Читать онлайн На краю света, автора - Арбор Джейн, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На краю света - Арбор Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На краю света - Арбор Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На краю света - Арбор Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Арбор Джейн

На краю света

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Вилла «Мирадор» находилась в конце улицы Сан-Франциско за шестифутовой стеной с чугунными воротами. Ограды балконов второго этажа здания, с которых свисали бугенвиллеи, повторяли витой рисунок въездных ворот. От жаркого послеполуденного солнца окна были плотно закрыты ставнями. Эмме, пришедшей для разговора с сеньорой де Кория, казалось, что и сам дом на время сиесты погрузился в глубокий сон.
Перед тем как отправиться на собеседование, девушка тщательно продумала, что и как сказать по-испански своей нанимательнице. Дверь ей открыла приветливо улыбающаяся служанка-марокканка. Судя по всему, о приходе гостьи ее предупредили. Безмолвно приглашая ее войти в дом, служанка посторонилась. Эмма шагнула в прохладный холл, выложенный мозаичной плиткой.
– Сеньора де Кория просит вас пройти в ее комнату, – сказала молодая марокканка, перед тем как подняться на первую ступеньку лестницы.
В холле на втором этаже было так же прохладно, но намного светлее. В распахнутом настежь окне виднелось дерево. На улице стояло такое безветрие, что ни один лист на ветвях не шевелился. Все дубовые двери, ведущие в комнаты, были закрыты. Подойдя к одной из них, служанка попросила Эмму подождать, постучала и, дождавшись ответа, перед тем как удалиться, громко доложила:
– Сеньорита Редферн.
Эмма открыла дверь и вошла в комнату. После залитого солнцем холла ее глаза не сразу привыкли к полумраку. Однако еще с порога она поняла, что попала в роскошный будуар. Спустя несколько секунд девушка уже смогла разглядеть в нем шелковые бледно-зеленые портьеры, лежавшие на мраморном полу овальные ковры того же цвета, а на туалетном столике – флакончики, пудреницы и шкатулки из зеленого граненого стекла. Только потом Эмма заметила возлежавшую на длинном бамбуковом кресле женщину.
Леонора де Кория была в изящном неглиже из тончайшего нейлона. С ослепительной белизной ткани резко контрастировала темно-золотистая кожа ее оголенных плеч и шеи. Пышные волосы женщины отливали цветом пламенеющего заката. Желтый блеск огромного, квадратной формы топаза на перстне отражался в карих глазах. Хозяйка напомнила Эмме пышный цветок тигровой лилии.
Не поднимаясь со своего ложа, Леонора де Кория повелительным жестом молча указала вошедшей девушке на кресло. Когда та села, женщина, пряча вязанье, произнесла:
– Сама не знаю, почему я вам назначила встречу на такое время. Обычно до шести я отдыхаю. Хотя какая разница! Главное, что вы меня застали.
Она говорила низким томным голосом, и ее английский, за исключением нескольких звуков, был почти безукоризненным.
– Я могла бы прийти в любое удобное для вас время, сеньора де Кория, – тихо сказала Эмма и еще больше смутилась.
– Несомненно, вас можно принять только за англичанку, – заметила женщина.
В этих словах Эмма уловила укор.
– Ваша фамилия Редферн? Вам двадцать один год. Как давно вы в Танжере?
– Я приехала сюда в начале июля. Должна была выйти замуж, но наша свадьба не состоялась.
«Какие еще подробности моей биографии успел или еще собирается рассказать ей Марк Трайтон?» – подумала Эмма.
– Понятно, – кивнула сеньора де Кория. – Но для меня это не столь важно. Меня больше интересует, что о моих требованиях рассказал вам мистер Трайтон.
– Он сказал, сеньора, что вы ищете для своей родственницы компаньонку, – ответила Эмма и, не удержавшись, добавила:
– Он выразил предположение, что если я вам понравлюсь, то даже несмотря на то, что я владею только английским, вы меня возьмете.
Женщина прищурилась.
– А он хочет, чтобы вы мне подошли? – осведомилась она. – Или мистер Трайтон считает, что если вы подошли ему, то подойдете и мне?
Эмма вскочила с кресла:
– Устраивая эту встречу, он преследовал не свои, а наши с вами интересы.
