Читать онлайн Восхищенный взгляд, автора - Аподака Дженнифер, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Восхищенный взгляд - Аподака Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Восхищенный взгляд - Аподака Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Восхищенный взгляд - Аподака Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Аподака Дженнифер

Восхищенный взгляд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Люк вышел проводить Регину, а Айви продолжила поиск в Интернете. Она вновь просмотрела все операции по счетам Трипа. Но все, что она смогла отыскать, – это депозит на восемь тысяч долларов наличными. Ничего иного.
Она проверила счета матери, чтобы обезопасить ее на случай, если Дирк решил попользоваться ее деньгами. Но все как будто было в порядке.
У Айви по-прежнему недоставало данных, чтобы проникнуть в счета Пирса Джордана, но она не без оснований полагала, что он сумел бы провернуть все так, чтобы не оставить следов.
Она даже Арнольда не обошла вниманием, проникнув в те счета, куда смогла найти доступ, но ничего интересного там тоже не обнаружилось. Все выглядело вполне пристойно.
Айзек поставил перед Айви чашку с горячим кофе и положил ладонь ей на плечо.
– Я люблю ее, Айви.
Она накрыла его руку своей.
– Я знаю. – Айви посмотрела в темно-карие выразительные глаза человека, которого успела полюбить так, словно он был ей отцом. Но право выбора оставалось не за ней, а за ее матерью. – Но так продолжаться не может, Айзек. Моя мама нуждается в мужском внимании. Просто она… такая.
Айзек осторожно сжал ее плечо.
– Мэллори необходимо мне довериться. Я не могу ее отпустить. Я живу только когда она рядом. Она вызывает во мне желание бороться за нее.
Возможно, Айзек был так же одержим, как ее мать. Но кто она, Айви, такая, чтобы бросать в кого-то камни? Она сама с готовностью спускала штанишки для Люка, который, между прочим, без обиняков сказал ей, что годится только для секса. Он стал для нее наркотиком. Не думая, Айви выпалила:
– К ним словно прилипаешь, верно?
Взгляд Айзека потеплел.
– О, девочка, да ты в него влюблена.
Слава Богу, Люк провожал Регину к машине и не слышал.
– Мне казалось, что я полюблю человека, которого сама выберу. И тогда он был бы таким, как ты.
Айзек ласково улыбался ей.
– Спасибо, конечно. Только тебе такой, как я, не нужен. Что бы получилось у нас с тобой? Благопристойность и никакой искры. Никакой страсти. Один из двоих должен заставить другого чувствовать, понимаешь? Мы нуждаемся в них точно так же, как они нуждаются в нас. Но ты должна решить, хватит ли у тебя мужества добиваться его. – Айзек наклонился и поцеловал Айви в макушку. – И конечно, на меня ты всегда можешь рассчитывать.
Чем она заслужила такую удачу?
– И ты на меня. Поклянись, что ты о ней позаботишься. Я знаю, что ты ее не оставишь в беде, но все равно поклянись. – Только бы он не обиделся.
– Клянусь, Айви. Я буду о ней заботиться. И еще я клянусь, что, если ты будешь ей нужна, я тебя найду.
Айви кивнула. Она испытывала к Айзеку какую-то особую благодарность, которой она не могла подобрать определение или объяснение.
Айзек убрал руку с ее плеча и посмотрел на экран ноутбука.
– Успехи есть?
– Пока похвастать нечем. Не могу влезть в счета Пирса. Вчера проверила Марлу. Нам обязательно надо их найти.
– Проверь Марлу еще раз. Может, она заплатила за что-то.
И тут Айви увидела открывающиеся возможности.
– Верно, Айзек! Она могла расплатиться по карточке за еду или за педикюр, а может… – Айви замолчала, сосредоточившись на получении доступа к счету. Они так нуждались в какой-то подсказке, пусть крохотной, пусть ерундовой зацепке.
Айви успела ввести имя пользователя и пароль, когда в дверях появился Люк.
