Читать онлайн Безмятежное море, автора - Армстронг Джульетта, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безмятежное море - Армстронг Джульетта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.05 (Голосов: 100)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безмятежное море - Армстронг Джульетта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безмятежное море - Армстронг Джульетта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Армстронг Джульетта

Безмятежное море

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3



Дядя и тетя встретили Диану очень радушно. За время весьма короткого отсутствия племянницы они успели подготовить для нее культурно-развлекательную программу. Об этом старики сообщили девушке довольно неуверенным тоном, опасаясь ее отказа, но, к их облегчению, она согласилась. Эти мероприятия, по их мнению, должны были немного отвлечь ее от грустных мыслей. Диана решила, что тетя с дядей, вероятно, пытались вернуть ее к жизни.
Время, проведенное в Никосии с Михаилом и Георгиосом, доставило Диане гораздо больше удовольствия, чем она ожидала. В веселой и сердечной мужской компании она оттаяла душой, а высокая оценка способностей англичанки и признательность за помощь вызвали приятные мысли о грядущих в ее жизни счастливых переменах. Она чувствовала себя моложе и сильнее, поверив наконец, что воспоминания о неудачном замужестве с его трагическим финалом вскоре перестанут преследовать ее днем и ночью.
Те развлечения, в которых ей пришлось участвовать по просьбе тети, оказались не очень веселыми. Да никто из знакомых, особенно греков, и не рискнул бы пригласить молодую вдову на танцы или шумную вечеринку. Но она побывала с молодежью на пикнике с купанием, а со старшим поколением объездила все окрестности. И хотя грустные мысли все еще продолжали время от времени досаждать ей, длилось это наваждение уже не часы, как прежде, а короткие мгновения.
За пару дней до возвращения вместе с семьей Эммы в Фамагусту Диана пила кофе в гостях у одной из тетиных соседок. Когда девушка вернулась домой, тетя уже сгорала от нетерпения, ожидая ее.
— Только что звонил Георгиос, — сообщила она. — Он хотел поговорить с тобой, Диана. Они с Михаилом и Йоландой, той девушкой, которая работает у них в офисе, приглашают тебя сегодня в один из новых ресторанов в Кирении.
— Но я не могу пойти туда — это предпоследний вечер с вами! — воскликнула Диана.
— Они очень хотят, чтобы ты поужинала с ними. Георгиос просил перезвонить, если ты не сможешь. Я взяла на себя смелость сказать, что если ты не позвонишь, значит, согласна.
Диана все еще колебалась, и тетя Бесси ласково продолжила:
— Моя дорогая, ты обязательно должна приехать к нам еще разок перед возвращением в Англию. Так что спокойно иди со своими молодыми друзьями. А перед отъездом предложи им по стаканчику шерри.
— Ну, если вы не обидитесь на меня…
— Ты же еще будешь здесь завтра, когда приедет Эмма с семьей, — с улыбкой заметила тетя Бесси. — Иди, конечно, не то над Кипром пронесется стон уныния.
Вскоре за ней приехали. Парни были в прекрасном настроении, а глаза Йоланды оживленно блестели. Михаил запрыгнул к ней на заднее сиденье, освободив место рядом с Георгиосом для Дианы. Извинившись перед родными Дианы, что они не смогут зайти на шерри по причине того, что немного опаздывают, Георгиос выразил надежду, что тетя Бесси и дядя Том простят их.
В машине он с таинственным видом сообщил Диане, что они направляются в горную деревушку Беллапе.
— А ты помнишь ее? — спросил он Диану.
— Конечно. Всякий раз, приезжая на Кипр, я посещала там прекрасный старый монастырь и пила кофе под «древом досуга» на деревенской площади.
— Теперь там началось небольшое строительство, — предупредил Георгиос. — Возводят новые дома. Но Зенон живет в одном из старых особняков на деревенской улице.
— Ты хочешь сказать, что мы собираемся в гости к Полу Диметриосу? — Диана испуганно вздрогнула, но постаралась не показать своего смятения.
— Да. Ты не знала, где он живет?
— Мне это безразлично, — не совсем искренне ответила она. — А если бы я и задалась этим вопросом, то решила бы, что он устроился где-нибудь в центре, выбрав самую шикарную квартиру. Ведь цена для него не имеет значения.
— Увидев его жилище, ты сразу поймешь, что турецкие ковры и мебель орехового дерева не для него. У Зенона довольно скромные запросы, совсем как у тебя, — было бы удобно и чисто. Сам же он аккуратен и неприхотлив.
— И мы будем ужинать среди его археологических находок?
Георгиоса развеселил ее испуг, усилившийся из-за опасения попасть в глупое положение.
— Вряд ли. Нам не удастся даже посмотреть на них. Зенон будет маячить за спиной как привидение, охраняя свои сокровища. Нет, мы едем к нему дегустировать какое-то особенное греческое вино из очень странных сосудов, а потом вернемся в Кирению и посетим новый ресторанчик.
— Полагаю, Пол тоже поедет? — На этот раз Диана не смогла скрыть раздражения.
Георгиос проницательно посмотрел на нее.
— Не уверен, — ответил он равнодушным тоном. — Давай немного помолчим — мне надо сосредоточиться на дороге. В потемках она очень коварна.
Что бы Диана ни думала о предстоящей встрече с этим противным Полом Диметриосом, она уже ничего не могла поделать. Девушка была слегка раздосадована, что Георгиос все-таки повез ее на эту неожиданную встречу, хотя она не раз откровенно говорила, что не питает симпатии к его драгоценному Зенону. Он мог бы сначала убедиться, что она не против этого визита. Георгиос просто не воспринимает ее всерьез и не подозревает, что они с Полом уже знакомы. А ее поведение, наверное, считает типичным примером женской логики.
Диана едва различала идущую в горы извилистую дорогу. Затем впереди появился слабый свет, и вскоре они выехали на деревенскую площадь, где за столами, уставленными бутылями вина, пировали веселые компании.
Георгиос с трудом нашел свободное место для парковки, и в это время от одной из групп отделился высокий широкоплечий мужчина и неторопливо направился к ним. Диана не сразу узнала в нем Пола Диметриоса. Одет он был, по мнению Дианы, довольно опрятно, хотя совсем не для похода в ресторан.
— Сожалею, — развел он руками после приветствий, — но остаток пути придется пройти пешком, миссис Мортон. Остальные это знают. Надеюсь, они предупредили, что дорога довольно неровная?
— Прости, Диана, — поспешно извинился Георгиос. — Совсем забыл об этом.
— Уверена, что справлюсь. — Тон Дианы был холоден. Нахмурившись, она добавила специально для Пола: — Я даже не знала, что мы направляемся к вам. Мне сообщили об этом только в машине.
— И все же я рад предложить вам руку, несмотря на явное нежелание встречаться со мной.
