Читать онлайн Опрометчивый поступок, автора - Айвори Джудит, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опрометчивый поступок - Айвори Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 53)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опрометчивый поступок - Айвори Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опрометчивый поступок - Айвори Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Айвори Джудит

Опрометчивый поступок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Ковбой с детства готовит себя к радостям и горестям своей нелегкой жизни.
Из вступления к «Шоу Буффало Билла»
Пока дилижанс катился вперед, кренясь и подскакивая на выбоинах, Лидия не отводила взгляда от окошка. К счастью, извращенный тип на сиденье напротив крепко спал, так что путешествие было вполне приемлемым, если не обращать внимания на броски неуклюжего средства транспорта, изготовленного, должно быть, еще на заре цивилизации.
Цивилизацию они оставили за спиной вместе с ее форпостом – ветхой деревянной станцией. Единственной связующей нитью осталась узкая лента грунтовой дороги, вокруг которой до самого горизонта не наблюдалось ни городка, ни деревни, ни даже одинокой фермы. Отдельные заросли вереска не слишком оживляли пейзаж. Временами из них вздымались бока валунов, оставшихся еще от ледникового периода. Лидии никогда не приходилось бывать в местах настолько бесплодных и диких, она привыкла к земле ухоженной, приветливой, знавшей любовь и заботу. Йоркшир. Поросшие вереском низкие холмы. Пашни и пастбища, издалека казавшиеся уютным лоскутным одеялом, живая изгородь вокруг многочисленных дорог, почти беспрерывно – черепица крыш и время от времени – башни замка. И люди, люди повсюду.
Здесь в однообразный пейзаж, лишь однажды вторглось нечто похожее на человеческое существо: тощий силуэт в длинном одеянии, будто некто остановился передохнуть в своей одинокой прогулке по болотам. Он был в рясе – должно быть, местный викарий, спешивший соборовать умирающего. Однако когда дилижанс поравнялся с фигурой, та оказалась просто каменным пальцем, прихотливо обработанным ветрами и непогодой. Позже подобных встретилось немало. Большинство не навевало никаких ассоциаций и являло собой просто груду булыжника или крупных валунов, но некоторые поражали воображение вычурной формой и казались делом рук человеческих. Кое-кто все еще верил, что в незапамятные века эти странные сооружения служили друидам алтарями для языческих ритуалов, хотя наука давно развенчала это поверье. По словам людей знающих, это были остатки древнейшего горного хребта, сведенного временем к жалкой кучке покатых холмов и причудливых скал.
Каково бы ни было происхождение каменных фигур, они очень оживляли местность, и Лидия с удовольствием их разглядывала в окошко. Дилижанс катился со скоростью большей, чем пристало его изношенным колесам и ступицам. Хотелось верить, что это поможет нагнать упущенное время. Поначалу Лидия тревожилась насчет встречного транспорта, однако дорогу нельзя было назвать оживленной: с сало мого отъезда им не попалось навстречу даже телеги. В каком-то смысле это было к лучшему. Когда речь идет о короткой, но тряской поездке или бесконечно длинном унылом путешествии, мало кто затруднится в выборе.
Итак, Лидия сидела лицом к окну, крепко вцепившись в скобу, чтобы не сбросило с сиденья, и лишь время от времени бросала косой взгляд на попутчика. По мере того как солнце клонилось к горизонту, тени каменных пальцев все удлинялись. На скрещенных руках и вытянутых ногах американца происходила замысловатая игра света и теней, это создавало неожиданно драматический эффект. От толчков он покачивался, но сохранял прежнюю позу, что лишь подтверждало его поразительную способность спать в самой неподходящей позе. Экзотическая шляпа прикрывала большую часть склоненного лица. Будь он участником «Шоу Буффало Билла», ему бы непременно дали роль разбойника с большой дороги. Или.того парня, которого аляповатая афиша характеризовала так: «Его не задевай – он скор на руку!» Припомнив это, Лидия невольно улыбнулась.
«Скроен ладно, как хорошая винтовка». Это уже было не из афиши. Сразу после представления, чтобы лучше разобраться в увиденном, Лидия купила на рынке дешевый американский роман из жизни ковбоев. Ее теперешний попутчик, казалось, был создан по образу и подобию главного героя. Должно быть, там, у себя на Диком Западе, он вел нелегкую жизнь, весьма далекую от духовной.
Воображение немедленно нарисовало его в седле, на лошади, упряжь которой изукрашена стеклярусом и серебряными звездочками. На каждом бедре, внизу, виден отделанный серебром «кольт», на сапогах тускло поблескивают серебряные шпоры, которым положено грозно бряцать, когда он входит в салун. Ничего похожего на английские шпоры с их единственным притупленным острием, торчащим прямо из заднего шва. Нет, эти укреплены на широкой серебряной полосе вокруг всей пятки, а формой похожи на корабельный штурвал. Самый большой щеголь может еще пропустить под сапогом серебряную цепочку, чтобы при ходьбе звякала о каблук.
К стыду своему, Лидия находила всю эту показную роскошь потрясающей, потому что та напоминала о кровопролитных сражениях с индейцами, об охоте на бизонов, ограблениях на большой дороге, о существовании где-то на грани, всегда между жизнью и смертью. На деле все было далеко не так романтично, но об этом хорошо мечталось. Через несколько часов ей предстояло сойти в Блейкотте и проститься с подобными фантазиями, быть может, навсегда. К тому же этот человек не носил ни шпор, ни «кольта». Он мог быть просто коммивояжером.
Лидия снова покосилась на незнакомца. Что-то в его позе заставило ее обратиться к нему – громко, чтобы перекричать грохот и скрип.
– Я вижу, вы проснулись!
– Да, мэм, – не сразу ответил он и сдвинул шляпу выше, открывая глаза.
