Читать онлайн Весенние сны, автора - Арчер Джейн, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Весенние сны - Арчер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.1 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Весенние сны - Арчер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Весенние сны - Арчер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Арчер Джейн

Весенние сны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Вечернее солнце заливало темнеющее небо оранжево-красными полосами света, когда Анастасия и Хок рысью подъехали по круговой аллее к широким белым ступеням особняка. Остановив лошадей, они, обессиленные долгой утомительной дорогой, остались сидеть в седлах, любуясь классической красотой особняка. Как он разительно отличался от низких домов в пуэбло, которое они покинули сегодня утром!
Они переглянулись и улыбнулись друг другу, вдруг почувствовав, что думают сейчас об одном и том же.
– Похоже, мы наконец дома, – сказал Хок, сбив шляпу на затылок и оглядываясь вокруг.
Анастасия уже собралась ему ответить, как распахнулась дверь и на пороге возник силуэт Марии. Увидев прибывших, она ахнула и исчезла в доме.
– Давай войдем в дом, – предложила Анастасия.
Когда они вошли в особняк, Лорели дожидалась их в холле – Мария уже успела сказать хозяевам о счастливом возвращении. Едва увидев молодых людей, Лорели бросилась к ним и, порывисто обняв свою запыленную, уставшую дочь, прижала ее к себе, бессвязно восклицая:
– Анастасия! Что случилось? Дочка! Где ты пропадала? Мы тут с отцом чуть с ума не сошли!
Внезапно она отступила на шаг от дочери и воззрилась на Хока:
– А вы, сэр! Где вы были с моей дочерью?
Хок начал было объяснять, но Лорели не дала ему и слова вымолвить:
– Нет, ничего не говорите. Пойдемте наверх. Вам обоим нужно многое нам объяснить. Наши люди объехали чуть ли не всю северную Аризону и не нашли ни малейших ваших следов. Сказать не могу, как мы...
– Мама, пожалуйста! Мы все расскажем, все объясним, только прежде...
– Надо бы отпустить лошадей, мэм, – заметил Хок. – Они проделали долгий и тяжелый путь.
Лорели потрясла головой, как бы приводя в порядок мысли, и уже более спокойно сказала:
– Конечно. Мария!
Неведомо откуда явилась Мария, всем своим видом осуждая Анастасию и Хока.
– Мария, пожалуйста, скажите Хулио и кому-нибудь из ковбоев, пусть займутся лошадьми.
Мария кивнула и, бросив еще один осуждающий взгляд на молодых людей, направилась к выходу.
– Теперь вот что, мои дорогие, – обратилась к ним Лорели, наконец сообразив, что стоящие перед ней с седельными сумками в руках Анастасия и Хок с ног до головы покрыты пылью, устали донельзя и скорее всего голодны. – Полагаю, вы сейчас думаете только об одном – как бы отдохнуть, но придется потерпеть. Я до сих пор, Анастасия, с трудом верю, что твой отец после всего случившегося жив и здоров. Он у себя наверху и ждет вас обоих. Давайте поспешим.
– Хорошо, мама, – согласилась Анастасия. – Мы с радостью все объясним. Мы знали, что вы безумно волнуетесь, и поэтому Хок послал вам письмо.
– Какое письмо? – удивилась Лорели.
– Разве индеец тева не приносил вам письма? – в свою очередь, удивилась Анастасия.
– Я объясню, – спокойно вмешался в разговор Хок.
– То есть? – не поняла Анастасия.
– Я просто не хотел тебя расстраивать, Стейси. Тем более что я очень надеялся, что гонец благополучно добрался до ранчо, передал письмо и направляется обратно, но, как я теперь вижу, это не так.
– Неужели с ним что-то случилось? – встревожено воскликнула Анастасия, и у нее вдруг заныло сердце от дурного предчувствия.
– Увы, – кивнул Хок. – Его, вернее, то, что от него осталось, нашли в дне пути от пуэбло. Все, что при нем было, исчезло. Я убеждал себя, что он все же доставил письмо и погиб не напрасно.
– Я ничего не понимаю. О чем вы говорите? – спросила Лорели голосом, полным безмерной тревоги.
– Мэм, мы обо всем расскажем, – устало сказал Хок. – Но может быть, лучше сразу рассказать это и вам, и вашему супругу?
– Прекрасно, – немедленно согласилась Лорели. – Поднимемся наверх.
Все поднялись на второй этаж. Лорели и Хок занесли седельные сумки к себе в комнаты и направились вместе с Лорели в спальню Спенса.
Шеффилд сидел на постели и выглядел намного лучше, чем неделю назад, когда Анастасия видела его последний раз. Она улыбнулась отцу, подбежала к нему, горячо обняла и присела на постель, но Лорели попросила Хока перенести поближе к кровати два стула, на которые и усадила обоих путешественников.
– И где же вас обоих нелегкая носила? – поинтересовался Спенс, когда все расселись. – Я жду полных и убедительных объяснений. Что касается вас, молодой человек, – направил он суровый взгляд на Хока, – то мы вроде договаривались, что вы будете оберегать мою дочь от опасностей.
