Читать онлайн Нежданная невеста, автора - Ансворт Мейр, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нежданная невеста - Ансворт Мейр бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.59 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нежданная невеста - Ансворт Мейр - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нежданная невеста - Ансворт Мейр - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ансворт Мейр

Нежданная невеста

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Краног сидел в библиотеке. В этот день из армии должен был вернуться Гетин. Уже прошел месяц, как трагически погиб их отец. После его похорон Гетин вернулся в часть, расквартированную в Йорке, и дослужил свой срок. Теперь, по возвращении домой, он становился владельцем имения Понтравон. За время отсутствия Гетина делами шахты по его просьбе занимался Краног. «До тех пор, пока я не решу, как с ней поступить», – сказал ему брат.
С того дня прошел месяц, а решения Гетин так и не принял. Его приезда с тревогой ожидал не только Краног. Управляющий, опытный горный инженер, постоянно задавал вопросы о судьбе шахты. Как раз в это утро он вновь спросил Кранога, что будет с их шахтой. Волновались о своей судьбе и шахтеры.
– Сэр, как только ваш брат вернется, пусть он поговорит с шахтерами, – сказал управляющий. – Они прекрасно понимают, что в такой отрасли промышленности, как горнодобывающая, бывают подъемы и спады. Естественно, что смена владельца шахты вызывает у них тревогу. Более того, ходят разговоры, будто мистер Гетин не очень-то в ней заинтересован.
– Мой брат никаких жестких мер принимать не будет.
– Тогда я им так и скажу.
– Нет, лучше не надо. У меня нет прав что-то им обещать.
Краног вышел из конторы и направился к навесу, под которым в наклонном чане промывали руду. Он поговорил с рабочими, а затем обратился к самому молодому из них:
– Ты предпочитаешь работать здесь, а не на ферме?
Рабочий сдвинул на затылок кепку и задумался. Краног огляделся и увидел, что оборудование и пол под навесом покрыты толстым слоем серой пыли. Ему невольно вспомнились поросшие густыми травами склоны холмов.
– Да, сэр, – ответил парень. – В основном из-за денег. Но мне нравится работать на машинах, и я, в отличие от некоторых, заниматься сельским хозяйством не намерен. – Он неожиданно усмехнулся и продолжил: – Жена меня за это осуждает. Она хотела бы, чтобы я работал в поле, а не на шахте. У нее новая печь с отличной духовкой, дом содержит в чистоте и меня в грязной одежде в дом не пускает.
Да, люди работают на шахтах лишь из-за высокой зарплаты, по дороге домой размышлял Краног. Наверное, они правы. Но не все рабочие ею довольны. На их сторону встают профсоюзы, которые пытаются заставить владельцев шахт пойти на уступки. И все же есть те, кого интересует горнорудное дело. Теперь у Гетина есть хорошая шахта, и, если правильно на ней работать… Краног вздохнул. И вновь все упирается в Гетина.
Мрачные мысли не покидали его весь день. Он предупредил слуг, что Гетина он будет ждать в библиотеке.
Краног посмотрел в окно и увидел стоявшего на берегу озера мужчину с удочкой. Вид рыбака навеял ему воспоминания о Саре. Он вспомнил то утро, когда она, словно пастушка, из легенды, неожиданно появилась из тумана. В последние дни он Сару почти не видел. На похоронах полковника Лерри она была вместе с его бабушкой и всю церемонию простояла рядом с ней. Затем они сразу же уехали домой. Семья Лерри воспринимала Сару как компаньонку миссис Лерри, а не невесту Гетина, а тот так и не нашел времени даже поговорить с ней.
Итак, брат возвращается! – подумал Краног. Интересно, захочет ли он сразу же сыграть свадьбу? А Сара? Придерживается ли она в отношении шахты того же мнения, что и Гетин? Станет ли она в этом вопросе его союзником или противником?
Наконец, на дороге показался экипаж. Это означало, что томительные ожидания для него закончились, что впереди непростой разговор о судьбе шахты.
– А где наша мачеха? – спросил за чаем Гетин.
– Она с утра уехала к Гвиннам, – ответил Краног. – Но к вечеру должна вернуться. После смерти отца она, похоже, с ними очень сдружилась.