Если бы не хрипота, голос у него был бы даже приятным, глубокого и низкого тембра. Очевидно, этот человек никогда не спешил с ответом, а если отвечал, то медленно и оттого как бы с ленцой. Речь его изобиловала словечками вроде «мэм» и «пожалуйста», но эту вежливость нельзя было назвать неотъемлемой. Во всяком случае, когда он сердился, она превращалась в издевку.
– Можно узнать, кто такая Гвен? – полюбопытствовала Лидия.
Незнакомец сдвинул шляпу еще выше, так что лицо его теперь было открыто предвечерним лучам.
– У вас хорошая память, мэм.
– Так кто же она?
Сэм непроизвольно ссутулился, словно желая уйти поглубже в воображаемую раковину. Леди, от которой он не ожидал ни единого слова на всем протяжении пути, внезапно проявила интерес к его личной жизни. Он пожевал здоровый угол губы. Кто-то сказал, что нет ничего лучше, чем исповедаться случайному попутчику.
– Гвен – та, с которой сегодня утром я должен был обвенчаться.
Сэм внутренне передернулся. Теперь мисс Английская Чопорность решит, что он сбежал от алтаря. В каком-то смысле он и вправду сбежал, а значит, заслужил строгий выговор.
– Сочувствую, – просто – сказала девушка.
Дилижанс резко вильнул в колее. Оба инстинктивно наклонились в противоположную сторону, гася инерцию. Сэму пришлось для этого напрячь мышцы вытянутых ног, и он заметил, что девушка держится за скобу с такой натугой, что побелели костяшки пальцев.
– Что между вами произошло? – спросила она.
Сэм сдвинул брови, думая: где эта добрая самаритянка была пять часов назад, когда он нуждался в слушателе? Тогда ни одной живой душе не было дела ни до него, ни до его проблем! Но вопреки досаде этот внезапный и искренний интерес сразу расположил его к попутчице. Он чуть было не схватил и благодарно не сжал ее руку, но вовремя удержался.
– Я как раз направлялся в церковь, когда стал случайным свидетелем ограбления, о котором уже упоминал. На Плимут-стрит какой-то человек попытался выхватить у женщины сумочку, но она слишком крепко ее держала. Уж не знаю, что на него нашло, только он решил во что бы то ни стало заполучить добычу и свалил женщину на тротуар ударом кулака. Я проезжал мимо в наемном экипаже и… словом, кровь бросилась мне в голову. Я был на голову выше этого негодяя и надеялся подмять его под себя, выскочив на ходу из кеба. Мне просто не пришло в голову, что он может быть не один. – Сэм помолчал. – Вот как оно бывает, мэм. Едешь в церковь венчаться, а вместо этого проводишь время в компании доктора.
– А что же ваша невеста?
– Она не захотела слушать оправданий.
Сэм прочел во взгляде девушки искреннее сочувствие. Глаза у нее были карие с золотыми искорками, отчего казалось, что из них льется ласковый свет. С минуту она молчала, раздумывая, потом повела плечами. – j
– Как странно! Увидев вас в таком состоянии…
– Она даже не вышла ко мне, просто высказала все, что обо мне думает, сквозь запертую входную дверь. Слугам было приказано не впускать меня.
– Какая нелепость!
– Я тоже так думаю.
– А почему вы не отправили к ней посыльного с запиской?
– Я отправил, конверт вернулся нераспечатанным.
– Вы могли обратиться к друзьям. Наверняка среди них нашелся бы человек понимающий и объяснил ей…
– Друзья от меня отвернулись. Я подумал, что остается только отъезд.
– Но как же так можно! – воскликнула девушка. – Какое бесчувствие! Люди должны относиться друг к другу с пониманием.
Именно это и мечтал весь день услышать Сэм, но, когда слова прозвучали, они показались наивными.
– Может, и должны, – он хмыкнул, – но не относятся. Девушка слегка поджала губы, словно перед резкой отповедью, и сказала:
– Какая нелепость!
«Боже, благослови добрых самаритян», – подумал Сэм. Какое-то время он изучал свои разбитые руки, потом вздохнул.
– Отнюдь.
– Конечно, нелепость!
– Это вы сейчас так думаете. А что вы скажете, узнав, что я уже однажды не явился на свадьбу – восемь месяцев назад?
Девушка выпрямилась на сиденье, покрепче взялась за скобу и посмотрела на него так, словно говорила: ах, вот как! Однако она сочла нужным снова выказать лояльность.
– Хм… но ведь вы это не нарочно, правда? Если сегодня у вас была на то серьезная причина, могла быть и в тот раз. Что помешало вам явиться в церковь восемь месяцев назад?
– Я проспал, – угрюмо признался Сэм.
– Это невозможно. Ведь есть шафер, который все; устраивает! Помогает жениху… набраться духу…
– Шафер, конечно, был, но он не знал, где меня искать. Сэм провел ночь с сестрой зеленщика, кухаркой, которая должна была стряпать свадебный обед и которая тоже не явилась на свадьбу по той же самой причине. Но ведь тогда он, к дьяволу, был еще не женат! Сэм не находил в своем поступке ничего ужасного – ну, кроме самого факта неявки, которых за ним теперь числилось две. Он дважды провинился и готов был это признать. Неужели нельзя было позволить ему раскаяться и исправить дело?
Он увидел, что благовоспитанная английская леди отодвинулась на сиденье, словно желая быть как можно дальше от никчемного типа, который не только пустил по ветру свое счастье, но и имел наглость плакаться в жилетку случайным попутчицам. Дело все равно было сделано, так что он смело мог выложить остальное.
– А еще раньше, с другой женщиной, я тоже не явился на свадьбу.
Он снял шляпу, внимательно оглядел ее, поскреб голову и уставился в окно, сознавая, что ему нет прощения. То, что случилось сегодня, было ему свойственно – и как раз поэтому друзья и родные считали его отчасти романтическим героем, отчасти человеком низким. В промежутках между неявками к алтарю он забывал брать своих дам на обещанные пикники и вечеринки, потому что видел особенно сладкие сны или объезжал особенно норовистую лошадь. Невольно приходило на ум, что женщина как таковая значит для него не больше, чем утренняя яичница после плотного позднего ужина, и мало – помалу Сэм начал готовить себя к одинокой старости.
