Читать онлайн Понять друг друга, автора - Армстронг Линдсей, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Понять друг друга - Армстронг Линдсей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.6 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Понять друг друга - Армстронг Линдсей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Понять друг друга - Армстронг Линдсей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Армстронг Линдсей

Понять друг друга

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Прошло еще четыре месяца. Зима была на исходе. Они провели вместе чудесный отпуск, катаясь на горных лыжах. Однажды, еще примерно месяц спустя, Энгус позвонил Доминике на работу и сообщил, что через полчаса заедет за ней.
– Зачем?
– Ненавижу август в городе, – сказал он.
– Как и большинство людей, живущих в южном полушарии, – со смехом откликнулась Доминика.
– Но не те, кто живет вблизи экватора.
– На что ты намекаешь? – Она беспокойно завертела в руке карандаш.
– Давай уедем отсюда.
– На экватор? Энгус, тебе чего-то не хватает?
– Да. Тебя в купальнике на берегу океана на тропическом острове, где можно только купаться, лакомиться фруктами и любить друг друга.
Доминика заколебалась.
– Звучит очень заманчиво, но... я не могу… Она обвела взглядом свою студию, где вовсю кипела работа. – Понимаешь ли…
– Разве вы не говорили на днях, мисс Харрис, что ваша империя моды процветает?
– Да, говорила, – осторожно согласилась она. Но даже если я и смогу вот так сорваться с места, придется все равно заехать домой и упаковать вещи…
– Это уже сделано.
– Ты о чем?
– Я приготовил все, что может понадобиться на тропическом острове, а это не так уж много.
Так я заеду через полчаса, хорошо? – попросил он жалобным голосом.
– Подожди, ты что – купил мне одежду? строго спросила она.
– Угу. Хотя и предпочитаю видеть тебя без нее.
Впрочем, нет, это не совсем верно, – заворковал он в трубку. – Раздевать тебя – вот одно из основных удовольствий моей жизни. Ты об этом догадывалась?
Доминика почувствовала, как кровь прилила ей к щекам. Она беспокойно огляделась по сторонам и увидела, что Наташа старательно отводит взгляд.
– Хорошо, – пробормотала она дрогнувшим голосом. – Я поеду. Но это шантаж.
– На самом деле это что-то совсем другое, – заверил ее Энгус, и она услышала в трубке его тихий довольный смех. – Значит, через полчаса.
– Да. – Доминика положила трубку и повернулась к Наташе.
– Конечно, поезжай, – беспечно махнула та рукой. – Хотя не понимаю – почему это одним людям достается все на свете? Меня вот дальше кино никуда не зовут.
Доминика поморщилась.
– Но мне кажется…
– Доми, я справлюсь, хотя нелишне будет сказать мне, куда ты отправляешься и на какой срок. Давай быстренько пролистаем твой ежедневник, пока он не явился и не умыкнул тебя на край света.
Они провели пять волшебных дней на острове Данк, служившем некогда пристанищем легендарному путешественнику Банфилду. И все опасения Доминики на время растворились в сказочной атмосфере острова с его изысканными синими бабочками, первозданным тропическим лесом, по которому можно было кататься верхом, и очаровательными пляжами. Доминика беззаботно носила купленную Эпгусом одежду и купальники – это не вызывало никаких мыслей, поскольку все вещи оказались очень милы. Но впервые именно здесь Доминика увидала Энгуса Кейра, которому требовалась помощь, чтобы стряхнуть с себя напряжение.
– Что с тобой? – спросила она на третью ночь, когда, проснувшись, увидела его не рядом с собой в постели, а на террасе, созерцающего залив Браммо при лунном свете.
– Не могу заснуть, только и всего.
Доминика встала, подошла к нему и нежно обняла его за талию.
– Думаешь о делах?
– Не то чтобы особенно. – Он взглянул вверх на темную глыбу горы Куталу. – Ты могла бы представить себя на месте Банфилда?
– Думаю, его образ жизни был серьезным испытанием для его жены Берты, хотя, как написано на ее могиле, она последовала бы за ним на край света. Ты хочешь сказать… – она задержала дыхание, – что мог бы бросить все и стать кем-то вроде Банфилда?