– Он это и делал, папа! – воскликнула Анастасия. – Позволь нам все рассказать.
– Я слушаю.
– Прежде всего, сэр, – начал Хок, – я должен вам сказать, что мы отправляли к вам гонца – индейца из племени тева – с письмом, однако через несколько дней его останки были найдены на территории резервации навахо, и все, что он вез с собой, исчезло. Я не рассказал об этом Стейси только потому, что не хотел ее лишний раз тревожить. Кроме того, я все-таки надеялся, что убили его на обратном пути и он вручил письмо. Теперь я вижу, что ошибался на этот счет. Я очень сожалею, что письма вы так и не получили.
– Мне тоже весьма жаль, и крайне печально, что этот человек погиб, честно пытаясь выполнить поручение. Но тем не менее что с вами обоими приключилось? На вас напали навахо?
– Нет, сэр, – ответил Хок. – Мы выглядели как бледнолицые, в одежде ранчеро и на оседланных лошадях, так что навахо нам не досаждали. Неприятностей с американской армией они вовсе не желают. А по следам, которые обнаружили на том месте, где нашли убитого тева, нельзя было с уверенностью сказать, что это дело рук именно навахо. В пустыне смерть находит свою жертву самыми разными путями, и навахо могут вообще не иметь никакого отношения к гибели гонца, пусть даже это случилось на их землях.
– Понятно, – кивнул Спенс. – Но вы так и не рассказали, что с вами обоими случилось.
– Вот, посмотри, папа. – С этими словами Анастасия сняла с левой руки перчатку и показала отцу тщательно забинтованную кисть.
Спенс бросил взгляд на повязку, затем раздраженно посмотрел на дочь, явно ничего не понимая.
Анастасия быстро размотала бинт, открыв две близко расположенные друг к другу ранки, которые уже начали заживать, и показала их сначала отцу, потом Лорели. Опустив руку себе на колено, она выжидающе посмотрела на Спенса.
– Стейси, это похоже на змеиный укус, – дрогнувшим голосом проговорил Спенс, нахмурившись.
– Ты прав, папа, меня укусила змея.
– И какая? – встревожено переспросила Лорели.
– Гремучая.
– Гремучая змея! – в ужасе всплеснула руками Лорели.
– Ты хочешь сказать, что тебя укусила гремучая змея и ты осталась в живых? – недоверчиво спросил Спенс.
– Да, папа. Меня спас Хок, – ответила Анастасия и посмотрела на молодого человека. Тот спокойно сидел на стуле и с бесстрастным лицом ждал продолжения рассказа.
– Это правда? – повернулся к Хоку Спенс.
– Ну, правильнее будет сказать – я помог ее спасти.
– Без тебя меня бы уже давно не было на этом свете! – горячо воскликнула Анастасия и повернулась к матери: – Ведь до этого он уже один раз спас меня, помнишь, тогда, на Колорадо?
– Да. Папа об этом уже знает.
– Но как вам это удалось? – с тревогой в голосе спросил Спенс. – Анастасия, ты действительно себя хорошо чувствуешь?
– Да, папа, теперь я здорова, – ободряюще улыбнулась Анастасия. – Но мне было ужасно плохо. Я и правда думала, что умру.
– Но где ты все это время находилась, дорогая? – спросила Лорели.
– У индейцев хопи, – с гордостью в голосе ответила Анастасия.
Спенс вопросительно приподнял брови и, повернувшись к Хоку, пристально на него посмотрел.
– Это правда. – Хок кивком подтвердил слова Анастасии. – Индейцы хопи – это мой народ. Моя мать была индианкой тева-хопи.
Лорели расширившимися глазами уставилась на Хока, как будто в первый раз его увидела.
– У индейцев хопи есть лекарство от змеиных укусов. Меня уже один раз кусала змея и на память оставила на лице вот этот шрам. – Он спокойно дал рассмотреть следы укуса. – У Анастасии на руке тоже на всю жизнь останется шрам.
Родители молча перевели взгляд на руку Анастасии.
– Прямо не знаю, что сказать, – наконец заговорила Лорели. – Все это время мы места себе не находили. День идет за днем, вас обоих нет, и где вы – неизвестно. Мы отправили на поиски нескольких человек, и даже Латимер отправил своих людей в помощь нашим.
– О! Латимеры тоже поучаствовали? – переспросил Хок, и в его голосе явно проскользнули стальные нотки.
– Ну конечно! Они приезжали проведать Спенса, и мы им все рассказали. Они были очень милы. Нам так повезло с соседями!
Анастасия и Хок молча переглянулись.
– Ну и как, они помогли? – не удержалась от вопроса Анастасия.
– Разумеется! – ответила Лорели. – Исабель Дамита приезжала осмотреть Спенса. С ней приехал Ти Эл Латимер с сыном. Спенсу было намного лучше, и я спустилась к ним.