Он ожидал, что девушка на сиденье напротив демонстративно отвернется, давая понять, что разговор окончен раз и навсегда. Укоряя его, что он сыграл на ее добрых чувствах, которых не заслуживал. Теперь она, конечно, глубоко его презирает за то зло, которое он причинил Гвен. Надо быть полным болваном, чтобы начать за здравие, а кончить за упокой!
– Что ж, – неожиданно сказала она, – вы наделали много ошибок.
– Да уж, мэм, – буркнул Сэм.
– Но ведь вы их смыли – кровью.
Сэм невольно коснулся своего разбитого лица. В самом деле, крови было пролито немало!
– Верно, мэм, – признал он.
– Грустная история.
– Да уж, мэм, невеселая.
Он покосился на девушку и спросил себя, чего ради она так мила с ним. Вид у нее в этот момент был рассеянный, словно она так и эдак обдумывала его рассказ. Наконец она заговорила:
– Я вам вот что скажу: женщина не стоит того, чтобы вести ее к алтарю, если она может простить всего один раз.
– Ну нет, это не так! – запротестовал удивленный Сэм. – Гвен того стоит! Когда она успокоится, я сделаю ей такой подарок, что она не устоит. Я намерен снова начать за ней ухаживать.
В самом деле, Гвен того стоила. Ему пришлось соперничать с пятью ухажерами, чтобы завладеть ее вниманием безраздельно. Она была лучшей из лучших.
– А вы, мэм? – спросил он.
– Я? – удивилась девушка.
– Как вы оказались в этом дилижансе? – Ему было не особенно интересно, но хотелось оказать ответную услугу, выслушав чужую историю, пусть даже банальную. – Согласитесь, это самый жалкий экипаж, какой только можно себе вообразить. В нем можно разве что спасаться бегством. Мне лучше какое-то время не попадаться на глаза знакомым, иначе они докончат то, что начали парни с Плимут-стрит. Вот почему я здесь. А что натворили вы?
– Ничего! – быстро ответила девушка и даже слегка отпрянула.
У Сэма и в мыслях не было совать нос в ее жизнь. По правде сказать, он просто дурачился. Однако щеки мисс Английской Чопорности покрыл румянец смущения. Это было заметно, хотя она и сидела в самом сумрачном углу дилижанса.
– Нет, в самом деле, как вы здесь оказались?
– Мне так захотелось, люблю дилижансы.
– Вот как? – Сэм не удержался от смеха. – А что вам больше нравится в этой развалюхе? Пыль, которая садится сверху, или пружины, которые колют снизу? А может, рывки и скачки, от которых, того и гляди, слетишь на пол? Ведь не может же быть, что вам по нраву мое общество!
На лице девушки отразилась масса переживаний: удивление, смущение, негодование. Как ни странно, все это завершилось сконфуженной улыбкой, которую она пыталась подавить, но не сумела. Она поспешно опустила голову, скрывая выражение лица, но вся ее поза говорила о том, что мисс Английская Чопорность совершает нечто предосудительное. Скромница гувернантка была способна на опрометчивые поступки.
Наступило премилое молчание. Сэм так и подумал: премилое.
– Сэмюел Коди, – сказал он, протянув – руку. – Приятно познакомиться.
Девушка уставилась на его руку. Облизнула губы раз и другой. Сэм не сразу сообразил, что она лихорадочно изобретает себе другое имя, а когда понял это, едва не расхохотался ей в лицо. Очевидно, имя было найдено, потому что девушка наконец встретила его взгляд и улыбнулась. У нее был большой выразительный рот, и улыбка это подчеркивала.,
– Лидия Браун, – объявила она и наклонилась через проход между сиденьями.
Лицо ее при этом попало в полосу солнечного света, и в глазах появился новый, медовый, оттенок. О таких глазах говорят – лучистые. Казалось, они тихо сияли в обрамлении густых ресниц. Сэм решил, что о девушке с такими глазами не скажешь – хорошенькая, непременно – красивая.
Поначалу он намеревался крепко пожать протянутую руку, как было принято у него на родине, но вместо этого сжал тонкие пальцы и замер, словно завладел ею. В этой позе он оставался гораздо дольше, чем предписывали приличия. Судя по руке, эта девушка никогда не знала грубой работы.
Заметив, что она едва удерживается на краю сиденья, Сэм выпустил ее руку.
– Чем вы занимаетесь, мэм?
– Что значит, чем занимаюсь? – Она отодвинулась в самый угол своего сиденья.
– Вы образованны, как женщина из приличной семьи, но при этом путешествуете в одиночку… – Он спохватился: – Простите, если я преступил границы дозволенного!
– Я горничная, – быстро ответила она.
– Неужели?
Сэм был вне себя от восторга. Не то чтобы эта девушка была никуда не годной лгуньей – наоборот, лгала она довольно убедительно. Многие сочли бы ее лаконичные ответы правдивыми. Многие – но не тот, кто полтора часа гнал выпрошенного у грума коня до самой заброшенной станции, чтобы попасть на самый поздний и самый захудалый дилижанс – единственную связующую нить между населенными пунктами на равнине унылой, как дорожный указатель.
– Это так, – подтвердила девушка и отвернулась к окошку.
Дилижанс затрясло сильнее. Сэм сказал бы, что тот набирает скорость, если бы верил, что это в принципе возможно. Лошади выразили свое недовольство громким ржанием. Бедных животных можно было понять: кучер не вязал лыка и все же нахлестывал их, словно на пожар. Настало время вмешаться. Лошади лишены дара речи, они не могут попросить кучера ехать помедленнее – значит, эту задачу должен взять на себя кто-то из пассажиров.
– Куда вы едете? – Ему пришлось почти кричать, чтобы быть услышанным.
– В Блейкотт.
– К кому?
Девушка притворилась, что не слышит, и упрямо смотрела в окно. Сэму тоже было не занимать упрямства. Он повторил вопрос. Секунду она размышляла, потом выпалила то, что предположительно могло остановить поток вопросов. – К мужу!
Кольца у нее на руке не было. Сэм положил ногу на ногу, по обыкновению лодыжкой на колено, и выбил пальцами дробь по простеганной коже. Его любопытство было возбуждено. Он решил, что имеет полное право знать историю девушки, потому что рассказал ей свою подноготную. Но он исчерпал допустимые вопросы, оставалось либо прекратить допрос, либо напрямую обвинить ее во лжи.