Он уткнулся подбородком ей в волосы.
– Иногда это кажется таким соблазнительным…
– Думаю, большинство людей, приезжающих на Данк, чувствуют то же самое, – сказала она как можно спокойнее. – Такая здесь красота и романтика. И особенно когда вспоминаешь, что Банфилд приехал сюда из-за своего плохого здоровья, которое восстановил полностью. Но это лишь мимолетное настроение.
– Конечно, ты права, – сказал он, по, как ей показалось, несколько отчужденно.
На другое утро после завтрака они сидели за столиком около бассейна, на дне которого были выложены мозаикой синие бабочки. Перед ними расстилался пляж, окаймленный кокосовыми пальмами, грациозно склонявшимися к воде. Волны ритмично накатывали на песок. Здесь, под защитой рифов, не было прибоя, и в гладкой, блестящей поверхности воды, как в зеркале, отражалось покатое лесистое подножье горы Куталу.
Они собирались воспользоваться приливом и поплавать, затем отдохнуть на берегу, после чего поиграть в гольф. После обеда предполагалось прогуляться до фермы и прокатиться верхом вдоль южного побережья. Внезапно Доминика сказала:
– Ты сейчас где-то далеко-далеко, Энгус. Просто думаешь о работе или тебя волнует что-то конкретное?
– Да. – Он стянул с себя тенниску. – Нам предстоит крупная сделка. До сих пор я использовал для перевозок наземный транспорт, но теперь подумываю купить небольшую грузовую авиалинию и постепенно развивать ее. – Он пожал плечами и поморщился.
– Но тебя эта идея не слишком воодушевляет?
– Воодушевляет, тем более что для нашей компании эта сделка чрезвычайно выгодна, – рассеянно сказал он, встал и потянулся. Доминика отметила, что даже сейчас, после шести месяцев близких отношений, у нее по-прежнему захватывает дух, когда она видит его в одних плавках. Предлагаю доплыть до мола. Полезно для фигуры.
Доминика сбросила саронг, оглядела себя и засмеялась.
– Неужели я начинаю толстеть?
– Не похоже. – Он окинул взглядом ее фигуру Когда мы туда доберемся, я покатаю тебя на катере вокруг Пуртабоя.
Пуртабой был самым маленьким островком в заливе. Доминика сказала, что она в восторге от его предложения, но ей вдруг пришло в голову, что магия этого места не оказывает на Энгуса такого же воздействия, как на нее. Жизнь снова вывела Энгуса на перепутье. Покупка «Лидком-Плейс» была таким перепутьем, но, возможно, поместье предков Доминики не оправдало его надежд… Или…
– Идем же, – позвал он, спрыгивая на песок.
Как следует сосредоточиться на своих мыслях Доминика смогла только вечером, когда переодевалась к обеду. Энгус пошел в контору отправить несколько факсов, и они договорились встретиться в гостиной.
Даже здесь, на острове Данк, вечерами в августе бывало прохладно, и Доминика надела плотную рубашку с длинными рукавами и брюки из плиса. Ремешок от брюк в виде серебряной цепочки, который она надела сверху, свободно спускался ей на бедра. Когда она сунула ноги в серые мягкие туфельки на плоской подошве, ее снова поразило, что Энгус выбрал для нее вещи, которые пришлись ей не только по вкусу, но и точно по размеру.
Но когда Доминика села за туалетный столик, чтобы причесаться и подкраситься, она увидела в своих глазах, устремленных на нее из зеркала, невысказанный вопрос. Если Энгус стоит на перепутье, а о его внутреннем напряжении свидетельствовали и бессонница, и стремление постоянно чем-то себя занять, не имеет ли это отношения к ней, Доминике? Может быть, для него настало время, думала она, медленно проводя по волосам щеткой, принять окончательное решение? Но что она может сделать, чтобы помочь ему принять решение в свою пользу? Может быть, следует первой объясниться ему в любви?
Доминика положила щетку и со вздохом поднялась. Разве то, что происходило между ними последние несколько месяцев, не было уже само по себе объяснением в любви?
