Читать онлайн Лорд Грешник, автора - Арчер Кэтрин, Раздел - Глава шестая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лорд Грешник - Арчер Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Загрузка...
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 73)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лорд Грешник - Арчер Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лорд Грешник - Арчер Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Арчер Кэтрин

Лорд Грешник

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава шестая



Когда на следующее утро она проснулась, Йэна не было в постели, но воспоминание о прошедшей ночи оставалось ошеломляюще ясным. Быть рядом с ним, иметь право касаться его, испытывать радость от его ласк всю оставшуюся жизнь — эта мысль наполняла ее счастьем.
Мэри как раз завязывала ленты шляпки, когда в дверь постучали. Сердце ее затрепетало.
— Йэн?
— Мэри, могу я войти?
Она удивилась его официальности, но застенчиво отозвалась:
— Пожалуйста.
Дверь открылась, и Йэн нерешительно остановился на пороге.
— Хозяин накрыл завтрак в маленькой столовой. Если ты готова, мы можем спуститься.
Он вел себя так сдержанно, что ей стало немного не по себе. Она внимательнее вгляделась в мужа, но не смогла определить, что же ее встревожило. Его темные глаза смотрели на нее спокойно, однако Мэри не могла избавиться от ощущения, что что-то случилось.
— Что произошло, Йэн? Я чем-то расстроила тебя?
Йэн чуть скривил рот и уставился в пол, а когда снова взглянул на нее, лицо его было серьезным.
— Нет, Мэри, ты не сделала ничего плохого. Просто я озабочен путешествием в Синклер-Холл. Прости, если я создал неверное впечатление. Я не нахожу в тебе абсолютно никаких недостатков, из-за чего бы я мог расстроиться, — сказал он, смущенно потирая шею.
Это движение привлекло взгляд Мэри. Прошлой ночью она играла нежными волосами на его затылке без всяких угрызений совести. Румянец окрасил ее щеки, когда она вспомнила все остальное, что делала в порыве страсти. Всегда ли люди испытывают застенчивость после такой ночи? Мэри не с чем было сравнивать, и, конечно, она не могла спросить Йэна. Одно она знала наверняка: если стоять друг против друга, испытывая неловкость, ничего не изменится.
— Мы можем позавтракать сейчас, — сказала она, не глядя на него.
— Я прикажу, чтобы погрузили твой багаж. Тогда сразу после завтрака мы отправимся.
Его вежливые слова и выражение лица должны были бы успокоить ее, но по какой-то необъяснимой причине этого не произошло.
Может быть, Йэн озабочен путешествием гораздо больше, чем она думала раньше, сказала себе Мэри, спускаясь вслед за ним по лестнице. И, может быть, Йэна не столько волнует само путешествие, сколько прибытие к конечной цели, если вспомнить о его отношениях с отцом… Мэри решила пока не думать об этом.


