Читать онлайн Восхищенный взгляд, автора - Аподака Дженнифер, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Восхищенный взгляд - Аподака Дженнифер бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Восхищенный взгляд - Аподака Дженнифер - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Восхищенный взгляд - Аподака Дженнифер - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Аподака Дженнифер

Восхищенный взгляд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Люк знал, что потерял над собой контроль, но сейчас уже ничто не могло его остановить. Только не теперь, когда он сжимал в объятиях свою маленькую Айви. Сейчас он убил бы любого, кто встал бы между ним и Айви.
Секс. Он имел в виду между ним и сексом с Айви.
Захлопнув дверь ногой, Люк спросил:
– Где кондомы? – Они нужны были ему сейчас. Немедленно.
– Верхний ящик комода, вон там.
Айви указала направление левым локтем. Люк посадил ее на комод.
– Этот ящик?
Она кивнула.
Люк открыл его, нашел запечатанную упаковку и уставился на нее. Запечатана. Это что-то означало, но сейчас он был слишком озабочен другим, чтобы размышлять на эту тему.
– Не такие, как тебе нужны?
Люк схватил коробочку, распечатал. Достал оттуда пакетик и разорвал его.
– Нет, в самый раз. – Он надел презерватив.
Айви подвинулась, чтобы соскочить с комода, но Люк встал между ее ногами, удерживая на месте. Он посмотрел ей в лицо.
– Обхвати меня ногами.
Айви подняла ноги, но напомнила:
– Мои трусики.
Люк опустил взгляд на то, что было между ними. Узкая полоска белого шелка прилипла к ней. Он видел ее набухший клитор и губы, он вдыхал ее мускусный аромат. Он должен был войти в нее. Должен. Немедленно. Люк сдвинул трусики Айви в сторону, ощутив ее дрожь в тот момент, когда коснулся ее чувствительной кожи.
– Нет времени. – Он подался вперед и вошел в нее. Влажное тепло объяло его.
Айви крепче обхватила его бедрами и вцепилась в его плечи руками. Приподняла бедра, принимая его в себя. Глубже, глубже.
Пот выступил на его верхней губе, на спине. Яички напряглись, и давление на копчик побуждало его толкать себя все сильнее, все глубже погружая в нее свой член.
– Не могу остановиться. – Он пытался опомниться. Пытался напрячь мышцы, чтобы справиться с собой.
Айви протянула руки к его лицу.
– Давай, Люк. Сильнее. Так, как ты этого хочешь. Пока не кончишь.
И тогда раскаленный добела жар вожделения вырвался наружу.
Люк чувствовал, как бешено колотится сердце Айви. Голова ее опустилась, светлые пряди рассыпались по плечам. Он видел изгиб ее плеча, ее спину, ее попку. Чувствовал, как вздрогнул его член. И сейчас, держа Айви в объятиях, он испытал нечто такое, чего никогда прежде не испытывал: ощущение чего-то настоящего, стоящего, прочного и неизменного.
Он был в панике. Страх липкий, пробирающий до костей. Страх, от которого покрываешься ледяным потом. Где они? Он видел только большие красные пятна на земле, куда он готовился посадить свою птицу…
– Люк? Это сон. Иди ко мне.
Он открыл глаза и увидел Айви. Она лежала рядом с ним на постели лицом к нему, она обнимала его, пыталась прижать к себе. Ему опять приснился кошмар. Но Айви была жива, она лежала рядом в теплой постели. Люк крепко ее обмял, прижал к груди. От Айви пахло ягодным шампунем, теплой кожей и сексом. Люк телом чувствовал ее тело, и уже от одного этого болезненное напряжение мышц стало спадать. Он закинул ногу Айви на бедро, чтобы она оставалась там, где была, чтобы она никуда не исчезла, и закрыл глаза. И уснул, обнимая Айви.


В понедельник утром их разбудил телефон. Было пять минут восьмого.
– Слушаю.
– Айви, ты должна мне помочь.
