Читать онлайн Девон: Сладострастные сновидения, автора - Байерс Кордия, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Девон: Сладострастные сновидения - Байерс Кордия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.16 (Голосов: 80)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Девон: Сладострастные сновидения - Байерс Кордия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс Кордия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Байерс Кордия

Девон: Сладострастные сновидения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Луч солнечного света, пробившись через иллюминатор, коснулся лица Дэвон, проник сквозь густые ресницы, закрытые веки. Очнувшись от забытья, она остановилась взглядом на подвешенном к потолку фонаре; он раскачивался: туда-сюда, туда-сюда. Секунда, и лицо ее исказилось, она побледнела. Она вскочила, закрыв рот рукой. Огляделась, увидела в углу фарфоровый горшок. Не видя ничего вокруг, она устремилась к нему и извергла в него содержимое своего желудка.
На лбу выступили крупные капли пота. Она повернулась и кое-как добралась обратно до помятой койки. Рухнула лицом вниз на матрац. Боже, как ей плохо, умереть бы сейчас! Длинные, стройные ножки упирались в пол, руки она тоже спустила по обе стороны койки; она лихорадочно заглотнула воздух — может быть, это уймет тошноту. Слава богу, желудок вроде немного успокоился, но тут она почувствовала приближение другого бедствия. В голове как будто кто-то начал бить молотом по наковальне, а в виски вонзилось множество иголок. А вот и новый приступ рвоты — снова к горшку.
Между приступами рвоты Дэвон пыталась разглядеть полными слез глазами, где она и что ее окружает. Нет, она ни о чем не может думать. Единственное, что она смогла — это добраться обратно до койки и закрыть голову одеялом. Она попыталась вспомнить, как она сюда попала, найти причину, почему ей так плохо — и не могла. Она помнила только, как выпила из пузырька, который ей дала Монахиня, и после этого — ничего, черная пустота. Должно быть, ее все-таки повесили, и она теперь в чистилище, начинает искупление своих грехов.
Она не услышала ни как щелкнул хорошо смазанный замок, ни как открылась дверь каюты и в нее хлынула струя свежего воздуха. Она не почувствовала, что в каюте кто-то посторонний, пока звук мужского голоса горячими свинцовыми шариками не раскатился по ее раскалывающейся от боли голове. Она вскрикнула.
— Ну, как, не пора ли проснуться и взглянуть на мир, госпожа?
Острая боль пронзила череп, и Дэвон в отчаянии закрыла уши руками, чтобы ничего не слышать. Впрочем, голос как будто знакомый; где-то раньше она его слышала Дэвон медленно стянула с головы одеяло и краешком глаза взглянула на мужчину, стоявшего у ее ложа. На нее смотрел Хантер Баркли, в лице его не было ни капли сочувствия к ее печальной участи.
Дэвон зажмурилась; вот сейчас она откроет их снова и окажется, что Хантер Баркли — это не более, как продукт ее больного воображения. Нет, ее худшие опасения подтвердились. Хантер стоял по-прежнему, скрестив руки на груди и широко расставив ноги, сохраняя равновесие. Дэвон устало вздохнула. Нет, она не в чистилище. Это было бы слишком хорошо. Она уже в аду, и Хантер Баркли своим присутствием и видом подтвердил то, что она впервые подумала еще там, в Лондоне: что он не кто иной, как сам дьявол во плоти.
Взгляд Дэвон остановился на нем. Уже во время их первой встречи она отметила, что он видный мужчина. Теперь, однако, почтенный лондонский джентльмен бесследно исчез. Вместо него стоял какой-то громила в свободно висевшей на нем белой рубахе с длинными широкими рукавами. В открытом ее вороте виднелась поросшая густыми волосами грудь. Тонкую талию охватывал широкий черный пояс с золотой пряжкой. Узкие бедра, мускулистые ноги — в нанковых брюках. Странно, но он был босиком. Дэвон отвела глаза от его босых ступней, посмотрела ему в лицо: он глядел на нее с насмешливой улыбкой.
— Я вам нравлюсь, мисс Макинси?
У нее не было никакого желания болтать с этим наглецом, и, чувствуя, что голова у нее болит все больше и больше, Дэвон отвернулась от него, вновь натянула на голову одеяло и пробормотала:
— Оставьте меня в покое.
Но от него так просто не отделаться. Резким движением он сорвал с нее одеяло и швырнул его на пол.
— Давай-ка вставать! Залежалась уже, он взял ее за лодыжку и слегка потянул с койки.
— Убери руки, ты, животное! — завопила она, вцепившись в матрац и пытаясь свободной ногой лягнуть его. К ее ярости он схватил и вторую ее лодыжку; резкое движение — и она вместе с матрацем оказалась на полу. Мужская рубашка, которая была на ней, задралась, обнажив стройные бедра.
Не подозревая о том, какую картину она собой представляет, и забыв об ощущениях в желудке и в голове, Дэвон сперва встала на четвереньки, а затем вскочила на ноги. В лучах утреннего солнца ее волосы вспыхнули как лесной пожар, шелковистый пушок ореолом светился внизу живота. Соски ее вздымающихся грудей соблазнительно торчали через тонкую ткань рубашки.
Хантер чуть не задохнулся; жаркая волна змеей охватила его внутренности, в крови загорелся огонь. Перед ним была античная богиня — прекрасная и взбешенная. Рот его пересох от желания. Как же его тянуло к ней!