Энгус ждал в гостиной и, увидев ее, поднялся с дивана. Нет, ошибиться было невозможно – глаза его при ее появлении вспыхнули особенным светом. Он смотрел на нее так, словно не существовало ни гостиной, ни приятной мелодии, которую кто-то наигрывал на пианино, ни звяканья бокалов и шума разговора. Все будет хорошо, заверила себя Доминика. Все должно быть хорошо.
Но она ошиблась.
Прошло еще два месяца, Энгус снова стал прежним, хотя и был чрезвычайно занят по работе. Их отношения продолжались своим чередом.
Дом на Роуз-Бэй наконец продали, и Барбара с Кристи перебрались в город. Костюм для аэробики, придуманный Доминикой, имел такой успех, что ее засыпали заказами и наперебой упрашивали создать собственную линию спортивной одежды. Она придумала название для новой спортивной серии – «Водолей».
Почти в это же время Кристи призналась Доминике, что она и Ян Холмс, молодой человек, сопровождавший ее на день рождения сестры, к которому она чувствовала искреннее расположение, негласно обручились.
– Ян хотел бы прокричать об этом с вершины горы, – сказала Кристи, демонстрируя сестре обручальное колечко с сапфиром, которое она носила пока на ленточке под платьем. – Но я уговорила его подождать, пока мама не устроится окончательно.
Доминика обняла младшую сестру.
– Дорогая моя, как я за тебя рада. Он очень славный.
– Мы не станем торопиться со свадьбой. Яну еще полгода проходить практику. Он ведь вот-вот станет врачом… Забавно, однако, – добавила Кристи, – я была уверена, что вы с Энгусом нас обгоните.
– Мы еще не достигли нужной стадии. – Вот все, что Доминика могла ответить на беспокойный вопрос в глазах сестры.
Еще неделю спустя Доминика и Энгус ночевали у него в пентхаусе, но утром, когда она проснулась, его не оказалось рядом. На подушке лежала записка, в которой Энгус сообщал, что совсем забыл предупредить ее, что уезжает на две недели в Перт и Дарвин.
Рядом с запиской лежал бутон розовой розы.
Доминика села, откинула назад волосы, обвела взглядом жемчужно-серое великолепие его спальни. На этот раз цветы были только в единственной вазе, стоявшей на столе, – розовые розы. И неожиданно для себя она заплакала навзрыд, застигнутая врасплох невыносимой болью, какую ей еще не случалось испытывать.
Примерно через полчаса Доминика приняла душ, оделась, застелила кровать свежими простынями, как всегда делала перед приходом миссис Браун. Розовый бутон она поставила обратно в вазу, а на подушку положила письмо для Энгуса в запечатанном конверте. Затем неторопливо обошла квартиру, собрала свои вещи: несколько книг, альбом для эскизов, музыкальные диски, одежду, сложила все в зеленый потертый саквояж, непрерывно благодаря Бога, что миссис Браун до сих пор не появилась. Последний раз огляделась кругом, вышла и бросила ключ в почтовый ящик.
Спустя два дня она летела в Европу вместе с мамой.
Два месяца мать и дочь провели за морем, закупая ткани и набираясь новых впечатлений и идей. Доминика главным образом пыталась справиться со своим разбитым сердцем и в то же время не испортить маме отдых. Барбару крайне расстроило сообщение Доминики, что у нее все кончено с Энгусом, но страдание в глазах дочери заставляло ее не касаться этого предмета.
В Италии они подписали контракт с текстильным магнатом, отец которого дружил когда-то с Уолтером Харрисом. Граф Эмилио Строцци был не женат, светловолос и хорош собой, владел palazzo на берегу озера и в придачу ко всему имел пылкий темперамент. Его фабрика производила фантастические ткани, вследствие чего он и Доминика быстро пришли к деловому взаимопониманию.
Эмиль, как он просил называть себя, искренне желал, чтобы их взаимопонимание в делах перешло и на сферу личных отношений. Но все три недели, что они жили в Италии, она весело отклоняла его попытки с ней сблизиться. Это нисколько не охладило пыл Эмиля, и он пригласил мать и дочь в свое palazzo, чтобы они познакомились с его матерью и провели выходные с семейством Строцци. Доминика не нашла причины, чтобы отказаться от приглашения на традиционный бал в честь сотой годовщины основания текстильной компании Строцци.