Мы немного побеседовали. Такие воспитанные джентльмены! Честное слово, они напомнили мне те годы, когда мы жили на Миссисипи. А один раз приезжала Каталина, такая милая девушка! Просто умница! Она тебе понравится, Анастасия, я уверена. Только вот обидно, что скоро она отсюда уедет.
– Уедет? – машинально переспросила Анастасия, размышляя, как сказать родителям правду о семействе Латимеров. Она бросила взгляд на Хока – он едва заметно отрицательно покачал головой. Значит, сейчас родителям об этом лучше не говорить? Она снова вопросительно посмотрела на него, и на этот раз, поняв, что ее беспокоит, он слегка кивнул. Наверное, действительно лучше все рассказать позже, когда страсти хотя бы немного улягутся.
– Да, уедет, – повторила Лорели. – Она выходит замуж за ранчеро из северной Аризоны. Впрочем, мне показалось, что покидать эти места она желанием не горит, но осуждать ее за это я не могу. Хотя...
– Послушай меня, Лорели, – мягко перебил ее Спенсер. – Я знаю – ты просто счастлива, что дети снова дома. Я тоже безмерно рад их благополучному возвращению. Но, по правде говоря, им сейчас гораздо нужнее горячий ужин да горячая ванна с мягкой кроватью в придачу, а не твой захватывающий рассказ о наших соседях.
– Боже мой! – ахнула Лорели и посмотрела на донельзя уставшую дочь, потом на человека, спасшего ей жизнь. – Анастасия, Хок, простите меня. Просто мы тут за вас совсем испереживались. В самом деле, какое безмерное счастье, что вы вернулись!
– Спасибо, мама, и не переживай ты так. То, что ты рассказываешь, тоже интересно, хотя и папа прав – немного отдыха нам бы не помешало.
– Но все-таки, Стейси, расскажи, как все это случилось, – напомнил Спенс.
– Пусть лучше Хок расскажет, – предложила Анастасия.
– Хорошо, – согласился Хок и повернулся к Спенсеру: – Так вот, сэр, во всем случившемся моя вина. Я не уберег Стейси. Все упреки я принимаю на себя. Мы объезжали ранчо и добрались до того места, где в вас стреляли, сэр. Нам захотелось посмотреть, как все было.
– И что же? – заинтересованно наклонился вперед Спенсер.
– Кто-то там прилично потоптался в ожидании вас. Ну, ваши ребята вам про это, наверное, говорили.
– Да, но, по их словам, там не было ничего такого, что навело бы на след.
Хок равнодушно кивнул и продолжил:
– Мы решили передохнуть – сидели на холме и разговаривали. Анастасия оперлась рукой о землю, чтобы подняться, и оказалось, что к ней незаметно подползла гремучая змея. Стейси резко двинула рукой, и эта тварь ее и укусила.
– Я была убеждена, что умру, – вставила Анастасия.
– Яд из ранок я высосал сразу, но знал, что этого мало. Еще я знал, что у индейцев хопи есть лекарство от змеиных укусов, которое может спасти Анастасии жизнь, если его дать вовремя. У меня просто не было времени хоть как-то сообщить вам о случившемся.
– Если бы не Хок, я не выздоровела бы, – добавила Анастасия.
– Два дня она была в забытьи, а потом пошла на поправку. Я не хотел рисковать ни ее жизнью, ни здоровьем.
– Спасибо, Хок, – поблагодарил Спенс. – Лучше никто бы не сделал. Мы этого никогда не забудем. И простите нас за несколько прохладный прием поначалу, но мы действительно очень беспокоились...
– Передать не могу, каково нам было! – воскликнула Лорели, прижимая ладонь к сердцу.
– Мы даже думали, что больше вас вообще никогда не увидим. – Голос Спенса дрогнул. – Места здесь бескрайние...
– Вот еще почему мы так обрадовались помощи Латимеров, – добавила Лорели. – Они здесь живут уже много лет и знают все вокруг. Они очень славные люди!
Анастасия посмотрела на Хока страдальческим взглядом, он снова отрицательно покачал головой. И снова Анастасия промолчала, причем не без облегчения, – уж очень ей не хотелось опять волновать родителей. Отец все еще был далек от полного выздоровления, хотя и казался полным сил.
– Я доверяю твоему знанию людей, мама, – осторожно решилась заметить Анастасия.
– Уверяю тебя, когда ты их узнаешь поближе, то полюбишь, как и я. Вообще-то говоря, скоро для этого представится прекрасный случай.
– Это ты о чем? – насторожилась Анастасия.
– Через несколько дней они дают большой прием с танцами в честь Каталины. Ну, это понятно – свадьба как-никак. На некоторое время все уедут на север праздновать, и поэтому решили устроить первое торжество здесь.
– А, вот оно что, – протянула Анастасия, не решаясь поднять на Хока глаза, чтобы тот не увидел, что она сейчас испытывает.
– Я, конечно, пойти не смогу, пока Спенс не встал окончательно на ноги. Но ты сможешь нас представлять, да и есть повод надеть то замечательное платье, которое мы сшили накануне отъезда из Виксберга. И Хок вполне может составить тебе компанию, и ребята с ранчо, почему бы и нет? Ведь это же прием по случаю свадьбы!
