Читать онлайн Вверх тормашками, автора - Андерсон Сьюзен, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вверх тормашками - Андерсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.16 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вверх тормашками - Андерсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вверх тормашками - Андерсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Андерсон Сьюзен

Вверх тормашками

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

— Тетя Ронни, у нас в доме мужчина! Вы знаете?
Вероника открыла один глаз. Рядом с ее кроватью, согнув ноги в коленках, в длинной ночной сорочке стояла Лиззи. Ее только что умытое личико находилось так близко, что не вполне попадало в фокус.
— М-м? — Вероника не принадлежала к числу «жаворонков». Ей требовалась секунда или две, чтобы привести в порядок свой сонный мозг и осмыслить шепотные слова. — Мужчина? — Она покосилась на племянницу.
Лиззи решительно кивнула.
— Большой мужчина. У него еще волосы торчат, как щепки.
Ах, Куп…
— Это мистер Блэксток. Помнишь, я тебе о нем говорила? Его пригласила Марисса, чтобы… — Вероника осеклась, так как вдруг поняла, что забыла известить о нем девочку. Она резко приподнялась на локте и проглотила ругательство, грозившее сорваться с губ. — Извини, Лиззи. Я собиралась рассказать тебе еще вчера вечером, после того как мы отвезем Райли и Дессу домой. Но потом мы зашли за бакалеей, а позже пришла миссис Мартелуччи, и мне нужно было собираться на работу…
Вероника замотала головой, тщетно пытаясь найти объяснение необъяснимому. Потом содрогнулась, почувствовав медленно просачивающийся холод.
Она-то по крайней мере была укрыта одеялом, а ее племянница стояла в одной фланелевой сорочке. Вероника приоткрыла одеяла, поманив девочку к себе, и сказала:
— Не хочешь погреться, пока тетя Ронни попробует тебе объяснить, почему она такая беспамятная дурочка?
Лиззи полезла под одеяло.
— Вообще-то мне некогда, — сказала она, однако тут же закопалась глубже, поближе к теплу. — Я должна собираться в школу.
Вероника посмотрела поверх ее головы на тумбочку с будильником.
— Ведь занятия начинаются в девять? — Она притянула племянницу ближе, устраивая ее спиной возле себя, как в ковше. — У тебя еще целая пропасть времени, Лиззи. — Вероника согнула руку, обхватывая девочку за талию. — Ты можешь понежиться несколько минут, потом наверстаешь.
Девочка с благодарным чувством прижалась к ней.
— А теперь о Блэкстоке. Он работает здесь управляющим. Марисса наняла его, после того как ты переехала жить к ним. В Фоссиле не так много свободного жилья, поэтому она сдала ему в аренду комнату в мансарде. — В этот момент Лиззи поменяла положение и ступнями коснулась голеней Вероники. — Ой! — Вероника дернулась, так что воздух с шумом вырвался у нее из легких. — Боже мой, твои ноги холодны, как ледышки!
— Извините! — Лиззи зашевелилась и начала отодвигаться подальше. — Мне очень жаль, тетя Ронни!
Вероника обняла девочку еще крепче.
— Пустяки. Холодные ноги — не тот случай, чтобы просить прощения.
— Это нечаянно. Я не хотела!
— Милочка, — засмеялась Вероника, — ты женщина. Мы все такие, чуть что — норовим пристроить ноги как можно ближе к чему-нибудь теплому. Господь, слава ему, даровал нам это право.
Лиззи быстро взглянула на нее через плечо и сделала большие глаза.
— Так вы на меня не сердитесь?
— Конечно, нет. — «Черт побери, Кристл! Кто, как не ты, вселила в нее эту неуверенность, готовность брать на себя вину за каждую мелкую оплошность!» — Просто это было немножко неожиданно. Но разве у тебя здесь нет никаких шлепанцев?
— Какие-то есть в доме у моего папы.
Вероника понимала, что рано или поздно ей придется говорить с Лиззи о ее родителях. Но сейчас она не могла заставить себя сделать это и перевела разговор на другую тему.
— Значит, — сказала она, — у тебя уже состоялась встреча с мистером Блэкстоком?
— Ну да. Когда я увидела, что он на кухне, я подошла к нему.
— Что было чрезвычайно умно с твоей стороны! Как можно подходить к незнакомому мужчине? Но я представлю вас друг другу, потому что вы, вероятно, встретитесь снова. У него наверху нет своей кухни, так что нам придется довольствоваться одной на всех, — пояснила Вероника. И встречи с ним будут волновать ее не больше, чем Лиззи. На тумбочке зазвенел будильник.