Вот только Доминика не сразу сообразила, что Эмиль – один из самых завидных женихов в Италии и что на другой же день она неминуемо окажется на страницах газет стоящей рука об руку с графом Эмилио, который смотрит на нее недвусмысленным взглядом. Обозреватели светской хроники собрали богатую жатву и поместили еще серию фотографий, на которых Доминика и граф были запечатлены вместе обедающими. Газеты придирчиво допытывались, кто эта неотразимая австралийка, которая вознамерилась похитить сердце одного из самых выдающихся сынов Италии.
Но Доминике удалось уехать домой, так и не поддавшись на ухаживания графа и не разбив его сердце. Она быстро забыла итальянского магната, и ей не пришло в голову, что светские сплетни и фотографии могут достичь берегов ее родной Австралии. Но они достигли.
Наташа первая заставила Доминику встревожиться, поздравив ее с романтическим знакомством и заметив, что итальянский граф выглядит почти так же великолепно, как и Энгус Кейр.
Впрочем, сказав это, она быстро прикусила язык.
Но Доминика только пожала плечами и неопределенно улыбнулась.
– Подожди, пока не увидишь шикарные ткани, которые я закупила у графа Эмилио, Наташа. Когда глядишь на них, просто слюнки текут.
Наташа замялась.
– Энгус звонил – то ли из Перта, то ли из Дарвина, на другой день после твоего отъезда. Он сказал, что не может тебе дозвониться, а автоответчик отключен.
Доминика подняла глаза.
– Прости меня, Наташа… Я оставила ему письмо, но он нашел его, только вернувшись домой.
– Не могу поверить, что между вами все кончено, – призналась Наташа грустно.
– Я сама не могу… – Доминика беспомощно замолчала.
– Значит, итальянский граф тут ни при чем?
Доминика недоуменно заморгала.
– Ты шутишь? – спросила она недоверчиво.
Наташа развела руками.
– Но все выглядит так, слово причина именно в нем.
– Что за ерунда, – пожала плечами Доминика. Наши отцы были знакомы, встречу с ним устроила для меня мама, в противном случае я имела бы дело только с его служащими. Мы несколько раз обедали вместе, и мама все время была с нами, и на балу тоже.
– Когда читаешь газеты, создается другое впечатление.
Доминика с досадой щелкнула языком, но больше ничего не добавила.
Через несколько недель Доминику пригласила в гости супружеская пара, которая провела два года в Америке и отмечала свое возвращение на родину. И муж и жена работали на телевидении Марк Додсон диктором, а его жена Селия, с которой Доминика училась в школе, режиссером. Они вели светский образ жизни и до отъезда в Штаты приобрели широкую известность благодаря вечеринкам, которые обожали устраивать.
Настроение Доминики не очень располагало к веселью, но она искренне любила Селию, да и Додсоны, видимо, были единственными людьми в Сиднее, кто не знал о ее романе с Энгусом. Кроме того, Доминику не покидало ощущение, что она должна сделать что-то, чтобы взять себя в руки и вернуться к прежней жизни. Подавленное настроение начинало отрицательно сказываться на работе, как раз когда требовалось быстро воспользоваться успехом, который принесли ей начинания в области спортивной моды.
Был чудесный воскресный день. Собираясь в гости, Доминика надела блузку цвета слоновой кости с кружевным воротничком и черную юбку в складку с кремовыми розами. Хотя уже наступил январь, середина лета, она решила взять с собой пашмину на случай, если похолодает, а волосы заколола изящной бронзовой заколкой.
Для Селии она наготовила ее любимой сырной соломки, упаковала ее в красную фольгу и перевязала пакет ленточкой. Такую же ленточку она повязала вокруг горлышка бутылки шампанского для Марка.
В Касл-Хилл Доминика поехала на серебристом джипе, который Энгус, как казалось, давным-давно подарил ей на день рождения. Он теперь официально принадлежал Доминике, поскольку на полученные после продажи дома на Роуз-Бэй деньги она выкупила автомобиль у Энгуса.