Экран ожил. Айви пробежала глазами по цифрам и вдруг воскликнула:
– Люк! Вот оно! Нашла! Мотель «Суперхейвен»! Марла заплатила за номер в мотеле вечером в субботу. Вероятно, оплата прошла только сегодня утром. – Люк подошел к ней, но Айви повернулась к Айзеку.
– Ты гений, Айзек!
– Я не гений, я просто адвокат, – скромно ответил Айзек и ухмыльнулся.
– Ты знаешь, где находится этот мотель? – спросил Люк, наклоняясь к экрану.
Айви вдохнула его запах, но не позволила себе отвлечься.
– Недалеко от аэропорта Онтарио. Думаешь, Пирс с ней? Люк посмотрел Айви в глаза.
– Есть только один способ это выяснить. Поехали, принцесса.
– Подожди, я должна предупредить маму.
Люк и Айзек остались в комнате, а Айви, не дожидаясь, как на это отреагирует Люк, поспешила к матери. Она задержалась, чтобы посмотреть на разложенный на полу материал, который Мэллори подобрала для штор в большую гостиную. Швейная машинка матери стояла у стены открытая. Должно быть, Мэллори трудилась над драпировками вчера ночью перед тем, как пойти спать.
Айви быстро прошла по короткому коридору и заглянула в спальню по левую руку от нее, рядом с дверью, ведущей в гараж. Мэллори стояла перед зеркалом. На ней была короткая юбка, открывавшая стройные ноги, обтягивающий джемпер с глубоким декольте и босоножки на высоком каблуке. Все это выглядело весьма подозрительно.
– Мама, ты что делаешь? – Вернее было бы спросить, куда она направляется и кого собирается соблазнять.
Мэллори провела щеткой по длинным темным волосам.
– У меня на сегодня есть кое-какие дела. Мой офис в руинах. Кто-то должен помочь мне убрать.
Что-то тут нечисто.
– Айзек тебе поможет или я помогу, когда вернусь. Мама, пожалуйста, не ходи никуда.
Мэллори со стуком опустила щетку на туалетный столик и сердито уставилась на Айви.
– Я не ребенок, Айви. Я взрослая женщина, и у меня есть бизнес, который требует внимания. Я должна поехать в офис, убрать там и кое-что сделать.
Ужасное подозрение зародилось у Айви.
– Что ты задумала? – Наверняка тут замешан мужчина. Если она так вырядилась, то тут точно замешан мужчина.
Мэллори задрала подбородок.
– Я делаю то, что должна делать. Айви огляделась, увидела сумочку Мэллори и быстро схватила ее.
– Айви Роуз Йорк! Что ты творишь! Айви вытащила мобильный телефон матери, нажала на кнопку показа последних вызовов и уставилась на номер. И непроизвольно сжала руку в кулак.
– Ты звонила Арнольду Стерлингу? Ты что, сошла с ума?
– Не смей читать мне нотации! Как ты думаешь, кто сегодня утром подобрал с пола на кухне твой халат и трусы Человека-Легенды?
– Это совсем другое дело! – Айви не верила своим глазам. Мать ее делалась неуправляемой именно тогда, когда ситуация принимала самый опасный оборот.
– Другое дело! – насмешливо повторила Мэллори. – Что бы ты там ни вещала, ты запала на самого отъявленного «плохого парня» во всей округе. И он непременно сделает тебе больно, и тогда ты вернешься в свою спасительную раковину. Спрячешься там и станешь учить жизни тех недоумков, у которых хватает глупости звонить на твою распрекрасную передачу и просить у тебя совета. Слава Богу, я не из их числа. Меня учить не надо. Потому что в этой жизни нет ничего безопасного. Безопасность – это миф, Айви. Это просто еще одна клетка, тесная, жестокая клетка! И поэтому я иду своим путем и считаю себя свободной. Свободной в своем выборе. Я могу заполучить любого мужчину, какого захочу.
Слова Мэллори достигли цели и отозвались в сердце Айви неожиданно острой, непереносимой болью. Мать ее говорила то же, что и все остальные. О ее, Айви, эмоциональной трусости. Как случилось, что пропасть между нею и матерью так увеличилась? Так…
– Довольно, Мэллори.
Айви с трудом оторвала взгляд от искаженного гримасой лица матери и посмотрела на Айзека, который стоял в дверях.
