Читать онлайн Весенние сны, автора - Арчер Джейн, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Весенние сны - Арчер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.1 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Весенние сны - Арчер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Весенние сны - Арчер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Арчер Джейн

Весенние сны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Подождав, пока полуденный зной немного спадет, влюбленные оседлали лошадей и направились к тому месту, которое Хок хотел показать Анастасии. Всю дорогу они молчали. Хок покачивался в седле, погруженный в мысли о прошлом. Анастасия с любопытством оглядывалась по сторонам, примечая особенности простиравшейся вокруг дикой природы. Тишина нарушалась лишь редким криком ястреба, парившего высоко в небе, да шуршанием каких-то невидимых в высокой траве зверьков. И молчание между ними, и стоявшая вокруг тишина лишь добавляли пронзительности чувству близости, что связывала их теперь незримой прочной нитью.
Через какое-то время они выехали на луговину, усеянную десятками небольших холмиков свежевырытой земли. Неожиданно около нескольких из них поднялись на задние лапки какие-то зверьки, встали столбиком и залились отрывистым и пронзительным лаем. Остальные, которых оказалось немало, живо откликнулись на сигнал тревоги, стремительно попрятавшись в норы, которые начинались в центре каждого холмика.
Зверьки очень напоминали белок, только без длинных пушистых хвостов. Анастасия вопросительно повернулась к Хоку, которого этот пронзительный лай мгновенно вернул к действительности.
Кивнув, он направил лошадь в объезд земляных холмиков и пояснил:
– Это луговые собачки. Если поехать напрямую, почти наверняка лошадь переломает себе ноги, поэтому старайся объезжать такие места.
– Но почему?
– Обычно здесь все изрыто норами, и лошадь, как правило, после нескольких шагов обязательно проваливается.
– Они такие лапочки! Но почему они так сердито на нас лают?
– Это их часовые. Сначала они подали сигнал всем остальным скорее прятаться, а теперь дают нам знать, чтобы мы держались подальше.
– Это что, правда?
– Самая настоящая. – Хок с улыбкой обернулся к Анастасии: – Тебе, Стейси, нужно научиться понимать природу вокруг и зверей так же хорошо, как и уроженцам этих мест. Может оказаться, что от этого будет зависеть твоя жизнь.
– Знаешь, у меня рука на этих зверьков не поднимется, честное слово.
– Вот как? Иногда такой голод терзает, что...
– Хок!
– Еда, какой бы она ни была, все равно остается едой.
– Да что ты говоришь! Слышать об этом не желаю! – не терпящим возражения тоном заявила Анастасия, продолжая, полуобернувшись, разглядывать зверьков, беспрерывно лающих им вслед.
– Хорошо, Стейси, – покачал головой Хок, – я не знаю, может быть, ты предпочтешь гремучих змей, ящериц или...
– Ты это серьезно? – резко обернулась к нему Анастасия.
– Конечно. Хотя с появлением коров, овец и коз, да еще если промышлять охотой в горных лесах, выбор еды теперь достаточно широк. Только стоит помнить о том, что вкус других людей может отличаться от твоего.
Анастасия согласно кивнула, поняв, что именно он имел в виду:
– Ты прав. Такой еды, которой нас накормила Мария, я ни разу не пробовала, и она мне очень понравилась. Но как только подумаю об этих миленьких песиках...
– Ладно, уговорила! – рассмеялся Хок. – Жаркого из луговых собачек сегодня не будет!
Анастасия весело рассмеялась, наслаждаясь удивительной легкостью их взаимопонимания и думая о том, как это будет чудесно – прожить всю жизнь бок о бок с Хоком.
Ехали они теперь на юг, по направлению к Литл-Колорадо. Добравшись до брода, в том месте, где от главного русла реки ответвлялся узкий приток, они без особого труда пересекли ее и оставили за спиной – петлять по бескрайним равнинам северной Аризоны.
Хок вдруг насторожился, завертел головой и, так же неожиданно успокоившись, глубоко вдохнул прохладный влажный воздух, наполненный бодрящими запахами буйно растущей зелени. Затем он повернулся к Анастасии и, медленно поведя перед собой рукой, торжественно сказал:
– Стейси, это ранчо Хокинса, отсюда и насколько хватает глаз.
Она не очень поняла, о чем идет речь. Ее поразило искаженное неподдельным страданием лицо Хока. Анастасия окинула взглядом земли, что лежали перед ней, – отличные пастбища, может быть, будут и побогаче, чем в Гайе.
– Да, это ранчо Хокинса, – с чувством повторил Хок и легонько подстегнул лошадь, посылая ее вперед. Анастасия тронулась следом.
