Читать онлайн Ее первая любовь, автора - Айворс Кэтрин, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ее первая любовь - Айворс Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.24 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ее первая любовь - Айворс Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ее первая любовь - Айворс Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Айворс Кэтрин

Ее первая любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9
Уборщица и матрос

Ей не надо было ехать до конечной остановки. Теперь она знала дорогу и вышла у хлебозавода. Еще издали увидела дом Агаты.
Выглянувшая из своей комнаты Агата была в яркой блузе и черных колготках. Глаза ее блестели пьяным блеском. Сквозь прикрытую дверь доносился бубнящий мужской голос. Джин разобрала только: «Иди сюда!»
Засунув сумку под кровать. Джин расставила ширму и легла. Постель оказалась удобной. Джин вытянула ноги и закрыла глаза. И тотчас увидела дом. Не квартиру Фрэнка, а родительский дом на ферме, где у нее была своя комната и где она чувствовала себя независимой и храброй.
У Агаты включили музыку и танцевали. Гость хозяйки – судя по некоторым фразам, пекарь с соседнего хлебозавода – топал, как слон, по искусственному паркету. Потом на некоторое время воцарилась тишина, нарушаемая истерическим смехом Агаты, будто ее щекотали. Спустя некоторое время музыку снова включили. Уходя, пекарь споткнулся и произнес по этому поводу длинную фразу…
Джин боялась уснуть и опоздать к Терезе. Часы, подаренные отцом в день ее шестнадцатилетия, лежали под подушкой, и она время от времени на них поглядывала. Когда часы показали три часа пополуночи. Джин оделась и еще некоторое время лежала одетая. В половине четвертого она встала и вышла на улицу.
Рассвет еще не наступил. Все было серым, полупрозрачным. Идти по пустынной незнакомой улице было неприятно. Джин торопилась. Перед кафе она оглянулась, быстро вошла и заперла изнутри дверь. Она сняла брюки, оставшись в трусиках и майке. Принесла воду, плеснула в ведро чистящей жидкости и стала отодвигать столы.
У столов и стульев были металлические ножки, отчего эта легкая на вид мебель оказалась тяжелой. Джин с трудом справлялась с ней, особенно со стульями, которые сперва ставила на столы, а затем, вымыв под ними пол, расставляла на прежние места. Пол был затоптан. В первый раз, когда Джин приходила в кафе, пол показался ей намного чище, возможно, потому, что в такую рань любители «выпить и закусить» еще спали. Впрочем, тогда она не смотрела под ноги.
К полу возле столов присохли упавшие куски еды в окружении пятен от пролитых напитков. Приходилось долго тереть, чтобы смыть жирные скользкие кусочки. Они налипали на длинную «лапшу» щетки и не сразу растворялись в пенной воде. Джин потеряла счет времени и уже не единожды меняла воду. Она вспомнила моечную в ресторане Грегори. Там большую часть работы выполняла машина. Да, Бриджит не преувеличивала, рассказывая, как тяжело ей было мыть полы в ресторане…
В начале седьмого Джин закончила убирать зал и кухню. Кладовку, туалет и все остальные помещения приводила в порядок уже наспех. Она домывала пол за стойкой буфета, когда пришла Тереза. Барменша цепким взглядом окинула зал. Сразу подметила огрехи, но на первый раз смолчала.
В туалете, где был умывальник. Джин вымыла лицо и руки, надела джинсы и вышла к хозяйке.
– Выпей кофе, – сказала та.
Единственное, чего сейчас хотела Джин, – рухнуть в постель. Спать или не спать – уж как придется, но только бы лечь?
– Выпей кофе и съешь сандвич, – повторила Тереза. – Ты ведь придешь домой и завалишься на полдня голодной!..
Барменша налила большую кружку кофе и положила на тарелку сандвич.
– Запишу на твое имя, – пояснила она, доставая из-под стойки толстую тетрадь. – Тут у меня весь порт! – И похлопала по клеенчатой обложке.
Джин забрала кофе и бутерброд и направилась к ближайшему столу» Барменша последовала за ней. Уселась, подперев кулаками щеки, наблюдая, как Джин ест сандвич, словно это было увлекательное зрелище – Сандвич был вчерашний, подсохший, но Джин неожиданно для себя ела с аппетитом.
– Ты откуда приехала? – спросила барменша.
Джин продолжала жевать. Проглотив, сказала:
– От папы с мамой.