– Ей, должно быть, одиноко. Скучает по нему…
– Да, конечно.
– О том, чтобы она отсюда уехала, не может быть и речи, – сказал Гетин. – По крайней мере до моей свадьбы.
– А как скоро она состоится?
– Ну, не сразу. Ведь шесть месяцев мы должны носить траур.
– И конечно же, Гетин, второй вопрос о шахте. О ней подробно мы можем поговорить и завтра, но о ее судьбе надо решать как можно скорее.
– А я уже все решил.
– И что же?
– Я избавлюсь от нее.
– Продашь?
– Нет, просто закрою. Насовсем.
– Гетин, ты не можешь закрыть шахту, которая приносит неплохой доход. Хотя бы продай ее.
– Она мне ненавистна. Я не хочу, чтобы она была на моей земле, и не допущу, чтобы она работала. Пусть эта шахта разваливается. Я хочу, чтобы моя земля была такой же, как и раньше.
– Нельзя лишать людей работы. Ты можешь сдать шахту в аренду и получать проценты.
– И смотреть, как она, уродуя ландшафт, будет разрастаться вширь? А арендаторы – сплошь аферисты. В общем, рано или поздно шахтеры все равно останутся без работы.
– Не все они аферисты. Я бы мог подсказать тебе, кому продать шахту или сдать ее в аренду.
Гетин поставил чашку с блюдцем на стол и поднялся.
– Пойду переоденусь, – сказал он. – А потом мне еще надо проверить ружья. Завтра утром я еду в горы охотиться.
– Гетин, завтра утром я хотел бы еще раз поговорить о шахте. Ты наследуешь имение, на территории которого, возможно, самые богатые в стране залежи свинцовой руды. Обсудим дела, а потом можешь отправляться на охоту.
– Ты не имеешь права мне диктовать. Имение теперь принадлежит мне, и я с ним что хочу, то и сделаю.
Оставшись один, Краног нервно заходил по комнате. Он не предполагал, что дело примет такой оборот. Столько работы было проделано, и теперь Гетин собирается шахту закрыть. Неужели у него совсем нет творческого воображения? – подумал Краног. А что на все это скажет Сара?
На следующий день Сара сидела с миссис Лерри в гостиной и из платка фиолетового цвета делала рюш для своего нового платья. На коленях у миссис Лерри лежали куски розовой и зеленой шерстяной ткани.
– Из всего этого получится красивое платье, – подняв глаза на Сару, заметила миссис Лерри. – Пусть оно будет розовым. Скажите… – она поднесла к свету розовую ткань, – этот цвет похож на цвет роз, которые я пытаюсь вырастить?
Сара не успела ответить – на пороге появилась Марта Джейн.
– Миссис Джоунс, – объявила горничная.
– Джоунсов много, – сказала миссис Лерри. – Которая из них?
– Ханна Джоунс, мэм.
– Сара, это та, у которой мы были в гостях. Марта Джейн, приведи ее сюда.
– О, мэм, она в гостиную не придет. Я провела ее на кухню. Она принесла вам уэльских пирожков и домашнее варенье.
– Как это мило с ее стороны, – сказала миссис Лерри и аккуратно положила на диван куски ткани. – Ну, Сара, пойдемте на кухню.
Ханна Джоунс сидела за столом, заваленным принесенным ею угощением. На ней было серое фланелевое платье в полоску, шаль и черная с белым краем шляпка.
– Мэм, я пришла по поводу часовни, – улыбнулась она.
Миссис Лерри поблагодарила ее за подарки, а затем сказала:
– Да-да, Марта Джейн кое-что о ней мне говорила. Вы собираетесь ее построить сами и, насколько я поняла, не хотите, чтобы в ваши дела вмешивались остальные.
Ханна пошаркала по полу ногами. Марта Джейн с опаской посмотрела на стоявшую в углу фисгармонию, на которой лежал всегда открытый псалтырь, а затем перевела взгляд на свою хозяйку. Попугай Марты Джейн, сидевший в клетке на приставном столике, пропел первые строчки одного из уэльских псалмов.
– Эта птичка все прекрасно понимает, – заметила миссис Лерри.
– Она очень набожная, мэм, – сказала ее служанка.