Айви рывком села.
– Отец? – Черта с два она сможет общаться с ним, не приняв допинга в виде чашки крепкого кофе. – С чего бы мне тебе помогать? Ты на весь мир заявил, что мне кража сошла с рук.
Люк тоже сел в кровати и придвинулся к Айви. Он ничего не говорил, только внимательно слушал. Вид у него был отдохнувший, похоже, он хорошо выспался.
– Нет, – говорил в трубку ее отец. – Ты извращаешь мои слова! Ты же знаешь, какие проныры работают на телевидении. Там вырезали, тут переставили, и получается, будто ты говорил совсем не то, что говорил на самом деле.
Как всегда, у него были виноваты все, кроме него самого.
– Отец, мне пора на работу.
– Ты не понимаешь! Я в беде! Он меня убьет!
Что за черт? Айви опустила ноги на пол и встала.
– Кто тебя убьет?
Она слышала, как Люк встал, обошел кровать и подошел к ней. Айви наклонила телефон так, чтобы он тоже мог слышать, что говорит отец.
– Дирк! Он угрожал меня убить, если я не найду этих чертовых нефритовых богинь!
– Дирк? – Мозг Айви напрасно пытался найти ту кнопку, на которую можно нажать, чтобы все это обрело какой-то смысл. – Но ты даже не знаком с Дирком. Мы не виделись с тобой в те годы, когда я с ним встречалась.
– Но он меня знает! Он отыскал меня и угрожал мне! Ты должна отдать мне эти статуэтки! – Голос его сорвался на визг.
Айви посмотрела на Люка. Он стоял так близко, что она ощущала идущее от него тепло. Тепло, излучаемое его телом. Нагим телом. Совсем голым. Айви сделала над собой усилие, чтобы не отвлекаться.
– Дирк сейчас с тобой?
– Нет. Но он сказал, что вернется сегодня.
Айви не считала, что отцу ее грозит серьезная опасность.
– У тебя нет причины беспокоиться, отец. Переночуешь этой ночью не дома, и все будет в порядке. – Ладно, пусть Дирк ударил ее по лицу и швырнул на пол ее мать, но зачем он станет убивать ее отца? Айви почувствовала неприятное напряжение в плечах и скулах. Что, черт возьми, происходит? Кто тут дергает за веревочки? Теперь им с Люком было известно, что Марла наняла Трипа украсть статуэтки, но при чем тут Дирк?
– Я хочу остаться у тебя. Твой дом вообще принадлежит мне. Я должен туда переехать.
Айви сжала зубы, судорожно сжимая трубку. Люк покачал головой и, прикрыв ладонью трубку, шепнул:
– Он блефует.
– Он никогда не встречался с Дирком, – в ответ ему шепнула Айви.
– После той кражи Дирк стал знаменитостью. Твой папаша мог узнать о том, что вы встречались, даже из газет.
Верно.
– Как Дирк выглядит? – спросила Айви отца.
– Зеленые глаза, черные волосы. Да, еще он велел тебе сказать, что всегда терпеть не мог кукольные домики. Не знаю, что это может означать.
Айви похолодела. Она взглянула на Люка. Серые глаза его смотрели мрачно. Айви понимала, что речь идет о кукольных домиках в офисе ее матери. Должно быть, Дирк проник туда, надеясь найти статуэтки, и разгромил все, что смог. Возможно, в приступе ярости. Что его так разозлило? Мог ли он в самом деле убить ее отца? Айви приняла решение.
– Ладно. Сделаем так: я сниму тебе номер в отеле на пару дней. – Теперь Айви не смотрела на Люка. Он мог одобрять или не одобрять ее действия, она поступала так, как считала нужным.
– Какое бессердечие, Айви. Моя сестра была больна, и ты хитростью заставила ее отписать этот дом тебе! Она…
Айви сто раз слышала эти слова, и на нее они не производили никакого впечатления.
– Даю тебе десять секунд на размышление и вешаю трубку.