Додсоны владели участком в несколько акров земли – они оба были без ума от лошадей – и большим садом. Барбекю жарили под высокими старыми деревьями с густыми кронами, между которыми были протянуты провода с разноцветными фонариками.
Подруги встретились, как всегда, тепло, у обеих накопилось много новостей, и самая главная среди них была та, что Селия ждала ребенка. Среди двадцати с лишним гостей Доминика увидела много знакомых лиц.
Один из гостей произносил шутливый тост в честь хозяев, когда на веранде появился опоздавший гость. Так Энгус Кейр впервые увидел Доминику Харрис после двухмесячного перерыва, смеющуюся, с бокалом шампанского в руке.
Он нашел, что Доминика нисколько не изменилась: высокая, гибкая, с горделивой осанкой, чудесной кожей и по-детски округлым личиком, одетая с непринужденной элегантностью – одним словом, потрясающая девушка. Она, кажется, от души развлекалась, словно их роман, закончившийся ее письмом, в котором она благодарила Энгуса за все и сообщала, что ей пора двигаться дальше, не оставил в ней глубокого следа. Она повернулась, услышав, как Селия здоровается с ним, и Энгус с невольным удовлетворением отметил, что она заметно побледнела, а ее пальцы сжали ножку бокала с шампанским.
Селия начала представлять Энгуса гостям.
Оказывается, они познакомились только неделю назад, на поло. Доминика пожалела, что ей не пришла в голову подобная идея, но уже в следующую секунду он оказался прямо перед ней, и нужно было сказать что-нибудь…
– Привет! – Она повернулась к подруге:
– Мы уже встречались.
– Замечательно, – обрадовалась Селия. – Тогда я оставлю Энгуса с тобой ненадолго, Доми, и пойду похлопочу на кухне.
– Э... может быть, я помогу тебе?
– Ни в коем случае. Займи пока этого славного парня, – попросила Селия и, пританцовывая, удалилась.
– Значит, мы только встречались? – Энгус произнес это негромко, но с такой оскорбительной насмешкой в голосе и взгляде, что Доминика заметно вздрогнула и отвела глаза.
– Энгус, здесь не время и не место пускаться в воспоминания.
– Полностью с тобой согласен, – процедил он. Я только позволю себе полюбопытствовать, прежде чем мы предадимся беззаботному веселью. Очевидно, ты сочла, что итальянский граф ближе тебе по социальному статусу, чем я?
Она, онемев, смотрела в его серые глаза. Но тут к ним подошел Марк и завел разговор о чистокровных лошадях, и до конца этого нескончаемого вечера Энгус и Доминика сторонились друг друга. Энгус все это время старательно изливал свое обаяние на коллегу Селии, миловидную блондинку примерно его лет, которая пришла в гости без кавалера.
При первой же возможности, когда это уже не могло выглядеть невежливо, Доминика покинула вечеринку и направилась домой. Она чувствовала себя совершенно разбитой. Спустя несколько миль машина вдруг закапризничала, и Доминика, к своему ужасу, поняла, что у нее спустила шина.
Она умудрилась затормозить на обочине, и, когда вышла, ее глазам предстало печальное зрелище.
Было уже темно, хотя и не так поздно, и дома здесь стояли, должно быть, вдали от дороги – Доминика не увидела ни одного огонька. К тому же резко похолодало, подул ветер, и она поспешно закуталась в свою пашмину.
Но вскоре тьму прорезал свет двух фар. Доминика взмолилась, чтоб это был кто-то из гостей, возвращавшийся с барбекю.
Машина оказалась хорошо знакомым ей темно-зеленым «рейнджровером». Она затормозила перед ее джипом, и человек, вышедший оттуда, заставил ее подумать, что сегодня, должно быть, особенно несчастливый день по ее гороскопу.
– Ну-ну, – промолвил Энгус Кейр, пиная носком ботинка шину. – У тебя нет чувства, что это уже происходило в какой-то другой жизни, Доминика?
– Да… Нет то есть… – промямлила она беспомощно.
Энгус хищно улыбнулся.
– Интересно… Из двадцати гостей судьба именно мне предназначила помочь даме в беде.