Следующие два дня они удалялись на восток все дальше от Карлайла, все дальше от той жизни, которая была знакома Мэри. Йэн был вежлив и даже что-то рассказывал о рыбацкой деревушке, около которой вырос. Но к жене он больше не прикасался.
Да, он был внимателен, предупредителен, делал все, чтобы ей было удобно, только заказывал две комнаты: одну для себя и другую для нее. Может, думала Мэри, он, таким образом, выражает свою заботу о ней?
Йэн говорил, что Синклер-Холл находится в Линкольншире на побережье, поэтому — ближе к концу путешествия — Мэри не удивилась, почувствовав острый запах моря и соли.
Йэн ясно дал понять, что не желает вспоминать время, проведенное в родном доме. Когда ему было семнадцать лет, он уехал к бабушке в Лондон, и, хотя он не говорил об этом прямо, у Мэри сложилось впечатление, что его отъезд был связан со смертью брата и последующим разрывом с отцом.
Она не стала задавать вопросы и лишь сказана:
— Я буду счастлива познакомиться с жителями деревни. Я всегда получала удовольствие, помогая прихожанам отца, и уверена, что подобная работа будет вдвойне полезна теперь, когда я твоя… жена. — Она застенчиво улыбнулась. — Я с нетерпением ожидаю приезда в Синклер-Холл.
Йэн долго и как-то странно смотрел на нее.
— Мэри, прежде чем мы приедем в Синклер-Холл, ты должна кое-что узнать. Это касается моей кузины Барбары. — Заметив ее озадаченный взгляд, он заговорил быстрее: — Мой отец… мой отец почему-то решил, что я когда-нибудь женюсь на ней.
Мэри словно окатили ведром холодной воды.
— Господи, Йэн! А как она сама понимает свое положение? Она ждет, что ты… женишься на ней?..
— Нет! Я не давал ей никакого повода. — Его губы сжались. — Отец, несомненно, рассердится, узнав о срыве своих планов, но Барбара прекрасно понимает, что для меня она лишь кузина, и больше ничего.
Уверенность Йэна несколько успокоила Мэри, а сообщение о планах отца, наконец, объяснило его непонятное волнение. Конечно, ей следовало бы расспросить подробнее, но странная сдержанность Йэна заставила ее промолчать. Последние дни пронеслись как в тумане, и ее чувства словно притупились.
Мэри озадаченно нахмурилась, когда Йэн спросил, не возражает ли она против продолжения путешествия.
— Кажется, ты говорил, что мы переночуем в гостинице, чтобы приехать в Синклер-Холл при свете дня.
Йэн отвел взгляд.
— Еще не поздно, и мы уже близко. В этих обстоятельствах кажется глупым спать в гостинице.
— Если ты считаешь, что так лучше, я не возражаю, — кивнула Мэри, пытаясь скрыть разочарование. Она хотела произвести как можно лучшее впечатление, а теперь появится перед новыми родственниками усталой, покрытой дорожной пылью.
Не заметив ее разочарования, Йэн открыл окно и приказал кучеру гнать лошадей.
Вскоре в экипаже стало так темно, что Мэри не могла различить черты лица мужа, но фонарь Йэн не зажег, просто сидел с закрытыми глазами, откинув голову на спинку сиденья, — должно быть, спал.
Мэри тоже закрыла глаза, но заснуть не могла. Скоро она приедет в свой новый дом, и начнется новая жизнь. Конечно, возникнет немало проблем, но что они значат в сравнении с тем фактом, что она никогда не испытает одиночества! У нее будет Йэн и семья, которую она сможет назвать своей.


Йэн не спал. Да и как он мог спать, сидя напротив женщины, которую назвал своей женой, если его терзало нестерпимое желание овладеть ею прямо в экипаже!
Но нет! Он не даст воли своим страстям. Он и так уже страшно несправедливо обошелся с Мэри. Он не имел права изливать на нее свою безмерную похоть.
