Читать онлайн Мятежный восторг, автора - Арчер Джейн, Раздел - Глава 37 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мятежный восторг - Арчер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.04 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мятежный восторг - Арчер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мятежный восторг - Арчер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Арчер Джейн

Мятежный восторг

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 37

Тихая, безмятежная ночь окутала плантацию тьмой. В двухэтажном доме Ральфа Джермейна тоже царила тишина. Куинси смотрел на заросли кустов из окна спальни, перебирая в памяти все, что узнал от своего гостеприимного хозяина. У него сложилось благоприятное мнение о бывшем гессенском наемнике. Очевидно, тот был настоящим другом Жанетты.
Теперь Куинси многое видел в ином свете. Он знал о том, что Жанетта решила сбежать после нескольких часов, проведенных с тремя мужчинами. Нетрудно было представить себе, что произошло. За прошедшие месяцы Куинси не раз видел, как женщин насилуют грубо и безжалостно. Некоторые умирали, так и не оправившись от пережитого.
Он поднялся с постели, потому что снова и снова видел во сне кошмар, который ей пришлось пережить. Жанетта отбивалась от насильников, звала на помощь, но он не мог оторвать ног от земли и просыпался в холодном поту. Сейчас он с горечью думал о том, что его никогда не было рядом в нужную минуту! Жанетта привыкла к тому, что от него нечего ждать помощи, а между тем он страстно желал быть ей защитником. Увы, жизнь всегда ставила преграды на его пути к Жанетте.
Возможно, думал Куинси, она винит его во всех своих злоключениях. Возможно, горести и испытания убили в ней чувство к нему. В тяжелую минуту человек порой теряет желание жить, не то что надежду или любовь.
Он был далеко, когда Жанетта в муках потеряла дитя. С ней был только Жан-Клод, виновник всех ее бед. Ничего, еще будет время свести с ним счеты. Иное дело Лоретта. Куинси чувствовал себя в долгу перед ней за все, что она сделала для его любимой. Он искренне желал ей счастья с Ральфом, хотя и не мог постигнуть, как тому удается смотреть сквозь пальцы на прошлое Лоретты и на ее нынешний роман с Жан-Клодом. Сам он был не настолько великодушен.
Куинси отвернулся от окна и обвел взглядом комнату, освещенную одинокой свечой. Дом Ральфа Джермейна был удобным и красивым. Лоретте здесь понравится, подумал он, ни минуты не сомневаясь, что Ральф все же склонит ее к браку. Если бы не эти двое, он бы повредился в рассудке после разговора с Жанеттой!
Несколько часов назад он впервые переступил порог загородного дома Ральфа, выстроенного в классическом стиле. Куинси считал его чересчур роскошным, но оставил свое мнение при себе, видя, что Ральф гордится своим жилищем.
Куинси усмехнулся. Дом Ральфа Джермейна не мог стать предметом семейной распри. Возможно, на этой земле и речи не шло о законных наследниках и бастардах. Это был оплот будущего, совсем иного, чем то, что прорастало сейчас на залитых кровью руинах Франции. Чего стоит даже рай, если он построен на костях жертв? Сколько еще поколений будет нести на себе вину за содеянное? Сколько семей будет оплакивать пропавших без вести, поруганных и казненных?
А здесь страна неописуемых возможностей. Французский квартал, где все еще звучит родная речь. Куинси был пленен Новым Орлеаном, хотя не мог забыть ни Францию, ни Марсель. Он знал, что останется гражданином своей страны, что бы с ней ни случилось, что не заставит себя отвернуться от нее, израненной, истекающей кровью. Однако он был не способен отвернуться и от равнодушной, изверившейся, несчастной Жанетты. Как же поступить?
Ральф Джермейн охотно говорил о Луизиане, о жизни на плантациях. У него было невероятное множество интересов. Новый Орлеан рос, процветал, и, по его словам, нельзя было найти лучшего места для начала новой жизни.
Его уговоры навели Куинси на мысль, что этот ветеран принимает большое участие в его судьбе.