Дилижанс мчался вперед, словно им управлял сумасшедший. Ветхую пассажирскую кабину бросало так, что сиденья угрожали в любую минуту сорваться с креплений. «Миссис Лидия Браун, горничная» то подскакивала, то раскачивалась, изо всех сил вцепившись в скобу. Сэм уже собирался предложить ей держаться обеими руками, когда мощный рывок сбросил их обоих с сидений: дилижанс не вписался в поворот. Оба правых колеса сорвались с насыпи, и теперь он на полном ходу кренился всей свой массой, угрожая опрокинуться. Пронзительный визг девушки заглушил все остальные звуки. Потом – чудом – пол под ногами выровнялся, колеса снова нашли колею. Сумасшедшая скорость, однако, не уменьшилась.
«Ничего себе поездка,. – подумал Сэм. – Пропади пропадом этот болван кучер! Надо было все-таки отобрать у него бутылку».
Не без труда ему удалось подняться на ноги, опустить окошко и высунуться. Балансируя над стремительно летящей навстречу обочиной, он попробовал привлечь внимание безумца на козлах.
– Эй, дурачина, помедленнее!
Ответа не последовало. Сэм высунулся сильнее, уже не решаясь смотреть вниз и лишь по свисту ветра в ушах сознавая, как быстро они несутся.
– Ты, тупой слизняк! Безмозглый выродок! Замедлишь ты ход или нет?!
Бог знает каким чудом, ему удалось выползти наружу еще немного и не вывалиться совсем. Упряжка неслась на адской скорости, словно никем не управляемая.
– Иисусе, помоги! – выдохнул Сэм, ухватился за верхнюю часть рамы и повернулся, усевшись на нижнюю. – Эй! Эй, кучер!
«Не паникуй, – думал он. – Парень завалился в другой угол, тот, который отсюда не виден, и жмется там, вдребезги пьяный, чтобы не вывалиться на ходу. Или он от природы глух и потому не слышит окриков».
Какова бы ни была причина, дилижанс снова вильнул, так что Сэм чуть не вылетел из окна, как из катапульты. Ему лишь чудом удалось удержаться.
Дьявольщина, дьявольщина! Он заранее ненавидел то, что собирался проделать, но другого способа выяснить правду не оставалось. Сэм задрал ногу насколько мог высоко, крепко уперся в нижний край окна выемкой между каблуком и подошвой и оттолкнулся изо всех сил. Ему удалось нащупать поперечную перекладину ограждения крыши. Там, наверху, обычно путешествовали пассажиры победнее или те, кому не хватило места внутри. Сейчас там должно было быть совсем пусто, тем более что единственный багаж – сундук «миссис Лидии Браун» – был приторочен сзади. Сэм мимолетно задался вопросом, все ли он еще там, с такой-то тряской, но потом ему стало не до размышлений, даже мимолетных. Опасно балансируя между небом и бешено несущейся землей, он пополз вперед по боковой стенке дилижанса. Впрочем, пополз одной верхней частью тела, перебирая руками по ограждению крыши. Поскольку для ног не нашлось столь же надежного упора, ими можно было только упираться в нижний край окна.
Все же ему удалось продвинуться вперед, хотя от толчков и бросков о стенку у него скоро разболелась голова. Стиснув зубы, он сделал финальный рывок, предвкушая, как выскажет идиоту кучеру все, что наболело. Взгляду открылись козлы – что-то вроде короба с сиденьем и подножкой, откуда осуществлялось управление дилижансом. Вернее, должно было осуществляться, потому что на козлах никого не было. Высказывать все, что наболело, было некому.
Дальнейший шаг, каким бы рискованным он ни был, напрашивался сам собой. Сэм поднатужился, собрал остатки сил и оттолкнулся от края окошка так, чтобы, описав дугу, зацепиться ногами за боковину козел. Как раз в этот момент лошади прянули к другой обочине, дилижанс занесло и Сэма мотнуло в воздухе так далеко в сторону, что положило горизонтально. Не слыша собственного голоса, он непрерывно сыпал проклятиями, уверенный, что этот опасный трюк будет его последним приключением. Однако громоздкая повозка наклонилась в другую сторону, и его швырнуло на передний край стенки так, что занялся дух. По инерции его занесло вперед, а дальнейшее уже было несложным по сравнению с только что проделанной работой.
Утвердившись на козлах и кое-как отдышавшись, Сэм наконец получил возможность обдумать случившееся. Один Бог знал, что сталось с кучером и сколько времени лошади неслись вперед сами по себе, ничего не видя в шорах, кроме ленты дороги.
Вот тут бы и покончить с адской ездой, но Сэм не успел: дорога сделала крутой поворот, огибая кучу валунов. Упряжка честно попыталась удержать экипаж на насыпи, однако вираж был слишком крут, и всю шестерку повело в придорожную канаву вместе с дилижансом. Животные повернули вверх по небольшому склону и прочь от дороги, так что несколько ужасных секунд дилижанс двигался на двух колесах. Сэму удалось удержаться, только вцепившись в обе стенки короба. Он мог лишь предположить, каково приходится его попутчице; по отчаянному крику, доносившемуся изнутри.
Все обошлось, они снова мчались вперед, но чтобы остановить упряжку, нужно было завладеть вожжами, которые сейчас волочились по земле среди двенадцати пар мелькающих копыт. Сэму меньше всего хотелось соваться в эту мясорубку, но выхода не было, и он начал спускаться ниже, к сложной системе кожаных креплений, в то время как упряжка влекла дилижанс все дальше в глубь каменисто – болотистой равнины Дартмура. Упираясь ногой в оглоблю и держась за хвост ближайшей лошади, он с огромным трудом дотянулся до волочащихся вожжей и только успел намотать их на руку, когда упряжка вдруг остановилась как вкопанная. Сэма отшвырнуло вперед. Сделав сальто над взмыленными лошадиными крупами, он плюхнулся в какую-то глубокую лужу, подняв фонтан воды.
Опомнившись, он понял, что сидит не в луже. Поверхность была целиком покрыта ряской, изрядно взбаламученной его падением, под ним словно все больше прогибался мягкий матрац. Он погружался. Кругом царила тишина, нарушаемая лишь тяжелым дыханием измученных лошадей. Потом они начали все чаще, все тревожнее переступать ногами, тоже ощутив неумолимые объятия болота. Одна из них жалобно заржала.
– Мистер Коди! – послышалось изнутри. – Вы живы? Я не могу выбраться.