Горькие мысли владели Йэном. Он и упрекал и убеждал себя одновременно. С той самой ночи, когда они занимались любовью, он беспрестанно думал о Мэри. Их близость ошеломила его, ни о чем подобном он не смел и мечтать, не думал никогда, что подобное вообще возможно.
Последние два дня Йэн делал все, что в его силах, чтобы подавить физическое желание и обращаться с женой с уважением, но время шло, а задача не становилась легче.
Столько лет он хотел, чтобы кто-то заботился о нем, не пренебрегал его чувствами. Искреннее внимание, с каким Мэри слушала рассказ о смерти его брата, убедило его: эта женщина не безразлична к чужим страданиям. Именно поэтому Йэн не остановился в гостинице еще на одну ночь. Он боялся, что не выдержит — не сможет отказать ни ей, ни себе.
Экипаж накренился, и их ноги столкнулись. Йэн, вздрогнув, отодвинулся и открыл глаза, отчаянно выискивая хоть что-то, что могло бы отвлечь его от жара, вызванного этим нечаянным прикосновением… Его горящий взгляд встретился с глазами жены, даже в темноте сияющими, как два прозрачных озера, полных расплавленного золота. Йэн не нашел в себе сил отвернуться.
— Йэн, в чем дело? Что случилось? Что я сделала?..
— Мэри, я должен кое-что объяснить… Много лет я вел… э… не очень образцовую жизнь. Ты знаешь, что меня называли лордом Грешником — и враги, и друзья. Боюсь, это имя было вполне заслуженным. — Его лицо стало очень серьезным. — Я говорил тебе, что с той жизнью покончено. Я хочу начать все сначала.
— Да, но что?..
— Пожалуйста, не прерывай. Мне очень нелегко говорить. Я… ну… у меня было много любовных связей.
Мэри все же прервала его, и он еле расслышал ее слабый голос:
— Понимаю: я не удовлетворяю тебя… Йэну не надо было видеть ее румянец, чтобы ощутить, как сильно она покраснела, и он бросился разубеждать ее:
— Наоборот! Ты доставляешь мне неизмеримое удовольствие, Мэри Синклер. — Она упрямо не смотрела на него, и он продолжил: — Ты должна поверить мне хотя бы в этом. Я пытаюсь сказать, что близость с тобой принесла мне большее удовлетворение, чем я мог даже вообразить.
Мэри, наконец, решилась взглянуть на него. Ее глаза засияли еще ярче.
— Мэри, ты — необыкновенная, и я не желаю использовать тебя лишь для удовлетворения своих физических потребностей. Я хочу обращаться с тобой с тем уважением, какого ты заслуживаешь. Ты — моя жена, но прежде, чем мы продолжим наши физические отношения, я хотел бы продемонстрировать тебе, как много ты для меня значишь…
Йэн продолжал свои мучительные признания, не сводя глаз с ее лица. Как эта женщина может понять меня, с горечью спрашивал он себя, если не знает всей правды… не знает, что я подло использовал ее!
А именно это он и не мог ей сказать! Если она узнает правду, он не вынесет ее боли и ненависти. Он должен сделать все возможное, чтобы искупить свою вину, то есть отказаться от того, чего желает больше всего на свете, — отказаться от ее сладких объятий.
— Я надеюсь, ты понимаешь, что моя сдержанность — лишь проявление величайшего к тебе уважения?
Мэри холодно кивнула, опустив взгляд на свои сцепленные руки.
— Если таковы твои намерения, я могу лишь чувствовать себя польщенной, не так ли?
Мэри нахмурилась, и, хотя Йэн услышал то, чего добивался, он понял, что замешательство ее не прошло, может, даже усилилось. А он не знал, что еще сказать: он жил в аду, который создал своими собственными руками, и не видел выхода из него.
Йэн снова откинулся на подушки и закрыл глаза.
Несколько часов спустя экипаж повернул направо.
— Мы почти приехали, — пробормотал он.
Она только кивнула, видимо, не в силах говорить, но высоко держала голову, и Йэн — в который уже раз — восхитился силой ей духа.


