Читать онлайн Шелковые шпоры, автора - Арчер Джейн, Раздел - 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шелковые шпоры - Арчер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шелковые шпоры - Арчер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шелковые шпоры - Арчер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Арчер Джейн

Шелковые шпоры

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

22

Хармони сидела на грязном полу дешевой комнаты многоквартирного доходного дома чикагского Саус-Сайда. Она подтянула колени к подбородку и нахохлилась. Более мерзкого жилья в городе не было, но бездомным бродягам обитающим на улице, ночующим в полиции или, если повезет, на вокзале, приходилось еще хуже.
Жить в трущобах было совсем не дешево, но иммигранты, в основном населявшие такие дома, этого не знали. Они нанимали то жилье, которое им предлагали, и держались за него до тех пор, пока их не выселяли силой. Слишком много народу разбогатело на эксплуатации этих трущоб. Гангстеры знали цену всему на свете, но ничего не ценили.
Короли бандитов. Главари чикагской мафии. Акулы. Она носом чуяла их вонь так же явственно, как въевшийся в стены, пропитавший все здание запах вареной капусты Девушка выглянула в единственное окно однокомнатное квартиры. Штопаное-перештопаное белье висело на веревках, протянутых между окнами и крест-накрест пересекавших пространство, зажатое в грязных кирпичных стенах и именовавшееся пышным словом – «двор». Она вспомнила, что у жителей трущоб не было в обычае мыться по понедельникам. Бедняки мылись каждый день, потому что раз в неделю менять белье им было не по карману.
Хармони взглянула на небо. Цвет его определить было невозможно: воздух пропитался сажей и копотью, летевшей из труб соседних фабрик. У обитателей трущоб не было выбора: из-за недостатка средств на разъезды им приходилось жить поблизости от места работы. Через тонкие стены доносился плач грудных младенцев, хныканье детей, разговоры мужчин и женщин, иногда крики, звуки ударов, ругань и стук швейных машинок.
Таков был Чикаго, который она слишком хорошо знала. И ненавидела. Она поглядела направо. Мстительная усмешка искривила ее губы. Она приволокла Торнбулла сюда, в самую сердцевину мира, который он вскормил и вспоил. Он лежал на полу, связанный по рукам и ногам, с кляпом во рту. Девушка отвернулась, не в силах смотреть на своего живого и здорового врага.
Тор сидел на одном из двух стульев, приставленных к шаткому, исцарапанному деревянному столу, и что-то писал на чистом, белом листе бумаги. Рассыпанная по столу бумага разительно отличалась от обстановки комнаты. Простая железная кровать с продавленным, испещренным пятнами матрацем без простыни была небрежно придвинута к стене.
Раковинами, стоявшими в коридоре, пользовались все жильцы, отчего всюду стояла вонь, особенно непереносимая летом. Издалека доносилось чавканье насоса колонки. Тысячи жителей этого микрорайона сновали взад и вперед с ведрами. Летом, когда расход воды был особенно большим, колонка быстро прекращала работу. Хармони тоскливо подумала о долгом пути по темной, узкой, извилистой лестнице и многих этажах, которые нужно было миновать, чтобы либо набрать воды, либо возвратиться с пустым ведром.
Счастье еще, что они попали сюда не зимой и не летом, когда для жителей чикагских трущоб наступали тяжелые испытания. Она всегда думала об этом, слыша плач, сопровождавший смерть кого-нибудь из больных квартирантов. Не проходило недели без похорон очередной жертвы – маленького, измученного, голодного ребенка. Большинство детей не доживало до пяти лет, а того, кто умудрился перерасти этот роковой рубеж, язык не поворачивался назвать ребенком. Но разве о них кто-нибудь заботился?
Их семьи. Как правило, они делали для детей все, что могли, но без помощи ловких, тоненьких детских пальчиков им не удалось бы свести концы с концами. В тесных, жарких или промерзших комнатах жили целыми семьями, да еще умудрялись сдавать углы большим бедолагам. Здесь рождались, жили, работали, умирали и, как ни странно, иногда находили в себе силы любить.
Если ребенок умирал от бесконечного пришивания пуговиц или изготовления бумажных цветов, то лишь одному из членов семьи удавалось выбраться на кладбище. Пока он копал в глинистой земле безымянную могилу, остальные продолжали работать. Они не могли позволить себе простоя.
