Читать онлайн Весенние сны, автора - Арчер Джейн, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Весенние сны - Арчер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.1 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Весенние сны - Арчер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Весенние сны - Арчер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Арчер Джейн

Весенние сны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

После бессонной ночи и суетного дня Анастасия сидела на веранде в кресле-качалке и, наслаждаясь покоем, потягивала чай.
Она поглядывала на родителей, которые сидели рядом на веранде и тоже пили чай. Анастасия улыбнулась, вспомнив прошлые времена в долине Миссисипи. Правда, тогда родители пили не чай, а мятный джулеп – виски с водой, сахаром, льдом и мятой, а ей скорее всего налили бы лимонад, и тоже со льдом, конечно, – ведь на улице стояло жаркое южное лето. Здесь, в северной Аризоне, было прохладно и сухо, и никакого льда для напитков не требовалось, но чувство уютного дома вернулось.
День уже близился к вечеру. Солнце клонилось к западу, почти касаясь горизонта. Скоро загонщики закончат работу и отправятся ужинать. Анастасия подумала о Хоке и невольно заулыбалась. Он будет разгоряченным, потным, весь в пыли, уставшим, но совсем недавно и она была точно такой, пока не приняла ванну после того, как целый день провозилась по дому.
Когда Хок и Анастасия после эпопеи с быками Латимера вернулись рано утром в поместье, Лорели, посмотрев на дочь, решила, что та слишком много работала на солнце, и настояла на том, чтобы Анастасия весь день провела в доме, помогая матери по хозяйству.
«Ну что ж, – подумала Анастасия. – Может быть, мы с Хоком выглядели грязнее, чем полагали, однако никто не стал интересоваться, зачем мы выехали из поместья в такую рань и чем, собственно говоря, занимались». Сами они, естественно, всячески избегали разговоров на эту тему. Вот и получилось, что никому не пришлось говорить неправду. Вспоминая прошедший день, Анастасия думала, что предпочла бы вместе с Хоком загонять скот и караулить стада, чем трудиться бок о бок с родной матушкой. Лорели напоминала маленькое торнадо, которое всюду увлекало за собой дочь, успевая заниматься всем подряд.
В этой суете Лорели еще нашла время, чтобы доделать новые юбку и блузу для дочери. Широкая юбка была из тонкого зеленого сукна, а блуза с низким воротником и короткими рукавами – из белого. Все было скроено по примеру одежды, которую носила Мария. Лорели и для себя сшила такие же юбку и блузу, только светло-голубого цвета. Теперь обе с удовольствием переоделись в новую одежду и отдыхали, окруженные комфортом.
Время от времени налетал легкий прохладный ветерок, и Анастасия наслаждалась заслуженным ничегонеделанием. Она снова покосилась на родителей. Кресла их стояли рядышком, и Лорели, ласково глядя на мужа, держала ладонь на его руке, которую тот положил на живот, как бы прикрывая рану. Чувствовал себя Спенс намного лучше и даже начал без посторонней помощи спускаться на первый этаж и выходить на веранду. Анастасия тихонько радовалась, видя все это, и знала, что еще немного, и отец окончательно встанет на ноги.
Чем лучше чувствовал себя Спенсер, тем больше хорошела Лорели, напоминая бутон, который очень долго ждал, когда же ему можно будет расцвести. Она иногда вполне могла сойти за старшую сестру Анастасии, потому что седые пряди как-то затерялись среди ее пшеничных волос, придавая им серебристо-золотистый оттенок, от которого только выигрывали большие голубые глаза. Лорели даже немного прибавила в весе, что сделало ее фигуру весьма привлекательной. Да и двигалась она теперь стремительно и легко, наполняя Гайю новой жизнью и энергией.
Синяки под глазами Спенса исчезли, запавшие щеки округлились, лицо приобрело здоровый цвет, выглядел он сейчас моложаво, даже на лбу разгладились морщины вечной озабоченности. Вид у него был счастливый, как если бы с его плеч сняли наконец тяжелый груз. И хотя он все еще был физически слаб и проводил почти весь день в постели, не было сомнений в том, что довольно скоро он станет прежним главой семьи – здоровым и крепким. Правда, седины у него прибавилось, но это лишь говорило о том, что он стойко выносит все жизненные невзгоды и неурядицы. Более того, седина как-то еще больше оттеняла мужественные черты его загорелого лица, и во взгляде его теперь читалось выражение надежды и счастья.
Анастасия почувствовала, как у нее невольно увлажнились глаза от искренней радости за отца и мать, оттого, что отец в конце концов вызвал их к себе и что они с матерью нашли в себе силы приехать к нему через полстраны. Как могла она все эти годы думать, что он их не любит и никогда не позовет? Лорели была уверена, что это не так, но, когда он уехал, Лорели не была маленькой девочкой и понимала отца гораздо лучше, чем его дочь. Шеффилд Спенсер осуществил то, что задумал, и теперь они все вместе могли доводить до конца начатое им. Если бы только не Ти Эл Латимер! Если бы этот человек не стремился уничтожить все, что Спенс создал тяжким трудом.