– Айви, Люк ждет тебя. Иди.
Айви стояла по другую сторону кровати. Между нею и Айзеком была ее мать.
– Я… – «Что? Не хочу уходить? Хочу уйти?» В конце концов, она опустила телефон матери в сумку и сделала шаг. За ним еще один.
Мать любила ее. Айви это знала. Всегда это знала. Айви сделала еще один шаг.
– Айви, не оставляй меня здесь…
Еще один шаг, и Айви поравнялась с матерью и, повернувшись к ней, крепко ее обняла. Никакие слова не могли разрушить их отношений.
– Я вернусь. Позвони мне, если я буду тебе нужна. Я люблю тебя, мама. – С этими словами Айви отпустила ее и поспешила к двери.
Оказавшись возле Айзека, она подняла на него глаза.
– Ты поклялся.
– И я сдержу слово. Иди, Айви.
Мэллори слышала, как ушли Айви и Люк. Она осталась в доме наедине с Айзеком, но это не означало, что она была обязана с ним разговаривать. Зачем ей слушать, какая она ужасная мать.
В гостиной Мэллори опустилась на колени и пробежала пальцами по ткани, которую подобрала для штор. Она живо представляла себе, как великолепно они будут смотреться в гостиной дочери. Когда Айви увидит их, она простит ей те гадкие слова, что она сказала.
– Ты уже пять минут сидишь, уставившись на эту ткань, с ножницами в руке и свирепым выражением лица.
Плечи Мэллори свело еще сильнее при звуке голоса Айзека.
– Я думала, что ты уехал. – Она знала, что он никуда не уедет, но должна же она была что-то сказать.
– И оставил тебя одну?
Она слышала в его голове возмущение.
– Смотри не намочи штаны. Я не нуждаюсь в твоей защите. – Она не нуждалась в нем. Ни в ком она не нуждалась. Вот так.
Айзек прошел прямо по расстеленной на полу ткани к Мэллори.
– Убирайся! Не смей тут ходить! Это шторы для гостиной! – Во рту Мэллори появился противный привкус от подступившего гнева. Вскочив на ноги, она со злостью посмотрела на Айзека. – Ты испортил ткань! Эти шторы… Они для Айви! Идеально подходят! – Мэллори заплакала. Черт, слезы так сами и полились из глаз. – Я так долго искала то, что подойдет, а ты…
Айзек остановился только тогда, когда подошел к ней вплотную.
– Она все еще любит тебя, Мэллори. И всегда будет тебя любить.
Мэллори отчаянно затрясла головой.
– Ты не понимаешь!
Он взял ее за подбородок. Нежно.
– Понимаю. Тебе кажется – единственное, что все, что ты можешь предложить своей дочери, – это твой необыкновенный талант декоратора.
Мэллори отпрянула от него.
– Ты должен оставить меня в покое. Просто оставь меня в покое, и все. Я не хочу в твою клетку. – Даже при одной мысли об этом ей стало трудно дышать. Родители пытались посадить ее в клетку. Частные школы и… Мэллори не хотела об этом думать. Она побежала по коридору к спальне первого этажа. Скорее добраться туда, там она сможет запереться и отдышаться. Просто отдышаться. Короткая юбка ее задралась от бега. Свернув налево, Мэллори вбежала в комнату и попыталась закрыть дверь.
Айзек поставил ногу в проем. Глаза его метали гневные искры.
– Запереть тебя в клетку? – Он пошел на нее, заставляя пятиться, отступать в глубину спальни. – Как, черт возьми, я могу тебя посадить в клетку? Кто может посадить тебя в клетку? – Он захлопнул за собой дверь. Громко. – Что, как ты думаешь, я собираюсь делать, Мэллори? Надеть на тебя фартук и превратить в образцовую домохозяйку? Что ты обо мне знаешь? Думаешь, мне не нравится твой творческий ум? Твое сексуальное тело? То, как ты умеешь вся отдаться работе, забывая про сон и еду?
Мэллори с трудом дышала. Ее пугало, на нее наводило ужас то, что Айзек так глубоко ее понимал.
