Читать онлайн Опрометчивый поступок, автора - Айвори Джудит, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опрометчивый поступок - Айвори Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 53)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опрометчивый поступок - Айвори Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опрометчивый поступок - Айвори Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Айвори Джудит

Опрометчивый поступок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Если ты никогда не требуешь платы, по крайней мере работай на себя, а не на других.
Йоркширская пословица
– Я понятия не имею, где его посадить! – с тревогой прошептала виконтесса Венд маркизе Мотмарш.
Если учесть, что она особенно гордилась своим умением правильно разместить за столом любой состав гостей, это прозвучало для стоявшей рядом Лидии почти как мольба о помощи.
– Мистер Патерсон, американский посол, по штату выше лорда казначея, но он ссылается на болезнь и присылает вместо себя кого-то, о ком я понятия не имею! Где я, по-вашему, должна посадить этого человека? В передней части стола, где обычно сидит посол, или в задней, где американцу самое место, если он ничего собой не представляет?
Маркиза, женщина уже немолодая, но все еще статная, в вопросах старшинства не имела себе равных, не потому, что, подобно виконтессе Венд, ревностно оберегала свой собственный престиж. Во-первых, она была наблюдательной, а во-вторых, вращалась в свете не менее сорока лет. Иерархия была для нее святыней из святынь.
– Если американский посол болен, кто-то должен временно исполнять его обязанности, – сказала маркиза своим тихим, приятным голосом.
Голос виконтессы, напротив, был звонок, как туго натянутая струна.
– Да, но ведь не просто заболел, а подал в отставку по состоянию здоровья! Без сомнения, кто-то должен принять пост.
– Если бы королева уже дала аудиенцию его преемнику, мы бы об этом услышали.
– Возможно, весть уже в пути. Я не хочу совершить промах! – воскликнула виконтесса в отчаянии.
– Когда мы выезжали в провинцию, ни о какой отставке и речи не шло. Ручаюсь, что верительные грамоты еще не были вручены.
– По-вашему, мистер Патерсон просто взял да и вышел в отставку, не оставив преемника?
– Возможно, его отставка еще не принята официально. – Кроткий голое маркизы звучал на редкость убедительно. – Бедный, бедный мистер Патерсон! Грэхем… – это был ее муж, маркиз, – говорил, что за последнее время его здоровье сильно пошатнулось.
– Все это хорошо, – откликнулась виконтесса, не слушая, – но куда же мне все-таки посадить этого… кто бы он ни был? Лучше прямо спросить его самого, вручал ли он уже верительные грамоты. До королевской аудиенции в наших глазах он – никто.
– Прямо спросить? Но это так неловко! – Маркиза в негодовании покачала головой, отчего перья в прическе заколыхались.
«Неловко», – мысленно хмыкнула Лидия. Скорее чревато осложнениями. Ее мать терпеть не могла общаться с людьми до тех пор, пока точно не знала, стоит она выше или ниже их по положению. Для каждого случая у нее была особая манера общения.
Виконтесса отошла, шурша тафтой, а Лидия осталась с ощущением, что мысленно злословить немногим лучше, чем ругаться вслух. Впрочем, ее можно было понять: последние две недели мать была совершенно невыносима, а в этот вечер превзошла себя. Ничто не радовало ее больше, чем сознание того, что все и каждый знают свое место. Ничто не изводило так, как подозрение, что кто-то метит выше, чем заслуживает. Она всегда боялась оплошать.
Сегодня все крутилось вокруг того факта, что королевский внук, племянник принца Уэльского, три недели назад сделал формальное предложение Мередит, троюродной сестре Лидии. Вне себя от радости и удовлетворенного тщеславия, виконтесса предоставила свой дом для оглашения помолвки. Впрочем, назвать резиденцию Бедфорд-Браунов «домом» можно было лишь с большой натяжкой. Это был настоящий замок средневековых пропорций и размеров в лучших традициях старой Англии. Мать невесты приходилась виконтессе золовкой, но не часто получала приглашения в эту твердыню. Неудивительно, что оно ее безмерно порадовало.
И вот родной дом Лидии разубран согласно случаю. В каждой нише, в каждой вазе, будь она мраморной, фаянсовой или хрустальной, красуются живые цветы. Двери парадной гостиной должны через четверть часа открыться в парадную столовую, которой почти никогда не пользовались и где состоится самый парадный ужин, на котором только Лидии приходилось присутствовать, Королева прислала свои наилучшие пожелания помолвленным.
С минуты на минуту ожидали выхода принца Уэльского с супругой. Яхта их высочеств два дня назад бросила якорь у побережья, карета их высочеств недавно остановилась у парадного подъезда. В данный момент принц с супругой отдыхали с дороги в лучшей спальне, где им предстояло провести и эту ночь. Виконтесса лучилась от гордости: ведь это был первый случай за двадцать лет, когда царствующие особы почтили ее дом своим присутствием. И какие особы! В последний раз это была всего-навсего кузина немецкой королевы, зато теперь – будущий король Англии!
