Читать онлайн Временно и навсегда, автора - Айртон Ширли, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Временно и навсегда - Айртон Ширли бесплатно.
Загрузка...
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.63 (Голосов: 46)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Временно и навсегда - Айртон Ширли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Временно и навсегда - Айртон Ширли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Айртон Ширли

Временно и навсегда

Читать онлайн

Аннотация

Жизнь не может быть полноценной, если в ней нет любви. Эту истину хорошо знает каждый, кто по-настоящему любит. Но путь к ее осознанию бывает сложен и труден. Сандре и Майклу нравилось их привычное существование: интересная работа, развлечения, ни к чему не обязывающие интрижки… Зачем вступать в серьезные отношения, если это не обходится без мучительной тоски и сердечных переживаний? Недооценив свои чувства друг к другу и вместе с тем не в силах расстаться, они договариваются ограничить установившиеся между ними отношения небольшим сроком, а потом…


Следующая страница

1

Было дождливое хмурое утро. Город снова затянуло туманом. Обычная погода в начале дня для северо-западного побережья Ирландского моря. Сандра Уокер устало смотрела в окно на шумно проносящиеся машины. Мокрые, они блестели, словно новенькие игрушки на витрине. Надо бы помыть и мою «старушку», подумала Сандра и вздохнула. Сколько же дел накопилось! И вроде бы вертишься целыми днями как белка в колесе, а все равно ничего не успеваешь.
Ее настроение было столь же мрачным, как и утро в Блэкпуле.
Сандра любила этот шумный английский город. Они стоили друг друга. Главное, что их объединяло, так это непостоянство. Мокрые холодные улицы Блэкпула уже к обеду изнывали от палящего солнца и словно дымились, обдавая прохожих своим паром. Вечером вдруг поднимался сильный соленый ветер и так же неожиданно затихал, позволяя влюбленным совершить романтическую прогулку по побережью. Профессия метеоролога была здесь, пожалуй, самой нелегкой. Город, кажется, с удовольствием ежечасно менял свое настроение, будто играя с жителями.
Как все это было похоже на Сандру Уокер! Вот только мучиться от резких перепадов настроения ей, как правило, приходилось самой.
Эта постоянная борьба грустного и веселого, холодного и знойного проявлялась даже в ее внешнем облике. Мягкость и женственность контрастировали с суровостью взгляда и холодными нотками, все время проскальзывавшими в ее голосе. В ней сочеталось то, что сочетаться казалось бы, не должно, – стройная, изящная, тонкая как у невинной девушки, хотя и не лишенная соблазнительных округлостей фигура и в то же время страстные, горящие, зовущие и обещающие бездну наслаждений глаза опытной женщины. А ее длинные волнистые волосы, похожие на золотистый водопад, производили на мужчин особенно сильное впечатление. Между собой многие называли Сандру львицей, но никто из ее многочисленных поклонников ни разу не решился произнести это вслух.
Она словно пыталась искоренить в себе женское начало, что, к счастью, ей не очень-то удавалось. Сандра полностью ушла в работу. Белый халат заменил ей вечернее платье, а прием больных пациентов все меньше оставлял времени для приема гостей и потенциальных женихов. Дающее надежду «здравствуйте, я мисс Уокер» превратилось в холодное «здравствуйте, я доктор Уокер». И главное – с какой гордостью она это произносила!
Впрочем, Сандре действительно было чем гордиться. Ей не исполнилось еще и тридцати, а она уже руководила медицинской клиникой «Естественное исцеление». Сколько времени и нервов ей пришлось потратить, чтобы убедить скептически настроенное начальство, хозяев холдинга, куда входила ее клиника, в необходимости и действенности старых – и даже древних – немедикаментозных методов лечения. Как врач-натуропат Сандра непоколебимо верила в ароматерапию, массаж, акупунктуру, йогу и траволечение. Дело оставалось за малым – доказав состоятельность всего этого, продолжать получать от головной медицинской компании необходимое дополнительное финансирование.
Сандра все еще стояла у окна, когда в кабинет настойчиво постучались. Это был Питер Ривз, терапевт-массажист, довольно молодой экстравагантный мужчина, наглости которому было не занимать. Не успела Сандра вымолвить и слова, как он очутился в ее рабочем кресле. С важным видом и в полном молчании, не скрывая, однако, своей широкой улыбки, Питер принялся разворачивать на столе какие-то газеты и глянцевые журналы. При этом с его легкой руки все документы и счета, которые Сандра все утро раскладывала по стопкам, снова оказались в общей куче.
– Да что здесь, в конце концов, происходит? – не выдержала она.
– Происходит то, что тебе уже давно пора лечиться от потери памяти, – весело выпалил он, словно не замечая ее мрачного настроения.
Следующие минуты две снова прошли в молчании.
– И все-таки? – уже не на шутку рассердилась Сандра.
– Ну что ты дуешься как мышь на крупу, – мягко произнес Питер, – просто я никак не могу поверить, что ты, директор клиники, забыла о нашем юбилее. Как-никак три года работаем под одной крышей.
– И правда, мы открылись три года назад! А кажется, будто вчера.
– Ну, это кому как! А я уже который год жду повышения.
– Ладно, Питер, не начинай. Ты знаешь, я очень ценю тебя как специалиста. Но что изменится от нового назначения? Я все равно не смогу платить тебе больше. Три года прошло, а проблемы все те же – мизерное финансирование.
– А-а, не оправдывайся. Самых преданных друзей в нищете держишь, – вновь стал подшучивать над Сандрой Питер, – а вот нам для тебя ничего не жалко. Это подарок от всего многострадального коллектива. – Он снова стал теребить принесенную прессу. – Полюбуйся и не забудь меня поцеловать.
Сандра все еще не понимала, что происходит, и тупо уставилась на пестрящие рекламой развороты газет и журналов.
– Доктор Уокер, вас в детстве читать учили? – усмехаясь, спросил Питер.
Она не любила, когда кто-то говорил намеками. Ривз же делал это постоянно. Но обижаться на него было абсолютно глупо. Его наглое поведение и глупый юмор никому не причиняли вреда. Впрочем, он был очень добр и искренне любил свою начальницу.
Сандра внимательнее присмотрелась к страницам прессы и, пожалуй, впервые за это утро расплылась в улыбке.
«Вы тратите огромные деньги на таблетки и микстуры, которые то и дело выписывает ваш доктор? В надежде быстро выздороветь вы только травите свой организм! Но у нас нет другого выбора, – скажете вы. Теперь есть! Клиника традиционной народной медицины «Естественное исцеление». Мы будем рады поделиться с вами секретами здоровья и молодости без лекарств» – вот что она прочитала на развороте «Блэкпул Пресс».