Анастасия кашлянула, выигрывая время для ответа, и покосилась на Хока. Его худощавое лицо было совершенно бесстрастным. Наконец она решилась повернуться к матери:
– Это все более чем неожиданно, мама.
– Я знаю, но подумай, ведь там будет очень весело. Я тебя слишком хорошо знаю, чтобы не чувствовать, как тебе хочется пойти. Иногда нужно порадоваться жизни, тем более после всех этих мучений, что выпали на твою долю за эти дни. Ведь я права, Спенс?
– Да, если только эта затея по сердцу Стейси, – ответил ей улыбающийся Спенс.
– Пожалуй, что по сердцу, папа. Я чувствую себя намного лучше. Но снова оставлять вас одних мне вовсе не хочется.
– Господи, так это совсем ненадолго! – воскликнула Лорели.
– А кто будет заниматься ранчо, скотом?
– Ну, один день невнимания и ранчо, и стадо как-нибудь переживут, Стейси, – твердо заявила Лорели. – Я хочу, чтобы здесь ты была счастлива. Я уже не помню, когда кто-то из нас последний раз был на званом вечере! Да и платье у тебя есть, в котором не стыдно выйти в свет.
Анастасия быстро переглянулась с Хоком. Тот едва заметно кивнул. Помолчав еще немного, как бы в размышлении, Анастасия обратилась к родителям:
– Ну, хорошо... Если вам этого так хочется...
– Прости, дорогая, нам не этого хочется! – не терпящим возражений тоном воскликнула Лорели. – Нам хочется, чтобы и ты, и Хок, и ребята с ранчо от души повеселились. Эти и были трудными для всех.
– Спасибо, мама, – улыбнулась Анастасия. – Ты так обо всех нас заботишься.
Лорели заулыбалась и ласково похлопала дочь по руке.
– А вот теперь я лично прослежу, чтобы вас хорошенько накормили и каждому приготовили горячую ванну. А потом – спать! У тебя действительно ничего не болит, дочка? А как тебе жилось у индейцев?
– Не волнуйся, мама, я вполне здорова. А у хопи было просто замечательно, они были так добры ко мне. Все эти дни я жила у родственников Хока, у его тети с дочерью. Они с меня прямо глаз не спускали – так обо мне заботились. Чудесные люди, но я тебе все расскажу потом, ладно?
– Договорились, дорогая. Я умираю от любопытства. Мы так вам благодарны, Хок, и вашим близким за заботу об Анастасии.
– Да что вы, мэм! Я себе никогда не прощу, что так оплошал с этой змеей.
– Не возводите на себя напраслину, молодой человек, – возразила Лорели. – Все под Богом ходим.
– Такое с каждым может случиться, тем более в таких местах, как эти, – добавил Спенс. – Главное – вы спасли нашу дочь от неминуемой смерти.
– Благодарю вас, – почтительно наклонил голову Хок и поднялся со стула. Потом, бросив взгляд на Анастасию, многозначительно добавил: – Я совершенно согласен с вами.
Лорели тоже встала, порывисто обняла дочь и воскликнула:
– Теперь пора и вами заняться, мои дорогие, иначе у меня а руках в этом доме окажутся трое больных!
– Лорели, дорогая, я уже не болен, – хмыкнул Спенсер.
– Ты об этом твердишь мне изо дня в день, но я лучше знаю, болен ты или нет. Отдыхай, пока я займусь этими недотепами.
И с этими словами Лорели, подхватив Анастасию и Хока под руки, устремилась в коридор.
Много позже, когда на Гайю опустилась ночь и в доме воцарилась тишина, Хок покинул свою спальню и проскользнул в спальню Анастасии, предусмотрительно заперев за собой дверь.
Анастасия мирно спала. В незашторенные окна лился лунный свет, накрывая ее призрачным серебристым покрывалом и превращая разметавшиеся волосы в серебристо-золотистую волну. Ночь была теплой, и Анастасия во сне сбросила с себя одеяло, разметавшись по постели, а ночная рубашка лишь подчеркивала волнующие линии ее тела.
Хок остановился у края кровати и какое-то время любовался, как мерно, в такт дыханию поднимаются и опускаются ее прелестные груди. Сквозь тонкую ткань рубашки отчетливо виднелись темные кружки сосков. Наконец он охрипшим от желания голосом прошептал:
– Анастасия... Стейси...
Анастасия проснулась, как от толчка, и увидела, что над ней склонилась темная мужская фигура, сжимающая в руке какой-то длинный металлический предмет. Похолодев от страха, она уже готова была закричать что было мочи, но широкая ладонь накрыла ей рот и слегка вдавила ее голову в подушку. В ужасе она начала изо всех сил отбиваться, пока не услышала знакомый родной голос:
– Не бойся, Стейси, это я, Хок.
