Читать онлайн Право первой ночи, автора - Айвори Джудит, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Право первой ночи - Айвори Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.37 (Голосов: 91)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Право первой ночи - Айвори Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Право первой ночи - Айвори Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Айвори Джудит

Право первой ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Эдвина Генриетта Боллаш сидела в главном зале чайного заведения Эбернети и Фрейга и не спеша ела лучшие в Лондоне пирожные с кремом, когда с улицы донесся совершенно непристойный шум: можно было подумать, что дюжина кошек сцепилась со сворой собак из-за куска печенки. Посетители один за другим отвлекались от чая и оглядывались на дверь, прислушиваясь к нараставшему шуму. А потом как-то внезапно — кое-кто даже испуганно вскочил с места — источник этого шума проник в чайную через широкие двойные двери.
Рослый полуголый мужчина в распахнутом пальто, из-под которого виднелась лишенная пуговиц рубашка, и наполовину расстегнутых брюках с разбегу влетел прямо на середину зала.
— Да отстаньте от меня! — выкрикнул он, едва увернувшись от тяжелого зонтика, просвистевшего в опасной близости от его виска.
— Болтун! — верещала женщина, ловко орудовавшая столь необычным оружием. — Крысолов поганый! — добавила она, сопровождая свои слова новым ударом зонтика.
Тут в чайную вбежал пожилой мужчина, а следом еще двое, помоложе. Все трое олицетворяли собой праведный гнев и выражали отнюдь не дружеские чувства к тому, за кем гналась дама.
— Дай только я до тебя доберусь!
— Мы из тебя отбивную сделаем!
— Так размажем по стенке, что даже твоим вонючим хорькам станет противно!
Эдвина не выдержала и рассмеялась. Что за удивительное представление в чинном и благопристойном заведении мистера Эбернети!
Последней в зале появилась некая юная особа. Она рыдала и била себя кулаками в грудь, тщетно призывая прекратить погоню и пытаясь объяснить, что ничего особенного не произошло. Из чего Эдвина сделала вывод, что влюбленную парочку застали врасплох.
А публика все прибывала и прибывала. В зал вошел еще один мужчина. Потом появились два хорошо одетых джентльмена. Они заняли место в стороне, возле стены, собираясь наблюдать за этим бесплатным спектаклем, наверняка привлекшим внимание зевак с улицы.
Эдвина тоже вскочила, как и многие из клиентов, не пожелавшие оказаться на пути у столь необычной погони. Ведь неизвестно, где в таком тесном помещении можно спрятаться от опасной суеты... В итоге она угодила в самое пекло. Перекрывая женский визг, раздалось старое как мир: «Держи его!» Беглец отвечал жалобными воплями, и вся свора снова кинулась за ним, предрекая ему самую ужасную участь. Однако рослый малый с поразительной ловкостью уворачивался от жадно тянувшихся к нему рук, не забывая оставлять за собой препятствия в виде перевернутых столов и опрокинутых стульев.
Преследователи явно уступали ему в проворстве, налетая то на мебель, то на посетителей, оказавшихся на пути. С грохотом опрокинулся один стол, за ним — другой, следом полетел вверх тормашками совершенно посторонний джентльмен. Очередная попытка схватить чересчур расторопного малого привела к тому, что со стола сдернули скатерть, попутно ахнув об пол всю посуду. Шумная свора забуксовала на месте, скользя на осколках дорогого китайского фарфора и остатках чудесного пирожного с кремом.
Тем временем в зале собрались официанты. Сверкая белоснежными фартуками, они замерли, как на параде, не зная, что предпринять. На шум выскочил и сам мистер Эбернети, позабыв о сдвинутых на лоб очках. Отважный коротышка тут же ринулся в погоню за нарушителем спокойствия, криками и собственным примером увлекая за собой официантов.
Теперь преследователей стало так много, что им пришлось разделиться. Мистер Эбернети и официанты заходили с двух сторон, стараясь загнать беглеца в угол. Нелепо размахивая полами пальто, тот едва успел увернуться от маленького сервировочного столика, заставленного свежими пирожными. Зато оба крыла погони налетели на столик и повалились на пол, прямо в ошметки жирного крема и раздавленных бисквитов.
Эдвина снова не удержалась от смеха — такой уморительный вид был у этих людей, по уши вымазанных кремом. Хотя радоваться в общем-то было нечему. Для многих посетителей этого респектабельного заведения мирный субботний вечер оказался безнадежно испорчен. И Эдвина зажала рот руками, стараясь подавить неуместный хохот.
Тем временем главный персонаж разыгравшейся пьесы подобрался вплотную к двери и едва не скрылся от погони, но ему помешал разъяренный констебль.
— Дья-воль-щи-на! — взревел несчастный при виде растопыренных рук служителя порядка.
Беглец кинулся обратно в зал. Матрона с зонтиком — Эдвина вдруг подумала, что уже видела ее где-то — на этот раз не промахнулась и вложила в удар всю свою силу.
— Ай! Ты че, голуба, больно же! — вскричал беглец.
Однако показавшаяся Эдвине знакомой фурия не унималась, колотя зонтиком по плечу, которое мужчина подставил, пытаясь прикрыть от ударов голову.
— Прекрати! Телка старая, ты че, рехнулась?
Эдвина моментально насторожилась. Она впервые слышала столь причудливое смешение диалектов. Кроме любимых словечек кокни <Кокни — житель лондонского Ист-Энда, представитель городских низов.>, он сыпал оригинальными оборотами и сочетаниями, характерными для юго-западных провинций Англии. Говор лондонских рабочих окраин и корнуэльский диалект. Сногсшибательная смесь!
— Да черт возьми! — вопил незнакомец. — Говорю ж вам, ниче такого не было! — Тут он угодил ногой в размазанный по полу крем, поскользнулся и взмахнул руками, стараясь удержаться на ногах. Отчаянное положение вырвало из его груди новую порцию цветистых ругательств: — О-ох, чтоб тебя разорвало да подкинуло! Гребаная зараза...