– Просто царский подарок! Своя реклама в столь престижной газете! Тебя действительно стоит поцеловать.
– И еще в трех глянцевых журналах! – гордо заявил Питер и подставил для поцелуя щеку.
Получив вознаграждение, он решил перейти к главному.
– Правда, есть маленькая проблема. С рекламным агентством мы рассчитались лишь наполовину. Не хватило денег. Остальные пятьдесят процентов придется отдать в конце месяца.
Улыбка тут же исчезла и с лица Сандры. Реклама – это, конечно, хорошо, и в ближайшем будущем она обязательно принесет прибыль, но пока… Пока такой поворот дела означал лишь то, что в этом месяце Сандра вновь оставит себя без зарплаты! И кто, спрашивается после этого, нищенствует?..
Проблемы финансирования «Естественного исцеления» затронули не только Сандру.
С ними непосредственно столкнулся и доктор Майкл Джарет, работавший в головном Медицинском центре. Сидя в шезлонге на берегу моря, он ощущал внутри себя почти полную опустошенность.
Хмурое с утра небо прояснилось. Засветилось солнце. Две красивые женщины в откровенно открытых купальниках резвились в волнах всего в каком-то ярде от него. Но его это не волновало. Он был на грани. На грани своих сил. Он чувствовал психическое истощение и неуверенность в том, что делает. Как человек, который идет по тонкому льду, – одно неверное движение – и… Позади него на утесе возвышался его роскошный дом. Перед ним – красотки в бикини. Что еще нужно человеку для счастья, тихого спокойного счастья? А он не чувствовал внутри себя ничего, кроме ужасающей опустошенности, как будто его нет, как будто он умер. Даже сон не помогал. Вот, как и сейчас, каждый раз, как только он закрывал глаза, предательская память переносила его в тот кошмар…
Кровь тонкими ручейками струится по ее рукам и капает на пол. Он резко и четко отдает приказы. Санитары суетятся вокруг. Четырехлетняя малышка лежит тихо. Подозрительно тихо. «О, Господи, услышь мои молитвы!» Он все сильнее прижимает своими ладонями ее рану, но кровь все течет и течет…
– Что это ты тут расселся? Лучше пошел бы поплескаться с этими милашками в море. – Голос с сильным испанским акцентом вернул Майкла Джарета в реальность.
Он медленно открыл глаза. Мария де Гарсия Бланка, загорелая темноволосая женщина внушительных размеров, склонилась над ним – руки в боки. Она была управляющей в его доме. В обязанности Марии входило содержать дом в чистоте и порядке. Но ей этого было мало. Она возомнила, что должна опекать хозяина и заботиться о нем как мать, тем более что он недавно потерял родителей. Похоже, она лучше него знала, что для него хорошо, а что плохо, и готова была управлять не только его домом, но и его жизнью.
Но Майклу не нужны были эти опека, советы и наставления. Он давно уже большой мальчик и в состоянии самостоятельно принимать решения и отвечать за себя. Однако Майкл никогда не говорил об этом вслух. Пусть будет все, как есть, если ей так нравится.
Он смотрел вдаль на ныряющий в волнах парусник и на прелестные тела загорелых купальщиц, но видел перед собой перекошенное недовольной гримасой лицо Дэвида Конрада. Майкл работал главным врачом отделения неотложной помощи, а Дэвид возглавлял хирургию, кроме того ему были подотчетны руководители всех отделений клиники. Он входил также в состав совета этого медицинского учреждения и заседал в мэрии. Поэтому если формально они были на одном уровне должностной лестницы, то фактически Дэвид обладал гораздо большей властью. Но Майкл ему не завидовал: он делал то, что любил и умел делать, – просто лечил людей. И не тратил время на закулисную возню и дрязги, которые являются неизбежными спутниками тех, кто занимается административными делами.
Из его головы все не выходили слова Дэвида: «Майкл, ты зашел слишком далеко. Ты стал просто постоянным кошмаром для клиники. Мне очень жаль, но если ты не изменишь свои позиции, тебе придется уйти».
Конечно, он имел в виду высказывания Майкла об идиотизме бюрократов, управляющих головной клиникой холдинга. Майкл не стал скрывать своего отрицательного мнения, узнав о том, что они участвуют в финансировании некой больницы под названием «Естественное исцеление», где даже не используются методы официальной научной медицины. Информация просочилась в прессу и появилась в «Блэкпул Пресс», «Гринвуд Плейс Обзервер» и других изданиях. Реакция последовала незамедлительно. Директор клиники срочно созвал Совет, который вынес свое однозначное постановление по данному вопросу: было решено поручить Дэвиду переговорить с Майклом и заставить его изменить свои позиции.
– Отрекись от своих слов!
Не так-то это просто. Для Майкла весь мир делился на то, что допустимо, и то, что недопустимо, на черное и белое. Не было оттенков, не было серых тонов. А клиника «Естественное исцеление» играла как раз на сером поле. Они практиковали все, что угодно, только не методы научной медицины. Его возмущало, что больница, где он работал, вбухивала громадные деньги в поддержку этого сомнительного проекта, в то время как отказывалась лечить тех пациентов, которые действительно нуждались в экстренной медицинской помощи, но не могли заплатить. Да, такова была его точка зрения, и, похоже, ему придется расплачиваться за свои убеждения.
– Итак, дело обстоит следующим образом, – начал разговор Дэвид, в его голосе слышались извинительные нотки. – Ты великолепен, когда общаешься со своими пациентами. Но что касается Совета, твоих подчиненных, кого бы то ни было… – все говорят одно и то же: ты сущий дьявол, и даже я вынужден с ними согласиться. Ты должен учиться быть мягче, уступчивее. Иначе окажешься за воротами клиники. Это серьезно. Но тебе повезло: Совет дал тебе шанс загладить скандал – ты должен будешь бесплатно дежурить в клинике «Естественное исцеление» по субботам в течение трех месяцев.
Майкл с удивлением уставился на своего коллегу.
– К чему такие сложности? Не проще ли просто лишить меня лицензии? Это было бы менее болезненно.
Дэвид одобрительно похлопал его по спине.
– Не упусти свой шанс, Майкл. Другого не будет. Докажи, что ты игрок нашей команды.
Игрок команды… Он задумчиво посмотрел на волны.
– Какие красотки! – Мария кивнула в сторону купающихся.
Он передернул плечами. Черт побери! В конце концов, он хороший врач. Прекрасный врач. От Бога. Это, и только это должно иметь значение, а не то, как он умеет крутить хвостом перед газетчиками или ублажать начальство.