Леонора де Кория улыбнулась, но теплоты в ее глазах Эмма не увидела. Соединив пальцы в замок, женщина закинула руки за голову.
– Да, конечно, – лениво произнесла она. – Даже Марк Трайтон, которому я в разумных пределах позволяю некоторые шалости, и тот пытается использовать меня в своих интересах. Он направляет мне свою протеже, которая мне совсем не нужна…
Эмма подхватила свою сумочку и приготовилась уйти. Однако эмоции девушка все же сдержала.
– Я, сеньора де Кория, пришла к вам не за милостыней, – заявила она. – Никакая я не протеже мистера, Трайтона! Просто он сказал, что у вас есть для меня вакансия.
Леонора де Кория пожала плечами:
– Ну и что с того? Единственное, что мне хотелось бы знать, – какую роль в этом случае он для меня отвел и не слишком ли вы им увлечены. Если вы думаете, что Марк Трайтон в вас влюблен, то глубоко ошибаетесь. У вас нет никаких надежд.
– О каких надеждах вы говорите? Сеньора, меня же только недавно покинул жених!
– Ну и что же? Вам может показаться, что я вам не симпатизирую, но на самом деле мне вас очень жалко. Вы же еще такая молодая и неопытная. Я старше вас и знаю, как удержать любимого. Любая испанская девушка не устояла бы перед чарами такого мужчины, как Марк Трайтон.
– Но я не испанка, сеньора. Вы же сами это только что сказали.
– Не ловите меня на слове! Я признаю, что не учла вашей гордости англичанки, но Марк с его готовностью изобразить из себя благородного рыцаря… Как бы то ни было, но нам обеим многое стало ясно, и теперь, если вы присядете, мы сможем спокойно поговорить о деле.
Эмма неохотно опустилась в кресло. «Если эта сеньора такая неприятная женщина, то какой может оказаться ее свояченица?» – подумала она и стала отвечать на вопросы Леоноры де Кория.
Да, машину она водит, хорошо плавает, у нее крепкое здоровье и африканскую жару она переносит легко.
– А что Марк рассказал вам о Пилар? – наконец спросила сеньора де Кория.
– Он сказал, что она и по сей день глубоко скорбит по своему умершему брату и что вы хотели бы ее из этого состояния вывести. Тогда я ответила ему, что с этой задачей лучше всего могли бы справиться вы, сеньора. А мистер Трайтон сказал, что причину, по которой эту задачу хотят возложить на компаньонку, объясните мне вы.
На губах Леоноры де Кория появилась улыбка, но тут же исчезла.
– Какой же Марк тактичный! – тихо произнесла вдова. – Вызвал у вас симпатию к Пилар, а меня не стал представлять монстром. Придется мне его за это поблагодарить. Ну что ж, буду с вами более откровенна. Пилар так сильно переживает смерть Хайме, потому что она его очень любила. Понимаете?
– Да, понимаю, – кивнула Эмма, стараясь скрыть неприязнь, которую вызывала в ней эта женщина.
– Вот и хорошо. Теперь мне не надо подробно объяснять вам, почему я не убиваюсь по богатому мужу так, как это делает его сестра. Видите ли, не я его выбрала, а он меня. Вы понимаете, что страдания Пилар меня раздражают. В них я вижу для себя укор. Более того, это дитя постепенно переносит свою любовь и на меня. А я уже этим пресытилась. В представлении Пилар я – скорбящая по мужу образцовая английская вдова. Понимаете, я для нее – это то, что осталось от ее горячо любимого брата. Когда я снова выйду замуж, все изменится!
– А что станет с Пилар, когда вы выйдете замуж? – осторожно спросила Эмма.
– Думайте о своем будущем, а не чужом, – отрезала Леонора. – А вдруг я предложу вам место компаньонки Пилар? Скажу вам прямо, что о моем браке в течение ближайших месяцев речь не идет. А к тому времени, я надеюсь, девочка с вашей помощью успокоится и сама станет невестой. Поэтому если в течение, скажем, шести месяцев вы себя хорошо проявите, то я смогу рекомендовать вас другим.
– Спасибо, – сухо ответила Эмма. – Вы полагаете, что за такой короткий срок можно повлиять на вашу золовку? Кроме того, о каком браке может идти речь, если ей к тому времени еще не исполнится восемнадцати? Разве можно заставить девушку ее возраста думать о браке?