Барменша поняла нежелание новой уборщицы отвечать и усмехнулась: она не собиралась допрашивать, просто ей хотелось поговорить. Посетители обычно интересовались только жратвой. Герберт, эта неблагодарная скотина, которого она подобрала, когда его выгнала жена, заявил, что возвращается в семью. О муже, торчавшем до утра в казино – ничем другим он все равно не мог уже заниматься, – ей было противно думать. Оставалась опостылевшая стойка. Да еще ругань с поставщиками и счета» которые она ненавидела и в которых оспаривала каждый цент. Вот и все, что она получила взамен мечты о киношной карьере…
– Я тоже уехала от папы с мамой, – сказала она. – И «приехала»! – Она снова невесело усмехнулась. – Смотри, как бы и тебе не сесть с размаху на задницу!..
Джин смотрела на разоткровенничавшуюся хозяйку. Что это на нее нашло? Знала бы, что ее пророчество уже сбывается!
– Ну, чего уставилась? – спросила барменша. – Я сюда знаешь какая приехала – всех покорю!.. Покорила…
Появился первый посетитель – старик с палкой. Барменша вернулась к стойке. Зная вкусы постоянного клиента, наполнила пивом не стеклянный бокал, а высокую фаянсовую кружку в немецком стиле с рельефным изображением румяного бюргера.
– Бобби пишет? – спросила она.
– А зачем ему писать? – Старик отхлебнул пару глотков и стал рассказывать, почему для Бобби нет смысла писать письма. Джин не стала слушать, допила кофе и ушла.
Наступило время, когда одни шли на работу, другие после ночной смены возвращались домой. Матери семейств торопились в порт купить рыбу из первых рук, подешевле. Улица приобрела жилой вид.
Джин шатало, и со стороны могло показаться, что она успела хлебнуть лишнего. Проходивший молодой матрос засмеялся:
– Может, тебя проводить, крошка?
Джин не ответила. Она не слышала.
Агаты не было дома. Джин открыла дверь ключом, который дала хозяйка, и вошла. Окно с ночи осталось завешенным, и в комнате царит полумрак. Джин не стала отдергивать занавес. Не раздеваясь, легла, закрыла глаза – и сразу кровать под ней поплыла, закружилась. Джин испуганно открыла глаза – все остановилось. Некоторое время она старалась держать глаза открытыми, но сон одолел ее…
Барменша оказалась права – Джин проспала полдня. Разбудил ее голос Агаты, которая, стоя на пороге, кому-то громко рассказывала, куда собирается отправиться на уик-энд. Джин седа на постели, кровать скрипнула. Услыхав, что квартирантка проснулась. Агата повернулась к ней:
– Что ночью будешь делать? Вставай!
Джин встала» кое-как привела себя в порядок, надела длинную юбку с разрезом и блузку с глубоким вырезом, которые купила в шопе, когда работала в «Серебряном якоре». Надо было поесть.
Она выбрала не свое кафе, а ресторан, вернее – ресторанчик; он назывался «Семь футов». Заведение было небольшим – большие в этом районе держать, конечно, невыгодно. Но по обстановке и приличному количеству посетителей чувствовалось, что хозяин заведения не испытывает трудностей. Джин поймала себя на том, что разглядывает пол; он не был затоптан. Девушка села за столик у стены. Столешницу еще не вытерли после прежних посетителей, и на пластике в кофейной луже плавали остатки пиццы.
Здесь было самообслуживание. Джин принесла на подносе мясо с горошком и салат. Столешница была уже протерта. Джин принялась за еду, разглядывая находившихся в зале. По углам, склонив друг к другу головы, шептались парочки. За несколькими сдвинутыми вместе столиками шумела мужская компания
– портовые рабочие и матросы со стоявшего под разгрузкой судна. Они пили пиво и громко разговаривали и еще громче смеялись. Многие курили, и густой табачный дым вызывал у Джин головокружение, в горле першило. Она закашлялась и недовольно оглянулась. Матрос в джинсовой безрукавке и с серьгой в ухе подмигнул ей:
– Что-то я раньше тебя не встречал здесь?
Джин уже слышала эту фразу, но где, не помнила.
– Я тебя тоже не встречала, – ответила она.
Он перемахнул через стул и подсел к ней:
– Как тебя звать? Я – Ричард. Мама зовет меня Риччи.
– Джин. Мама зовет Головной болью.
Он засмеялся.
– Пойдем погуляем?
– Доесть можно?
– Попробуй.
Она ела, не торопясь, будто была одна, а он смотрел. Дождавшись, когда она проглотила последний кусок, встал и взял ее за руку.
– Пошли?
Его окликнули из компании. Он обернулся и помахал рукой. На улице спросил:
– Куда пойдем?