– Итак! – Мария растянулась на песке возле него, явно не собираясь отправляться домой, чтобы заняться своими прямыми обязанностями. – Сколько пациентов было у тебя на приеме сегодня?
Майкл вздохнул.
– Много.
– Были среди них интересные женщины? Ну, такие, которых захотелось бы пригласить на свидание? Сколько же можно жить холостяком, да еще абсолютно непробиваемым?
– К чему это ты?
– К тому, что одна из них оставила тебе печенье. Ты, должно быть, произвел на нее огромное впечатление, доктор Джарет.
Волны – одна за другой – набегали на берег, разбиваясь о большой камень в мириады разноцветных брызг. Это вызывало бурный восторг у прелестных купальщиц. Майкл вдохнул полной грудью соленый воздух и медленно выдохнул.
– И тебе неинтересно, кто оставил печенье? – все не унималась Мария. – Давай-ка я помогу тебе вспомнить: высокая шикарная блондинка… великолепно сложена… Ты меня слушаешь?
– Стараюсь не слушать.
– Ах так? Так ты догадываешься, кто это?
Джессика Картер. Да, скорее всего, это она. Он накладывал ей швы в начале недели. Эта женщина проехала на красный свет и врезалась в почтовый грузовик. В результате удара она пробила ветровое стекло и получила травму головы. Ей около тридцати, богатая и, по-видимому, находится в поисках мужа с высоким социальным статусом. Похоже, Майкл подходил по всем параметрам.
– Как печенье, вкусное?
Мария скорчила гримасу.
– Мое лучше.
Одна из резвящихся в воде красоток нырнула в большую волну и долго не показывалась на поверхности. Майкл заволновался, пытаясь отыскать девушку глазами. Но вот она снова хохочет в компании своих подруг.
– У тебя тяжелая работа, док. Но я не верю, что ты не можешь найти себе женщину. Может быть, следует увеличить круг общения?
Майкл уставился в удивительно чистое голубое небо.
– Забавно.
– Любовь – прекрасное средство от стресса. Ты сам знаешь.
– Я не собираюсь разводить сейчас с тобой дискуссии о сексе.
– Я сказала – любовь, а не секс. – Голос Марии зазвучал обиженно. – Но секс – тоже не последнее дело.
Майкл не смог удержаться от смеха. Эта Мария умела поднять ему настроение.
– Хорошо. – Она чмокнула его в щеку. – Я просто очень хочу, чтобы ты был счастлив, Майкл. Каждый заслуживает немного счастья.
– Я счастлив, – произнес Майкл, а про себя подумал: был таковым до того момента, пока Дэвид не поставил передо мной ультиматум.
– Майкл, тебе нужна женщина, чтобы разделить с ней любовь, дом и постель… И необязательно в такой последовательности.
Майкл еще мог представить с собой рядом женщину в постели, и то при условии, что у него в этот момент не слишком много работы или нет срочного вызова… Но женщина в его сердце?.. У нее нет никаких шансов – ведь он трудоголик до мозга костей, а женщины требуют времени, внимания, заботы. Какая сумасшедшая согласиться связаться с мужчиной, который не может ей дать ничего, кроме своей работы? Тем более сейчас, в его теперешнем положении, когда он может лишиться и этого.
Работать в той дурацкой клинике! Три месяца! Невероятно! Хуже не придумаешь…
Утром следующего дня Сандра встала с постели в изрядно подпорченном настроении. Приготовление к новому дню не отвлекло ее от мыслей по поводу текущих проблем. Они никак не выходили у нее из головы. Наконец Сандра окончательно сдалась и позволила реальности овладеть собой. А дела ее были действительно не очень хороши.
На этой неделе ей, директору клиники «Естественное исцеление», пришлось добровольно урезать себе зарплату. Это означало, что ее меню на ближайшие месяцы будет ограничиваться макаронами «по-итальянски», то есть просто с сыром. Помнится, когда-то она уже через это проходила.
Впрочем, для серьезного расстройства еще не было оснований. По крайней мере, она все еще владела уютной квартирой и прекрасной клиникой, расположенной в том же доме на Сентрал-стрит. Открыть клинику на этой улице – одной из главных артерий города – было настоящей удачей. Четыре года потребовалось Сандре, чтобы реализовать свой замысел. До этого же она работала обыкновенной медсестрой в отделении реанимации в Норидже.
Сколько лет она наблюдала страдания людей и понимала, что медицина делает лишь сотую долю того, что могла бы делать для их излечения. Но многие и слышать тогда не хотели о гомеопатии или старинных рецептах, которые некогда спасли жизни целым поколениям. Конечно, Сандра никогда не отрицала необходимость хирургии, но только в безысходных случаях. И речь вовсе не идет о лечении, например, огнестрельных ран и каких-нибудь их сложных последствий одними только настоями трав. Но все же нелепо говорить, что старинные народные или другие не общепринятые сегодня методы не в силах помочь людям справиться с повседневными недугами. Она всегда считала, что такого рода болезни поддаются лечению менее агрессивными, а значит и менее опасными, методами. Вот почему Сандра решила посвятить себя изучению и воплощению на практике идей, условно говоря, альтернативной медицины. Создание собственной клиники открыло для нее такую возможность.
Наконец-то она занялась любимым делом и была этим очень счастлива. Удивительно, но со временем и другие врачи стали относиться к ней как к равноправной коллеге и уже не подвергали применяемые ею методы жесткой критике. Многие даже стали направлять в ее клинику своих клиентов и финансировать ее начинания. И, казалось, все складывается благополучно, пока в дела клиники не вмешался этот местный докторишка Майкл Джарет.
И за что он так ополчился на нее? Конечно, с такими всезнайками она сталкивалась и раньше, но теперь Сандра явно недооценила противника. Уже одна его высокая репутация и известность заставили многих склониться в этом конфликте на сторону мистера Джарета. Услышав его субъективное мнение, общественность беспрекословно подхватила несправедливый приговор. А что может быть хуже злых сплетен и пустых домыслов для репутации клиники?! Все это означало лишь одно – скорую и неминуемую потерю клиентов. К счастью, размышляла Сандра, она пошла на уступки. Теперь доктор Джарет сам будет работать в клинике по выходным в течение трех месяцев. Вот пусть тогда и делает какие угодно заявления. Посмотрим, может, мистер Всезнайка поменяет свое мнение? Эта мысль немного успокоила ее, и она впервые за все утро улыбнулась. Может, не все еще потеряно?
Полностью приведя себя в порядок и собравшись, Сандра наконец спустилась вниз.