Лидия нетерпеливо повела плечами: в перчатках у нее всегда потели руки. Мередит с женихом уже спустились к гостям минут пять назад. Виконтесса по возможности деликатно выясняла, каждый ли знает свое место в процессии, когда объявят, что ужин подан. Здесь все зависело от титула и прав. Это не было официальное мероприятие, просто «вечеринка в тесном семейном кругу» – во всяком случае, по словам виконтессы. Это означало, что соберутся «всего лишь» человек шестьдесят, самые сливки общества. Соберутся, чтобы отпраздновать очередную помолвку в царствующей фамилии. Кон. – станция Бедфорд-Браун всеми силами подчеркивала, что это имеет прямое отношение к ее семье. В данный момент она приблизилась к дочери, чтобы в очередной раз выказать «материнскую заботу».
– Лидия! Не понимаю, почему было не сделать прическу с открытым лбом? Тебе это идет куда больше. – Она так энергично поправила волосы дочери, что едва не вырвала с корнем целую прядь. – Ты уже приняла лекарство?
– Нет.
– Где твой отец?
– Не знаю.
– Надеюсь, он хотя бы не заблудится в собственном доме! Ему вести к столу супругу принца, а он еще не соизволил спуститься. – Виконтесса сделала гримаску. – Тебе снова сидеть за столом рядом с бароном де Бла.
На самом деле он был барон де Блю, француз по происхождению, но мать Лидии полагала, что это не звучит. – Где Боддинггон?
– Не знаю!
– А что ты вообще знаешь? – резко спросила виконтесса.
– Больше, чем ты думаешь! – тем же тоном ответила Лидия.
По непонятной причине она все время старалась перечить. Это продолжалось две недели после возвращения.
– Довольно, – отмахнулась ее мать. – Я и тебя пристрою к делу. Американец, о котором мы говорили с маркизой, – высокий брюнет. Кто-то его видел однажды. Боже, как все это неудобно! Словом, как только он появится, сразу проведи его ко мне. Сам он, конечно, не догадается – они никогда не поступают, как должно.
«А вот это верно», – подумала Лидия. Последний (он же первый) американец, с которым ей довелось иметь дело, был как раз из таких.
Сэм! Там, на пустошах, она сумела расправить крылья, и он ее в этом поддержал. Только теперь, вернувшись домой, Лидия окончательно поняла, что означала для нее эта поддержка. То, что ее мать считала возмутительной дерзостью, он называл отвагой. Лидии недоставало Сэма – ох как недоставало!
Мать поймала ее взгляд с другой стороны комнаты и коснулась лба. Это был сигнал поправить прическу в соответствии с ее указаниями. Лидия отвернулась и, резко щелкнув, раскрыла веер.
Если бы мать узнала про Сэма… если кто-нибудь из присутствующих узнал, что он вообще существует!
Лидия напомнила себе, что должна о нем забыть. Напомнила в сотый раз за один только этот день. Нет лучшего способа помнить, чем приказать себе забыть. Глупо! Забыть – это единственный выход. Если бы Эмма Бовари, Тэсс д'Эрбервиль или Анна Каренина сумели подавить свою страсть и вовремя вернулись к прежней жизни, их истории имели бы не в пример более счастливый конец. Все хорошо, что хорошо кончается. У Лидии не было ни малейшего желания пополнять собой ряд литературных героинь, которым пришлось отравиться, повеситься или броситься под поезд из-за 239
маленького приключения из числа тех, которые мужчина позволяет себе неоднократно.
Нужно молчать, беречь свою тайну. Тогда со временем все забудется само собой. А если нет, она заставит себя забыть. Отец, британец до мозга костей, всегда говорил: «Терпение! Не думай о том, о чем думать мучительно. Просто живи дальше!»
А между тем внизу только что появился тот, кто должен был напомнить Лидии о недавнем прошлом. В этот момент он и двое его сопровождающих отряхивались в холле. Лакей застыл рядом в терпеливом ожидании.
– Прошу извинить за опоздание, – сказал Сэм, подавая ему шляпу, плащ и зонт. – Овцы! По дороге со станции мы въехали прямо в стадо овец. Наверняка не мы первые, не мы последние.
Лакей вытаращил на него глаза, а Джон Уинслоу, стоявший на шаг позади, едва удержался от глупого хихиканья. Он был правой рукой Патерсона и верил, что унаследует его пост. К Сэму он втайне относился как к самозванцу и злобно радовался каждому его промаху. Иное дело Майкл Фрезьер, третий из прибывших. Он всецело был на стороне Сэма и готов был сделать все возможное, чтобы тот поскорее приступил к своим обязанностям. Их, всех троих, провели в переполненную парадную гостиную, где Сэм тотчас наткнулся взглядом на сенатора Петерса с супругой, тещей, сестрой и ее мужем – одним словом, на многочисленную родню своей несостоявшейся женьГ. Гвен, конечно, присутствовала тоже и была вся в белом, словно нарочно, чтобы напомнить ему о неблаговидном поступке. Она стояла чуть поодаль в облаке белоснежных кружев и с розой у талии. С розой розовой, как романтическое утро. Казалось странным, что в столь узком английском кругу присутствует сразу столько американцев, однако, к великому сожалению Сэма, они тут были.