– Хок, я не совсем поняла, о чем ты сейчас говорил. Он обернулся, потом опять посмотрел вперед.
– Это лучшие пастбища во всей северной Аризоне. По крайней мере я так думаю. Эти земли принадлежали моим родителям. В то время их называли ранчо Хокинса. Помнишь, я тебе говорил, что при рождении меня назвали Райдер Хокинс? Мать и отец управляли этим ранчо, а я им помогал.
– Но что здесь случилось, Хок? Где твои родители? Хок обернулся к ней, и ее поразило ожесточенное выражение его лица.
– Для этого я тебя сюда и привез, чтобы показать все это и поделиться своей болью.
Она ждала продолжения, но Хок замолчал и двинулся вперед.
Через какое-то время он снова заговорил:
– Подожди, пока мы не доберемся до того места, где стояла наша усадьба, тогда я тебе все расскажу.
Анастасия чувствовала, что память о прошлом обжигает его сердце неутихающей болью, и ничего не спрашивала. Вскоре они подъехали к широкому, хотя и не слишком высокому холму. Когда они начали на него подниматься, Анастасия почти сразу увидела впереди несколько чахлых елей.
– Видишь эти елки? – негромко спросил Хок.
– Да.
– Их посадила моя мать. Все время поливала – ей хотелось, чтобы было где укрыться в тени от жары. Ее нет, а они выжили, точно так же как и я.
Анастасия была взволнована до глубины души, но не знала, что в таких случаях нужно говорить. Ее тронуло то, что Хок настолько ей доверяет, что привез ее сюда и делится сейчас с ней самым своим сокровенным.
Когда они поднялись на холм, Хок остановил своего коня, и Анастасия тоже придержала своего. Хок молча смотрел вокруг. Повсюду валялись обугленные бревна, груды почерневшего от дыма саманного кирпича, наполовину сгоревшие изгороди, которые когда-то окружали участок.
– Ранчо Хокинса, – горько выговорил Хок и сделал широкий приглашающий жест рукой. – Добро пожаловать в мой дом, Анастасия.
Он посмотрел на нее. Его потемневшие глаза были полны боли и ярости.
Под его взглядом Анастасия зябко повела плечами, радуясь, что не она была причиной этого устрашающего гнева, – она очень сомневалась, что устояла бы под его ударом.
– Как это произошло? – тихо, с сочувствием в голосе спросила она.
Хок отвернулся и посмотрел на обгоревшие руины своего родного дома.
– Тринадцать лет назад мы не были единственными владельцами ранчо на Литл-Колорадо. К западу от нас разбил свое ранчо другой фермер, Ти Эл Латимер. Пастбищ вокруг хватало всем с избытком. Отец был так рад, что у нас наконец появились соседи.
Хок замолчал и в нерешительности повернул голову к Анастасии.
– Продолжай, – подбодрила его она, одновременно и страшась, и желая услышать продолжение рассказа о разыгравшейся здесь трагедии.
– Так вот этот самый Латимер при одном лишь взгляде на мою мать места себе не находил от злобы. Ведь она была индианкой, а Латимер был одержим желанием стать местным грандом, в особенности после женитьбы на знатной испанке из южной Аризоны. Правда, когда он перебрался на север, то был одним из тех белых бедняков, которые, попав на Запад, надеялись сколотить состояние за счет тех, кто уже освоился на этих землях. В любом случае...
Анастасия подъехала совсем близко к Хоку и слегка сжала его руку, давая понять, что разделяет его душевную боль. С этого мгновения она решила всегда делить с Хоком все его беды и невзгоды, какими бы они ни были.
Хок поднял на нее глаза и, как бы обретя новые силы, продолжил:
– Дело было не только в том, что он ненавидел мою мать и вдобавок меня как краснокожего ублюдка, – Латимер был жаден до невозможности. Чуть ли не с первых дней его появления здесь у нас начал пропадать скот, тогда как его стадо росло с неукладывающейся в голове быстротой. Но мы по-прежнему считали, что к пропажам он не имеет никакого отношения. Мы думали, что это дело рук апачей или навахо, мирились с потерями и продолжали работать от зари до зари. А Латимер продолжал вести себя как наш самый лучший друг.