В клинику уже стали подтягиваться врачи. Здороваясь с Сандрой, они медленно расходились по своим кабинетам. Последней явилась Кристина Мистьен, врач-натуропат и ее лучшая подруга. Она была единственной знакомой Сандры, которая не нуждалась ни в макияже, ни в стильной прическе, чтобы выглядеть на все сто. Ее внешность не могла оставить равнодушным ни одного мужчину. Сандра и так была сегодня не в духе, а тут еще Кристина принялась задавать свои глупые вопросы.
– И как это можно жить на работе? – удивлялась она, застегивая ослепительно белый и тщательно отутюженный халат.
– Я живу не на работе, а над работой, – отрезала Сандра, также натягивая халат, который, однако, не столь элегантно сидел на ней, как на подруге.
– Какая разница, один черт, – все приставала Кристина.
Но Сандра была не в настроении спорить, тем более по таким пустякам. Она уныло прильнула к стеклу окна и смотрела на пешеходов и машины, двигавшихся под зачастившим дождем. Тем временем Кристина налила себе из термоса настоянный на гуаране чай, который всюду носила с собой, и принялась терроризировать подругу с новой силой.
– Ты выглядишь просто убийственно.
– Вот это да! И стоило все утро наводить марафет, чтобы услышать такие лестные слова? – откликнулась совсем уже расстроенная Сандра.
– Кто же тебе еще скажет правду, как не лучшая подруга? Твоя работа и последние неприятности просто довели тебя до изнеможения. Так недолго и заболеть.
– У меня все в полном порядке, – выпалила Сандра. – Не волнуйся.
Но Кристина не унималась.
– Давай я полечу тебя травами.
– Ладно-ладно, – согласилась Сандра, чтобы только побыстрее прекратить этот неприятный для нее разговор, и, сославшись на то, что ей надо обойти клинику, быстро ретировалась.
Клиника Сандры была довольно успешной. Проблему составляла только весьма приличная страховка, которую приходилось ежемесячно выплачивать. В результате денег не хватало, чтобы набрать необходимое количество сотрудников. На этом фоне бесплатная помощь доктора Джарета была для Сандры настоящим подарком.
Вернувшись к подруге через пару минут, она решила сменить тему.
– А мистер Джарет разве еще не явился?
– Ты и в самом деле думаешь, что он будет бескорыстно нам помогать? – изумилась Кристина. – В любом случае он уже опоздал. Даю двадцать фунтов, что он вообще сегодня не появится.
– В его же интересах прийти. Директор его клиники обещал мне, что Майкл Джарет полностью загладит свою вину, – уверенным голосом произнесла Сандра, хотя сама прекрасно понимала, что столь уважаемый в научных кругах доктор может совершенно безнаказанно проигнорировать решение своего шефа, если таковое вообще было.
Сандра очень надеялась, что Кристина ошибается. Она лелеяла надежду, что, увидев их коллектив в работе, мистер Всезнайка изменит свое мнение по поводу их клиники на противоположное. Но вот если он все же не появится… Она мысленно представила себе наихудший вариант дальнейшего развития событий. В ее воображении клиенты в массовом порядке стали покидать клинику и, о Боже, она опустела!
После тридцатиминутного ожидания Джарета Сандра снова столкнулась с Кристиной. Последняя торжествовала.
– Наверно, у него сегодня выходной и он спит.
– Тогда плохи наши дела. – Сандра вздохнула и тут же неожиданно воскликнула: – У нас есть его адрес!
– Побежишь доставать его из постели? – вновь съязвила Кристина.
– Если понадобится. Лучше пожелай мне удачи, – заключила Сандра и решительно направилась к выходу…
Она смущенно стояла у большой дубовой двери. Тихонько позвонила, потом постучала, опять позвонила и снова постучала. Затем достала из кармана смятый листок бумаги, на котором был небрежно записан адрес. Все сходилось. Или хозяина нет дома, или же он очень крепко спит. Впрочем, в таком огромном замке из камня и стекла немудрено вообще не расслышать ни стука, ни звонка. В раздумье Сандра остановила свой взгляд на вишневом «ягуаре», который красовался прямо перед домом мистера Джарета. Затем со вздохом поглядела на свой уже видавший виды «форд-эскорт» конца шестидесятых и с новой силой и даже какой-то ненавистью принялась ломиться в двери многоуважаемого доктора.
Она была вовсе не конфликтным человеком, но сейчас ей хотелось устроить настоящий скандал. Это свое новое состояние Сандра вполне логично объяснила для себя заботой о благополучии клиники. Сегодня ей как никогда было трудно бороться со своим темпераментом. Впрочем, что еще можно ожидать от расстроенной рыжеволосой женщины?
– Ничего, он мне сполна заплатит за такое к нам отношение, – пробурчала она себе под нос, совершенно не представляя, как сможет реализовать свою угрозу.
Сандра уже собиралась уходить, но оставленный перед домом «ягуар» никак не давал ей покоя. Скорее всего, этот вредный тип еще спит, подумала она. Храпит там себе в подушечку, в то время как моя судьба летит в тартарары! Сандра принялась дубасить в дверь с такой силой, что эхо разнеслось по всему дому.
Тут ненавистная дверь распахнулась, и ее взгляд уперся в голую мужскую грудь. Видимо, Майкл Джарет только что соизволил наконец встать. Сандра смущенно подняла голову, и их глаза встретились…
Как ни странно, доктор оказался совсем не таким, каким она себе его представляла. А ведь Сандра много читала о нем в СМИ, и его фотография красовалась в медицинском журнале как раз рядом с нелестным комментарием о ее клинике. Сандра была уверена, что знает врага в лицо. Но в жизни мистер Джарет оказался гораздо симпатичнее. Он выглядел намного стройнее, и черты лица казались более правильными. Его темные, слегка волнистые волосы были коротко подстрижены и взлохмачены – так и есть, он только что встал с кровати! К тому же на нем ничего не было, кроме спортивных штанов, которые мистер Соня даже не потрудился завязать.
Его голубые глаза тоже внимательно изучали Сандру, но ее внешний вид, по-видимому, не произвел на него столь же яркого впечатления. Она словно лишилась дара речи и не могла произнести ни слова. Тогда начал он.
– Кто вы и почему так упорно хотите снести мою дверь? – грубым голосом произнес доктор.
– Я – Сандра Уокер, – собрав все свое мужество, проговорила она, все еще не спуская глаз с его загоревшей кожи.
На таком близком расстоянии вид практически обнаженного неприятеля заставил Сандру почувствовать какой-то непонятный страх. В отличие от нее доктор Джарет, напротив, держался весьма уверенно.
– Ну и что вам от меня нужно? – Он еще раз окинул ее строгим взглядом.
Аналогичный вопрос Сандра мечтала задать ему самому. В один миг испуганная и смущенная женщина превратилась в разъяренную львицу, и эта львица приготовилась выпустить когти. Чтобы окончательно ободриться, она распрямила плечи и резким движением головы растормошила копну своих прекрасных рыжих волос.