– Ладно, я поеду в отель.
– «Даблтри» на улице Футхилл. Можешь въехать сегодня днем. И держись подальше от журналистов, если не хочешь, чтобы тебя из отеля вышвырнули.
Айви закончила разговор, села на кровать и сказала:
– Что замышляет Дирк? Почему он рискует свободой ради этих статуэток?
Люк скрестил руки на груди.
– Он теперь будет рисковать из принципа. Когда он не получил того, что хотел, от тебя, он проник в офис твоей матери. Вероятно, он узнал, что был проведен обыск ее дома, и решил, что до офиса полиция могла и не добраться. Ничего не обнаружив, он не на шутку разозлился, судя по учиненному там разгрому, что после себя оставил. И решил разыскать твоего отца, которого Дирк никогда не встречал, чтобы пригрозить ему и заставить тебя выложить статуэтки.
– Но у меня их нет! – Айви сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, чтобы подавить раздражение. – А мой отец, не зная реального положения дел, вероятно, говорил Дирку все, что тот хотел услышать, лишь бы тот его не трогал. Если Дирк ударил меня, – Айви почувствовала боль в щеке при воспоминании об этом, – то представляю, с каким удовольствием он бы отделал моего папашу. – Айви сжала кулаки. – Я не позволю ему обижать мою семью!
– Об этом я позабочусь.
Айви испугал его тон. Она даже вздрогнула, столько в нем было мрачной угрозы. Взгляд Люка окаменел, под скулами ходили желваки, на плечах и груди вздулись мышцы. И вены на висках. Злость? Разочарование от того, что он не может найти статуэтки? Опустив глаза, она заметила, что он уже вполне тверд. Айви не хотела краснеть, но волна жара прокатилась по ней. Как глупо поддаваться желанию, когда у них столько других забот. Но, когда она невольно снова взглянула на его пенис, он стал тверже.
– О чем ты позаботишься? – заставив себя поднять глаза, спросила она.
Люк буравил ее взглядом.
– Я выбью все дерьмо из этого Дирка за то, что он посмел тебя ударить. За то, что напугал тебя. За то, что он сделал больно твоей матери и теперь терроризирует твоего отца. А потом я, возможно, передам его полиции. Пусть они с ним поработают. – Люк скрестил на груди руки. – А могу и не передавать.
Айви уставилась на него, открыв рот.
– Но… ты же не можешь…
– Могу и сделаю это.
– Но закон…
– Мне плевать.
– Люк! – Айви не понимала. – Люк, ты ведешь себя неразумно. Ты не можешь избить человека только потому… потому…
Он приподнял бровь.
– Только потому, что он ударил тебя? Любой мужчина поступил бы так, принцесса. Любой мужчина. Так что советую тебе не тратить сил попусту. Но нам обязательно надо выяснить, почему Дирк здесь и почему появился именно сейчас. Он поздно вступил в игру, которая называется «гонка за статуэтками», но он очень хочет их получить.
Айви снова опустила глаза. Он был твердым. По-настоящему твердым. Готовым. Горячим. Очень горячим. Люк был совсем не таким, как Дирк, которому всегда требовалось много внимания, чтобы отвердеть и оставаться твердым.
Люк, похоже, читал ее мысли.
– Продолжай смотреть на мой член, и я совсем не смогу думать, – раскатистым баритоном сообщил он.
О Господи! Боже! Вот оно!
– По-моему, я знаю, почему Дирк так стремится заполучить эти статуэтки. Это же богини плодородия и мужской силы, верно?
Люк, склонив голову, смотрел на нее.
– Да. И что?
– Я думаю, что Дирк мог бы заинтересоваться той из них, что отвечает за мужскую силу.
Люк опустил руки и присел рядом с Айви на кровать.
– У него сексуальные проблемы? Не мог его поднять? Не мог удержать?
Матрас прогнулся, и Айви скатилась ближе к Люку. Ей так хотелось прислониться к нему, обнять, но она боролась с искушением.