Ну пусть, сказала себе Анастасия, пусть Латимер даже жизнь свою положит на то, чтобы им помешать, – ничего у него не получится. И она, и Хок добьются того, что северная Аризона станет местом, где каждый ранчеро сможет жить в мире и спокойствии. Прищурившись, Анастасия бросила взгляд на бескрайнюю прерию, что простиралась до самого горизонта. Эта земля не будет отдана на откуп Теодору Лукасу Латимеру. Сегодня ночью Хок и она начали борьбу и доведут ее до конца. Скоро у Спенсера подрастут годовалые бычки, на них поставят клеймо ранчо, и Хок вместе с другими загонщиками погонят стадо в резервацию навахо. И Латимеру лучше у них на пути не вставать.
Неожиданно, как бы в ответ на ее мысли, на подъездной дороге к усадьбе появились Латимеры и шесть пистолерос. Все они решительно направили своих коней к главному входу. Анастасия даже несколько раз открыла и закрыла глаза, но видение никуда не исчезло – к ним действительно ехало семейство Латимеров. Она озабоченно повернулась к родителям. В голове у нее вихрем пронеслись картины последней ночи.
Спенс и Лорели тоже увидели новоприбывших гостей, но, как и следовало ожидать, никакой обеспокоенности не выразили. Напротив, они явно обрадовались их приезду. Анастасия забыла, что родители совсем иначе смотрят на это семейство, чем она или Хок, пожалела, что так и не поделилась с ними тем, что узнала от Хока. Но сейчас для этого был не самый подходящий момент. У Лорели и Спенса был такой счастливый вид, что ей не хотелось расстраивать отца, который все же пока не поправился до конца. И потом, все это нужно десять раз проверить, прежде чем посвящать родителей в такую страшную тайну.
Латимеры и их охрана ехали на дорогих породистых лошадях, что сразу бросалось в глаза, потому что в Гайе все ездили на низкорослых мустангах.
Лорели поднялась с кресла и приветливо помахала Латимерам. Они быстро соскочили с лошадей и начали подниматься по широкой лестнице на веранду. Шестеро пистолерос тоже спешились, подозрительно огляделись по сторонам и отвели всех лошадей чуть в сторону, где и остались стоять в ожидании, стреляя глазами по сторонам.
– Здравствуйте, соседи, – весело приветствовала гостей Лорели. – Добро пожаловать в Гайю. Неожиданный визит, хотя и приятный.
– Добрый вечер, – по-испански ответила Кэт, одарив хозяев ослепительной белозубой улыбкой. Взгляд ее скользнул в сторону, как если бы она надеялась увидеть кого-то еще.
Анастасия подумала, что наверняка знает, кого высматривала Кэт, однако тоже встала с кресла и улыбнулась, как она надеялась, самой дружелюбной улыбкой.
Люк быстро подошел к ней, взял ее за руки, улыбнулся и заглянул ей в глаза, успев при этом быстро оглядеть новые юбку и блузу, сшитые в мексиканском стиле.
– Вы выглядите просто прелестно, дорогая, – мягко заметил он и, отпустив руки Анастасии, обернулся к Лорели и Спенсу: – Я только что сказал вашей дочери, насколько прекрасно она выглядит. Как будто она – часть этой земли.
– Благодарю вас, – сказала Лорели. – Мы все здесь вроде бы на месте.
– Вот и прекрасно, – вступил в разговор подошедший Ти Эл Латимер. – Как поживаете, миссис Спенсер?
– Все хорошо, спасибо, – приветливо кивнула ему Лорели. – Спенсу намного лучше – скоро он совсем поправится! – И она рассмеялась, бросив любящий взгляд на мужа.
При виде этого холодные голубые глаза Латимера стали ледяными, но это заметила одна Анастасия, и ей стало как-то не по себе. У нее из головы не шли слова Люка, сказанные на званом вечере, о том, что женщины с ранчо Спенсеров весьма притягательны для мужчин с ранчо Латимеров.
– Анастасия, попроси, пожалуйста, Марию принести на веранду чай, – обратилась Лорели к дочери.
– Сейчас, мама.
– Спасибо. – Лорели снова обратилась к гостям: – Вы же не откажетесь от чашки чая после долгого пути?
Все согласно закивали и присели на верхнюю широкую ступеньку лестницы, как раз напротив кресел, в которых сидели Лорели и Анастасия.
– Пожалуйста, сядьте в кресла! – в смятении от такого поведения воскликнула Лорели.
Однако Ти Эл отрицательно покачал головой:
– Мы ненадолго. Нам нужно переговорить с вами о небольшой неприятности, которая приключилась у нас этой ночью.
Анастасия подумала, что ей пора идти на поиски Марии, и торопливо ускользнула с веранды. Она была рада до смерти, что не слышала продолжения рассказа Латимера, потому что боялась, что ненароком себя выдаст. Передав просьбу Марии, она стала деятельно помогать разливать чай по чашкам. Наконец они обе принесли чай на веранду.