– Я приехала сюда посреди рабочего дня, чтобы напомнить вам о ваших обязанностях. Вы, кажется, забыли, что должны каждую субботу три месяца подряд являться в мою клинику и делать это вовремя, – на одном дыхании проговорила Сандра.
Но этот эмоциональный всплеск не произвел на доктора никакого впечатления. Он по-прежнему спокойно стоял в дверях, не приглашая гостью зайти. На нее такое его равнодушие подействовало как красная тряпка на быка. Она не унималась:
– Ладно, если вам наплевать на меня и на мою клинику, то вам хотя бы должно быть стыдно перед вашими клиентами. Они ждали вас с раннего утра. Но, как я вижу, вы предпочли им более приятное времяпрепровождение. А может, ваш прекрасный автомобиль заглох?
Подсознательно Сандра знала, что нарывается на неприятности, но ей уже было не под силу унять в себе проснувшегося зверя. В глубине души хотелось, чтобы мистер Джарет сам разрешил назревавший конфликт, признав, что был не прав или, по крайней мере, просто проспал.
– Я все помню, – иронично произнес он, из чего Сандре сразу стало понятно, что доктор просто издевается над ней и даже не думает «о каких-то там перед кем-то там» обязательствах. Но она не собиралась так легко сдаваться.
– Что, будильник не прозвенел? – так же иронично спросила Сандра и добавила голосом строгой учительницы: – Вам уже давно пора было быть в клинике.
– А вот это позвольте мне решать самому, – самодовольно проговорил Майкл.
И тут женская интуиция подсказала ей, что если разговор так пойдет и дальше, то проблему им разрешить не удастся. Тут надо было действовать по-женски, то есть хитро и мягко.
– Ладно. Я все понимаю. Вы, скорее всего, вовсе не хотели опаздывать, а тут врываюсь я и устраиваю вам сцену. Но и вы поймите: у нас сегодня полно клиентов и мы совершенно выбиваемся из графика. А тут еще ваше опоздание!
– Мое опоздание? – возмутился Майкл Джарет. В утреннем воздухе повисла гробовая тишина. Он медленно почесал обнаженную грудь, на которую Сандра тщетно старалась, не смотреть. – Мне сказали приезжать к девяти.
– К семи. – Мисс Уокер впервые улыбнулась, наконец-то поняв причину его опоздания.
– Нет. К девяти. – Доктор так и не понял ее улыбки.
– Ну вот, все и выяснилось. У вас неверная информация. Наша клиника открывается ровно в семь. Вышла путаница.
Пока мистер Джарет размышлял над этим «трудным» ребусом, Сандра смогла еще раз хорошенько его разглядеть. У него было на редкость атлетическое телосложение. Ничего лишнего. Такой мужчина просто не мог проводить целые дни в своей клинике, как гласили слухи. Она была просто уверена, что хотя бы несколько раз в неделю он посещает тренажерный зал.
– Я не могу приезжать к семи. Это слишком рано, – неожиданно произнес он голосом избалованного ребенка.
– Ничего. За три месяца привыкнете, – выпалила Сандра.
Удивительно, насколько многосторонним был этот доктор Джарет. Внешняя красота и профессионализм сочетались в нем с отвратительным характером, включавшим в себя высокомерие, необщительность и язвительность. Он спокойно стоял на пороге своего шикарного особняка, в то время как больные люди уже несколько часов ждали его приезда. Однако пациенты просто боготворили его. Сандра не раз слышала, что руки мистера Джарета творят чудеса. Вот почему он был так популярен в городе. К своим тридцати пяти годам этот доктор сделал прекрасную карьеру, и никто уже не сомневался, что в сорок лет он будет главврачом всего головного Медицинского центра. Но его любовь и отеческая забота распространялись сугубо на пациентов. Со всеми остальными, в том числе и со своими коллегами, он был отнюдь не так любезен. Сотрудники клиники, конечно, высоко ценили его как отличного специалиста, но мало кто был с ним в приятельских отношениях. Несносный характер доктора еще никому не пришелся по вкусу.
Впрочем, это были лишь слухи. Нетрудно предположить, что Майкл Джарет имел немало врагов, которые завидовали его профессионализму и карьерному росту. Личное общение с доктором тоже не вызвало у Сандры особо приятных чувств, если не считать, конечно, того эффекта, который произвели на нее его внешность и полуобнаженное тело. Может, все было бы по-другому, если бы она оказалась его пациенткой. Но все предусмотреть невозможно. Быть может, ему отнюдь не хотелось быть столь грубым и нетерпеливым. По слухам, которые окутывали его персону и которых всегда было предостаточно, доктор просто не переносил глупости, а следовательно, и ее распространителей – дураков. Если учесть, что Майкл Джарет никогда не отличался скромностью и всегда считал себя самым-самым, то вполне понятным становилось его отношение к окружающим.
Что же касается его пациентов, то любовь доктора к ним можно объяснить элементарным снисхождением. Как медик Сандра сразу поставила мистеру Джарету диагноз: потеря одного из самых важных генов человека – гена дружелюбия и доброты. Она прекрасно понимала, что у такого уважаемого всеми доктора не было никакого желания отбывать по субботам каторгу, да к тому же в чужой клинике, – но ведь он дал слово.
Громкий вздох мистера Джарета, который обозначал нечто вроде: «Ну чего еще вам от меня надо?» – стал для Сандры последней каплей.
– Вы можете обвинять только сами себя, – со знанием дела произнесла она. – Если бы вы не сделали того скандального заявления, которое моментально попало в прессу, никто бы вас и не думал беспокоить. Заварили кашу – теперь расхлебывайте. А могли бы играть сейчас в гольф со своей подружкой…
– Почему именно в гольф? – удивился доктор.
– Ну, или чем там еще занимаются богатенькие медики, зарабатывающие свои миллионы на пациентах? – съязвила Сандра и сама поняла, что на этот раз переборщила.
– Как вы смеете?! – не без основания вспылил мистер Джарет.
Да, не зря частенько отчитывала мама Сандру, приговаривая: «Язык – враг твой». А еще миссис Уокер, обучая дочь азам жизни, не раз по отношению к мужчинам повторяла свою любимую фразу: «Не кнутом, а пряником». Но нерадивая дочь всегда вспоминала материнские наставления слишком поздно.