Пол помог Диане выйти из машины и, не выпуская ее руки, попросил остальных следовать за ними.
— Мне знакомы все опасные участки этой дороги, — объяснил он, доставая из кармана маленький фонарик. — Если Михаил и Георгиос позаботятся об Йоланде и будут следовать за нами по пятам, мы доберемся без приключений.
Несмотря на все еще тлевшее в ее душе негодование, Диана тихо и спокойно, чтобы не слышали друзья, извинилась перед Полом за недоразумение с каютой. Она ждала, что спутник тоже попросит прощения или хотя бы объяснит свое поведение, тем более что он пытался это сделать на борту корабля, невзирая на ее протесты. Но он равнодушно заметил, уверенно ведя ее по ухабистой дороге:
— Это была грубая небрежность персонала пароходной компании. Забудьте!
Диана гневно закусила губу. Это он должен был чувствовать сожаление и стыд и за перебранку, и за синяки, оставленные на ее запястьях. Конечно, он имел все права на эту каюту, она это признавала. Но порядочный мужчина не стал бы выгонять женщину, ведь путешествие уже подходило к концу. Что бы ни думали о нем Георгиос и Михаил, этот человек — просто зазнавшийся богач и отвратительный эгоист.
Вскоре они остановились перед громадной деревянной дверью, и Пол отпустил руку Дианы. Достав откуда-то чудовищных размеров ключ, он справился с замком и пригласил всех в дом. Помещение, куда они попали, когда-то, вероятно, было сараем. В гигантском камине горел огонь, отбрасывая гротескные тени на побеленные известкой стены. Пол включил мощное электрическое освещение, и их взорам предстали стеллажи от пола до потолка, сделанные из полированного дерева. Некоторые из них были застеклены. На дубовом столе возле камина красовались разукрашенные бутыли из тыквы и оловянные кружки.
— Разве здесь не чудесно? — воскликнул Георгиос, помогая Диане снять пальто. — Ты только посмотри на эти полки! Здесь полно книг по археологии. Поневоле задумаешься…
— Задумаешься о чем? — весело перебил его Пол, разливая по кружкам вино. — По-моему, миссис Мортон хочет просто выпить, а не думать об археологии, во всяком случае, в данный момент.
Они сели к столу на плетеные стулья, причем Йоланда ухитрилась занять место рядом с Михаилом. В кружках оказался легкий нектар, теплый от пламени камина и восхитительный на вкус, и Диане стало казаться, что идея визита к Полу не так уж и плоха. Они беседовали о последних археологических открытиях, которые заинтересовали и взволновали их всех. Но внезапно разговор переключился на другую тему, когда Пол неожиданно сказал:
— А теперь давайте приступим к делу.
Диане показалось, что все смотрят в ее сторону, и она удивленно спросила:
— Это как-то связано со мной?
— Совершенно верно, — подтвердил Михаил. — Сейчас Георгиос тебе все объяснит.
— Наверное, ты уже догадываешься, о чем речь, — повернулся к Диане Георгиос и весело улыбнулся. — Мы нашли способ оставить тебя в агентстве. Пол, для меня он Зенон, решил поддержать нас материально.
Диана сразу же напряглась:
— Только потому, что я могу говорить с клиентами из Дании, которые раз в месяц звонят вам по телефону? Но это абсурд!
— Минуту! — в разговор вступил Пол. — Я уже вложил в «Афродиту» кое-какие средства и полностью согласен с Георгиосом, Михаилом и конечно же с Йоландой, — он улыбнулся итальянке, и та с важным видом кивнула, — что в ваших силах помочь агентству расширить клиентуру. Но вам необходимо пройти предварительную подготовку, чтобы сопровождать небольшие группы…
— Подождите! Я ничего не понимаю! И мне совсем не нравится ваш тон. — Она враждебно взглянула на Пола. — Получается, что это вы будете платить мне жалованье?
— Не совсем так, — ответил Пол и глазом не моргнув. — Я только увеличу свои инвестиции, чтобы Георгиос и Михаил могли обеспечить вам приемлемый оклад. Причем не только тогда, когда вы приступите к работе, но и в период обучения.
— Не правда ли, замечательное решение? — несколько растерянно спросил Георгиос, заметив, как застыло лицо Дианы.
— Возможно, с вашей точки зрения… хотя лично мне это не по душе. Я понимаю, что мистер Диметриос сделал подобное предложение с похвальным намерением помочь вам. Но фактически выходит, что он становится моим нанимателем с правом уволить меня, если ему это взбредет в голову.
— Ты все неправильно поняла, — запротестовал Михаил. — Он наш хороший друг…
— Но не мой, — возразила Диана.
— Дружба здесь ни при чем, — тяжело вздохнул Пол. — Миссис Мортон и я совсем не знаем друг друга. — Он повернулся к Георгиосу: — Я же просил тебя не упоминать моего имени и не указывать источник, откуда вы получите дополнительные средства.
— Зная Диану чуть лучше, ты бы понял, что она чрезвычайно сообразительная девушка. Она все равно докопалась бы до сути.
Диана грустно подумала, что не такая уж она и сообразительная, раз позволила Ральфу обмануть себя. Но вслух она уверенно заявила:
— В любом случае я бы не дала обвести себя вокруг пальца.
— Не очень приятный способ отказа, — заметил Пол ледяным тоном.
— Прошу прощения.
Она сказала это искренне, чувствуя, что ведет себя правильно и довольно цивилизованно. Почему-то этот высокий широкоплечий мужчина с рыжими волосами вызывал у нее антипатию. Видя Пола, она сразу же вспоминала его грубое и эгоистичное поведение на борту корабля и, как дикобраз, выпускала колючки. А его идея скрыть имя нанимателя просто нелепа.
— Давайте оставим этот вопрос на точке закипания, — предложил Михаил так печально, что Йоланда сочувственно сжала его руку, а Георгиос, натянуто улыбнувшись, поддержал друга.
— Как насчет ужина? — бодро спросил он и повернулся к Полу: — Может, поедешь с нами?
— Нет. Мне надо еще поработать. Кое-что разобрать и классифицировать. — Он немного поколебался и добавил: — Но если вы не очень торопитесь, я могу показать вам несколько вещиц, которые мы нашли на Родосе. Я выставлю их на полку.
От увиденного все пришли в восторг. Здесь были большие фрагменты кувшинов, любовно расписанных красочными цветами и геометрическими узорами древними художниками более двух тысяч лет назад; части бронзовых античных ваз и небольшой кусочек керамики, привлекший их внимание потому, что Пол держал его в руках с особенно трогательной заботой. Казалось, в этом осколке не было ничего интересного, и человек непосвященный даже не задержал бы на нем своего взгляда. Но Пол с неподдельным благоговением в голосе сказал, что нашел его на Пафосе и не сомневается, что это обломок головы небольшой статуи Афродиты, некогда украшавшей алтарь в каком-то бедном доме. Это все, что от нее осталось.
Пол разрешил им пустить по кругу некоторые из драгоценных находок, но, когда Йоланда рискнула взять без спроса какой-то черепок с выгравированными причудливыми иероглифами, Пол рявкнул: «Не трогай это!» — таким голосом, что девушка от испуга чуть не выронила его.