Не сомневаюсь, что ты понятия не имеешь, как менять колесо. Но может быть, вы предпочитаете, чтобы я ехал своей дорогой, мисс Харрис? Конечно, другие тоже будут возвращаться, только я не уверен, что скоро.
– Нет! – воскликнула она с некоторым испугом, который не в силах была скрыть.
– Хорошо. Фонаря, я полагаю, у тебя нет? Женщины редко держат под рукой полезные вещи.
Он открыл заднюю дверцу «рейнджровера», достал мощный фонарь и велел Доминике держать его повыше. Затем поднял крышку ее багажника, вынул все необходимое и принялся за дело.
Разумеется, он сделал все быстро, умело и молча, только обронил, что, скорее всего, она где-то напоролась шиной на гвоздь.
Пока Доминика светила ему фонарем, ей хотелось сказать ему очень многое, но она не находила в себе смелости. Наконец он закончил, убрал инструменты в багажник и вытер руки носовым платком.
– Теперь ты можешь ехать домой, а я, пожалуй, подкачаю свои покрышки. До свидания.
– Энгус! – воскликнула она в отчаянии. – Ты все не правильно понял.
Он вскинул брови и скользнул глазами по ее пашмине, чем воскресил в ней всевозможные воспоминания и вогнал в краску.
– Насчет социального статуса... это… – Она запнулась и проглотила слюну. – На самом деле…
– Я не думаю, что сейчас время и место для запутанных разбирательств, Доминика, – перебил он ее. – Если ты уверена, что хочешь что-то объяснить, тогда поедем ко мне домой, где можно сделать это по крайней мере с комфортом.
– Нет… – Откровенное презрение, которое выразил его взгляд, подействовало на Доминику двояким образом. Во-первых, она почувствовала прилив мужества, во-вторых, укол совести. – Но если захочешь поехать ко мне и выпить кофе, я… попытаюсь все объяснить.
– Доминика, помнишь, как ты решила пообедать со мной, только чтобы загладить оплошность своей матери?
Они посмотрели друг на друга в упор, и она сердито сжала губы, погасила фонарь и протянула ему.
– Мое предложение все еще остается в силе, Энгус Кейр, – спокойно проговорила она. – А принять его или пет – дело твое.
С этими словами она села в автомобиль и поехала, оставив его стоять па обочине. Минут через десять он последовал за ней.
Доминика приготовила кофе и, поставив его на поднос вместе с тарелкой печенья, отнесла в гостиную.
– Проходи, – сказала она, открывая ему дверь. Да, я забыла поблагодарить тебя за то, что ты сменил колесо. Я действительно этого ни разу не делала и едва ли сумела бы справиться сама, как ты совершенно правильно заметил.
– Если ты еще раз окажешься в подобной ситуации в это время суток, просто закройся в машине и воспользуйся сотовым телефоном, – посоветовал он.
Энгус прошел за ней в гостиную, но в дверях на миг остановился, словно заново знакомясь с привычной обстановкой. У Доминики ничего не изменилось. Удостоверившись в этом, он сел напротив нее в кресло и, пока Доминика разливала кофе, хранил молчание. Она протянула ему чашку и, когда он отказался от печенья, опустилась на диван и посмотрела ему прямо в глаза.
– Как поживаешь?
Он пожал плечами.
– Спасибо, прекрасно. А ты?
– Тоже. Как обычно, страшно занята на работе.
А как твои лошади и… «Лидком-Плейс»?
Энгус молчал; брови его были сдвинуты, а у губ проступили жесткие складки. В его упорном, проникающем в самую душу взгляде читалось циничное недоверие к тому, что она способна вести ни к чему не обязывающую светскую беседу, словно они не были некогда так беспредельно близки, как только могут быть близки мужчина и женщина.
– Ну хорошо, – пробормотала она, чувствуя, что разговор не клеится. – Обойдемся без банальностей. Я ушла потому… – Она запнулась, взглянула на него, поставила чашку на столик внезапно задрожавшей рукой и поняла, что невозможно сейчас назвать ему истинную причину, так же как невозможно было сделать это тогда.
Как объяснить мужчине, что хочешь от него семью и детей, а не одних только плотских утех, без того, чтобы не обнажить душу и не открыть ее для новых страданий?