Его слова побудили наконец Эдвину к действиям. Она мигом достала из сумочки блокнот и карандаш. Нельзя упускать такую удачу! Во всем Лондоне вряд ли найдется еще кто-то, способный столь же виртуозно коверкать язык, на котором изъясняется сама королева Англии!
— Что это он говорит? — раздался за спиной Эдвины чей-то растерянный голос.
Она отвлеклась от записей и вежливо обернулась, полагая, что вопрос обращен к ней. Но нет: это шептались между собой те двое щегольски одетых зевак, что проникли в чайную поглазеть на драку.
— Не все ли равно? — отвечал второй. — Ставлю пять против одного, что ему снесут башку прямо здесь.
— Где здесь? В чайной? — уточнил первый.
Оба джентльмена щеголяли в темных дорогих сюртуках, тонких брюках, серых лайковых перчатках и серых цилиндрах, как будто забежали сюда на минуту прямо с торжественного приема. Эдвина растерянно разглядывала их, пока не сообразила, что перед ней близнецы. Первый был точной копией второго — разве что чуть выше и уже в плечах.
— Нет-нет, — продолжал тот, что выше, — они только схватят его и выволокут на улицу. А уж там снесут ему башку! Ставлю пятьдесят фунтов против десяти!
— Считай, что ты проиграл. Он вон какой здоровый! И шустрый: за ним гнались целый квартал и не смогли поймать!..
Эдвина перестала обращать внимание на их бессмысленный спор, не представлявший ничего интересного в плане синтаксиса или произношения. Оба родились и выросли в районе Брайтона. В богатой семье. Тот, что выше, учился в Итоне, но ни один из них не посещал университет.
Итак, синтаксис и произношение. Эдвина торопливо чиркала карандашом по бумаге. Рыдающая девица — из Лондона, из кварталов где-то возле Уйатчепеля, равно как и ее родня. Ибо теперь уже не оставляло сомнений то, что за рослым незнакомцем гналась свора родственников. Причем девушка и матрона с зонтиком говорили в общем-то нормально — скорее всего переняли речь посетительниц модных салонов женской одежды.
Ну конечно, как же Эдвина сразу не догадалась: это были портниха и ее подручная из лавки возле Ворот королевы Анны! Именно там она и встречалась с обеими! Впрочем, сейчас не это было важным. Из их бесцветной речи можно было извлечь какие-то жалкие крохи по сравнению с теми блистательными лингвистическими уродами, что сыпались как из рога изобилия из уст разъяренного мужчины с голой грудью.
Впервые в жизни Эдвина слышала, чтобы так ярко проявлялась связь с самыми низами городского общества.
Уроженец шахтерских поселков где-то в корнуэльской глубинке наверняка явился в Лондон совсем недавно, чтобы искать счастья в качестве... впрочем, он мог оказаться кем угодно — от мусорщика до карманного воришки. Позвольте, да ведь его кто-то только что назвал крысоловом? Ну что ж, совсем хорошо!
Тем временем его густой бас набирал силу, превращаясь в отчаянный рев.
— Не-е-ет! Черт меня возьми!
Эдвина вовремя оторвала глаза от блокнота, чтобы заметить, как объект ее исследований ринулся за каким-то предметом, по всей видимости выпавшим из его бокового кармана. Кажется, это была живая тварь! Комочек пушистой бурой шерсти проворно заскользил среди месива на полу.
Выкрикивая что-то совершенно неразборчивое, мужчина рухнул на четвереньки и стал ловить свою зверушку, забыв о преследователях, которые не преминули этим воспользоваться. Он гонялся за ней, ласково причмокивая губами.
— Тише, голуба! Ну куда ты, куда? Иди к Мику, малышка!
Его настойчивые призывы заставили зверька остановиться. Эдвине показалось, что зверушка вся состоит из хвоста: шикарный живой хвост на маленьких проворных лапках. Мужчина ловко поймал свою любимицу и спрятал обратно в карман. Но встать на ноги не успел: один из официантов ухватил его за полу пальто. Не зевала и портниха. Теперь ничто не мешало ей прицелиться и со смаком хрястнуть незнакомца по спине. Он досадливо скривился, вскинул руку и перехватил зонт, избегая нового удара. Но тут на помощь портнихе подоспели двое пожилых мужчин, и беглецу ничего не оставалось, как беспомощно корчиться на полу, защищая живое существо, бешено вырывавшееся из его кармана.
В следующий миг на него навалилась вся свора.
Те, кто загнал его в чайную, собирались немедленно спустить с него шкуру.
Мистер Эбернети, в запальчивости стуча себя кулаком по ладони, требовал немедленной компенсации за учиненный в заведении погром.
Посетители громко жаловались на испачканное платье.
Констебль безуспешно пытался разобраться, что же здесь происходит.
Все старались перекричать друг друга, и только бедный незнакомец беспомощно клял весь белый свет, вжимаясь щекой в пол и вздрагивая от сыпавшихся на него ударов: теперь его били все, кому не лень.
Общий шум перекрыл бешеный вопль бобби <Бобби — полисмен.>. Эдвина снова оторвалась от записей и глянула поверх очков на человека, поверженного на колени, — у нее болезненно сжалось сердце, когда на его спину опустилась полицейская дубинка.
С какой стати? Скорее всего он сам напросился на неприятности. Но с другой стороны, ему так легко удавалось уходить от погони, пока он не вздумал спасать хвостатую тварь, выскочившую из кармана его пальто. И уж во всяком случае, он не заслужил столь униженной позы и побоев — не более чем любой из накинувшейся на него своры. Нет, нет, это несправедливо!
— Прошу прощения! — Она решительно двинулась сквозь возбужденную толпу, прокладывая себе дорогу. — Прошу прощения, дайте мне пройти! — Все громче повторяя это своим хорошо поставленным голосом, она неуклонно двигалась вперед: высокая деловитая леди, отчаянно старавшаяся не выдать собственной неуверенности и страха.
Тем временем бобби повторял уже в который раз:
— Ты где живешь? В Лондоне?
— Говорю же тебе, ага, ты, чудило! — бормотал прижатый лицом к полу незнакомец. На его счастье, нелестный эпитет бобби пропустил мимо ушей. — Ага! Ага! Ага!