Хармони сжала кулаки. Шум, запахи, вид из окна, звуки вскрыли старую рану. А она-то надеялась, что излечилась! Как же она ненавидит акул вроде Торнбулла. Человек был для них всего лишь рабочим инструментом, а в конечном счете средством выколачивания прибыли. Шестнадцати и даже восемнадцатичасовой рабочий день считался нормой. Для работниц «свитшопов» это означало семидневную рабочую неделю. Рабочих фабрик и мастерских призывали бороться за десяти– или двенадцатичасовой рабочий день. Но обитатели трущоб и мечтать не могли о такой роскоши.
Все это было ей знакомо. Она сама прошла все круги ада и, даже став взрослой, не могла о нем забыть. Когда она была маленькой, отец имел постоянную работу на фабрике. Они стояли на ступеньку выше, чем обитатели доходных домов. Но после грандиозного чикагского пожара их благосостоянию пришел конец. Они выжили, но потеряли все, что имели. Вскоре отец начал пить и лишился своего места.
Как многие одинокие женщины с детьми, чтобы свести концы с концами, мать принялась шить. Платили за это так мало, что Хармони с малолетства приходилось помогать ей. Это выводило отца из себя. Он считал, что их работа унижает его мужское достоинство. Но вскоре отец смирился, перестал искать место и начал коротать время в близлежащих салунах. После этого их жизнь быстро покатилась под откос, и мать была счастлива возможности работать на «ситшопе».
Хармони обернулась и снова взглянула на Торнбулла. Уж он-то никогда не жил в доходных домах! Небось, и носу туда не показывал! А между тем подобные дома после пожара росли как грибы. И в каждом таком доме размещался «свитшоп».
Она думала о том, что представляет собой потогонная система. Крупный предприниматель нанимал контрагента, который находил для него субподрядчиков, или «свитеров». Мастерская «свитера» обычно располагалась в большой из двух комнат квартире, снимавшейся в доходном доме. Обычно в ней работало от шести до двенадцати мужчин, женщин и детей. В другой комнате жила, спала и готовила еду семья субподрядчика. «Свитер» кормил рабочих, которые ели без отрыва от производства и спали тут же, на мешках с готовой продукцией.
Но могло быть и еще хуже. Целая семья «свитеров», обитавшая в одной-двух крошечных комнатах доходного дома, нанимала так называемых надомников, которые, как правило, жили вместе с ними. Отец как-то с горя оформил их обеих надомницами, а себя объявил «свитером». Кончилось тем, что мать вдобавок к своим обязанностям взвалила на себя и его работу. Но денег на то, чтобы уехать из доходного дома, скопить так и не удалось. Наибольшую прибыль фабриканту приносили молодые и сильные рабочие; потогонная система постепенно выжимала из них все соки, и производительность труда падала, пока человек не терял последние силы. А они с матерью были очень близки к этому.
«Свитшопы». Она сделала головокружительную карьеру, когда поступила на фабрику, в мастерскую Торнбулла. Она знала, что на хозяина работает не так уж много «свитеров», но называла его фабрику «свитшопом» главным образом из-за постоянной тесноты, скученности и темноты, царившей в здании. Хармони работала с шелком и получала больше многих, но и этого было недостаточно, чтобы прокормить себя. Однако многие женщины и дети, получавшие сдельную плату, были бы счастливы поменяться с ней местами.
Девушка мрачно поглядела на Торнбулла. После постигшего Чикаго пожара горожане панически боялись огня. Она не смогла бы еще раз пережить ужас и потрясение, которые испытала ребенком. Этот страх сохранился на долгие годы. Торнбулл прекрасно знал, что делает, когда обвинил ее в поджоге. В Чикаго слово «поджигатель» было самым страшным обвинением.
И пусть ее потом всю жизнь мучают кошмары, но она закончит это дело и увидит торжество справедливости. Может быть, это позволит хоть немного улучшить положение рабочих.
Не в силах избавиться от воспоминаний, она поднялась и подошла к Торнбуллу. В его глазах был страх. Хорошо! Поделом ему и страх, и голод, и жажда. Но лучше всего было бы, если бы он ощутил безнадежность. Возможно ли это? Способны ли люди, подобные ему, на такое чувство?
– Оставь его, Хармони, – Тор отложил ручку. – Пусть не жалуется, что его тут избивали.
Она повернулась и шагнула к Тору:
– Как хочешь, а твой план мне не по душе.
– Знаю. – Он сдвинул брови. – Ты предпочла бы на минутку забежать в свой прежний полицейский участок, сдать Торнбулла с рук на руки, поприсутствовать при допросе и увидеть, как они бросят его за решетку.
– Да!
Тор запустил пятерню в волосы и устало посмотрел на девушку:
– У меня больше нет сил спорить с тобой. Если понадобится связать тебя, как Торнбулла, клянусь, я сделаю это. – Он тяжело вздохнул. – Ноги твоей не будет в полиции. Можешь быть уверена, что за решетку бросят тебя, а не его, и сделают это с превеликим удовольствием.
– Но…
– Нет! Первым делом они допросят тебя, а когда дело дойдет до остальных, будет слишком поздно.