– Ты пилишь меня, когда я не ем.
– И правильно делаю. А теперь подумай, когда я пилю тебя из-за того, что ты не ешь, разве я заталкиваю тебя на кухню и заставляю готовить?
Нет. Он или идет к ней на кухню и находит там для нее какую-нибудь еду – кстати, он отлично готовит омлеты и блинчики – или заказывает еду на дом. Мэллори вспомнила, как Айзек протягивал ей тарелку, уговаривая поесть.
– Нет, но тебе бы скоро это надоело.
– Черт, Мэл! Ты просто невозможная женщина! Мне нравится о тебе заботиться.
– Как о ребенке? Я верно подметила? Я твой вклад в благотворительность? – Это ранило. Больно ранило. А она так устала от ран. – Тебя даже не хватило на то, чтобы из жалости трахнуть меня в последние две ночи. Твоя благотворительность так далеко не простирается. – Слова сорвались с языка еще до того, как Мэллори осознала, что она сказала.
И тогда наступила тишина. Слышно было, как проехала мимо машина, как на тумбочке тикают часы. В комнате повисло эхо ее слов. Жалких и грубых.
Айзек повернулся и пошел к двери.
Вот и хорошо. Этого она и добивалась. Она знала, что он от нее уйдет. Что она станет ему противна. Замечательно. Превосходно. Просто великолепно. Она была так чертовски счастлива, что слезы радости душили ее.
Мэллори услышала, как в двери повернулся ключ.
Горло так сдавило, что дышать стало совсем невозможно.
Айзек повернулся. Посмотрел на нее этими своими умными глазами, от которых ничто не могло ускользнуть. Именно поэтому он и был таким хорошим адвокатом. Он видел все.
Включая ее.
Он стал расстегивать свою вязаную безрукавку.
– Что ты делаешь? – нервно спросила Мэллори. Вязаная безрукавка приземлилась на кресло в углу. Он принялся за рубашку.
Естественно, под рубашкой у него была майка.
Грудь у него была широкая и тугая от мускулов. Живот белый и круглый – следствие его любви к пиву.
Айзек сел на кровать и сбросил туфли. И темные носки.
Ступни у него были крупными, а пальцы на ногах длинными. Какие дурацкие мысли! По коже Мэллори пробежали нервные мурашки. Живот спазматически сжался. Спина неестественно выпрямилась.
– Что ты делаешь? Ты что, с ума сошел?
Айзек встал и расстегнул пояс на брюках, а затем и молнию. Снял брюки. Ноги у него были мускулистые, под стать груди. Теперь на нем оставались только трусы.
– Когда я сделаю свое дело, ты уже не сможешь обвинить меня в том, что я трахнул тебя из жалости. Если тебе нравится называть это траханьем – валяй, не стесняйся. Но уж несомненно – занятием любовью. – Он спустил шелковые трусы и снял их.
Член у него был твердый. Большой и пульсирующий. Темно-красный с голубыми прожилками вен. Пусть Айзек и был мужчиной за пятьдесят, но он был великолепен!
– Хочу, чтобы ты знала, я не приставал к тебе две последние ночи потому, что, во-первых, у тебя на бедре был синяк, поставленный этим недоноском Дирком, а во-вторых, я не получил от тебя приглашения спать в твоей постели, но у тебя, безусловно, был шанс получить секс.
Мэллори открыла рот.
Айзек не дал ей ничего сказать.
– И даже не трудись говорить, будто ты этого не хочешь. Ты только что заявила мне, что я задел твои чувства, не занявшись с тобой любовью. Я намерен исправить это упущение. И скоро я узнаю, хочешь ли ты меня на самом деле. А я уж точно не стану лгать, будто не хочу тебя. – Он опустил руку, провел по члену, и тот вздрогнул от возбуждения, ты сама видишь, насколько сильно я тебя хочу.