Мария начала расставлять чашки, а Анастасия села в свое кресло. Люк посмотрел в ее сторону, поймал ее взгляд, улыбнулся и приветственно поднял чашку с чаем. Однако чувствовалось, что он очень взволнован, глаза смотрели весьма мрачно, как бы говоря, что обсуждение, которое прервало появление чая, было не из приятных.
Мария наконец ушла, и Ти Эл возобновил разговор:
– Так вот, всю прошедшую ночь и чуть ли не весь сегодняшний день мы искали этих бычков. Нескольких поймали, но большая часть пропала – просто испарилась невесть куда.
Люк посмотрел на Анастасию и объяснил ей, о чем речь:
– Прошлой ночью у нас украли стадо годовалых бычков и несколько лошадей.
– Боже мой! – воскликнула Анастасия, надеясь, что ее изумление звучит искренне.
– К счастью, лошадей мы поймали, – продолжил Латимер. – Все – дорогой испанской породы. Скорее всего мы спугнули этих ворюг, или это была хитрость, чтобы увести стадо. В общем, мы так и не узнали, кто это сделал, а скот исчез. Как вы думаете, кто мог это сделать? – И Латимер в упор посмотрел на Спенса.
Спенс ответил таким же прямым взглядом и задумчиво сказал:
– Это могли быть те же самые негодяи, которые последние месяцы досаждали мне.
Анастасия затаила дыхание, ожидая ответа Латимера. Ти Эл, не моргнув глазом, небрежно обронил:
– Может быть. Но воры обычно так не действуют, эти же залезли ночью в загон и увели сначала лошадей, а потом скот. Странно, правда?
– Согласен, – кивнул Спенс. – Хотя, возможно, грабители просто обнаглели, после того как поупражнялись на мне.
– Может быть, – с каменным лицом согласился Латимер.
– Разговор идет об угоне скота в эту ночь? – сказал Хок, поднимаясь по лестнице на веранду и с ходу включаясь в разговор.
При виде его у Анастасии перехватило дыхание, сердце ушло в пятки.
– Мои ребята встретили сегодня ваших парней, – обратился Хок к Латимеру, перешагивая через последнюю ступеньку. Весь он был в пыли, потный, ковбойская шляпа в руке. – Ваши ковбои как раз искали пропавшее стадо. Мы пообещали, что будем повнимательнее и, если что, сразу дадим знать. Не думаете, что это дело рук индейцев?
– Может, и так, – небрежно ответил Латимер, пристально разглядывая Хока, как бы пытаясь что-то вспомнить. – Правда, до последнего времени они нас не беспокоили.
– Может, это молодежь, – продолжил Хок. – Апачи или навахо. Решили доказать всему миру, что они настоящие воины.
– Согласен, такое могло быть, – признал Латимер.
Хок задумчиво покачал головой и, сунув руку в карман куртки, в очередной раз потрогал обломок серебряной шпоры.
– Но, – добавил он, – если вы сомневаетесь, что это индейцы, тогда, может, это и в самом деле не они. Скот ваш, и вам лучше знать, чем мне.
Анастасия поразилась смелости Хока. Ти Эл нахмурился и покачал головой:
– Честно говоря, я не знаю, но собираюсь отправить еще людей на розыски. Я намерен продолжать искать – эти бычки должны быть где-то здесь, в северной Аризоне.
– Они могут быть уже на пути к Белым горам, если это дело рук апачей, – предположил Хок, продолжая поглаживать обломок шпоры. – Или на пути к северу, если их украли навахо.
– Может, и так, – сказал Латимер и вновь, прищурившись, посмотрел на Спенса.
– Я вам искренне, от всего сердца сочувствую, – сказал Спенс. – Я лучше, чем кто-либо, знаю, каково вам сейчас. Мы можем вам как-нибудь помочь? Как сказал Хок, наши ребята будут повнимательнее. Но чем еще мы можем быть полезны?
Ти Эл рассмеялся сухим отрывистым смехом.
– Не представляю. Я просто хотел, чтобы все узнали о случившемся и повнимательнее следили за своими бычками.
– Конечно, мы так и сделаем, хотя с тех пор как в меня стреляли, мы удвоили охрану.
Ти Эл кивнул.
– Хорошая мысль. – Потом как бы случайно перевел взгляд на Лорели и сказал: – Присматривайте также получше за вашими женщинами. Бог его знает, чем захотят поживиться грабители в следующий раз.
Лорели в изумлении откинула назад голову и посмотрела прямо в глаза Латимеру.
– Уж не хотите ли вы сказать?.. – воскликнула она.
– Дело в том, – белозубо улыбнулся Латимер, – что хорошо известно, как индейцы любят выкрадывать красивых белых женщин. А в округе таких красавиц, как, например, вы или ваша дочь, не так уж и много.
Слова Латимера, похоже, глубоко задели Спенса. Он выпрямился и твердым голосом вмешался в разговор:
– Последить за Лорели и Анастасией я могу даже при таких ограниченных возможностях передвигаться, как сейчас. Да и помощников у меня на ранчо хватает.
И он перевел взгляд на Хока, который стоял, прислонившись к колонне, и спокойно курил.