– Она выйдет замуж, когда ей это посоветуют. Я же это сделала. Но я с вами согласна, повлиять на Пилар за такой короткий срок будет трудно. Если только какой-нибудь приличный молодой человек не обратит на нее внимание. А сейчас она еще наивный и неуклюжий ребенок, который собственной тени боится. Я хочу, чтобы вы занялись ее воспитанием, отвлекали от грустных мыслей и научили радоваться жизни. Будете ходить с ней по магазинам, советовать, что ей надеть. Я заметила… – Леонора еще раз бросила взгляд на костюм из зеленой чесучи, который был на Эмме, и продолжила: – что у вас неплохой вкус. Правда, одеты вы, по нашим меркам, чересчур строго. Но для компаньонки Пилар, которая пока не придерживается никаких стандартов, это вполне нормально.
– Спасибо, – вновь поблагодарила Эмма.
Она прекрасно понимала, что в этом доме ей отводится роль буфера между сеньорой де Кория и ее золовкой. «А не навлеку ли я на себя гнев этой женщины, если мы с Пилар станем настоящими подругами? – подумала Эмма. – Нет, этого я не вынесу».
– Жить вы конечно же будете с нами, – говорила тем временем Леонора. – Вы вдвоем будете ездить на той машине, что поменьше. Жалованье я вам положу неплохое. Скажем, две тысячи песет в месяц. Да, а может быть, Марк уже вам на это намекал?
– Нет, мистер Трайтон ничего не говорил о деньгах, но та сумма, которую вы назвали, меня устраивает, – ответила Эмма и, хотя она еще сомневалась, соглашаться ли ей на должность компаньонки или нет, спросила: – А могу я до принятия решения увидеться с вашей золовкой?
– Конечно, – кивнула Леонора и, спустив на пол обутые в сандалии ноги, встала с кресла.
Хлопками в ладоши она вызвала служанку-марокканку и попросила ее позвать Пилар.
– Аиша из горного племени риффи, – сообщила Эмме Леонора. – Ее родной язык – арабский, но она понимает по-испански и немного по-английски. А Хореб, наш бой, мечтает стать гидом и работать с туристами. Для Аиши он часто исполняет роль переводчика. Кстати, сама Пилар предпочитает говорить по-испански, но вы не позволяйте ей говорить с вами ни на каком языке, кроме английского.
Когда открылась дверь и в комнату вошла Пилар, сеньора де Кория сразу же замолчала и вернулась на свое ложе.
Эмма с интересом посмотрела на вошедшую девушку – жгучую брюнетку с нежно-оливковым цветом кожи. Волосы ее были расчесаны на прямой пробор. Это была худенькая, еще не оформившаяся девочка, однако глаза ее смотрели не по-детски серьезно. Она была в плоских марокканских бабушах, надетых на босу ногу, и в хлопковом платьице девочки-подростка. Длинные серьги в ее ушах и позвякивавшие на руках браслеты поражали своим безвкусием, а слишком яркая помада на пухлых губах, совсем не нуждавшихся в косметике, вызывала к девушке сочувствие. «В ней нет ни игривого обаяния маленьких англичан, ни задиристой уверенности испанских ребятишек, – глядя на нее, подумала Эмма. – Представляю, как должна злиться на нее сеньора Леонора».
Ей неожиданно захотелось взять Пилар за руку.
А та, войдя в комнату, смущенно посмотрела на незнакомку и что-то быстро сказала невестке по-испански.
– Я же тебе говорила, Пилар, что мисс Редферн англичанка, – осадила ее сеньора Леонора. – Неприлично говорить в компании на чужом языке, если его кто-то не понимает.
Лицо девочки мгновенно помрачнело, и Эмме стало жалко ее.
– Perdone… то есть простите меня, мисс Редферн, – извинилась Пилар. – Но я очень плохо говорю по-английски. Не то что Леонора..
– И все равно лучше, чем я по-испански, – улыбнувшись, ответила Эмма.
– Если бы она не ленилась практиковаться, ее английский был бы на том же уровне, что и у меня, – фыркнула Леонора. – Но я думаю, что мы это скоро поправим. Детка, ты же знаешь, что мы с мисс Редферн обсуждаем ее будущие обязанности. Теперь, когда я не смогу взять тебя с собой, ты одна не останешься. Мисс Редферн будет отвлекать тебя от грустных мыслей. Так что скучать ты больше не будешь.