Он грозно скрестил мускулистые руки на широкой груди и нахмурил брови. Так доктор походил скорее на головореза, чем на спасителя человеческих жизней. Правда, весьма симпатичного, как отметила про себя Сандра, но очень опасного. Мистер Джарет движением руки взъерошил свои черные волосы, от чего они приняли еще более неопрятный вид, и приготовился отразить удар:
– Думаю, нам стоит разъяснить все прямо сейчас. Не надо искажать факты. Я никогда не говорил, и тем более публично, что ваша клиника никчемная. Я всего лишь высказал удивление, зачем наша клиника спонсирует вашу, если у нас и так дела идут не слишком хорошо и нам приходится постоянно сокращать штат.
Доктор Джарет готов был развить эту тему, но, так как его собеседница постоянно поглядывала на часы, практически его не слушая, он решил прервать свой монолог.
– Ладно. Забыли, – пробурчал он и со словами: – Я скоро буду! – отправился к лестнице на второй этаж.
– Я вас подожду и подвезу, – уверенным тоном произнесла Сандра и вместо благодарности тут же получила краткий, но вполне лаконичный ответ:
– Нет необходимости!
– Я думаю, есть, – не унималась она.
– Это почему же? – издалека послышался удивленный голос. – Что, срочный вызов?
– Нет. Но нам надо торопиться, – несколько смягчилась Сандра.
– Ну хорошо. Я скоро приеду. Я сам! – отрывисто прокричал доктор, видимо надевая свитер.
Но Сандра, как настоящая хищница, поймав добычу, вовсе не намеревалась ее отпускать. Она бесцеремонно вошла в приоткрытую дверь и снова провозгласила:
– И все же я лучше вас подожду!
Удивленный такой настойчивостью, хозяин дома тут же снова предстал перед непрошеной гостьей. Видимо, не находя слов, чтобы достойно ответить на такую явную наглость, доктор демонстративно вздохнул. Она бросила на него взгляд, который на этот раз слишком долго, подозрительно долго, задержался на его груди. В воздухе повисла минутная пауза, и, чтобы как-то скрыть возникшее замешательство, Сандра громко откашлялась. Ее бросило в жар, и она испугалась, что он заметит стыдливый румянец на ее лице. Но в его глазах не было ничего кроме усталости.
– Клиника, должно быть, уже полна пациентов, а у нас не хватает врачей, – неожиданно для себя промолвила Сандра, понимая, что произносит эту фразу уже не первый раз.
– Я уже понял, – простонал сквозь зубы доктор Джарет.
Приспущенные штаны сползли с него еще на пару сантиметров, оголив крепкие бедра и загорелый торс. Сандра пыталась не задерживать на этом свое внимание. Но безуспешно. Она снова ощутила, как жгучая волна пробежала по ее телу.
– Я только хочу напомнить, что время поджимает. Мы действительно очень опаздываем.
– Да я-то тут при чем? – грустным голосом спросил доктор. – И зачем я вам вообще нужен? Ведь я работаю в другой области медицины и ничего в ваших травах не понимаю. Если хотите, я доверяю общераспространенным, традиционным методикам медицинской науки и, видимо, слишком старомоден для вашей клиники.
– Ну уж если вы заговорили о традициях, то хорошо бы вам знать, что альтернативные методы лечения известны с незапамятных времен и во многих областях насчитывают тысячи лет.
Ваша же, как вы ее хотите называть, традиционная медицина, которая практикуется всего пару сотен лет, – просто ребенок.
– Возможно, но поймите же, что всякие там травы, йога, массаж, ароматерапия, акупунктура и тому подобное не имеют ко мне никакого отношения и, мало того, совершенно мне неинтересны. Что я буду делать в вашей клинике? – пытался защититься мистер Джарет.
– Зря вы так говорите, – не унималась Сандра, – у нас много общего. Альтернативная практика может отлично совмещаться с той, что доминирует сегодня. Вместе мы сможем предложить людям нечто большее.
– Но я не знаком с вашими методиками, – продолжал отпираться мистер Джарет.
– У вас огромный опыт, но неужели вам самому не интересно… – Тут Сандра неожиданно потеряла мысль, ибо ее взгляд сам собой сосредоточился на спортивных штанах Майкла Джарета, которые еще чуть-чуть – и совсем бы обнажили самые интимные места многоуважаемого доктора.
У нее перехватило дыхание. Ей, как озорной школьнице, безумно хотелось, чтобы этот казус непременно случился. И, стыдливо поймав себя на этой мысли, она еще больше покраснела. Но самое главное, в чем она так и не осмелилась себе признаться, – это то, что ее глупое желание было вызвано уже отнюдь не жаждой мести.
Навряд ли он догадался об этом, но зато уж точно почувствовал, что его штаны вот-вот спадут, а потому резко опустил руки на бедра и исправил щекотливую ситуацию.
– Послушайте, у меня действительно была очень трудная ночь, – чуть ли не взмолился Майкл.
Сандра молчаливо взглянула на его сонные и уставшие глаза.
– Я надеялся, что у меня в запасе есть хотя бы еще пара часов, – продолжил он. – Я обещаю приехать, но мне не нужно сопровождение.
Это уже был даже не намек, а прямое приглашение удалиться, что Сандра незамедлительно и сделала. Она даже собиралась сказать что-нибудь вроде: «Простите за беспокойство», но не успела произнести ни слова – «дружелюбный» доктор захлопнул дверь прямо перед ее носом…
Вскоре в холле появилась Мария де Гарсия Бланка. Явно в воинственном расположении духа, она загородила Майклу дорогу с таким выражением лица, что он понял: его экономка не успокоится, пока не выскажет ему все, что у нее накопилось.
– Послушай, я просто не могу себе представить, как такой видный мужчина, как ты, так долго может оставаться холостяком!
Не обращая внимания на ее слова, Майкл направился вверх по лестнице в свою спальню.
Он провел всю ночь на ногах, стараясь как можно больше нагрузить себя работой в надежде, что это поможет пережить горечь потери его маленькой пациентки – четырехлетней Кэтти Далтон, попавшей в автокатастрофу вместе со своей няней и шофером. Да, трудно и опасно стало жить в городе!
– Разбуди меня через десять минут, хорошо?
Если удастся вздремнуть хотя бы несколько минут, будет просто замечательно.
– Она – очень приятная девушка! – прокричала ему вслед Мария. – Даже приехала за тобой, чтобы отвезти тебя в клинику. А ты прогнал ее.
– Она не девушка, она – женщина.
– Так ты все-таки заметил!
Да, он заметил. Сандра Уокер… Довольно высокая, стройная, женственная. Пытающаяся выглядеть строгой и холодной. Роскошные рыжие волосы, светло-зеленые глаза. Любой самец, в ком еще теплится жизнь, не пропустит такую женщину. На ней был легкий облегающий свитер, подчеркивавший соблазнительные изгибы ее тела.