— Вот только скажи еще раз «ага»! — взревел констебль, занося свою дубинку.
— «Да»! — перебила его Эдвина. — Он хотел сказать «да»! Если вы позволите ему встать, то поймете это сами!
— Вы знаете этого человека, мисс?
— Нет.
— Тогда с какой стати вы за него заступаетесь?
— Я вовсе не...
— Займитесь лучше своими делами. Этот проныра делает вид...
— Судя по его выговору, он вырос в Корнуолле, и привычный для него диалект вряд ли слышал кто-то в Лондоне. Я бы сказала, что его родина находится где-то возле Сент-Джаста. — Судя по удовлетворенному восклицанию поверженного на пол беглеца. Эдвина угадала правильно. Это придало ей уверенности. — Хотя теперь его акцент уже нельзя назвать чисто корнуэльским. Будьте добры, позвольте ему встать!
В одном она никогда не сомневалась: ее собственный выговор мог считаться образцом для подражания — причем без особых усилий с ее стороны. Кроме того, она была образцом скромности и сдержанности. Просто удивительно, какого послушания можно было добиться, если отдавать команды вполголоса, но при этом тянуть дольше обычного гласные звуки и нарочно налегать на сухие окончания слов.
Толпа моментально притихла. Растерянно переглядываясь, люди расступились, чтобы бобби и официант могли подхватить незнакомца под руки.
Поднявшийся с пола беглец оказался настоящим великаном, и к тому же был взбешен. Если сама погоня не смогла поколебать его добродушия и чувства юмора, то заключительная сцена с избиением на полу напрочь лишила его выдержки. Он с подозрением уставился на Эдвину.
Непривычное положение. Чтобы вот так, сверху вниз, смотреть на Эдвину Боллаш, в нем должно быть не меньше восьми футов роста! А в этом типе их больше восьми с половиной! Кроме того, он оказался редкостным здоровяком, хотя и не выглядел слишком массивным. Широко развернутые плечи (его руки все еще были заломлены за спину) делали еще более выпуклыми мышцы на обнаженной груди, напомнившей Эдвине золоченую кирасу древнеримского воина — если бы только на кирасе могли... могли расти волосы!
Эдвина растерянно захлопала глазами и потупилась. Однако так и не смогла подавить непрошеные мысли о том, что на кирасах в музее никогда не бывает густых курчавых волос, постепенно сходящихся в узкую полоску, опускавшуюся к самому поясу. Ей еще никогда не приходилось видеть голую мужскую грудь — кроме, конечно, мраморных статуй, на которых волосы тоже не растут. Эдвина терялась все больше и больше — что же еше забыли изобразить создатели статуй, изученных ею с такой скрупулезностью?
— Кто-нибудь мог бы одолжить ему рубашку? — громко спросила она.
Конечно, проще было попросить его застегнуться, но при ближайшем рассмотрении оказалось, что ни на пальто, ни на рубашке у незнакомца почти не осталось пуговиц, и вдобавок рубашка оказалась располосована так, словно зацепилась за что-то острое.
Последовало минутное замешательство, и вот уже ему на плечи накинули первое, что попалось под руку: скатерть со стола. Поправляя это оригинальное одеяние у себя на груди, мужчина обратился к Эдвине:
— Вы уж извиняйте меня, голуба! Знамо дело, не моя воля бегать по городу нагишом!
— Безусловно. — Теперь, когда приличия были соблюдены, она могла позволить себе поднять голову, так что закачались цветы, украшавшие ее шляпу, и взглянуть на незнакомца более внимательно.
У него были очень темные длинные волосы. Но прежде всего в глаза бросались черные как вороново крыло и в то же время совершенно кошачьи усы. На щеках проступила заметная темная щетина. В остальном его лицо вряд ли могло привлечь к себе внимание: довольно смуглое, с квадратным прямым подбородком, выпуклым массивным лбом и широкими скулами, под которыми ходили тугие желваки: он все еще с трудом сдерживал рвавшийся наружу гнев. Сильное, выразительное лицо. Изощренный ум тут же окрестил его «крестьянским». Но если уж на то пошло, незнакомец мог похвастаться довольно правильными и привлекательными чертами — привлекательными настолько, что скромная модистка даже рискнула ради него своей репутацией. И Эдвина не удержалась от вопроса:
— Итак, вы родились неподалеку от Сент-Джаста. Как долго вы прожили в кварталах Уайтчепеля?
— Вы че, меня знаете? — нахмурился он.
— Нет. Просто я филолог. Изучаю человеческую речь. А ваша речь показалась мне чрезвычайно интересной.
— Простите, мисс, — вмешался бобби, — но сперва нам нужно кое-что решить. Я арестую этого малого.
— Арестуешь? Да че я натворил, кроме как подставил свои бока под палку? Да я уже целый час толкую этим чудилам, что...
«Чудилам»! А минутой раньше — «дьявольщина». Наверное, он перенял это у кокни — привычку вставлять в речь этакие цветистые обороты. Хотя в данный момент эта слабость только подлила масла в огонь.
Мистер Эбернети оскорбился и потребовал арестовать всю компанию, ввалившуюся в его чайную. Все снова завопили, и взаимные обвинения и оскорбления хлынули дождем. Предполагаемый папаша любвеобильной белошвейки выдал что-то, отчего девица снова залилась слезами. Портниха — вероятно, ее родная тетка — утихомирила папашу чувствительным тычком в бок и советом держать язык за зубами. И все понеслось по новому кругу.
Но тут собравшихся удивил один из близнецов. Он выступил вперед и закричал, взмахнув рукой:
— Стоп! Замолчите!
Скандалисты неохотно подчинились, и то лишь когда джентльмен извлек из кармана довольно пухлый бумажник.
— Ваши убытки не так уж велики, — заявил этот господин, небрежно добавив: — Официанты приведут зал в порядок в два счета! Кроме грязи на полу, я вижу два сломанных стула, за которые с удовольствием вам заплачу! — Он подал мистеру Эбернети десять фунтов — вполне достаточно, чтобы купить дюжину таких стульев — и продолжал: — Отнесем это на счет удачно выигранного пари. — Джентльмен с милостивой улыбкой обратился к беглецу, задрапированному в скатерть: — Ты на славу развлек нас, старина. К тому же благодаря твоей ловкости я выиграл пятьдесят фунтов!