Дилижанс торчал из воды под нелепым углом. Он не только быстро погружался, но и клонился в сторону двери.
Сэм забарахтался в трясине. Выбраться удалось, ухватившись за упряжь ближайшей лошади. С перепугу та укусила его при этом в плечо. Густой вязкий ил казался живым и дышащим существом, которое веками лежало в засаде, поджидая добычу, и теперь не собиралось отпускать ее на свободу. Бросив вожжи, Сэм вскарабкался по стенке на крышу дилижанса. Отворить дверцу не удалось: хотя она не погрузилась еще и до половины, болото уже вцепилось в нее мертвой хваткой.
– Миссис Браун, вам придется выбираться через окно.
– Я не смогу! Мои юбки… – испуганно ответила она.
– Давайте руку, я помогу.
Из окна тотчас показались сразу обе ее руки. Какая-то из лошадей снова заржала, тоненько и испуганно, другая ответила почти человеческим криком. Сэм свесился к окошку, держась ногами за ограждение крыши, и ухватил девушку повыше локтей.
– Сейчас я вас вытяну. Не двигайтесь, так мне будет легче.
Она послушно обмякла в его руках. Один энергичный рывок, и она оказалась снаружи растрепанная, в мятом платье с мокрым подолом (очевидно, вода уже успела проникнуть внутрь через неплотно прикрытую дверцу).
После сумасшедшей скачки она была, конечно, вся в синяках, но все это вместе взятое не шло бы в счет, если бы дилижанс не погружался так быстро.
Еще рывок. Теперь они оба находились на сильно накренившейся крыше. Убедившись, что девушка держится, Сэм вопреки ее протестам занялся упряжкой. Он просто не мог бросить несчастных животных на произвол судьбы, а потому выудил карманный ножик и резал, казалось, целую вечность, пока маленькое лезвие отсекло их общую упряжь от повозки. Как только дилижанс перестал увлекать лошадей в трясину, они опомнились от панического страха. Совместными усилиями им удалось выбраться на сухое место, а потом и на каменистую почву.
Между тем Лидия съежилась в комок и дрожала в верхнем углу крыши. С этой точки можно было окинуть взглядом все болото целиком. Оно играло обманчиво приветливыми изумрудными красками. Толстый слой мха придавал ему вид уютного зеленого одеяла с уродливой темной заплатой в той части, куда угодил дилижанс. На крыше все-таки оказался багаж, ранее не замеченный, – нелепого вида саквояж, по форме как будто приспособленный для перевозки гладильной доски. Сэм решил, что он сгодится.
– Мой саквояж! – ахнула Лидия, когда он поднял его и бросил в сторону, на заманчивый ковер болотной растительности.
Саквояж приземлился почти беззвучно, наполовину погрузился в мох и траву, потом слегка подскочил, словно спружинил.
– Хм… – Сэм почесал в затылке. – Будем считать, что эта зелень выдержит наш вес. – Он повернулся к Лидии, смерил ее взглядом. – Ваша очередь, мэм.
– Но я не… ой!
Не вступая в пререкания, Сэм без долгих разговоров подхватил ее на руки и перебросил через край крыши на зеленую подушку, под которой таилась трясина. Увы, он не сообразил, что в непосредственной близости от тонущего дилижанса целостность зеленого покрова была нарушена.
Поверхностный слой не порвался под тяжестью девушки, но осел в направлении открытой воды, и она сползла в ту сторону по самые бедра, еще больше промочив юбки. К счастью, вместо того чтобы барахтаться, она, пронзительно крича, откатилась в сторону, хватаясь за что попало.
Ни один кнут не подгонит так, как вкус илистой болотной воды во рту. Не прошло и нескольких минут, как Лидия, уже на четвереньках, поспешно выбиралась подальше от промоины, хотя и непонятно, как это ей удавалось в намокших юбках. Сначала поверхность болота дрожала и зыбилась при каждом ее движении, потом лишь слегка колебалась и наконец повела себя совсем как солидная земля. Девушка инстинктивно двигалась в правильном направлении – к унылым и благословенным выступам скал. За ней оставался примятый след.
– У вас отлично получается! – подбадривал Сэм. – Впереди будет суше, там нет такой яркой зелени. Еще ярдов десять – и вы в безопасности.
Хотя и перепуганная, его попутчица вела себя так, что лучше и не придумаешь: в особенности когда, устав бороться с мокрым и тяжелым подолом, подняла его повыше. Взгляду Сэма открылись нижние юбки, не в пример лучшего качества, чем платье, – сплошной шелк и кружева. По мере продвижения они задирались, и вот уже Лидия ползла, мелькая панталонами. Они тоже были прехорошенькие, как и ноги в тонких чулках. Вместо того чтобы предостеречь ее, Сэм предпочел наслаждаться этим спектаклем. Вообще-то при сложившихся обстоятельствах ему было не до нижних юбок или панталон… впрочем, одно другому не мешало. Он задумался над капризом судьбы, наградившим столь хрупкую леди таким роскошным задом и ногами.
Вспомнив, что речь идет о спасении жизни, он встряхнулся.
– Вы просто молодчина, дорогая моя! То есть, я хотел сказать, мэм!
Лошади давно уже выбрались на твердую землю. Сэм рассчитывал, что они с Лидией продолжат путь
верхом, но просчитался. Некстати взлетевшая птица вспугнула упряжку. Ничего другого не оставалось, как следить за ее исчезновением среди живописных валунов. Сэм утешил себя тем, что рано или поздно усталые животные перестанут метаться по равнине, остановятся передохнуть, и тогда они с Лидией как-нибудь до них доберутся. Это всего лишь вопрос времени.
Один угол крыши уже погрузился в болото. Сэму пришло в голову, что даже в таком жалком дилижансе найдется что-нибудь полезное, и он обшарил все, что мог. Под козлами обнаружилось два железных сейфа, один из них совсем маленький. Когда Сэм бросил тот, что потяжелее на изумрудно-зеленую поверхность, содержимое сместилось на один бок, сейф клюнул краем, пробил слой растительности и камнем пошел ко дну. В образовавшуюся прореху с бульканьем вырвался воздух, и дилижанс разом провалился еще глубже.