– Ну… он не такой, как ты.
– Дюжина по цене одной в смысле секса, – пробормотал он с таким видом, будто произнес ругательство. – Этот хлыщ пытался во всем винить тебя, верно?
Айви окинула Люка взглядом.
– Не так чтобы явно. Да мне не очень и нравилось заниматься сексом. Я хочу сказать, это было просто… – Она пожала плечами.
– Но у тебя же ведь потом был секс? Ты должна была понять, что дело не в тебе.
– Пару раз. И… Да, я понимала, что Дирк винит меня, в то время как это у него проблемы. Но секс все же оставался для меня чем-то вторичным, так что я особенно не переживала. Много суеты, много усилий, которые едва стоили того. – Айви подняла глаза на Люка и улыбнулась. – Я только теперь узнала по-настоящему, что это такое.
Люк смотрел на нее во все глаза.
Айви чувствовала себя каким-то диковинным насекомым – так он на нее смотрел.
– В любом случае не исключена вероятность того, что он пытается завладеть статуэтками, чтобы усилить потенцию. Зная Дирка, могу сказать, что он пошел бы на что угодно, лишь бы доказать свою состоятельность. Мужчины его типа предпочитают думать, что мужественность заключается исключительно в пенисе.
Люк протянул руку к ее лицу.
– Если он не твердел как камень, находясь рядом с тобой, то пусть не надеется, что пара резных фигурок сможет подарить ему эрекцию. – Люк взял руку Айви и положил себе на член. – Даже не сомневайся, Айви. Чувствуешь? Мужчина, который хочет тебя, не может быть иным. – Она сомкнула пальцы вокруг его пениса, а он положил свою теплую ладонь поверх ее руки. – Чувствуешь? Но это еще не все. – Люк осторожно сжал ее руку. – Еще он должен очень хотеть, чтобы тебе было хорошо. Наблюдать за тем, как ты кончаешь, – вот что возбуждает меня сильнее всего. Вот такого секса ты заслуживаешь. Тебе нужен мужчина, с которым ты будешь чувствовать себя защищенной, и при этом он будет давать тебе это.
Айви вздрогнула, и спазм подступил к ее горлу. Люк заставлял ее чувствовать себя защищенной, уверенной в себе и в то же время сексуальной. Он не знал себя, не понимал, что он гораздо больше, чем только сексуальный партнер. Она осторожно погладила головку его члена подушечкой большого пальца.
– Покажи мне еще раз. Или лучше я сама тебе покажу.
Люк застонал и отвел ее руку. Затем сгреб в охапку и поцеловал.
Айви обдало жаром, и она утонула в его поцелуе, в его объятиях. Она чувствовала его вкус, но ей было этого мало. Откинувшись назад, она попыталась оседлать его.
– Кондом.
Глаза его горели, мышцы лица были напряжены до предела.
– Хорошо. Сейчас достану.
Люк встал, поставил ее на ноги, а сам пошел за презервативом. Вернувшись, он обнял ее сзади. Он целовал ее шею, ласкал грудь, катая между пальцами соски. Айви завела руку за спину, чтобы погладить его. Он провел ладонью в низ по ее животу и шепнул на ухо:
– Ложись и позволь мне снять с тебя штанишки.
Она хотела повернуться.
– Нет, на живот.
Айви ни о чем не думала, просто делала то, что говорил Люк. Она улеглась на переворошенную постель и расслабилась. Ни о чем не думать. Только чувствовать. Когда-нибудь все кончится, но воспоминания останутся при ней.
Матрас прогнулся под весом Люка. Айви обнаружила, что ее возбуждает то, что она, зная, что Люк рядом, не знает, что он делает.
Он наклонился над ней и, осторожно подняв волосы, поцеловал ее в затылок.
– Закрой глаза.
Айви закрыла глаза, купаясь в ощущениях. Люк прокладывал влажную тропинку из поцелуев вдоль ее спины. Поцелуй, влажное прикосновение языка… Она поежилась. И сжала в кулаки закинутые за голову руки.