– Но если Торнбулл признается? Тогда с меня снимут все обвинения.
– Проклятие! – Тор вытер платком потное лицо. – Тут такая жара и духота, что я с трудом соображаю. А здешний шум вообще превращает мозги в кисель. – Он указал на Хармони пальцем. – А ты все споришь и споришь…
– Тор, но…
– Мы спорим об этом с самого воскресенья, когда выехали из Флэгстаффа. Я своего мнения не перемени. Ну сама подумай, Хармони! Тебя разыскивает полиция. Они спят и видят сделать из тебя козла отпущения. Стоит тебе попасть к ним в лапы, и я не уверен, что ты когда-нибудь увидишь дневной свет. И пусть Торнбулл двадцать раз покается, это тебе поможет как мертвому припарка. Вспомни, чикагская полиция вешает тех, кто агитирую рабочих.
– Площадь Хеймаркет!
type="note" l:href="#n_12">[12]
 – содрогнулась Хармони. – Два года назад полиция разогнала там митинг рабочих, но это вызвало бунт. Семьдесят человек предстало перед судом. – Ее голос дрогнул. – Тогда погибло семеро полицейских, но перед этим они сами убили шестерых рабочих во время разгона митинга на Блэк-роуд…
– Верно. А потом они повесили четверых профсоюзных лидеров, организовавших Хеймаркетский митинг.
– Это напугало нас больше всего…
– А ты доставила чикагской полиции куда больше хлопот. После Хеймаркета на берегу озера построили военный форт Шеридан, чтобы каждый день напоминать чикагцам о нерушимости права частной собственности. И это в дополнение к сыщикам агентства Пинкертона, которых акулы наняли для борьбы с забастовками на своих предприятиях. Эти богачи идут на все, лишь бы накопить миллионы, и им дела нет до такой мелочи, как человеческая жизнь. Хармони, еще раз говорю: забастовщиков и профсоюзных агитаторов здесь просто убивают!
– Но я ни то, ни другое.
Тор трахнул по столу кулаком, встал, перешел к окну, выглянул наружу и только потом обернулся.
– Я не знаю, как кто-то умудряется выжить в этой чертовой дыре!
– Многие и не выживают…
– Это ужасно. – Он пересек комнату, обнял девушку и заглянул ей в глаза. – Здесь невыносимо! При мысли o том, что ты много лет прожила в таком доме, у меня сердце кровью обливается. Я хочу увезти тебя и отсюда и вообще из этого города как можно скорее. И именно поэтому на пушечный выстрел не подпущу тебя к полицейскому участку.
– Но я не знаю, сработает ли твой план.
Тор вернулся к столу и сел.
– Я почти закончил. – Подняв ручку, он снова посмотрел на девушку. – Хармони, здесь ты по крайней мере в безопасности. И Торнбулл тоже. Тут вас никто не найдет. Поэтому пока мы не договоримся с полицией, нельзя и носу отсюда высовывать! Но стоит уладить дело, и мы здесь ни секунды не задержимся.
– Я тоже не горю желанием оставаться здесь. Но я не уверена, что…
– Как только у меня будут готовы письменные указания, ты подпишешь свои, а Торнбулл – свои. Потом я уйду из этой проклятой душегубки и направлюсь к адвокату. Этот адвокат, не зная, где ты находишься, передаст Торнбулла и твои показания полиции.
– А второй экземпляр подписанных показаний отнесешь Монике О'Салливен в «Чикаго дейли ньюс»?
– Да. Это самая большая из городских газет. Будем надеяться, что ее поддержка обеспечит тебе безопасность.
– Я не поэтому выбрала «Дейли ньюс». Я хочу, чтобы Моника О'Салливен разрушила эту легенду. Она писала статьи о бедственном положении женщин и детей, работающих на фабриках. Когда нам попадались номера с ее статьями, мы устраивали громкие читки. Она нам сочувствует.
– Это должно помочь. А помощь тебе сейчас просто необходима. – Он снова схватился за ручку. – А теперь не отвлекай меня…
– Тор, я бы хотела, чтобы мисс О'Салливен присутствовала, когда ты будешь передавать Торнбулла полиции.
Он поднял глаза:
– Я не собираюсь сам идти в полицию. Его отведет в участок адвокат, которого я найму. Совать голову в пасть льва…
– Тор, но…
– Полиции вовсе не обязательно видеть нас в лицо. А если это потребуется, ты у меня со свистом вылетишь отсюда! – Он помрачнел. – Откровенно говоря, шансов на успех у нас нет. Я не верю ни одному человеку, который будет принимать участие в этом деле, и не знаю, чем ты сумеешь доказать свое обвинение.
– Я не хочу, чтобы девочек допрашивали в суде.
– Вот и я о том же. – Он отшвырнул ручку. – Чем больше я думаю об этом, тем больше волнуюсь. Черт побери, кому поверит суд: фабричным работницам или владельцу фабрики? Думаю, ответ ясен.
Ее возражения прервало мычание Торнбулла. Он умудрился сесть и пытался что-то сказать. Хармони подошла к нему и пнула в голень.
– Молчать! Ты уже пытался предлагать нам деньги. Меня тошнит от тебя!
– Его нытье в поезде стоило мне нескольких лет жизни… – Тор смерил обоих суровым взглядом и принялся строчить что-то на листе бумаги.