Испытывая отвращение к себе за столь сентиментальные воспоминания, Майкл ухватился за перила и ускорил шаг. Похоже, он действительно слишком давно обходился без секса, раз обратил внимание даже на такую деталь, как свитер.
А теперь, если ему очень повезет, он закроет глаза и поспит хоть несколько минут. Сон в эти дни для него был гораздо важнее секса. Потом он примет холодный душ, выпьет чашечку ароматного горячего кофе и, возможно, тогда, только тогда, снова почувствует себя человеком.
– Как ты собираешься завести семью, если всех женщин гонишь прочь от себя? – все не унималась Мария. – Ну объясни мне это!
Свое объяснение он вместил в короткое смачное слово, но произнес его так, чтобы Мария не слышала. Она продолжала его донимать:
– Ты был груб, а ведь она сейчас твоя начальница!
Только этого ему не хватало – выслушивать наставления собственной домработницы, которая будет ему указывать, что ему делать! Хотя… Может быть, Мария в чем-то и права… Может, действительно, стоило приложить чуть больше усилий, добавить улыбочку, даже подключить свое обаяние, которым он так широко пользуется на работе, чтобы заставить пациентов расслабиться… Кто знает, может быть, и смягчили бы ему наказание, скостили срок.
Хотя нет, он очень сомневался, что все его мужские чары помогли бы ему сократить срок добровольно-принудительного наказания. Эта Сандра жаждала получить его голову на блюде! Он сам себе подписал смертный приговор!
В дверь позвонили.
– О Господи, ну кто там еще? – Майкл посмотрел на Марию. – За два дня я спал всего пять часов!
Ее лицо смягчилось:
– Да, дорогой, ты слишком много работаешь.
– Мне нужно всего несколько минут отдыха. Прогони ее прочь, хорошо?
– А что, если это срочный вызов?
– Да нет, я уверен – это рыжеголовая! Жаждет напиться моей крови за то, что я опоздал.
Мария усмехнулась.
– А говорят, были времена, когда ты умел утешать женщин. И они тебе даже нравились…
Почему «были»? Он и сейчас не промах. Очень даже любит поваляться с какой-нибудь красоткой в постели. Но это не тот вариант. Во-первых, он настолько устал, что ему тяжело даже думать об этом. А во-вторых, он очень сомневался, что такая соблазнительная перспектива могла эту Уокер хоть в какой-то степени заинтересовать. Она, похоже, из той категории женщин, что ожидают от мужчины гораздо большего, чем тот может им предложить. А он не мог предложить многого.
Он всего себя отдавал работе и своим пациентам, так что к концу дня у него ни на что не оставалось сил. Может быть, причина крылась в воспитании, в его родителях, у которых никогда не хватало времени ни на него, ни на его брата Филиппа. Они вечно были заняты и при первой возможности пытались их кому-нибудь спихнуть – любому, кто соглашался приглядеть за ними. Будто они были каким-то ненужным багажом. А может быть, он просто давно не отдыхал… Плевать. Единственное, чего он сейчас хочет, – хоть немного поспать.
В дверь вновь постучали.
– Скажи ей, я скоро буду.
– Ясно как Божий день, что ты нужен ей сейчас!
С недовольным рычанием Майкл скатился вниз по лестнице и бросил на Марию такой испепеляюще красноречивый взгляд, который было под силу выдержать только ей.
– Ты знаешь, зачем я тебя нанял?! Ты должна отпугивать ненужных мне людей!
– Не будь таким грубым, Майкл.
Он уставился на нее:
– Грубым?
– Ну да, грубым. Значит, сердитым, сварливым, раздражительным…
– Я прекрасно знаю смысл этого слова. Я не… Да ладно, забудь…
Майкл открыл дверь и опять увидел на пороге симпатичную женщину с горящими от негодования глазами – ту, что должна была стать его боссом на все субботы ближайших трех месяцев, черт бы ее побрал!
«Были времена, когда ты умел утешать женщин. И они тебе даже нравились».
Он и сейчас в этом мастак. Но на него никогда в жизни ни одна женщина не смотрела с таким отвращением. Так смотрят, наверное, на какое-то безобразного вида склизкое насекомое. Тем хуже, что она такая красивая и сексуально привлекательная… Да эта красотка просто вся кипит от возмущения – похоже, у нее даже пар идет из ушей…
Действительно, он слишком долго обходился без секса.
– Вы что, до сих пор еще не готовы?! – Эта рыжая была похожа на фурию.
Он подумал, что следует издать закон, запрещающий встречаться с разъяренной женщиной, если ты предварительно не выпил чашечку горячего кофе. Майкл не переставал задавать себе один и тот же вопрос: неужели он сможет целый день заниматься этой галиматьей: ароматерапией, йогой и тому подобной чепухой? Он сделал над собой невероятное усилие, скривил губы в улыбке и выдавил:
– Мне нужна еще одна минута!
Она отчеканила командным голосом:
– Ни секундой больше!
Тут Майкл заметил, что ее взгляд прикован к его волосатой груди. Он с ужасом скользнул взглядом вниз в надежде, что домашние брюки прикрывают то, что должно быть прикрыто. К счастью, все было в порядке. Но если она и дальше будет смотреть на него как… как смотрит умирающий от жажды на стакан с родниковой водой, то он ни за что не отвечает – тогда то, что еще минуту назад было в порядке, может запросто выйти из-под контроля.
– Вот держи! – Мария выплыла из-за его спины с чашечкой дымящегося ароматного кофе. Он готов был расцеловать ее.
– Ты – моя спасительница!
Но она уже отвернулась и обратилась с извинениями к Сандре:
– Ради Бога, дайте ему еще две минуты. После кофе он сразу станет человеком. Прошу вас.
Сандра ласково улыбнулась Марии.
– Ну конечно, я понимаю… – Ее голос оказался на редкость приятным и мелодичным. Правда, так было, только когда она обращалась к кому-нибудь другому, а не к Майклу.
Звуки ее бархатно-низкого, чарующего голоса вернули его к мыслям о сексе. Невероятно, до чего постоянное недосыпание может довести человека! Мария и эта рыжеволосая не отрываясь следили за тем, как он делает каждый глоток, – по-видимому, в ожидании чуда. Но оно, похоже, не произойдет. Во всяком случае, не сегодня.
– Я поднимусь наверх, – осторожно произнес Майкл. – Мне нужно принять душ и переодеться.
– На это уйдет еще пять минут? – сурово спросила Сандра, демонстративно посматривая на часы.
– Десять, – отрезал он и, сделав паузу, – якобы действительно озабочен тем, о чем она думала, – добавил: – Это ничего?
Ее голос снова стал ледяным.