«Слава Богу!» – мелькнуло в голове у Анастасии, и девушка обессилено затихла. Хок убрал ладонь и осторожно присел на кровать. Переведя дыхание, Анастасия сердито прошептала:
– Ты что, решил меня испугать до смерти? Хок беззвучно рассмеялся:
– Конечно, нет! Прости, ради Бога, я не хотел. Он протянул руку и ласково погладил ее по щеке.
Мотнув головой, Анастасия сбросила его ладонь и, запахнув на груди рубашку, села на постели. Только сейчас она окончательно проснулась и осознала, что в ее спальне действительно сидит Хок.
– Кто-нибудь видел или слышал, как ты вошел ко мне? Если мама и папа узнают...
Хок приложил палец к ее губам и прошептал:
– Нет, я же умею быть невидимым и бесшумным, ты что, забыла?
Ей вспомнилась та ночь на берегу Колорадо, когда он беззвучно ускользнул в темноту и так же беззвучно появился. Память услужливо напомнила и о том, как они любили друг друга под высоким небом Аризоны. Сердце Анастасии забилось быстрее.
– Да, я вспомнила.
– Вот и хорошо. Все уже спят, и я не утерпел.
– Как хорошо, что ты здесь. – Анастасия с нежностью погладила его по руке.
Хок был обнаженным по пояс, в одних штанах. Луна серебрила его нагой торс, как-то особенно рельефно подчеркивая сильные мышцы. Анастасии подумалось, что он похож на древнего могущественного бога, сошедшего на землю, чтобы завладеть земной женщиной, насладиться телесными прелестями смертной и покинуть ее при первых лучах восходящего солнца, вернувшись в свои эмпиреи. Увлекшись этой фантазией, она машинально повела руку вниз и, внезапно коснувшись чего-то холодного, мигом вернулась к реальности.
– Что это у тебя? – вздрогнув, спросила она.
– Клеймо, – суровым низким голосом ответил он.
– Что? – переспросила Анастасия, внезапно охрипнув.
– Клеймо. На нем написано «Лейзи Зет». Им пользовался мой отец. Я его нашел на развалинах нашего ранчо и оставил у хопи. Там оно и пролежало почти три года. Когда мы были в пуэбло, я о нем вспомнил, и мне захотелось его тебе показать.
Анастасия рассмеялась каким-то сдавленным смехом.
– Хок, я полагала, что наш обмен прядями волос остается в силе. Не кажется ли тебе, что клеймение – это... э-э-э... несколько более сильнодействующее средство, или у тебя на уме что-то другое?
Хок хмыкнул.
– А что? Мысль неплохая. Давай-ка посмотрим, где для него найдется самое лучшее местечко? – Его рука скользнула под подол ночной рубашки Анастасии и легла на ее стройное бедро. Он провел ладонью вверх и задержался на тугой ягодице. Слегка сжав податливую плоть пальцами, Хок усмехнулся: – Очень неплохое место. А может быть, лучше вот здесь? – И он передвинул руку на внутреннюю сторону бедра. – Если бы ты носила мое клеймо, я был бы уверен, что всякий мужчина в округе знает, кому ты принадлежишь.
– Всякий раз у любого из них была бы возможность убедиться в этом лично?
Хок шутливо шлепнул Анастасию по ягодицам. В ночной тишине шлепок прозвучал оглушительно громко.
Прыснув от смеха, Анастасия зажала рот ладонью и свистящим шепотом воскликнула:
– Ты что, с ума сошел? Ишь, расшумелся! Хочешь весь дом перебудить?
– Признаюсь, сейчас это меня как-то мало волнует, – ответил он и, положив ладонь на ее плоский мягкий живот, принялся круговыми медленными движениями его ласкать. – Вообще-то говоря, лучше, чтобы этого клейма не видел никто, кроме меня. А уж я постараюсь, чтобы все от тебя держались подальше.
Анастасия пододвинулась поближе к Хоку, наслаждаясь теплом его ладони и тем сладким чувством, которое пробуждалось в ней.
– Хок, я вот сейчас подумала... Пожалуй, мне тоже нужно будет обзавестись своим клеймом.
– Вот как? – И его ладонь скользнула чуть ниже, на пушистый треугольник ее лона.
– Да, Хок. В конце концов, в округе столько привлекательных женщин...
– Тебе, моя Женщина Весны, не нужно никакого клейма. В округе может быть очень много женщин, но моя единственная – это ты.
Пальцы Хока двинулись в нежную глубину ее бедер, и у Анастасии от этого прикосновения перехватило дыхание. Она судорожно вздохнула и все же нашла в себе силы заметить:
– На самом-то деле, Хок, я оставила на тебе свою отметину давным-давно.
Она села, наклонилась вперед и принялась, легко касаясь кожи, покрывать нежными поцелуями его лицо, пока не добралась до змеиных отметин. Тут она быстро куснула его, словно ужалила, испытав острое наслаждение от ощущения его плоти, зажатой между зубами.
– Ох! – ойкнул Хок и, схватив Анастасию за плечи, опрокинул на постель и накрыл своим сильным телом. – Это еще что такое? Что за клеймо ты поставила на меня?