И тут Эмма приняла окончательное решение: она станет компаньонкой этой юной девушки. Увидев, как та при каждой фразе, брошенной сеньорой Леонорой, вздрагивала, она захотела не столько привить Пилар хороший вкус, сколько защитить ее от злого языка невестки.
– Леонора, ты не права, – ответила Пилар. – В твое отсутствие я совсем не скучаю. Когда мне грустно, я всегда могу поговорить с Аишей и Хоребом.
Тонкие ноздри Леоноры задрожали.
– Да, ты знаешь, чем себя занять! – гневно воскликнула она. – Фантазируешь или бесцельно бродишь по саду! Знаете, мисс Редферн, Пилар полагает, что ей удастся перехитрить здешний климат. Она ухаживает за какими-то жалкими цветами и думает, что они у нее не завянут!
– О, Леонора, я выращиваю чудесные растения! У меня есть прекрасные разноцветники и самые ранние розы. А сейчас цветут мои канны.
– Канны! – презрительно фыркнула Леонора. – Это же сорняки, да еще такого кричащего цвета, как платье цыганки!
– И все равно Хайме их очень любил, – сквозь зубы процедила Пилар. – Помню, давным-давно он говорил мне, что они напоминают ему тебя.
– Ну, дорогая, спасибо. Только я это за комплимент принять не могу. А теперь хватит спорить, а то боюсь, что наша перебранка мисс Редферн уже надоела. Чем заниматься всякой ерундой, лучше бы подумала о том, в чем ты ходишь. Кстати, что за жуткая помада у тебя на губах? Разве не видишь, что она тебе совсем не подходит?
Пилар прикрыла рот ладонью.
– У тебя же самой есть такая помада, – растерянно проговорила она. – Я была в салоне косметики на улице Гойи, и продавец сказал мне, что это твой самый любимый цвет…
– В таком случае я в этом салоне больше не появлюсь! – воскликнула Леонора и, словно Пилар в комнате не было, продолжила: – Вот видите, мисс Редферн, к чему приводит рабское подражание? Ну, что вы скажете о моей юной золовке? Как вы думаете, мы сможем нашими совместными усилиями хоть как-то на нее повлиять?
Эмма посмотрела на Пилар, сжимавшую от стыда свои тонкие пальчики.
– Прежде всего, я хотела бы, чтобы мы с ней стали подругами, – тихо ответила она, поднялась с кресла и, пройдя мимо сеньоры Леоноры, протянула девушке руку.
Пилар крепко пожала ее.
– Меня зовут Эмма, – продолжила она. – Я не такая чопорная, как большинство англичан. «Мисс Редферн» звучит слишком официально, и мне хотелось бы, чтобы ты называла меня по имени. Кстати, я тоже люблю цветы…
О большей награде, чем благодарность, промелькнувшая в черных глазах Пилар, Эмма даже не мечтала. Ей показалось, что в этот момент ей удалось немного ослабить ту власть, которую имела сеньора Леонора над свояченицей.
Пока Эмма ждала, когда из Англии придет рекомендательное письмо, она сделала, как ей казалось, очень важное дело: письменно поблагодарила Марка Трайтона. Свое послание она отправила на адрес городской конторы «Маритайм-Эр», но на конверте с его ответом значился домашний адрес – адрес виллы, находившейся в Маунтин, самом респектабельном районе Танжера. Если девушка обращалась к нему официально – «мистер Трайтон», то он называл ее не иначе как «дорогая Эмма Редферн». Он сообщал, что получил ее благодарственное письмо и желает успехов в новой работе. Поскольку послание было написано сухим, канцелярским языком и из него следовало, что на этом участие Трайтона в ее дальнейшей судьбе закончено, Эмма решила при случае показать его сеньоре де Кория. «Пусть успокоится», – подумала она.