Почему – он не знал. Жизнь на родине не приучила его к помощи со стороны других, там мало кто им интересовался, мало кто рвался помогать. При прежнем порядке он в первую очередь был незаконнорожденным для людей, обладавших богатством. Значит, в Луизиане все иначе? Здесь каждый волен помогать другому и признавать в нем равного? Здесь нет свода жестких правил на этот счет? И все же участие Ральфа ставило Куинси в тупик. Они едва знакомы! Разве что этот человек действовал в интересах, хотя и против воли, Жанетты.
Время шло, но сон не приходил. Слишком многое требовалось обдумать, слишком важное решение нужно было принять. Куинси чувствовал себя лет на десять моложе, грудь его теснило волнение при мысли о новых возможностях, о будущем.
Так продолжалось до рассвета.
С первыми-лучами солнца плантация ожила. Запахи и звуки понеслись отовсюду, обостряя тоску о собственном доме, о семье, которой у него никогда не было. Куинси удалось смирить первый порыв – приложить все усилия, чтобы встряхнуть Жанетту и вывести ее из странного оцепенения. Он решил действовать осторожно и мягко, почаще попадаться ей на глаза, чтобы заново приучить ее к себе. Он готов был ждать, пока лед в ее сердце растает.
Куинси нащупал во внутреннем кармане кожаный мешочек: Это было наследство, которое Гретхен завещала Жанетте, умирая у него на руках от ножевой раны. Куинси поклялся, что свою дочь они назовут в ее честь. Он надеялся, что это отчасти облегчило Гретхен уход в лучший мир.
В дверь постучали. Это оказалась молодая негритянка с теплой водой для умывания. Она двигалась тихо, как мышка.
– Давно ты работаешь у мистера Джермейна? – спросил Куинси, желая побольше узнать о порядках на плантации.
Девушка потупилась и выскользнула из комнаты. Это напомнило Куинси, что на Юге чернокожих покупали и продавали, как скот, однако он отмел мысль о том, что так же мог поступать и джентльмен вроде Ральфа Джермейна. Улицы Нового Орлеана были наводнены людьми всех оттенков черного и коричневого, и было заметно, что они выполняют всю грязную работу. Именно они сидели на передках экипажей, они чистили ботинки и несли покупки на пару шагов позади белого. Вспомнив все это, Куинси испытал не слишком приятное чувство, а когда вышел из комнаты, словно заново увидел суету чернокожих слуг в коридорах особняка.
Приглядываясь к ним, он отметил их здоровый и сытый вид, их чистую, опрятную одежду. Домашние обязанности не показались ему тяжелыми. Но внутренний голос настаивал, что рабство – позор для человечества. Этот внутренний протест быстро стер улыбку с его губ, хотя большинство негров приветствовали его блеском белых зубов.
– Вы, должно быть, очень тревожитесь из-за Жанетты, – сказал Ральф, по-своему поняв его насупленный вид. – Если это ревность, заверяю вас, что она одна и была одна все это время. Просто не нужно ее торопить.
Куинси кивнул и отвернулся, не в силах выносить его сердечный взгляд.
– Вам сразу станет лучше, как только отведаете простой луизианской пищи, – продолжал Ральф.
– Благодарю, – выдавил Куинси, ощущая спиной присутствие ловких чернокожих слуг и гадая, каково их положение в этом доме.
Он последовал за хозяином дома на просторную открытую веранду, где был сервирован завтрак. «Простая луизианская пища» состояла из домашнего окорока, жареных цыплят, хрустящих ломтиков картофеля, свежесбитого масла, булочек и варенья. Ну и разумеется, густого горячего кофе. Куинси напрягся, когда слуга отодвинул для него стул, как для женщины, и совершенно растерялся, когда над головой бесшумно заколыхалось опахало.
– Ешьте! – радушно предложил Ральф, заметив его неловкость. – Нам предстоит долгая верховая прогулка. Я хочу показать вам плантацию. В Европе просто невозможно иметь столько земли! Это и к лучшему. Дворянство не умеет извлекать из нее прибыль. – Он с удовольствием отведал хлеба с маслом и продолжал: – Надеюсь, эта экскурсия убедит вас обосноваться здесь. Земле нужен хороший хозяин, и я чувствую, что из вас выйдет плантатор хоть куда. Я знаю отличный кусок земли на продажу. Он только что расчищен. Места здесь дивные, лучшего дома для вас с Жанеттой не придумаешь.