— Прошу прощения, — извинился он за свое поведение, когда Йоланда вернула черепок на место, — но это не мое. Мне дали его на время в одном из музеев, и, если с ним что-нибудь случится, они сдерут с меня шкуру.
Этот маленький инцидент совершенно изменил настроение компании. Гости вскоре попрощались с хозяином, искренне поблагодарив его за прием, и отправились ужинать в Кирению. Ни Георгиос, ни Михаил больше не упоминали о предложении Пола. Они решили забыть на время о делах и полностью сосредоточились на своих спутницах, прилагая максимум усилий, чтобы девушки расслабились и хорошо отдохнули.
Диана обнаружила, что, несмотря на смущение, испытываемое в обществе Пола, она получила удовольствие от визита и сейчас продолжала наслаждаться прекрасным вечером. Тем более, что Михаил и Георгиос были полны решимости развеселить их с Йоландой, чтобы как-то сгладить бестактность Пола. И вскоре все четверо были в отличном расположении духа. «Мне очень хорошо с ними, — думала Диана. — Обидно, что они не смогли найти достаточно средств, не идя на поклон к этому самовлюбленному Зенону, как они его называют. Ребята вернули мне ощущение молодости и беззаботности, даже на сердце стало легче».
После ужина Георгиос неуверенно предложил поехать куда-нибудь потанцевать, и Диана, чувствовавшая себя в этот вечер юной и легкомысленной, дорого бы дала, чтобы согласиться на заманчивое приглашение. Но нотки сомнения в его голосе заставили ее заколебаться. А заметив возмущение на лице Михаила и поразительное отсутствие энтузиазма у Йоланды, она вдруг ясно поняла причину. Диана была вдовой, и в глазах абсолютного большинства греков уже и так преступила запретную черту, открыто ужиная в веселом мужском обществе. По традиции, вдовам здесь полагалось носить траур в течение долгого времени, прямо как в викторианской Англии. И даже если греки скрепя сердце смирились с обычаями язычников, здесь точно наступал предел их снисходительности. Танцы — это уже слишком.
Кроме того, Диане надлежало проявить уважение и к родственникам. Старики тоже были озабочены соблюдением приличий, соседствуя не только с британцами, но и с киприотами. Разве может она, их племянница, свести на «нет» их надежды и усилия наладить дружеские отношения со своим окружением? Эти мысли вихрем пронеслись в голове Дианы, и она мягко отклонила предложение Георгиоса, сразу же поняв, что поступила правильно, поскольку ни один из спутников не выразил ничего, кроме согласия и сочувствия, даже сам Георгиос. Они ведь ничего не знали об обстоятельствах смерти Ральфа. Она даже не поверила своим ушам, когда Георгиос однажды упомянул, правда очень робко, что Диана может вновь выйти замуж. Может, в один из своих визитов в Варошу он что-то понял из тех замечаний, что нечаянно обронила Эмма?
Доставленная в целости и сохранности к дому дяди и тети, Диана нашла стариков уже готовыми отойти ко сну — они были ранними пташками. Девушка вдвойне порадовалась, что не отправилась на танцы, поскольку родственники явно ждали ее с минуты на минуту. Конечно, они не стали бы ее упрекать в случае опоздания, но сочли бы такое поведение верхом неприличия. Поболтав немного с племянницей о ее поездке в Беллапе и последних находках Пола Диметриоса и его группы, дядя и тетя упомянули, что он считается подающим большие надежды археологом. Тетя сожалела, что никогда с ним не встречалась.
— Может быть, — сонно добавил дядя Том, — когда-нибудь мы познакомимся с этим молодым человеком.
Он зевнул, а Диана поняла намек и пожелала им спокойной ночи. «Сладких снов, дорогая!» — прозвучало ей в ответ, и девушка отправилась в спальню. Однако сон долгое время ускользал от нее. Диана напряженно размышляла. Георгиос и Михаил не давили на нее, она сама должна была принять верное решение, и чем скорее, тем лучше. Через два дня она уедет из Кирении с Эммой и Тео, вернется с ними в Варошу. А до этого нужно обязательно все обсудить с Георгиосом и Михаилом.
Диана страстно мечтала остаться на Кипре до тех пор, пока ее раны окончательно не зарубцуются. Она боялась возвращаться в Англию и не хотела больше работать в школе, пусть даже в другой, хотя имела довольно большой опыт. Но принять предложение этого высокомерного аристократа, человека, показавшего себя с наихудшей стороны, мужчины, один вид которого вызывал у нее неприязнь, если не сказать отвращение, она не могла. На самом деле, накручивала она себя, мучаясь от бессонницы, «отвратителен» — это слишком мягкое слово для Пола Диметриоса.
Вскоре Диана поняла, что уснуть ей все равно не удастся, и решила хорошенько все обдумать и принять наконец какое-нибудь решение. В итоге ей пришла мысль написать матери в Америку и сообщить, что она хочет поискать место по обмену поближе к ней. После этого Диана сразу же погрузилась в сон. Но он не принес желанного облегчения. Ей приснился Ральф: он только что вернулся домой после свидания и преподнес ей маленькую картонную коробочку с рубиновым кулоном в серебряной оправе. Диана отказывалась принять презент, а Ральф, как обычно при сопротивлении с ее стороны, молча смотрел на нее с холодным раздражением, продолжая протягивать свой подарок. Когда она оттолкнула руку мужа, бросив ему в лицо, что у нее предостаточно подобных безделушек и что она прекрасно знает, откуда он их берет, Ральф схватил ее за запястья и стал кричать, чего никогда не делал в реальной жизни. Но это уже был не Ральф, а Пол Диметриос, выкрикивающий все те оскорбления, которые он произнес тогда у каюты, перемежая их словами, что она сварливая, но чертовски красивая женщина.
Диана проснулась в ужасе, включила настольную лампу и, сама поражаясь собственной глупости, осмотрела свои запястья. Ну и дура же она! Запястье на одной руке действительно покраснело, но не из-за призрачных гостей — Диана просто забыла снять часы, и тонкий золотой браслет больно врезался в кожу, оставив на ней глубокий отпечаток. Могло ли быть что-либо более раздражающее и нелепое!
Диана направилась на кухню, чтобы выпить теплого молока, но и после этого долго не могла успокоиться. Можно, конечно, принять одну из тех пилюль, которые после несчастья с Ральфом прописал ей знакомый доктор, — у нее сохранился почти полный пузырек снадобья, — но Диана сразу же отказалась от соблазна найти легкий сон, приняв таблетку. Она молодая здоровая женщина, сказала себе вдова, и редкие бессонные ночи не причинят ей особого вреда. Вскоре Диана была вознаграждена за свое благоразумие — долгожданный сон, на этот раз спокойный и без кошмаров, окутал ее словно покрывалом, и она мирно проспала до самого утра.