Мэри подавила нервозность, поднимавшуюся в ней тошнотворными волнами. Это ее новый дом, и она смело начнет свою новую жизнь, как и собиралась.
Из слов Йэна она поняла, что будет нелегко. Кажется, он сказал, что воздерживается от физических отношений с ней из уважения? Это было так неожиданно! Конечно, ее обрадовало, что он считает ее особенной, лучше других женщин, которых знал. Но откуда это смутное ощущение какой-то неправильности, несоответствия?
Экипаж остановился, и у нее больше не было времени на размышления. Йэн вышел первым и повернулся подать ей руку. Мэри сделала глубокий вдох, затем медленно выдохнула и, спустившись на землю, вгляделась в темноту. Ей удалось лишь разобрать, что дом очень большой. Затем парадная дверь открылась, и на крыльце появился высокий, очень худой мужчина в черном одеянии, с огромным канделябром.
Пока Йэн вел Мэри к дому, поддерживая ее за талию, мужчина вглядывался во вновь прибывших, и его лицо в неверном свете свечей казалось изможденным и таинственным.
— Добрый вечер, Уинслоу, — сказал Йэн, поднявшись по лестнице.
Мужчина нахмурился и еще выше поднял канделябр.
— Господин Йэн?
— Да.
Слезящиеся глаза мужчины устремились на Мэри.
— Добро пожаловать домой, сэр. Мы вас не ждали.
— Понимаю. Мой отец дома?
— Да, сэр, он дома.
Мужчина снова взглянул на Мэри, и снова Йэн не представил ее. Хотя муж ничем не выдал своих мыслей, Мэри была уверена, что сначала он хочет сообщить об их браке отцу.
— Проводи меня к нему. А потом, пожалуйста, попроси миссис Морган приготовить мою комнату и соседнюю.
— Как пожелаете, милорд.
Слуга бросил еще один быстрый взгляд на Мэри, но снова промолчал. Очевидно, в этом доме прислуге не позволяли забывать свое место.
Их провели по темному коридору. Уинслоу тихо постучал в одну из дверей, затем открыл ее. Из-за спины мужа Мэри увидела мрачную гостиную, освещенную лишь несколькими свечами, и двух ее обитателей: пожилого мужчину и женщину с темными волосами, собранными на шее в тугой узел.
Подняв глаза и заметив Йэна, мужчина, высокий и широкоплечий, поднялся с дивана:
— Йэн!
В его голосе послышалось удивление и что-то еще. Мэри даже показалось, что она различила тщательно скрываемую радость.
Муж стоял молча, без улыбки, и выражение лица пожилого мужчины изменилось, ожесточилось. Его кустистые седые брови вопросительно поднялись.
— Какой сюрприз! Давно ты не баловал нас своим присутствием.
Мэри почувствовала, как окаменел Йэн.
— Отец, я тоже рад вас видеть!
Насмешливость его приветствия не прошла мимо ушей старшего Синклера. Поколебавшись мгновение, он направился к сыну. Йэн притянул к себе Мэри, и только тогда Малькольм Синклер увидел ее. Он окинул ее холодным взглядом, но она не дрогнула.
Йэн выдавил вежливую улыбку.
— Отец, я хотел бы познакомить вас с Мэри… моей женой.
Старший Синклер резко остановился и перевел взгляд на сына.
— Твоей женой?
Улыбка Йэна стала шире, и Мэри с тревогой посмотрела на мужа. По ее мнению, он слишком явно наслаждался смятением отца.
Граф нахмурился и теперь глядел на сына с выражением, которое Мэри и не надеялась понять. Она лишь продолжала изучать своего свекра. Это был высокий мужчина — несмотря на возраст, сохранивший стройность и гордую осанку, очень похожий на Йэна. Только его темные волосы были сильно тронуты сединой, а голос был чуть грубее. Он казался разгневанным, но Мэри заметила глубокую тоску в его глазах и неожиданно почувствовала к нему симпатию.
В этот момент прозвучал недоверчивый женский голос:
— Твоя жена, Йэн? Что значит — твоя жена?
Мэри перевела взгляд на высокую узколицую женщину в темно-синем платье. В ее темных ошеломленных глазах светилась боль человека, неожиданно узнавшего, что его предали. Кузина Барбара, поняла Мэри. Но почему она считает себя обманутой? Граф хотел женить сына на кузине, но Йэн уверял, что сама Барбара не питает подобных надежд. Теперь же реакция этой женщины не оставила у Мэри никаких сомнений в том, как сильно ошибался ее муж.
Йэн, не сводивший глаз с отца, казалось, не замечал кузину.
Внушительный Малькольм Синклер приблизился к сыну.
— Когда состоялась свадьба? Мы виделись в Лондоне всего три недели назад, и ты не упоминал ни о браке, ни об этой даме!
— Мы с Мэри поженились три дня назад.
— Понимаю…
Мэри отметила про себя тот факт, что Йэн не потрудился ответить на вторую часть вопроса милорда, и решила сама восполнить этот пробел. Она не собиралась оставаться безмолвной марионеткой, тем более что они говорили о ней так, словно ее не было рядом.
— Йэн и я знакомы не столь долго, сэр, — спокойно произнесла Мэри, — но уверена, это обстоятельство не помешает нашему браку.
Малькольм Синклер окинул ее оценивающим взглядом.
— Итак, у девушки есть язык.
— Есть! — уверила его Мэри.
— И откуда же вы взялись, Мэри? — спросил граф, продолжая внимательно изучать ее. — Как вы познакомились с моим сыном?
Мэри гордо вскинула голову.
— Мы с Йэном встретились в Карлайле.
— Мэри — близкая подруга Виктории Торн, дочери герцога Карлайла, — прервал ее Йэн. — Я ездил в Карлайл вручить лошадь, которую муж Виктории купил ей на день рождения. Я решил доставить подарок лично, поскольку эта пара — мои друзья.