У Хока прервался голос, и он замолчал. Совладав с собой, он продолжил:
– В один из вечеров, на закате, с запада к ранчо подъехали всадники, солнце светило им прямехонько в спину. Жестокие, беспощадные, они налетели на нас со стремительностью голодных стервятников, не оставив ни единого шанса спастись. Большинство наших работников пасли скотину и были далеко от ранчо. Двое, которые оставались с нами, погибли так же быстро, как и мои родители, хотя и были вооружены. Все случившееся стало для нас полной неожиданностью. Моя мать, может быть, и уцелела бы, но в нее угодила пуля, которая чиркнула по моей голове. Мама умерла сразу – упала, укрыв меня своим телом. Отец начал было отстреливаться, но у них были винчестеры, а у него – простой револьвер. Они быстро с ним покончили.
Анастасия, оцепенев, слушала Хока, и ужас мертвящим холодом сковывал ей сердце. Теперь она поняла, почему у них с Хоком оказалось так много общего. Она тоже потеряла все во время войны, но все же не столько, сколько Хок. Родители ее, слава Богу, живы, вот только тех земель ей уже не увидеть и не вернуть, а у него все наоборот: земли есть, но родителей ему уже не вернуть никогда.
– А потом они подожгли усадьбу, – ровным голосом продолжил свой рассказ Хок. – Ломали все, что попадалось под руку, и тащили все, что можно было украсть. Я хорошо успел рассмотреть Латимера, когда он подошел и пнул сапогом сначала труп моей матери, а потом и меня. Он ненавидел индейскую кровь в нас, даже в мертвых. Но именно индейская кровь меня и спасла, потому что мать мудро меня воспитала, – под ударом сапога я просто перекатился навзничь, притворившись мертвым. Все мое лицо было залито кровью, и он, наверное, подумал, что одной пулей убил и меня, и мать. Они уехали, когда уже совсем стемнело, а через несколько дней вернулись, чтобы забрать скот. В случившемся эти головорезы публично обвинили индейцев – они даже раскидали в нескольких местах вещи, говорившие о том, что это дело рук краснокожих. Настоящую правду знал только я один.
– И ты вернулся, чтобы отстроить свое ранчо заново? – спросила Анастасия.
Он посмотрел ей в глаза взглядом, ставшим вдруг ледяным, и ровным голосом ответил:
– Я вернулся отомстить Ти Эл Латимеру.
Сердце у Анастасии замерло. Вот оно что. Хок вернулся в северную Аризону, чтобы мстить.
– Подожди, Хок, – поколебавшись, заговорила она, обеспокоенная его намерениями. Ей отчетливо вспомнился визит Латимера в сопровождении двух вооруженных охранников. – Ты же не собираешься...
– Стейси, я собираюсь вернуть Ти Эл Латимеру все, что он в тот день сотворил с моей семьей.
– Послушай, но этот человек опасен, силен и, во всяком случае...
– Стейси, не читай мне христианской морали. Юг не только потерпел поражение в войне. Юг потерял свою культуру, почти лишился своего духа. Но я никогда не поверю, что, появись у южан хоть малейшая возможность, они не решатся на возмездие.
Анастасии живо припомнилась глубокая ненависть южан ко всему, так или иначе связанному с американским Севером. На Юге даже словечко «янки» выговаривали по-другому – «чертов янки», ни больше ни меньше. Да, она понимала его жажду отомстить, хотя до конца не могла с этим смириться. Но самое главное – она не хотела, чтобы он пострадал в результате всего этого.
– Но ведь ты можешь отстроить ранчо и без...
– Нет, Стейси. Неужели ты всерьез думаешь, что он позволит мне восстановить усадьбу, развести скот в местах, которые считает своими владениями?
– Ну хорошо, а может быть, прошедшие годы смягчили его неприязнь. В конце концов, смог же мой отец...
Хок ловко соскочил с лошади на землю, помог спуститься Анастасии и повел ее к развалинам. Пошевелив носком сапога обгоревшие головешки, он спросил ее:
– А ты забыла – твой отец сам сказал, что в последние недели его буквально замучили воры. А дальше – больше. Вчера на него напали и пытались убить. И кто же за всем этим стоит? А?
Анастасия замерла. Грудь сдавило так сильно, что стало почти невозможно дышать. Перед ее глазами встало бледное как полотно, искаженное от боли лицо отца, рубашка, вся залитая кровью... И Латимеры, отец и сын, оба вооруженные револьверами, в сопровождении головорезов.
– Хок! – Анастасия порывисто схватила молодого человека за руку. – Неужели ты думаешь? Я не могу поверить!
– Черт возьми, Стейси, я сказал именно то, что думаю обо всем этом!
– Так это Ти Эл Латимер? Вместе с Люком Латимером?