Хантер с трудом взял себя в руки. Как легко уступить примитивным, диким импульсам, которых еще не коснулась цивилизация, — но он это переборет. Он не животное. Он слишком горд, чтобы завладеть ею силой. Хантер отвернулся к двери. Пожалуй, лучше не испытывать судьбу. У него уже несколько месяцев не было женщины, и сколько бы он ни говорил себе о цивилизации и мужской гордости, он уже достиг опасной черты.
— Куда ты? — спросила Дэвон с прежней яростью. Хантер уже взялся за ручку двери, но, не удержавшись, обернулся. — И что я здесь делаю? — она изящным жестом повела рукой вокруг. — И, кстати… где я?
— Мисс, я предлагаю вам одеться, а потом мы все обсудим.
Прежде чем Дэвон успела задать очередной вопрос, он закрыл за собой дверь. Она посмотрела ему вслед, а затем взглянула на себя. О, Господи! Оказывается, она стояла перед Хантером Баркли почти что в чем мать родила! Тут ей впервые пришло в голову, что кто-то и где-то переодел ее, вымыл и уложил в постель в мужской рубашке. В тюрьме она носила тот наряд, который был на ней в момент ареста. Там нельзя было ни переодеваться, ни выкупаться.
Дэвон закрыла глаза, потерла их, пытаясь найти разумное объяснение всему, что с ней Ничего не приходило в голову. Она помнила только свои последние минуты в Ньюгейте.
Дэвон потрясла головой и бессильно уронила руки вдоль туловища. Впервые она внимательно огляделась вокруг Ага, она на борту какого-то корабля. Она чувствовала качку и видела гребешки волн через иллюминатор. Потрогала живот. Наверное, все ее мучения — от морской болезни.
Она подошла к иллюминатору и открыла его. Вдохнула свежего морского воздуха, и ей сразу стало лучше.
Глядя на барашки волн, она пыталась понять, как она попала сюда, да еще в обществе Хантера Баркли. По всем признакам, она давно уже должна была лежать на кладбище для преступников поблизости от Тайбернского холма. Хантер как-то сумел спасти ее. Почему? Зачем это ему понадобилось? Она не имела об этом ни малейшего понятия, но была ему благодарна за это. И когда он вернется, она выскажет ему свою благодарность.
Сделав еще один глубокий вдох, Дэвон отвернулась от иллюминатора. Хантер сказал ей, чтобы она оделась, но во что? Она даже не знала, куда делись ее брюки и кофточка, которые были на ней в Ньюгейте. У изголовья койки какой-то сундук. Может быть, там что-нибудь есть? Она открыла крышку.
Что это? Там лежали ее платья, белье, несколько пар туфель. Дэвон заморгала. Как это Хантер их нашел… и зачем ему были все эти хлопоты? Дэвон покачала головой, не в силах найти ответа. Вопросов было много, но ответить на них мог только Хантер Баркли.
Гребешок выпал из рук Дэвон, когда она услышала стук в дверь. Хантер вошел, не дождавшись ответа, уверенной походкой хозяина. Одобрительно осмотрел ее. Зеленое платье — в тон глазам. Бездонные, темные, они, казалось, хранили ключи ко всем тайнам мироздания.
Хантер улыбнулся. Дэвон Макинси, конечно, большая грешница, но она самая очаровательная женщина, которая когда-либо ему встречалась.
— Вы выглядите гораздо лучше, чем вчера. Вот эта атласная лента на шее идет вам гораздо больше, чем пеньковая веревка.
Дэвон почувствовала, что краснеет, и отвернулась. Легкий и непринужденный стиль его разговора многое скрывал. В его взгляде она узнала то же самое выражение, какое было у Нейла Самнера, когда он за нею ухаживал. Дэвон с трудом сглотнула, не зная, что ожидать от него — и чего он ожидает от нее. Она слегка прокашлялась.
— Боюсь, я ничего не помню из того, что произошло вчера, кроме того, что я ждала стражников, которые должны были доставить меня в Тайберн. Ноя так понимаю, что вы меня спасли от казни, и я вас хочу за это поблагодарить.
— Благодарите Уинклера. Это он обратился ко мне за помощью.
Лицо Дэвон посветлело.
— Он здесь?
Хантер отрицательно покачал головой.
— Нет. Уинклер еще в Лондоне. И Хиггинс тоже.
Дэвон улыбнулась.
— Ну, конечно. Они не оставили бы бабулю одну.
Хантер взял стул и сел.
— Мисс, боюсь, что они не с бабушкой. Дэвон раздраженно поморщила бровь.
— А я вам говорю, они с ней. Уинклер и Хиггинс для меня как члены семьи. Они не оставят службы. И не позволят, чтобы кто-то другой ухаживал за бабулей.
Хантер глубоко вздохнул. Пришел момент, которого он боялся. Нелегко говорить кому-либо о смерти близкого человека, а уж такой девушке, как Дэвон…
— Боюсь, у меня для вас плохая новость, мисс.
Догадываясь, о чем ей хочет сообщить Хантер, Дэвон замотала головой.
— Нет, нет. Я не хочу этого слышать, — нижняя губа у нее затряслась, однако глаза оставались сухими.
— Мне очень жаль, но ваша бабушка умерла три недели тому назад, — сказал Хантер.
Лицо Дэвон сжалось, исказилось. Хантер почувствовал, что хочет подойти к ней, обнять, утешить — как это он часто делал с Сесилией, когда та была чем-то расстроена. Он, однако, сдержался. Эта женщина не была его родственницей. Он должен ей показать ее место, иначе возникнет нетерпимая ситуация по возвращении домой. Элсбет не потерпит ее присутствия среди слуг, если будет думать, что их отношения несколько иные, чем между хозяином и его рабыней.
— Я вам не верю. Это все глупые шутки. Я хочу, чтобы Вы меня доставили обратно в Лондон. Или высадите меня в ближайшем порту, и я сама найду дорогу к дому, — срывающимся от волнения голосом произнесла Дэвон.