– А я и не сомневался, что вы сможете, – возразил Латимер, еще раз буквально ощупав взглядом сначала Лорели, а потом и Анастасию. – Я просто хотел вас предупредить, что в северной Аризоне жизнь очень неспокойная и вряд ли станет спокойнее в будущем.
– Нам это известно, – сказала Анастасия, удивившись своей смелости и удивив остальных.
Все обернулись к ней.
– О чем вы? – подозрительно спросил Латимер.
– В день, когда мы сюда приехали, ранили моего отца.
– Да, правда, – согласился Латимер, отводя глаза и делая вид, что что-то разглядывает вокруг. Потом поставил чашку на стол, обернулся к детям и поднялся. Люк, как послушный сын, последовал его примеру. – Ну что ж, нам пора двигаться дальше. Мы просто хотели поставить вас в известность о произошедшем и предупредить о творящихся безобразиях. Мы все дьявольски устали и поедем сейчас домой хотя бы немного перевести дух.
– Посидите еще, – предложила Лорели, не забыв при этом тоже подняться с кресла, демонстрируя истинно южное гостеприимство.
Ти Эл улыбнулся:
– Мы бы с удовольствием посидели еще, но, сами понимаете...
– Так на обед оставайтесь, – продолжала настаивать Лорели.
Ти Эл переглянулся с детьми, потом повернулся к Лорели:
– С превеликим удовольствием, но дома куча дел, поверьте. Мы решили обязательно найти украденное стадо, чего бы это нам ни стоило.
– Как я вас понимаю! – сочувственно воскликнула Лорели. – Но почему бы вам не приехать отобедать в другой раз? Скажем, после того, как мы закончим с клеймением наших бычков... дней через пять. Времени у вас будет больше, заодно и отметим приятное событие. Я искренне хочу вернуть вам долг за ваше доброе отношение к нам во время болезни Спенса. Соглашайтесь и не забудьте привезти Исабель.
– Как можно не принять приглашение, которое сделано в такой неотразимой форме? – галантно сказал Ти Эл. – Придется согласиться, так ведь? – обернулся он к сыну и дочери.
Оба кивнули, причем каждый из них бросил взгляд на того, кем интересовался больше всего, – Анастасия не могла не почувствовать на себе сверлящий взгляд Люка, а Хок едва заметно кивнул в ответ на горячий взгляд Кэт.
– С большим удовольствием, – согласилась Кэт, тоже поставив свою чашку на стол и поднимаясь.
– Прекрасно, – сказал Спенсер, пристально посмотрев на Ти Эл Латимера, как если бы вдруг заметил то, чего не замечал раньше.
– Значит, через пять дней, после полудня, – улыбнулась Лорели.
Ти Эл тоже улыбнулся и начал спускаться по ступеням. Лорели шагнула за ним, следуя доброй старой традиции всегда провожать гостей. Затем спустились Люк и Анастасия.
Только Кэт задержалась на веранде и подошла к Хоку. Остановившись прямо пред ним, она негромко спросила:
– Может быть, и мы тогда увидимся?
– Вполне, – кивнул Хок.
Она опустила взгляд на его губы, потом снова посмотрела ему в глаза.
– Значит, после клеймения.
С этими словами Кэт развернулась и быстро сбежала по лестнице вниз, где ее уже ждали.
Как только все сели на лошадей, Латимер отсалютовал Лорели двумя пальцами, приложенными к полям шляпы, пришпорил коня и пустил его легким аллюром. За ним цепочкой потянулись остальные гости.
Лорели и Анастасия какое-то время смотрели вслед удаляющейся кавалькаде, потом повернулись и начали подниматься по лестнице. Лорели оживленно спросила:
– Правда, званый обед будет замечательным, Анастасия? Я начищу наше серебро. Последний раз мы им пользовались еще...
– ...до войны, – договорил за нее Спенс, когда женщины поднялись на веранду.
– А ведь верно, – задумчиво сказала Лорели и опустилась в кресло рядом с мужем.
Анастасия собрала пустые чашки Латимеров и предложила Хоку:
– Еще чаю?
– Пожалуй, нет, – покачал головой тот.
Они улыбнулись друг другу просто так, без какой-то видимой причины, и Анастасия поспешила в дом, унося чашки на кухню, и сразу вернулась обратно.
Хок успел уже подсесть поближе к Лорели и Спенсу и завел с ними разговор:
– Ставить клейма мы можем начать уже завтра. Если хотите выбраться во двор и понаблюдать...
– Не отказался бы, – сразу согласился Спенсер.
– Спенс, я не уверена, что это тебе нужно, – с сомнением в голосе заметила Лорели. Спенс рассмеялся, потом посерьезнел и сказал:
– Меня очень беспокоят это клеймение и доставка бычков в резервацию навахо. Пока они там не окажутся, это соблазнительная добыча для любых негодяев. Взять то, что только что случилось у Латимера.
Анастасия и Хок внутренне напряглись.
– И что вас волнует? – спокойно поинтересовался Хок.