– Ну, насчет Люка я не знаю. Когда Латимер спалил наше поместье, он был совсем ребенком, чуть старше меня. Я очень сомневаюсь, что в то время он был соучастником, да и не уверен, что сейчас... Впрочем, не знаю, Стейси, не знаю...
– Хок, во все это почти невозможно поверить! Они были такими обходительными, так нам помогали. И ведь они помогли отцу поправиться.
– Конечно, конечно... чтобы потом его убить. Не доверяй им ни в чем, Стейси, – закончил Хок и обнял ее за плечи. – Перед тобой доказательство того, на что способен Латимер, и твоя семья вполне может стать следующей его жертвой.
Анастасия обессилено склонила голову Хоку на грудь. Ей не хотелось ни верить услышанному, ни слушать обо всех этих ужасах, что разрушали до основания ее идиллический мир. Хок ласково прижал ее к себе, и Анастасия услышала, как ровно и сильно бьется его сердце.
Хок погладил ее по волосам и снова заговорил:
– Я знаю, что в это очень трудно поверить, Стейси, да и я сам рассказываю тебе о Латимерах безо всякого удовольствия. Тем не менее я думаю, что пришло время оглядеться вокруг и принять меры предосторожности.
Анастасия, уткнувшись лицом ему в грудь, невнятно пробормотала в ответ:
– Все это просто выше моих сил, просто немыслимо. И мне так жалко твоих папу и маму, Хок. Я знаю, каково тебе сейчас. Это счастье, что моя семья по-прежнему со мной.
– Конечно, Анастасия. Я сделаю все, чтобы вы и дальше были вместе, поэтому мы сейчас отправимся туда; где, как я очень надеюсь, мне удастся тем или иным образом доказать, что Латимер замешан в покушении на твоего отца.
Он слегка отстранил ее от себя и посмотрел ей прямо в глаза.
– Ты сказал – сейчас, Хок? Он кивнул:
– Да, поехали, пока еще достаточно светло. Я отыскал то место, где была засада, и хочу там все повнимательнее осмотреть. Раз это были белые, то следов там предостаточно.
Анастасия тоже кивнула, соглашаясь с ним. Ей тоже захотелось выяснить, не стоял ли за всем этим Латимер.
Он сели на лошадей и направились на запад, оставив позади обугленные руины ранчо Хока. Через какое-то время Хок повернулся к Анастасии:
– Я хочу тебе сказать, что давно уже твердо решил отстроить ранчо заново, но прежде я хочу добиться, чтобы скот твоего отца благополучно попал в форт Дефианс.
– Спасибо тебе. Ты нам так помогаешь!
– Еще я хочу, чтобы ты знала вот о чем. Я не смогу заняться своей личной жизнью до тех пор, пока не воздам по заслугам убийцам моих родителей. Не знаю, поймешь ли ты меня, но последние тринадцать лет я вынашивал планы мести. Пока я этого не исполню, родителям моим не будет покоя на небесах, а я не смогу заняться устройством своей жизни.
Анастасия снова кивнула, чувствуя, как сжимается сердце. Неужели он имеет в виду, что они будут вместе только после того, как он отстроит свое ранчо, а до этого...
– Я не могу и не буду тебя просить быть со мной в этих перипетиях, Анастасия. Это было бы нечестно – ведь меня могу убить.
– Хок! Не говори так!
– Это вполне может случиться, к чему кривить душой? Мне хочется, чтобы ты и об этом знала. Часть меня, частичка моего сердца, моей души навсегда осталась с моими родителями, и, пока я не исполню того, что пообещал им... тогда, на краю их могилы... мое сердце не сможет принадлежать тебе целиком, Анастасия, а меньшего я предлагать тебе не хочу.
Анастасия открыла было рот, чтобы ответить, но Хок покачал головой:
– Не надо ничего говорить. Всякое теперь может случиться. Я хотел, чтобы ты узнала меня получше. Вот потом, когда все это закончится, вот тогда...
– Хорошо, Хок, – улыбнулась Анастасия, чувствуя, как приятное тепло начинает окутывать ей сердце, – не будем об этом.
Хок вдруг улыбнулся как мальчишка. Глаза его просияли от радости.
– Отлично. А теперь нам стоит поторопиться. Худо-бедно, а мы проболтались без дела чуть ли не целый день.
– И кто в этом виноват? – весело поддела его Анастасия.
– Как кто? Ты, конечно, – мгновенно отреагировал Хок и, засмеявшись, пустил коня легким галопом.
Анастасия устремилась за ним следом, и дальше они ехали уже молча, забыв о личных желаниях. Впереди их ждало гораздо более серьезное дело.