– На строительство часовни требуются огромные средства, – сказала Ханна Джоунс и расправила складки на своей шали. – Гораздо больше, чем мы думали. И потом, мы вовсе не собирались делать все только своими силами. Но если вам, мэм, не нравится, как мы поем наши псалмы…
– Ну что вы! – прервав ее, воскликнула миссис Лерри. – Совсем наоборот. Мы с Мартой Джейн почти каждое воскресенье поем их. А иногда и по будням тоже.
Она заметила, что ее служанка нахмурилась.
– Да я вам просто завидую, – положив руку на колено Ханны Джоунс, продолжила миссис Лерри. – Когда я слышу, как вы поете псалмы, то замираю. Но вы же меня петь их не приглашаете…
– Мэм, правильнее было бы сказать не «замираю», а «на меня снисходит Божья благодать», – заметила Марта Джейн.
– Давай не будем об этом спорить. Ну хорошо, Ханна, если вам нужна моя помощь, то я пожертвую на строительство часовни столько, сколько смогу.
– О, мэм, спасибо. Огромное вам спасибо.
Миссис Лерри поднялась.
– Марта Джейн, а твой попугай мог бы подпевать нам «аллилуйя».
– Хорошо, мэм, я попробую его этому научить, – ответила служанка. – О, этот день я запомню на всю жизнь.
– Ханна, через пару дней я к вам загляну, – сказала миссис Лерри и направилась к двери.
– Миссис Лерри, я еще хотела вас спросить о шахте, – окликнула ее Ханна.
– О шахте? – переспросила миссис Лерри. – Но я, Ханна, к ней никакого отношения не имею. По этому вопросу вам следовало бы обратиться к одному из моих внуков. Теперь, когда полковника…
Спазм сдавил ей горло, и она замолкла.
– Простите, что я невольно напомнила вам о том трагическом для всех нас дне, – сказала Ханна. – Но нас, жен шахтеров, волнует судьба шахты. Зачем тогда строить часовню, если мистер Гетин закроет шахту?
Сара обвела взглядом лица трех женщин и увидела, что Марта Джейн пристально смотрит на свою хозяйку, а добрейшая Ханна Джоунс скорбно поджала губы. Она понимала, что ответ на этот вопрос мог дать только ее жених. Если Гетин намерен закрыть шахту, неужели он не понимает, что станет с рабочими? – подумала она.
– Ханна, – прервал ее мысли голос миссис Лерри, – никто из моих родственников не поступал жестоко ни со своими рабочими, ни с арендаторами. Я не могу обещать, что шахту не закроют, но заверяю вас: если такое случится, то со всеми вами обойдутся справедливо.
Ханна, улыбнувшись, присела в реверансе, но глаза ее так и остались печальными.
– Сара, – проходя по холлу, сказала миссис Лерри, – садовник сказал, будто клубника, что посажена у южной стены, уже созрела. Может быть, вы соберете ее нам на десерт?
Чуть позже, надев соломенную шляпку и муслиновое платье, в котором она была на пикнике, с корзинкой в руке Сара открыла чугунную калитку, ведущую в сад. Там росли сливовые, грушевые и нектариновые деревья, защищенные от холодных ветров стенами, а на расположенных в строгом геометрическом порядке грядках зрели овощи и ягоды. Ей, выросшей в большом городе, все здесь было в диковинку. Поставив корзинку на землю, Сара опустилась на колени и стала собирать ягоды.
Услышав, как скрипнула калитка, она повернула голову и увидела шедшего по проходу между грядок с овощами Кранога. Сидевшей на корточках Саре он показался очень высоким.
– Эта шляпка вам очень идет, – подойдя к Саре, улыбаясь, сказал Краног. – Между прочим, сразу видно, что вы лакомились клубникой.
Поднявшись, она быстро вытерла тыльной стороной ладони губы.
– Ну а теперь вы все размазали по своему лицу. Позвольте, я…
Краног достал из кармана белоснежный носовой платок и, несмотря на протесты Сары, вытер ей рот и подбородок. При этом он держал ее за плечо, его лицо находилось очень близко, и в глазах Кранога было нечто, что заставило Сару покраснеть.
– Ну вот, – сказал он, снимая руку с ее плеча, – следы преступления уничтожены.
– Вы… Вы пришли к миссис Лерри?