– Да, здесь чудесно… – пробормотал Куинси, торопливо отхлебнув горячий кофе. – Насколько я понимаю, у вас полно земли, да и дом не маленький. Сколько же народу приходится нанять, чтобы все это обслужить?
– Ах, вот оно что! – усмехнулся Ральф, откладывая нож и вилку. – Я совсем забыл, что во Франции вы были ярым борцом за свободу, равенство и братство. Вас, должно быть, ужасает сама идея рабовладения. Однако все не так страшно, как кажется.
– Правда?
– В самом деле. Чернокожие были привезены в страну совершеннейшими дикарями. Их земля и обычаи остались далеко позади. Потомки этих дикарей не имеют ни корней, ни культуры. Им некуда идти, поэтому для них большая удача – попасть к хозяину вроде меня. Я никогда не порю своих рабов, даю им хороший кров и одежду, кормлю до отвала. В обмен от них требуется работа на плантации или по дому. Как по-вашему, это справедливо?
– Им бы следовало платить за труд…
– Что ж, в вашей любимой Франции людям платили за труд, однако они умирали с голоду, бродяжничали, жили хуже крыс.
– Да, но…
– Крестьянин едва доползал с поля до дому! Мои рабы никогда не падают с ног от усталости. И потом, если отменить рабство, эта земля придет в запустение, в первую очередь потому, что здесь люди не привязаны к ней из поколения в поколение, как в Старом Свете. Понадобятся громадные деньги, чтобы нанять необходимую рабочую силу. Я не больше вашего в восторге от рабовладения, но принимаю его как неизбежное зло. Вскоре вы своими глазами убедитесь в моей правоте. Если вы собираетесь стать плантатором, вам придется идти тем же путем. Кстати, о плантации. Я могу ссудить вам денег на покупку земли под честное слово.
– Но почему? – изумился Куинси. – Вы меня совсем не знаете!
– Я узнаю людей своей породы с первого взгляда, – хмыкнул Ральф.
– В Европе вы бы так не поступили, – заметил Куинси.
– В Европе мне нечем было бы ссудить вас. Но даже если бы и было, где бы вы нашли столько девственной земли на продажу? Обдумайте мое предложение.
– Не знаю, не знаю… Я мог бы стать плантатором, но никак не рабовладельцем!
– Хорошо, как скажете. Я уважаю в людях убеждения. Возможно, вы не созданы и для землевладения. Тогда как насчет Нового Орлеана? Город бурлит, он растет и расширяется. К тому же это порт, подобно Марселю. Там вы будете чувствовать себя как дома.
– Сдается мне, вы поклялись удержать меня в Новом Свете! – засмеялся Куинси.
– А что вас удивляет? Такие люди везде ко двору, к тому же я очень привязался к Жанетте. На мой взгляд, пора ей иметь семью, детей и забыть тягостное прошлое, а ведь как раз к прошлому она вернется, если позволит вам увлечь ее во Францию. Признаюсь, у меня есть и корыстный интерес: я хочу, чтобы у Лоретты была рассудительная, умная подруга. В одиночку всегда тяжелее приспособиться к новому. Этих юных, прелестных женщин связывает общность происхождения, но еще более того – испытания, выпавшие на их долю. Что касается вас, мистер Жерар, вам пора подумать о будущем. Вы уже принесли столь многое на алтарь борьбы за свободу, что совесть ваша может быть спокойна. В противном случае вы только растратите свою жизнь попусту.
– Звучит убедительно, – медленно произнес Куинси, понимая теперь, как этому человеку удается увлечь остальных своими планами. – Однако прежде всего Жанетта должна снова впустить меня в свою жизнь.
– Со временем так и будет. А пока наши планы меняются! Раз плантатора из вас не выйдет, я помогу вам осмотреться в Новом Орлеане. Вы просто удивитесь, до чего интересен этот город!
Куинси с аппетитом склонился над своей тарелкой, хотя еще четверть часа назад был уверен, что не проглотит и кусочка под опахалом в руках чернокожего раба. Его неприятие рабовладения несколько опередило свое время. Он утешил себя мыслью, что история сама решит участь этих людей. Новые поколения американцев поймут, что рабство постыдно, и отменят его. Он дал себе слово, что непременно примет участие в борьбе за свободу негров.