Довольно быстро они выехали к высохшему руслу реки и некоторое время поднимались по нему вверх. Постепенно берега вокруг стали очень крутыми, сплошь изрезанными следами от потоков воды, что устремлялись вниз всякий раз, когда на иссохшую землю обрушивались дожди, но сейчас все кругом было безмолвно и сухо. Солнце висело уже довольно низко над горизонтом, длинные послеполуденные тени тянулись от склонов поперек русла. Наконец Хок, приглядевшись, натянул поводья и остановил лошадь – они добрались до того места, где был ранен Шеффилд Спенсер.
Настороженно и медленно Хок обвел местность взглядом и только после этого разрешил Анастасии слезть с лошади. Они оставили обоих мустангов щипать траву на близлежащей лужайке и углубились в один из узких каньонов, которые за тысячи лет успела продолбить в камне вода.
Анастасия шла следом за Хоком, толком не зная, что нужно искать, и боясь обнаружить что-нибудь ужасное. Хок поразил ее тем, что двигался совершенно бесшумно и стремительно. Он вдруг показался ей чужим и незнакомым – таким ей его видеть еще не доводилось. Правда, она тут же себе напомнила, что он наполовину индеец и знает многие повадки этого народа. Хок, улыбаясь, повернулся к Анастасии:
– Посмотри-ка сюда, Стейси. – Он показал рукой на обнаруженные им следы. – Индейских пони здесь не было. Все эти лошади были подкованы, если только это не были индейцы, специально взявшие подкованных лошадей, чтобы сойти за белых и сбить всех с толку, но вряд ли это было так.
Анастасию поразила его проницательность. Она медленно шла следом за ним, наблюдая, как он внимательно осматривает землю, пыль, траву – все подряд, не пропуская буквально ничего. Вскоре они добрались до вершины склона. Здесь Хок чуть ли не удесятерил свое внимание, тщательно обследуя каждый дюйм. Наконец он остановился, присел на корточки и приглашающим жестом подозвал Анастасию к себе, и она присела рядом с ним.
– Здесь были три лошади, и они некоторое время тут топтались, ждали кого-то. Смотри, вот там трава объедена, а следы копыт с явными отметинами подков, да и навоз еще не успел засохнуть.
Анастасия вся обратилась во внимание и слух, прекрасно понимая, чем все это закончилось для отца. Здесь была засада – отсюда в него стреляли! Никаких сомнений быть не может.
Хок поднялся на ноги и медленно пошел дальше, высматривая видимые только ему следы. Анастасия осталась на месте, не желая ему мешать. В ожидании, когда он закончит, она с любопытством огляделась. Да, отсюда видно очень далеко во все стороны. Хорошее место, чтобы поджидать жертву. Если отец со своими людьми оказался бы поблизости, не составило бы особого труда заманить их в лабиринты каньонов и спокойно прикончить. Анастасия содрогнулась от этой хладнокровной логики планирования убийства.
– Стейси! – с волнением в голосе окликнул ее Хок. Анастасия подбежала к нему и присела рядом на корточки.
– Смотри! Здесь они и сидели в засаде. Анастасия разглядела на земле неясные следы сапог.
– И вот еще там. – Хок показал пальцем сначала вправо, потом влево от себя. – Там они стояли по одному. Но здесь, именно вот здесь, сидел на корточках Ти Эл Латимер, сидел точно так, как сейчас сидим мы с тобой. Отсюда он подстерег твоего отца и ранил его.
– Откуда ты это все знаешь?
– Это нетрудно, – усмехнулся Хок, и глаза его заблестели от удовольствия. – Мы знаем, где нашли твоего отца. Здесь самая лучшая позиция для точного выстрела. Но решающее, неопровержимое доказательство того, что стрелял именно Латимер, вот оно. – И Хок показал на что-то в самом отпечатке следа сапога.
– Я не понимаю.
– Присмотрись повнимательнее.
На этом следе каблук сапога слегка подвернулся, и на земле четко отпечаталось колесико шпоры.
– Да, я вижу след шпоры, но что из этого?
Хок не сумел сдержать торжествующей улыбки, которая сейчас скорее была похожа на гримасу. Отогнув полу кожаной куртки, он полез рукой в нагрудный карман рубашки и осторожно извлек какую-то маленькую серебряную штучку.
– Протяни руку, – попросил он.
Анастасия протянула ему открытую ладонь, и он положил на нее то, что достал из кармана. Некоторое время она растерянно рассматривала маленький кусочек металла, не понимая, что это такое.
– Это обломок шпоры Ти Эл Латимера.
– Откуда ты это знаешь?