Он благоразумно остался вместе со своими спутниками у входа и вступил в светскую беседу с матроной, достаточно августейшей, чтобы явиться в одиночку. Ее муж, как выяснилось из разговора, в этот момент отстреливал гусей в Шотландии. Сэм слушал вполуха, одновременно обыскивая глазами помещение и постоянно подвергаясь риску столкнуться с настойчивым взглядом Гвен. Она явно пыталась привлечь к себе его внимание: не то хотела публично высказать свои претензии, не то помириться. Ни одна из перспектив его не прельщала. Он надеялся, что за ужином они окажутся как можно дальше друг от друга, а уж если совсем повезет, то не перемолвятся за этот вечер ни словом. Все, что он говорил до сих пор, было уже неактуально – значит, из разговора не могло выйти ничего, кроме новых обид. Гвен была не из тех, кто делает вид, будто ничего не произошло. Она предпочитала выяснять отношения.
Сэму живо вспомнилась Лидия. Что бы он ей ни говорил, какую бы чушь ни нес, она никогда не копалась в оттенках его чувств, не вскрывала их, как в анатомичке. Она или смеялась над его словами, или парировала их. Лидия могла за себя постоять.
Ему ее недоставало – ох как недоставало!
Сэм украдкой скользил взглядом по лицам, зная со всей определенностью, что явился сюда только для того, чтобы повидать Лидию. И вдруг увидел гордый затылок, увенчанный короной каштановых волос, приведенных в повиновение с помощью серебряной сетки и украшенных шелковыми цветами. Он еще не успел толком понять, Лидди это или нет, а тело уже ответило: да, это она! Ее вид мгновенно взбудоражил кровь, и с этим ничего нельзя было поделать. Как радостно, как чудесно было просто видеть ее! Как она была хороша! И разодета, словно принцесса. При мысли о том, что на этом безупречном наряде нет ни пятнышка грязи, Сэм невольно улыбнулся. Лиф платья мягко переливался – должно быть, был унизан перламутровыми блестками.
Кожа тоже цвета перламутра, нежная и шелковистая.
Лидия повернулась. Теперь она стояла вполоборота к Сэму, улыбаясь тому, с кем говорила. Он мог видеть даже через комнату, как длинны и густы ее ресницы, как таинственно они затеняют глаза. Ее выразительный рот с полной нижней губой был чуть тронут помадой. Она сияла, как драгоценный камень среди невзрачной гальки.
Сэму пришлось вытянуть шею, чтобы как следует разглядеть собеседника Лидии. Это был молодой человек, довольно ладно скроенный, хотя и полноватый в талии, и – черт его возьми! – такой же лощеный, как и каждый истинно английский джентльмен. Он склонялся к Лидии с таким видом, словно имел на нее какие-то права или желал бы иметь. И без того взбудораженная, кровь Сэма буквально вскипела, вызвав из своих глубин чудовище – яростную ревность. Он почувствовал в незнакомце соперника и, еще не зная, что у того на уме, готов был протолкаться к нему, схватить за ворот и без долгих разговоров вышвырнуть в первое попавшееся окно, чтобы поближе познакомился с брусчаткой двора.
Ему хотелось крикнуть: «Руки прочь – она моя!» Но рассудок напомнил, что это не так. Сэму достало благоразумия не совершить ничего предосудительного. Он отвел глаза с пылающим от гнева лицом.
Увы, долго избегать Лидию взглядом было выше его сил, и вскоре он заметил, что снова разглядывает эту пару. Очевидно, ее собеседник что-то почувствовал, так как он повернулся. Глаза их встретились. Сэм постарался вложить во взгляд весь вызов, на какой только был способен. Когда англичанин отвернулся, вид у него был уже не такой самодовольный. С вежливым поклоном он отошел от Лидии и исчез в толпе. Теперь и она, в свою очередь, оглянулась узнать, в чем дело.
Лицо ее смертельно побелело. Сэм улыбнулся в надежде, что это отчасти смягчит шок от его внезапного появления. Не – сводя с него застывшего взгляда, Лидди схватила кого-то рядом за плечо и пошатнулась, словно собралась потерять сознание. Сэм пожалел, что это не он стоит сейчас рядом с лей, – он бы подхватил ее на руки.
Трудно сказать, чего он ждал. Едва заметной улыбки, которые так хорошо удавались Лидди. Легкого кивка. Чего-нибудь, что сказало бы: ему рады. Но ничего не случилось. С болезненной гримасой на лице Лидди повернулась к Сэму спиной.
Ладно, он не гордый, он не нуждается в особом приглашении. Сэм направился в ее сторону. Матрона, до сих пор безмятежно болтавшая в одиночку, даже не заметила, что он уходит. Сэм не обратил внимания на оклик какого-то создания сплошь в перьях и стеклярусе, он думал только о том, что должен оказаться как можно ближе к Лидди: к ее нежной бледной коже и волосам, которые всегда так хорошо пахли. Возможно, ему даже удастся ощутить их аромат. Он прямо спросит ее, что это за джентльмен с ранним брюшком и не нужно ли с ним разобраться.
Разумом Сэм понимал, что это нелепо, что будущий дипломат должен уметь сдерживать чувства и что они с Лидди уже не на пустошах. Если с ходу устроить сцену, карьера оборвется, так и не начавшись, он подведет и друзей, и свою страну. Но и понимая все это, он продолжал пробираться сквозь толпу в надежде перемолвиться с Лидди хотя бы словом.
– Постойте! – раздался рядом резкий высокий голос, и Сэма цепко ухватили за локоть.
– В чем дело? – раздраженно осведомился он. Стеклярус и перья – эта женщина не желала оставить его
в покое.
– Не вы ли представляете здесь мистера Патерсона, сэр?
– Допустим, а что?