Намного труднее Эмме было сочинить письмо своим родным. Она решила подождать до того момента, пока не станет известно, получит ли она место на вилле «Мирадор». Узнав, что их племяннице удалось найти хорошую работу, дядя и тетя не стали бы так сильно переживать по поводу ее несостоявшегося замужества. «Но как изложить им все, что со мной случилось? – думала Эмма. – Как скрыть от них горечь и разочарование? Интересно, как бы повел себя Гай, если бы я стала его женой в Англии? Не осталась бы я и тогда у разбитого корыта?»
Как ни странно, но Эмма, пережив несколько мучительных дней, однажды проснулась и неожиданно поняла, что Гая видеть уже не хочет. Более того, за его предательство она совсем не желала ему зла. Теперь она спокойно воспринимала выпавшее на ее долю несчастье.
За день до того, как Эмме предстояло приступить к обязанностям компаньонки, ей позвонила Леонора и сообщила, что перед тем, как сесть за руль машины, той необходимо пройти тест. О необходимости этого, как она сказала, ей напомнил Марк Трайтон. Таким образом, Эмма могла пользоваться ее машиной, только имея на руках соответствующее свидетельство.
Девушка поначалу растерялась: она не знала, где и кому должна сдавать экзамен, но добрая, мадам Блан-шар, узнав о ее проблемах, тут же их разрешила.
Утром, когда Эмма пришла на виллу «Мирадор», чтобы взять машину, ей навстречу выбежала Пилар.
– Леонора еще не встала, – смущаясь, сообщила девушка. – Она сказала, чтобы я показала тебе гараж. Там у нее открыт счет на бензин. И еще. Вчера вечером Леонора дала мне много денег. Больше, чем нужно. После того как ты выиграешь тест, я поведу тебя на обед.
– Пилар, английское слово «выиграть» употребляется, когда кто-то побеждает в соревнованиях, – улыбаясь, поправила ее Эмма. – Надо было сказать «пройдешь тест». Но знаешь, я могу его и не пройти. Я так боюсь… И нервничаю.
– И все равно я уверена, что ты его выи… пройдешь, – бодро ответила Пилар. – Ты же такая умная и к тому же очень спокойная. Я могу поехать с тобой куда угодно!
Они обе громко засмеялись. На пути в центр города Пилар радостно воскликнула:
– Ну вот, я же знала, что ты прекрасно водишь! Так уверенно и спокойно. Совсем не так, как Леонора. Ты бы видела, как она делает повороты. Фу! А когда ее обгоняют машины, она жутко злится. Даже сеньор Трайтон и тот недоволен, как она водит. Возможно, он за нее просто боится. Я читала, что мужчины всегда беспокоятся за своих любимых…
Возле гаража, рядом с которым располагалось кафе, Эмма остановила машину. Пилар пообещала ждать ее в кафе.
– Ходить одной в кафе мне не разрешается, – неожиданно став серьезной, сказала Пилар. – Но я займу столик, закажу себе кофе и буду сидеть тихо, как мышка.
Эмма оставила ее в кафе и поехала на экзамен. Волнения ее были напрасными – тест на вождение она с успехом прошла. Инструктор-американец, принимавший у нее экзамен, даже похвалил ее. Он был крайне удивлен тем, что на незнакомых ей улицах она совсем не растерялась. Приободренная его словами, Эмма поехала назад.
Пилар, однако, была не одна: рядом с ней под большим зонтом от солнца сидел молодой испанец, которого девушка представила как друга ее и Леоноры. Звали его Рамон Галатас. Вскочив, молодой человек протянул руку Эмме и, галантно склонив голову, произнес:
– Encantado, senorita!
type="note" l:href="#n_7">[7]
«Да, именно таким и должен быть типичный испанец: красивый, узкобедрый, с тонкой талией и длинной грациозной шеей танцора, – подумала Эмма и поймала на себе его нагловатый взгляд. – Вот только рот у него неприятный. Слишком уж у него капризные губы. И вообще, этот молодой человек какой-то слащавый».
– Рад с вами познакомиться, мисс Редферн! – добавил он, но уже на хорошем английском. – Надеюсь, что на вилле «Мирадор» мы будем часто видеться.
– Эмма, мне даже не надо спрашивать тебя, прошла ли ты тест, – это видно по твоему счастливому лицу! – радостно воскликнула Пилар. – А теперь мы можем отпраздновать твой успех. Правильно? Я уже попросила Рамона отвести нас в какой-нибудь приличный ресторан и вместе с нами пообедать.