– Все просто. Он всегда носил дорогие серебряные испанские шпоры. Ото всех остальных их очень легко отличить. У них колесики с очень длинными зубцами. Я ношу техасские шпоры. Видишь, зубчики на них небольшие – они не ранят бока лошади.
Анастасия все равно ничего толком не могла понять.
– Ковбой сердцем прикипает к своим излюбленным шпорам и другим штучкам, связанным с его работой. Умелое обращение со шпорами частенько спасает жизнь скотоводам. Так что шпоры меняют крайне редко, только в исключительных случаях.
– Это я понимаю, – вставила Анастасия, зная теперь, почему Хок с таким упорством возит с собой повсюду старое, потертое седло.
– Так вот, все знали, и я в том числе, какие шпоры носит Латимер. В тот вечер, когда они напали на мою семью, он тоже их надел. У меня до сих пор перед глазами каблуки его сапог и эти испанские шпоры. Этот обломок я потом нашел на пепелище, неподалеку от особняка. С тех пор я с ним не расстаюсь. Посмотри на след. Видишь, у шпоры один зубец отломан? Теперь приложим это кусочек. Смотри, лег как влитой, точка в точку.
Анастасия не поверила своим глазам – так и есть, все совпало.
– Выходит, что эта шпора не может быть ничьей, кроме как Ти Эл Латимера?
– Совершенно верно, Стейси. Теперь ты мне веришь?
– Да, – без колебаний ответила Анастасия. Ее охватили глубокое возмущение и гнев. – Он пытался убить папу, мы могли приехать, а его уже не было бы на свете. Как можно было пойти на такое? Как вообще можно такое задумывать?
– Стейси, до этого он хладнокровно убил всю мою семью, – ровным голосом заметил Хок.
– Господи. – Анастасия сочувственно сжала руку Хока. – Мы обратимся к властям и все им расскажем, покажем обломок этой шпоры, и они все поймут, – торопливо предложила Анастасия.
Хок в ответ лишь безрадостно рассмеялся.
– Почему ты не сделал этого раньше?
– По той же причине, по которой мы этого не сделаем сейчас.
– Что?!
– Ближе всего к нам форт Мохаве. Неужели ты всерьез полагаешь, что сюда направят полк национальных гвардейцев, чтобы разобраться с попыткой убийства, которая вполне может быть всего лишь несчастным случаем? Если же ты выступишь с обвинениями в адрес Ти Эл Латимера, то тебя просто-напросто высмеют и опозорят на всю Аризону. У него высокопоставленные приятели повсюду, а семья его жены владеет громадными ранчо в южной Аризоне. Кроме того, никто тебе не поверит: ты же пришлая, ничего и никого здесь не знаешь. Про меня и говорить не приходится: кто прислушается к словам какого-то индейского ублюдка-полукровки?
Анастасия некоторое время молчала, обдумывая только что услышанное. Ей вспомнились мили и мили пустынных земель, что лежат между ранчо Хокинса и тем местом, где находится форт Мохаве. Наконец она посмотрела на Хока глазами, полными безнадежного отчаяния:
– Но ведь не может быть, чтобы мы совсем ничего не могли сделать, Хок! Нельзя позволить Латимеру и дальше творить беззаконие. Он должен ответить по всей строгости закона за злодеяния, которые причинил твоей семье и вполне может причинить теперь моей.
Хок удовлетворенно кивнул.
– Я думаю, нужно предупредить твоих родителей, – сказал он. – Это самое малое, что мы можем сделать. Потом надо довести стадо до места. Латимер постарается нам помешать, так что нужно быть готовым ко всему. И мы отомстим, Анастасия, не стоит этого бояться. Я так долго ждал и научился стольким вещам, что не отомстить за все содеянное Латимером будет непростительно.
Анастасия кивнула, поняв наконец все. Ранчо ее родителей нужно спасти, а северную Аризону превратить в такое место, где человеку не придется каждую секунду опасаться за свою жизнь. Она поможет Хоку в этом. Родители, можно не сомневаться, к ним присоединятся. На этот раз Ти Эл Латимеру его преступления с рук не сойдут.
– Давай вернемся на ранчо, – решительно сказала Анастасия. – Я хочу предупредить маму и папу.
Хок кивнул, поднялся на ноги и увидел, что солнце уже начало опускаться за горизонт. Близился вечер. Действительно, пора было поспешить назад. Посмотрев на Анастасию, он залюбовался игрой малиновых лучей заката на ее золотистых волосах и невольно потянулся губами к ее лицу, чтобы запечатлеть еще один поцелуй, но Анастасия уже поднималась, опершись левой рукой о землю.