Анастасия улыбнулась и, блеснув глазами, объяснила:
– Хок, мы оба помечены гремучей змеей, и я заявляю, что это и есть мое клеймо.
В комнате повисла тишина, как если бы Хок размышлял над ее словами. Наконец он нарушил тишину, и голос его был серьезен:
– Знаешь, это наше общее клеймо. Мы оба мечены змеей, принадлежим друг другу и этой земле, где живут гремучие змеи. Если мы остались живы после такого клеймения, значит, нам жить и дальше на этой земле и строить на ней наш дом, в котором сердца наши всегда будут находить счастье и покой.
– Господи, Хок... – подарила ему горячий поцелуй. – Да, да! Наше клеймо – знак гремучей змеи. Да. Так оно и есть. Да! – лихорадочно повторяла она и все целовала и целовала Хока, пока тот, погрузив руки в золотистую копну ее волос, не припал к ее губам, упиваясь нектаром взаимной страсти. – О, Хок... – выдохнула Анастасия, когда его губы двинулись ниже, к вороту ее ночной рубашки.
Наткнувшись на тесемку, Хок издал сдавленный стон разочарования, и Анастасия не смогла сдержать смеха.
– Ах вот как, нам смешно? – Хок приподнялся на локте, посмотрел на Анастасию долгим пристальным взглядом, затем резким движением сдернул с нее рубашку и бросил на пол.
– Хок! – шепотом воскликнула Анастасия и непроизвольно попыталась прикрыть свою наготу руками. – А мои родители! Я не думаю, что мы можем...
– Стейси, они в другом конце дома. Дверь я запер. Я больше не могу – я хочу быть с тобой, сейчас и всегда. – Он взял ее за кисти, развел ей руки в стороны и не отрываясь долго смотрел на ее нежно-округлые груди. Наконец охрипшим от переполнявших его чувств голосом он выдохнул: – Господи Боже мой, ты не представляешь, что лунный свет делает с твоим телом, Анастасия! Ты как прекрасный, волшебный сон. А может, это на самом деле так? И ты просто видение красоты?
– Да нет, Хок, я не видение, – возразила Анастасия. Его возбуждение быстро передалось и ей. Опасения, что их могут услышать родители, быстро уступили место волнующим мыслям о возлюбленном.
Хок посмотрел ей в глаза, потом еще раз окинул взглядом ее нагое тело.
– Честное слово, не знаю. Мне все-таки кажется – ты дух, являющийся, чтобы не давать мне покоя, сладко мучить меня, соблазнять своими прелестями и всякий раз, как только я буду готов поддаться чарам, исчезать, оставляя меня в одиночестве, лишенного всякой надежды.
– Нет, – тихо возразила Анастасия, и голос ее исполнился любви и нежности. – Никуда я не исчезну. Иди ко мне. Иди ко мне, мой возлюбленный дикарь. Иди ко мне и сделай так, чтобы я осталась, добейся того, чтобы я никогда не смогла тебя покинуть.
Хок порывисто обнял Анастасию, прижал к своей груди, едва не раздавив, и принялся осыпать ее лицо поцелуями, пока не добрался до губ. Он с такой силой приник к ним, что они раздвинулись сами собой, впуская его жаждущий ответного прикосновения язык. Всем существом Анастасия откликнулась на страсть своего возлюбленного. Поцелуй все длился и длился, необжигающе жаркий, сладкий, как небесный нектар, как амброзия любви, которую хочется пить бесконечно.
Когда Анастасии стало казаться, что она сейчас потеряет сознание, Хок оторвался от ее губ и стал покрывать поцелуями шею, задержавшись на впадинке около ключиц, а затем двинувшись дальше вниз, к грудям. Покрыв их поцелуями, он немного отстранился, накрыл ладонями два бархатистых упругих полушария и принялся нежно теребить кончиками больших пальцев темно-розовые соски, пока те не налились желанием, не напряглись, приподнявшись твердыми бугорками, вожделеющими новой ласки.
Хок непроизвольно застонал и глухо выговорил:
– Анастасия, ты моя и всегда будешь моей.
Вскочив, он стянул с себя штаны, отшвырнул куда-то в сторону и, схватив Анастасию за плечи, привлек к себе. Подмяв ее под себя, он обхватил руками ее колени, раздвинул бедра и одним неудержимым движением соединил воедино возлюбленную и себя, погрузившись в жаркую сладкую глубину ее лона. Хок был полон решимости увлечь Анастасию на головокружительные высоты наслаждения, доказать и ей, и себе, что они никогда больше не смогут жить друг без друга, что любовь связала их навечно.
Хок двигался все более страстно, и Анастасия почувствовала, что не в силах более сдерживать поднимающуюся волну наслаждения, готовую с минуты на минуту захлестнуть ее с головой. Она все еще не могла поверить, что можно испытывать такое сладкое ощущение близости с любимым и что она сама дарит ему не меньшее наслаждение. С ее губ сорвался долгий стон – вершина их взаимного любовного упоения была уже совсем близко, и последние оковы, сдерживающие вспышку всепоглощающей страсти, уже готовы были пасть.