– Значит, вы думаете, что я найду себе место в Новом Свете, мистер Джермейн?
– Я в этом уверен.
По дороге в город Куинси не мог оторвать глаз от окружающей красоты. Громадные деревья обросли мхом и лианами. С моря тянул соленый ветерок, он будил воспоминания о Марселе. Ральф развлекал Куинси рассказами о культуре и традициях американского Юга, о разных частях Нового Орлеана и об их национальных особенностях. Они посмотрели Французский и Испанский кварталы, потом Американский, где стояли городские дома окрестных плантаторов. Впрочем, среди знакомых Ральфа встречались крупные торговцы и судовладельцы. Его городская контора располагалась недалеко от порта. Это было небольшое помещение, где конторщики склонялись над ворохами бумаг.
– Вот что я терпеть не могу! – признался Ральф, прикрыв дверь в свой кабинет. – Бумажная работа – бич делового человека. Это большая удача, если удается нанять толкового управляющего. Цены, партии груза, адреса и тому подобное – без этого плантатору не прожить.
Куинси расслышал в его голосе нажим и понял, что это деловое предложение. Он задумался. Слишком многое успело случиться за такой короткий срок! Голова шла кругом, и он с трудом заставил себя мыслить здраво. Идея управления чужой собственностью просто не приходила ему в голову, но он знал, что это выгодное дело. С ростом оборота и расширением деловых связей фигура управляющего обретает все больший вес. Со временем можно сменить занятие. Куинси не сомневался, что справится, – ведь когда-то он без труда управлял всем хозяйством «Сангуина» да и в Марселе участвовал в делах, чтобы не утратить навык. Все зависело от того, останется он или вернется во Францию.
– Я ссужу вам денег, – повторил Ральф, видя его колебания.
– Дело не в деньгах. Я приехал сюда не с пустыми руками, так что смогу снять помещение под контору и нанять людей. У меня есть и опыт, и необходимое образование. Однако не забывайте, что меня здесь никто не знает.
– Я вас порекомендую.
– Я не могу решить так сразу.
– Понимаю. Время терпит. Почему бы для начала не переговорить с Жанеттой? Возможно, теперь она настроена иначе. Я вас отвезу.
Выходя, Куинси вознес молитву, чтобы хоть в этом появилась определенность.
Проезжая по одной из улиц, они заметили впереди, на тротуаре фланирующую пару. Судя по тому, как джентльмен склонялся к леди, как трепетно придерживал ее за локоть, как ловил каждое ее слово, это были влюбленные. Поравнявшись с ними, Ральф и Куинси дружно повернули голову, чтобы разглядеть женщину. Они ничуть не сомневались, что она окажется красавицей, и округлили глаза при виде существа весьма странной внешности.
Казалось, девочка нацепила на себя роскошный взрослый наряд своей матери. Кожа ее была землистой, волосы выбивались из-под шляпки жидкими прядями неопределенного цвета, глаза слегка косили под бесцветными ресницами и бровями, тонкие губы едва выделялись на лице.
Изумленный, Куинси перевел взгляд на джентльмена, желая знать, кто мог польститься на подобное уродство. Он увидел красивое лицо брата.
Ральф узнал не только «влюбленного», но и его даму, и как раз собирался отпустить по этому поводу шутку, как вдруг заметил, что Куинси, вне себя от ярости, дергает дверцу, собираясь на полном ходу выскочить из кареты. Ральф без долгих разговоров удержал его за руку и подхлестнул лошадей, оставив парочку позади. Куинси рванулся раз и другой, но, поняв, что это бесполезно, смирился.
– Возьмите себя в руки! – проник в его сознание резкий голос Ральфа. – Вот как вы собираетесь начать свою жизнь на новом месте! Не знаю, как заведено у вас во Франции, но здесь не принято набрасываться на человека на улице среди бела дня, особенно если рядом с ним – единственная дочь самого влиятельного и богатого человека в округе.