– Я домой.
– Согласен. Послушай, тебя действительно мама называла Головной болью?
– Действительно.
– Я плаваю на «Синей корове», – сказал он. – Неплохо зарабатываю, собираюсь купить дом в Сиэтле. Вообще-то у родителей есть там неплохой дом, но я хочу свой.
– Молодец.
– Ты неразговорчива, что-то не похожа на Головную боль.
– Зато о тебе этого не скажешь.
– Я точно не видел тебя прежде – такую я бы не упустил!
– А меня тут не было. – Джин остановилась. – Я пришла.
– Ты, конечно, меня пригласишь?
– Конечно нет.
– Почему?
– Стула нет. Сидеть не на чем. – Она взглянула на него. У него было совсем мальчишечье лицо. Вероятно, они ровесники, но она чувствовала себя намного старше. – У нас с тобой ничего не получится, Риччи. Возвращайся к друзьям, они тебя ждут.
Она скользнула в дверь и тотчас захлопнула ее. Этот Риччи – славный парень. Может быть, из всех, кого она встречала, он как раз тот, кто ей нужен. Но он опоздал. Или она поспешила. Она стояла среди комнаты, не зная, что делать. Кровать за ширмой внушала тоску. Кроме кровати сесть было не на что. Именно это она сказала Риччи, отказавшись впустить его.
Агата позвала из своей комнаты:
– Иди к нам, познакомлю!
– Я спать буду, – отговорилась Джин, с отвращением глядя на ширму.
Агата наполовину высунулась из второй комнаты.
– Ты что! Шести нету! Ты же через день работаешь – завтра можешь спать сколько хочешь! Понимаешь, – зашептала она, – их двое, а я одна…
– Я себя плохо чувствую, – соврала Джин. – Меня тошнит.
– Тошнит? – Агата подняла брови и выпятила губы. – Ты что, беременна?
Чтобы скрыть растерянность. Джин притворилась рассерженной.
– С чего ты взяла! Будто тошнит только беременных!..
– Как знаешь.
Явно обиженная. Агата прикрыла дверь, оставив Джин в одиночестве. Через мгновение в ее комнате грохнула музыка – там запустили кассету с новым шлягером Майкла Джексона…
Джин шла торопливо, то и дело оглядываясь. Ни в одном окне не горел свет. Фонари освещали пустые улицы. Со стороны порта небо озарялось белыми вспышками – там, похоже, работала бригада электросварщиков.
Сзади послышались шаги. Она метнулась в тень дома и замерла. Звук шагов затих. Джин постояла и пошла дальше. Миновала ресторан «Семь футов», где познакомилась с Риччи, и другой – «Проходной двор». За «Проходным двором» следовали два жилых дома, супермаркет, еще два жилых дома, а затем – она усмехнулась – «ее» кафе.
Как и в первый раз, она оглянулась, быстро вошла и заперла за собой дверь. Потом принесла из кухни ведро с горячей водой, щетку, достала резиновые перчатки и принялась сдвигать столы…
Она домывала кухню уже в присутствии Терезы. На этот раз барменша высказала недовольство: Джин должна заканчивать работу до ее прихода, а также протирать зеркала в баре и туалете. С чем отлично справляется эмигрантка из Польши.
Это было предупреждение, но Джин слишком устала, чтобы реагировать на него. Тереза увидела, что уборщица едва держится на ногах, и колебалась, высказывать ли свое предложение. Все же спросила:
– Не хочешь поработать у меня официанткой? Вместо Герберта, он уезжает. Время у тебя есть, и сотня долларов в неделю не помешает… Я бы взяла эмигрантку, но у нее проблемы с языком.
Джин сама хотела найти вторую работу, но сейчас была слишком измучена, чтобы решить, связываться ли двойными путами с Терезой. Однако над предложением стоило подумать.
– Думай, – разрешила барменша. – До понедельника. Лотом другого найду.
Джин отказалась от кофе с сандвичем. Ее мутило, лоб покрылся холодным потом. Она поспешила на улицу. С жадностью глотала утренний воздух, не успевший прогреться лучами утреннего солнца.
В «Семи футах» она выпила чашку кофе. За соседним столиком двое портовиков, должно быть холостые, доедали перед сменой завтрак. Один из них отрезал пол-лимона, лежавшего на блюдце, и выдавливал сок в чашку с кофе. Джин, не отрываясь, смотрела на падающие мутные капли. Потом подошла к стойке, купила лимон и отправилась домой. Едва переступив порог, она, надкусив цедру, стала жадно высасывать сок.
Из своей комнаты вышла заспанная Агата.
– Ну и работенка у тебя!.. – Агата зевнула и вдруг увидела, как квартирантка расправляется с лимоном. – Я была права – ты беременна! – проговорила она. Предупредив готовую возразить Джин, добавила: – Не темни. Я эти дела распознаю лучше любого врача. То-то я смотрю: тошнит ее, а теперь и в кислое вцепилась!.. Ты когда ж успела?
