Читать онлайн Забудь о прошлом, автора - Айзекс Мэхелия, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Забудь о прошлом - Айзекс Мэхелия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.85 (Голосов: 417)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Забудь о прошлом - Айзекс Мэхелия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Забудь о прошлом - Айзекс Мэхелия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Айзекс Мэхелия

Забудь о прошлом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

Был уже седьмой час, когда они добрались до места.
Небольшая деревушка лежала в лесистой долине к западу от вившегося между холмами шоссе Троубридж – Солсбери. Несмотря на изолированность, эти места в сезон привлекали толпы туристов, что было вполне объяснимо.
Деревушка Санфилд находилась неподалеку от древнего каменного святилища Стоунхендж и считалась одной из красивейших в этой части страны. Вдоль главной улицы струилась извилистая речушка. Садики коттеджей, окнами выходящих на оба ее берега, пестрели яркими цветами и в это время года полны были тюльпанов и нарциссов, головки которых покачивались на легком ветру. В деревушке имелись два паба, одна чайная, предлагавшие посетителям традиционное деревенское меню и комнаты для ночлега, и церквушка тринадцатого века.
Поместье Шелби начиналось сразу за околицей. Джоан как-то сказала Филипу, что с годами размеры его резко сократились, и сейчас оно насчитывало только дюжину акров пахотных земель и сады вокруг дома, изрядно запущенные. Мистер Паркер делает все, что в его силах, говорила она, но постаревшей чете не по силам заняться серьезным восстановлением хозяйства. Даже если бы леди Сибил могла позволить себе это, а она, совершенно очевидно, не могла.
Путешествие прошло без всяких приключений. Филип ожидал, что мать Джоан учинит скандал, узнав, что он едет с ними, но это не случилось. Возможно, старая леди понимает, что по приезде на место они могут столкнуться с трудностями, с усмешкой подумал Филип. А он, разумеется, в состоянии сделать больше, чем ребенок и две женщины, одна из которых предположительно беспомощна.
Леди Сибил продремала на заднем сиденье большую часть поездки. Крис, сидевший рядом с ней, почти не говорил, боясь потревожить бабушку, и у Филипа было время собраться с мыслями.
Впрочем, ему так и не удалось связно ответить на вопрос, зачем он проделываем весь этот путь. Лори, с которой он смог достичь хрупкого перемирия, заявила, что Филип сошел с ума, подвергая опасности их отношения ради того, чтобы помочь жене. И даже когда он снова попытался объяснить ей, что мать Джоан умирает, она не проявила особого сочувствия к его положению. И только когда Филип добавил, что это даст ему достаточно времени для того, чтобы сказать Джоан о разводе, неохотно сдалась.
Джоан, же сидевшая рядом с ним на переднем сиденье «ниссана», хранила вежливое молчание. Филип надеялся, что она воспользуется возможностью и попытается выяснить его планы на будущее, но он заблуждался. Она то ли прятала голову в песок, то ли действительно не интересовалась его судьбой. Как бы то ни было, ему, похоже, предоставили все решать самому, и это страшно злило Филипа.
И все-таки, вынужден был признать он, первым чувством, которое охватывало его при каждом взгляде на жену, была вовсе не злость. Она собрала свои черные волосы в простой узел на затылке, и взгляд Филипа неудержимо притягивал ее нежный четкий профиль, который казался таким беззащитным.