С маленьким сейфом Сэму повезло больше – тот крепко сел на большую кочку. После этого оставалось только соскользнуть в холодную мутную воду и выползти, извиваясь, как земноводное, на еще не топтанный участок зеленого ковра. Ему удалось проползти на четвереньках лишь несколько шагов, когда позади раздался громкий чавкающий звук, с которым трясина поглотила злосчастный дилижанс.
Наступила тишина, в которой далеко разносились женские всхлипывания.
Промокший, заляпанный илом и ряской, Сэм лежал на губчатой поверхности болота и дышал, как может дышать только человек, потративший последние полчаса на выживание. Теперь, когда худшее осталось позади, положение дел казалось не слишком обнадеживающим. Лошади умчались прочь, и где их теперь искать? К тому же надвигались сумерки. Солнце низко висело над унылым горизонтом, каждую минуту угрожая за него нырнуть, погасив единственный источник света, который имелся в распоряжении потерпевших.
Хорошая новость состояла в том, что Сэм мог передвигаться по-пластунски. О четвереньках и речи не шло, он был намного тяжелее своей спутницы. Можно было
лишь благословить ее хрупкое сложение: в юбках ей ни за что бы не выползти на твердую землю.
Сэм не стал ждать, пока зеленый ковер расступится под ним, и поспешно пополз туда, где она сидела, обхватив колени и шмыгая носом..
– Я совсем расклеилась!
– Ничего, теперь можно, – утешил Сэм. – Расклейся вы раньше, все сошло бы не так гладко. А знаете, не так уж много женщин наделено способностью к выживанию. Мои поздравления! Признайтесь, ведь вы нарочно задрали юбки повыше! Еще немного – и я бы познакомился с вашим аппетитным задом не только на ощупь.
Слезы сразу высохли, из-под мокрых ресниц блеснул такой свирепый взгляд, что Сэм невольно прикусил язык.
Однако пора было что-то предпринять. Местность не могла предложить ничего более интересного, чем уже знакомое болото, несколько причудливых скальных образований и редкую поросль вереска там и тут. Дороги, хотя она и находилась где-то рядом, видно не было. Правда, в непосредственной близости от трясины виднелись темные следы колес, но чем дальше, тем больше они терялись из виду на каменистой почве. Нелепо было бы предполагать, что упряжка притащила их именно оттуда, куда указывали колеи. Если вспомнить, как мотало дилижанс, они изрядно поколесили из стороны в сторону. Одним словом, на поиски дороги могло уйти гораздо больше времени, чем час; оставшийся до наступления сумерек.
– Спасибо, – послышалось рядом, выводя Сэма из раздумий.
Он повернулся. Девушка так и сидела, подтянув колени к подбородку. Он устремил на нее вопросительный взгляд.
– За то, что вытащили меня из тонущего дилижанса, – объяснила она и тут же с полным отсутствием логики пнула его каблуком в ногу.
– Эй! Если это довесок к благодарности, у вас о л л ней превратное представление!
– Это вам за то, что бросили в болото мой саквояж!
– Надо было проверить, удержит ли нас вся эта зелень. Послушайте, мэм, вы вообще умеете быть благодарной от души? Или только с оговорками?
– Могли бы бросить что-нибудь из своих вещей!
– Мои вещи сейчас едут в Дувр, где мне предстояло насладиться медовым месяцем.
– Вы человек низкий! Вы и меня бросили в болото, даже не зная, выдержит ли оно мой вес!
– Это не имело значения, раз дилижанс все равно тонул, – резонно заметил Сэм.
– Джентльмен первым прыгнул бы в болото, он бы пожертвовал собой, чтобы разведать обстановку!
– А если бы он провалился? Кто бы тогда снимал вас с крыши? Увидев его печальный конец, вы бы не решились спуститься и пошли бы ко дну вместе с дилижансом!
Сэм понятия не имел, почему первой бросил в болото свою спутницу, но объяснение показалось ей убедительным, потому что ее хмурый лоб разгладился, и она неуверенно кивнула. Наступило молчание: каждый обдумывал свое.
– Значит, это было ради моего же блага, – наконец констатировала Лидия. – В том смысле, что вы пытались уберечь хотя бы меня, на случай, если вам суждено утонуть. Я правильно понимаю?
– Вполне, – буркнул Сэм, желая дать ей хорошего шлепка. Зачем нужно подвергать анализу его добрые поступки? – А вы, вместо того чтобы воздать мне за это, придираетесь к тому, как именно я все проделал. И так каждый раз!
– Вы же сами сказали, что ваш удел – спасать женщин, начисто лишенных чувства благодарности.
– Да уж, на это я мастак.
– Пока не очень. Вам следует получше вызубрить роль, прежде чем разыгрывать спектакль.
– Лучше плохой спектакль, чем дно болота.
Он заметил на губах девушки тень улыбки, но она не позволила ей расцвести. Взгляд ее оставался нелюбезным. И эта неодобрительно поднятая бровь! Она демонстративно отвернулась, зашуршала травой, сорвала полную пригоршню сочной зелени.
– Подойдите ближе!
Сэм присел на корточки, задаваясь вопросом, что еще она намерена учудить: дать ему пощечину или заново расквасить нос. Когда Лидия потянулась к его лицу пучком мокрой травы, он отпрянул, но она всего лишь промокнула угол его рта.
– Трещина открылась и кровоточит, – объяснила она, отбрасывая траву..
Сэм позволил взять себя за подбородок и притянуть поближе. Краем подола Лидия несколько раз коснулась ранки, пытаясь остановить кровотечение. Этот процесс длился несколько минут: она прикасалась мокрой материей к углу рта, нажимала и придерживала, потом отводила ее, оценивала результат, хмурилась и снова подносила край подола к его губам. На лице ее застыло сочувственное выражение.
Поначалу Сэм был в чересчур большом замешательстве, чтобы сопротивляться, потом процесс захватил и его. Девушка была из тех, о ком говорят – горяч, да отходчив, к тому же у нее были необычайно мягкие и ласковые руки, прохладные после долгого пути на четвереньках по болоту. Подол ее платья пах болотной зеленью – осокой, ряской, водяными лилиями.
Белые нежные цветы на пористых стеблях, с остроугольными белыми лепестками и розовой сердцевиной, что покоятся на поверхности пруда среди темных круглых листьев. В Техасе полным – полно чистых прудов с водяными лилиями у берега. Техас, где вода чиста, а жизнь полна, где он среди своих, где он дома…