Внезапно Хок услышал звук трещотки и увидел гремучую змею. Пока они увлеченно обсуждали преступления Латимера, она подползла к ним совсем близко. Резкое движение Анастасии разозлило змею, она поднялась на хвост, готовая в любой момент броситься в атаку, несущую смерть.
– Стейси, – напряженным, но ровным голосом сказал Хок, – не двигайся. Тихо...
– Что? – обернулась она к нему и подняла левую руку.
Большего и не требовалось. Змея метнулась вперед и вонзила свои ядовитые зубы в руку Анастасии, с легкостью прокусив насквозь тонкую кожаную перчатку. Выражение изумления и боли на лице Анастасии сменилось неподдельным ужасом, когда она повернула голову, чтобы посмотреть, что случилось с ее рукой: С диким воплем она отдернула руку и попыталась вскочить на ноги, но Хок, выхватив из-за голенища нож, уже был около нее.
Он схватил змею за шею, одним яростным взмахом отсек ей голову, отшвырнул далеко в сторону и, наступив сапогом на все еще извивающееся тело, обрубил с хвоста костяные трещотки. Быстро обтерев окровавленный нож о штанину, Хок подобрал змеиную трещотку с земли и сунул себе в карман, только после этого повернувшись к Анастасии, которая застыла на месте и смотрела на него громадными, полными слез глазами.
– Хок, я теперь умру, да? – выговорила она прерывающимся осипшим голосом.
– Не умрешь! – буркнул он в ответ и сорвал перчатку с ее укушенной руки. Увидев глубокие, уже начинающие опухать темные ранки на месте укуса, Хок сквозь зубы выругался.
– Я же знаю, что умру, Хок. Ведь никто никогда...
– Прекрати! У нас мало времени, – оборвал он ее причитания, торопливо развязывая свой шейный платок. Наконец он сорвал его с шеи. – Сядь. Я сейчас перетяну тебе запястье.
– Хок... – только и сумела выговорить Анастасия немеющими губами.
Тот бесцеремонно толкнул ее на землю и, сделав из своего шейного платка подобие жгута, мигом туго-натуго перетянул ей запястье. Ни секунды не мешкая, он вытащил из-за голенища нож, торопливо чиркая, зажег подряд несколько спичек и обжег лезвие на их пламени. После этого посмотрел на Анастасию, которая апатично следила за его действиями.
– Прости, но сейчас я вынужден сделать тебе больно. Ляг и постарайся расслабиться.
– Хок, давай лучше эти последние минуты побудем вместе. Обними меня. Я не хочу...
– Черт возьми, ты пока еще не умерла! – оборвал он и, опрокинув ее на спину, крепко схватил за все сильнее болевшее запястье, сел рядом с ней, зажал ее руку коленями и быстро сделал два глубоких надреза поперек каждого укуса. Глубоко вдохнув и задержав дыхание, Хок наклонился и начал, часто сплевывая, отсасывать яд из ранок.
– Хок, Господи, что ты делаешь?! Ты же отравишься!
Не обращая на ее слова никакого внимания, он продолжал отсасывать и сплевывать яд, зная, что любой ценой должен не дать ему разойтись по всему телу.
– Хок, со мной что-то неладное делается... ни рукой, ни ногой пошевелить не могу... Я...
– Лежи спокойно, Анастасия! И не вздумай двигаться! Я стараюсь высосать весь яд. Чем меньше ты будешь двигаться, тем меньше яда кровь разнесет по телу, понимаешь?
– Хорошо, Хок, – еле слышно ответила Анастасия, из последних сил терпя дикую боль в руке.
Солнце уже тронуло нижним краем горизонт, а Хок все продолжал возиться с ядом. Наконец, когда последние отблески заката окрасили небо в багряный цвет, он решил, что сделал все, что мог. Он встал, огляделся, перевел взгляд на Анастасию:
– Я тебя сейчас подниму. Расслабься.
– Обними меня крепче, Хок. Я не хочу, я не могу тебя покинуть!
– Стейси, с чего это ты решила, что покинешь меня? Я отвезу тебя в Хано – это пуэбло моего народа тева. Они помогут спасти тебя.
Когда он бережно поднял Анастасию на руки, лицо ее озарилось слабой улыбкой.
– Наверное, мы не успеем, Хок. Мне так плохо...
– Оставь эти разговоры! Слышать ничего не желаю! – отрывисто сказал Хок и чуть ли не бегом устремился к мирно пасшимся неподалеку мустангам.