На следующий день Диана утвердилась в решении отказаться от работы в «Афродите», хотя девушке было очень неудобно обмануть надежды родственников и расстроить планы Георгиоса и Михаила. Да и самой Диане очень не хотелось терять прекрасный шанс остаться на Кипре, этом волшебном острове, который так ей полюбился. Но, приняв предложение Пола Диметриоса, она оказалась бы в долгу перед человеком, вызывавшем у нее только ненависть. Диана менее всего желала его помощи. Нет сомнений, он выдающийся археолог. Но и Ральф, бывший исключительным специалистом в своей области, с удовольствием унижал не блещущих такими знаниями людей, в том числе собственную жену, которая, кстати, считалась не только хорошо образованной, но и довольно способной леди.
Диана не сомневалась, что этот самонадеянный член богатого клана считает, будто деньги, вложенные им в агентство для покрытия расходов на новую сотрудницу, дадут ему право распоряжаться ею как послушной марионеткой. Пусть Георгиос и Михаил называют его необычайную щедрость инвестицией, но ни один здравомыслящий человек не поверит в эту сказку. Пройдут годы, прежде чем Пол получит хоть какую-нибудь прибыль от своих капиталовложений.
Диана не решилась советоваться с родственниками. Дядя, конечно, согласится, что этот план никуда не годен, и сам предложит ей помощь, которую она ни за что не сможет принять. Он и так всегда был необыкновенно щедр к юной племяннице, сделав для нее больше, чем кто-либо, и брать у старика деньги сейчас, когда он на пенсии, — верх неблагодарности. Поэтому Диана выбрала время, когда дядя ушел по делам, а тетя уединилась на кухне со служанкой, готовя праздничный стол к прибытию дорогих гостей, и позвонила в агентство.
Трубку взял Михаил, и Диана, даже не упоминая о предложении Пола, выразила сожаление, что должна отказаться от мысли работать с ними. Она сообщила, будто окончательно решила уехать в Америку, где надеется найти приличную должность в одной из школ поблизости от дома ее матери и отчима.
Михаил, как она и ожидала, был глубоко разочарован этим решением, но не стал разубеждать ее.
— Как грек, — сказал он, — я очень хорошо понимаю тебя. Семья для нас важнее всего на свете. Георгиос должен чувствовать то же самое. Все, что я могу сказать от нас обоих, — если ты передумаешь, только дай знать. Старина Зенон — отличный парень. Он сохранит свое предложение в силе, я уверен.
— Очень мило с его стороны, — сухо заметила Диана.
Михаил кашлянул, но не добавил ни слова к сказанному. Многозначительная пауза закончилась вежливым прощанием, и они одновременно повесили трубки.
Перед чаепитием, к которому они ждали прибытия семьи Александросов, произошло неожиданное событие. Тетя позвала Диану к телефону. Услышав на другом конце провода низкий мурлыкающий голос, девушка сразу узнала Пола Диметриоса.
— Миссис Мортон, — сказал он вежливо, но твердо, — я слышал от Михаила, что вы отказались работать с ними?
— Верно. Я намерена поискать работу по специальности в США.
— Я так и понял. Простите мою прямоту, но Михаил решил, будто вы отклонили предложение из-за того, что это я даю им деньги, чтобы платить вам приемлемое жалованье. Если бы это сделал какой-нибудь незнакомец, а не человек, которого вам довелось возненавидеть, решение было бы совсем другим, да? Вы посчитали бы его субсидию простым вложением капитала в фирму, я прав?
Его проницательность ошеломила Диану. Несколько секунд она не знала, что ответить, а Пол холодно продолжил:
— Если вы думаете, что я собираюсь относиться к вам как к подчиненной или как-то вмешиваться в вашу работу, подвергая ее критике, вы далеки от истины. Я слишком занят своими собственными делами. — Он сделал короткую паузу, затем со смешком добавил: — Конечно, если вы внезапно обрушите свой восхитительный гнев наследницы викингов на какого-нибудь бедолагу туриста…
— Такое может произойти только в том случае, если он будет невыносим, — перебила Диана, выпуская коготки. — И поскольку причина, по которой я отказываюсь от работы в агентстве, кажется мне довольно значимой, я не переменю решения, так что вам нет необходимости тратить ваше драгоценное время на пустые разговоры. До свидания.
К счастью, через минуту приехали Эмма и Тео с девочками, и в суматохе встречи никто, казалось, не заметил замешательства Дианы. Она тут же бросилась обниматься и целоваться с прибывшими, а тетя Бесси на радостях совсем забыла, что какой-то незнакомец только что звонил ее племяннице.
Перед отъездом в Варошу Диана объявила тете и дяде, что, когда ее дела в Англии будут полностью улажены, она уедет в Америку. Старики отнеслись к ее решению с пониманием, сказав, что она поступает правильно. Во-первых, заметили они, работа по обмену не задержит ее там надолго, а во-вторых, родные будут рады, если Диана какое-то время поживет у них или где-нибудь по соседству. По их мнению, это была прекрасная идея.
Однако кузина не разделяла их энтузиазма. Она надеялась, что Диана останется на Кипре. Если же она уедет в Коннектикут, то они могут потерять друг друга, особенно если Диана выйдет замуж за американца. Эмма даже предположила, что отчим станет ревновать Диану к матери, поскольку та непременно захочет уделять дочери как можно больше внимания, учитывая ее теперешнее состояние. Что тогда? Она посоветовала Диане не торопиться с решением, а сначала написать матери и прямо спросить ее совета. Если придет восторженный ответ и у Дианы к тому времени не пропадет желание перебраться в США, можно со спокойной душой направлять прошение в учреждение, занимающееся такого рода обменами.
— Мама давно мечтает, чтобы я переехала в Америку, — возразила Диана. — А пока я попробую поискать работу в Англии, чтобы преодолеть свою… свою замкнутость. Не будь я так нервна и чувствительна, у меня была бы хоть слабая надежда на счастливые перемены в жизни. Тогда мне удалось бы легче справиться с депрессией.
Но вскоре Диана, так и не успев написать матери, была поставлена перед фактом. На следующий день в Варошу пришло длинное и нежное письмо из США, где мать сообщала, что они с отчимом отправляются в длительное турне по Южной Америке. Фирма ее мужа готова оплатить все расходы, поскольку руководство считает эту поездку частью его работы, хотя на самом деле она больше напоминает каникулы. Поэтому их не будет дома довольно длительное время.
Для Дианы эта новость была более чем неожиданной. Однако письмо заканчивалось приятным сюрпризом. Мать писала: «Дорогая, то, что Ральф почти ничего тебе не оставил, повергло нас с Генри в шок. Мы очень бы хотели, чтобы ты сейчас была с нами, но, так как в настоящее время это невозможно, мы перевели две тысячи фунтов на твой счет в Лондоне, причем не для того, чтобы ты их берегла на черный день. Мы хотим, чтобы ты свободно расходовала эти деньги и не торопилась с поисками новой работы, пока не почувствуешь, что готова к этому. Только отложи нужную сумму на билет до США. Мы напишем тебе, когда вернемся. Приезжай хотя бы в отпуск».
Несколько минут Диана сидела как громом пораженная. Ее мать и отчим иногда присылали ей подарки, но деньги — никогда. Да она и не нуждалась в этом, ведь был жив Ральф, она получала приличное жалованье. Какая неожиданная удача! Теперь она сможет остаться на Кипре до конца года, помогая Георгиосу и Михаилу в агентстве. А потом спокойно решит, где ей искать работу — в Англии или в Америке. Диана не сомневалась, что повысит квалификацию, знакомя туристов с историей острова. Это ведь часть работы учителя — делиться информацией. Кроме того, она сможет расширить свою эрудицию в области классической древности.
Диане не терпелось поскорее рассказать обо всем Эмме, но она отложила разговор до того момента, когда двойняшки наконец угомонились. За ужином она посвятила Эмму и Тео в свою тайну, предварительно зачитав письмо от матери. Они пришли в восторг. Эмма ликовала, услышав от Дианы хорошие новости. Тео не очень удивился, поскольку англичанка весь день казалась очень счастливой и взволнованной, словно скрывала переполнявшую ее радость.