– Потому что… – Она вздохнула. – Как бы мне ни было хорошо с тобой, Энгус, для меня пришла пора... двигаться дальше. Мой бизнес быстро развивается, но сейчас решающий момент, он требует от меня сосредоточенности, полной отдачи... а твое происхождение тут вовсе ни при чем.
– И нет ничего проще, чем перейти из моей постели в постель Эмилио Строцци? – Его выражение было оскорбительно-насмешливым. – Видимо, с ним ты в состоянии совмещать работу и удовольствие?
– Я… – Доминика поднялась, с облегчением чувствуя, как на помощь ей приходит спасительный гнев. Она проговорила холодно:
– А это не твое дело, Энгус. – И, бросив взгляд на часы, добавила:
– Мне жаль, но уже поздно. Если ты не против, я хотела бы сделать кое-что, чтобы приготовиться к завтрашнему дню.
Она потянулась за его чашкой, чтобы поставить ее на поднос, но он схватил ее за запястье и тоже встал. Их взгляды скрестились. Глаза Доминики пылали яростью, но она не произнесла ни слова.
– Может быть, тебе, как будущей графине, правится думать, что ты легко можешь от меня отделаться, – процедил он сквозь зубы. – Но нам осталось разрешить один маленький вопрос. Интересно, он заставлял тебя чувствовать, что ты... падаешь с огромной высоты, о чем ты сказала мне как-то в этой самой комнате?
Доминика приоткрыла рот.
– А знает он, какие ты любишь прикосновения и какие именно ласки доставляют тебе такое сильное наслаждение, что ты просишь меня остановиться?.. Ты танцевала с ним обнаженная? Его глаза пригвоздили ее к месту, а рука по-прежнему сжимала ее запястье. – Знает он, что ты считала один раз за ночь вполне достаточным, пока мы с тобой не доказали обратное?
– Это мерзко! – выдохнула Доминика, попеременно бледнея и краснея.
– Но это правда, – грубо сказал он. – Или ты прошла со мной подготовительный класс и намерена применить полученные знания с другим мужчиной? Ты ведь не отличалась особой опытностью, когда впервые легла со мной в постель…
Но ученицей оказалась способной, тут тебе нужно отдать должное.
Сделав нечеловеческое усилие, Доминика вырвала руку и ударила его по щеке. Ладонь словно обожгло, а она, тут же осознав содеянное, страшно побледнела. Ее потрясло то, что отношения между ними дошли до такого ужаса. Из глаз хлынули горячие слезы и побежали по щекам, она жестом отчаяния поднесла руку к губам. Энгус все смотрел на нее, у его рта мелко-мелко дрожала мышца. Затем он закрыл глаза и привлек ее к себе.
– Доминика, ты выйдешь за меня замуж?
Доминика откинула назад волосы. Она лежала на своих разноцветных подушках под простыней, и не только постель была в полнейшем беспорядке, но и вся спальня. Повсюду валялась ее сброшенная впопыхах одежда вперемешку с его одеждой. Если они и воспламеняли когда-то друг друга, все, что было прежде, померкло перед неистовым накалом страсти, которого они достигли, даже ненавидя друг друга.
– Зачем?
Энгус сидел, опираясь спиной на подушки, она лежала рядом, и он, не глядя па нее, поглаживал рукой ее волосы.
– А разве не в этом все дело?
Доминика осторожно вздохнула.
– Строцци были давними друзьями родителей.
Эмиля я ни разу в свою постель не приглашала, а без приглашения он тем более не мог там оказаться, как бы ни хотел. Я понятия не имела, что наше с ним появление в обществе вызовет такой ажиотаж… И, разумеется, у меня и в мыслях не было таким способом вызвать твою ревность.
– Я не то имел в виду, – ответил он спокойно. Хотя мне трудно описать состояние, в которое привели меня эти фото. – Он все продолжал гладить ее по голове. – Я хотел сказать, разве ты ушла от меня не поэтому?
Доминика упорно избегала встречаться с ним взглядом.
– Если ты сумел догадаться об этом, Энгус, я могу сделать вывод, что сам ты этого не хотел. И, по-моему, с тех пор ничего не изменилось.