— Карлайл… — Граф задумчиво нахмурился. — А ваша семья, стало быть…
Мэри задрала нос еще выше.
— Фултон. Мой отец много лет — до своей недавней кончины — служил викарием в Карлайле. — И Мэри сглотнула комок, подступивший к горлу. Она не желала выказывать слабость перед этим человеком.
— Дочь викария?
Барбара зажала рот изящной ладонью и ошеломленно уставилась на Йэна. Граф совсем помрачнел.
Затянувшееся молчание прервал Йэн:
— Если не возражаете, отец, я хотел бы устроить Мэри в ее комнате, пока она не подверглась еще большим оскорблениям. У нас был очень длинный день, и она устала.
Мэри мысленно поблагодарила мужа. Да, она устала, а оказанный ей холодный прием оказался куда более болезненным, чем можно было предположить.
— Пожалуйста, спроси миссис Морган, приготовила ли она комнату для моей жены, — обратился Йэн к кузине.
Та замотала головой.
— Йэн, я…
В этот момент раздался уверенный голос:
— Приготовила, господин Йэн! И как вы просили, я поместила вашу жену в комнату рядом с вашей спальней.
Мэри обернулась и увидела пышущую здоровьем пожилую женщину, одетую во все черное, за исключением ослепительно белого фартука. Когда их взгляды встретились, женщина ослепительно улыбнулась.
— И позвольте сказать, сэр, я счастлива видеть вас дома с женой! Это самый радостный день в моей жизни!
Наконец, подумала Мэри, кивая в ответ, хоть одно приветливое лицо.
— От всей души благодарю вас, миссис Морган. Я рад, что хоть кто-то счастлив. — Йэн улыбнулся.
— Я счастлива, не сомневайтесь! — Женщина подошла к Мэри и почтительно поклонилась. — Если вы пойдете со мной, миледи, я покажу вам вашу комнату.
Мэри робко улыбнулась ей и на мгновение прикрыла глаза, чтобы удержать навернувшиеся слезы. После огромных усилий сохранить хладнокровие в такой напряженной обстановке от доброты этой женщины она чуть не расклеилась. Но Мэри Фултон не позволит никому увидеть, как сильно она оскорблена, не доставит новым родственникам подобного удовольствия!
— Если не возражаете, отец, я тоже поднимусь в свою комнату.
Не дожидаясь ответа, Йэн взял жену под руку, и они вышли из комнаты вслед за миссис Морган. Вернувшись в холл, они поднялись по широкой лестнице. От верхней площадки, устланной ковром, в разные стороны вели два коридора. Они свернули налево.
Массивная мебель, темные занавеси, портреты суровых предков на стенах — какой мрачный дом!
Вскоре домоправительница остановилась перед одной из дверей, открыла ее и отступила.
— Это будет ваша комната, миледи. Мэри вошла первой. Комната была ярко освещена, кровать приготовлена к ночи. Мэри с изумлением смотрела на пышную обстановку. Здесь, как и везде, мебель была массивная, но белая, с золотыми инкрустациями. Голубое парчовое покрывало на постели гармонировало с рисунком обоев — золотыми веточками плюща на голубом фоне. Ковер — кремовый с голубым, кресла обиты кремовой парчой. Золотые шнуры с кисточками удерживали голубые, с рисунком цвета слоновой кости, шторы.
Но не изысканность спальни ошеломила Мэри. Эта комната очень сильно отличалась оттого, что она успела увидеть в мрачном доме.
— Прекрасно, не правда ли? Эта комната и моя, — Йэн показал на дверь, ведущую в соседний покой, — две из немногих, которые моя мать успела обставить по своему вкусу.
— Ваш багаж распакован, миледи, — сообщила миссис Морган. — Если желаете, я пришлю горничную мисс Барбары. Она поможет вам раздеться.
Мэри решительно замотала головой. Не хватало еще, чтобы ей прислуживала горничная той женщины! Она вполне может позаботиться о себе сама.
— Нет, благодарю вас, в этом нет необходимости.
— Что-нибудь еще желаете, миледи?
— Нет, я уверена, что со всем справлюсь.
Большое вам спасибо, — рассеянно ответила Мэри, думая о том, что скоро останется с мужем наедине.
— Господин Йэн?
— Спасибо, миссис Морган. Мне ничего не нужно. Еще раз благодарю вас за помощь.
Экономка присела в реверансе и удалилась.
Мэри стояла в нерешительности. Йэн заступился за нее перед родственниками, и это воодушевило ее, но теперь, когда они остались одни, он снова казался сдержанным и далеким. Сколько же еще пройдет времени, прежде чем они снова станут настоящими мужем и женой?
Он заговорил по-светски учтиво, лицо не выдавало никаких чувств:
— Утром мы позаботимся о горничной для тебя и обо всем другом, что может понадобиться.
— Но я не…
— Ерунда! Тебе нужна горничная. — Лишь сейчас Йэн взглянул на нее. — Мэри, я понимаю, каким тяжелым был для тебя этот вечер, и могу только извиниться за грубость моей семьи.
— Это не твоя вина. Ты за них не отвечаешь…
— Я могу только надеяться, что ты действительно так думаешь!
— Я никогда не обвиню тебя за поведение твоего отца и кузины. Ты защитил меня, Йэн. Что еще ты мог сделать?
Мэри положила голову на его плечо и, почувствовав, что он затаил дыхание, взглянула на него. Его глаза были закрыты, лицо застыло, руки вытянуты и крепко прижаты к бокам. Он стоял так, казалось, вечность, затем медленно взял ее за плечи и, осторожно отстранив от себя, целомудренно поцеловал в висок.
— Мэри, у нас был тяжелый день. Ты устала. Я оставляю тебя, чтобы ты могла отдохнуть.
Она не успела сказать и слова, как он быстро вышел, и дверь между обеими спальнями плотно закрылась.