Мэллори была застигнута врасплох. Она видела сейчас перед собой совершенно иного Айзека. Вот она – его решительность, его непревзойденная способность видеть ее насквозь. Каким-то образом власть, которая в их отношениях до сих пор была ее прерогативой, перешла к нему. Мэллори даже не поняла, как и когда это произошло. Понимала она только одно – то, что у нее колени подгибаются от слабости и желания. Все это было уже слишком для нее. Она из опыта знала, что Айзек был не такой, как молодые мужчины: торопливые, перевозбужденные и эгоистичные. Он не даст ей отстраниться от процесса. От секса. Мэллори боролась со слабостью. Она должна была вернуть себе силы и оттолкнуть его.
– Не позорься! Оденься сейчас же.
– Твои слова произвели бы на меня большее впечатление, если бы ты не смотрела все время на мой член. – Айзек подошел к ней, совершенно не стесняясь своей наготы. И своего возбуждения.
Не получилось! Паникуя, Мэллори решила сменить тактику.
– Отлично! Я хочу секса. Давай просто возьмем и сделаем это. – Мэллори подошла к нему, рассчитывая, что она сейчас снимет трусики, примет его в себя и заставит его кончить. Быстро. Бурно. Чтобы она так и осталась неудовлетворенной. Себе же в назидание. Чтобы запомнила урок.
Айзек перехватил запястье Мэллори и привлек ее к себе. Он обнял ее одной рукой, прижал крепче и прошептал:
– Я не один из твоих игрушечных мальчиков, Мэллори. Я очень хорошо тебя знаю. И знаю все твои хитрости. В этом я всегда отдавал тебе должное.
Мэллори вздрогнула и едва не застонала. Никто не знал ее так хорошо, как знал он.
Айзек погрузил пальцы в ее волосы, оттянул назад голову и поцеловал. Крепко и глубоко. То был поцелуй мужчины, который знает свое дело. Он знал, как заставить ее почувствовать себя женщиной: женщиной в надежных руках, женщиной, дрожащей от возбуждения. Затем он снял с нее джемпер, расстегнул бюстгальтер, спустил юбку и трусики. Мэллори скинула туфли и позволила ему повалить себя на кровать.
Айзек скользнул жарким обожающим взглядом по ее телу, наметив маршрут для языка. Он задерживался на каждой значимой метке: на ключице, на груди, на сосках. Мэллори уже изо всех сил впивалась пальцами в его плечи. Айзек продолжал ласкать губами нежную кожу под грудью, ребра, живот. И вдруг он замер.
Мэллори видела, каким жестким стало у него лицо, когда взгляд его упал на синяк с наружной стороны ее бедра. Он легонько прикоснулся к нему пальцем, а затем прижался губами.
Мэллори закрыла глаза. Слезы жгли их. Ему действительно было не все равно. Айзек дорожил ею. И это пугало ее и в то же время возбуждало. Так ей легче было раскрыть себя перед ним, позволить ему прикоснуться губами к чувствительной точке между ног. И она знала, что он не отпустит эту точку, пока она вся не загорится огнем, пока она не кончит. Потом он накрыл ее тело своим и посмотрел на нее сверху. Губы его были влажными от ее соков, глаза ярко горели от желания и одновременно излучали нежность.
Опершись на локти, Айзек взял ее лицо в ладони.
– Вот это – настоящее, Мэл. – Он глубоко вошел в нее. – Когда ты перестаешь бороться со мной и отдаешь себя мне потому, что хочешь этого. Ведь ты же знаешь, что я буду беречь тебя.
Айзек толкнул себя в нее резко и глубоко. Он неутомимо вонзался в нее до тех пор, пока Мэллори не ощутила, что на свете ничего не осталось, кроме него, Айзека. Она чувствовала его своими бедрами, своим животом, своей грудью. Губы его касались ее губ, языки их сплетались, ладони его сжимали ее лицо. Она не могла с ним бороться. Она могла лишь ощущать. Он любил ее с тем же страстным напором, с каким делал все в жизни.
Мэллори вздрогнула под ним. Тело ее сотрясалось от взрывов оргазма…


Айви уговаривала себя не волноваться за мать, пока Люк кругами ездил вокруг здания мотеля, проводя рекогносцировку местности. Задняя часть отеля выходила на ресторан и на шоссе.
– Похоже, никто не может незамеченным выйти из номера.