Усатый верзила вдруг разразился добродушным хохотом, словно они были с этим джентльменом закадычными друзьями, и воскликнул:
— Оно не худо и располовинить ваши бабки!
Эдвина была на седьмом небе от восторга: с какой легкостью этот тип выворачивает наизнанку самые простые слова! Тот из близнецов, что оказался ближе к ней, недовольно буркнул:
— Поразительно! Я почти ничего не понимаю. Но тем не менее это тоже английский язык, не так ли? — Джентльмен покачал головой и снисходительно улыбнулся: — Честное слово, Джереми, ты только растягиваешь его мучения! Было бы гораздо милосерднее казнить на месте эту безмозглую тварь!
Темная голова резко дернулась в ответ на оскорбление.
— Я тебе не тварь! — «Тва-ар-рь». Корнуэлец в точности передразнил капризные интонации надменного господина. — Но я и не дутая ослятина и не считаю, будто от моего дерьма не разит дерьмом, как у всех прочих!
По счастью, господин, столь гордившийся своими мозгами, успел отвернуться к своему брату, снова запустившему пальцы в бумажник, и ничего толком не разобрал. Мистер Эбернети все еще упрямился и отказывался принять от него деньги. Тогда щедрый джентльмен подступил к оскорбленной родне безутешной девицы.
— Она ведь ваша дочь, не так ли? По-моему, следует оказать леди честь и поверить, что ничего предосудительного не случилось. Ведь она сама так сказала!
Услышав, что их непутевую дочку величают «леди», все как по команде вскинули головы и жадно уставились на деньги. Джентльмен поощрил щепетильных родственников, добавив:
— По правде говоря, я бы заплатил любые деньги, лишь бы выиграть пари у моего брата! Возьмите это, купите юной леди что-нибудь нарядное и оставьте ее в покое. — Он отвесил девице полупоклон, всучив банкноту ее отцу со словами: — Вам на приданое, мадемуазель!
Папаша мигом спрятал деньги в карман.
Тогда джентльмен снова обернулся к Эбернети, выразительно приоткрыв пухлый бумажник.
— Сколько? В какую сумму вы оцените два новых стула, хорошую уборку и новый заказ вашему пекарю на эти замечательные пирожные? Полно вам, сэр, ведь не далее как завтра утром ваши дела пойдут по-прежнему. Даже лучше прежнего, если уж говорить откровенно. Весь Лондон пожелает взглянуть на место, где случился такой громогласный скандал. У вас не будет отбоя от посетителей!
Чтобы успокоить мистера Эбернети, пришлось потратить еще три десятифунтовые купюры. После чего оба брата потребовали, чтобы им подали чай на маленький угловой столик, пока официанты будут заняты уборкой в зале.
Так все и случилось. Словно по волшебству, негодование улеглось и все разошлись по своим делам. Мистер Эбернети приказал официантам взяться за тряпки. Бобби выпроводил на улицу семью оскорбленной девицы. А Эдвина осталась торчать посреди учиненного в зале разгрома рядом с высоким крысоловом, закутанным в скатерть.
— Благодарствую, — сказал он, — за то, что вы вступились! — И провел рукой по отворотам своего растерзанного пальто с таким видом, словно поправлял дорогой сюртук. Затем он наклонился и попытался привести в порядок свои брюки, машинально застегнув пояс.
Брюки так испачкались, что потеряли свой первоначальный цвет, трудно сказать: коричневый, черный или серый. Они были заправлены в высокие грубые сапоги, изрядно разношенные и потрескавшиеся от времени.
И вообще вид у этого малого был довольно потрепанный. Темные густые волосы торчали во все стороны и свисали до самых плеч. При этом они поднимались надо лбом крутой волной, как напомаженные, только не помадой, а пирожной начинкой. Эдвина затруднялась сказать, был ли его лоб таким высоким от природы или это впечатление создавалось из-за небольших залысин. Во всяком случае, это делало его лицо более интеллигентным. Его губы, насколько можно было разглядеть под густыми усами, казались довольно полными и даже красивыми. Прямо-таки чеканными. Удивительно, как такой идеально красивый рот мог достаться столь грубому созданию?
В данный момент этот рот искривила довольно ироничная улыбка:
— Голуба, а я вовсе не из Корнуолла! — неожиданно сообщил он. — Вот только мамка да папка родом оттудова! — Судя по выразительной игре густых бровей, он соизволил пошутить. А потом снова наградил Эдвину этой своей полуулыбкой, когда один угол рта задрался гораздо выше другого, так что на щеке появилась ямка, и пояснил: — Я ж нынче живу в Лондоне! Лучший крысолов на весь город! И ежели у вас имеется эта нечисть — обслужу без всякой платы!
— Гм, нет, спасибо. Значит, это и есть ваша профессия — ловить крыс?
— Точнехонько! Хотите верьте, хотите нет, только я прямо гордость всей семьи — так ловко ловлю этих тварей! — Он негромко рассмеялся, как будто иронизировал над собой, и наклонил голову, без стеснения стараясь разглядеть ее лицо под широкими полями шляпы.
Она поспешила отвернуться. Эдвину коробила его бесцеремонность. Можно подумать, этому человеку нечего скрывать перед остальным светом.
Довольно глупое заблуждение — хотя и полезное для лингвиста. Этот тип не станет мяться, выдавая очередную абракадабру на своем диалекте. И она выпалила — неожиданно для себя:
— Я заплачу вам пять фунтов, если завтра в полдень вы явитесь ко мне домой на Найтсбридж и проделаете несколько упражнений для речи.
— К вам домой? — На смуглом лице снова проступила двусмысленная полуулыбка. — Мне одному прийти?
Склонив голову набок, он откровенно смерил Эдвину взглядом. Эдвина раздраженно выпятила подбородок. Он что, пытается ее оскорбить? Да что он о себе возомнил?!
И тут она почувствовала, что краснеет.
Ну да, конечно, он наверняка сочтет ее слишком костлявой. Нескладной тощей дылдой. С головой, забитой всякой ненужной премудростью. Близорукая старая дева, трусливо скрывающая свое уродство под огромными шляпами. Впрочем, Эдвина давно привыкла к тому, что окружающие находят ее слишком неженственной и отталкивающей. Неужели кому-то могло прийти в голову, будто желание заполучить мужчину заставило ее купить расположение у первого попавшегося проходимца?