И вот они вознеслись на неведомые доселе им обоим высоты, к воспламеняющему душу и сердце блаженству, туда, где на бесконечный миг двое становятся одним целым, где царствует непередаваемо сладостный, упоительный восторг божественной любви, где нет времени и правит вечность.
А когда оба вернулись обратно, то слова любви сами собой срывались с губ, еще крепче связывая влюбленных друг с другом, даря новое радостное понимание всей ее безмерной глубины.
Хок, все еще тяжело дыша после пережитого наслаждения, торжественно и нежно поцеловал Анастасию в губы и осторожно убрал с ее потного лба светлые пряди волос.
– Скоро, очень скоро, Анастасия, мы раз и навсегда покончим с Латимерами.
– Да, милый, да, – откликнулась она, мыслями уносясь в безоблачное будущее их совместной жизни.
– И тогда мы сможем быть вместе... навсегда...
– Да. Знаешь, я сейчас подумала...
– Не надо, милая, – прервал ее Хок. – Еще не время. Впереди нас ждут трудные дни. Между прочим, я пришел сюда как раз для того, чтобы обсудить, как нам быть с Латимерами! – воскликнул он и уже спокойнее продолжил: – Вот только разговор получился немного о другом...
Анастасия тихо рассмеялась, желая сейчас говорить только о них двоих, об их любви, но чувствовала, что какая-то часть мыслей Хока по-прежнему не о ней, а занята Латимером и всем, что с ним связано, что взывает из прошлого о воздаянии по заслугам.
Хок взбил несколько подушек и подложил их под спину Анастасии, а сам уселся по-турецки радом с ней, сразу став серьезным, и заговорил о деле:
– Я, как и ты, не имею ни малейшего желания отправляться на этот чертов званый вечер, который закатывает Ти Эл, но нам нужно постараться все это использовать в наших интересах.
– Но как?
– У меня не было возможности тебе обо всем подробно рассказать, но я договорился с несколькими индейцами тева встретиться через несколько дней на ранчо Хокинса.
– Зачем?
– На ранчо Хокинса есть мало кому известный тупиковый каньон, – грустно улыбнулся Хок. – Про него знали только мои родители, а теперь знаю только я.
– А зачем он тебе нужен?
Теперь улыбка Хока стала хищной.
– А нужен он мне затем, моя прекрасная и желанная Анастасия, что я собираюсь украсть мой первый гурт, с которого ранчо Хокинса возродится к жизни, у господина Теодора Лукаса Латимера.
– Украсть?! Но это нечестно, Хок! Как только такое тебе в голову пришло?
– Все очень просто. В моем случае ничего нечестного в этом нет, наоборот, все по справедливости. Он нагло обокрал моих родителей, и я просто возвращаю себе украденное, потому что оно мое.
Анастасия молча размышляла над словами Хока. Задуманное им по-прежнему казалось ей неправильным, но в то же время она понимала, что, как бы ни разубеждала Хока, тот все равно своих намерений не изменит. Слишком давно все это было выстрадано. Самое лучшее, что она могла в этом случае сделать, это попытаться помочь ему и уберечь его от неприятностей. Помолчав еще немного, она подняла глаза на Хока и сказала:
– Я тебя очень хорошо понимаю, хотя до конца с этим примириться не могу.
– Знаешь, мне как-то все равно, можешь ты примириться или нет. Я просто тебе сказал, чем собираюсь заниматься в ближайшие дни.
– Я поняла это, Хок. Раз ты полон решимости идти до конца, то я весьма рада, что тебе не придется делать все одному, а с тобой рядом будут индейцы тева.
Хок, иронически улыбнувшись, произнес:
– Я сказал бы, что тева будут у меня на подхвате. Мне ничего не стоит одному увести стадо годовалых телков прямо из-под носа у Латимера.
– А чем я могу помочь тебе? – спросила Анастасия, горя желанием разделить со своим любимым все... даже это.
– Ты мне никак не будешь помогать. Я их просто выкраду, да и все.
– Хок! Ты что, собираешься оставить меня в стороне? Он сел прямее, чтобы лучше видеть ее лицо.
– Послушай, Стейси, помнится, я тебе уже говорил, что собираюсь ограждать тебя от опасностей, а это очень рискованная затея.
– Такая же рискованная для тебя, как и для меня. Я не желаю быть в стороне. Я хочу быть рядом с тобой, а если, не приведи Господь, с тобой что-то случится?
Хок шумно выдохнул и выразительно пожал плечами:
– Ты самая несговорчивая и упрямая женщина из всех, которых я...
– Не надо, Хок. Я хочу быть рядом с тобой. Я это право заслужила.
Хок озадаченно помолчал.
– Не знаю, не знаю... – наконец протянул он с сомнением в голосе.
– Подумай над этим, – мягко посоветовала Анастасия, чувствуя, что стала в этом споре на шаг ближе к победе, и в то же время не желая перегибать палку.