— Я еще кое-что должна вам сообщить, — нетерпеливо перебила его Диана и рассказала о предложении, сделанном владельцами «Афродиты», об их финансовых проблемах и о своем отказе уладить это с помощью Пола Диметриоса. — Они хотели перехитрить меня и сказать, будто получили прибыль или новые инвестиции, но я все равно бы догадалась, что за этим стоит Пол Диметриос. Я очень хочу остаться на Кипре и работать в агентстве, по-настоящему узнать этот прекрасный остров, почаще навещать вас и детишек. Но я уже отказалась, заявив, что еду в Америку.
— Но теперь ведь ситуация изменилась? — недоумевал Тео. — Знаешь, я очень сомневаюсь, что тебе следовало так переживать из-за необыкновенной щедрости Пола. Его афинские родственники — довольно состоятельные люди. Хотя сам Пол не производит впечатления богача. Кроме того, он всегда готов вложить деньги в любые проекты, которые помогут сделать его любимый античный Кипр более известным.
— И все же я принимаю точку зрения Дианы, — горячо перебила его Эмма. — Но теперь путь свободен! Ди, ты должна позвонить Георгиосу сразу же после ужина и обрадовать его хорошими новостями.
Диана просияла:
— Георгиос и Михаил такие милые! И работа мне очень понравится, я знаю, лишь бы я с ней справилась… Знаете, мне придется многому получиться, прежде чем браться за это дело. А еще я должна найти жилье в Никосии, узнать массу вещей об истории острова и его сокровищах. Как только смогу, начну изучать греческий язык.
Диана позвонила в столичную квартиру, которую Георгиос и Михаил снимали вместе, но не застала никого из них. Тогда она набрала номер дяди и несколько минут проговорила с ним и с тетей. Старики тоже обрадовались услышанному, поняв, что теперь смогут часто видеться с племянницей. Огорчило их только то, что она не сможет жить с ними в Кирении. Но они настаивали, чтобы Диана приезжала на выходные к ним или к Эмме, во всяком случае, до тех пор, пока не заведет себе друзей, с которыми сможет проводить уик-энды.
Утром, сразу же после завтрака, Диана позвонила в агентство «Афродита» и сказала Георгиосу, что передумала и хотела бы поговорить о его предложении в любое удобное для него время.
— Моя дорогая! Я сам приеду сегодня к вам вечером, — сразу же ответил собеседник. — У меня как-никак есть машина. И если у тебя еще остались какие-либо сомнения по поводу денег, можешь их отбросить. Пол пока не забрал назад свое предложение.
— Не волнуйся. Я уже не нуждаюсь в нем! — ликовала Диана. — Я все объясню, когда ты приедешь.
— Прекрасно. Главное, что ты передумала. Увидимся около пяти часов.
Результатом этого незапланированного визита Георгиоса в Варошу было то, что через неделю Диана упаковала чемоданы и перебралась в Никосию. Ее отвезла туда на своей машине добродушная Эмма. Первым делом они направились в пансион, где жила Йоланда, и договорились с хозяйкой, маленькой дружелюбной гречанкой кириа Агатой, что Диана пока поживет здесь. Дом оказался очень чистым, уютным и, похоже, стоил тех теплых рекомендаций, которые дала Йоланда. Особенно Диане понравилась просторная светлая комната с небольшим балконом, где ее и поселили. Хотя она была очень просто меблирована, здесь нашлось все необходимое и для отдыха, и для работы. Обстановку составляли широкий письменный стол, огромный стенной шкаф для одежды и удобная кровать.
Оставив хозяйке задаток и получив ключ, Диана занесла вещи в теперь уже свою комнату и отправилась с Эммой в агентство «Афродита», чтобы пригласить Михаила и Георгиоса на ленч. Эмма, как самая старшая и состоятельная, заявила, что приглашает всех сама. Она пояснила, что на этом настоял Тео, а молодые люди, как истинные греки, должны понимать, как важно женщине выполнить приказание мужа. Они, конечно, рассмеялись, но Эмма все же настояла на своем, позволив, однако, младшему братцу, как она называла Георгиоса, заплатить за бутылочку ее любимого вина.
Компания весело провела время в уже знакомом Диане маленьком ресторанчике, и девушка впервые за долгое время полностью расслабилась, чувствуя себя абсолютно счастливой. Вскоре Эмма попрощалась и отправилась назад в Варошу, а они втроем неторопливо побрели в офис, где обнаружили обливающуюся слезами Йоланду. Клиент, звонивший из какого-то города в Швеции, о котором итальянка раньше слыхом не слыхивала, вспылил из-за того, что она не смогла понять его чудовищный английский. Йоланда попросила, чтобы он связался с ними после трех, когда в офисе, вероятно, будет человек, способный поговорить на его родном языке. Но он, не поняв секретаршу, перезвонил без четверти час и очень обозлился, что в агентстве вновь не оказалось никого более компетентного.
— Но если бы даже этот швед не спутал время, он бы все равно вас не застал, — удрученно добавила она, — и мне опять пришлось бы туго. Кошмар! Теперь я умираю с голода на нервной почве.
Михаил принялся утешать бедолагу, а Георгиос увел Диану в свой кабинет и шепнул с легким раздражением, плотно прикрыв дверь:
— Она отличная девушка и хороший работник, но слишком уж эмоциональна. Боюсь, сочувствие Михаила здесь не поможет. Я ему говорил, но он лишь смеется в ответ. Заявляет, будто я все воображаю.
Устроившись поудобнее, они приступили к обсуждению будущего сотрудничества. Диана уже объяснила, что скоро у нее будут деньги, и поэтому она не нуждается в жалованье. Георгиос, в свою очередь, поведал, что Зенон в любом случае собирается инвестировать небольшую сумму в агентство.
— Пол сказал, и, кстати, он совершенно прав, что, даже если мы не возьмем еще одного оплачиваемого сотрудника, нужно немного расширить офис. Это как раз очень легко сделать. Этажом выше скоро освободится комната, и мы устроим тебя там. Проведем от нас параллельный телефон, оснастим необходимым офисным оборудованием и назовем твой кабинет «скандинавским отделением». Что ты об этом думаешь?
Диана быстро все обмозговала и решила, что в этом плане нет ничего такого, что заставило бы ее чувствовать себя в долгу перед Полом Диметриосом. Агентству на самом деле необходимо расширяться. И если она не займет эту комнату наверху, это сделает кто-нибудь другой.
— Звучит заманчиво, — улыбнулась Диана. — Я постараюсь быть достойной громкого названия и сделаю все возможное, чтобы справиться с работой. Постараюсь освежить в памяти шведский и норвежский языки, а заодно поупражняюсь и в датском.
— Вот это меня как раз не беспокоит, — уверенно заявил Георгиос. — Тебе надо подучить греческий, чтобы не возникало трудностей в общении с местными клиентами. Но самое главное — и ты, конечно, и сама это прекрасно понимаешь — хорошее знание тех мест, по которым мы будем возить туристов. Попытаюсь уговорить Пола улучить время и поднатаскать тебя, он-то в этом деле профи.
— Было бы очень любезно с его стороны, — холодно заметила она. — Но, учитывая, что мы с ним друг друга терпеть не можем… Ладно, это второстепенный вопрос. — И быстро добавила: — Надеюсь, ты не считаешь меня из-за этого психопаткой?
— Не смеши меня. Мы с Михаилом очень любим старину Зенона, но можем понять, что люди, плохо его знающие, не разделяют наших чувств. — Георгиос немного поколебался. — Я говорю так не потому, что он принадлежит к знатной семье. Пол — довольно демократичный и неприхотливый человек…
— И все-таки, — прервала его Диана, — я считаю, что люди, выросшие в роскоши, становятся избалованными снобами. Но не будем об этом. Я не хочу краснеть за свою работу, поэтому приму любую помощь, от кого бы она ни исходила, если только она не финансовая.
— Ты должна понять, — кисло улыбнулся Георгиос, — что, работая бесплатно, ты ставишь нас в положение своих должников…
— Георгиос, это совсем другое! — возмутилась Диана. — Во-первых, я мечтаю остаться на Кипре, но ненавижу бездельничать. Во-вторых, поскольку ты брат Тео, я смотрю на тебя как на родственника. Потом, когда ты станешь важным главой процветающей фирмы, сделаешь мне ответный щедрый подарок. А пока я с удовольствием поработаю с вами.
— Тогда мы сделаем тебя своим партнером, — предложил Георгиос.
Диана покачала головой:
— Я, вероятно, останусь здесь всего на год. Пока не найду подходящей преподавательской работы в Англии или в Америке.