– Нет. Я видел ее мельком. Это с вами я хотел встретиться.
– Со мной? – Сара вскинула брови.
– Да. Мне нужна ваша помощь.
– А чем же я могу вам помочь?
– Я хотел поговорить с вами о Гетине. Как вы знаете, вчера вечером он вернулся. Я сразу же задал ему вопрос о шахте. Он ответил, что шахту будет закрывать. Мне жаль не только шахту, но и тех, кто на ней работает, их семьи…
Сара удивленно посмотрела на Кранога. Она всегда считала его человеком до некоторой степени бездушным. Ей даже показалось, что последняя фраза, которую он произнес, предназначалась лишь для того, чтобы она в вопросе о шахте приняла его сторону. Но тут Сара вспомнила Ханну Джоунс, которая совсем недавно сидела у них на кухне, ее лицо, которое поначалу озарила счастливая улыбка, когда миссис Лерри пообещала пожертвовать на строительство часовни, а потом при упоминании имени Гетина оно сразу же помрачнело.
– Гетин хочет быть только помещиком.
– Он мог бы им быть, а управление шахтой кому-нибудь передать.
Сара уже хотела спросить кому, но Краног продолжил:
– Вы полагаете, уволенные шахтеры смогут найти работу? Не думаю, что Гетин им сможет что-то пообещать.
– А что он сможет пообещать?
– Ну, дать им письменное обещание, что поможет найти работу. В нашем округе ведутся геологоразведочные работы. Почти все они заканчиваются неудачей, однако небольшие месторождения все же находят.
– Но люди, оставшиеся без работы, могли бы вновь заняться сельским хозяйством.
– На склонах этих холмов? Да многие из этих людей, чтобы прилично заработать, работают не только на шахте, но и на фермах.
– Но Гетин говорил, что и на севере и на западе страны полно других шахт.
– И только на нескольких из них требуется рабочая сила. Горнодобывающая промышленность – отрасль экономики нестабильная. На многих шахтах добыча руды ведется нерентабельно. Это вызвано плохим управлением. Кроме того, многие их владельцы в целях получения быстрых денег ведут работы неправильно. Здесь еще много и других аспектов.
– Ну а я что могу сделать?
– Сара, я хочу, чтобы вы убедили Гетина в том, что он делает ужасную вещь. Ведь время, когда можно было бы безболезненно закрыть нашу шахту, уже прошло.
Сара придерживалась точно такого же мнения. Но, может быть, есть какой-то другой выход? – подумала она. В том, что Гетин хотел избавиться от шахты, она отчасти поддерживала его. Однако при мысли о том, что станет с такими, как Ханна Джоунс ее охватывала тревога. Но можно ли верить Краногу? Не сгущает ли он краски?
Сара понимала, что закрытие шахты явится для него сильнейшим ударом.
– Вам очень нужна эта шахта? – спросила девушка.
Он долго смотрел на Сару, а затем взял ее за руку.
– Отпустите, – взмолилась она. – Вы мне делаете больно.
Краног отпустил ее руку.
– И это все, что вы можете мне сказать? – спросил он. – Неужели вы думаете, что я обратился к вам за помощью, преследуя лишь свои корыстные интересы? Если так, то я только теряю время. Что ж, собирайте свои ягоды.
Краног резко повернулся и, топча росшие на грядках овощи, быстрым шагом пошел к калитке. Когда та скрипнула, Сара опустилась на колени и продолжила собирать клубнику. Однако сбор ягод прежнего удовольствия ей уже не доставлял. Солнце закрыли тучи, и ей вдруг стало грустно.
Набрав полную корзинку клубники, Сара вернулась в дом, вошла на кухню и поставила ягоды на стол.
– Мистер Краног помогал вам? – поинтересовалась Марта Джейн.
Сара сняла с головы шляпку и пригладила волосы.
– Нет.
– Какие чудесные ягоды! Позже из мелких сварим вкусное варенье.
Окинув взглядом кухню со стоявшими на широком подоконнике окна горшками с красной геранью, Сара ушла. Она поднялась к себе и стала переодеваться. Выглянув в окно, она вдалеке увидела быстро идущего по парку мужчину. Это был Гетин. Встречу с ним она ждала с надеждой и тревогой. Вчера, вернувшись домой вечером, Гетин не зашел к ней. Но она его за это не винила, поскольку понимала, что он занят семейными делами. Ему надо было решать с родными вопросы, связанные с их имением, в том числе и с шахтой.