Хармони подошла к столу и некоторое время наблюдала за юношей, мучительно завидуя его беглому, красивому почерку. Когда-нибудь и она, и девочки тоже научатся этому. Она хотела что-то сказать, но тут же опомнилась и закрыла рот. Не следовало отвлекать Тора. Чем скорее он допишет, тем скорее все кончится. Она отошла к окну и уставилась на безрадостную картину. Тор был прав. Во всем. Она знала это, но соглашаться не хотелось. Она несколько месяцев мечтала о том, как пойдет в полицейский участок и отдаст им Торнбулла.
Сделать это собственноручно хотелось ей больше, чем стать простой свидетельницей его ареста. Это было бы честнее, чем прятаться за какого-то безликого адвоката. И нечестно было заставлять Тора доделывать то, что нужно было завершить ей самой. Но она не умела писать письма и правильно излагать на бумаге свои мысли. Она бы не сумела нанять адвоката. У нее не было ни денег, ни документов. И она не хотела вмешивать в это дело девочек.
Что случилось с главарем «Банды бешеных малолеток»? На Западе она была такой сильной, такой уверенной в себе!
Но вернувшись в Чикаго, опять стала беспомощной и безоружной. Если бы не помощь Тора, она не знала бы, как поступить. Девушка оглянулась на Торнбулла. К черту! Она бы сделала то, что давно задумала, а там будь что будет.
Но теперь ей было ради чего жить. Девочки. И Тор. Торнбуллу больше не удастся распоряжаться ею. Она хотела справедливой кары, а не мести. Если она не сумеет добиться осуждения, то уж, по крайней мере, газеты хорошенько изваляют его в грязи и привлекут внимание к положению чикагских рабочих. Достаточно ли этого? Девушка вспомнила о пожаре, о криках, о подругах. Нет! Как бы то ни было, она обязана покончить с Торнбуллом раз и навсегда!
Тор отложил ручку.
– О'кей. Я сделал копии обоих документов. В показаниях Торнбулла содержится признание им своей вины. В твоих говорится о запертой двери, бегстве через окно и твоей невиновности.
– А ты написал, что я никогда не была профсоюзным организатором и агитатором? – спросила Хармони, подходя к столу.
– Вот, прочти сама. – Он протянул девушке лист бумаги.
Она замешкалась, взяла листок, кивнула и положила его на стол.
– Ты же не прочла! – недоуменно сказал Тор и толкнул бумагу обратно.
– Тор, пожалуйста… – Она проглотила слюну. – Я не могу…
– Чего «не могу»? Почерк у меня разборчивый.
– Да нет, почерк прекрасный…
Девушка оглянулась на навострившего уши Торнбулла. А, чего, там! Она вздернула подбородок.
– Я умею читать только по печатному. Мать могла меня научить лишь этому. А потом я стала работать в «свитшопе», и…
Тор вскочил так стремительно, что стул с грохотом полетел на пол. Обогнув стол, юноша обнял ее, крепко прижал к себе и похлопал по спине.
– Прости меня. Это не приходило мне в голову… – Он запнулся. – Значит, и девочки?..
– Во время бегства я кое-чему их научила.
Тор погладил ее:
– Самое главное, что нужно сделать для всех детей, и мальчиков, и девочек, это дать им право на образование.
Хармони кивнула, слезы выступили у нее на глазах.
Послышалось мычание. Они посмотрели на Торнбулла. Тот тряс головой, пытаясь вытолкнуть кляп. Хармони быстро подошла к нему и вынула изо рта платок.
– Ладно, говори, что хотел сказать…
– Ну, благодетели человечества, от вас умереть можно… – Торнбулл прочистил горло. – Вы думаете, что деньги не имеют никакого значения. Вы думаете, все должны быть равны. На каком принципе была создана эта страна?
– На равенстве, – медленно ответил Тор.
– О да, равенство! – Серые глаза Торнбулла перебегали с одного лица на другое. – Но для кого? Для белых мужчин, у которых хватает духу делать то, что им хочется. А кто не может, получает то, что заслужил.
– Работу на «свитшопе»?
– Да! – подался к ним Торнбулл. – Это все, чего хочет и на что способно большинство. Девятерым из десяти детей не имеет смысла тратить время на обучение чтению и письму. Они должны облегчать жизнь родителям. Если они не будут работать, кто займет это место? Их собственные матери?
Хармони снова заткнула ему рот.
– Неправда! Никто не хочет работать в «свитшопах» и недалеко от них ушедших фабриках и мастерских! Люди требуют совсем не такой работы. Это медленная смерть от голода. Просто ваша жадность не оставляет им выбора. Но времена меняются. Люди, подобные тебе, вымирают, и настанет день, когда на земле не останется ни одного бандитского короля!
Торнбулл лег на пол и отвернулся лицом к стене.
– М-да, аудитория была не слишком благодарная, – пошутил Тор, обнимая ее за талию. – Но говорила ты правильно.