Джин молчала.
– Молчи, дело твое, – сказала Агата. – Будешь избавляться? – Агата смотрела, покачивая головой. Беременная квартирантка – не находка. Пока беременна, можно потерпеть, но с ребенком – извините!.. Надо было раньше маму порасспрашивать, откуда берутся дети… – У врача была? Небось, сказал: «Поздравляю?»
Джин чуть улыбнулась.
– Какой месяц? – допытывалась Агата.
– Второй.
– Так чего ты тянешь?
– Надо деньги заработать.
Агата даже присвистнула.
– Пусть он дает!
– Он не знает.
Агата не стала вдаваться в подробности, у нее хватало своих проблем. Джин видела ее неудовольствие и почти точно проследила ход мыслей Агаты. И все же было легче от того, что кто-то знает, что можно поговорить, попросить совета.
Из всего сказанного Агатой Джин тревожило напоминание о времени: она боялась, что барменша Тереза уволит ее, не зря та вспоминала расторопную эмигрантку! Она останется без работы – кому нужна уборщица или официантка, вот-вот ждущая ребенка! – и не успеет собрать необходимые деньги… Можно, конечно, вернуться на ферму. Но Джин знала позицию матери: в их семье исключены внебрачные связи, тем более – внебрачные дети! После скандала у соседей-фермеров, дочь которых, приехав с учебы в университете, вместе с дипломом привезла ребенка, мать Джин заявила, что в ее семье, слава Богу, подобные истории невозможны. У них вообще не может быть ничего «такого». Это Джин хорошо усвоила, так что мелькнувшая мысль о возвращении домой была всего лишь неисполнимым желанием.
Спустя неделю, когда Джин на кухне мыла голову, в дверь громко и уверенно постучали. Она замотала голову полотенцем и накинула халат.
– Входите!
Дверь распахнулась, и вслед за стулом, который Риччи нес перед собой, вошел он сам.
– Что это? – спросила Джин.
– Стул, – сказал Риччи. – Ты сказала, что не можешь пригласить меня, потому что не на чем сидеть, вот я и принес!
Он поставил стул и уселся.
– Ты надолго? – поинтересовалась Джин.
– Это зависит от тебя. Одевайся, пойдем погуляем.
– У меня мокрые волосы.
– Ничего, высохнут на солнце.
– Ты всех так приглашаешь?
– Только тебя.
Джин вернулась на кухню и вышла вновь уже одетая. Сказала коротко:
– Пойдем.
Он предупредил:
– Стул я оставлю.
– Спасибо.
Они молча шли по дневной улице, залитой солнцем. По дороге на большой скорости проносились машины, словно торопились поскорее прошмыгнуть через непривлекательный пейзаж. У ресторана «Семь футов» рабочие разгружали продукты. Риччи здесь знали и приветствовали, выражая одобрение его выбору.
– Куда ты меня ведешь? – спросила Джин, когда они свернули к автобусной остановке.
– У меня три дня свободные. Я повезу тебя в Сиэтл, познакомлю с родителями.
У нее было растерянное лицо, и он добавил:
– Я серьезно.
– Тогда и ты серьезно послушай: этого не будет.
– Почему?
– Потому… – Джин подумала о его разочаровании, когда расскажет о беременности, и с мстительным любопытством произнесла:
– Потому что я жду ребенка.
Риччи недоверчиво оглядел ее.
– Врешь?..
– Не вру, – устало сказала она.
Безнадежность тона убедила больше слов. Он смотрел с жалостью. Джин вызывающе спросила:
– Так как – поедем в Сиэтл?
Он не ответил. Джин отвернулась.
– Подожди…
Она остановилась. Риччи стоял, уставившись на собственные ноги. Джин постояла и пошла. Он не удерживал ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ее первая любовь - Айворс Кэтрин



роман интересный,но конец как будто незавершенный
Ее первая любовь - Айворс Кэтринлюсси
14.04.2012, 23.15





Прочитала с интересом. Неплохо.
Ее первая любовь - Айворс Кэтриниришка
16.10.2013, 8.16





ужасное чувство незавершенности...
Ее первая любовь - Айворс Кэтринташка
13.12.2013, 12.14





Интересный, очень трогательный роман. Понравился)
Ее первая любовь - Айворс КэтринЕлена
3.01.2014, 11.27





Интересный, очень трогательный роман. Понравился)
Ее первая любовь - Айворс КэтринЕлена
3.01.2014, 11.27





Да конец можно было бы и расписать! А так, здорово!
Ее первая любовь - Айворс КэтринЮльчик
21.09.2014, 16.27





роман так себе начало хорошее но конец не очень
Ее первая любовь - Айворс Кэтринkanyshai
15.03.2015, 19.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100