– Ты считаешь, что Марла смогла шантажом вернуть себе статуэтки? И теперь собирается встретиться с Пирсом, чтобы, используя статуэтки как наживку, заставить его жениться на себе?
Люк пожал плечами.
– Я в жизни видел вещи и более странные. Марла, возможно, еще и верит в волшебную силу статуэток и считает ее достаточной, чтобы добиться любви Пирса.
Айви вскинула голову.
– А статуэтки действительно на такое способны?
– Регина утверждает, что нет. Статуэтки лишь обнажают то, что уже есть в человеке. Их действие нельзя сравнивать с действием любовного зелья.
Люк свернул на стоянку перед мотелем «Суперхейвен».
– Вон «джетта» Марлы. А где же черный кадиллак «эскалад» Пирса?
Светло-зеленую «джетту» Марлы Айви заметила в дальнем углу стоянки. Айви внимательно осмотрела стоянку, но ни одного спортивного кадиллака не увидела.
– Тут только машина Марлы.
Люк припарковал свою машину рядом с зеленой «джеттой».
Окна номера, напротив которого Марла поставила машину, были плотно зашторены. Снаружи разглядеть что-либо было невозможно. Как же им убедиться, что это действительно ее комната?
– Позвони в мотель и попроси портье соединить тебя с номером Марлы Риммер. Повесь трубку, как только она ответит, – предложил Люк и подошел к окну.
Айви поняла, что Люк решил проверить, зазвонит ли телефон именно в этой комнате, и набрала номер.
– Номер Марлы Риммер, пожалуйста. – Ее соединили. Айви вышла из машины и подошла к Люку.
Телефон в номере зазвонил. Он все звонил и звонил. Марла не отвечала. Никто не отвечал. Номер оказался именно тем, что был им нужен, но где же Марла?
– Ты думаешь, она с Пирсом? – спросила Айви у Люка.
– Возможно, – ответил тот. – Выражение лица у него было непроницаемое. Он поднял руку и постучал в окно.
Ничего. Никакого ответа. Никакого движения внутри.
– Похоже, ее там нет.
Люк повернулся к Айви.
– Давай зайдем и поговорим с портье.
Айви почувствовала, как по спине пробежал холодок страха. Однако она храбро кивнула и направилась к двери. В вестибюле пахло старыми носками, свежезаваренным кофе и лизолом. Пожилой портье за щербатой стойкой оторвал взгляд от газеты и посмотрел на них.
– Нужна комната?
Айви быстро окинула взглядом помещение, заметила пару складных кресел в углу и телевизор. Еще здесь был столик с магазинными пончиками и кофеваркой.
Люк сказал:
– Одна из ваших постоялиц работает на эту леди, мисс Йорк. Девушка не вышла сегодня на работу, и мы забеспокоились. Мы бы хотели, чтобы вы проверили ее номер или позволили нам это сделать.
– Йорк? – Клерк за стойкой уставился на Айви. – Айви Йорк? Ведущая радиошоу? Это действительно вы?
Айви вздохнула и сказала:
– Да, это я. И я очень волнуюсь за Марлу Риммер. На нее не похоже прогуливать работу. И ее мобильный не отвечает. Вы не могли бы проверить ее комнату и убедиться, что с ней все в порядке?
– Да, конечно. – Мужчина набрал номер на клавиатуре и посмотрел на экран. – В каком, говорите, она номере?
– В номере сто семнадцать. – Айви показалось, что он перепроверяет их.
– Ну что же, – сказал служащий отеля, – поскольку я вас узнал, не вижу причин, почему я должен вам отказать. Кстати, меня зовут Уолтер. – Открыв ящик стола, он вытащил оттуда магнитный ключ, затем вышел из-за стойки и вывел Айви и Люка из здания. – Я слушаю вашу передачу каждый день, – сообщил он.
Пока они шли через парковку, Айви поддерживала непринужденный разговор, стараясь успокоить нервы. Ей не нравилось лгать. Ей вообще все это совсем не нравилось. Она очень не любила, когда ситуация выходила из-под ее контроля. Но если им удастся отыскать Марлу, то они найдут и ответы на мучившие их вопросы.