Джоан переоделась перед дорогой в бордовый свитер и свободные мягкие брюки, которые подчеркивали изящество тонкого тела. Она была бледна, но выглядела спокойной, и Филип испытывал неуместное чувство ответственности за нее. Это не моя забота, внушал он себе. Я здесь только потому, что это отвечает и моим целям. Но факт оставался фактом: Джоан пошатнула его душевное равновесие, и от угрызений совести, которые она поселила в нем, нелегко будет избавиться.
Даже сидя в придорожном кафе и поедая картонные бутерброды, Филип чувствовал странную связь с ней. И, глядя на ее потерянное лицо, испытывал муку. Ему хотелось схватить Джоан за плечи и как следует встряхнуть, чтобы вызвать какое-то проявление жизни, хотелось впиться губами в ее губы и не отрываться до тех пор, пока он не добьется реакции от нее.
Это было глупо, и Филип это понимал.
Он все больше и больше приходил к выводу, что поездка в Шелби не самый мудрый поступок в его жизни. Что бы ни происходило, это вызывало к жизни воспоминания, которые он давно похоронил. Разумнее всего было бы сделать то, что от него потребуется, и поскорее унести отсюда ноги…
Высокие чугунные ворота в изъеденной временем каменной ограде были широко распахнуты, словно приглашая любого мелкого воришку зайти. Правда, судя по тому, что Филип слышал о поместье, там не нашлось бы ничего достойного внимания даже мелкого воришки.
Земля, покрытая буйно разросшимися сорняками, явно опровергала то, что говорила ему мать Джоан, выпрашивая деньги во время их нередких телефонных бесед. Не то чтобы леди Сибил приходилось особенно выпрашивать. Женившись на Джоан, Филип считал своим долгом заботиться о Шелби наравне с ней.
– Это здесь? Мы уже приехали? – Крис отстегнул ремень безопасности, и его лицо с потемневшими от разочарования глазами показалось между передними сиденьями. – Ну и свалка!
– Это не свалка, – неодобрительно произнесла Джоан и бросила быстрый взгляд на Филипа, словно ища его поддержки. – Просто нужно приложить к этой земле немного труда, вот и все.
– К этой земле нужно приложить большущий трактор, – скривившись, возразил Крис. – А ты еще называла это место красивым!
– Оно и было красивым, когда твоя мама была девочкой, – откликнулась леди Сибил, давая понять, что уже проснулась и в курсе недовольства внука. – И может снова стать таким. При правильном отношении.
– И дополнительном миллионе фунтов, – пробормотал себе под нос Филип, но сразу же понял, что Джоан его услышала.
– Нам не нужны твои деньги, – прошипела она, прежде чем повернуться к матери и спросить, как та себя чувствует.
Филипа привычно обидела такая неадекватность ее реакции. Проклятье, это он оказывает ей услугу, а не наоборот!
Они затряслись по длинной подъездной аллее, обсаженной дубами, как и остальная растительность отчаянно нуждающимися во внимании. За деревьями виднелся поросший ряской и обмелевший пруд, а еще дальше – каменная терраса, когда-то бывшая гордостью хозяев, а теперь почти совсем скрывшаяся под молодой древесной порослью.
– И дом такой же? – спросил Крис, и, хотя Джоан ничего не ответила, Филип догадался, что ее тоже тревожит этот вопрос. Ее мать больна, и, как бы страстно той ни хотелось провести остаток дней в Шелби, дочь не собиралась ускорять развязку.
– Будем надеяться, что нет, – сказал мальчику Филип, поняв, что Джоан отчаянно пытается, но не может найти ответ. – И все-таки ты должен признать, что картина впечатляет, Крис. И ты – единственный наследник всего этого.
– Если только у вас с мамой не родится еще один ребенок, – возразил мальчик, и, поняв, что он не отказался от своих первоначальных притязаний, Филип поджал губы.
Беда заключалась в том, что и ему этот мальчишка нравился все больше и больше. Филипу казалось, что тот обладает большой жизненной энергией. Впрочем, почему должно быть иначе? – с горечью подумал он. Это ведь сын Рона Кинни, а никто не обвинил бы того в отсутствии энергии и самоуверенности.