Вскоре Диана уже устраивалась на новом месте. За неделю она привыкла к пансиону, и, несмотря на то, что Георгиос намекал на невротические склонности Йоланды, нашла девушку очень милой и доброжелательной, решив, будто мнение Михаила относительно итальянки более соответствовало действительности.
Кириа Агата, предпочитающая, чтобы ее называли хозяйкой пансиона, была вдовой. Ее взрослые дети жили отдельно, и, скучая по ним, она сдавала комнаты молодежи, которая хотя и не могла платить так много, как пожилые люди, зато требований выдвигала гораздо меньше. Хозяйка не брала жильцов без серьезных рекомендаций, поэтому случаи, когда она кого-то выгоняла за недостойное поведение, были крайне редки. Всего жильцов было шестеро. Атмосфера в пансионе царила вполне домашняя, что порадовало Диану. Особенно ей понравилось, что у каждого была возможность в удобное для себя время приготовить простой завтрак, используя электрический тостер, или в любой момент сварить на кухне кофе.
Утром на кухне всегда кто-то суетился, и постепенно Диана начала разговаривать с другими постояльцами, понемногу учась греческому и уча соседей английскому, старательно выговаривая слова, если ее об этом просили.
Ее первой работой стал перевод рекламного буклета «Афродиты» на датский язык, вскоре отправленного в типографию. Постепенно Диана стала свободно отвечать на телефонные вопросы клиентов, наводящих справки и договаривающихся о встречах, а все свободное время проводила за книгами по истории Кипра, которые приносил ей Михаил. Он же стал возить ее по интересующим фирму местам в окрестностях Никосии. Георгиос, с головой ушедший в финансовые отчеты и сводки, не имел для этого свободного времени и не был столь хорошо осведомлен в вопросах античной истории.
Однако и Михаил не мог ей дать необходимой детальной информации. На уточняющие вопросы Дианы он отвечал как заведенный:
— Об этом ты должна спросить у Зенона. Обычно туристы не вникают в такие вещи.
Вскоре Диана заставила себя написать довольно неуклюжее, как она считала, письмо Полу, где спрашивала, не сможет ли он заехать в агентство, чтобы поговорить по важному вопросу. Ее инициативу горячо одобрили оба партнера и Йоланда. Больше недели ответа не было, но однажды утром Пол появился в офисе собственной персоной — почти такой же неопрятный и вызывающий, как в день их знакомства на борту корабля. И его манеры, на этот раз довольно вежливые, едва ли можно было назвать дружескими.
— Я работал, — объяснил он кратко свое молчание. — Но сегодня и завтра у меня есть свободное время. Если вы не против такого потрепанного спутника, больше напоминающего бродягу, я возьму вас на Саламис, — он взглянул на часы, — скажем, через десять минут. Идет?
— Я должна спросить Георгиоса и Михаила, — к своей досаде, невольно заикаясь, пролепетала Диана. — Если это вас не задержит, я спущусь и узнаю, как они к этому относятся.
— Нет необходимости, миссис Мортон, — холодно возразил он. — Я уже договорился с ними. Георгиос очень доволен. Так что, если это вас устроит, даю десять минут на сборы. Я зайду за вами.
— Спасибо.
Ее быстрый взгляд с отвращением отметил небритое несколько дней лицо Пола. Диана и не предполагала, что знаменитый археолог будет выглядеть опрятным и холеным, но избавиться от щетины он бы мог. Однако, когда в точно назначенное время он вернулся, девушка с удовольствием обнаружила, что противная щетина исчезла, и даже улыбнулась Полу. Проблеск веселья мелькнул и в его глазах, и он беззаботно заметил:
— Как видите, я понял ваш намек. Диана покраснела.
— Я ничего подобного не говорила, — возразила она. — Побоялась быть бестактной.
— Моя дорогая миссис Мортон, с четырехдневной щетиной на лице было бы слишком невежливо набиваться в спутники столь очаровательной женщине. Да, вы ничего не сказали на этот счет, но я редко встречал людей, способных так много выразить одним взглядом.
Его мягкий, простодушный тон заставил Диану умерить свой пыл. Она вдруг подумала, что ни один мужчина из тех, с которыми ей доводилось встречаться раньше, не вызывал у нее столь острого раздражения и недоумения. Ее сверстники-студенты часто пытались поддразнить ее, на что она обычно дерзко огрызалась. Были и беззаботный смех, и поцелуи — но ни следа гнева. Позже, с Ральфом, случались небольшие перебранки, уже без особого веселья, но они всегда заканчивались перемирием, хотя порой Диана задыхалась от обиды и возмущения, но опять же — не раздражения.
Когда они с Полом в его маленькой старой машине выехали на солнечную дорогу, Диана постепенно расслабилась, решив припомнить все, что она знала о Саламисе, где бывала и раньше. Она подумала, что надо установить с Полом ровные дружеские отношения, чтобы насладиться этой поездкой и извлечь максимум пользы для работы. Однако вскоре он дал понять Диане, что не имеет ни малейшего желания проявить хоть каплю сердечности. По дороге Пол упомянул, что они остановятся в Фамагусте, чтобы перекусить сандвичами и выпить бутылочку вина, а затем отправятся прямиком в Саламис. Услышав это, Диана с энтузиазмом воскликнула:
— У меня есть идея получше!
— В самом деле? — Он удивленно поднял брови.
— Брат Георгиоса, как вы, вероятно, знаете, женат на моей кузине. Они живут в Вароше. Это как раз нам по пути. Я уверена, если мы ненадолго заглянем к ним… они очень гостеприимны! Даже не придется звонить заранее!
— Сожалею, но это не лезет ни в какие ворота! У нас не светское путешествие, а серьезная рабочая поездка, — осадил он спутницу. Теперь Пол все внимание сосредоточил на дороге. — Если ленч на обочине вас не устраивает, я знаю небольшое кафе, где быстро подадут что-либо горячее…
— Не стоит беспокоиться, сандвичи меня вполне устроят, — холодно прервала его Диана. — Мне очень жаль, что я дала вам повод поставить меня на место. Постараюсь впредь не допустить подобного.
— У меня не было намерения оскорбить вас, — отрезал Пол таким же ледяным тоном. — Я говорил вполне разумные вещи. Кроме того, вы и сами неплохо умеете наносить оскорбления.
— Мне до вас далеко. С вашей точки зрения, я всего лишь невежественное создание, «пустое место».
— Нет, просто обидчивая и излишне раздражительная молодая леди. Сначала вы отказались работать в агентстве «Афродита» под каким-то жалким предлогом, будто дочерний долг обязывает вас присоединиться к матери в Америке. Но в действительности вы просто не захотели принять мою помощь, хотя эти инвестиции были предназначены не лично для вас, а чтобы мои друзья Георгиос и Михаил поскорее встали на ноги. Когда же у вас откуда ни возьмись появились деньги, вы заговорили по-иному и бросились к Георгиосу, размахивая огромным банковским чеком! Уж простите меня за грубость.
— Я рада, что вы сказали «грубость»! — Диана с трудом уняла негодование. — Потому что большая часть того, что вы сказали, просто чепуха. У меня еще даже нет этого самого банковского чека, а когда он придет из лондонского банка, я не дам ни пенни Георгиосу или Михаилу. Я потрачу все на свое проживание здесь. Так случилось, что я очень хочу остаться на Кипре хоть ненадолго, и деньги позволят мне это сделать.
— Ваше право. Но вы ведь не будете чувствовать себя передо мной в долгу, если я предоставлю вам, как главе скандинавского отдела агентства, интересную информацию о знаменитых городах острова, не так ли? — Он явно посмеивался над ней. — А как насчет совместного пикника-ленча? Моя приходящая работница Анастасия приготовила несколько изумительных сандвичей, они заслуживают внимания. Правда, я не знаю, какое вино вы предпочитаете.
— Не будем заходить так далеко, — возразила Диана, насмешливо глядя на спутника. — Как вы изящно выразились, это не светское путешествие, и я с удовольствием разделю с вами скромный деловой ленч.
— Великолепно! Давайте оставим колкости и остроты. Расслабьтесь, моя дорогая миссис Мортон, лучше полюбуйтесь пейзажем.
Диане не очень понравился его тон, но она решила не обращать внимания на мелочи. К тому же было благоразумнее вести себя спокойно и воспользоваться его знаниями по полной программе.
Дорога вдоль широкой равнины Месаория была хорошо знакома Диане, но глаза художницы никогда не уставали от ее красот, особенно поразительных в это время года. Диане хотелось остановиться и нарисовать поля, на которых золотые колосья граничили с яркими живописными сорняками. А на лугах, тут и там, пастухи и пастушки вели смешанные стада овец и коз на богатые пастбища или просто отдыхали, насвистывая странные и навязчивые мелодии, пока стадо щипало зеленую траву. В грубых крестьянских одеждах они совсем не походили на дрезденские фарфоровые фигурки, зато казались иллюстрациями к античным легендам.
Диана поинтересовалась, повезет ли ее Пол в монастырь Святого Варнавы или они полностью сосредоточатся на Саламисе.
— Здесь очень много всего, что стоит посмотреть, — ответил он. — Это родина нашего святого. Правда, здесь древняя цивилизация процветала задолго до его рождения. Лично я могу здесь провести сколько угодно времени, особенно в приятной компании.
Взгляд, который он при этом кинул на нее, заставил Диану вспыхнуть. Профессор, читающий лекции ученику, должен избегать провокационных замечаний, тем более что он прекрасно понимает, как сильно может обидеть своими словами.
Но когда они наконец доехали до старинного города и, припарковав машину, начали бродить среди античных руин, Диана начисто забыла о своем раздражении и непоследовательном надоедливом поведении Пола. Какими бы ни были его недостатки, он полностью преобразился, рассказывая ей о древностях этого острова, очевидно страстно им любимого. Вскоре Пол заразил своим энтузиазмом и Диану, и он неожиданно вырос в ее глазах.
Огромный разрушенный форум с разбитыми мраморными колоннами и почти вросшей в землю каменной кладкой сразу же захватил ее воображение. Диана и раньше приезжала сюда с группой туристов, и гид показывал им остатки храма Юпитера, руины древних домов и мастерских, огромные каменные резервуары, наполняемые водой с отдаленных гор Кирении. Но теперь Пол с таким энтузиазмом заполнял пробелы истории, что античный город словно оживал перед глазами Дианы. Она явственно представляла себе, как толпы людей, одетых в богатые и яркие одежды, заполняют улицы, говоря на смешанных непонятных языках, шумят и веселятся, не подозревая, что их цивилизация не вечна, землетрясение и нашествия вскоре сметут ее с лица земли.
Немного времени спустя Пол заявил, что Диана не должна позволять ему слишком увлекаться, иначе у нее будет, как он выразился, «умственное несварение». И, оставив девушку на одном из холмиков, археолог вернулся к машине за корзинкой для пикника.
— В прежние времена, — беспечно бросил он, возвратившись, — я не рискнул бы оставить вас здесь одну. Слишком много змей водилось в этом месте. Отвратительные рептилии! Потомки той, что, по преданиям, убила Клеопатру, согласно ее собственному желанию конечно.
— Я знаю. Она покончила с собой, чтобы не попасть в плен к Цезарю. Страшнейший способ самоубийства! — Диана содрогнулась от ужаса, затем добавила: — Но она ведь жила в Египте, а не на Кипре.
— Конечно. Кстати, ту рептилию называли, если помните, «змеей старого Нила». Но об этом я расскажу вам немного позже, когда мы уничтожим ленч. Я просто умираю от голода. Давайте устроимся на берегу?
Сандвичи и вино были просто великолепны. Сидя под солнцем и вдыхая аромат бесчисленных цветов, смешанный с соленым запахом моря, Диана вдруг вспомнила о замечании Пола насчет приятной компании.
Как было бы чудесно посидеть здесь в обществе добродушного старины Георгиоса или обаятельного красавца Михаила! Сейчас же она испытывала какое-то душевное напряжение, не зная, чего ожидать от этого человека в следующую минуту. Но когда он вернулся к истории о Клеопатре, ее тревоги исчезли. Пол поведал ей легенду о старом Ниле и давних связях Египта с Кипром, объяснил, что камень для строительства форума был доставлен сюда много веков назад по могущественной реке. Он рассказал, что в древности существовало убеждение, будто остров обязан своему богатству, как ни фантастически это звучит, мощным водам Нила, с непреодолимой силой текущим от Египта через море без приливов и отливов.
Затем, откинувшись на спину, тихим и нежным голосом, который Диана едва узнала, Пол процитировал строчки из древней поэмы о Кипре:


Где улыбаются засушливые луга
Далекому Нилу, плавно текущему к ним…


Заметив, что Диана с восторгом слушает его, Пол улыбнулся, что было, по ее мнению, явным сдвигом в их отношениях. Но когда она попросила его прочесть всю поэму, Пол отказался наотрез. Выражение его лица почему-то изменилось.
— Она о тоске по родине, — пояснил он, — по Кипру. И об Афродите, богине любви, родившейся из морской пены. Крайне поучительная вещь, и услышать ее впервые следует не из уст «сухаря-лектора», к которому вы к тому же испытываете неприязнь.
Щеки Дианы залились краской.
— Вы самый невыносимый человек, которого я когда-либо встречала, за одним исключением. Вы отнеслись ко мне с пренебрежением, указав, что это не светское путешествие, а теперь позволяете себе издеваться надо мной.
— Интересно. Хотел бы я знать, кто это исключение, о котором вы упомянули?
— Не ваше дело! — Диана была не только зла, но и растеряна. Это о Ральфе она думала, когда произносила резкие слова. Конечно, он не вел себя как Пол Диметриос — Ральф был мужчиной иного рода, уравновешенным, степенным. Он не поддразнивал жену, заставляя ее то и дело выходить из себя.
— Вы правы, не мое дело, — спокойно согласился он и добавил немного ехидным тоном: — Но мы не можем постоянно контролировать свои мысли, правда? Вы озадачили меня еще на борту корабля. Я могу понять панику женщины, которая решила, будто в каюту забрался вор. Но когда вы поняли, что ошиблись…
— Я подумала, и до сих пор так считаю, что вы вели себя крайне высокомерно.
— Но я никогда не сталкивался с такой разъяренной леди. Допускаю, что я был немного груб, когда схватил вас за руки, но…
— Ничего себе — «немного»! Запястья болели даже на следующий день.
— Господи! Я сожалею об этом. Но если бы вы тогда позволили мне извиниться и все объяснить…
— Не думаю, что это бы мне понравилось.
— Еще бы! Вы были ожесточены. И кажется, не только из-за меня. Но я не стану сыпать соль на ваши раны. Давайте лучше упакуем остатки и немного прогуляемся.
Море было ярко-голубым, а пальмы и кактусы, высаженные вдоль берега, создавали иллюзию тропиков. Пол показал Диане остатки порта, где всемирно известные святые впервые ступили на землю Кипра.
Затем они вернулись и приступили к дальнейшему осмотру руин, дремлющих под безоблачным небом.
— Хорошее время года для подобного рода экскурсий, — лениво заметил Пол. — Скоро станет очень жарко.
— Знаю. Я была здесь в разгар лета в студенческие годы. В такой жаре ваша лекция прошла бы впустую.
— И мои крупицы мудрости могли испариться?! Но если серьезно, я думаю, что вы очень способная ученица, понимающая сущность вещей. Это понятно по умным вопросам, которые вы задаете.
— Вот только запомню ли я ответы!
— Я дам вам несколько хороших книг. И если я не смогу устроить для вас еще одну экскурсию, не сомневаюсь, что Михаил не упустит своего шанса.
— Это было бы очень кстати, — холодно ответила она, вновь услышав насмешливые интонации в его голосе. — Вы будете заняты в ближайшее время?
— Да, но не работой. Я еду в Афины на свадьбу сестры. Там живет моя семья, вы, вероятно, это уже знаете.
— Да. Но я не слышала, что у вас есть сестра.
— Есть, и я ее очень люблю. А почему вы так удивились? Думаете, я совсем не понимаю женщин… в отличие от Михаила или даже старины Георгиоса? Может быть, вы правы, но…
— Я никогда об этом не задумывалась, — гордо возразила Диана, но тут же споткнулась и инстинктивно схватилась за руку Пола, ища поддержки и на мгновение утратив свою неприступность.
Его реакция была столь быстрой, что даже без этого ее непроизвольного движения он не позволил бы спутнице упасть. Пол крепко держал Диану сильными мускулистыми руками, пока она не обрела устойчивость, а потом сразу же отпустил ее, не заметив, как она покраснела от смущения.
— Вам едва удалось избежать опасности, — бесстрастно заметил Пол. — Вы могли бы заработать растяжение связок. Этот невинно выглядящий дерн скрывает коварные камни. Постарайтесь идти за мной след в след.
Несколько минут Диана следовала за ним по пятам, но, когда земля стала ровнее и они могли уже идти рядом, Пол повернулся и подождал, пока она его догонит.
— Надеюсь, я не причинил вам боль? — бесстрастно осведомился он. — Наставив вам синяков однажды, я не хотел бы повторить свою ошибку.
И вновь Диана залилась отчаянным румянцем.
— Спасибо, вы очень добры. Мне ни капельки не больно, и я вам очень благодарна.
Несколько мгновений он пристально и задумчиво разглядывал девушку, затем что-то хотел сказать, но раздумал, и они молча продолжили свой путь.
Все оставшееся время Пол вел себя как добросовестный и беспристрастный профессор. Не «сухарь», нет — он был слишком увлечен своим предметом. И к тому времени, когда в свете затухающего дня они добрались до Никосии, Диана очень устала, но осталась довольна поездкой. Теперь чувство тревоги, что она не справится с работой, на которую сама же и напросилась, не терзало девушку столь сильно, как прежде.
Еще довольно много предстоит выучить и узнать, но Диана верила, что ее ждет успех, если она приложит максимум усилий и примет любую помощь, которая ей будет предложена. За день, проведенный в обществе Пола, Диана успела понять, что лучшего учителя ей просто не найти, и начала сожалеть, что он скоро уезжает. Когда Пол высадил Диану у пансиона — офис уже был закрыт, — она очень хотела невзначай поинтересоваться, когда он собирается вернуться из Афин. В конце концов, это был бы естественный вопрос, особенно если учесть, что семейные торжества у греков отнюдь не минутное дело. Но Диана не смогла пересилить себя, и они расстались с вежливыми улыбками и его обычным: «Увидимся!»