Куинси ответил свирепым взглядом, но в душе признал правоту этих слов. Как ни хотелось ему свернуть шею своему единокровному брату, он не мог себе этого позволить.
– Благодарю! – буркнул он, остывая. – Если бы не вы, ему бы не поздоровилось.
– Я так и понял и не виню вас за несдержанность. Просто я в отличие от вас заметил, что на улице многолюдно. Не хватало вам только оказаться в тюрьме за убийство!
– Я совершенно потерял голову. Один вид этого мерзавца!..
– Вполне разделяю ваши чувства, мистер Жерар. Стоит ему приблизиться ко мне на тридцать шагов, как у меня начинают чесаться руки. Я пристукнул бы его за одно обращение с Лореттой, но знаю, что сразу потеряю ее, если хоть один волос упадет по моей вине с головы Жан-Клода.
– Чтоб его черти взяли! – процедил Куинси.
– Возможно, у вас станет легче на душе, если я скажу, что мы видели его с невестой.
– Шутите!
– Нисколько. У ее отца денег куры не клюют, а это именно то, чего жаждет этот проходимец.
– Но как же так! Жан-Клод всегда был так щепетилен в выборе женщин! Для начала это… это создание – совсем дитя!
– Ей двадцать два. В здешних местах она – уже перестарок.
– Как это возможно?
– Внешность нередко обманчива. К тому же девушка на редкость малопривлекательна. Женихи ее обходят, но отец не сдается. Откуда же еще ему взять внуков?
– Хотелось бы верить, что дочь ему их подарит… – буркнул Куинси.
– В самом деле! Девушка недоразвита как физически, так и умственно – едва способна связать пару слов. Впрочем, последнее может быть результатом слишком сурового воспитания. В матери бедняжке достался огнедышащий дракон. Если кто и растолкует Жан-Клоду, что к чему в этой жизни, то именно теща.
– Он отыграется на стороне.
– Если сумеет. Одно из двух: или из него выйдет заботливый и верный супруг, или ему быстро откажут в карманных деньгах.
Мысль о том, что брат лишится главной радости своей жизни – физического наслаждения, а с ним и общества прекрасных дам, – наполнила сердце Куинси удовлетворением.
– А что Лоретта? – поинтересовался он.
– Когда объявят о помолвке, она будет опечалена, и вот тут я выйду на первый план, чтобы ее утешить. Я не позволю Жан-Клоду и близко подойти к ней!
Его жесткий, бескомпромиссный тон заставил Куинси усомниться, так ли уж этот бывший солдат безразличен к любовникам своей избранницы.
– До чего же он все-таки глуп, мой единокровный брат! – хмыкнул он. – Быть любимым двумя самыми красивыми, самыми обворожительными женщинами во всей Франции – и не ценить ни одну из них! Возможно, брак научит его уму-разуму.
– Таких не научишь! – пренебрежительно отмахнулся Ральф. – В конце концов, Жан-Клод лишится всего.
Они замолчали, каждый думая о своем. Куинси смотрел вокруг, но далеко не так зачарованно, как раньше. По мере приближения к озеру он и вовсе отрешился от окружающего. Мысли его сосредоточились на Жанетте. Поскорее бы увидеть ее и заново насладиться ее красотой! Несмотря на строгость наряда, накануне она выглядела потрясающе. Однако червонное золото волос и шелк кожи только подчеркивали равнодушие и холодность аметистовых глаз. Они смотрели, но не видели. Если бы в них было прежнее тепло! В остальном она изменилась к лучшему. Зрелость души придала юной красоте новое очарование. Хотелось верить, что Жанетта, которую Куинси так хорошо знал, не умерла, а лишь дремала, как Спящая красавица, в ожидании поцелуя, который ее разбудит.
– Она должна быть у себя, – сказал Ральф, останавливая экипаж перед широкими удобными сходнями «Марселя». – Я пришлю ее в кабинет, подождите там.
Куинси кивнул, всей душой надеясь, что ему не придется снова говорить с незнакомкой, похожей на его единственную любовь только внешне.
Увы, его надежды не сбылись. Он понял это, как только Жанетта переступила порог. Она даже не взглянула на него, просто прошла к камину.
Куинси внимательно посмотрел на Жанетту. Она была в простом домашнем платье, волосы закручены в тугой узел, как у старой девы. Куинси заметил круги у нее под глазами, которых не было накануне. Хотя лицо не выглядело заплаканным, она явно провела бессонную ночь. Почему же все-таки она не плакала? Должна же она была оплакать Гретхен!