Сара с неприятным чувством вспомнила недавний разговор с Краногом и причину, по которой он хотел встретиться с ней. А может, Гетин принял во внимание тяжелое положение, в котором окажутся шахтерские семьи, и изменил свое решение закрыть шахту? – подумала она.
Войдя в гостиную, девушка поздоровалась с женихом, разговаривавшим со своей бабушкой, и, наблюдая за ним, отметила про себя, что он прекрасно выглядит.
Позже Гетин повел ее в сад. Погода к тому времени окончательно испортилась. По склонам холмов полз густой серый туман, дул холодный порывистый ветер. В воздухе ощущалась влага. Сара поежилась и плотнее закуталась в шаль.
– Как быстро здесь меняется погода, – сказала она. – Днем, когда пришел Краног…
– Краног? Он что, здесь был? Что он хотел?
– Краног весьма обеспокоен твоим решением закрыть шахту.
– Ты мне нового ничего не сказала, – мгновенно помрачнев, заметил Гетин. – Я уже это знаю.
– Особенно его беспокоит судьба шахтеров и их семей.
– Вздор! Кое-кто из них будет работать у нас в имении. Ведь нам потребуется больше садовников. А потом, здесь есть пустующие фермы…
– Но шахтеров много, – прервала Гетина Сара. – Ты уверен, что им всем найдется работа?
– Сара, дорогая моя, – он обнял ее за плечи, – ты позволила Краногу переманить себя на его сторону. Ты же знаешь, как он заинтересован в этой шахте. Он готов бороться за нее всеми доступными способами. Как наш отец… – Голос у него дрогнул, глаза затуманила печаль. – Я не рассказывал тебе, что в тот день, когда он погиб, мы говорили с ним о шахте. Он обвинил меня в отсутствии к ней интереса, повысил на меня голос. С той поры я думаю, а не я ли стал виновником его гибели. Может, он был так сильно расстроен, что не удержался на лестнице и…
– Дорогой мой, – ласково произнесла Сара, – ты не должен себя за это винить. Никто не может с полной уверенностью сказать, почему это произошло.
Гетин обнял ее и, целуя, сказал:
– Сара, как только закончится траур по отцу, мы с тобой поженимся. Ты станешь хозяйкой Понтравона.
– А твоя мачеха?
– В Понтравоне хватит места для вас обеих, – улыбаясь, ответил Гетин.
– Но она же меня ненавидит!
– Сара, ты все преувеличиваешь. Она очень скоро свыкнется с мыслью, что мы муж и жена.
Долину закрыла сплошная пелена дождя.
– Нам лучше вернуться в дом, – сказала Сара.
В тот вечер в Понтравоне вновь был поднят вопрос о судьбе шахты. Клаудия от Гвиннов вернулась не одна, а с Мэри.
– Конечно, во время траура мы не должны никого у себя принимать и ни к кому ездить в гости, – заметив изумление на лице Кранога, сказала она. – Но я подумала, что будет совсем неплохо, если Мэри пару дней погостит у нас. Разве не мило с ее стороны, что она приняла мое приглашение?
– Да… очень мило, – ответил Краног и перевел взгляд на Мэри.
Та была в ярко-зеленом батистовом платье и повязанном на шее платке.
Красивая девушка! – подумал Краног. Вот только платье она надела не по случаю!
В тот вечер он внимательно наблюдал за ней. За ужином Мэри неожиданно проявила интерес к их шахте и, несмотря на хмурое выражение лица Гетина, постоянно спрашивала о ней. Со своими вопросами она обращалась главным образом к Краногу. Поначалу он спокойно отвечал ей, а потом не выдержал и довольно резко произнес:
– Мэри, что толку спрашивать о шахте, если Гетин ее закрывает? Можно считать, что ее уже нет. Давайте поговорим о вещах более… реальных.
Мэри, как видно, только и ждала такого ответа.
– Гетин! – воскликнула она. – Но это же несерьезно. Закрыть шахту! Но почему? Она же может приносить приличный доход. В крайнем случае, ты мог бы продать ее за огромные деньги.