— К сожалению, мисс, я бы не смог, боюсь, этого сделать, даже если бы захотел. Мы в океане, ближайший порт — в Вест-Индии, остров Сент-Юстисий.
Дэвон вскочила на ноги, глаза вспыхнули изумрудным пламенем.
— Вы же просто похитили меня! Спасибо за спасение, конечно, но вы не имели никакого права разлучать меня с моим домом и моей семьей. Я требую, чтобы вы повернули корабль и доставили меня обратно в Англию.
Какая-то слегка циничная улыбка тронула уголки губ Хантера; он покачал головой, вроде бы выражая сочувствие, но оно не отразилось ни в голосе, ни в содержании его слов:
— Мисс, у вас нет права что-либо требовать от меня. Вы отныне — моя собственность. И я могу сделать с вами все, что считаю нужным.
— Я… я, я вас, по-моему, не расслышала как следует, — заикаясь, с возмущением проговорила Дэвон. — Я ничья собственность, я принадлежу только сама себе. И я должна вернуться в Англию. Я должна попытаться отстоять Макинси-Холл от кредиторов.
— Боюсь, вы ошибаетесь. В королевском указе о помиловании есть пункт о том, что вы должны будете отправлены в Виргинию, где станете моей пожизненной рабыней. Что касается Макинси-Холла, он уже продан с молотка. За какие-то пенсы — даже долги не удалось покрыть.
Дэвон уставилась на Хантера так, как будто перед ней был чужеземец, говоривший на каком-то незнакомом языке, потом резко отвернулась. Только опущенные бессильно плечи выдавали ее состояние. Она подошла к иллюминатору и, не поворачиваясь, обратилась к Хантеру с тихой просьбой:
— Мой господин, могу ли просить вашей милости побыть одной и оплакать бабушку?
Хантер медленно встал. Боль, которая слышалась в голосе Дэвон, напомнила ему о том, как он сам переживал смерть своих родителей. Он мог понять ее желание остаться одной, но он знал и другое — что ей сейчас нужно утешение. Когда умерли его родители, он отдал бы все свое состояние за несколько слов утешения — кто бы их ни высказал. Но никого не было. Ему пришлось забыть о своей боли, заняться сестрой, текущими делами имения и верфей. Забыв о том, что он решил раньше, Хантер подошел к Дэвон и положил руку ей на плечо. Он не произнес ни слова, жест был достаточным выражением сочувствия. Дэвон судорожно вздохнула и высвободилась. Он почувствовал, что она отвергает его утешения. Ну что ж, тем лучше. Он сделал все, что мог, даже проявил нестойкость, больше этого не будет.
— Я вас оставляю одну, мисс.
Дэвон подождала, пока за Хантером закрылась дверь, и предалась своему горю. Хотелось выплакаться, но слез не было. Был комок в горле. Печаль, гнев, жалость к самой себе, уязвленная гордость — все это слилось вместе, и она, коротко выругавшись, с силой ударила кулачком по обшивке каюты. От удара кожа на костяшках лопнула, потекла кровь. Дэвон смотрела, как ее капли стекают по белой коже, и думала: ну чем она заслужила такую судьбу, что у нее отняли то, чего жаждет каждое человеческое существо, — любовь. За последние годы, проведенные с леди Макинси, она ощутила какое-то подобие этого чувства — а теперь и это у нее отняли. Бог дал, Бог взял..
— Но почему? — сердито пробормотала Дэвон, заставившись на голубой горизонт — Почему ты не оставил меня на кухне, где у меня вообще не было никаких надежд? Нет, ты дал мне почувствовать, как это может быть — когда тебя любят, когда ты в семье, когда у тебя есть, о ком заботиться. Знаю, я была для бабушки просто заменой моей сестре, ну и пусть, все равно хорошо было. Почему, Господи? Почему ты взял ее от меня? Что я такого уж ужасного натворила, что ты так меня наказал?
Она прижалась лбом к обшивке, пытаясь спрятать от всего мира выражение глубокой муки на лице. «Я просто хотела иметь семью Неужели это так плохо?»
Она сдержала богохульные слова, которые едва не сорвались с ее губ. Да, она может осуждать его за то, что он отнял у нее бабушку, но в глубине души Дэвон понимала, что, позволив бабушке умереть, Господь облегчил ее страдания. Ее бессильная ярость обратилась против человека, который зачал ее. Из-за него она была вынуждена вести жизнь воровки, чтобы выжить. Это он, лорд Колин Макинси, был всему виной. Кипящий гнев перекинулся с ее отца на страну, которая оставляла женщине только один путь для достойной жизни — замужество, брак, пусть даже с нелюбимым. А эти английские законы, по которым она должна была сидеть в тюрьме когда ее бабушка умирала! Законы, которые лишили ее права сказать последнее прости женщине, которая ей так много дала за последние годы.
«Во имя Господа Бога и Англии…» Эти слова официальных приветствий эхом отозвались в голове Дэвон. Выражение ее лица стало жестче. Она потерла сухие глаза. Гнев был сильнее печали. Она еще раз тихо выругалась, голос ее дрогнул:
— Будь она проклята, эта Англия с ее законами! Никогда больше я не буду твоей верноподданной!
Дэвон гордо откинула голову и вновь посмотрела на крупные океанские волны. Жесткая усмешка тронула ее губы. Если правда то, о чем ей сказал Хантер Баркли, тогда вообще не имеет значения, что она чувствует по поводу Англии. Она никогда не увидит этой страны. Она на пути в колонию Виргиния в качестве рабыни Хантера Баркли.
Корабль плыл на юг, к Вест-Индии. Спускались сумерки, постепенно погружая каюту в свои бархатные объятья. Только свет звезд проникал через обсидиановое покрывало, охватывавшее все вокруг.