— Черт! — Вероника перегнулась через девочку, чтобы отключить его. — Я полагаю, нам пора вставать. У тебя в комнате есть халатик?
Лиззи отрицательно покачала головой и, робко улыбнувшись, сказала:
— Но там, внизу, теплее.
— Хорошо. Возьмешь в верхнем ящике пару моих носков. После школы пойдем и купим тебе одежду и тапочки. А еще я хочу, чтобы ты подумала, какой цвет лучше подойдет для твоей комнаты. Ты не считаешь, что те белые стены выглядят уныло?
В больших карих глазах Лиззи проскочила искорка интереса.
— Значит, мы будем перекрашивать мою комнату?
— Я так думаю. Это ее немного оживит. Ты согласна? — Видит Бог, в ремонте нуждался весь дом, так как Вероника хотела его продать, надеясь, что они в скором времени вместе вернутся в цивилизованное место. Переделка комнаты Лиззи будет прекрасным почином и приободрит ее, пока они остаются здесь. — Ну как, ты готова к пробежке на кухню? — Лиззи кивнула. — Хорошо, тогда считаю до трех, — сказала Вероника. — Раз, два, три! Встаем! — Она откинула одеяло, и обе поднялись с постели.
Лиззи достала себе пару шерстяных носков. Вероника тем временем подбирала для нее одежду на день. У обеих стучали зубы от холода.
— Боже мой, — зябко ежась, говорила Вероника, — я совсем забыла, как рано сюда приходит зима. Я должна срочно принять ванну. А ты ступай и грейся внизу, — сказала она Лиззи.
Девочка бросила на нее боязливый взгляд.
— А что, если Блэксток еще там?
— О, моя сладкая, он хороший человек и тебя не обидит. — Вероника подумала, как бы молния не убила ее насмерть за такую явную ложь. От Купера Блэкстока исходило слишком много сексуальной энергии, чтобы всерьез полагать, что он не представляет угрозы для маленьких девочек.
— А нельзя мне остаться здесь и подождать вас?
— Конечно, можно, если тебе так удобнее. Только надень те носки, пока ты не отморозила свои ножки. Я постараюсь не заставлять тебя долго ждать.
Вероника не стала дожидаться, пока пойдет горячая вода, зная, что она не скоро пробьется через старые трубы. Она вымыла руки холодной водой, почистила зубы и потом наскоро ополоснулась. Не утруждая себя переодеванием, Вероника закончила туалет в рекордно короткое время.
— Ну, вот я и готова. Пойдем скорее согреваться! — Они с хихикающей Лиззи сбежали по лестнице вниз.
Когда девочка ворвалась в кухню, смех неожиданно застрял у нее в горле. Она остановилась и прижалась к Веронике при виде мужчины, читающего за столом газету.
Обхватив племянницу за плечи, Вероника посмотрела поверх ее головы на Купа. Заметив их появление, он поднял глаза от газеты. Когда он остановил взгляд на Лиззи, губы его изогнулись в удивительно милой улыбке. Его мрачные глаза сразу смягчились.
— Привет, малышка.
Вероника стояла как завороженная. Увидеть такое выражение на лице этого демагога она никак не ожидала. Пришлось заставить себя стряхнуть колдовские чары.
— Гм… Лиззи, это мистер Блэксток. Я тебе о нем рассказывала. Куп, это моя племянница, Лиззи Дэвис.
На мгновение лицо его напряглось, но тотчас расслабилось, прежде чем Вероника успела проанализировать причину.
— Рад познакомиться с тобой, Лиззи Дэвис, — сказал он. — Называй меня Куп.
— Хорошо, — скороговоркой пробормотала Лиззи, продолжая жаться к Веронике, чьи дрогнувшие нервы проделывали необъяснимый легкий танец.
— Я не ожидала увидеть вас в такую рань, — сказала она. Вчера, когда они встретились в кухне, было около полудня. Если бы сегодня не нужно было собирать Лиззи в школу, она бы еще спала и спала.
Куп равнодушно повел широким плечом — наверное, в пол-ярда.
— Мне нужно кое-что сделать. — Он откинулся в кресле, глядя прямо перед собой в свою газету и чашку с кофе. Он был в старых джинсах и расстегнутой рубахе в черную клетку поверх выцветшей черной футболки с бордовым верблюдом.
Вероника поймала себя на том, что ей трудно отвести от него взгляд, и была этим обеспокоена.
— Ты права, Лиззи, — сказала она, наклоняясь к племяннице. — Здесь намного теплее. Но ты согреешься еще больше, как только мы тебя накормим. Что бы ты съела на завтрак?
— Мюсли.
— И все? Ты не хочешь что-нибудь теплое? Может, хорошую пиалу с горячей овсянкой?