– Я хочу, чтобы все как можно скорее кончилось. У меня больше нет сил выносить его присутствие…
Хармони подошла к столу и взяла ручку. Тор положил перед ней два листа бумаги. Девушка медленно, осторожно вывела свое имя внизу каждой страницы и торжествующе поглядела на Тора.
– Мама научила меня расписываться. Она не хотела, чтобы я вместо подписи ставила крест.
– Ты молодец.
– А как быть с Торнбуллом?
– Это моя забота. – Подняв перевернутый стул, Тор подошел к Торнбуллу, поднял его, взгромоздил на сиденье и развязал ремень, стягивавший запястья пленника. – Поставь на обоих листках свою обычную подпись.
Торнбулл вытащил изо рта платок и бросил на них насмешливый взгляд:
– Я всегда подозревал, что рабочие – народ тупой. Теперь я в этом окончательно убедился.
– Не забывай, где находишься, – посоветовала Хармони. – В плену ты, а не я.
Торнбулл бросил на Тора ненавидящий взгляд:
– Только благодаря его помощи.
– Подписывай бумаги… – Тор переложил перо в левую руку, а правую положил на рукоять пистолета.
– Здесь вам меня пристрелить не удастся. Шум привлечет полицию.
Хармони рассмеялась.
– Полицию? И ты думаешь, что они захотят или посмеют лезть сюда? Кого здесь смущает шум? Кто обращает на него внимание? Мы могли бы убить тебя и бросить тело во дворе, а жильцы переступали бы через тебя как через мешок с костями!
– Люди обратят внимание на запах и вызовут полисмена, – сверкнул глазами Торнбулл.
– Да запах твоего гниющего трупа покажется духами по сравнению со здешней вонью, – покачала головой Хармони. – Ты что, не понимаешь?
Он молча уставился на девушку.
– Попал в многонаселенный дом и думает, что тут ему ничего не грозит… Смешно! Ну ничего не соображает! – Хармони отступила на шаг. – Да и не хочет соображать.
– А мне и не нужно, – огрызнулся Торнбулл. – Все это на меня не действует, – обвел он рукой комнату.
– И смерть сотни женщин и детей, работавших на твоей фабрике, тоже не действует?
– Нет, – ответил он не моргнув глазом.
– Значит, ты ходячий мертвец?
Хармони наклонилась, схватила его за лацканы и хорошенько встряхнула. Торнбулл поднял голову.
– Силой ты ничего не добьешься.
– Да ну? – Она звонко хлестнула его сначала по одной щеке, потом по другой.
Он встал и приложил руку к лицу.
– Как ты смеешь прикасаться ко мне!
Хармони обошла стол и занесла кулак. Тор схватил ее за талию и оттащил.
– Лучше подпиши, Торнбулл. Будешь упрямиться, я с удовольствием полюбуюсь, как она разукрасит твое милое личико. Тогда форма будет полностью соответствовать содержанию.
Торнбулл заколебался, перевел взгляд с одного врага на другого, а затем сел.
– Я говорил это раньше, скажу и теперь. Нельзя иметь дело с людьми не в своем уме. А вы оба совершенно свихнулись. – Он быстро расписался на каждой странице и отшвырнул их от себя. – Вот! Чем быстрее я избавлюсь от вас, тем лучше. В полиции, по крайней мере, ко мне будут относиться с уважением, которого я заслуживаю.
– С уважением! – зарычала Хармони, вырываясь из цепких объятий Тора. – Пусти меня! Я ему покажу «уважение»!
– Хватит! – Тор встряхнул ее и оттащил назад. – Мы получили от него все, что требовалось.
Он снова связал Торнбулла, вставил на место кляп, поднял мерзавца и уложил его на пол.
– Я бы с наслаждением изувечила его, Тор.
– Знаю. Я тоже. Но адвокат этого не одобрил бы. Поверь мне.
– Думаешь, существуют на свете юристы, не купленные акулами?
– Таких немного, но они есть. – Он подошел к столу и аккуратно скрепил бумаги.
– Ты надолго?
– Ровно настолько, насколько потребуется. – Юноша снял портупею, положил ее на стол и вынул из кобуры пистолет. Расстегнув рубашку, он сунул за пояс «сорок пятый» и снова застегнул пуговицы. – В этом городе нельзя без оружия… Я ухожу. Сниму номер в гостинице, куплю хороший костюм, поищу адвоката, а дальше все пойдет само собой.
– Я хочу с тобой.
– А кто будет сторожить Торнбулла?
– Свяжем покрепче, и никуда он не денется.
– Ты серьезно? Думаешь, его можно оставить одного?
– Да нет, – тяжело вздохнула она. – Во всяком случае, не здесь. Если кто-нибудь обнаружит его, то клюнет на деньги, которые так любит сулить наш красавец. Торнбулл наобещает с три короба и тут же унесет ноги…
– О'кей. Жди здесь. Постараюсь вернуться к вечеру.
Тор скатал бумаги в трубку. Хармони отперла замок. Держа в руке подписанные показания, юноша подошел к ней.
– Верь мне, все будет хорошо…
Он нежно поцеловал девушку в губы и вышел из комнаты.
Хармони заперла дверь. Не было сил смотреть, как он уходит от нее, идет по темному коридору доходного дома, направляясь навстречу опасности.
Мысли о любви и будущем были отброшены.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шелковые шпоры - Арчер Джейн