Дэвон тихо сидела в потемках, прислушиваясь к шуму волн. Целый день она размышляла о том, что ожидает ее в Виргинии. Нелегко ей было смириться с тем фактом, что она теперь не более, как прислужница Хантера Баркли. Но ничего не поделаешь. В прошлом она находила в себе силы противостоять всяким неприятностям, найдет и сейчас Жизнь никогда не была для нее легкой, но она выжила — и опять выживет, переживет все и вновь обретет свободу!
Неожиданно громкий стук в дверь — она вскочила на ноги. Погруженная в свои мысли, она даже не сообразила сразу, что следует сказать «войдите» Не успела она сделать это, как последовал еще один стук — нет, скорее удар в дверь — она, казалась, вся зашаталась Потом дверь открылась, и в проеме возникла могучая фигура какого-то незнакомого мужчины. В руке у него был высоко поднятый фонарь. Глаз не было видно за кустистыми бровями. Его взгляд пошарил по каюте. Когда он обнаружил Дэвон, на губах у него появилось нечто напоминающее улыбку.
— Мисс, я — Морд екай Брэдли. Капитан просил меня проводить вас к нему в каюту поужинать.
— Пожалуйста, скажите лорду Баркли, что я не голодна, — ответила Дэвон. У нее не было никакого желания видеть Хантера. Она как-то уговорила себя примириться с судьбой, но притворяться, что она от этого счастлива, и как ни в чем не бывало разделить трапезу с ее владельцем — господином — нет, это было выше ее сил.
— Мисс, капитан ожидал такого ответа и сказал мне, чтобы я вас доставил к нему, что бы вы там ни говорили. Пойдете сами или вас донести? — спросил Мордекай, заметив что его ультиматум заставил ее покраснеть от возмущения.
— Ладно, пойду, — бормотнула Дэвон Она вылетела из каюты так, что Мордекай едва успел посторониться. Остановилась, обернулась, бросила на него раздраженный взгляд.
— Где его каюта?
Мордекай едва сумел подавить улыбку. Хантер не очень-то о ней распространялся; единственное, что он понял, это то, что девушка многое пережила в прошлом, но теперь, по блеску ее глаз, он понял еще и другое: что несчастья не сломили ее духа. Решительно выставленный подбородок столь же ясно говорил, что упрямство — не последняя черта ее характера. Интересно бы посмотреть, что произойдет между ней и ее другом. Она не какая-то слабачка, над которой Хантер мог бы легко властвовать.
— По коридору налево, мисс.
Дэвон приподняла подол муслинового платья, подняла голову, расправила плечи. Она придет к нему в каюту, но если он думает, что она будет плясать перед ним на задних лаках, он ошибается. Да, она теперь у него в услужении, но он не увидит ее валяющейся у его ног. Она — Дэвон Макинси, из старинного шотландского рода. Пусть она нищая, преступница, отпущенная в рабство, но у нее есть своя гордость. И Хантер Баркли, черт его побери, скоро это узнает.
Все с той же силой Мордекай стукнул в дверь капитанской каюты, открыл — так же, не дожидаясь ответа — и пропустил Дэвон вперед. Двумя пальцами дотронулся до бровей в знак приветствия другу и оставил их наедине.
Дэвон стояла молча, не делая никаких попыток разрядить напряженную атмосферу, ощутимо сгустившуюся в каюте. Она не даст ему спуску Она подчинилась его приказу — как это и следует хорошей слуге — но не более того.
Хантер встал, всмотрелся в Дэвон. Задумчиво потрогал подбородок, вопросительно изогнул бровь. Дэвон не реагировала. Он мрачно улыбнулся.
— Мисс, мне кажется, что нам следует как-то нормализовать наши отношения, договориться. Постоянная битва — это не по мне.
— Мой господин, вы уже разъяснили мне мое положение… и я приняла к сведению тот факт, что я ваша слуга. Признаюсь, мне отнюдь не нравится этот мой статус, но я бывала и в худших ситуациях и как-то находила выход. А теперь, если это все, я пойду спать, — она повернулась к двери.
— Мисс, я не разрешал вам уйти. Как вы знаете, хороший слуга всегда ждет распоряжения или пожелания хозяина.
Дэвон прикрыла глаза и задержала дыхание — как бы сдержаться и не высказать ему все, что она думает о его распоряжениях и пожеланиях и куда ему с ними отправляться. Однако, когда она повернулась к Хантеру, на лице ее не было и следа этих мятежных мыслей.
— Как пожелаете, мой господин.
Хантер почувствовал, как в нем поднимается раздражение. Менее, чем двадцать четыре часа тому назад он спас жизнь этой женщине, а теперь она стоит перед ним с молчаливым упреком — как будто он в чем-то перед ней виноват. Он стиснул зубы, безмятежно-приветливое выражение лица, с которым он встретил Дэвон, исчезло без следа.
— Мисс, я не собирался требовать от вас начать исполнения своих обязанностей до тех пор, пока мы не достигнем берегов Виргинии. Однако, поскольку вы, как представляется, уже готовы к тому, чтобы играть роль моей служанки, я не вижу нужды мешать вам показать, на что вы способны. — Хантер отошел в глубь каюты и присел к столу. Второй стул он демонстративно перевернул.
— Обслужите меня, — сказал он.
Дэвон чуть не задохнулась от ярости — как будто поднесли спичку к пороховому погребу. Самодовольный скот! Наслаждается своей властью. С раздувающимися ноздрями, само воплощение гнева, она подошла к сервировочному столику, где стояло несколько накрытых салфетками блюд. Руки у нее дрожали, посуда зазвенела. Она поставила перед ним первое и повернулась прочь. Хантер схватил ее за руку, повернул к себе лицом, внимательно посмотрел ей в глаза; Дэвон ничего не смогла прочесть в их бездонной голубизне.