– Я хотел еще раз повидать тебя, – наконец произнес Куинси.
– Ральф так и сказал.
– Мне не надо было вчера приходить… Я просто не подумал, что…
– Зачем ты здесь?
– А что, нужна какая-то особенная причина? Мы не виделись тысячу лет.
– Ну и что же? Мы теперь чужие друг другу. Все, что было, осталось в прошлом.
– Черт возьми, Жанетта, прекрати это! – сказал он резче, чем намеревался.
Но что было делать? Она не давала ему возможности вести себя сдержанно и рассудительно и как будто старалась намеренно рассердить. Лишь с большим усилием ему удалось взять себя в руки.
– Не будем ссориться, – сказал он примирительно. – Лучше взгляни, что я тебе привез.
Жанетта бросила на него быстрый равнодушный взгляд и тотчас отвела глаза, словно сам вид его был ей невыносим.
– В чем дело? Я покрылся зеленой слизью? Похоже, что я противен тебе, как лягушка!
Она не ответила, только сделала едва заметное движение, словно собиралась отойти еще дальше, но вовремя себя одернула.
В самом деле, Жанетта ощущала нечто странное. В одно и то же время ей хотелось бежать прочь и укрыться на груди Куинси, чтобы выплакаться, чтобы весь лед в душе и сердце вышел со слезами. Но он только ощутит неловкость за нее. Он привык к женским слезам еще во Франции, где они льются рекой. Жанетта достала платок, но поднесла к губам, а не к глазам.
– Так что же ты мне привез?
Куинси за локоть повернул ее к себе. Она содрогнулась. Неужели его прикосновение будило в ней только ужас и отвращение? Возможно! Если она ненавидит весь мужской пол, почему он должен быть исключением?
– Присядь, – мягко предложил Куинси. – Я передам тебе то, что должен.
Жанетта бросила на него недоверчивый взгляд, но так как он не пытался снова ее коснуться, подошла к креслу и села на край, склонив голову с гладко зачесанными волосами, на которых заиграл отблеск огня. Куинси медленно, чтобы не спугнуть ее, уселся напротив.
Когда он протянул Жанетте туго стянутый кожаный мешочек, она взяла его осторожно, стараясь не коснуться руки Куинси. Ослабила шнурок, и искристый каскад упал на ее колени. Здесь были золотые цепочки, броши и кулоны с аметистами, бриллиантами и другими драгоценными камнями. Куинси заново оценил ценность подарка. Это были фамильные драгоценности Гретхен.
Боль пронзила сердце Жанетты. Но когда она подняла взгляд, глаза ее сверкали тем же холодным блеском, что и драгоценные камни у нее на коленях.
– Откуда это?
– Гретхен завещала их тебе перед смертью. Она сказала, что они подойдут к твоим глазам.
Жанетта вложила драгоценности в мешочек и затянула шнурок. Горло перехватило так, что стало невозможно дышать. Нахлынули тошнота и головокружение.
Боль зашевелилась в сердце, словно хищное существо, внезапно очнувшееся от долгой спячки. Жанетта поняла, что закричит в полный голос, если позволит себе чувствовать так сильно еще хоть одну минуту.
– Спасибо, – отчеканила она сквозь стиснутые зубы, – но мне пора! Тебя проводят.
Прежде чем Куинси успел сказать хоть слово, она уже исчезла. Он остался сидеть, беспомощно глядя на потрескивающий в камине огонь. Это продолжалось долго – до тех пор, пока не появился Ральф и не налил им обоим бренди. Куинси осушил свой стакан одним махом. Он чувствовал, что должен, обязан сделать что-нибудь прямо сейчас. Он не знал, что именно, но понимал, что, отступившись, сломает и свою жизнь, и жизнь Жанетты.
– Не вышло? – наконец осторожно полюбопытствовал Ральф.
– Все хуже некуда! Я просто не знаю, что еще предпринять. У меня не хватает терпения. Поеду-ка я в город! Может, что-нибудь придет в голову.
– Что ж, прогуляйтесь по вечерней прохладе, но не исчезайте совсем. Поверьте, вы нужны Жанетте, что бы она ни говорила и как бы себя ни вела. Интуиция еще никогда меня не обманывала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мятежный восторг - Арчер Джейн