Он почувствовал, как Анастасия безвольно привалилась к его груди. Тело ее заметно потяжелело, дыхание стало частым и прерывистым. Хок понял, что теперь дорога каждая секунда. Он схватил своего мустанга под уздцы, подвел его ко второй лошади, в седло которой и усадил бедняжку. Потом взобрался позади нее и тронул коня. В пути придется довольно часто менять мустангов, чтобы не сбавлять скорость и не загнать лошадей. Еще ему придется довольно часто на время ослаблять жгут на запястье Анастасии, иначе у нее может начаться гангрена. Правда, на это он решится, лишь когда увидит стены Хано. Там не могут не помочь.
Они ехали по высохшему руслу реки. Голова Хока была занята единственной мыслью – спасти Анастасию. Ни за что на свете он не даст ей умереть, особенно теперь, после обретенного счастья, которое можно потерять навсегда из-за его в конечном счете непростительной безалаберности. Если Стейси погибнет, эта смерть будет целиком на его совести. Он настолько увлекся воспоминаниями о Ти Эл Латимере, что напрочь забыл, в каких местах они оказались. Непростительная глупость с его стороны. Сто ничтожных Латимеров не стоили и мизинца его возлюбленной. Нет, она не умрет. Он довезет ее до Хано.
Последние вечерние лучи солнца расцветили небо в розово-оранжевые тона, и ночная прохлада начала опускаться на землю. Хок крепче прижал Анастасию к себе и тихонько поцеловал ее растрепавшиеся волосы. Она, застонав, неразборчиво пробормотала:
– Хок, знаешь, я...
– Молчи! Береги силы и не разговаривай!
Анастасия замолчала, потому что опять впала в забытье.
Хок пришпорил мустанга и погнал его размашистой рысью. Он уже не думал ни о смене лошадей, ни об Анастасии, ни о себе – только надеялся, что скачет достаточно быстро, чтобы все-таки успеть.
Похоже, он был не прав, когда на первое место поставил свое прошлое, решив, что настоящее может и подождать. Если Анастасия останется жить, это подтвердит, что сейчас Ти Эл Латимер отошел в мыслях Хока на второй план. Латимер может и подождать.
Хок еще наподдал каблуками по бокам мустанга, понимая, что между Анастасией и смертью зыбкой преградой стоит время, которое неумолимо тает.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Весенние сны - Арчер Джейн



Самый интерезный запоминающийся своим ярким захватывающим сюжетом роман, который захватывает в плен с первых строк! Я удивленна и вместе с тем очень рада что первая высказала свои впечатления об этом очаровательном, красивом, ярком, искренним, душевном, чувственном романе! Роман читаеться легко, в нем чувствуеться изюменка и стержень,этот роман стоит того что бы его читали! Он не заставляет читателя заскучать, в нем есть толика юмара, он не пресный и не нудный и меня это радует, спасибо автору за такой патресающий роман! В него трудно не влюбиться! Я рада что не обошла его стороной взяла да прочла его, уверена что он никого не оставить равнодушным! Советую всем его читать он словно пропитан гармонией и счастьем и любовью!
Весенние сны - Арчер ДжейнНаталья Сергевна
25.08.2012, 1.33





Интересный роман, легко читается. Правда я не стала бы ахать и охать над этим романом. Читала романы и по-лучше...
Весенние сны - Арчер ДжейнМилена
12.02.2013, 16.56





Хороший , лёгкий роман , но , для меня одноразовый ... не зацепил ...
Весенние сны - Арчер ДжейнВиктория
12.05.2013, 17.25





Сплошной нудняк!Постоянные расшаркивания друг перед другом всех действующих лиц.Автор ради колличества страниц так растягивала диалоги или для "полноты"сюжета расстаралась?До 13гл.читала подряд,14и15 вскольз пробежала и остановилась.Может и зря,может дальше наконец-то интересное и захватывающее?
Весенние сны - Арчер ДжейнГандира
23.06.2013, 0.12





Обажаю такие романы,где мужчина и женщина любят друг друга,без самоедства и сомнений.Где каждая строчка пропитана любовью.Подписываюсь под каждой строчкой комментария Натальи Сергеевны.Роман действительно потрясающий.Без сомненья буду перечитывать.10+++++
Весенние сны - Арчер Джейнс
24.01.2015, 18.02





Полнейший бред , не герои а одни слюни как такое можно писать как буд- то мыльный наигранный сериал посмотрела не затянуло
Весенние сны - Арчер ДжейнМаксим
13.05.2015, 10.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100