– Нет, шахту я просто закрою. Вот так-то! – заявил Гетин.
В Мэри, судя по всему, сработала практическая жилка, которая была у всех членов семейства Гвинн.
– Умоляю тебя, пересмотри свое решение, – глядя на него широко раскрытыми глазами, произнесла она. – Ты же добровольно лишаешь себя приличного дохода.
– А этих бедных шахтеров работы, – добавила Клаудия.
Краног перевел взгляд с Мэри на Клаудию, и тут ему стало ясно, что мачеха привезла с собой девушку в качестве поддержки.
– Я не хочу об этом больше говорить, – сказал Гетин. – Решение принято, и пересматривать или обсуждать его с вами я не намерен.
– Гетин, дорогой, Мэри просто высказала свою точку зрения, – пролепетала Клаудия. – Она же естественно удивлена…
– В таком случае я прошу у нее прощения, но говорить я с ней буду о чем-либо другом.
На следующее утро дождь перестал, выглянуло солнце, окрасив холмы в бежевые цвета, а на серых веточках вереска распустились мелкие розовые цветочки.
– А не отправиться ли нам всем сегодня в горы? – спросила за завтраком Клаудия Лерри. – Это была бы приятная поездка!
– У меня дела, – сказал Краног.
– А ты не мог бы их отложить? – вкрадчивым голосом спросила Мэри.
– Боюсь, что нет.
– В таком случае нам придется ехать втроем, – скорбным голосом произнесла Мэри.
– А почему бы вам не взять с собой бабушку и Сару? – спросил Краног.
– Твоя бабушка может простудиться, – поспешно ответила Клаудия. – В последние дни погода такая переменчивая.
– Она рисковала и большим, чем здоровье, – заметил Краног.
– Втроем мы прекрасно уместимся в двуколке, – сказала Клаудия Лерри. – Поедем по противоположному берегу озера.
После полудня Сара, выглянув в окно, увидела коляску из Понтравона, а в ней – Гетина, Клаудию Лерри и девушку, которая очень напоминала ей Мэри Гвинн.
– Вон там, в коляске, девушка, – сказала Сара. – Она очень похожа на Мэри Гвинн.
– Так это она и есть! – воскликнула миссис Лерри, подошедшая к окну. – Интересно, зачем она приехала в Понтравон? За последнее время она что-то сильно полюбила нашу семью.
Сара вернулась на прежнее место и снова склонилась над шитьем. У нее на душе было неспокойно. Неужели Гетин не смог прийти? – думала она. Почему их с миссис Лерри не пригласили на прогулку в горы? Почему Гетин не сказал, что у них гостит Мэри Гвинн?
Ближе к вечеру в гостиную вошла Марта Джейн и объявила:
– Миссис Клаудия Лерри, мисс Гвинн и мистер Гетин.
Клаудия, одетая в черный костюм, первой вошла в комнату. За ней последовали остальные. Молча кивнув Саре, она заняла место рядом со свекровью.
– Мама, возвращаясь с прогулки, я решила заехать к вам и пригласить вас на завтрашний чай. Во второй половине дня к нам за Мэри приедут ее родители.
– Клаудия, как это мило, что вы вспомнили обо мне, – сказала миссис Лерри. – Мэри, на похоронах сына я так и не нашла времени, чтобы поговорить с вашей бабушкой. Надеюсь, она за это на меня не обиделась.
– Сара, в долине было так красиво, – сказал Гетин. – Сейчас там зацвел вереск.
– Гетин, не думаю, что у мисс Линтон есть время любоваться подобной красотой, – заметила Клаудия. – Не забывай, что она при исполнении служебных обязанностей и у нее много работы.
– Клаудия, я не рабовладелец, – зло сверкнув глазами, заметила миссис Лерри. – У Сары много свободного времени. Так что не выставляй меня в роли старой карги. А Сару, я уверена, ты тоже включила в список гостей.
– Ну если вы чувствуете, что вы не сможете…
– Вопрос здесь не о моих способностях передвигаться, – прервала ее миссис Лерри. – Мне приятна компания мисс Линтон, и я попросила бы впредь, приглашая меня в гости, звать и ее. Хочу, чтобы это было понято.