Руки Люка повторяли маршрут, проложенный его губами, его языком. Он поцеловал ее как раз над линией трусиков. Затем спустил их.
О Боже! Все недавние тревоги и волнения смыла волна желания. Айви хотела чувствовать на себе его руки, его рот, она хотела, чтобы он накрыл ее своим телом. Она хотела его всего. Хотела, чтобы он наполнил ее.
– Люк, я не могу… – Она попыталась перевернуться. Он прижал ладони к бедрам Айви, удерживая ее на месте.
– Чего ты хочешь, принцесса? Скажи мне. – Губы его прикоснулись к ее копчику. Ее словно обожгло пламенем. Огненная дорожка бежала вниз.
Айви свела бедра. Между ногами разгоралось пламя. Ничего не помогало.
– Я хочу, чтобы ты в меня вошел!
– Раздвинь ноги.
Отметая возможные возражения, Люк сам развел ее ноги. Затем взял ее за бедра и потянул на себя так, что она оказалась на коленях.
– Черт, ты вся течешь.
Он был у нее за спиной и смотрел на нее. Айви схватилась за края простыни. Такого возбуждения она еще никогда не испытывала.
– Люк, – взмолилась она. Что он будет делать?
Ей не пришлось долго ждать. Вначале ее коснулся его палец, затем его язык. Айви вздрогнула всем телом. Она заерзала и застонала. Кажется, она умоляла его о чем-то. Но все это было не важно, важным было лишь то, что она чувствует. То, что она чувствует Люка. Внутри все свело в один мучительный тугой ком. Потом все это прекратилось.
– Хорошо тебе?
Она едва ли не выкрикнула:
– Да! – И услышала, как он разрывает пакетик с кондомом.
Вернувшись, он вошел в нее. Глубже. Еще глубже. Айви услышала, как он судорожно выдохнул, выходя из нее. Медленно.
– Ты мучаешь меня! – Она вильнула попкой.
– Да, черт возьми! Ты классно кончишь. – Люк снова скользнул в нее. Медленно.
– Слишком медленно. – На ее глаза навернулись слезы. Слезы раздражения и обиды. Ей было наплевать. Она толкнулась назад. Ему навстречу. На него.
Люк крепче сжал ее бедра.
– Не балуйся, детка. Бери то, что тебе дают. Идет? – Он провел ладонью вверх по ее бедру и вдоль спины.
С нее было довольно игры. Айви дождалась, когда он войдет в нее глубоко, и плотно сжала бедра, напрягла все мышцы – от бедер до влагалища.
– Черт! – прорычал Люк. Он вышел из нее и снова наполнил ее собой. Резко. Глубоко. Вышел и спросил: – Можешь его принять?
– Да. Еще. – Она хотела его всего. Хотела его отчаянно. Он снова толкнул себя в нее, и Айви совсем перестала думать и слышать. Она лишь чувствовала. Чувствовала Люка. Она поднималась все выше, и когда наступил ключевой момент, Люк обвил рукой ее талию и накрыл своим телом, словно принимая в себя спазмы, сжимавшие ее тело. Айви продолжала вздрагивать, когда он вошел в нее и кончил, тяжело дыша ей в ухо.
Люк вышел из нее, перевернул ее на спину и накрыл своим телом. Заглядывая в ее глаза, он сказал:
– Ты чертовски вероломна, принцесса.
Айви улыбнулась ему.
– Ты жалуешься?
Люк опустился на локтях, целуя ее.
– Это комплимент, а не жалоба.


Люк протянул Регине чашку кофе. Лицо ее было немного бледнее обычного, глаза усталые.
– Регина, что ты нашла по Дирку Кемпбеллу?
– Два письма по электронной почте. В одном он спрашивает, не продам ли я статуэтки. В другом пытается убедить меня продать ему статуэтки и просит мой номер телефона.
– И ты дала ему свой номер?
– Нет. Ты думаешь, это он?