Хок посмотрел на нее, потом с усмешкой сказал:
– Конечно, я подумаю, но все же...
– Я все знаю, Хок, но только ради Бога, не надо обращаться со мной как с большим ребенком.
– Ладно, – вздохнул Хок, сдаваясь. – Я понял. Но давай я все-таки расскажу тебе про Латимеров.
– Конечно, расскажи, – улыбнулась Анастасия, ласково погладив его по щеке.
– Честно говоря, я доподлинно не знаю, кто из них участвует во всех этих грязных делах. Я склонен думать, что в первую голову это сам Ти Эл.
– И что же?
– Я не хочу, чтобы страдали невинные люди.
– Рада это слышать.
– Но именно от них мы многое можем узнать, больше, чем от самого Латимера.
– А что нам нужно узнать?
– Я хочу на этом званом вечере покрутиться среди ковбоев, чтобы хорошенько осмотреть угодья Латимеров. Я собираюсь украсть годовалое стадо сразу после того, как Ти Эл сделает всю тяжелую работу – отберет лучших бычков и сгонит их в загон для клеймения. Само собой разумеется, я хочу прежде выяснить, с чем мне придется иметь дело.
– А чем я тебе могу помочь?
– Попробуй как можно больше разузнать про ранчо у Люка и Кэт.
– Ладно, только...
– Ни о чем не волнуйся. Все получится. То, что мы сумеем узнать, поможет тева и мне выкрасть бычков, отогнать их в тупиковый каньон и заложить вход. Воды и травы им там хватит надолго, а потом я поставлю на них свое клеймо и спокойно выведу на пастбища.
– На словах у тебя вроде все удачно получается, но все-таки – как ты собираешься их выкрасть?
– Очень просто. Я отвлекаю внимание, после чего вместе с тева увожу скот из-под носа у Латимера и как можно скорее гоню стадо к тайному каньону.
– Мне кажется, это весьма рискованно. Ты береги себя, хорошо?
Хок поцеловал Анастасию в губы.
– Я всегда очень осторожен, разве только совершенно теряю голову, когда оказываюсь рядом с тобой.
– Тогда тебе придется быть еще более осторожным, потому что я и собираюсь быть рядом с тобой.
– Может быть, – нахмурился Хок, все еще не желая признать свое поражение. И добавил: – Но об этом мы можем поговорить позже. А сейчас...
И его ладонь заскользила по ее телу.
– А что сейчас? – спросила Анастасия, чьи мысли были заняты услышанным и глубокой тревогой за Хока. – Как ты можешь сейчас думать о чем-то еще, кроме...
– Именно сейчас. Никто не знает, что готовит нам грядущий день. Так что давай поделимся друг с другом всем, что у нас есть.
Он привлек любимую к себе и очень быстро отыскал ее ждущие поцелуя губы.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Весенние сны - Арчер Джейн



Самый интерезный запоминающийся своим ярким захватывающим сюжетом роман, который захватывает в плен с первых строк! Я удивленна и вместе с тем очень рада что первая высказала свои впечатления об этом очаровательном, красивом, ярком, искренним, душевном, чувственном романе! Роман читаеться легко, в нем чувствуеться изюменка и стержень,этот роман стоит того что бы его читали! Он не заставляет читателя заскучать, в нем есть толика юмара, он не пресный и не нудный и меня это радует, спасибо автору за такой патресающий роман! В него трудно не влюбиться! Я рада что не обошла его стороной взяла да прочла его, уверена что он никого не оставить равнодушным! Советую всем его читать он словно пропитан гармонией и счастьем и любовью!
Весенние сны - Арчер ДжейнНаталья Сергевна
25.08.2012, 1.33





Интересный роман, легко читается. Правда я не стала бы ахать и охать над этим романом. Читала романы и по-лучше...
Весенние сны - Арчер ДжейнМилена
12.02.2013, 16.56





Хороший , лёгкий роман , но , для меня одноразовый ... не зацепил ...
Весенние сны - Арчер ДжейнВиктория
12.05.2013, 17.25





Сплошной нудняк!Постоянные расшаркивания друг перед другом всех действующих лиц.Автор ради колличества страниц так растягивала диалоги или для "полноты"сюжета расстаралась?До 13гл.читала подряд,14и15 вскольз пробежала и остановилась.Может и зря,может дальше наконец-то интересное и захватывающее?
Весенние сны - Арчер ДжейнГандира
23.06.2013, 0.12





Обажаю такие романы,где мужчина и женщина любят друг друга,без самоедства и сомнений.Где каждая строчка пропитана любовью.Подписываюсь под каждой строчкой комментария Натальи Сергеевны.Роман действительно потрясающий.Без сомненья буду перечитывать.10+++++
Весенние сны - Арчер Джейнс
24.01.2015, 18.02





Полнейший бред , не герои а одни слюни как такое можно писать как буд- то мыльный наигранный сериал посмотрела не затянуло
Весенние сны - Арчер ДжейнМаксим
13.05.2015, 10.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100