Утром Мэри надела лучшее из своих повседневных платьев. Она не могла надеть розовое вечернее, а дорожный костюм отчаянно нуждался в чистке, к тому же он совершенно не подходил для дома. Темно-зеленое платье с кремовым кружевным воротником казалось довольно потрепанным среди окружающей ее роскоши, но она не позволит себе переживать из-за этого. Никакая, пусть даже самая дорогая, одежда не поднимет ее в глазах новых родственников.
Мэри уже собиралась покинуть свою комнату и попытаться найти дорогу в столовую, когда в дверь постучали. Повернув ручку, Мэри обнаружила в коридоре Йэна.
Он вежливо поклонился.
— Позволь проводить тебя к завтраку. Мэри закусила губу и кивнула, не зная, как разговаривать с ним. Почти всю ночь она пролежала без сна, размышляя о, казалось, безвыходной ситуации. Чем все это кончится?
Йэн учтиво предложил ей свою руку, и ее сердце забилось быстрее.
— Надеюсь, ты хорошо спала?
— Да, прекрасно, спасибо.
— Я рад. Тебя ждет достаточно трудностей, и лучше встретить их отдохнувшей.
Мэри пристально взглянула на мужа и увидела искреннюю озабоченность в его глазах. Похоже, он тревожится за нее!
Когда они подошли к лестнице, Йэн кивнул на правый коридор и тихо сказал:
— В южной части этажа — комнаты моего отца. Думаю, тебе не стоит ходить туда. Отец ревностно оберегает свое уединение.
Мэри взглянула в темный коридор, не увидела ничего, кроме сумрачных теней, даже сейчас, при свете дня, и покачала головой.
— Не могу представить, что у меня возникнет такое желание.
Они спустились в холл, пересекли его и прошли в комнату, которая оказалась предназначенной для завтрака. Она тоже была отделана в мрачных тонах: травянисто-зеленом и темно-красном, почти багровом. Стол и огромный резной буфет из темного ореха были прекрасны, но громоздки. Мэри взглянула на задернутые бархатные зеленые шторы и подумала, что дневной свет был бы здесь очень полезен, но не сочла себя вправе заявить об этом.
Когда Мэри и Йэн подошли к накрытому столу, за их спинами раздался женский голос. К ним направлялась Барбара. Ее темно-серое платье, очень просто сшитое, безо всяких украшений, тем не менее, было из шелка самого высшего качества. Темные волосы, как и вчера, уложены в аккуратный и элегантный узел. Красивая женщина, с очень выразительными темными миндалевидными глазами, разве что слишком серьезная для своих лет. Мэри была уверена, что Барбаре не больше двадцати пяти.
Но что заставило Мэри пристально вглядеться в кузину, так это ее показная приветливость. Барбара первая протянула Мэри руку:
— Добро пожаловать, Мэри. Сожалею, что не поздравила вас вчера должным образом. Я… мы были просто ошеломлены известием о свадьбе, ведь мы даже не подозревали о вашем существовании.
Мэри коротко пожала протянутую руку. Слова прозвучали достаточно учтиво. Йэн, очевидно, ничего не почувствовал, так как с улыбкой пожал руку Барбары:
— Благодарю, кузина. Ваши поздравления очень дороги нам, не правда ли, Мэри?
Мэри вложила в свою улыбку столько восторга, сколько смогла.
— Конечно, спасибо!
— Садитесь, пожалуйста, — пригласила Барбара, затем рассмеялась — с горечью, как показалось Мэри. — Впрочем, нет нужды предлагать вам садиться в вашем собственном доме.
— Барбара, я думаю, Мэри не обидится. Напротив, я уверен, что она будет очень благодарна вам, если вы поможете ей обустроиться здесь, не так ли, Мэри? Таким образом, ты сможешь постепенно взять управление домом в свои руки.
До этого момента Мэри и не приходила в голову мысль, что ей придется управлять этим огромным домом.
— Я буду благодарна вам за инструкции. Барбара с деланной улыбкой взглянула на Мэри:
— Я сделаю все, что в моих силах.
Затем она позвонила в колокольчик, лежавший рядом с ее тарелкой. Через двери в дальнем конце комнаты вошла молодая женщина и осторожно приблизилась к столу, с трудом удерживая тяжелый поднос. С грохотом поставив свою ношу на стол, она испустила громкий вздох облегчения.
Барбара недовольно скривилась.
— Вам придется простить Франсис за отсутствие грации. Ее только что перевели в горничные из судомоек. Милдред, другая наша горничная, ждет ребенка.
— Простите, мисс.
Девушка заморгала, смахивая слезы.
— Просто молча накрывай завтрак, — приказала Барбара.
Мэри сочувственно взглянула на несчастную новоиспеченную горничную.
Йэн наливал себе чай, но его взгляд был прикован к открытой двери столовой.
Барбара налила чай себе и Мэри.
— Со слугами необходимо обращаться строго. Именно этого ожидает дядя Малькольм.