Люк покачал головой.
– У него статуэток нет, но он стремится их получить. Очень стремится, и это может серьезно осложнить дело. Я должен узнать о нем как можно больше.
Айви в это время закончила говорить по мобильному телефону и включила компьютер.
– Ли собирается дать в эфир интервью и записанное на пленку шоу. Марла так и не вышла на работу.
Люк кивнул. Им предстояло выяснить, что там с Марлой, но отчего-то он был уверен, что на работу сегодня она не выйдет. Поскольку Люк ни за что не хотел упускать Айви из виду, он почувствовал облегчение, когда узнал о ее решении взять отгул.
Регина покачала головой, опустив глаза.
– Надо было мне лучше охранять статуэтки. Если мы не обнаружим их в ближайшее время, кто-то еще может погибнуть. – Она посмотрела на Люка. Регина обращалась к нему одному, словно других людей за столом не было. – Всякий раз, когда статуэтки кто-то крал, погибали люди. И так продолжалось, пока их не возвращали владельцу. Может, я и эгоистка, но нельзя больше откладывать турне.
И Люк, и Регина хорошо знали, что порой вещи получают власть над судьбами людей. Люди гибли, стремясь овладеть сокровищами, но сами сокровища продолжали существовать, переживая одно поколение за другим.
– Я думаю, что мы уже почти у цели. Нам только надо найти Марлу и Пирса Джордана.
– Я пыталась связаться с Пирсом сегодня утром, – сказала Регина. – Он не ответил ни на мой звонок, ни на электронное письмо, которое я ему отправила. В офисе мне все время говорили, что он занят с клиентом и не может взять трубку. – Регина поджала губы и добавила: – И все-таки я не верю, что он причастен к краже. Возможно, это статуэтки ослепили меня, и я не вижу того, чего не хочу видеть.
– Ах, вот оно что, – протянула Мэллори. – Вы хотите Пирса, а он вас не хочет.
– Мама! – Айви укоризненно посмотрела на мать, оторвав взгляд от экрана ноутбука.
– Все в порядке, она права, – сказала Регина. – Я смирилась с тем, что Пирс может предложить мне лишь дружбу. Ему нравятся женщины более молодые и более сексуальные. Преподаватели колледжа средних лет не в его вкусе.
Айзек впервые подал голос:
– Тогда он просто дурак. Женщина его возраста несравненно интереснее. Точно так же, как мужчина вашего возраста куда интереснее, чем глупый мальчишка, с которым только в игрушки играть.
Мэллори резко повернула голову в сторону Айзека, сидящего у дальнего края стола.
– Ты лицемер и ханжа.
Айзек скрестил руки на груди.
– А ты испуганная маленькая девочка. Я теряю терпение. Мне начинает казаться, что тебя пора хорошенько отшлепать.
Люк потер лоб.
– Прекратите. – Он не хотел думать о том, как Айзек будет шлепать мать Айви. И хотя ощущать под ладонью попку Айви было приятно, и еще как, он не стал бы ее шлепать, даже если бы то была просто маленькая сексуальная игра… Черт! Надо уметь правильно расставлять приоритеты. Концентрируйся на работе. На деле, а не на Айви. Господи! Секс с ней спровоцировал у него размягчение мозгов.
– Айви! – возмущенно вскричала Мэллори. – Ты слышала, что он сказал? И ты после этого продолжаешь думать, что я должна с ним встречаться?
Люк повернулся к Айви. Интересно, что она ответит?
– Айзек тебя любит, – назидательно сказала Айви, глядя на мать. – Он не твой отец. Он никогда не поднимет на тебя руку. – Айви повернулась к Айзеку и, грозно посмотрев на него, добавила: – Потому что, если он тебя обидит, я его убью. А теперь вы оба заткнитесь, пожалуйста. От вас у меня голова разболелась.
Люку захотелось стащить ее со стула и усадить к себе на колени. Айви очень любила свою мать, но она не обманывалась на ее счет.