Она гордо выпрямилась и расправила плечи, стараясь придать себе как можно больше достоинства. В ответ его двусмысленная улыбка стала попросту вызывающей. Ну что ж, пусть видит, что не на ту напал!
— В моем доме полно слуг! — яростно выпалила Эдвина. — И я живу не одна, мистер...
— Мик, — просто откликнулся он.
— У вас что, нет фамилии?
— Есть, голуба, есть. Тремор. Но все кличут меня Миком.
— Ну так вот, мистер Тремор, я не ваша подружка. Меня зовут мисс Эдвина Боллаш. И мне ничего от вас не нужно. Я только хочу изучить ваш диалект, по возможности сделать кое-какие записи и зафиксировать все особенности вашего произношения.
— Простите, — раздался голос из дальнего угла, — за мой нескромный вопрос: вы та самая мисс Эдвина Боллаш?
Только теперь она заметила, что джентльмены-близнецы не покинули чайную. Вопрос задал тот, что был ниже ростом и щедро сыпал вокруг десятифунтовыми купюрами.
— Во всяком случае, с другой Эдвиной Боллаш я не знакома!
Господин многозначительно глянул на свое практически точное подобие и продолжал с вежливым жестом:
— Мой брат, Эмиль Ламонт. А я — Джереми Ламонт, сын сэра Леопольда Ламонта из Брайтона, не так давно перебрался в Лондон. — Он подал Эдвине свою визитную карточку и мотнул головой в сторону мистера Тремора: — И вы способны понять его тарабарщину?
Она утвердительно кивнула.
Тогда в разговор вмешался тот, что был немного выше и вел себя намного заносчивее:
— Имеем ли мы дело со знаменитой Эдвиной Боллаш, преподавательницей... — он замялся и добавил: — светских манер для не очень образованных девиц? Это вы сумели сотворить дочку графа Дарнуорта?
— Сотворить?..
— Ну, или превратить эту... это ничтожество в элегантное создание, недавно обручившееся с герцогом Вичвудом?
Эдвина гордилась своими успехами на поприще лингвистики, но никогда в жизни не позволила бы себе хвалиться своим талантом перед другими. Успехи получивших у нее образование юных леди служили ей самой лучшей наградой.
— Не представляю, откуда вам это известно, хотя я действительно даю частные уроки некоторым студенткам, испытывающим трудности с произношением. — Она достала из сумочки свою визитку. Там было написано: «Мисс Эдвина Боллаш. Филолог, фонетик, лингвист. Уроки правильной речи и светских манер».
— Значит, это вы растите из гадких утят настоящих лебедей, покоряющих высший свет! Этим летом все богатые матроны в Брайтоне только о вас и говорят! — заявил Джереми, снова бросив многозначительный взгляд на своего надменного брата.
— Да полно тебе! — недоверчиво рассмеялся тот. — Ты шутишь?
— Нисколько! — кипятился брат-близнец. — Это ты ничего не понимаешь! Представь себе, она могла бы за две недели сделать настоящего джентльмена даже из этого парня! Хочешь пари? — И он живо обернулся к Эдвине: — Вы согласны?
— Сделать из него джентльмена? — Ей стало смешно при одной мысли об этом.
— Да! Научить его правильной речи! Ведь джентльмен прежде всего должен хорошо владеть речью, уметь одеваться со вкусом и вести себя в обществе!
— Ну, я бы не сказала, что это так просто... — И она в замешательстве покосилась на взъерошенного верзилу, уставившегося на нее с тем хищным интересом, с каким, наверное, привык разглядывать крысиное гнездо.
— Да, конечно, но вы могли бы со всем этим справиться! — настаивал Джереми. — Уж я-то знаю! Я сам разговаривал с леди Вичвуд! Она призналась, что это вы помогли ей стать леди: выбрали нужные туалеты, привели в порядок волосы, учили ее не только говорить, но и двигаться как положено!
— Ты забыл, что леди Вичвуд леди от рождения! — презрительно фыркнул Эмиль. — Настоящая, без подделки! И я ни за что не поверю, что наука способна... скажем, сделать шелковый ридикюль из холщовой торбы! Кроме того, я не устану повторять, что убогие, не способные овладеть правильной речью, заслуживают немедленной казни, ибо просто не в состоянии усвоить правильный образ жизни! — Джентльмен разгорячился так, что тряс пальцем у самого носа опешившего брата. — Это не более чем отбросы общества!
— Вот видите? Видите? — петушился Джереми. — Представляете, с каким снобом я живу? Слышали когда-нибудь что-либо подобное?
— Вы глубоко заблуждаетесь. — Эдвина не могла не прийти на помощь более рассудительному из братьев. — Правильной речи можно обучить любого! И не только человека — даже попугая.
— Но все же недостаточно хорошо!
— По крайней мере достаточно внятно!
— Вот видишь, она может, может! — просиял Джереми. — Она с этим справится!
Наступил волнительный момент: брат-сноб размышлял какое-то время, после чего снисходительно улыбнулся:
— Позвольте мне угостить вас чаем? И вас тоже, мистер Тремор, — добавил он с брезгливой гримасой. — Тут мне кое-что пришло в голову. Я знаю, как взять реванш за проигранное сегодня пари — и даже кое-что сверх того!
Охваченная любопытством. Эдвина опустилась на стул. Напротив восседало самое удивительное трио, которое ей когда-либо доводилось видеть. Два богатых прожигателя жизни, старавшихся развлечь себя совершенно немыслимыми пари. И грязный, растрепанный крысолов, закутанный в белую крахмальную скатерть.
Джереми дождался, пока официант примет у них заказ, и воскликнул:
— Эмиль, я уже понял, что у тебя на уме...
— Какой догадливый...
— Ты полагаешь, что этот человек рожден в нищете и умрет в нищете, что нищета у него в крови. Но я утверждаю, что она заключена не в его крови, а в его речи. И готов отказаться от своих слов, если проиграю пари, от которого ты все равно не дашь мне отвертеться! — Он перевел дыхание и пристально посмотрел на брата. — Ставлю сто фунтов на то, что она, — Ламонт ткнул пальцем в Эдвину, — превратит его, — он ткнул пальцем в мистера Тремора, — в настоящего джентльмена простыми уроками правильной речи и приличных манер!