– Это вряд ли, Крис, – вставила леди Сибил, напомнив Филипу, что, хотя он и бывает иногда полезен, оказывая финансовую помощь, она по-прежнему считает, что он не пара ее дочери. – А теперь дай мне мою сумку, пожалуйста. Мы уже подъезжаем.
К облегчению Филипа, дом показался ему довольно крепким. Известняковый фасад в вечернем свете выглядел почти красивым, а окна второго этажа сверкали в лучах заходящего солнца как драгоценные камни.
Со слов Джоан он знал, что два симметричных крыла были пристроены в девятнадцатом веке, а основное строение на несколько сот лет старше. Он знал также – по собственному опыту, – что, несмотря на все позднейшие усовершенствования, поддерживать тепло в огромных холлах и залах с высокими потолками почти невозможно.
Массивная дубовая дверь открылась, как только «ниссан» остановился на закруглении подъездной аллеи. На ступенях показалась старушка. Миссис Паркер, догадался Филип и внутренне поежился: как Джоан могла рассчитывать на помощь этой женщины в уходе за матерью? Она была худенькая и сгорбленная, и даже леди Сибил выглядела здоровее, чем она.
– Ступай, – сказал он, когда Джоан помедлила, прежде чем открыть дверцу. – Займись своей матерью. Я разгружу машину.
– А я тебе помогу, – нетерпеливо подпрыгивая на сиденье, заявил Крис, и, хотя Филип понимал, что должен отослать его вслед за матерью и бабушкой, он не нашел в себе сил отказать мальчику. Он чувствовал, что жизнь в этом доме не доставит тому никакой радости, и недоумевал, как Крис сможет продолжать учебу без квалифицированных учителей.
Едва поблагодарив его, Джоан выпрыгнула из машины и открыла дверцу перед матерью. После непродолжительных приветствий и объятий со старой экономкой, все трое исчезли в доме.
– Что мне делать? – спросил Крис, следуя за Филипом, который направился к багажнику.
– Это зависит от того, насколько ты силен, – лениво произнес Филип.
Мальчик с возмущением посмотрел на него.
– Я очень сильный, – обиженно заявил он, и Филип улыбнулся ему, прежде чем начать вытаскивать из машины сумки и тюки.
Крис действительно оказался полезным помощником. Только после того, как он помог ему перенести большую часть вещей в огромный холл, мальчик осмотрелся вокруг и поделился с ним первыми впечатлениями. Филип заметил, что Крис изо всех сил старается найти что-то положительное в ситуации, и ощутил, как в нем растет невольное восхищение этим ребенком.
– Вы с мамой когда-нибудь жили здесь? – спросил Крис, остановившись, чтобы перевести дыхание, и Филип решил не кривить душой.
– Мы несколько раз приезжали сюда, – сказал он, почувствовав неожиданную жгучую боль при воспоминании об этом. – Но наш дом был в Бирмингеме.
– Тогда почему же я родился в Шелби? – продолжал допрос мальчик. – Это случилось после того, как вы с мамой поссорились?
Филип вздохнул.
– Наверняка мама уже не раз рассказывала тебе об этом, – сказал он, поднимая коробку с китайским фарфором, который леди Сибил пожелала непременно взять с собой, затем указал на два свертка. – Вперед, ты сможешь донести эти подсвечники.
– А зачем бабушка привезла подсвечники?
Филип обрадовался тому, что Крис сменил тему.
– Не урони, – предупредил он. – Ты еще будешь рад им, когда отключат электричество. – Филип помолчал. – Кроме того, они очень ценные. Твоя бабушка считает, что это чистое серебро.
– А ты этому не веришь? – проницательно заметил мальчик.
– Я верю всему, что мне говорят, – строго произнес Филип. – А теперь постарайся не споткнуться. Они тяжелые, я знаю.
– Не такие уж тяжелые, – упрямо протянул Крис. Доставив подсвечники в целости и сохранности, он вернулся-таки к прежней теме. – Почему я родился не в Бирмингеме? Мама говорила, что это неважно, но я хочу знать.