– Нет, изменилось. Если мы и доказали, что чувствуем что-то друг к другу, то именно сейчас, несколько часов назад, и именно так, что… Иными словами, неужели ты после этого сможешь уйти?
Доминика невольно вздрогнула. Он лег рядом с ней на подушки, осторожно взял в ладони ее подбородок и заглянул в глаза.
– Думаю, нам не остается ничего другого, как пожениться... или провести наши жизни, томясь друг по другу. Если ты не смогла позволить итальянцу стать моим преемником, то со мной случилось то же самое: после твоего ухода я не могу смотреть ни на одну женщину.
В его словах звучала неумолимая логика, и тем не менее с каждой секундой надежда услышать то, о чем Доминика мечтала, стремительно таяла.
– Черт побери! Не только же это нас объединяет! – воскликнул Энгус.
И стал перечислять одно за другим все, что они делали сообща, – все книги, которые оба прочли, любимую ими музыку, совместные поездки, шахматные партии, в которых так и не был определен сильнейший, любовь к танцам и прочее и прочее.
Доминика, слушая его, невольно начала улыбаться всем забавным штучкам, которые он воскресил в памяти. Энгус даже припомнил, как она сказала однажды, что ей нужен мужчина, знающий толк в кухонной и прочей домашней технике.
Все правильно, думала Доминика, но сможет ли их брак переломить нечто более серьезное, о чем он не упомянул? То, что они никогда не строили планы на будущее, ни разу не заговорили о свадьбе, о возможности иметь детей, просто ни разу не посвятили друг друга в свои ближайшие планы?
Возможно, ей следовало проявлять больше инициативы, а не жить своей жизнью, позволяя ему беспрепятственно жить своей?
Но как быть с ее главной ошибкой? Тогда, на острове Данк, она понимала, что его гложет что-то, чем он не хочет делиться с ней. Изменится ли что-то после свадьбы? Найдут ли они в себе достаточно любви и доверия, чтобы сделать невозможными тайны друг от друга?
– Я не знаю, – ответила она откровенно. Энгус оторвался от изгиба ее шеи и, вскинув голову, заглянул ей в глаза. – Но, – продолжала Доминика, дотрагиваясь пальцем до шрама около его брови, – если ты всерьез хочешь жениться на мне, Энгус Кейр, что мне еще остается делать, как не ответить согласием?
Через две недели они поженились.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Понять друг друга - Армстронг Линдсей

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Понять друг друга - Армстронг Линдсей



Скукотища.При пятибальной системе натягивает на слабую тройку..
Понять друг друга - Армстронг Линдсейчитательница
23.05.2011, 13.04





Очень хороший роман.
Понять друг друга - Армстронг ЛиндсейЕлена
7.11.2013, 9.18





Нудятина, после прочтения нескольких романов автора понимаю, что больше не прочитаю ни одного, все очень скучно.
Понять друг друга - Армстронг ЛиндсейРиФФка
25.12.2013, 11.02





А мне роман очень понравился! Понравилось, что нет подробного описания техники секса!С намеками даже интереснее!
Понять друг друга - Армстронг ЛиндсейМИЛА
3.03.2015, 15.52





А мне роман очень понравился! Понравилось, что нет подробного описания техники секса!С намеками даже интереснее!
Понять друг друга - Армстронг ЛиндсейМИЛА
3.03.2015, 15.52





Как по мне то это хороший роман, и то что здесь нет открытых постельных сцен, хуже роман не делает.Сильный гл. герой. 10 б.
Понять друг друга - Армстронг ЛиндсейКетрин
3.03.2015, 22.54





Прочитала с удовольствием. Приятный ЛР, без соплей, адекватные Гг-и. Любовь, страсть и сомнения, как в обычной жизни. Без порнухи.
Понять друг друга - Армстронг Линдсейиришка
22.10.2015, 21.40





Очень приятный, интеллигентный роман. Давно такого не встречала. Читайте с удовольствием!
Понять друг друга - Армстронг ЛиндсейТата
23.10.2015, 23.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100