– Только не забывайте, что больные рассчитывают на вас!
Она с раздражением тряхнула головой, и густые роскошные волосы золотистым дождем рассыпались по ее плечам. Тонкий свитер сполз в сторону, оголив красивое загорелое плечо. Ее поза выражала независимость и холодность. Майкл удивился, когда вдруг почувствовал неодолимое физическое влечение, – ведь она ему вовсе не нравилась. Да уж, нехватка сна – страшная вещь! Сандра поправила свитер и скрестила на груди руки.
– В действительности это как улица с двусторонним движением – вы будете помогать нам, а мы – вам.
– Каким же это, интересно, образом?
– Будете практиковаться в нашей клинике и одновременно улучшать свои человеческие качества.
Ну уж это чересчур! Одно дело – быть настолько уставшим, чтобы страстно желать женщину, которая считает тебя бесчувственным чурбаном, и совсем другое – позволить ей думать, что он нуждается в ней, неважно в каком качестве. Он моментально парировал:
– Вы, возможно, и не подозреваете, но одно из основных человеческих качеств – это обаяние. Я могу вам помочь с этим.
Услышав эти слова, Мария расхохоталась. Майкл с убийственным выражением лица посмотрел в ее сторону, и она тотчас исчезла в направлении кухни.
– Чтобы пользоваться этим обаянием, нужно заинтересовать, завести людей, привлечь их внимание, стимулировать. Вы это умеете? – спросила рыжеволосая.
Майкл подумал о том, как странно его тело реагирует на эту чокнутую.
– Стимулировать? Без проблем! – ответил он, не моргнув глазом.
– Хорошо, потому что это очень важно. У нас в клинике много направлений: мы принимаем роды, лечим аллергию, различные инфекции…
Она все говорила и говорила, а Майкл думал не о проблемах ее клиники, а об ее теле. Эта женщина казалась такой мягкой, беззащитной, податливой…
– Доктор Джарет! – Она вызывающе вздернула голову. – Вы меня еще слушаете?
Ее взгляд невольно скользнул по его телу сверху вниз – на этот раз оно среагировало недвусмысленно откровенно. Она закусила губу и чуть слышно промямлила:
– Хорошо, я дам вам еще немного времени, чтобы собраться…
Вот так, рыжая, советую тебе держаться от моего дома подальше!
Она настороженно посмотрела по сторонам и попятилась.
– Хм, да… Я подожду…
То, что ее сейчас так смутило, она, скорее всего, приняла как угрозу. Но его вдруг осенила блестящая мысль: это можно было воспринять и как… обещание?!
Второй вариант ему понравился гораздо больше…
Сандра подъехала к крыльцу клиники «Естественное исцеление», припарковалась и посмотрела в зеркало заднего вида. Доктор Джарет ехал за ней на своей шикарной машине, которая просто кричала об успешности своего хозяина.
Сандра так много слышала о нем, но нигде – ни в одной статье, ни в одной передаче – не упоминалось то, что она увидела сегодня при их первой встрече: его красивое, хорошо сложенное тело, огненный взор, большие голубые глаза, которые, казалось, видели человека насквозь. Все это навевало мысли, весьма далекие от медицины.
Она немного посидела в машине, чтобы успокоиться и привести в норму свое дыхание. Затем, услышав, что он хлопнул дверцей, выскочила из машины и изобразила приветственную улыбку, которая получилась холодной и отстраненной. Ну ничего, так даже лучше – не особенно будут заметны ее истинные чувства: немыслимое, странное, глупое влечение к этому неотесанному мужлану. Чем могло быть вызвано такое отношение к нему? Наверное, все-таки не только его потрясающими физическими достоинствами и замечательным талантом. Вероятно, свою роль играло и неосознанное желание разбить сердце этого холодного высокомерного человека, который бездумно, слепо отдал на поругание толпе самое дорогое, что у нее было, ради чего она жила и работала все эти годы, – ее любимую клинику.
Успех был очень важен для Сандры. В конце концов, у них в семье все были успешны. Это своего рода требование, относящееся ко всем, кто носил фамилию Уокер. Более того, она хотела облегчить страдания тех, кто приходил за помощью к ним в клинику, тех, от кого уже отказалась современная официальная медицина. Но больше всего она хотела, чтобы этот самодовольный самоуверенный Джарет признал, ну хоть на йоту, хоть чуть-чуть, что он не единственный, кто может что-то менять в судьбах людей. Что она тоже кое-что может. И она покажет ему возможности своей клиники. Уникальные, потрясающие возможности, о которых он даже не подозревает.
Вместе они направились к больнице. Как и все здания на Сентрал-стрит, оно было построено в начале пятидесятых. Когда-то в нем размещался пивоваренный завод, а сейчас на его фасаде красовалась табличка: «Естественное исцеление». Двухэтажное кирпичное здание утопало в зелени, вокруг росло много цветов и лекарственных растений, которые использовались в лечебных целях. Это был ее ребенок, долгожданный, любимый ребенок, о котором она мечтала долгими-долгими ночами, когда работала медсестрой в Норидже.
В те времена единственно правильной признавалась лишь официальная наука и основанная на ней медицина. Любое отклонение от принятых догм считалось чепухой, чуть ли не ересью. И именно тогда у Сандры появились мысли идти дальше, глубже, лечить не только тело, но и душу. Такие идеи высмеивались, их считали ненаучными и просто глупыми. Она готовила себя к этому, много училась, постигла многие области натуропатии. Теперь она могла безошибочно поставить диагноз, составить рецепт лекарства, провести вакцинацию, принять роды…
Да, сегодня ей все еще приходится очень много работать. Но делает она это с большим удовольствием, потому что занимается любимым делом, потому что каждый день она воплощает в жизнь свою мечту – помогать людям даже в тех случаях, когда официальная медицина оказалась бессильной.
Но Майкл знал о Сандре только одно: именно она виновата в том, что его выходные безнадежно испорчены.
– Ну что, готовы? – Она открыла дверь, и они вошли внутрь.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Временно и навсегда - Айртон Ширли

Разделы:
123456Эпилог

Ваши комментарии
к роману Временно и навсегда - Айртон Ширли



интересный роман! Стоит почитать)
Временно и навсегда - Айртон ШирлиЕлена
25.10.2013, 19.06





мне понравилось, не затянуто, интересно..
Временно и навсегда - Айртон Ширлиийлина
26.10.2013, 8.47





После этого романа страшно идти к врачам - такими тупыми и ограниченными выставила их автор. Любовью здесь и не пахнет, стиль примитивен, сюжет тоже: 2/10.
Временно и навсегда - Айртон Ширлиязвочка
26.10.2013, 16.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100