Филип поставил тяжелую коробку с китайским фарфором на пол, выпрямился и размял затекшую спину.
– Потому что твоя мама жила тогда у бабушки, – честно ответил он. Мышцы болели от непривычной работы. – Слава Богу, осталось уже немного.
– Бабуля говорит, что нельзя поминать имя Господа всуе, – назидательным тоном заметил Крис, снова выходя вслед за Филипом на улицу. – Ты поэтому не любишь бабулю? Потому что она такая строгая и правильная?
Филип не смог сдержать усмешку.
– Не говори при ней этого, – поддразнил он Криса, но тот не позволил снова отвлечь себя.
– Это так?
– Разве я когда-нибудь говорил, что не люблю твою бабушку?
– Нет, но я же вижу. И это не только потому, что ты считаешь, будто не нравишься ей.
– А разве это не так?
– Так. – Крис вздохнул. – Хорошо, тогда почему ты не нравишься ей? – Его щеки слегка порозовели. – Мне, например, нравишься.
– Ну, спасибо. – Филип почувствовал неуместную радость, затем, посерьезнев, мягко сказал: – Думаю, ты должен спросить об этом у бабушки, а не у меня.
– Но ведь ты знаешь, верно? – настаивал Крис. – Это из-за меня?
Ну что на это можно было ответить?
– Нет, – наконец сказал Филип. – Это не имеет к тебе никакого отношения. Все дело во мне. Только во мне.
– Но почему?
– Послушай, Крис, а мы не могли бы поговорить о чем-нибудь другом? – Филип захлопнул багажник и сердито посмотрел на мальчика. – Ладно. Я недостаточно хорош для твоей мамы. Я научился ходить и говорить в приюте, а потом воспитывался в разных детских домах. И в университет я пробрался всеми правдами и неправдами. Но если бы я этого не сделал, то никогда не познакомился бы с твоей матерью.
– А как ты познакомился с ней?
– Все, Крис, хватит!
От дальнейшего допроса с пристрастием Филипа спасло появление в дверях Джоан. Ее щеки горели, как и у сына, из чего Филип заключил, что она слышала конец их разговора. Ну и что? – подумал он. Почему бы не сказать Крису правду? Леди Сибил слишком долго кормила внука из своих рук.
– Это… э-э-э… Это все? – спросила Джоан, когда они внесли остатки вещей в холл.
Филип кивнул.
–. Кроме кухонной раковины. Ты, должно быть по ошибке, забыла ее прихватить.
Крис хихикнул, даже губы Джоан тронула невольная улыбка.
– Хорошо, – сказал она, выглянув наружу, прежде чем закрыть тяжелую дубовую дверь. – Теперь осталось только распаковать все это.
– Где твоя мать?
– В оранжерее, пьет чай, – рассеянно ответила Джоан. – На данный момент это самое теплое место в доме. Мистер Паркер затопил котельную, но верхние комнаты едва прогрелись.
Филип, нахмурив брови, заново изучал окружающую обстановку. Огромный холл занимал большую часть первого этажа. Две лестницы, закругляясь, соединялись наверху, где образовывали галерею. На стенах видны были следы от множества картин, которые давным-давно сняли и продали, с лепного потолка кое-где свисала паутина. Наверное, холл можно было бы назвать впечатляющим, но никак не уютным, и взгляд, которым он обменялся с Джоан, поведал ему, что она думает то же самое.
– А где старушка будет сегодня почивать? – непочтительно осведомился Филип и получил в ответ неодобрительный взгляд жены.
– В своей спальне, конечно, – резко ответила Джоан, наклоняясь, чтобы осмотреть груду пакетов и коробок. – Я захватила электрокамин и пуховое одеяло, а также ее собственные подушки. А матрасы просушил мистер Паркер.
– Очень мило с его стороны, – заметил Филип, чувствуя, что Крис ловит каждое их слово. – Так что теперь требуется от меня? Отнести все это наверх?
Джоан метнула на него взгляд и тут же отвела его.
– В этом нет необходимости, – быстро произнесла она. – Я вправлюсь сама.