Все трое остановились у двери номера.
В животе у Айви все переворачивалось.
Уолтер постучал в дверь и, выждав секунд тридцать, вставил в щель магнитную карточку. Дверь открылась.
Айви услышала натужный гул кондиционера. Затем сдавленный крик Уолтера:
– О нет! Проклятие!
– Звоните в полицию, Уолтер, – распорядился Люк, протискиваясь мимо застывшего на пороге клерка в номер.
Айви осталась снаружи. Ее била нервная дрожь. Она не хотела туда заходить. Не хотела ничего видеть. Она просто не хотела, чтобы еще кто-то умирал из-за этих треклятых статуэток.
Уолтер прислонился к стене. Он был бледен как полотно.
– Случается, что у нас в мотеле кто-нибудь кончает жизнь самоубийством.
Айви с трудом сфокусировала на нем взгляд.
– У вас есть мобильный телефон?
– Нет.
Айви набрала со своего телефона девять-один-один и протянула трубку служащему отеля.
Тот взял телефон и стал разговаривать с оператором службы спасения.
Айви вдохнула поглубже, чтобы придать себе сил, и вошла в комнату. Кондиционер гудел слишком сильно, и от холода руки у нее покрылись гусиной кожей. Марлу она увидела сразу.
Прижав ладонь к губам, Айви вскрикнула:
– О Боже!
Марла лежала на кровати лицом вверх, ноги ее свисали до пола, а части головы не было вообще. Похоже, когда в нее стреляли, она стояла, но выстрелом ее бросило на кровать. Серое покрывало густо пропиталось кровью.
Перед глазами у Айви поплыли темные круги. Она отвернулась и заметила, что Люк роется у Марлы в сумочке. Она смотрела на него, воодушевляясь его примером. Люк выполнял свою работу, невзирая ни на что.
Почувствовав на себе ее одобрительный взгляд, Люк поднял голову. Взгляд его был жестким:
– Выйди на улицу.
Айви слышала гнев в его голосе, но понимала, что злится он не на нее, а на то, что Марла погибла. И Айви стало легче. Люк не был жестоким и бесчувственным. Он переживал из-за гибели людей. Айви обхватила себя руками. Собственные пальцы казались ей ледяными. Вдалеке она услышала завывание сирен.
– Я должна что-то делать?
– Мобильный телефон Марлы пропал. В машине я тоже его не нашел. Тот, кто ее убил, забрал телефон, но оставил кошелек.
Жуткое зрелище и пугало, и манило Айви. Она еще раз взглянула на Марлу. Голова закружилась, и к горлу подступил ком. Сирены, приближаясь, выли все громче. Снаружи зазвучали голоса. Айви, борясь с дурнотой, заставляла себя думать о деле. Думать о том, что им удалось обнаружить в квартире Марлы.
– А где деньги? Те, что она сняла с пенсионного счета?
– Здесь их нет, – ответил Люк.
Айви, глядя себе под ноги, принялась глубоко дышать, пытаясь отогнать тошноту.
Ковер под ее ногами был оливкового цвета и довольно тонкий… Но что это?
– Люк, тут что-то есть. – Она кивнула в сторону кусочка розового пластика.
Люк подошел и опустился на корточки.
– Похоже, это отскочило от ее телефона. Должно быть, Марла уронила его, и он разбился.
– И убийца его подобрал, – продолжила Айви. – Ради текстовых сообщений? Или ради телефонных номеров? – Она перевела взгляд с розового пластика на Люка. – А может, ради фотографии на телефоне? Возможно, Марла видела, кто убил Трипа? – Все это было похоже на бред.
Сирены взвыли на полную мощь. Шины зашелестели по асфальту. Вой сирен прекратился, но гул голосов стал громче. Люк двигался быстро. Он схватил Айви за руку и повел к двери. Теперь им предстояло объясняться с полицией.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Восхищенный взгляд - Аподака Дженнифер



Неплохо, мне понравился, только жаль что сильно затянуто...
Восхищенный взгляд - Аподака ДженниферTania
12.06.2014, 1.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100