Лицо у Клаудии мгновенно порозовело, она сжала губы. Сара растерялась и почувствовала, как к ее щекам прилила кровь. Почему Клаудия Лерри всегда старается выставить ее не в лучшем свете? – подумала она. Должен ли Гетин мачеху при этом осаживать? Ведь даже его бабушка за нее заступается. Возможно, нет. Ведь они же официально не помолвлены. Наверное, Гетину пока лучше хранить молчание. Но это давало ему возможность быть свободным и находиться рядом с такой симпатичной девушкой, как Мэри Гвинн, которая принадлежит к тому же кругу, что и он.
После того как гости уехали, миссис Лерри с сочувствием посмотрела на Сару и произнесла:
– Простите, что мы каждый раз говорим о вас. Моя невестка порой меня сильно раздражает. Ее бестактность не знает границ.
– Она меня ненавидит и сделает все, чтобы помешать нашему браку.
– В достижении своих целей Клаудия нетерпелива, и, пока еще не поздно, она вынуждена спешить. Гвинны – богатая семья, владеют большими земельными угодьями. Вот ей и хочется женить Гетина на Мэри.
– Вот если бы я была из такой семьи, – вздохнула Сара.
– Да ладно! – усмехнувшись, воскликнула миссис Лерри. – Вы же не такая, чтобы об этом жалеть.
– Гетин считает Мэри красивой.
– Конечно. Она девушка модная, но вы все равно красивее ее. Если завтра утром закончим ваше платье и украсим новую шляпку вот этим пером, то вы сможете на равных соперничать с Мэри. – Миссис Лерри пристально посмотрела на Сару и добавила: – О, от завтрашнего посещения Понтравона я получу огромное наслаждение.
Новое платье для Сары они закончили в срок. Сара шла к коляске, любуясь мягкими складками на юбке. Кончик страусового пера, приколотого к шляпке, нежно касался ее обнаженной шеи.
– Вы говорили, что хотели бы родиться в богатой семье, – сказала шедшая рядом с ней миссис Лерри. – Так вот, сейчас вы похожи на богатую наследницу.
– И все равно я чувствую себя… как-то… неуверенно.
– Неуверенной вы быть не можете, – возразила миссис Лерри. – Вы прошли суровую школу жизни, и она вас только закалила.
– Но она не научила меня, как держаться в высшем обществе.
– Не научиться этому может только глупышка. А вы же не такая!
Ободряющие слова миссис Лерри и новое платье придали Саре уверенности в себе. Однако эта уверенность куда-то исчезла, как только она вошла в гостиную дома в Понтравоне. Кое-кто из находившихся там был ей незнаком. Сара поймала на себе критический взгляд оглядевшей ее с ног до головы Клаудии Лерри.
– Сара, вы сегодня прекрасно выглядите, – сказал подошедший Краног.
Сара была благодарна ему за проявленное к ней внимание, свидетельствовавшее о том, что Краног забыл об их вчерашней стычке.
Они говорили недолго – Сару позвала миссис Лерри, чтобы представить ее Гвиннам.
Много лет назад Сара виделась с отцом и матерью Мэри. Возможно, она встречалась и с пожилой дамой, которая оказалась бабушкой Мэри. Та, держа руку Сары, некоторое время вглядывалась в нее, а затем произнесла:
– Значит, вы и есть… Сара… Линтон.
Продолжая держать руку девушки, она повернулась к миссис Лерри:
– Энн, это – твоя компаньонка? А я и не знала, что она у тебя есть. Хотя, кажется, Мэри что-то об этом говорила…
Миссис Гвинн вновь перевела взгляд на Сару, для которой представление бывшим хозяевам ее покойной матери превратилось в настоящую пытку.
Позже, когда Гетин подвел Сару к родителям Мэри, девушка увидела, как ее бабушка, не сводя с нее глаз, что-то сказала миссис Лерри. А что, если эта пожилая дама признала в ней дочь их бывшей горничной? – подумала Сара и еще больше занервничала.
Клаудия продолжала в упор разглядывать Сару, и та не удивилась, когда мачеха ее жениха подошла к ней и подвела к стоявшему в углу креслу:
– Мисс Линтон, вы можете пока посидеть здесь до тех пор, пока миссис Лерри не соберется домой. Я попрошу служанку принести вам чаю и пирожных.