– Я сказал, что помогу тебе, и я это сделаю, – возразил Филип, не вполне понимая, почему ее слова вызвали у него такое раздражение. Он посмотрел на мальчика. – Крис, ступай посиди с бабушкой, пока мы с твоей мамой готовим постели.
– Ох! Но…
– Делай, что тебе говорят, – непререкаемым тоном заявил он, и мальчик, недовольно вздернув плечи, подчинился.
Джоан позволила себе еще один быстрый взгляд в его направлении.
– Впечатляет, – сухо заметила она. – Чем ты подкупил его на этот раз?
– На этот раз? – Филип обиделся.
– Крис сказал, что ты пообещал прислать новые игры, – сообщила Джоан, копаясь в сумках и пакетах. Найдя постельное белье, она выпрямилась. – Разве не так?
– А, ты об этом? – Филип взял у нее тяжелые вещи и стал подниматься следом по лестнице. – У него потрясающие аналитические способности.
– Тебя это удивляет?
Голос Джоан звучал язвительно, и Филипа вновь охватило жгучее желание защититься. Но время было неудачным для нового спора о том, что разрушило их отношения, поэтому он, пожав плечами, промолчал. Молча они вошли в огромную спальню, которая занимала значительную часть второго этажа.
Невольное восхищение покоями сразу отвлекло Филипа от мрачных мыслей; Несмотря на царящую здесь разруху, расписные стены и потолки, украшенные лепниной, потрясали воображение так же, как и лет двенадцать назад, когда Джоан впервые показывала ему эту комнату. Внушительная кровать под балдахином, конечно, утратила былое великолепие, но кисти были старательно расчесаны. И кто-то взял на себя заботу вымыть окна и пропылесосить ковер.
Но было ужасно холодно. Несмотря на удивительно теплый день, солнечные лучи почти не прогрели толстые стены Шелби, а скрытые экранами батареи, побулькивающие от неожиданного напора горячей воды, тепла почти не добавляли.
– Может, разжечь камин? – пробормотала Джоан, и Филип с сомнением взглянул на покрытую толстым слоем сажи решетку.
– Наверное, сегодня не стоит. Ты знаешь, когда в последний раз прочищали трубы? В них могут оказаться птичьи гнезда и Бог весть что еще.
– О! – Джоан поставила на пол сумку, которую несла. – Я об этом даже не подумала.
– Можно завтра нанять человека, который займется этим, – предложил Филип, освобождаясь от собственной ноши. – Наверняка в деревне есть специалист подобного рода.
– Или в Дивайзиз, – подхватила Джоан, упомянув название ближайшего городка.
– Верно. – Филип указал рукой на кровать. – Ну что, начнем?
Джоан приоткрыла рот.
– Не собираешься же ты помогать мне стелить постель!
– Почему бы и нет? – Филип насмешливо изогнул бровь. – Мне не впервой.
– Все равно… – Джоан снова залилась краской.
– Ты зря теряешь время, – ровным голосом заметил он. – Что бы ни думала обо мне твоя мать, уверен, она будет рада возможности поскорее лечь.
Джоан с сомнением посмотрела на него.
– Опять эта твоя доброта. К чему бы это?
– Что, если я жалею тебя. – Филип намеренно сказал это, понимая, что только вспышка злости заставит ее перестать так смотреть на него. – Ну как, ты мне поможешь или нет?
– Полагаю, что да. – Чуть помедлив, ответила она и открыла две сумки, из которых вытащила подушки и стопку простыней и наволочек. – Мне следует всегда быть готовой к тому, чтобы услышать от тебя слово правды, не так ли?
– Хотелось бы мне сказать то же самое, – проворчал Филип, не понимая, что заставляет его быть таким грубым. Но когда румянец на ее щеках сменился мертвенной бледностью, он смягчился. – Забудь, Джо. Давай просто делать то, зачем сюда пришли.
Было какое-то горькое удовольствие в том, что он снова помогал ей застилать постель. Однако это не могло не напомнить ему и то, чем обычно заканчивались подобные случаи. Пусть они были бедны, когда только что поженились, но у него была она, а у нее – он, и каждая, даже самая скучная, работа оказывалась поводом для того, чтобы заняться любовью.