Лиззи состроила рожицу. Куп засмеялся.
— Я с тобой солидарен, Лиззи, — сказал он. — Это противная вещь.
Вероника посмотрела в его сторону.
— Зато полезная и сытная. Как раз до ленча хватит.
— Если только полезет в рот, — сказал Куп. — Потому что это невкусно.
Освободившись из рук Вероники, Лиззи медленно двинулась к нему.
— Мне не нравится овсяная каша, она вязкая, — застенчиво сказала девочка. Она посмотрела на его волосы и подняла было руку, словно хотела их потрогать, однако тотчас отдернула ее. Но при этом не перестала изучать его серьезным, пристальным взглядом. — Почему ваши волосы стоят прямо, как палка?
— Сам не знаю, детка. — Куп провел по волосам большой рукой с выпуклыми костяшками. — Так уж они растут, — сказал он, виновато блеснув белозубой улыбкой. — Возможно, потому что я стригусь слишком коротко. Может, если им дать отрасти, они лежали бы лучше. Но за короткими волосами легче ухаживать. — Он нагнул голову к Лиззи. — Хочешь потрогать?
Она подошла еще ближе. Куп взял ее руку и стал водить ею взад-вперед по кончикам своих волос. Девочка улыбалась уголками губ, ощущая под пальцами его густой ежик. Вероника размышляла, каков он на ощупь, чувствуя, как у нее самой начинают зудеть пальцы от желания его потрогать.
Куп тоже улыбнулся девочке и сказал:
— У тебя, несомненно, красивые волосы. Они очень шелковистые.
— Угу, — важно кивнула Лиззи. — Как у тети Ронни.
Пристальный взгляд Купа на секунду задержался на Веронике. Она могла только догадываться, на что похожа ее голова. Провести расческой по волосам не значилось в ее списке первоочередных задач на это утро.
— Да, — лениво согласился Куп наконец. — Как у тети Ронни. Только твои светлее.
Вероника налила себе чашку кофе и чуть не ошпарила язык после первого глотка. Тогда она открыла буфет и достала пиалу и стакан.
— Лизагатор
type="note" l:href="#FbAutId_5">[5]
, в котором часу приходит автобус? Он по-прежнему останавливается в конце квартала?
— Да. — Лиззи посмотрела на часы над плитой и подпрыгнула. — О, я должна одеваться! — Она помчалась вверх по лестнице.
Куп вернулся к газете. Переворачивая страницу, он выкроил секунду, чтобы взглянуть на Веронику и бросить камешек в ее огород.
— Вы знаете верный способ, как освободить помещение.
Вероника пожала плечами.
— Я просто еще не повесила ее расписание, — с отрепетированной небрежностью сказала она. Но замечание больно ужалило ее.
Она призналась себе, что легкость, с какой Куп общался с Лиззи, вызвала у нее приступ ревности. Этот человек без видимых усилий нашел путь к сердцу ее племянницы, чем и вызван был тот вопрос об автобусе. Вероника мысленно поежилась. Как можно быть такой мелочной? Ей не хотелось, чтобы Лиззи его боялась, но точно так же она не желала, чтобы он ей нравился. О чем это говорит?
Расставив на столешнице тарелки, Вероника достала с полки коробку мюсли и вынула из холодильника пакет молока. Она перенесла все это на стол, пододвинула на край и пошла за кофе. Стараясь вести себя, как подобает взрослому человеку, она изобразила приятную улыбку и села напротив Купа.
— С каких это пор они стали доставлять «Фоссил трибюн» по утрам? — сказала она, жестом показывая на развернутую перед ним газету.
— Они не доставляют, — ответил Купер и щелчком отогнул верхний край газеты, чтобы был виден штемпель «Нью-Йорк таймс».
Это застало Веронику врасплох. В первую секунду она просто удивленно смотрела, потом собралась и подняла бровь.
— Не так часто встретишь в этом маленьком городе.
Куп пожал плечами.
— Я получаю по подписке, эту и «Ю-эс-эй тудей».
— Подумать только! — воскликнула Вероника. — Как интересно! — Она тут же замахала рукой, отметая свой комментарий. — Извините, но у вас слишком светлые волосы. Создается впечатление, что выделаете все, чтобы бросаться в глаза. — Ее взгляд перекочевал на бледные волосы Купа. — Впрочем, если цвет к лицу… — Она нетерпеливо покачала головой. — Боже мой, откуда только берется этот вздор? Во всяком случае, я думаю, не из многочленного уравнения мисс Клэрол. — «Сколько можно нести чушь, Ронни! Закрой рот! Закрой немедленно!» — Вероника сердито посмотрела на Купа. — Это все из-за вас, вы знаете? Это ваша вина.