Сара была даже рада, что ее отделили от остальных. Во всяком случае, она могла спокойно за всеми наблюдать. И тем не менее она чувствовала себя обиженной.
Сара заметила, что две пожилые дамы, тихо переговариваясь, наблюдают за беседовавшими с Мэри Гетином и Краногом. Чувство одиночества овладело ей. Ей показалось, что здесь она никому не нужна. Да, и ее новое платье ровным счетом ничего не изменило.
Она была так погружена в свои мысли, что не заметила, как к ней подошла старшая миссис Гвинн. Она взяла ее под руку, провела по комнате и указала на стоявший рядом с ее креслом стул.
– Мисс Линтон, миссис Лерри рассказала мне о вас много хорошего. Она очень рада, что у нее такая чудесная компаньонка. Когда миссис Лерри соберется нас навестить, то я хочу, чтобы и вы приехали вместе с ней.
Сара поблагодарила за приглашение. Она видела, что эта пожилая дама проявляет к ней повышенный интерес. Чем же это вызвано? – подумала Сара. Может, ее природным любопытством. Тогда почему она ни о чем ее не расспрашивает? А может быть, она узнала ее и ей этого уже не нужно?
Миссис Лерри с видом королевы сидела рядом.
– В последнее время мы видим вас намного реже, чем Гетина, – заметила миссис Гвинн подошедшему к ним Краногу. – Почему вы к нам не приезжаете? До нас же совсем недалеко.
– В последнее время я занят делами на шахте.
– Ах да, ваша шахта… Но теперь Гетин вернулся и у вас появится больше свободного времени.
Краног молчал. Затем он бросил взгляд на разговаривавшего с Мэри брата и произнес:
– Гетин намерен закрыть шахту.
– Как закрыть? И дать ей порасти бурьяном? А почему он не хочет ее продать? Естественно, это не мое дело, но ты, Энн…
– …должна на него повлиять, – прервав ее, добавила миссис Лерри. – Я в таком возрасте, когда дела молодежи меня уже не волнуют. Это что, окончательное решение Гетина?
– Да, в вопросе о закрытии шахты Гетин настроен очень решительно, – ответил Краног. – Думаю, что его уже не переубедить.
Он посмотрел на Сару, которая тотчас отвела глаза и поджала губы.
Перед уходом Гетин подошел к Саре.
– Завтра утром я встречаюсь с поверенным, – сказал он. – Но во второй половине дня я к вам зайду.
Понтравон Сара покидала уже почти счастливой. Завтра они должны встретиться и поговорить наедине. Садясь в двуколку, она вспоминала улыбающееся лицо Гетина и чувствовала тепло его руки.
На следующий день, ожидая прихода Гетина, Сара то и дело поглядывала в окно. Наконец, она увидела его идущего через парк. Он шел медленно, опустив в раздумье голову. Дверь Гетину открыла Марта Джейн. На этот раз в прихожей ни звонкий смех, ни радостные возгласы не раздались. Когда в гостиную вошел Гетин, его лицо было суровым, взгляд рассеянным.
Разговор Гетина с Сарой и бабушкой длился недолго. Вскоре он поднялся:
– Я должен идти, – сказал он. – Неотложные дела огромной важности…
Миссис Лерри и Сара с тревогой посмотрели на него.
– Неотложные дела? – переспросила миссис Лерри.
– Да. Поверенный сказал мне такое, что я должен срочно переговорить с Краногом.
Прощаясь, он даже не улыбнулся.
– Должно быть, это очень серьезно, – после ухода Гетина сказала его бабушка. – Он такой расстроенный…



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Нежданная невеста - Ансворт Мейр

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Нежданная невеста - Ансворт Мейр



можно и почитать.
Нежданная невеста - Ансворт Мейрлия
12.11.2012, 20.17





Интересно.. Легко читается))
Нежданная невеста - Ансворт МейрМилена
25.01.2013, 19.10





Не очень, не увлекло и не понравилось: всё надумано и поверхностно, хотя сам текст довольно легко читается
Нежданная невеста - Ансворт МейрItis
28.10.2013, 6.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100