– Нет-нет, – запротестовал Рамон. – Я пойду с вами, но при условии, что плачу я.
И тем не менее, когда Пилар сказала ему, что для такого случая Леонора снабдила ее деньгами, он быстро согласился.
Они втроем сели в маленький автомобиль и поехали в «Эль-Минзах». У ресторана под открытым небом Пилар с Рамоном вылезли из машины и пошли занимать столик, а Эмма отъехала, чтобы припарковаться.
По тому, как это делал Гай, она знала, что здесь на стоянках билетов владельцам машин не выдают – просто охраннику надо дважды заплатить: на въезде и на выезде. Эмма дала марокканцу пару песет и тут заметила, что дверца машины с его стороны не закрыта. Она уже потянулась, чтобы взяться за ручку, но охранник ее опередил. Он с силой захлопнул дверцу, и та больно ударила Эмму по пальцам.
Увидев, что девушка поморщилась от боли, марокканец начал изливать ей потоки извинений на смеси испанского, арабского и еще какого-то языка, которого Эмма совсем не знала. Улыбаясь, она сказала ему, что ничего страшного не произошло, но, когда пришла в ресторан, пальцы ее немного распухли, а под тремя ногтями появились фиолетовые пятна.
Пилар ждала ее за столиком в саду. Она сообщила Эмме, что на входе они встретили Марка Трайтона и тот пригласил Рамона в бар.
– А когда он услышал, – продолжила Пилар, – что и ты должна прийти, – она сделала ударение на слове «ты», – то сказал, что обед будет за его счет. Он назвал его английским словом, которое означает una fiesta de cuatro.
Эмма перевела это как «праздник на четверых».
Вскоре к ним подошли Рамон и владелец «Мари-тайм-Эр». Обмениваясь с Марком Трайтоном приветствиями, Эмма смотрела на него и не могла понять, рада она этой встрече или нет. В последний раз они виделись в саду пансиона в то самое утро, когда она узнала, что Гай ее бросил. Кроме того, холодный тон письма Трайтона явно свидетельствовал о том, что встречи с ней он не искал. Девушка никак не могла понять, почему теперь, если конечно же Пилар ничего не перепутала, узнав, что она будет на обеде, он захотел к ним присоединиться. Как бы то ни было, но услышать это ей было приятно.
Видя, что Марк Трайтон держится непринужденно, Эмма сразу же успокоилась. За обедом разговор шел на английском языке, но, если Пилар или Рамону было трудно подобрать нужное слово, они переходили на испанский, а Трайтон переводил. Один раз, когда все говорили на родном Эмме языке, Марк сказал ей, что мусульмане верят в бараку – особый дух, которым обладают святые, благородные люди, некоторые животные и даже древние деревья, – и благоговеют перед ним.
– А ваша попытка познакомиться с жизнью простых марокканцев оказалась неудачной, – заметил он. – Ну, это мы когда-нибудь должны исправить.
– Исправить? – переспросила Эмма и невольно поежилась от страха. – Нет, в арабский квартал я больше не пойду.
Марк Трайтон взял свой фужер с вином и в задумчивости повертел его.
– Но вы туда пойдете, естественно, не одна, а в сопровождении, – произнес он. – Так вы сможете узнать, что марокканцы – добрые, сердечные люди. Если они поймут, что вы им друг, то отнесутся к вам с большим уважением. Я…
Марк прервался, поскольку в этот момент к нему подошел швейцар из отеля и сказал, что ему звонят. Трайтон извинился и, поднявшись из-за стола, направился к телефонному аппарату.
О том, что у нее болят пальцы, Эмма не говорила. Во время обеда кровоподтеки на них она старалась не показывать и все время держала руку под столом. Но когда Трайтон вышел на несколько минут, она неосмотрительно постучала пальцами снизу по крышке стола и тут же вскрикнула от боли.
– Дорогая, что с тобой? – встревожившись, спросила Пилар.
Рамон осторожно взял руку Эммы и, увидев, что у нее под ногтями кроваво-фиолетовые пятна, сочувственно поцокал языком.
– Ничего страшного, – заверила Эмма. – Просто, когда я закрывала машину, пальцы прижало дверцей.
– Их надо обязательно перевязать, – решительно произнесла Пилар.