– Понимаете, – задумчиво начал Спенс, – я ничего не хочу сказать против Латимера, но, рассказывая обо всем, он чуть ли не меня обвинял в краже его стада.
Наступило молчание. Потом заговорила Лорели:
– Но, Спенс, это ужасно. Да такого не может быть. То есть...
– Я знаю, что ты имеешь в виду, Лорели, но я все-таки не полный простак, да и ты тоже. По правде говоря, я уже жалею, что ты пригласила их на обед.
– Господи, Спенс! После того как они нам помогли, заботились о нас, такое проявили внимание и пригласили Анастасию на тот званый вечер...
– Я все это знаю. Но пойми, Лорели, мы уже не на Юге. Ты здесь еще не очень давно, а эти люди живут совсем по другим правилам, и у них совершенно другие понятия о чести, уверяю тебя. Конечно, не все северяне такие. Есть какое-то сходство с обычаями Юга...
– Но, Спенс, Латимеры были к нам так добры. А Исабель...
– Я знаю это, – снова перебил ее Спенсер. – И я не говорю, что все Латимеры могут нас подозревать. Я просто говорю, что Ти Эл вел себя более чем странно. И мне совершенно не понравилось, в каком тоне он говорил о тебе и Стейси. А еще мне не нравится, что молодой хлыщ из этого семейства пялится все время на нашу дочь, а Ти Эл точно так же разглядывал сейчас тебя. Это просто неприлично...
– Успокойся, Спенс, – мягко сказала Лорели, – ты просто ревнуешь.
Он бросил на нее быстрый взгляд и невесело улыбнулся.
– Может быть, и так. Но мне все равно как-то не по себе, понимаешь? А что ты думаешь, Стейси? А вы, Хок? Вы что-нибудь заметили?
Чтобы ее не опередили, Лорели заторопилась ответить первой:
– Понимаешь, Спенс, после того, как ты это все рассказал, признаюсь, то, как молодой Латимер держал себя с Анастасией, мне очень не понравилось. Ведь он едва с ней знаком, в конце концов. Во всяком случае, он такой... такой скользкий!
Спенс рассмеялся и кивнул. Потом посмотрел на Хока. Тот сначала повернулся к Анастасии, о чем-то спросил ее взглядом и только после этого заговорил:
– Сэр, я заметил все то, о чем вы говорили, и мне не нравится обращение Латимера с вашей супругой и дочерью.
– Я рад, что вы согласились со мной, – хмыкнул Спенсер. – Но я обеспокоен еще сильнее. Я вдруг увидел Ти Эл Латимера совершенно в ином свете. Теперь я предпочел бы иметь соседом какого-нибудь другого ранчеро, и хорошо бы здесь было побольше женщин, чтобы Лорели и Анастасия могли с кем-то подружиться. Когда не обращаешь внимания на очевидные вещи, это всегда несет неприятности. Мне об этом следовало бы помнить, особенно после войны.
– Папа, не вини ты себя так! – воскликнула Анастасия.
Спенс взглянул на дочь и улыбнулся ей.
– Тогда кого же мне винить?
Анастасия посмотрела на Хока, потом снова на отца с матерью и приняла решение. Спокойно, вкладывая глубокий смысл в каждое слово, которое произносила, она сказала:
– Ти Эл Латимера.
Брови Спенса полезли вверх, а Лорели изумленно посмотрела на дочь.
– Что ты имеешь в виду? – поинтересовался Спенс, и в голосе его вдруг зазвучала сталь.
– Хок? – Анастасия обернулась к молодому человеку, потому что все это в первую очередь касалось его, а не ее.
Хок глубоко вздохнул.
– Сэр, мэм... Я даже не знаю, с чего, собственно говоря, начать, – обратился он к Лорели и Спенсеру. – Но Ти Эл Латимер – это такой тип, какого еще поискать. Может быть, он за эти годы и смягчился с тех пор, как я видел его в последний раз, а может быть, стал более осторожным или просто-напросто ненавидит индейцев, но должок у меня к Ти Эл весьма солидный.
– Хок, я всегда знала, что вы что-то недоговариваете о своем прошлом, – без удивления в голосе сказала Лорели, – но я не знала, что это связано с Ти Эл Латимером. А как вы с ним познакомились? Ведь вы же были совсем ребенком, если это произошло много лет назад! Хок кивнул и продолжил:
– Да, я был ребенком. Мне тогда было тринадцать лет, и тогда же я видел Латимера в последний раз до тех пор, пока не вернулся в Аризону.
Лорели удовлетворенно кивнула:
– Я сразу поняла, что у вас есть весьма серьезная причина для приезда сюда. Помнишь, Спенс, я рассказывала тебе, что думаю про Хока?
Спенс с беглой улыбкой подтвердил:
– Да, Лорели, помню, но пусть нам доскажут начатое.
– Конечно, конечно, простите, Бога ради, – поспешно сказала Лорели.