— Дэвон, хорошая служанка никогда не делает столько шума. Поскольку эти обязанности для Вас несколько новы и непривычны, я пока буду смотреть сквозь пальцы на Ваши ошибки. Однако Вам нужно попрактиковаться, пока Вы не научитесь делать все как следует.
Его краткая лекция была последней каплей, самообладание оставило ее. Этот человек спас ей жизнь, верно; она ему за это благодарна, но лизать ему сапоги она не будет Пусть отошлет ее обратно в Англию, и пусть ее там повесят. С громким воплем она вырвала руку, и не успел еще Хантер сообразить, что к чему, как она опрокинула ему полную тарелку прямо на ноги. Лапша повисла у него по всей штанине, фрикадельки образовали аппетитную горку в паху.
— Мой господин, я предлагаю вам нанять другую служанку, если Вам не нравится, как я это делаю, — сладким голосом пропела она, повернулась и направилась к двери. Открыла ее, остановилась на пороге, обернулась к нему — он все еще сидел, с поднятыми руками, и удивленно смотрел на живописную картину, которую являли собой его штаны. — Завтрак утром мне вам тоже подать, повелитель?
Хантер сверкнул горящим взором, но не успел он открыть рот, как она, скромно улыбнувшись, исчезла. Обратно — к себе. Надо надеяться, это будет хорошей урок для него.
Чувство триумфа прошло, как только она закрыла за собой дверь своей каюты. Она прислонилась к обшивке; Господи, какой бес в нее вселился? Она только что нанесла оскорбление человеку, который будет ее господином до конца жизни. В его власти ее казнить или помиловать.
Дэвон порывисто вздохнула. До этого у нее было две встречи с Хантером Баркли, но и этого было достаточно, чтобы понять — он не тот человек, который легко снесет обиду или неповиновение.
— Что я наделала! — пробормотала она. А вот и возмездие: казалось, весь корпус корабля вздрогнул, когда Хантер хлопнул дверью своей каюты. Вот и его тяжелые шаги — ближе, ближе; Дэвон вся сжалась и отошла от двери. Хантер не постучал — он просто ногой распахнул дверь. Его фигура в проеме, освещаемая сзади фонарем, выглядела угрожающе.
— Мне надоела эта ваша строптивость! — Хантер провел рукой по горлу. — Я пытался вести себя с вами как джентльмен. И в награду вы мне вывалили кучу фрикаделек на штаны. Хватит с меня. Вы здесь для того, чтобы меня обслуживать, и вам пора это себе усвоить. Вы — моя, со всеми потрохами, и я могу с вами сделать все, что захочу, мисс! — В три шага он пересек каюту. Никуда не денешься от этого громилы. Он схватил Дэвон за плечи и медленным, но неотвратимым движением привлек ее к себе.
Увидев горячий, грозный свет в глазах Хантера, Дэвон яростно замотала головой. Она вся напряглась.
— Нет, нет! Я ваша служанка, да; но я не шлюха, — ее голос дрогнул, и она вся задрожала. — Боже! Не делайте этого, пожалуйста! Я больше так не буду! Я буду вас слушаться!
Эта мольба, явное признание ею своей слабости, привела Хантера в чувство. Его бешенство куда-то ушло. Он взглянул на нее другими глазами. Поднял руку, нежно провел по дрожащим губам.
— Простите, Дэвон. Не надо было мне так распускаться. Понимаю: вы еще не в себе, и вас трудно за это винить. Вы, конечно же, не можете вести себя так, как будто ничего не случилось. Вам нужно время — погоревать и привыкнуть.
Дэвон сглотнула комок в горле — как неожиданно это сочувствие со стороны Хантера и как оно ей нужно! А еще секунду назад она боялась, что он ее изнасилует… Теперь вот его нежность все перевернула в ней. Она порывисто вздохнула, глаза увлажнились — но ни одной слезинки не выкатилось на пепельно-бледные щеки. За свои восемнадцать лет она ни разу не просила чьей-либо ласки, но сейчас она чувствовала, что ей нужно, чтобы он ее обнял, — больше, чем ей нужен воздух, чтобы дышать. Сама не сознавая, чего она хочет, Дэвон прошептала:
— Обними меня, пожалуйста. Отчаяние в ее лице просто разрывало ему сердце. Хантер обнял ее и прижал к себе. Она напомнила ему сейчас Сесилию. Дэвон на несколько лет постарше, но зато какая у нее была жизнь, — совсем другая, чем у его сестры! Ему не слишком-то много удалось выудить у Уинклера насчет прошлого Дэвон, но достаточно, чтобы понять, что обвинения против нее в суде соответствовали истине. Она была далеко не ангел, но Хантер понимал и другое: она молода и одинока, и сейчас только он один может дать утешение, в котором она так нуждалась.
Хантер нежно погладил ее по волосам. Тонкие, мягкие пряди — как сияющий шелк, заплетались вокруг его пальцев. Он провел губами по ее бровям и мягко сказал:
— Все будет хорошо, Дэвон.
Она прижалась лицом к его груди и закрыла глаза.
— Ничего хорошего не будет. Все прошло. Хантер нежно приподнял ее подбородок и заглянул в открывшиеся затуманенные глаза. Хотелось бы найти такие слова, которые бы облегчили твою боль, но люди еще их не придумали.
— Я тебя понимаю, сочувствую, но только время смягчит боль и залечит раны.
— Спасибо, — только и смогла выдавить из себя Дэвон. Губы ее опять задрожали; она еще раз судорожно вздохнула, борясь с желанием разреветься.
Ох, как манили к себе сладкие линии ее рта! Хантер не мог более бороться с собой. С бьющимся сердцем, с глазами, устремленными на Дэвон, он наклонился и погрузился в мягкую сладость ее покорных губ.