Интересно, всегда ли Барбара поступает именно так, как ожидает «дядя Малькольм», подумала Мэри. Лично она не собирается умышленно унижать кого бы то ни было, включая служанку, нервничающую и неопытную. Мэри, не дрогнув, выдержала взгляд Барбары. Вряд ли она и кузина Йэна станут друзьями.
Йэн резко сменил тему разговора, и Мэри поняла причину его рассеянности.
— Барбара, вы не видели моего отца?
— Дядя Малькольм уехал в деревню по какому-то делу. Полагаю, он вернется через несколько часов.
Мэри показалось, что Йэн одновременно испытал и облегчение и разочарование. Появился дворецкий.
— В чем дело, Уинслоу? — спросила Барбара.
Дворецкий поклонился.
— Известие для лорда Йэна. Похоже, в конюшне какие-то неприятности. Его просят подойти.
Йэн тут же поднялся.
— Мэри, прости меня, мне надо идти. Проходя мимо стула кузины, Йэн остановился:
— Кузина Барбара, я собирался показать Мэри дом. Если вы не очень заняты, не могли бы вы заменить меня? Я хочу, чтобы моя жена все осмотрела и поскорее привыкла думать о Синклер-Холле как о своем доме.
Барбара ответила, не оглядываясь:
— Я буду счастлива это сделать, Йэн.
Он мимоходом сжал ее плечо:
— Спасибо.
Только Мэри видела, как опустились веки Барбары, чтобы спрятать выражение глаз, как резко участилось ее дыхание при этом прикосновении, и быстро перевела взгляд на собственную тарелку. Итак, ее вчерашние впечатления были верными. Эта женщина не могла бы более открыто проявить свои чувства к Йэну.
Женщины закончили завтрак в молчании, и Мэри не сожалела: она не могла придумать подходящей темы для разговора, отчаянно пытаясь найти какой-нибудь предлог, чтобы уклониться от экскурсии, не сулящей ничего приятного им обеим.
— Теперь осмотрим дом? — Голос Барбары прозвучал преувеличенно вежливо.
Может, если держаться в рамках приличий, общение не будет уж слишком невыносимым? В конце концов, невозможно вечно избегать этой женщины. Они живут в одном доме.
Только в трех помещениях первого этажа Мэри почувствовала ту же руку, что обставляла и ее спальню. Это были зимний сад — просторная комната с сотнями прекрасных цветущих растений, маленькая гостиная в персиковых и зеленых тонах и светлый бальный зал с мраморным полом, сверкающий позолотой. Гулкое эхо вторило шагам женщин, подчеркивая призрачную пустоту зала, в котором, как показалось Мэри, не танцевали уже много лет.
Что же украло радость из этого дома? Наверняка когда-то здесь царило счастье. Женщина, так обставившая некоторые комнаты, явно любила жизнь и веселье.
Библиотека была полна книг, и Мэри решила вернуться сюда при первой же возможности. И еще она решила задать вертевшийся на кончике языка вопрос:
— Почему все шторы задернуты? Есть ли какая-то причина отгораживаться от солнечного света?
Барбара изумленно взглянула на нее.
— Солнечный свет вреден для ковров и мебели, не говоря уж об обоях. Они выцветают!
— Но какая польза от всех этих вещей, если никто не может наслаждаться ими?
— Дядя Малькольм предпочитает держать окна зашторенными, и так же ведет свой дом моя мать. Это единственный способ уберечь бесценные сокровища, которые здесь есть. Полагаю, вы поймете, что лучше оставить все как есть. Учтите: граф не одобрит никаких перемен.
Мэри не поверила в непогрешимость мнения Барбары. Дом Виктории, роскошнее и прекраснее этого, всегда был открыт дневному свету. И поэтому казался радушным и обжитым, несмотря на внешнее величие.
Однако Мэри не стала развивать эту тему, ее больше интересовала семья Барбары.
— Какие родственные узы связывают вас с Йэном?
Барбара ответила на ходу:
— Моя бабушка и отец дяди Малькольма были родными сестрой и братом. Моя мама — его двоюродная сестра. Несколько лет назад дядя Малькольм и мои родители решили, что я должна пожить здесь. Они надеялись, что… Ну, неважно!
Господи! Почему никто не посоветовался с Йэном, прежде чем ставить эту бедную женщину в такое двусмысленное положение?
— Ваши родители, должно быть, скучают без вас? И вам, конечно, их не хватает?
— Я… я не знаю. Я никогда не говорила с ними об этом. Я старшая из пяти сестер. И еще есть брат, средний ребенок. Он унаследует то немногое… что оставит мой отец. — Барбара холодно посмотрела на Мэри. — Я должна была… выйти замуж первой. Не думаю, что кто-нибудь из них сильно обрадуется, когда я вернусь домой.
— Простите, я не знала, — тихо сказала Мэри.
— Я не нуждаюсь в вашем сочувствии! Уверяю вас, у меня все будет прекрасно!
Прежде чем, Мэри успела ответить, Барбара остановилась, и Мэри обнаружила, что они снова оказались в холле.
— Мне очень жаль, но я должна покинуть вас. Эта экскурсия заняла больше времени, чем я ожидала. Меня ждут дела.
Кузина сказала о себе гораздо больше, чем хотела бы, и теперь сожалела о своих откровениях.