Банальная история про Робин Гуда.. До сих пор не могу понять, что заставило меня прочитать это роман до конца.. Главную героиню насилует кому не лень, пока герой спасает мир. Слишком жестокий роман, не вижу ни какого смысла читать...
Мятежный восторг - Арчер ДжейнМилена
19.02.2013, 6.43





Есть, конечно, героини наивные, слишком наивные, но главная героиня сего "произведения" совсем не наивна, она попросту тупа. Невероятно глупое создание! Несколько глав - все, на что меня хватило. Я даже дочитывать это не собираюсь, в виду полной бездарности человека, который это написал. Уж простите, но такой бред попросту режет глаза. Мне роман не понравился. Даже момент, когда девушку изнасиловали, не смог вызвать во мне никакого сострадания.
Мятежный восторг - Арчер ДжейнИрина
11.06.2013, 21.20





Неее, я такое не люблю. Слишком много мужиков, и все ее имеют. Это типа "жизнь" что ли? Главное, у героини совсем нет характера, она абсолютная пустышка. Просто не интересно.
Мятежный восторг - Арчер ДжейнВерди
11.06.2013, 21.35





КОШМАРНЫЙ РОМАН... Слишком много грязи. Такое чувство, что автор с особым остервенением пускает главную героиню "по кругу". Сначала ненавистный жених, потом тип, которого она любила, и потом еще один тип, который любил ее... И так два раза, потом еще кто-то грязный об нее потерся, потом она с одним пожила, а второй ее похитил... Но тут опять объявился ненавистный жених и изнасиловал ее. Она от него, естественно, сбежала, прискакала опять к первому, то есть к третьему - к тому. который любил ее, но второй все равно в итоге ее похитил... Дальше - хлеще! Трое незнакомых мужиков ее изнасиловали, а тип, которого она раньше любила, а теперь стала ненавидеть из-за того, что именно он и подложит ее под этих трех за деньги, (то есть второй) тут же после всего этого ее подошел, и поимел ее, в прямом смысле этого слова. ( И как не противно ему было?!) Но в итоге все хорошо закончилось, ее нашел тот третий, который любил ее, и которого полюбила она, и они зажили долго и счастливо... Короче, эстетика любовного романа здесь напрочь отсутствует. Одна жесть: насилие, смерти, убийства, предательство... Даже если автор и хотела написать нечто отличающееся от привычных сладко-розовых романов, то явно перестаралась. Есть, например, роман "Любовный огонь" Джулии Грайс, там тоже судьба ГГероиню не баловала, и мужчин у нее было несколько в пределах одной книги, и жестких, кровавых сцен там было много, но все равно, все не так мрачно, как здесь. Тут вот именно одно мясо. И любовь хоть и есть, но впечатления от нее никакого нет. Не знаю, может быть кому-то такой роман придется по душе, но на мой взгляд он ужасен! Как начинаешь представлять все это, дурно становится. ГГероиня из-под мужиков ВООБЩЕ не вылезает. Я такого еще ни в одной книге не встречала. Даже оценку ставить не буду, по мне он тянет на минус десять.
Мятежный восторг - Арчер ДжейнМупсик
12.06.2013, 14.42