Это уж слишком!
— Нет-нет, — возмутилась Эдвина. — Поверьте, мне очень лестно, что вы так уверены в моих способностях, но столь грандиозные планы...
— Сколько времени у вас на это уйдет?
— Не знаю... — растерялась она. — Во всяком случае, гораздо больше двух недель! Кроме того, это потребует немалых расходов...
— А что, если мы компенсируем ваши расходы? — И Ламонт с ехидной ухмылкой добавил, покосившись на брата: — Конечно, за счет проигравшего!
— Не знаю... — Эдвина окончательно смутилась. Она посмотрела на мистера Тремора. Тот слушал очень внимательно и держался настороже.
Поистине великолепный объект для лингвиста! Его речевой аппарат безупречен и способен выдавать правильные и четкие звуки. Он любит необычные слова. Отлично подражает чужим интонациям. Более того — он совершенно не стесняется говорить неправильно, а значит, легко перейдет и на правильную речь!
Эмиль Ламонт долго думал, барабаня по столу длинными холеными пальцами, и наконец заявил:
— А как мы узнаем, кто выиграл пари?
— Если он станет джентльменом, пари выиграю я!
— Да, но кто будет решать, стал он джентльменом или нет? Ты? Или она? Нет, так не пойдет! Ты просто отмоешь его, нарядишь в шикарный костюм и скажешь, что это джентльмен!
— Ты что же, предлагаешь в судьи себя? Нет, это тоже не пройдет!
Эмиль Ламонт пожал плечами с таким видом, будто его брат уже успел проиграть пари — раз он даже не в состоянии найти способ определить победителя.
— Нам следует найти третью сторону, независимого судью! — не сдавался Джереми.
— Но кого? Одного из твоих друзей? — Ну не из твоих же!
— Мои судили бы более объективно, но не в этом дело. Мы не сможем найти победителя. Впрочем, ты все равно бы проиграл? — Эмиль снова пожал плечами, очевидно, утратив интерес к несостоявшемуся спору.
Пари так и не заключили.
— Постой... — вдруг встрепенулся Эмиль. — У меня идея! — Судя по его лукавому прищуру, Эдвина догадалась, что идея довольно скандальная. — Ежегодный званый бал у герцога Арлеса! — провозгласил Ламонт. — Он состоится через шесть недель. И если ты сумеешь выдать его там, скажем, за... виконта... — Эмиль довольно хохотнул и продолжил: — Да, за виконта! Если приведешь его на бал и все примут его за настоящего лорда, ты выиграл! — И Ламонт дал волю душившему его смеху.
Эдвина едва не хихикнула в ответ. У нее слегка закружилась голова. Ведь герцог Арлес — ее кузен, хотя они давно не поддерживают отношений. Двенадцать лет назад Арлес унаследовал титул и состояние отца Эдвины и оставил ее без гроша за душой.
Кузен лопнет от злости, если узнает, что к нему на бал пробрался какой-то самозванец!
Она рассеянно уставилась на свою чашку. Да, это будет неприятный сюрприз. Ну и поделом старому козлу! Глядишь, его еще и удар хватит!
Эта мысль принесла ей странное удовлетворение. Прежде она всегда ждала этого бала с нетерпением. Ведь туда приводили своих дочерей великосветские матроны, уверенные, что благополучию их чад ничто не грозит под зорким оком герцога и его друзей. Но ввести туда самозванца... Глупая шутка, конечно, но она может оказаться опасной, если все раскроется. Эдвина зарабатывала себе на жизнь лишь благодаря тому, что считалась в какой-то степени членом высшего общества. И что немаловажно — никогда не противопоставляла себя остальным.
Но если бы ей удалось одурачить герцога, это служило бы ей утешением на всю оставшуюся жизнь! Да...
Нет, ни в коем случае! Слишком рискованно! И все же заманчивая идея все сильнее овладевала ее воображением. Даже на сердце становилось теплее при одной лишь мысли о том, что старину Милфорда Ксавье Боллаша, пятого герцога Арлеса, обвела вокруг пальца та самая никчемная кузина, от которой он давно отрекся!
И она в задумчивости посмотрела на усача, сидевшего напротив за столиком. Он держал чашку всей пятерней с таким видом, будто это была кружка пива. Опрокинул в себя чай единым махом, довольно усмехнулся и щелкнул официанту пальцами так, что бедняга подпрыгнул от испуга. Затем мистер Тремор как ни в чем не бывало ткнул пальцем в пустые чашки и приказал:
— Тащи по новой, начальник!
Господи, что за манеры! Грязный, растрепанный, настоящий оборванец!
И все же было в нем что-то, что привлекало внимание. Его прямая осанка. Ровные белые зубы. Кстати, совершенно здоровые! Если его вымыть, причесать, переодеть в чистое... И первым делом сбрить эти кошачьи усищи! Да, от них следует избавиться в любом случае! Возможно, он смог бы тогда произвести благоприятное впечатление хотя бы на неопытных девиц...
Официант принес еще чай, но мистер Тремор не позволил ему убрать свою пустую чашку и вытащил из кармана зверушку, которую спас дорогой ценой.
Это была маленькая и чрезвычайно подвижная тварь. Хорек. Наверное, хорек, хотя Эдвина ни разу в жизни не видела живого хорька. Но ведь крысоловы обычно используют хорьков для своей работы, не так ли? Хорьков и терьеров. Какие раскатистые, звучные слова!
Мистер Тремор ласково прижал к щеке пушистую блестящую шубку. Зверек выглядел довольно странно, и Эдвина предположила, что именно вытянутое тело и короткие лапки позволяют ему беспрепятственно проникать в крысиные норы. Одно из чудес природы.
Мистер Тремор отлил немного чаю в пустую чашку и опустил ее под стол вместе со зверьком. Через минуту чашка вернулась пустой — вернее, чай из нее был разбрызган во все стороны.
Эдвина недовольно нахмурилась. Пока близнецы спорили, совершенно не обращая внимания на окружающих, ее сомнения возрастали с каждой минутой. Крысолов. Превратить в джентльмена этого грубого, неотесанного детину...
Но мистер Тремор следил за своим питомцем таким живым и любящим взглядом... Да, ему не откажешь ни в природной сметке, ни в уме. Конечно, он неотесан, но не дурак! Внезапно он спрятал хорька обратно в карман и подмигнул Эдвине.