– Леди Венд, хозяйка этого дома. Волей – неволей пришлось остановиться.
– Прошу прощения. Я немного запоздал, а здесь у вас так многолюдно! Сэмюел Коди к вашим услугам. Как вы справедливо заметили, я здесь вместо мистера Патерсона.
– Понятно. – Судя по выражению лица, ее беспокоило что-то другое. – Вы уже были у королевы?
– Что? – удивился Сэм. – Ах, у королевы! Ну, был.
– В Лондоне? – спросила виконтесса с подозрением.
– В Виндзоре. Министр иностранных дел устроил нам частную встречу в связи с чрезвычайной ситуацией.
– Значит ли это, что вы официально приняли на себя обязанности американского посла?
– Я его лишь временно замещаю. Полагаю, к концу августа они пришлют кого-нибудь на место Патерсона, но пока… – Сэм слегка поклонился, – прошу любить и жаловать.
Виконтесса наморщила лоб, осмысливая полученную информацию.
– Иначе говоря, мэм, перед вами Сэмюел Коди, чрезвычайный и полномочный американский посол в Англии.
У виконтессы приоткрылся рот, и Сэм запоздало сообразил, что вместо «мадам» употребил «мэм». Вот незадача! Это была одна из его наиболее частых ошибок.
– Прошу извинить за опоздание, – добавил он, чтобы как-то исправить дело.
Она лишь неопределенно повела плечами.
– Видите ли, мистер Патерсон вынужден был срочно отправиться домой, к семье. Он серьезно болен.
– Да, да, я знаю, – ответила виконтесса, обретая наконец дар речи, и рассеянно добавила: – Мне очень жаль. – Ее мысли опять где-то блуждали. – Придется переместить каждого на одно место!
Сэм не понял, о чем речь, но благоразумно промолчал.
– Я говорю, из-за вас придется сдвинуть всех дальше по – столу, – пояснила она с неудовольствием. – Столько хлопот! Пойду немедленно этим займусь.
Теперь по крайней мере было ясно, что проблема возникла по его вине.
– Простите, – на всякий случай сказал Сэм.
– Теперь уж ничего не поделаешь, – отмахнулась женщина в перьях и стеклярусе. – Главное, ничего не перепутать. Впрочем, все устраивается как нельзя лучше! Вы войдете с герцогиней.
Она указала на болтливую матрону, чей муж находился в Шотландии, потом адресовала Сэму такую холодную и мимолетную улыбку, что он спросил себя, не показалось ли ему, – и отошла по своим делам. Можно было продолжать погоню за…
За ее дочерью! Так эта женщина приходится Лидии матерью? Боже правый! Вот откуда эта суровая закалка!
Лидия бросила взгляд через плечо. Она была почти уверена, что ошиблась и приняла первого попавшегося высокого брюнета за своего ковбоя с вересковых пустошей. Но нет, глаза ее не обманывали – это был Сэм. Он попал в цепкие руки виконтессы Венд и сейчас высился над ней, кстати, как и почти над всеми собравшимися. Этот гладко выбритый, тщательно причесанный мужчина казался идеализированной версией того Сэма, которого Лидия знала всего три дня. Теперь на нем были крахмальный воротничок, шелковый шейный платок, белоснежная рубашка в мелкую складочку, черный смокинг и драгоценные запонки. Иными словами, он был при полном параде. Более того, лицо его не носило и следа прежних украшений: ни синяка, ни царапины – остался только ровный загар. Даже поза его была иной, более уверенной, как у человека, который знает себе цену. И все же он оказался загнанным в угол и вскоре должен был вылететь вон.
Лидия отвернулась, чтобы не видеть его унижения, и уставилась на подбородок Боддингтона, который двигался в унисон с рассказом о том, как вдохновило английские войска в Южной Африке последнее обращение королевы. Вместо этого она всем существом приноравливалась к присутствию Сэма. Оно было столь ощутимо в душной переполненной гостиной, что Лидия почувствовала дурноту. С утра у нее, не было во рту маковой росинки, но дурнота не имела с этим ничего общего. Это была острая смесь страха и предвкушения.
Зачем он явился? К кому? К ней? Об этом страшно было даже подумать. Но этот его взгляд!.. Да, Сэм пришел к ней. Как он мог?! Ему не проскользнуть мимо ее матери, этого Цербера в юбке, этого стража светских условностей и правил.
Лидия не выдержала и обернулась снова. Ее мать улыбнулась Сэму! Пусть коротко и неискренне, но улыбнулась. Это было «добро пожаловать». Как если бы опрометчивый поступок Лидии изменил все течение жизни, как если бы ее сумасбродным мечтаниям было позволено воплотиться!
А Сэм уже снова пробирался к ней через толпу. Сердце Лидии забилось часто и испуганно, в горле пересохло. Не без усилия она повернулась к Боддинггону. Оказывается, он уже умолк и тоже разглядывал Сэма.
– Лид… – раздалось за спиной.
Сердце ее ухнуло в пятки, но голос тотчас исправился:
– Мисс Бедфорд-Браун?
Медленно – медленно, как во сне, Лидия повернулась на голос. Да, это был Сэм. Он выглядел… Хотелось сказать – безупречно, хотя две недели назад она ни за что не применила бы это слово к небритому, грязному ковбою.
– Счастлив видеть вас, – сказал он с большей искренностью, чем следовало.
По крайней мере голос его не изменился: глубокий, низкий, с хрипотцой. Слышать его снова казалось чудом, от него слабели колени. Лидия ощущала бешеное биение своего сердца.
Пауза тянулась, казалось, целую вечность.
– Вы что же, хорошо знаете друг друга? – наконец спросил Боддингтон.
