попался любовный роман, где главные герои - негры. Мне 26 лет, любовные романы я читаю с 15 лет, но до этого негры мне не попадались ни разу (такое впечатление, что, либо, как сказано в аннотации, в США живут одни "белые" люди, либо авторы любовных романов - расисты все поголовно).
Несгораемая страсть - Бак КэролКошечка Джози
23.12.2014, 8.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100