Не согласна с оценками. Роман, скорее, не любовный, а... Намек на исторический. Страшное для аристократов время Великой Французской революции. Террор, казни, насилие, кровь, безумие. Многие для того, чтобы выжить, прошли через такое, что страшно представить. Если не нравится ГГ- посмотрите на судьбу ее подруги. Невинной изнасиловала дюжина пьяных, грязных ублюдков на кровати, где лежит замученная мать, а отца заставляют на это смотреть, прежде, чем повесить в этой же комнате. Потом она продает себя за еду, просто чтобы выжить. Но даже рядом с ней может появиться человек, который ее полюбит, ведь нет вины в том, что безумие мятежа прошлось по ее жизни
Мятежный восторг - Арчер ДжейнРоза
12.06.2013, 16.46





Ой да ладно. Чтобы быть историческим роману не хватает ни глубины ни идеи. Любовные отношения героини с мужчинами происходят лишь на фоне исторических событий, просто такое впечатление что у авторши, как и у многих англоязычных писательниц, представление о француженках такое - типа, "отряхнулась и дальше пошла". "Полночная роза" Энн Стюарт - вот там героиня берет за душу, просто сердце за нее разрывается, тоже про французскую революцию.
Мятежный восторг - Арчер ДжейнВерди
12.06.2013, 17.36





Роза, я с Вами согласна по поводу "намека на исторический". Это есть. Но лично я эту книгу рассмотрела именно как любовный роман. Сцена с молодой, несовершеннолетней девочкой, которую Вы упомянули вообще кошмарна, страшно было читать, не то, что представлять... В нашем мире, к сожалению, тоже такое происходит, и без всяких революций... Просто когда уходишь от реалий нашей жизни в мир книг и легких романов, больше хочется читать о чем-то красивом и возвышенном, и, благо, именно таких книг все-таки больше. Ну а этот роман мне показался тяжелым. В нем даже до начала революции героиню таскало от мужика к мужику, хоть и не по своей воле... Врагу не пожелаешь... Все-таки это не совсем то, чего ждешь от сентиментального романа.
Мятежный восторг - Арчер ДжейнМупсик
12.06.2013, 17.30





Мне не понравилась форма изложения- какое-то сокращенное отрывистое повествование. Нет глубины переживания. По поводу исторического фона я упомянула, чтобы было понятно, лихие времена проверяют человека на живучесть. Я всегда восхищаюсь ГГ, когда они счастливы вопреки всему.
Мятежный восторг - Арчер ДжейнРоза
12.06.2013, 17.48





Решила почитать что-нибудь от незнакомого автора,наугад выбрала Арчер...и увидела эти комментарии.Кошмар какой-то!Погружаться в это неистовство скотской похоти и грязи жутковато.Спасибо,девочки,что предупредили.
Мятежный восторг - Арчер ДжейнГандира
22.06.2013, 23.56





Мать честная Мупсик, наткнулась на Ваш коммент и всё! Все 38-мь глав и эпилог прочитала - спасибо, что предупредили!
Мятежный восторг - Арчер ДжейнМазурка
23.06.2013, 0.10





да действительно после таким комментов мне страшно писать что я читала эту книгу, а тем более что перечитывала.......НО мне нравятся хорошо написанный романы с участием Робин Губа........., и то что он жил только мыслями о гг.....rnа насчет того что героиня......наивная, тупая и.т.д. а какая она должна быть!????? Рыжей красавицей в мужским брюках карабкающаяся по деревьям? она выросла в благородной семье и должна быть наивной девчонкой мечтающая о соседском мальчишке!!!!! согласна книга не подходит когда хочешь отключится от кошмаров реального мира
Мятежный восторг - Арчер ДжейнЭлизавета
25.08.2013, 12.25





Удалила всех Джармонов - хватило "Сладостной пытки"!Фу,ну и гадость! Согласна со всеми негативными комментариями!Не читайте Д.Арчер!rnС уважением
Мятежный восторг - Арчер ДжейнНадежда
1.04.2014, 20.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100