– Нет, – сказала Лидия как раз тогда, когда Сэм ответил: «Да».
– Ах, мисс Бедфорд-Браун! – воскликнул он со смехом. – Неужели вы непременно.должны утверждать прямо противоположное? Неужели нельзя обойтись без препирательств?
Лидия уставилась на свои руки, потом взгляд сам собой скользнул ниже и коснулся мысков потертых ковбойских сапог из кожи вишневого цвета. Волна головокружения налетела так внезапно, что потемнело в глазах. Так нельзя, в отчаянии подумала Лидия, не хватало еще хлопнуться в обморок!
– На самом деле, – пояснил. Сэм, – я лишь – пытался получше узнать мисс Бедфорд-Браун в…
– Плимуте, – поспешно подсказала она, испугавшись, что будет назван город, где она никогда не бывала. – Я была там на турнире по стрельбе из лука.
– Нет, в Блейкотте, – мягко поправил Сэм. – Мисс Бедфорд-Браун так мало ко мне благоволила, что даже не помнит, где мы познакомились.
– Напротив, отлично помню! В Плимуте, – настаивала Лидия.
Она готова была настаивать до потери сознания, потому что окончательный – и широко известный – вариант истории их с Роуз скитаний не включал остановки в Блейкотте. Похоже, до потери сознания было рукой подать: гостиная все быстрее плыла перед глазами, море голов колыхалось вверх – вниз, словно на волнах прибоя. Духота становилась невыносимой. На лбу и верхней губе ощущалась испарина, зато руки совершенно оледенели.
– А ведь и в самом деле! – оживленно воскликнул Сэм. – Помнится, в Плимуте вы наотрез отказались принимать знаки моего внимания. Я был безутешен и позже сделал еще одну попытку, где же это? Как, бишь, назывался этот городок?
– Ту – Пойнтс!
– Вот именно.
У Лидии вырвался облегченный смех, она чувствовала себя идиоткой. Дыхание участилось, стало неглубоким.
– Лидия! – вскричала рядом ее мать. – Сейчас же прими лекарство! Где твой тоник?
Она не только не имела понятия, где тоник, но и не нуждалась в нем. Тоник тут был бессилен. Однако открытый флакон с ненавистной жидкостью уже маячил перед глазами. Поймав запах, Лидия испугалась, что ее вырвет. Она и в самом деле начала давиться.
– Их королевские высочества, принц Уэльский и его супруга!
Лидия начала соскальзывать на пол. В последний момент она ощутила подхватившие ее руки, которые тотчас узнала. На нее пахнуло свежевыглаженной рубашкой, дорогим одеколоном…
Она была без сознания недолго, а очнувшись, с изумлением услышала, как Боддингтон доказывает Сэму, что право на ее бесчувственное тело принадлежит ему и только ему. В данный момент они держали ее в четыре руки.
– Все в порядке, – пробормотала Лидия, безуспешно стараясь высвободиться.
– То есть как это в порядке?! – возмутилась ее мать. – Ты отказываешься принимать лекарство, и я уже не раз говорила, что это не доведет до добра! Ты все время на ногах, да и вообще поступаешь наперекор советам докторов. Видишь, чем это кончилось?
Лидия попыталась возразить, но не могла вставить слово; К счастью, появился виконт Венд.
– Ваше высочество, если не возражаете, я сам отведу свою дочь в столовую. Это против правил, но…
Он обращался к принцу Уэльскому. С ее несколько смещенного ракурса тот показался Лидии сплошным животом. Ни он сам, ни его супруга не возражали против такого вопиющего нарушения правил, и виконтесса вынуждена была уступить, хотя и со скрежетом зубовным. Таким образом, процессию возглавили хозяйка дома об руку с принцем Уэльским и принцесса об руку с Сэмом Ходи. Лидия, которая шла следом, решила, что все это ее горячечный бред, но за супом перехватила обрывок, разговора, из которого узнала, почему ее ковбой сидит во главе стола.
Посол Соединенных Штатов Америки? Первоначальное изумление быстро сменилось гневом. Ах, наемник за все про все! Вот что имел в виду проклятый Сэм Коди! Он, видите ли, устраивает дела! У него не один босс, а много! Что он имел в виду? Что-нибудь возвышенное, например, весь американский народ?! Лидии хотелось швырнуть в Сэма тарелку с томатным супом, чтобы безнадежно испортить крахмальную грудь его белой рубашки. А еще лучше – повесить его на шелковом шейном платке!
Однако и теперь оставалось загадкой, зачем он явился в поместье ее отца.
Впрочем, этот вопрос занимал многих за обеденным столом. Сэм явно произвел впечатление, хотя держался весьма сдержанно и был немногословен. В какой-то момент он сказал, что президент – «честный стрелок», что было понято в прямом смысле.
– Нет, – возразил Сэм, буквально излучая свой техасский шарм. – Это значит, что он не признает грязных трюков и обманных ходов, но и бьет наверняка, прямо в точку.
Что касается ужина, в ожидании которого Лидия томилась с самого полудня, тот оказался ужасен. Вскоре она потеряла счет блюдам, каждое из которых казалось еще отвратительнее предшествующего, но пахли они все одинаково – старыми, отсыревшими и заплесневелыми конскими попонами. Лидия оставалась за столом, сколько была в силах, с отвращением расталкивая в своей тарелке еду и тупо глядя через стол на Сэма. Наконец она поняла, что не выдержит больше ни минуты, извинилась и встала.
Несколько джентльменов сделали движение подняться, Сэм в том числе.