Эдвина подскочила от неожиданности и поспешно уткнулась в свою чашку. Господь свидетель, если ему вздумается из честолюбия стать участником этого глупого пари, он вполне сумеет провести герцога Арлеса и всех его гостей!
К тому же ему придется играть виконта лишь один вечер, а не всю жизнь.
Итак, крысолов... Что ж, тем лучше! Герцог примет в своем доме крысолова и будет величать его... да, виконтом! Она попыталась уверить себя, что это вовсе не так опасно. К тому же она — превосходный учитель. И никто ничего не узнает. Ни сам корнуэлец, ни двое пустоголовых братцев не станут болтать о своей проделке.
Зато для нее это было бы предметом тайной гордости — сознание того, что она обвела Ксавье вокруг пальца. Выставила на посмешище человека, который давно это заслужил. Кто опорочил все звания и титулы, волею случая унаследованные от ее отца.
Видимо, братья каким-то образом уловили ход ее мыслей, потому что Эмиль Ламонт попытался прикинуть сумму предстоящих расходов. Как будто уже получил согласие Эдвины и заключил свое дурацкое пари.
Только теперь мистер Тремор позволил себе вмешаться, скрестив руки на груди и откинувшись в кресле в самой что ни на есть величественной позе.
— Ну, по всему выходит, что я тута у вас самый главный на деревне! Вот только хотелось бы знать: какой прок будет от этого старине Мику?
Все трое растерянно умолкли. Первой опомнилась Эдвина:
— Прежде всего вы научитесь правильно говорить, — начала она. — Это я могу гарантировать, если, конечно, не будете лениться.
— Че, вы станете меня учить? — пронзительно прищурился он.
— Да, я буду учить вас правильной речи!
— Дак вы женщина! — заявил он.
Вот это да! Эдвина едва не выбежала вон из кафе — так сильно было желание прекратить этот глупый фарс. Она напрасно тратит время, ломая голову, с чего начать обучение этого великовозрастного осла, вроде бы подающего некоторые надежды и в то же время недостаточно разумного хотя бы для того, чтобы осознать, что женщина — да, черт побери, любая женщина! — способна дать ему сто очков вперед по части знания языка и культурных манер! Эдвина хотела пригвоздить его к месту возмущенным взором, но вместо этого прикипела взглядом к проклятым усам.
И тут же вспомнила его волосатую грудь.
Вздрогнув всем телом, она брезгливо скривилась и уставилась в свою чашку. Что за глупости лезут ей в голову! Нашла время думать про волосатую грудь! Следует немедленно выбросить это из головы!
Само собой, подобное решение привело к прямо противоположному результату.
Тем более что торчащие кошачьи усы всякий раз напоминали о широкой мужской груди с густыми блестящими волосами, узкой полоской спускавшимися к самому поясу. Тьфу, кто бы мог подумать...
Нет, довольно! Господи, ну как отделаться от этих мыслей? Ага, все дело в усах! Их непременно следует сбрить. Джентльмены не носят на верхней губе такую швабру!
Да, верно! Эдвина все больше укреплялась в своем намерении, не спуская глаз со злополучных усов. Она готова участвовать в этой странной затее хотя бы ради того, чтобы приказать этому типу сбрить его ужасные усы. Почему-то эта мысль принесла ей неожиданную радость.
Тем временем за мистера Тремора взялся Эмиль Ламонт.
— Ты ведешь себя как наглая, неблагодарная свинья! — заявил он. — Разве мало того, что тебя спасли от кутузки? Да ты бы всю жизнь расплачивался за тот погром, который учинил в чайной! Смотри, как бы я не передумал! Никто не помешает мне забрать свои деньги и снова позвать бобби!
— Нет, нет, нет! — всполошился его брат. — Мистер Тремор! Давайте взглянем на это с другой стороны! По меньшей мере на шесть недель вы получите бесплатное жилье. Вас обуют и оденут с головы до ног, как джентльмена, и весь этот гардероб достанется вам, когда пари будет разыграно. Вдобавок, — он многозначительно поднял палец, — вы до конца жизни будете владеть правильной речью, преподанной вам настоящим специалистом! Надеюсь, такой находчивый человек, как вы, сумеет воспользоваться этим преимуществом!
Судя по тому, каким подозрительным взглядом мерил близнецов мистер Тремор, он все еще не верил в подобное счастье.
Наконец он решительно опрокинул в себя вторую чашку чаю, вытер рукой усы и добродушно улыбнулся:
— Мне нужно никак не меньше двадцати фунтов. Это чтобы моя семья продержалась, пока я не буду работать. А когда закончим, я хочу получить еще полсотни...
— Ах ты... — Эмиль Ламонт так и подскочил на стуле.
— Тише! — одернул его Джереми. — Конечно, мистер Тремор. Вам понадобятся деньги, чтобы направить свою жизнь по новому руслу, которое вы предпочтете избрать сами. Это вполне справедливое требование. — И он снова открыл свой безотказный бумажник, вытащил двадцать фунтов и выразительно помахал ими в воздухе.
Но его братец с поразительным проворством перехватил чересчур щедрую руку и уточнил:
— Так и быть! Но полсотни ты получишь лишь в том случае, если справишься! Если же окажешься настолько туп, что провалишь пари, не видать тебе денег, как своих ушей без зеркала!
Мистер Тремор ответил тяжелым, мрачным взглядом и пробасил:
— Сотня, если справлюсь!
Эмиль нервно расхохотался; трудно было поверить в подобную наглость!
— А ты парень не промах! Ладно, — он презрительно пожал плечами, — я согласен. — Он отпустил руку своего брата со словами: — Но это тоже за счет проигравшего!
Банкнота в двадцать фунтов повисла над столом, и мистер Тремор уставился на нее так, будто за время спора она превратилась в кучу навоза. Наконец он все же решился, протянул руку, взял деньги и сказал:
— Ага! Согласен. — Резко встав из-за стола, он спрятал деньги в карман и спросил: — Где тут у них нужник? Пора мне туда наведаться — коли вам ясно, что я имею в виду. Проваль меня возьми, но этот чай так и просится наружу! И как только вы, богатей, дуете его целый день напролет?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Право первой ночи - Айвори Джудит