Дэвон не сопротивлялась. Его прикосновение сладкой мукой разлилось по всему ее телу Она так искала каких-то ощущений, которые заставили бы ее забыть о жесткой реальности. Повинуясь инстинкту, она прижалась к нему всем телом — как мягкая лиана к твердому стволу. Ее руки обвили его шею; между ними как будто проскакивали молнии, поцелуй становился все более глубоким. Хантер был для нее воплощение жизни, силы, уверенности. Он был как бог-громовержец, благодаря ему вселенная наполнялась светом и всяческими чудесами. Какая-то радужная аура, казалось, окружала его. Каждый кусочек ее тела стремился к нему, охватившее ее пламя достигло самых ее глубин Все в ней задрожало, когда она с силой вдавила свое тело в его — напрягшееся от желания.
Хантер оторвался от губ Дэвон и попытался привести себя в чувство. Он просто хотел утешить ее этим поцелуем — убеждал он самого себя, прекрасно понимая, что это далеко не так. Его желание как пушечное ядро прокладывало себе дорогу в его теле — это было похоже на пожар, охвативший сухой, перестоявший лес. Только ее нежное тело могло затушить этот пожар, пригасить ту боль, которую он испытывал. Как же он ее хотел!
Глубоко, с усилием дыша, он снова заглянул в ее чудесные глаза. Светящиеся страстью, они напомнили ему зеленый бархат — он почти ощущал его мягкую ласку на своей коже. Рот его пересох, с трудом он смог произнести:
— Дэвон, ты знаешь, я хочу тебя Я умираю без твоего тела.
Дэвон глядела на него без слов — да и как выразить то чудо, которое он сотворил с ней своим поцелуем!
— Ну скажи, скажи, — прошептал Хантер, — что ты сама не хочешь того же. Я не буду насильно…
Дэвон мягко провела рукой по его щеке. Он тоже был нужен ей. В этом было ее утешение. Она была одна на целом свете, ей предстояли годы рабства, которые наверняка принесут ей мало радости. Ей нужно было обо всем забыть, потерять себя в тех ощущениях, которые Хантер дал ей впервые в жизни. Дэвон инстинктивно чувствовала, что Хантер может — пусть ненадолго — смягчить ее боль. Он может заставить ее забыть обо всем. Она сама медленно потянулась к его губам, отдавая всю себя его жгучей страсти.
Хантер вновь вкусил сладость ее губ и сам полностью отдался своим желаниям. Он уже не думал, правильно это или нет, стоит или не стоит, виноват он или нет? Он — мужчина, она — женщина — и все. Со стоном неутоленной страсти он прижал ее к себе и медленно прошелся губами по щеке к уху. Коснулся кончиком языка мягкой кожи за ним — Дэвон вся вздрогнула от наслаждения, обвила его шею руками, крепче прижалась к нему. Откинула голову, подставив безупречную колонну шеи; он прошелся по ней языком — как раньше по щеке. Медленно, медленно, ниже, ниже… Он поцеловал выступающие ключицы. И опять она содрогнулась от наслаждения.
Вот уже язык проник в глубокую долину между ее грудями, она вся выгнулась, чтобы быть плотнее к этому теплому ветерку, который обвевал ее через тонкий материал, отделявший ее плоть от плоти Хантера. Она не сопротивлялась, когда пальцы Хантера ласково пройдясь по застежкам ее платья, расстегнули его, и оно мягко упало к ее ногам. Его руки вернулись к ее плечам, и вот уже нижняя рубашка скользит вниз и падает поверх зеленого муслина.
В этот момент на горизонте взошла луна, и ее холодный свет погрузил в серебро обнаженное тело Дэвон. У Хантера оборвалось дыхание. Серебро горело каким-то волшебным пламенем — никогда он не видел ничего более прекрасного. Он с трудом оторвал взгляд от ее коралловых сосков и снова всмотрелся в эти пленительные глаза. В их таинственной глубине не было ни сожаления, ни стыдливости, они отвечали — да, да, да! — на призыв его плоти. Он поднял руку, провел пальцем по ее губам. Она улыбнулась, перехватила его руку, прижала ее к щеке. Как кошка она потерлась о его ладонь, ее глаза и тело молча призывали его.
Хантер провел руками по ее спине, погрузив их в густой шелк волос. Еще один поцелуй в полуоткрытые губы — поцелуй, который не оставлял ничего недоговоренного и ни одно ощущение незатронутым. Хантер наклонился и быстрым движением подхватил ее на руки, подошел к постели и уложил. Долгим-долгим взглядом окинул ее всю, резким рывком стянул через голову рубашку, небрежно отбросил ее в сторону. С легкой улыбкой стянул грязные нанковые брюки и бросил у кровати.
Дэвон затаила дыхание — какой же он красивый, вот такой — обнаженный! Настоящий бог, спустившийся к смертным. Широкие плечи, выпуклая грудь, плоский живот, сильные бедра, длинные мускулистые ноги — он был воплощением мужественности. И это его мужское естество, гордо поднявшееся, такое уверенное в себе и так жаждущее ее…
Дэвон сделала судорожный вздох и облизала пересохшие губы. Снова посмотрела ему в лицо. Он смотрел за ее реакцией. Его взгляд пронизал ее всю какой-то струей расплавленного тепла, нет, конечно же жара, ощущение которого достигло особой остроты где-то в самой сердцевине ее естества. Как она его желала! Она никогда не испытывала ничего подобного.
Что с ней будет? — эта мысль на какое-то мгновение проникла в ее сознание. Она отогнала ее. Завтра, завтра, потом, а сейчас она хочет забыть обо всем — кроме этого мужчины и тех ощущений, которые он ей дает. Она медленно, призывно протянула к нему руки…