– Нет – нет, это излишне! – поспешно сказала Лидия. – Не нужно меня провожать. Я поднимусь к себе.
Собрав остатки достоинства, она покинула стол, своих домашних, друзей, Сэма, будущего короля Англии и его супругу. Она и в самом деле намеревалась укрыться у себя в комнате, но поняла, что не одолеет ступеньки на третий этаж и спустилась на первый, в вестибюль, где выбежала через парадные двери, услужливо распахнутые дворецким.
На воздух, скорее на воздух!
Это было мудрое решение. Стоило ночной свежести пахнуть в лицо, как сразу стало легче. Лидия отошла подальше за колоннаду и стояла у перил, лелея остывающий гнев. Как он посмел водить ее за нос? Как посмел переступить порог ее дома? Не важно, что его привело. Это была ненужная встреча, которая только все усложнила. Кто-то вышел следом – понятно кто.
– Это ты, – констатировала Лидия, не оборачиваясь.
– Я, – подтвердил Сэм со смешком, который она так хорошо знала.
Этот его хрипловатый, словно чуточку простуженный смех! В нем хотелось омыться, как в животворном источнике. Хотелось защекотать Сэма, чтобы он смеялся и смеялся, пока слезы не брызнут из глаз. На омытую лунным светом террасу легла тень.
– Я не хотел тебя огорчать.
Лидия продолжала смотреть на длинную шеренгу экипажей, на застывших в ожидании кучеров и лакеев, а когда все-таки повернулась, Сэм стоял рядом в своем безупречном наряде, в рубашке такой белой, что она сияла в лунном свете.
– Ты такой… чистый! – вырвалось у нее.
– Ты тоже, – засмеялся Сэм. – Да и вообще, выглядишь потрясающе. Выразить не могу, как я рад снова тебя повидать.
– А я нет.
– Знаю, – ответил он, пожимая плечами. – Смешно было бы ждать радости от женщины, которая запретила появляться у ее дверей. – Сэм улыбнулся. Это была первая его полноценная улыбка, в которой в равной мере участвовали сразу обе части лица. – Просто так уж случилось, что я все-таки получил пост. Не тот, который был мне обещан, но так даже лучше. Может, передумаешь?
– Не передумаю.
– Вот как?
– Уходи!
– Ладно, – сказал Сэм и повернулся к дверям. – Нет!
Он помедлил, выжидательно глядя через плечо.
– Уходи совсем! Я имею в виду, из нашего дома!
Он вздохнул и покачал головой, не то в знак отказа, не то не желая верить своим ушам. Так или иначе, он больше ничего не сказал, просто вернулся в дом. Сквозь узкое стрельчатое боковое окно Лидия видела, как он поднимается по лестнице в парадную столовую, и подумала, что он будет там не только самым высоким и красивым мужчиной, но и самым «честным стрелком».
Вернувшись, Сэм увидел, что леди уже покинули джентльменов и удалились пить кофе. Мужской пол прохаживался по столовой, разминая ноги. Виконт Венд лично разливал гостям какой-то напиток. Лакей поистине зловещей худобы следовал за ним с коробкой сигар на серебряном подносе. Сэм подумал, что сигары похожи на усохшие трупы в общем гробу розового дерева, и отказался.
Подошел виконт Венд с двумя рюмками, наполненными янтарной жидкостью.
– Коньяку?
– Благодарю, с удовольствием.
Сэм принял то, что, на его вкус, оказалось очень хорошим бренди. Выжидающе приподняв бровь, хозяин дома смотрел, как он пробует напиток.
– По словам сенатора Петерса, первоначально вы прибыли сюда как чрезвычайный и полномочный представитель для возобновления переговоров о строительстве Панамского канала.
– Это так.
Подошли еще два джентльмена, за ними поспешал сенатор Петере. Вид у него был воинственный. Сэм очутился в окружении и сразу ощутил себя не столько в гостях, сколько при исполнении обязанностей.
– Кандидатура мистера Коди не была одобрена сенатом, – сообщил Петере, обращаясь к виконту Венду.
– Ну, что ж поделаешь! – миролюбиво заметил Сэм.
– Как могло случиться, что человек, которому сенат не доверил даже отдельно взятые переговоры, держит теперь в руках всю политику Америки в Англии? – осведомился Петере ледяным тоном.
– Временно держит, временно, – уточнил Сэм. – Вам хорошо известно, что Патерсону пришлось спешно оставить пост. Нельзя же просто закрыть посольство! Если это вас утешит, я просто подвернулся под руку. – Он повернулся к виконту. – Шутка, сэр. На самом деле я достаточно информирован об американских интересах за рубежом и даже приложил к ним руку на мирных переговорах в Париже. Короче, пока не найдется человек, чью кандидатуру всецело одобрит наш досточтимый сенат, вам придется иметь дело со мной.
– Значит, временно… – протянул один из неизвестных Сэму англичан и адресовал виконту взгляд, в котором
явно читалось, что Англия не обязана иметь дело с каким-то проходимцем и просто будет дожидаться постоянного посла.
– Больше всего меня занимает Панамский канал, – сказал Сэм. – Президент ждет, что я вернусь с новым проектом договора.
– Зачем, если существует соглашение, подписанное обеими сторонами?
– , Ему пятьдесят лет, за это время многое изменилось.
– Особенно за прошлый год! – уточнил Венд обвиняющим тоном.
Это был намек на беспрецедентную победу Соединенных Штатов над Испанией в недолгом конфликте двух крупных держав. В результате Америке достались Куба и Филиппины, а Пуэрто-Рико и Гуам попали в сферу ее влияния. В тот момент, о котором шла речь, эта омываемая двумя величайшими океанами держава посягала на мировое господство. Панамский канал мог его существенно приблизить.