Предыдущая страницаСледующая страница


Ваши комментарии
к роману Лорд Грешник - Арчер Кэтрин



Роман не стоит такой высокой оценки, ни капли не увлекательно, дочитывала через силу потому что не люблю бросать не дочитав. Гл.герой какой-то извращенец и озабочен абсолютно во всем, доходило до таких вещей что удивительно как героиня это воспринимала "я представляла это безвкусным и вульгарным, а оказалось красиво". Мне даже представить это было бы неприятно. Моя оценка 6 из 10. Возможно я предвзята и роман на любителя.
Лорд Грешник - Арчер КэтринАнастасия
1.03.2013, 15.04





Оценка 10 :-) , очень понравился :-)
Лорд Грешник - Арчер КэтринАся М
1.03.2013, 15.57





Мне понравилось, главные герои прекрасны.. Этот роман конечно предназначен для юных читательниц...
Лорд Грешник - Арчер КэтринМилена
25.03.2013, 15.30





Читается легко, мне понравился
Лорд Грешник - Арчер КэтринОльга
1.03.2014, 19.40





Стандартный роман этого жанра, я бы сказала, для вступающих в наши ряды любителей исторического любовного романа, так сказать, для начинающих.
Лорд Грешник - Арчер КэтринТаня Д
24.07.2015, 8.09





Даже не знаю, что сказать. Конечно, не ужас ужас, но все очень надуманно и неживо, хотя все элементы любовного романа налицо. Не очень
Лорд Грешник - Арчер КэтринАнна
29.10.2015, 18.08





А мне понравилось.Красивая наивная в чем- то детская история
Лорд Грешник - Арчер КэтринЛариса
16.03.2017, 19.17





Этот роман искала недавно Марина.
Лорд Грешник - Арчер КэтринМари-Софи
21.03.2017, 15.05





Простите, но это муть полная.
Лорд Грешник - Арчер КэтринЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
21.03.2017, 20.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Загрузка...