И все-таки каково это, когда тебя любят, невзирая ни на что? Любят вопреки всему? Даже если ты недостоин этой любви? Черт, он опять сползает куда-то не туда. Люк повернул голову к Регине.
Но Регина пристально смотрела на Мэллори. – Вы явно находитесь под влиянием статуэток, но боретесь с этим влиянием. Господи, это просто невероятно. Вы все трое попали под их заклятие. Айзек – нет. Его страсть уже давно лежит на поверхности. Но вы трое, – Регина обвела взглядом Мэллори, Айви и Люка, – вы все просто вибрируете от страсти. И это несмотря на то, что вы находились в поле статуэток совсем недолго. Превосходно!
Люк назвал бы это явление похотью, а не заклятием. Однако он предпочел промолчать. Регина жила ради этих статуэток, поэтому ее стремление обнаружить как можно большее количество людей, испытавших на себе влияние этих нефритовых богинь, было вполне объяснимым.
– Вернемся к Джордану. Он достаточно умен и проницателен, чтобы суметь дергать за нужные нити. Он вполне может быть в этом деле кукловодом. Его нельзя сбрасывать со счетов.
Айви нахмурилась и, оторвав взгляд от экрана, спросила:
– Если Пирс уговорил Марлу нанять Трипа, чтобы тот украл статуэтки, зачем ему было убивать Трипа? Можно было просто расплатиться с ним. Каждый остался бы при своем, и никаких жертв.
– Все так, если только Марла не шантажировала Пирса в надежде женить его на себе. И тогда он взял дело в свои руки. Убил Трипа и завладел статуэтками.
– Но тогда где Марла? – спросила Айви. Поскольку вопрос ее остался риторическим, она, болезненно поморщившись, озвучила то, о чем подумал каждый из присутствующих: – Вы считаете, что он и ее убил? Не могу в это поверить.
– Могу предложить иной сценарий, – сказал Айзек. – Возможно, Марла наняла Трипа, но тот ее обманул, и тогда она обратилась к Пирсу за помощью. Разве Пирс не является наиболее вероятным лицом, с которым вступил бы в контакт вор, укравший статуэтки? Как я понимаю, Пирс не делал тайны из того, что готов их купить. Но насколько сильно он хотел их заполучить?
– Очень сильно, – хором сказали Люк и Регина.
Айви устало вздохнула.
– Все так запутано.
Люку тоже все происходящее совсем не нравилось. И больше всего ему не нравилось то, как вся эта ситуация действует на Айви, заставляя ее переживать и бояться за мать.
– Запутано, потому что у нас на руках нет всех кусочков мозаики. Мы должны продолжать искать их, пока не будут собраны все.
Айви кивнула и вернулась к работе на компьютере.
Люк посмотрел на Мэллори.
– Когда Марла и мой двоюродный брат были у вас дома, чем они занимались?
– Они помогли мне убраться. Перемыли столовые приборы, разбросанные по полу, разложили по местам диванные подушки, расставили книги в шкафах, протерли все, пропылесосили.
Люк все не унимался:
– Они все время были у вас на виду или сами по себе бродили по дому?
– Каждый был занят своей работой. Они просто помогали мне! Марла всегда держалась со мной дружелюбно, и Арнольд мне помогал, и все это бесплатно.
Айзек презрительно хмыкнул.
– Люк, – вдруг вмешалась Айви. – Почему ты спрашиваешь про Арнольда? Ты ведь не думаешь, что он причастен к этой истории? Или все же думаешь? В его офисе мы не нашли никакого компромата.
Люк пожал плечами.
– Я думаю, что он всего лишь пытается найти статуэтки раньше меня, и все же я бы и его не стал исключать из числа подозреваемых. Скорее всего он просто отрабатывал свою версию, согласно которой вы с Мэллори имели какое-то отношение к краже статуэток. И тут ему подвернулся весьма удачный предлог, чтобы пошарить в доме, вот он и предложил свою помощь. И Марла скорее всего исходила из тех же соображений.