– При рождении меня назвали Райдер Хокинс. Индейцы хопи называли меня Хок Райдер, и я как-то привык к этому имени. По-моему, я вам уже говорил, что моя мать была индианкой хопи-теви, а отец – белым американцем. У них было отличное ранчо неподалеку отсюда, пока в этих краях не поселился Ти Эл Латимер. Пастбищ тут было столько, что хватило бы и на три ранчо, так что мои родители были рады его приезду и считали своим другом до самых своих последних дней. – Хок замолчал и посмотрел на Анастасию. Та ободряюще ему кивнула, и он продолжил: – Так вот, однажды ночью Латимер с бандой своих пистолерос застрелил моего отца, мать и меня, а потом подпалил дом и увел весь скот. Он не оставил ничего, совершенно ничего.
Лорели и Спенс с потрясенным видом сидели и молча смотрели на Хока. Слов у них не было.
– Ти Эл был уверен, что убил меня, но пуля, которая предназначалась мне, попала в мою мать, и она ценой своей жизни спасла меня.
– Какая бесстрашная женщина! – воскликнула Лорели, обретя наконец голос. – И какая ужасная трагедия!
– Да, – согласился Спенсер. – Но, Хок, а вы уверены, что это все сотворил Ти Эл? Не то чтобы я подвергаю сомнению ваш рассказ и отказываю вам в сочувствии и симпатии. Жуткая история. Я видел много смертей на войне и знаю, что самое страшное – это бессмысленное убийство. Если Ти Эл сделал такое с вашей семьей...
– С точки зрения Ти Эл Латимера, это отнюдь не было бессмысленным, сэр, – ровным голосом заметил Хок. – А рассказываю я все это не для того, чтобы разжалобить и сыскать ваши симпатии. Я хочу вам кое-что показать. – С этими словами он полез в правый карман рубашки, вытащил обломок серебряной шпоры и протянул Спенсу. Тот внимательно посмотрел на кусочек металла. Хок спросил у него: – Вы когда-нибудь обращали внимание, какие шпоры носит Ти Эл?
– Конечно, – кивнул Спенс. – Он носит испанские шпоры, которые ранят в кровь лошадиные бока. Я не мог этого не заметить. И никогда не разрешу моим ковбоям пользоваться такими у меня на ранчо.
– А вы, случаем, не обращали внимания, что на одном из колесиков сломан зубчик?
Лицо Спенсера вдруг словно окаменело. Он бросил взгляд на обломок шпоры у себя на ладони, потом поднял глаза на Хока.
– Не хотите ли вы сказать, что...
– Вот именно, – кивнул Хок. – Это кусочек от серебряной шпоры Ти Эл Латимера. Точно такие же были на нем и тринадцать лет назад. Я нашел этот обломок на пепелище моего дома.
– Это еще не все, папа, – вмешалась Анастасия, желая рассказать, как вся эта история связана с ее родителями и Гайей.
Спенсер потрясенно посмотрел на дочь.
– Не все?
– Нет. Когда меня укусила гремучая змея, мы как раз нашли... – Она снова посмотрела на Хока.
– След от шпоры на том самом месте, откуда в вас стреляли, – закончил за нее Хок. – Кто-то сидел в засаде на холмах и ждал, когда вы въедете в каньон, чтобы вас пристрелить. И это был не кто иной, как Ти Эл Латимер. У следа шпоры на земле недоставало одного зубца – если приложить этот кусочек, сомнений не остается.
На веранде воцарилось долгое молчание. Потом заговорила Лорели:
– Вы говорите, что Ти Эл Латимер стрелял в моего мужа и что он же убил ваших родителей?
Хок кивнул, подтверждая ее слова.
– Он также воровал и ваш скот. С моей семьей происходило то же самое. Сначала скот, потом налет.
– Боже! – воскликнула Лорели и, поднявшись с кресла, принялась в волнении ходить взад и вперед по веранде. – Какой ужас! А я пригласила их на обед! Но они и правда были так милы. Почему? Я не понимаю. И, будучи нашими ближайшими соседями, они бессовестно воруют наш скот, потом стреляют в Спенса... – Она повернулась к Анастасии: – Но почему же ты нам все это не рассказала раньше? Как ты только могла позволить нам думать, что Латимеры...
– Мама, успокойся, сядь, пожалуйста. Мы сейчас все объясним.
Лорели снова уселась в кресло.
– Мы с Хоком только-только сложили детали этой истории вместе и собирались домой, чтобы все рассказать, когда на меня напала гремучая змея. Все полетело кувырком. Вместо Гайи мы помчались к хопи, а когда наконец вернулись, вы уже завели новых друзей – Латимеров. И мы поначалу просто не знали, как...
– Теперь все понятно, – покачала головой Лорели.
– И еще – папа, – продолжила Анастасия. – Мы боялись, что он разволнуется и ему станет хуже. Да и Исабель Дамита действительно ему очень помогла.
– Не похоже, что во все это дело втянуты Кэт, Люк и Исабель, – вступил в разговор Хок. – По крайней мере никаких доказательств этого у нас нет.
– Они могут ничего об этом не знать, – заметил Спенсер.
– Я тоже сомневаюсь, что им известно про эти дела, – согласился Хок.