Впрочем, нельзя сказать, чтобы мы очень нуждались в поводах, с улыбкой вспомнил Филип. Он не мог от нее оторваться, и смять только что застеленную постель было самым меньшим его прегрешением. Он хотел ее со страстью, граничившей с одержимостью, и, прижимая к себе, показывал, что ее тело делает с ним…
Филип внезапно понял, что Джоан что-то говорит, а он не слышал ни слова. Он находился за тысячи миль отсюда, мысли завели его в пределы, которые лучше было бы не посещать вовсе. Но теперь его вернули в настоящее так резко, что все закружилось перед глазами.
Обогнув кровать, Джоан оттолкнула Филипа и наклонилась, чтобы заправить край простыни под матрас. Очевидно, она ожидала, что это сделает он, и Филип обругал себя за то, что позволил ей сбить его с толку. И тем не менее, пока ее тонкие пальцы ловко проделывали свою работу, он не мог оторвать взгляда от соблазнительного изгиба бедер под натянувшейся тканью брюк. Он чувствовал также, что ткань его джинсов тоже натянулась, но по совершенно иной причине.
Филип с ошеломлением понял, что все еще хочет ее. Хочу заняться с ней сексом, сердито поправил он себя, и его лицо при этом так окаменело, что Джоан, подняв на него взгляд, приняла это за гнев.
– Я же ждала, что ты сделаешь это! – воскликнула она. – В чем дело? Владельцу империи игр кажется скучным работать руками?
Сказав это, она совершила ошибку. Ему нужно было на ком-то выместить свою неудовлетворенность, и под горячую руку попала Джоан.
– Бабушка, а бабушка, почему у тебя такой острый язычок? – с холодной насмешкой произнес Филип. – Следи за собой, Джо. Ты прямо на глазах превращаешься в свою мать.
Джоан на мгновение задохнулась от столь намеренной жестокости. Но что же делать, если рядом с ней он не может не вспоминать о том, что было между ними; о том, что они потеряли. И это сводило его с ума.
– Ты изменился, Филип, – наконец обретя голос, с трудом произнесла она. – Сказывается влияние мисс Такер? Или других женщин, с которыми ты переспал за эти годы? Сколько их было? Двадцать? Тридцать? Впрочем, какой смысл считать? В любом случае, их было достаточно, чтобы компенсировать одну-единственную… предположительную… ошибку с моей стороны.
Филип выругался.
– Ничто не в состоянии компенсировать это, Джоан! – гневно выпалил он. Ровняя простыню, она снова обогнула кровать и оказалась по другую ее сторону, но Филип, последовавший за ней, загнал ее в ловушку, образованную креслом и стеной. – И почему тебя так интересует, со сколькими женщинами я спал? – Его губы хищно изогнулись. – Будь осторожнее, иначе я могу подумать, что ты ревнуешь.
Джоан проглотила комок в горле и подняла к нему лицо во внезапном порыве.
– Возможно! – с вызовом завила она, не скрывая боли, туманящей ее глаза. – Ну что ж, вам с Лори будет над чем повеселиться в следующий раз, когда вы будете… трахаться!
Филип ощутил пустоту в желудке. Он ожидал, что Джоан осмеёт его, скажет, что ей и в голову не приходило, что мысль о нем и другой женщине способна возбудить в ней ревность, но ее ответ обескуражил его. Обескуражил и вызвал жгучую потребность что-то предпринять в связи с этим.
– Ты сумасшедшая, – выдохнул он.
– Вот как? – бесцветным голосом произнесла Джоан. – Что ж, тебе лучше знать.
Рука, которой Филип опирался о стену, непроизвольно сжалась в кулак. Ему хотелось причинить кому-нибудь боль – себе, возможно, – но, когда его взгляд остановился на ее губах, он думал уже совсем о другой боли. Грудь Джоан быстро вздымалась и опускалась, доказывая, что она не так хорошо владеет собой, как хочет показать, и ему едва удалось удержать свои пальцы и не пробраться под ворот ее свитера, чтобы погладить кожу под ним. Гладкую и шелковистую кожу, он знал это по собственному опыту. И мягкую, такую мягкую…