– Зачем? Я же не поранилась. К тому же я несколько минут держала руку под холодной водой. А если перевязать пальцы, мне будет труднее вести машину.
Эмме хотелось, чтобы до возвращения Марка Трайтона разговор о ее пальцах прекратился. Она боялась снова предстать перед ним в жалком виде.
– Но они же у тебя болят, – возразила ей Пилар.
– Я знал, что англичане – стоики, а теперь убедился, что и их женщины тоже! – заметил Рамон и, многозначительно посмотрев в глаза Эммы, – шепотом добавил: – Вам известно, что страстные испанцы все лечат поцелуями? Сеньорита…
И пока подошедший к ним Марк Трайтон выдвигал стул и садился за столик, Рамон расцеловал больную руку девушки от кончиков пальцев до запястья.
Эмма отдернула руку и, смущенно посмотрев на Трайтона, увидела в его глазах неподдельное удивление. Ей ничего не оставалось, как тут же объяснить ему, что у нее случилось с рукой.
– Ну-ка, дайте я посмотрю, что там у вас, – потребовал Марк.
Эмма неохотно протянула ему руку.
– Если начнется воспаление и треснет кожа, может произойти заражение, – внимательно осмотрев ее посиневшие кончики пальцев сказал Трайтон. – Как только это случится, немедленно обратитесь к врачу. Он вам сделает противостолбнячный укол. После обеда я сам отвезу вас и Пилар на виллу.
– Но машину вести я могу! – запротестовала Эмма.
– Нет, позвольте это сделать мне, – ответил владелец авиакомпании и огляделся в поисках официанта.
Непринужденность, царившая до этого момента за обедом, тут же исчезла. Марк Трайтон, судя по всему, находился под впечатлением разговора по телефону, Эмма была смущена тем, что Рамон после своего галантного сеанса терапии явно развеселился, а Пилар, отпивая маленькими глотками кофе, хранила молчание и старалась привлечь к себе внимание Эммы.
Договорившись встретиться у стойки портье в вестибюле отеля, они поднялись из-за стола. Эмма с Пилар пошли в туалетную комнату.
– Ты в самом деле сможешь вести машину? – с тревогой в голосе спросила Пилар. – Рука у тебя не сильно болит?
– Ну конечно же смогу, – заверила ее Эмма. – А не спорила я с мистером Трайтоном только потому, что это было бы глупо.
– Ты не обидишься, если я попрошу тебя сесть за руль?
– Обижусь? Ну конечно же нет!
– Тогда скажи сеньору Трайтону, что машину поведешь ты. Если тебе неловко с ним препираться, скажи, что этого хочу я. Или придумай что-нибудь еще. Только бы он нас не отвозил.
Но снова заводить разговор с Трайтоном на эту тему Эмме очень не хотелось.
– Боишься, что он такой же плохой водитель, как и сеньора де Кория? Могу заверить тебя, что он…
– Боюсь? – переспросила Пилар. – Нет, это совсем не страх. Наоборот, мне нравится с ним ездить. Но только не сегодня. Я не хочу, чтобы он отвозил нас домой, потому что там будет Леонора.
– Хочешь сказать, что сеньора де Кория этого не одобрит? – медленно произнесла Эмма.
Пилар покачала головой.
– Знаешь, не подумай, что если нас подвезет сеньор Трайтон, то этим мы нарушим какие-то приличия, – ответила она. – Просто ей это очень не понравится, а мне злить ее совсем не хочется. Понимаешь, Леонора будет не против того, что я пригласила Рамона с нами. И это несмотря на то, что она сама собиралась с ним обедать. Леонора знает, что Рамон от нее все равно никуда не денется. Но с сеньором Марком Трайтоном совсем другое дело…
– Другое дело?
– Ну конечно, другое. Она же замуж за Рамона Галатаса выходить не собирается.
– А хочет стать женой мистера Трайтона, – закончила вместо нее Эмма, которая уже догадалась о планах богатой вдовы.
– Да. Правда, они еще не помолвлены, но то, что собираются пожениться, и так ясно. Поэтому Леоноре не нужно знать, что с нами был сеньор Трайтон.
– Ей не понравится, что ее жених обедал с ее золовкой и компаньонкой? – удивленно переспросила Эмма. – Пилар, да ты шутишь!