– Ну вот, – удовлетворенно произнесла Лидия. Очевидно, кровотечение остановилось, но угол губ сильно жгло. Ранка, которую нечем прижечь. Без сомнения, девушка подумала то же самое, потому что поджала губы и снова взялась за свой подол. Поднеся его ко рту Сэма, она помедлила и вдруг заглянула ему в глаза. Ее, большие и лучистые, были по-прежнему полны сочувствия, настолько, что он смущенно отвел взгляд.
– Все уже в порядке!
Опустившись на траву, он по примеру своей спутницы подтянул колени к подбородку и уставился вдаль.
– Ужасный день, – заметила Лидия.
– Худший из худших, – согласился Сэм.
– Для вас. Собирались жениться – и вот сидите в мокрых брюках у болота.
– Это не самое худшее. Я приехал в Англию, чтобы получить работу, но для этого нужно быть женатым. Как говорят, остепениться. – У него вырвался ироничный смешок. – На работе можно теперь смело поставить крест. Да, у меня дела не в пример хуже ваших, хотя и вам сегодня не слишком повезло.
– Отчего же, мой день начался просто чудесно. – Лидия помедлила, словно хотела что-то добавить, но лишь глубоко вздохнула. – Что ж, по крайней мере худшее позади. Как только разыщем лошадей и выберемся на дорогу, можно будет считать, что мы выпутались.
«В самом деле, проще простого, – подумал Сэм. – Остается только щелкнуть пальцами».
– А где кучер? – внезапно заинтересовалась девушка.
– Свалился где-нибудь по дороге. Лежит на обочине и дрыхнет, спьяну думая, что он в собственной постели.
– Может, стоит его поискать?
– То есть вернуться назад? – ехидно осведомился Сэм. – Если нужно, то до самой станции, верно?
– Но ведь он, быть может, расшибся!
– Очень на это надеюсь, – сказал он с чувством. – Этот болван чуть не угробил нас обоих. Учтите, я не собираюсь пешком пересекать половину Дартмура, чтобы оказать помощь человеку, едва не лишившему меня жизни. И вам не советую. Кстати, разве вашего мужа не обеспокоит ваше долгое отсутствие?
Пару секунд она лишь молча хлопала глазами, потом спохватилась:
– Ну конечно, обеспокоит!
– Он выйдет вас встречать, а когда дилижанс не прибудет вовсе, организует поиски. Можно сказать, мы спасены, ведь так?
Лидия медленно кивнула, но безнадежный взгляд, которым она обвела равнину, подсказал Сэму, что на помощь лучше не рассчитывать. Наступило долгое молчание, которое он счел за лучшее нарушить первым пришедшим на ум вопросом.
– Там все еще кровоточит? – спросил он, осторожно прикасаясь языком к углу рта.
– Чуть – чуть, – рассеянно ответила Лидия, потом придвинулась ближе, чтобы осмотреть ранку.
Она не была брюнеткой, как ему показалось вначале, когда тень от шляпки придавала ее волосам иной оттенок. Сейчас, когда отдельные пряди выбились из прически, было видно, что они каштановые с золотым отливом – того же цвета, что и глаза, – и вьющиеся на концах. Один локон устроился в изгибе шеи, мягкий и блестящий, как шелковая ленточка.
Закусив нижнюю губу, Лидия размышляла, стоит ли снова заняться врачеванием посредством болотной воды. Сэм таким образом получил возможность близко рассмотреть ее лицо с трогательным выражением симпатии. Безотчетно играя на ее добросердечии, он приоткрыл рот, коснулся больного места и содрогнулся.
Лицо, склонявшееся к нему, было милое, хотя не каждый ценитель женской красоты назвал бы красивым ее рот с тонкой верхней и полной нижней губой. Как бы то ни было, это. был рот, влекущий к себе, рот под стать худощавой фигуре с круглыми ягодицами. С точки зрения Сэма, такая фигура и была самой что ни на есть привлекательной. В лице Лидии было мало округлостей – это был изящный овал с чуть впалыми щеками и очень прямым носом с тонкими крыльями. К этому как нельзя лучше шел большой выразительный рот.
Пауза затянулась. Сэм слегка улыбнулся и энергично подвигал нижней челюстью, давая понять, что устроил маленькое представление, а на деле все обстоит не так уж плохо. Предсказать реакцию этой девушки было нелегко, но он ло надеялся, что обойдется без выговора.
Лидия охотно улыбнулась в ответ, а потом и вовсе засмеялась. У нее был легкий, приятный смех, но он не длился долго. Вспомнив о своем замужнем положении, она смутилась и вспыхнула. Маленькая лгунья! Но смеяться она не перестала. Сэм не выдержал и тоже расхохотался, позабавленный, как никогда в жизни.
Чтобы описать «миссис Браун», пришлось бы поставить рядом немало противоречивых определений: дерзкая, изобретательная, до смешного добросердечная, прямодушная и при этом способная на обман. Ну и наконец, не слишком чопорная, если вспомнить подол, поднятый для удобства передвижения по болоту. Сколько англичанок предпочло бы погибнуть в трясине, лишь бы не выйти за рамки приличий!
Сэм решил, что «миссис Браун» (или как там ее) ему по душе со всеми ее недостатками.
– Что это с нами обоими? – неожиданно спросила она, согнувшись при новом приступе ничем не оправданного смеха.
– Нервы, – предположил Сэм, стаскивая сапоги, чтобы вылить воду и вытряхнуть ряску.
– Нервы? – удивилась Лидия.
– Не только. Мы слегка флиртуем друг с другом и находим это приятным, хотя оба по уши мокрые и грязные, а главное, заброшены судьбой в такое захолустье, где не пожелаешь очутиться и врагу, особенно без еды, питья и доброй лошади. Согласитесь – это смешно, смешнее не бывает.
– По-вашему, мы попали в беду? – спросила девушка, сразу перестав смеяться.
– Нет, конечно, я просто пошутил. – Сэм для убедительности издал смешок, глядя в лучистые и лживые золотисто – карие глаза. – Я вот что думаю. Для начала давайте пошарим в саквояже и сейфе, отберем то, что нам может пригодиться, а остальное бросим. Надо торопиться, до захода солнца осталось мало времени. Придется решать, что лучше: гоняться по болотам за упряжкой или пешком искать дорогу. Возможно, здесь все-таки кто-то проезжает, хотя бы время от времени. Что скажете? Или у вас есть другие предложения?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опрометчивый поступок - Айвори Джудит