– Это безумие, – прохрипел Филип, но не двинулся с места. Не мог. К тому же из-за крайнего возбуждения малейшее движение причиняло ему муку, и чего он действительно хотел, так это чтобы Джоан прикоснулась к нему.
– Чего ты от меня хочешь, Филип? – прошептала Джоан, словно прочитав его мысли.
Неужели она догадывается о том, что он чувствует? Отдает ли она себе отчет в том, насколько это опасно?.. Для него!
И все-таки свободная рука Филипа поднялась словно сама собой и большой палец с силой провел по нижней губе. Джоан задрожала – Филип ощущал это каждым своим нервом, – но не отстранилась. Она позволила ему прикасаться к себе, ласкать себя.
И он потерял голову. С восклицанием, означающим скорее готовность, чем сопротивление, он склонился и поцеловал ее. Со всей силой вновь охватившей его страсти.
Филип не знал, какой реакции ожидал. Возможно, думал, что Джоан оттолкнет его или будет раздосадована тем, что он так беззаботно разрушил установившееся между ними хрупкое перемирие. Возможно, полагал, что его действия получат отпор и ему придется отпустить ее.
Но он даже представить не мог того, что произошло в действительности. Ее губы раскрылись, и язык Филипа, не в силах противостоять такому искушению, беспрепятственно проник в ее рот. Филип застонал от чувственного удовольствия…
Казалось почти естественным, что поцелуй затянулся, углубился. И только когда Филип ощутил своей грудью упругие округлости груди Джоан, он понял, что плотно прижимается к ней всем телом и она; несомненно, уже почувствовала, насколько он возбужден.
Однако только голос Криса, зовущего мать, заставил Филипа прийти в себя. Он услышал, как мальчик поднимается по лестнице, и понял, что в любую минуту тот может вбежать в комнату и увидеть их. Но все-таки не сразу смог заставить себя отстраниться от Джоан. Его тело было запрограммировано на удовольствие, которого он так и не получил.
Потребовались большие усилия с его стороны, чтобы дойти до окна. Когда Крис вбежал в комнату, он не заметил ничего странного.
– Мама! – воскликнул он, и Джоан, которая, казалось, оправилась гораздо быстрее, чем Филип, с улыбкой посмотрела на сына.
– Я здесь, – ответила она, пробудив в Филипе былое негодование.
У нее, должно быть, большой опыт по части выхода из сомнительных ситуаций, подумал он, вновь возвращаясь к старой знакомой теме. Господи, сколько раз он почти заставал ее с Роном на месте преступления?! Что бы она ни говорила, ее слова о «единственной» ошибке не обманули его. Рон был частым гостем в Шелби. Его родители когда-то жили поблизости, возможно и сейчас живут, но Филип не знал этого точно, поскольку с тех пор не общался с Роном. Джоан приезжала сюда с матерью, сопровождая леди Сибил. Тогда как он пропадал на работе в Бирмингеме, она проводила время здесь, в компании своей матери. И кого еще?..
Подавив стон, он отвернулся от окна и направился к двери. Филип отчаянно нуждался в глотке свежего воздуха, который отрезвил бы его. Наверное, прогулка приведет его в чувство. Во всяком случае, сейчас он хотел оказаться как можно дальше от Джоан.
– Папа!
Разочарованный оклик Криса не вызвал в нем сочувствия.
– Не называй меня так! – выпалил он, не заботясь в этот момент о том, кого из них обижает.
Мальчик резко втянул в себя воздух.
– Куда ты идёшь? – спросил он, не обращая внимания на предостерегающий жест Джоан, положившей руку ему на плечо.
– На улицу, – резко сказал Филип, бросив свирепый взгляд на жену, и, не дав никому и слова сказать, добавил: – Я не нуждаюсь в компании!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Забудь о прошлом - Айзекс Мэхелия