Хантер вновь приник к ее губам, и все ушло в ночь — кроме того, что было вызвано его прикосновением. Вся она, всеми своими чувствами потянулась навстречу этому мужчине, который начал медленное, мучительно сладкое путешествие по ее телу — с головы до ног. Вот он коснулся бусинок ее сосков — она застонала от наслаждения, он обласкал их языком… Вся ее кожа, казалось, собралась там, у вершины груди — во всяком случае ей хотелось именно этого… Она прижалась к нему, инстинктивно выгибаясь, чтобы ощутить твердость его члена.
Ой, как жалко, он оставил ее груди! Вот он медленно, дюйм за дюймом продвигается вниз, к темному треугольнику внизу живота. Все ее тело затрепетало, когда он коснулся языком там, между ногами. Она раскрылась вся, она совершенно не ощущала никакого смущения от его интимнейшей ласки. По мере того, как он все глубже и глубже проникал в бархатные глубины ее естества, волны возбуждения становились все выше и выше, срывающимся голосом она называла и называла, повторяла и повторяла его имя — ритуал древний как само время, но такой новый для нее… Пальцами она вцепилась в матрац, перекатывала голову из стороны в сторону, стараясь поднять бедра как можно выше, чтобы он ощутил ее всю. Жаркий ток желания сжигал ее, стон какого-то отчаяния и ненасытного желания сорвался с ее уст. Как потушить этот пожирающий ее огонь? Она яростно взмолилась:
— Хантер, люби меня, возьми меня! Ему и не требовалось приглашения. Он раскинул ей ноги, приподнял бедра и с силой врезался в мягкую, влажную плоть. Дэвон дернулась и вся сжалась. В глазах плеснулась боль: вот и конец ее невинности… В обращенном на нее взгляде Хантера было удивление, почти шок. Он не верил сам себе. Эта женщина, такая разнузданно чувственная, так откликающаяся на его ласку, так яростно требовавшая его любви — она была девственницей!
Хантер потряс головой, будто стараясь очнуться от сна. Нет, это невозможно! Женщина с ее прошлым не могла сохранить невинности… Она крала. Значит, она готова была сделать все что угодно за деньги.
«Я, может быть, воровка, но я не шлюха», — эти слова Дэвон молнией пронеслись у него в мозгу. Он тогда ей не поверил. Он думал, что она просто разыгрывает оскорбленную невинность.
— Черт… — приглушенно выругался Хантер, а его тело призывало его завершить то, что он начал. Его плотно охватывала ее тугая, горячая плоть. С каждым вздохом напрягшиеся мышцы ее влагалища ласкали его член. Это было для него слишком. Хватит думать о своей вине. Слишком поздно, чтобы что-либо исправить… Он мягко, ласково провел ей рукой по щеке.
— Я сделал тебе больно, теперь дай мне тебя удовлетворить…
Он вновь коснулся ее губ, вкусил их сладость. Начал медленные движения бедрами — давая ей возможность приспособиться к своему ритму. Кровь стучала у него в ушах — все его ощущения достигли небывалой остроты. Это было похоже на полет орла — выше к облакам, вниз к земле — потом опять, и опять… Они неслись куда-то вперед по горячему потоку страсти, и каждое их движение поднимало их выше и выше… куда-то, где не только их тела, но и души соединялись, вкушая благословенный дар, ниспосланный Господом любящим парам. Звездная пыль кружилась вокруг них… каким-то магическим образом тела их как росой покрывались бриллиантовой россыпью… Древний неистребимый танец любви… Их тела пульсировали в унисон, приближаясь к вершине наслаждения.
Хантер вонзился в самую глубину ее жаждущего тела и, впрыскивая в нее свое семя, успел услышать ее вскрик — вскрик экстаза и удовлетворения. Тяжело, порывисто дыша, он рухнул на нее, успев подставить локти и зарывшись головой в ее влажные груди.
Она покачивала его голову там, как в колыбели, нежно перебирая темные влажные от пота волосинки его бровей. Ритм ее сердца восстановился, в каюту стала возвращаться действительность. Она же властно вторглась и в сознание Дэвон. Нет, она не хочет правды Слишком рано. Она хочет хотя бы чуть подольше продлить это очарование — держать Хантера в своих объятьях. Она хотела представить себе другой мир — такой, в котором Хантер полюбил бы ее так же, как она любит его. Она хотела, чтобы он был рядом всегда — на всю жизнь… Однако по мере того, как ночной воздух охлаждал и высушивал ее омытое жарким потоком любви тело, она все больше проникалась мыслью, что это, увы, невозможно. Тяжелые сапоги реальности беспощадно растаптывали пустые мечты. Для мужчины, который сейчас в ее объятьях, она не станет никогда чем-то большим чем куском его собственности.
Дэвон еще крепче прижала к себе Хантера. Он владел сейчас не только ее телом. За этот последний час он далеко продвинулся в том, чтобы завладеть ее душой. Мысль была неутешительная. Ведь ей суждено всегда жить где-то на обочине его жизни. Она будет его служанкой — и только; она не будет ни его любимой, ни его женой, ни матерью его детей. У нее останется только память о времени, которое они провели вместе — здесь, в этой каюте. Когда они прибудут в Виргинию, она снова окажется в положении рабыни.
— Тогда надо использовать время, пока оно еще есть, — шепнула она в ночь и вновь нежно погладила Хантера по щеке. Она будет наслаждаться каждой секундой, когда они будут вместе за эти несколько недель, которые отделяют ее от Америки … и пусть у нее накопится столько воспоминаний, чтобы ей их хватило на всю оставшуюся жизнь…