Давно так не смеялась, тем более при чтении любовного романа! Хихикала буквально на каждом абзаце. Люблю Джудит Айвори, и с каждым новым романом всё больше! Этот роман - хорошее напоминание о том, что даже к не очень весёлым событиям надо относиться весело и легко!
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитЕлена
5.11.2010, 15.09





Обожаю откровенных аквторов с большим чувством юмора
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитЕлена
11.04.2011, 20.29





Роман впечатляет..очень интересный..понравился,взял за душу.И посмеяться можно
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитЮлия
23.07.2011, 18.49





Стоит прочитать - ироничный. смешной! Прочитала на работе за 2 дня.
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитАлида
23.08.2011, 6.15





potrasayushiy roman. ochen milaya,smeshnaya i dushevnaya istoriya 10 iz 10.
Опрометчивый поступок - Айвори Джудитcn13
11.01.2012, 23.31





Оххх...хороший роман,и смяшной.....мне понравился очень!!!!
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитЛис
16.01.2012, 23.35





"Не хватает романтики,нет того,что делает историю незабываемой.Уверена я не захочу перечитывать."
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитНИКА*
18.05.2012, 17.35





ну блиииин, так забавно на пустошах всё начиналось, а как в город вернулись - всё, проснулась сучья натура героини. ведёт себя как стерва недотраханная, героя откровенно жаль. непонятно даже, чего он за ней волочится.
Опрометчивый поступок - Айвори Джудитаня
18.06.2012, 19.46





Увлекающий роман с чувством юмора.
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитЛана
20.06.2012, 12.56





Мне очень понравилось...
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитМилена
9.10.2012, 22.41





Мне очень понравилось...
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитМилена
9.10.2012, 22.41





Прочитала с удовольствием, читается легко.
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитИрина
21.10.2012, 18.47





Роман хорош,но мне чего-то не хватает. На самом деле интересно,но мне не "Ах".О вкусах не спорят!!! Но прочитать стоит!
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитMarina
7.02.2013, 19.30





советую прочитать! поднимает настроения, особенно днем, когда на работе нечего делать, сиди и читай, а на лице улыбка.... просто приятно))))
Опрометчивый поступок - Айвори Джудиткамила
4.05.2013, 15.02





советую прочитать! поднимает настроения, особенно днем, когда на работе нечего делать, сиди и читай, а на лице улыбка.... просто приятно))))
Опрометчивый поступок - Айвори Джудиткамила
4.05.2013, 15.02





Увлекательно и весело, моментами непредсказуемо, возможно где-то слишком наиграно, но прочитать стоит
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитItis
24.05.2013, 16.31





интересный роман.
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитМарина
18.06.2013, 16.09





Ну и ну! Вообще-то не читаю романы про ковбоев,про секс где-то на природе,когда герои по три дня немылись,да еще все в травмах и прочее. Но здесь почти поверила. Очень понравился стиль автора - диалоги и переживания героев интересны и естественны,своеобразный юмор. 10из10 баллов. Попробую прочесть другие романы Айвори Джудит.
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитИмбирь
23.11.2013, 23.15





Роман понравился. Не успокоилась, пока не дочитала!) 9 из 10.
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитАнастасия
3.02.2014, 14.00





Однозначно, это не тот автор, которого следует читать. Нудно, глупо, натянутые диалоги, тупая ГГ. Оч. удивили предыдущие отзывы. ИМХО
Опрометчивый поступок - Айвори Джудитгостья
27.07.2014, 2.14





Начало немного затянуто.Интересно стало, когда она нашла его паспорт. "Надо уметь быть благодарным судьбе за то, что было, а не сетовать на нее за то, что не длится вечно". Прекрасно сказано!
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
15.08.2014, 22.43





Мне нравится стиль письма этой писательницы,даже не смотря на иногда,через чур затянутое повествование.Нравится,что она не осложняет обычно ситуации до абсурдности,а героини у нее не типичные шаблонные красотки,а женщины с обычной внешностью.Ставлю 8 из 10(2 бала снимаю за концовку,слабовато)
Опрометчивый поступок - Айвори Джудитлулитка
23.12.2014, 15.14





первая половина- ОТЛИЧНО. а дальше - ни логики, ни интриги, скучно. и конец тухлый. но за шикарные полкниги ставлю 8
Опрометчивый поступок - Айвори Джудитгость
20.02.2015, 1.13





Прочла,потому-что хотелось узнать дальнейшее содержание.В общем неплохо,но чего-то не хватает!
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитНаталья 66
3.03.2015, 23.06





Какое это великое счастье - ЖИТЬ, rnСуществовать в Мире, дышать, видеть небо, воду, солнце! (И. Бунин) rnrnВот проблема: "Некому будет судить". ВАШЕ мнение и как быть? rnrnРиск собою - дело личное. Риск термоядерного ИСПЕПЕЛЕНИЯ Землян - ПРЕСТУПЛЕНИЕ. rn"Некому будет судить", - это чудовищный ЦИНИЗМ отца атомной бомбы Оппенгеймера; rnспесивое признание им гибели ЧЕЛОВЕЧЕСТВА от атомного маразма - его ПАЛАЧЕСКОЕ rnчванство: "Я - СМЕРТЬ, великий разрушитель МИРОВ несущий, ГИБЕЛЬ всему ЖИВОМУ". rnВот и фатально-безответственные "отцы" БОЛЬШОГО ВЗРЫВА рискуют КРЕМАЦИЕЙ Земли, rnЛюбой взрыв - СТИХИЯ. Цена СТИХИИ Большого Взрыва - термоядерный ХОЛОКОСТ МИРА. rnПохоже, КОЛЛАЙДЕРНО-термоядерные игры ВЫЖГЛИ иные МИРЫ. Ау! Вселенная! Мы ОДНИ. rnМрак НЕБЫТИЯ от провокаций Большого Взрыва РЕАЛЬНЕЙ искорки ЖИЗНИ во вселенной. rnФАНАТИКИ Большого Взрыва РИСКУЮТ самым главным ПРАВОМ Землян - ПРАВОМ на ЖИЗНЬ. rnИгнорируя оппонентов, УГРОЗЫ >95% ТЁМНОЙ энергии и материи от всего МИРОЗДАНИЯ rn(
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитВещий
12.03.2016, 19.32





Мне понравилась первая часть больше, вторая затянута, но с удовольствем прочитала книгу. Читайте!!!
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитКис
28.03.2016, 14.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100