мне понравилось)))) смешной, романтичный, легко читается.
Право первой ночи - Айвори Джудиткатя
16.01.2012, 18.14





Основна ідея з "Пігмалеона" Шоу, правда тут вчителька, а не вчитель і учень, а не учениця, тому вся канва твору більш пристрастна і сексуальна, з елементами авантюризму і непередбачуваного повороту сюжету
Право первой ночи - Айвори ДжудитItis
8.07.2012, 0.42





Супер. Я в восторге 10+
Право первой ночи - Айвори ДжудитИришка
17.08.2012, 0.14





Обожаю, Джудит... Роман супер, читайте не пожелаете
Право первой ночи - Айвори ДжудитМилена
9.10.2012, 22.44





Обожаю, Джудит... Роман супер, читайте не пожелаете
Право первой ночи - Айвори ДжудитМилена
9.10.2012, 22.44





Прочитала за вечер, легкий, романтичный, сексуальный роман.Прочитала с удовольствием!
Право первой ночи - Айвори ДжудитИра
19.10.2012, 23.50





Читается легко, но я не согласна, что он супер
Право первой ночи - Айвори ДжудитТатьяна
31.10.2012, 21.35





просто нет слов.... так легко читается. Диалоги с юмором. Советую читать!!!!
Право первой ночи - Айвори Джудиткамила
4.05.2013, 14.57





Не пошло. Крысолов превратившейся в герцога- это уж слишком.
Право первой ночи - Айвори ДжудитКэт
12.06.2013, 8.22





Согласна с Кэт действительно не пошло! Чушь!!!
Право первой ночи - Айвори Джудитсвет лана
19.06.2013, 12.46





Мне понравилось:-) люблю джудит:-) читайте не пожалеете:-)
Право первой ночи - Айвори ДжудитТаня
24.12.2013, 1.34





Сушьте, пока вполне себе! Даже удивительно. Живенько, неглупо. Со вкусом. Но пока я на одиннадцатой главе. Будем дальше посмотреть.
Право первой ночи - Айвори ДжудитАлина
24.12.2013, 19.51





Ничего так, можно почитать. Сказочка, канеш, но написано легко, переводчик не испортил. "Голуба"! Семь баллов поставлю.
Право первой ночи - Айвори ДжудитАлина
25.12.2013, 15.13





просто прелесть!
Право первой ночи - Айвори Джудиткатя
10.01.2014, 1.45





Пока не забыла! Про милейшую вещичку!это, конечно, не Лоретта наша Чейз, но еще раз хочу сказать ! Если бы мужчины ! Понимали! Что мы! Любим ушами! Как было бы интересно жить! Ну вот скажи ты нам" Голуба моя ! " Красотулечка, одним словом!" " да мы простим вам ваши раскиданные по квартире шкарпетки( носки) и вытянутые треники! Ну назови ты мои груди( раньше, раньше!) " Пампушечки с кремом!" И мы будем пожизненно варить вам борщ и ходить с вами на футбол( рыбалку, баню, возможны варианты!)И так жаль, что эта бзиканутая Роза Люксембург втянула нас в эту гонку равноправия и феминизации! Ну мы б стояли вот так перед мужчиной и осторожненько... По сантиметрику... Поднимали юбочку ! Чтобы он готов был на все:" Теперь, когда мои усы плавают в тазу! " хи хи! Да! И ... Вот. Крысолов... Ну лучше бы он был инспектором по поверке водосчетчиков!:)))
Право первой ночи - Айвори ДжудитЕлена Ива
30.03.2014, 21.30





ПРОСТО ЗДОРОВО!! Я ТАК ПОСМЕЯЛАСЬ, РОМАН ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛСЯ!!!!
Право первой ночи - Айвори ДжудитВАЛЕНТИНА
30.04.2014, 18.54





неплохо ,но все-же как-то не правдоподобно , очень уж по современному общение героев и словечки , если про это забыть то просто прелисть , читается легко и много юмора
Право первой ночи - Айвори ДжудитРАЯ
17.06.2014, 22.51





Очень и очень. Пигмалеон и Галатея наоборот. Очень весело, сексуально и живо все написано. Я бы поместила в топ20 :). Всем севетую. В восторге от главного героя Мика, вышла бы замуж за такого без колебаний ))))
Право первой ночи - Айвори ДжудитНадежда
19.06.2014, 9.11





Стала читать из за последнего комментария. Вначале напрягло, что завязка слизана у Бернарда Шоу, только вывернутая наоборот,но затем незаметно так втянулась. Действия развиваются лихо, живо и с юмором. Написано образно, так что ярко представляешь и героиню, лихо отплясывающую на столе, и хорька, бегающего по бальному залу. В общем, после прочтения осталось приятное послевкусие))) а про выдуманность сюжета..ну вспомните Дюма с его Монте Кристом, я уже не говорю про классиков французских( по моему роман "Человек, который всегда смеется", но из за давности прочтения могу и перепутать), в котором циркач с изуродованным лицом становится герцогом. Короче- прочитала и не пожалела!
Право первой ночи - Айвори ДжудитТаня
19.06.2014, 17.21





Какая прелесть.
Право первой ночи - Айвори ДжудитИрина
20.07.2014, 20.25





Может и вызову бурю эмоций и негодований, но роман не понравился, не смогла дочитать, не захватил, попробую другую книгу автора.
Право первой ночи - Айвори ДжудитМамаЕвы
8.10.2014, 8.31





Прочитала, так как очень понравился другой роман автора "Рыжий ангел". А этот роман мне показался так себе. Слишком длинный, слишком надуманный, высосанный из пальца. И тут все пишут, что так остроумно написано, что смеялись от души... мне не показалось. Читать можно, можно поставить и 6 из 10. Но лично мне не хватило интриги, интриги в отношениях героев, накала страстей, борьбы характеров, ничего этого не было.. а без этого роман никогда не будет действительно берущим за душу.
Право первой ночи - Айвори Джудитгость
18.02.2015, 0.00





Скучный. Очень скучный. Еле дочитала. 3 из 10. Кошмар просто.
Право первой ночи - Айвори ДжудитДинара
10.05.2015, 10.47





Да! Б. Шоу в могиле бы перевернулся. Ну нельзя списывать. Поэтому из всего романа мне понравилось описание работы крысолова, все эти хорьки и собачки. Да и чокнутая кормилица, похитившая своего подопечного внука герцога. Вот оторва! И никто ведь не подумал в Корнуолле поискать. Роман было бы интересно почитать, если не вспоминать о Б. Шоу.
Право первой ночи - Айвори ДжудитВ.З.,67л.
7.08.2015, 19.13





Не смогла не вспоминать Шоу. Бросила на второй главе. Это плагиат вообще-то.
Право первой ночи - Айвори ДжудитЛена
2.12.2015, 0.17





Такой легкий, приятный роман! Сказка, но милая и красивая. А как здорово написано об особенностях английского языка. Рекомендую. 10 из 10!
Право первой ночи - Айвори ДжудитКирочка
17.04.2016, 1.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100