– В наше время многое может измениться даже за четверть часа, – заметил Сэм спокойно. – У меня налажена прямая телеграфная связь с президентом, который только и говорит, что о будущем канале. Он, знаете ли, как бульдог – ухватит и не отпустит.
Он не упомянул о том, что было известно всем и каждому: что как раз в прошлом году, когда вопрос о вооруженном конфликте подступил вплотную, «бульдог» обратился к банкам с просьбой финансировать войну и немедленно получил пятьдесят миллионов долларов. В Европе это расценили как весьма ловкий ход, что не замедлило подтвердиться. Война принесла Америке не только новые территории, но и большее уважение.
– Позвольте узнать, каковы ваши полномочия? – осведомился Венд.
– По всем вопросам, касающимся переговоров о канале, – неограниченные. Я буду говорить от лица президента.
– Но к чему все это? Соглашение Клейтона-Булвера уравнивает наше влияние, и вы должны признать, что это разумно: ведь у англичан больше опыта. Вспомните Суэцкий канал!
– Суэц далеко, а Панама, можно сказать, у нас на заднем дворе. Вся внутренняя торговля будет зависеть от нового канала, и мы не можем вложить контроль над главной торговой артерией в чужие руки… – Сэм слегка улыбнулся, – даже если это руки друга.
Виконт и не подумал улыбнуться в ответ, наоборот, он нахмурился.
– Скажите прямо, вы надеетесь отобрать у Англии контроль над Панамским каналом?
– Совершенно верно, – подтвердил Сэм с простодушной улыбкой.
Все в молчании уставились на него. Здесь не привыкли слышать неприкрашенную правду. Потом, с забавной синхронностью, все три английских собеседника Сэма опустили глаза на бренди в своих рюмках. Ничего больше не было сказано, каждый ограничился неразборчивым бормотанием. Сенатор Петере смотрел на Сэма с откровенной неприязнью.
– Прошу меня извинить, – сказал Сэм, не дожидаясь, пока допрос возобновится, – я хочу немного прогуляться, до того как вернутся дамы.
– Вы остаетесь? – спросил виконт.
– Что, простите?
– Я спросил, намерены ли вы остаться в моем доме. Лично приглашаю вас провести здесь несколько дней. Надеюсь, вы охотитесь?
– Иногда, благодарю за приглашение и с радостью его принимаю.
– Никаких разговоров о политике. Обещаю.
– Со своей стороны, не могу обещать вам того же, – усмехнулся Сэм. – Впрочем, к чему спешить, ведь мы непременно вернемся к вопросам политики позже, в Лондоне. Как я уже говорил, меня заботит в первую очередь канал, и я всерьез намерен увезти с собой если не готовое соглашение, то хотя бы его одобренный парламентом проект. – Он поставил пустую рюмку на поднос проходившего
мимо лакея и сделал общий кивок. – Джентльмены, я скоро вернусь.
Уходя, Сэм услышал за спиной возобновившийся разговор, причем на намеренно повышенных тонах.
– Наглый ублюдок!
– Мотмарш говорит, что в Париже он довел всех до белого каления.
– Надеюсь, надолго он здесь не задержится!
– Когда он не может сразу добиться своего, то переходит к оскорблениям.
– И это современный американский дипломат? Куда они катятся!
Сэм повернулся и снова предстал перед своими обвинителями. Он не мог удержаться от искушения.
– Я не просто дипломат, джентльмены, я еще и специальный и полномочный представитель и прибыл сюда делать дело, а не ублажать ваш утонченный вкус. Когда судьба сталкивает меня с хорошим человеком, я и веду себя по-человечески, а со свиньей – соответственно. Разбираться в людях – это большое искусство.
– Некоторые думают, что вы и есть самая большая..: – начал молодой человек, стоявший поодаль, это.он недавно беседовал с Лидией.
– Свинья? – благодушно осведомился Сэм. – Видите ли, хорошо это или плохо – зависит от того, кто производит оценку. Если это человек достойный, он имеет право судить других, хотя это его и не красит. Ну, а если он сам ничем не лучше, он может засунуть свое мнение… сами знаете куда.
Англичане переглянулись, виконт пригубил коньяк, пряча улыбку.
– Хорошо сказано, – заметил он вполголоса.
– Рад слышать, – ответил Сэм с коротким поклоном. – Вот видите, уже имеется кое-какой прогресс, так сказать, первое сходства мнений. Остается хорошенько обдумать, на чем стоять насмерть, а в чем можно и уступить.
На сей раз он пошел прочь быстрее, намеренно покачиваясь на ходу той пружинистой походкой, которую обычно приписывают ковбоям. Хоть и не часто, но он любил строить из себя стопроцентного ковбоя. В делах, и особенно в делах дипломатии, он практиковал тактику грубого напора, поэтому кое-кто видел в нем «наглого ублюдка». Однако в подобной манере был свой плюс: это давало ему громадное преимущество перед теми, кто боялся уронить свое достоинство и потому всегда действовал в строгих рамках собственных понятий о вежливости.
Как правило, сама судьба шла ему за это навстречу, так вышло и на сей раз. Уже у дверей Сэм услышал пронзительный голос сенатора Петерса:
– Не знаю, как он сумел пролезть в посольство, но вот что, Венд, – я не желаю оставаться с ним под одной крышей. Я повидаю ваш дом!
«Правильно, – подумал Сэм, – и не забудьте прихватить Гвен»..