– Ну что ж, вы правы, – сказал Спенс. – Признаюсь, раньше в это поверилось бы с трудом, но теперь, после недавнего визита, я, пожалуй, согласен – это похоже на правду. И все-таки кто украл скот у Латимера? – закончил он с озадаченным видом.
– Угнали скот мы с Хоком, – спокойно ответила Анастасия. На веранде повисла гробовая тишина.
Наконец Спенсер растерянно переспросил:
– Что ты сказала?
– Я сказала, что годовалых бычков у Латимера украли мы с Хоком.
– Анастасия! – потрясенно воскликнула Лорели.
– Это правда, – подтвердил слова Анастасии Хок. Лорели и Спенсер одновременно посмотрели на него.
– Дело в том, что Латимер угнал к себе весь скот моих родителей. Угонял он скот и у вас. Я уже давно собирался начать возрождение моего ранчо именно так. Понимаете, ведь ранчо Хокинса по-прежнему принадлежит мне. Я считаю, что те земли – это самые лучшие пастбища во всей долине Литл-Колорадо.
– Послушайте, Хок! – возмущенно воскликнула Лорели. – Это же самое настоящее воровство!
– Нет, я просто возвращаю то, что по праву принадлежит мне.
Спенсер вдруг начал во весь голос хохотать, а потом оборвал смех, схватившись рукой за живот.
– Спенс! Что с тобой? Ничего смешного в этом нет! Спенсер вытер слезы то ли от смеха, то ли от боли и, покачав головой, все объяснил:
– Со мной все в порядке, не волнуйся. Я просто вспомнил, что во всем надо соблюдать осторожность. Вот это и смешно, Лорели. Торжествует этакая поэтическая справедливость. Кроме того, Ти Эл никогда и в голову не придет, что скот у него увели Хок и Стейси.
Лорели приняла слегка обиженный вид, но быстро успокоилась и, повернувшись к Анастасии, сказала:
– А как вам это удалось? И где стадо? Спенсер рассмеялся.
– Осмелюсь предположить, что все было сделано на совесть. Но все же где бычки Латимера?
Анастасия с облегчением улыбнулась, видя, что родители не сердятся и все правильно поняли.
– Не знаю, на совесть ли, – скупо улыбнулся Хок. – Нам помогали воины тева, а бычки Латимера теперь в надежном месте – жуют сочную траву в тайном тупиковом каньоне неподалеку от ранчо Хокинса.
Спенсер вновь рассмеялся, едва удержавшись от откровенного хохота, и заметил:
– На душе веселее стало. Я так скажу, Хок: мы войну с этими чертовыми янки проиграли, назад ничего не воротишь, и реванша не будет. Камнем это все лежит на душе. И тут приезжает Хок и возвращает себе украденный скот, чтобы начать заново разводить его на старом месте. Ти Эл привез потрясающие, дорогущие породы скота из Европы. Его стадо – лучшее во всей Аризоне. Теперь и ваше будет не хуже. Реванш! Месть! Великолепно, слов нет, великолепно!
– Спенс, послушай, – озабоченно заметила Лорели, – я и не знала, что ты жаждешь реванша. Ведь войну мы и правда полностью проиграли.
– Понимаешь, с самого начала все было нечестно – война велась чисто в экономических целях. Чертовы янки намерены были забрать у нас то, что принадлежало нам, и они этого добились. Конечно, я хотел реванша! А для чего, по-твоему, я перебрался сюда? Здесь я мог действительно начать все с самого начала и победить своим способом – ради всех нас.
Лорели подарила Спенсеру нежнейшую улыбку.
– Спенс, ты никогда не перестанешь бороться! И как только тебя на это хватает?
Глаза Анастасии вдруг застлали слезы. Таким отца она еще ни разу не видела. Это был настоящий мужчина. Она гордилась им. Девушка улыбнулась и перевела взгляд на мать, которая смотрела на мужа глазами, полными любви и обожания.
– Спенс, ты прав, – сказала Лорели. – Север нанес поражение Югу, но нас-то никто не победил, и Ти Эл Латимеру это не удастся.
Все помолчали.
– Сэр, – возобновил разговор Хок, – я высоко ценю то, что вы успели сделать в Гайе, но мой счет к Ти Эл Латимеру еще не выставлен до конца. Возврат стада бычков – лишь малая толика моих намерений. Я вернулся, чтобы взять полный реванш и отомстить за все. Только тогда души моих родителей наконец успокоятся, и только тогда я буду свободен, чтобы начать свою собственную жизнь.
Спенсер кивнул:
– Полагаю, семья Спенсеров немного нарушила ваши планы. Хок бросил взгляд на Анастасию, потом посмотрел в глаза ее отца.
– Если честно, то да, но это все к лучшему. Спенсер понимающе улыбнулся.
– Если позволите, я скажу еще, – снова заговорил Хок. – Я не думаю, что Латимер будет спокойно смотреть, как вы перегоните стадо в резервацию навахо, – он наверняка попытается помешать вам любым способом.
– В особенности если он считает, что половина из них – его, – добавил Спенс.