– Но он обещал помочь мне. И еще он сказал, что вы опасный человек и мы должны защитить Айви от вас, – возразила Мэллори.
Люк предпочел оставить эту реплику без внимания.
Айзек встал на его защиту:
– Никто никогда не защитил бы Айви лучше, чем Люк. И где сейчас твой Арнольд, этот рыцарь в сияющих доспехах? Исчез, испарился, как и все твои красавцы мальчишки.
Мэллори вскочила из-за стола.
– Ненавижу тебя. Ненавижу эту твою манеру всезнайки. Ты так уверен, что я пропащая? Что ни один мужчина не может мною заинтересоваться? – Слезы выступили у нее на глазах. – По крайней мере эти мальчишки не пытаются учить меня жизни и командовать мной. И не говорят мне, что я неудачница.
У Люка от всего этого уже голова раскалывалась.
Айзек встал из-за стола.
– Я никогда не называл тебя неудачницей.
В комнате повисла гнетущая тишина.
Мэллори шмыгнула носом, вздернула голову и распрямила плечи.
– Говоришь, еще как говоришь. Айви ошибается. Ты такой же, как мой отец. Ты бы тоже попытался отнять у меня Айви. – Мэллори демонстративно вышла из комнаты, едва не задев бедром Айзека.
Айви отставила ноутбук, отодвинула стул и поднялась из-за стола, но Люк схватил ее за руку.
Айзек побледнел как полотно. Он повернулся к Айви:
– О чем она говорит?
– Отец отхлестал ее по щекам и выгнал из дома, узнав, что она беременна. Несколькими годами позже он подал на нее в суд, пытаясь добиться опекунства надо мной. Моя мама боролась с ним и победила.
– Господи, он пытался отнять тебя у нее? Почему? Зачем он это делал?
Люк крепко держал Айви за руку, чувствуя, как она дрожит.
– Потому что он не считал ее способной быть мне хорошей матерью. Сказал, что она слишком легкомысленная. Если точнее, он назвал ее шлюхой.
Бледность уступила место нездоровому румянцу. Айзек несколько раз глубоко вздохнул.
– Шлюхой. Он назвал свою дочь шлюхой!
– Никогда не задумывался, почему она перед тобой хвастается своими мужчинами? – тихо спросила Айви.
– Потому что ждет, что я назову ее шлюхой. И брошу ее. Или заберу что-то, что она любит, тебя, например.
Айви покачала головой.
– Насчет последнего ты не прав, Айзек. Она знает, что этому не бывать. Ты мне нравишься, но если уж выбирать, я бы выбрала мать. И она это знает.
Айзек устало опустился на стул.
– Ты собираешься сдаться? – От возмущения голос Айви сорвался. – Сдаться сейчас?
Люк физически ощущал идущие от нее волны гнева.
– Ты давил и давил на нее. Давил до тех пор, пока она не сказала тебе правду. А теперь ты решил плюнуть на нее?
Люку не нравилось то, что с Айви происходило. Очень не нравилось. Ему невыносимо было видеть и чувствовать, как ей больно. Он отпустил ее руку и обнял за плечи. Он пытался дать ей… что-то. Люк не мог бы объяснить, что именно. Просто что-то.
Айзек заморгал, снял очки и протер их о рубашку.
Люк всерьез испугался за его жизнь.
Айзек вновь надел очки, в упор посмотрел на Айви и сказал:
– Я никогда не сдаюсь. И не предаю людей, которых люблю. Время бояться и убегать у твоей матери закончилось.
– Потрясающе, – сказала Регина.
Все повернулись и уставились на нее.
– Вас всех не интересует ничего, кроме ваших отношений.
Люк прищурился.
– Черта с два, Регина. Я в деле.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Восхищенный взгляд - Аподака Дженнифер



Неплохо, мне понравился, только жаль что сильно затянуто...
Восхищенный взгляд - Аподака ДженниферTania
12.06.2014, 1.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100