– Нет, я совсем не шучу, – сделав серьезное лицо, ответила девушка. – Понимаешь, Леонора будет против того, что он был в компании двух женщин. Она никогда не простит мне, что я приняла его приглашение. А к тебе она его просто приревнует. Поверь мне, когда Леонора что-то начинает подозревать или ревнует, она становится просто невыносимой…
Заметив, что у Пилар задрожали губы, Эмма обняла ее за плечи.
– Хорошо, – сказала она. – Не волнуйся. Обещаю, что на виллу мы вернемся одни. Ну а если сеньора де Кория спросит, как мы провели это утро и где обедали; тебе придется ей солгать?
– Нет, – решительно заявила Пилар. – Я скажу ей, что мы встретили Рамона и он посоветовал нам пообедать в «Эль-Минзах». Понимаешь, Леонора не позволяет мне посещать такие шумные заведения. А деньги, которые она мне дала, я тайком положу ей в сумочку, и, сколько мы потратили, она ни за что не узнает. Так что ложью это не будет. Правда?
Эмма улыбнулась.
– Да, но ты забыла о сеньоре Галатасе и мистере Трайтоне, – напомнила она.
Пилар помотала головой:
– Ничего страшного. Я попросила Рамона о нашем обеде молчать. Он, бедный мальчик, сразу все понял. А в том, что сеньор Марк сам будет держать язык за зубами, я почему-то уверена.
«Но только в том случае, если это в его интересах», – подумала Эмма. Уже зная, что сеньора де Кория может приревновать и без малейшей на то причины, она надеялась, что та об их обеде не узнает. Теперь девушке предстояло отказаться от услуг Марка Трайтона, и сделать это надо было как можно тактичнее. Ее отказ не должен его обидеть – в противном случае Трайтон может пожаловаться на нее сеньоре де Кория.
Задача оказалась для нее далеко не легкой. Трайтон отверг повторное утверждение Эммы, что она способна сама вести машину.
– Ерунда, – отмахнулся он. – Где вы оставили свой автомобиль?
Эмма ответила ему и, поймав на себе испуганный взгляд Пилар, решила прибегнуть к уловке.
– Но сразу возвращаться домой мы не собирались, – соврала она. – Нам еще нужно сделать кое-какие покупки.
Эмма не понимала, почему Пилар вдруг отчаянно замотала головой, до тех пор, пока не услышала ответ Трайтона.
– Сейчас уже половина третьего, – заметил он. – Так что все магазины закрыты, а откроются они, самое раннее, в четыре.
Эмма от смущения закусила губу. Она совсем забыла, что на время сиесты жизнь в Танжере замирает. «Теперь Трайтон все понял и никаких возражений от меня больше не примет», – в ужасе подумала девушка.
Воцарилось тягостное молчание.
– Эмма не любит ходить по магазинам, – наконец произнесла Пилар. – Она еще ни разу не была в саду Мендубия, и Рамон обещал ее туда сводить. А он там как раз встречается со своим приятелем.
Эмма поймала на себе многозначительный взгляд Трайтона и тут же сконфузилась.
– Ну, если так… Надеюсь, что и машину поведет Рамон? – процедил сквозь зубы Марк Трайтон и, не взглянув на Эмму, круто развернулся и зашагал прочь.
Девушка посмотрела ему вслед и услышала громкий вздох Пилар. Это был вздох облегчения. А вот Эмма никакого облегчения не испытывала: ей совсем не хотелось оставаться в компании Рамона. Молодой испанец, видимо, это понял и криво усмехнулся. Эмме стало так стыдно, что она чуть было не заплакала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - На краю света - Арбор Джейн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману На краю света - Арбор Джейн



не понравилось,ни какой страсти, чувственности, скукота, вообще не понятно как они полюбили друг друга, не стоит читать
На краю света - Арбор Джейнаня
26.07.2011, 8.21





Скучно и банально, читать не интересно.rn 4балла
На краю света - Арбор ДжейнТесса
10.12.2015, 20.27





Так себе.
На краю света - Арбор ДжейнКэт
16.02.2016, 10.11





Роман из жизни вяленых рыб, не больше
На краю света - Арбор Джейннадежда
7.04.2016, 21.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100