– Совершенно верно. Я думаю, он мог бы напасть на дом, как сделал тринадцать лет назад, но мы слишком хорошо вооружены. Кроме того, времена сейчас другие – мы уже не так обособлены здесь от остального мира, как раньше. И потом, я не думаю, что он хочет, чтобы семье стало известно о его прошлых делишках, тем более что Люк и Кэт давно уже не дети. Ему скорее всего захочется представить все как налет бандитов или индейцев, кого угодно, только не его самого со своими пистолерос.
– Во всем сказанном вами есть несомненная логика, – согласился Спенсер.
– Если мы объединим силы, – продолжал Хок, – то справимся. Но Ти Эл – мой. Я с ним буду разбираться сам, и только лицом к лицу.
– Хорошо. Я понимаю, – кивнул Спенс.
– Вы думаете, что сумеете заставить его переехать в южную Аризону? – наивно поинтересовалась Лорели. – У него же там вроде бы есть родня со стороны жены?
Все как один озадаченно воззрились на Лорели. Потом Спенс мягко сказал:
– Возможно, Лорели, возможно. Но почему бы не дать этим заняться Хоку? В конце концов, это его родителей...
– Да, конечно, – сказала Лорели. – Но как тогда быть с приглашением на обед? Я представить себе не могу, как...
– Я хотел бы все рассчитать как можно точнее, – перебил ее Хок. – Боюсь, однако, что именно этот обед окажется не самой лучшей затеей, мэм.
– О, мне, собственно говоря, все равно, – рассмеялась Лорели. – В конце концов за свои злодеяния Ти Эл Латимер заслуживает того, что заслуживает.
Все с этим согласились.
– Ти Эл проехался по своему работнику, чем-то ему не угодившему, на лошади, подкованной на шипы, – неожиданно сказал Хок, задумчиво глядя на расстилавшуюся до горизонта прерию. – Нам всем теперь нужно хорошенько собраться с мыслями. Может быть, позвать на подмогу воинов тева. И придумать, какую ловушку расставить Латимеру. – Хок оглянулся на Анастасию. Она кивнула.
– На нашем обеде он в первый и последний раз отведает вкус жареной говядины из стада Спенсеров.
Лорели, нахмурившись, посмотрела на Анастасию и неожиданно для всех зло бросила:
– Да пусть кусок у него в горле застрянет! Вообще-то, готовя этот обед, нужно будет подумать о специальном блюде для Латимера!
Анастасия впервые увидела в матери тот несгибаемый дух, который позволил ей и другим южанкам пройти через все ужасы Гражданской войны. Она почувствовала, как ее переполняет любовь к родителям и гордость за них, таких замечательных и бесстрашных.
Хок в ответ на слова Лорели засмеялся и сказал:
– Ну что ж, мэм, думаю, что Теодор Лукас Латимер и его семейство испытают несколько потрясений.
– Несомненно, – поддержала его Анастасия и добавила: – Займемся нашими планами?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Весенние сны - Арчер Джейн



Самый интерезный запоминающийся своим ярким захватывающим сюжетом роман, который захватывает в плен с первых строк! Я удивленна и вместе с тем очень рада что первая высказала свои впечатления об этом очаровательном, красивом, ярком, искренним, душевном, чувственном романе! Роман читаеться легко, в нем чувствуеться изюменка и стержень,этот роман стоит того что бы его читали! Он не заставляет читателя заскучать, в нем есть толика юмара, он не пресный и не нудный и меня это радует, спасибо автору за такой патресающий роман! В него трудно не влюбиться! Я рада что не обошла его стороной взяла да прочла его, уверена что он никого не оставить равнодушным! Советую всем его читать он словно пропитан гармонией и счастьем и любовью!
Весенние сны - Арчер ДжейнНаталья Сергевна
25.08.2012, 1.33





Интересный роман, легко читается. Правда я не стала бы ахать и охать над этим романом. Читала романы и по-лучше...
Весенние сны - Арчер ДжейнМилена
12.02.2013, 16.56





Хороший , лёгкий роман , но , для меня одноразовый ... не зацепил ...
Весенние сны - Арчер ДжейнВиктория
12.05.2013, 17.25





Сплошной нудняк!Постоянные расшаркивания друг перед другом всех действующих лиц.Автор ради колличества страниц так растягивала диалоги или для "полноты"сюжета расстаралась?До 13гл.читала подряд,14и15 вскольз пробежала и остановилась.Может и зря,может дальше наконец-то интересное и захватывающее?
Весенние сны - Арчер ДжейнГандира
23.06.2013, 0.12





Обажаю такие романы,где мужчина и женщина любят друг друга,без самоедства и сомнений.Где каждая строчка пропитана любовью.Подписываюсь под каждой строчкой комментария Натальи Сергеевны.Роман действительно потрясающий.Без сомненья буду перечитывать.10+++++
Весенние сны - Арчер Джейнс
24.01.2015, 18.02





Полнейший бред , не герои а одни слюни как такое можно писать как буд- то мыльный наигранный сериал посмотрела не затянуло
Весенние сны - Арчер ДжейнМаксим
13.05.2015, 10.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100