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опрометчивый поступок - Айвори Джудит



Давно так не смеялась, тем более при чтении любовного романа! Хихикала буквально на каждом абзаце. Люблю Джудит Айвори, и с каждым новым романом всё больше! Этот роман - хорошее напоминание о том, что даже к не очень весёлым событиям надо относиться весело и легко!
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитЕлена
5.11.2010, 15.09





Обожаю откровенных аквторов с большим чувством юмора
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитЕлена
11.04.2011, 20.29





Роман впечатляет..очень интересный..понравился,взял за душу.И посмеяться можно
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитЮлия
23.07.2011, 18.49





Стоит прочитать - ироничный. смешной! Прочитала на работе за 2 дня.
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитАлида
23.08.2011, 6.15





potrasayushiy roman. ochen milaya,smeshnaya i dushevnaya istoriya 10 iz 10.
Опрометчивый поступок - Айвори Джудитcn13
11.01.2012, 23.31





Оххх...хороший роман,и смяшной.....мне понравился очень!!!!
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитЛис
16.01.2012, 23.35





"Не хватает романтики,нет того,что делает историю незабываемой.Уверена я не захочу перечитывать."
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитНИКА*
18.05.2012, 17.35





ну блиииин, так забавно на пустошах всё начиналось, а как в город вернулись - всё, проснулась сучья натура героини. ведёт себя как стерва недотраханная, героя откровенно жаль. непонятно даже, чего он за ней волочится.
Опрометчивый поступок - Айвори Джудитаня
18.06.2012, 19.46





Увлекающий роман с чувством юмора.
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитЛана
20.06.2012, 12.56





Мне очень понравилось...
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитМилена
9.10.2012, 22.41





Мне очень понравилось...
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитМилена
9.10.2012, 22.41





Прочитала с удовольствием, читается легко.
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитИрина
21.10.2012, 18.47





Роман хорош,но мне чего-то не хватает. На самом деле интересно,но мне не "Ах".О вкусах не спорят!!! Но прочитать стоит!
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитMarina
7.02.2013, 19.30





советую прочитать! поднимает настроения, особенно днем, когда на работе нечего делать, сиди и читай, а на лице улыбка.... просто приятно))))
Опрометчивый поступок - Айвори Джудиткамила
4.05.2013, 15.02





советую прочитать! поднимает настроения, особенно днем, когда на работе нечего делать, сиди и читай, а на лице улыбка.... просто приятно))))
Опрометчивый поступок - Айвори Джудиткамила
4.05.2013, 15.02





Увлекательно и весело, моментами непредсказуемо, возможно где-то слишком наиграно, но прочитать стоит
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитItis
24.05.2013, 16.31





интересный роман.
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитМарина
18.06.2013, 16.09





Ну и ну! Вообще-то не читаю романы про ковбоев,про секс где-то на природе,когда герои по три дня немылись,да еще все в травмах и прочее. Но здесь почти поверила. Очень понравился стиль автора - диалоги и переживания героев интересны и естественны,своеобразный юмор. 10из10 баллов. Попробую прочесть другие романы Айвори Джудит.
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитИмбирь
23.11.2013, 23.15





Роман понравился. Не успокоилась, пока не дочитала!) 9 из 10.
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитАнастасия
3.02.2014, 14.00





Однозначно, это не тот автор, которого следует читать. Нудно, глупо, натянутые диалоги, тупая ГГ. Оч. удивили предыдущие отзывы. ИМХО
Опрометчивый поступок - Айвори Джудитгостья
27.07.2014, 2.14





Начало немного затянуто.Интересно стало, когда она нашла его паспорт. "Надо уметь быть благодарным судьбе за то, что было, а не сетовать на нее за то, что не длится вечно". Прекрасно сказано!
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
15.08.2014, 22.43





Мне нравится стиль письма этой писательницы,даже не смотря на иногда,через чур затянутое повествование.Нравится,что она не осложняет обычно ситуации до абсурдности,а героини у нее не типичные шаблонные красотки,а женщины с обычной внешностью.Ставлю 8 из 10(2 бала снимаю за концовку,слабовато)
Опрометчивый поступок - Айвори Джудитлулитка
23.12.2014, 15.14





первая половина- ОТЛИЧНО. а дальше - ни логики, ни интриги, скучно. и конец тухлый. но за шикарные полкниги ставлю 8
Опрометчивый поступок - Айвори Джудитгость
20.02.2015, 1.13





Прочла,потому-что хотелось узнать дальнейшее содержание.В общем неплохо,но чего-то не хватает!
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитНаталья 66
3.03.2015, 23.06





Какое это великое счастье - ЖИТЬ, rnСуществовать в Мире, дышать, видеть небо, воду, солнце! (И. Бунин) rnrnВот проблема: "Некому будет судить". ВАШЕ мнение и как быть? rnrnРиск собою - дело личное. Риск термоядерного ИСПЕПЕЛЕНИЯ Землян - ПРЕСТУПЛЕНИЕ. rn"Некому будет судить", - это чудовищный ЦИНИЗМ отца атомной бомбы Оппенгеймера; rnспесивое признание им гибели ЧЕЛОВЕЧЕСТВА от атомного маразма - его ПАЛАЧЕСКОЕ rnчванство: "Я - СМЕРТЬ, великий разрушитель МИРОВ несущий, ГИБЕЛЬ всему ЖИВОМУ". rnВот и фатально-безответственные "отцы" БОЛЬШОГО ВЗРЫВА рискуют КРЕМАЦИЕЙ Земли, rnЛюбой взрыв - СТИХИЯ. Цена СТИХИИ Большого Взрыва - термоядерный ХОЛОКОСТ МИРА. rnПохоже, КОЛЛАЙДЕРНО-термоядерные игры ВЫЖГЛИ иные МИРЫ. Ау! Вселенная! Мы ОДНИ. rnМрак НЕБЫТИЯ от провокаций Большого Взрыва РЕАЛЬНЕЙ искорки ЖИЗНИ во вселенной. rnФАНАТИКИ Большого Взрыва РИСКУЮТ самым главным ПРАВОМ Землян - ПРАВОМ на ЖИЗНЬ. rnИгнорируя оппонентов, УГРОЗЫ >95% ТЁМНОЙ энергии и материи от всего МИРОЗДАНИЯ rn(
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитВещий
12.03.2016, 19.32





Мне понравилась первая часть больше, вторая затянута, но с удовольствем прочитала книгу. Читайте!!!
Опрометчивый поступок - Айвори ДжудитКис
28.03.2016, 14.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100