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Безмятежное море - Армстронг Джульетта

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Безмятежное море - Армстронг Джульетта



Ужасно скушно!!!!!
Безмятежное море - Армстронг ДжульеттаЕлена
17.06.2011, 23.19





Согласна
Безмятежное море - Армстронг ДжульеттаЕлена
29.06.2011, 16.06





Не роман, апытка скукой. Герои не греки, а скорее эстонцы .
Безмятежное море - Армстронг ДжульеттаВинитар
12.10.2011, 17.16





большей глупости не читала, жалко потерянного времени
Безмятежное море - Армстронг Джульеттагалина
1.12.2011, 21.18





это ужас
Безмятежное море - Армстронг Джульеттатигра
6.01.2012, 15.50





кошмар :((
Безмятежное море - Армстронг Джульеттатаська
25.01.2012, 14.02





Я в шоке над концовкой,ожидала немного другого. Разочарована.
Безмятежное море - Армстронг ДжульеттаRimma
31.03.2012, 5.12





Скука, пытка терпение кончилось на 6 главе
Безмятежное море - Армстронг Джульеттабелка
2.06.2012, 21.16





Стремная и до ужаса скучная книга. Дочитала, но это была жесть
Безмятежное море - Армстронг ДжульеттаАнна
30.08.2012, 17.59





скучно я согласна со всеми комментариями
Безмятежное море - Армстронг Джульеттавалентина
12.02.2013, 5.50





Да уж та еще нудня
Безмятежное море - Армстронг ДжульеттаНата
5.04.2013, 18.37





Так ое нудное начало, да и весь роман. Тягучий , скучный, еле дочитала. 3 из 10
Безмятежное море - Армстронг ДжульеттаСтелла
22.05.2013, 14.16





Так себе,а концовку вообще смяли
Безмятежное море - Армстронг ДжульеттаАнна
3.09.2013, 21.39





Так понимаю, комментировали те, кто жаждет читать о головокружительной страсти и необузданных ее проявлениях. А мне роман понравился безумно! Один из немногих, что я готова перечитать еще пару раз. Да, герои не оказались в объятиях друг друга, срывая ненужные одежды не пожирали глазами идеальные тела, но... здесь между строк читается намного больше. Безумно интересно было читать описание природы Кипра, его историю, рассказанную легко и доступно! Я впервые пересказывала мужу то, о чем читаю! Не спешите отказываться, любители прекрасного! rn8 из 10 за смазанную несколько концовку
Безмятежное море - Армстронг ДжульеттаИрина
3.11.2013, 17.22





События развиваются затянуто и честно говоря скучновато ...
Безмятежное море - Армстронг ДжульеттаСветлана
14.11.2013, 17.23





ужас это же не роман а учебник какой-то
Безмятежное море - Армстронг Джульеттаирина
9.12.2013, 0.19





Это не роман, а рассказ. Кстати, не плохо написанный.
Безмятежное море - Армстронг ДжульеттаГалина
12.12.2013, 19.35





Господи, какая тягомотина! Сейчас на 4-й странице только. Темперамент совсем не греческий. Скорее, эстонский. А психозы этой Дианы просто раздражают. Но всё-же добью до конца.
Безмятежное море - Армстронг ДжульеттаSilwana
27.03.2014, 2.32





Мда...это наверное первый роман, где греки показаны такими ужасными снобами=)А гл. героиня как всегда уж сама холодность и непоколебимость, и страдает вся от всего.
Безмятежное море - Армстронг ДжульеттаЗвездочка
13.06.2014, 20.19





Нудно. Скушно. Не интересно.
Безмятежное море - Армстронг ДжульеттаЧитатель.
3.09.2014, 13.57





Нудно. Скушно. Не интересно.
Безмятежное море - Армстронг ДжульеттаЧитатель.
3.09.2014, 13.57





какой то тухлый романчик;скучно, затянуто и натянуто
Безмятежное море - Армстронг Джульеттафлора
20.09.2014, 15.25





Ни романтики, ни страсти, НИЧЕГО. 2 б.
Безмятежное море - Армстронг ДжульеттаЛена
29.11.2014, 9.46





Катастрофа, а не роман. Блльше на историю походит
Безмятежное море - Армстронг ДжульеттаАлена
15.06.2015, 23.55





Муть ужасная:-)
Безмятежное море - Армстронг ДжульеттаКсюха
15.11.2015, 12.49





А МНЕ РОМАН ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛСЯ!! "МЯГКОЕ ПОРНО", МЯГКО ГОВОРЯ,НАДОЕЛО !!
Безмятежное море - Армстронг ДжульеттаМИЛА
31.12.2015, 3.37





Еле дочитала. Автору тоже, видимо, надоело писать, поэтому она так резко оборвала роман: 4/10.
Безмятежное море - Армстронг ДжульеттаЯзвочка
31.12.2015, 11.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100