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Девон: Сладострастные сновидения - Байерс Кордия

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17

Ваши комментарии
к роману Девон: Сладострастные сновидения - Байерс Кордия



Прекрасный роман,увлекательно.
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс Кордиявероника
20.04.2011, 12.18





Очень интересный роман !!! Вся душа изболелась , пока читала ! Даже слёзы текли ! Невозможно оторватьсяот книги ! 10 баллов !!! Читайте обязательно !!!
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс КордияМарина
27.10.2011, 21.43





роман супер 10из 10 прочитайте не пожалеете
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс Кордиякэт
1.01.2012, 16.50





Давно не читала такой увлекательный роман Советую
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс КордияЛика
2.01.2012, 1.13





Очень хороший роман!!!!
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс КордияТатьяна
2.01.2012, 16.24





не впечатлил
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс Кордиявика
4.01.2012, 3.08





Очень интересный роман! Не могла оторваться, пока не дочитала до конца. Оценка 10 +!
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс КордияНадежда
4.01.2012, 17.45





Спрашивается что же ты Вика читала до 3-х часов утра если он тебя не впечатлил?
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс КордияЯ
4.01.2012, 18.40





роман отличный затягивает с головой советую 10
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс Кордиякэт
6.01.2012, 14.19





интересно (кажется так себе )но оказывается хороший роман
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс Кордиявероника
9.02.2012, 13.00





фууууууууууууууу мне не понравилось!!!!!!!!!
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс Кордияоля
9.02.2012, 19.27





прочла анатацию не понравилось но прочитав 10 из 10 отличный роман читайте такой редко встречается суууууууууупер
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс Кордиякэт
9.02.2012, 20.26





советую отличненько 10 море эмоций забудеш не сразу
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс Кордиякит
29.03.2012, 0.52





понравилось
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс Кордиятина
31.03.2012, 20.41





какой классный роман советую прочтите обязательно10балов супер
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс Кордияэмма
1.04.2012, 17.51





чудо а не роман читайте 10 балов
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс Кордияоля
5.06.2012, 23.03





Мне понравился роман тем, что в нем всего в меру.10
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс КордияЛюдмила
5.09.2012, 22.28





сууупер 10 советую
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс Кордияромантик
5.09.2012, 22.43





Захватывает с первой страницы, супер..
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс КордияМилена
28.03.2013, 2.33





Книга очень нравится,интересная.10
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс КордияХела
24.08.2013, 10.43





Шедевр жанра. Есть все, для того, что бы не отрываться до утра.
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс КордияВ.З.,65л.
25.09.2013, 12.35





Понравилось, не слащаво и без множества постельных сцен, чем-то момент с рабством главной героини напомнил роман "Шанна", правда, там всё наоборот.
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс КордияItis
30.10.2013, 19.49





Много нестыковок у автора с англ.законами того времени,это отвлекало да еще Девон постоянно тупили с мужем,играют в войнушку,а ведут как дети малые.5 баллов.
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс КордияАся
2.11.2013, 13.05





Я уже читала этот роман. Просто потрясающий, жаль только что в нем много жестокости.
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс КордияЛюдмила
3.11.2013, 21.59





Понравился
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс Кордияleka
19.11.2013, 18.27





Роман понравился. Стоит прочитать)
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс КордияАнастасия
16.02.2014, 16.55





Сильный роман, такие романы не забываются.
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс КордияТаня Д
25.07.2015, 13.16





Классика жанра! 8\10
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс КордияЭля
30.07.2015, 10.47





Пока не дочитала не могла успокоиться.Напереживалась я за г.г-ев, пришлось успокоительное пить,чтобы уснуть.Давно мне не попадался такой захватывающий роман.10+ Жаль,что он только один у автора.Может есть под каким другим именем?Кто знает,подскажите,пожалуйста.
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс КордияИванна:-)
17.08.2015, 15.24





Tupo
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс КордияMaşa
18.10.2015, 1.18





Перечитать не захочется(
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс КордияОльга
27.01.2016, 23.23





Девочки,помогите вспомнить автора!1роман:Англия,начало18..,графколекой возвращается домой с войны,4 года с комплексом неполноценности живет в своем имении,ходит в маске.Гг любит его с детства,переодивается прислугой и пронткает в ег о дом,ухаживает,все раскрывается,любовь,женятся!Он по долгу Англии отправляется опять на войну,проподаетбезвести.Гг сообщают,что погиб,она душой умирает вместе с ним,затем открываетдетский приют.Лн возвращается,хеппи энд
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс КордияТ.Ж.
28.03.2016, 15.36





Гобелен Ренни Карен
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс КордияИнна
28.03.2016, 16.01





Хорош!!!!!!
Девон: Сладострастные сновидения - Байерс КордияНастя
30.03.2016, 15.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100