Разделы:
12345678910111213Эпилог

Ваши комментарии
к роману Забудь о прошлом - Айзекс Мэхелия



Есть такая штука,называется "тест на отцовство",А,эта так называемая "мать" вообще,после того что сделала, заслуживает чтобы её закопали живьем.Довела дочь до отчаянья ,лишая всех средств на нормальное существование.Больше всего пострадал бедный Крис,"добрая бабуля" сделала все чтобы он остался без отца и молчала бы до гроба.А,когда Джоан вернулась Филип не о чем больше думать не мог как о своем "лихорадочном возбуждении",жесть.Стремный сюжет.
Забудь о прошлом - Айзекс МэхелияFido
14.01.2012, 13.50





сюжет подкачал,но на то мы и романтики,ГГнемного подкачали тупостью
Забудь о прошлом - Айзекс Мэхелияatevs17
3.04.2012, 10.54





Да, романан неплохой конечно, но я не понимаю действий героини, она сама мучает своего ребенка эмоциально как так можно (((((
Забудь о прошлом - Айзекс МэхелияЭлли
31.07.2012, 18.29





Идиотизм реальной жизни.Да кто же учится на чужих ошибках - всем собственные подавай!
Забудь о прошлом - Айзекс МэхелияKotyana
19.08.2012, 19.20





Ничего увлекательного....Бред..
Забудь о прошлом - Айзекс МэхелияНИКА*
3.02.2013, 0.54





прочитала с удовольствием. все в жизни бывает. главное не смотря на свои ошибки прожить счастливую жизнь.
Забудь о прошлом - Айзекс Мэхелияиришка
26.02.2013, 21.45





Такое чувство,что под именем Айзекс Мэхелия пишет мужчина т.к.во всех ее романах не смотря на то,что мужчины просто с каким то эмоц.садизмом относятся к гл.героиням их в конце не просто прощают,а испытывают еще и любовь,и преданность к ним.
Забудь о прошлом - Айзекс МэхелияНаталья
19.02.2014, 16.51





если есть время то можно прочитать и забыть.
Забудь о прошлом - Айзекс Мэхелияvalentina63
27.10.2014, 22.53





если есть время то можно прочитать и забыть.
Забудь о прошлом - Айзекс Мэхелияvalentina63
27.10.2014, 22.53





Вероятно автор мужщина.какая любовь?мучить друг друга недоверием 9 лет,нервировать ребёнка,а затем счастливое воссоединение?не верю!но вообще интересно почитать женский роман отавтора мужщины.7/10
Забудь о прошлом - Айзекс МэхелияТаТьяна
17.11.2014, 21.25





Поступки героев не логичны.
Забудь о прошлом - Айзекс МэхелияКэт
10.05.2015, 16.27





В принципе слог написания книги мне понравился. Начало и середина интересные, а вот конец испортил всё впечатление о книге.Начались какие-то нелепые рассуждения гг-в. Особенно гг-ня, бросившая ребенка на две недели и со всеми сопутствующими событиями - это конечно автор перегнул.
Забудь о прошлом - Айзекс МэхелияМарго
8.10.2015, 23.47





Хороший роман, можно почитать!
Забудь о прошлом - Айзекс МэхелияЛика
9.10.2015, 12.20





Поступки героев совершенно нелогичны, о тесте на отцовство они не знают, зато страдают от гордости долгих 10 лет: 5/10.
Забудь о прошлом - Айзекс МэхелияЯзвочка
9.10.2015, 19.09





Какой тест на "отцовство", написано достаточно давно. В то время этого не было. Мы так привыкаем к некоторым вещам, что забываем порой, как мало времени это существует.
Забудь о прошлом - Айзекс Мэхелияиришка
18.10.2015, 22.31





Что-то не очень впечатлил сей роман, бабуля - эгоистка, упертый Филип. Вот Крис - прелесть! Но если бы герои были все положительные, нам нечего было бы коментировать. Кссстати, ЯЗВОЧКА, вашими коментами восхищаюсь почти всегда - "Не в бровь, а в глаз"!!! Не посчитайте за труд, напишите наз.романов, которые вам понравились, хотелось бы прочесть (я не имею ввиду классику). Пожалуйста!!!
Забудь о прошлом - Айзекс МэхелияЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
19.10.2015, 13.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100