Разделы:
123456789

ЧАСТЬ II

101112131415161718

ЧАСТЬ III

192021

ЧАСТЬ IV

22232425Эпилог

Ваши комментарии
к роману Шелковые шпоры - Арчер Джейн



В принципе хороший роман, хоть и не однозаначный. Замечательный главный герой, заботливый, нежный, этот его поступок с леденцами, очень трогательно. А вот героиня честно говоря немного раздражала, ей конечно многое пришлось пережить, но чересчур уж в ней дикого упрямства, недоверия к человеку постоянно лезущему из-за нее под пули и пренебрежения к собственной жизни из-за мести. Мне кажется герой такого обращения не заслужил, а то что она вытворила в гостинице, даже комментировать не хочется. И это еще невинная девушка. А тема острого социального неравенства развита очень хорошо.
Шелковые шпоры - Арчер Джейнната
11.10.2012, 12.57





Супер.. Привлекает своей не однозначностью, достойный конец серии про Кларк Джармонов ..
Шелковые шпоры - Арчер ДжейнМилена
25.03.2013, 7.18





Осилилила только пару глав .. Наивно и нудно
Шелковые шпоры - Арчер ДжейнVita
27.05.2014, 0.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
123456789

ЧАСТЬ II

101112131415161718

ЧАСТЬ III

192021

ЧАСТЬ IV

22232425Эпилог

Rambler's Top100