— Да? — Куп поднял черные брови. — И в чем моя вина? В том, что я попал на ваш маленький острый язычок?
Вероника почувствовала, как внезапный прилив тепла пробежал по веточкам нервов до самых их окончаний. Она наградила Купа взглядом, обычно приберегаемым для нерадивых рабочих, когда те не поставляли ей чего-то вовремя. «Не надо меня дразнить!» — как бы говорила она.
— Почему вы непременно должны поворачивать все в неприличную сторону?
— Неужто я это делаю? — спросил Куп.
— Вы прекрасно знаете, что делаете. И как вам удается меня провоцировать? — Вероника понимала, что, вероятно, поступает не самым умным образом, говоря ему все это. Сейчас он изучал ее с тем откровенным сексуальным интересом, который так ее обескураживал, и единственное, на что ее хватало сейчас, — это не ерзать в кресле. Она подняла подбородок и поспешила сменить тему. — Мне нужен ключ от «Тонка».
Вероника пожалела о своих словах, не успели они сорваться у нее с языка. Проклятие! «Ты знаешь, что совсем не обязательно обо всем извещать этого человека». Разумные инвестиции делает тот, как сейчас заметила бы Марисса, кто вкладывает понемногу. Но теперь было уже поздно.
— Хорошо, — кивнул Куп. — Я сделаю сегодня еще один ключ, когда буду в городе.
— Он мне понадобится раньше, — сказала Вероника. — К одиннадцати. — Это звучало невежливо.
Куп лениво выпрямился в кресле.
— Почему к одиннадцати? Что такого знаменательного произойдет в одиннадцать?
У нее не было никаких серьезных причин скрывать это. К тому же как управляющий он имел полное право быть в курсе дела. И все же каким-то непостижимым образом Вероника уклонилась от прямого ответа.
— Мне нужен ключ, — сказала она. — Хорошо?
Ее передернуло, так как у нее это прозвучало в гораздо более оборонительном тоне, нежели того заслуживала ситуация. Вероника условно называла это «фоссилским автоматизмом», рассматривая его как непроизвольную физиологическую реакцию, такую, как, например, коленный рефлекс. Это слишком сильно напоминало ей о прошлом — о том, что она преодолела в себе чрезвычайно тяжелым трудом. Но прежняя привычка, казалось, всякий раз снова поднимала свою уродливую голову, как только рядом появлялся Купер Блэксток.
Вероника всегда стремилась вырваться за пределы Фоссила, жаждая найти применение своим способностям. Ей всегда, сколько она себя помнила, нравились красивые вещи, а также доставляло удовольствие создавать их своими руками. Но ее любимый папа безжалостно насмехался над ее мечтами, на что она реагировала чаще раздражением, ибо никогда не умела искусно скрывать свои чувства.
Эти воспоминания заставили ее поморщиться. Но будь она проклята, если позволит себе впасть в ошибки прошлого. Вероника открыла было рот, чтобы извиниться (чем она, похоже, только и занималась все утро) и сказать, зачем ей нужен ключ к одиннадцати часам. Но прежде чем прозвучало очередное «извините», Куп с резким скрежетом отодвинул свое кресло и встал.
Сейчас он занимал даже больше места, чем сидя за столом. Или, может быть, его осязаемое недовольство создавало это ложное впечатление, поглощая весь кислород и скрадывая пространство вокруг них. Лениво-насмешливое выражение, которое он демонстрировал минуту назад, исчезло, и Веронике пришлось выдержать его суровый взгляд, установившийся на уровне ее глаз. Держа руки на бедрах, Куп отрывисто кивнул:
— Прекрасно. Вы получите свой несчастный ключ к одиннадцати. Но я должен сказать вам одну вещь, Принцесса. Я удивляюсь, как вам до сих пор еще не свернули эту вашу лилейно-белую шейку.
Напоследок он сердито сверкнул глазами, повернулся на каблуках и зашагал из комнаты.
В десять тридцать Куп забросил домой новый ключ и снова вышел, не обмолвившись ни словом с маленькой мисс Вероникой. Садясь обратно в автомобиль, он поклялся себе, что не станет обращать на нее внимания. Пусть делает, что ей хочется. Он близко не подойдет к «Гонку». Но без пяти минут одиннадцать он даже не заметил, что уже выезжает на улицу. Зачем он тратил на это свое свободное время, когда у него были более насущные дела? Шепча ругательства, тем не менее он сделал петлю на асфальте и припарковался неподалеку от бара. Оттуда, точно частный сыщик из недорогой короткометражки старых времен, Куп держал в поле зрения парадную дверь.
«Что в ней такого, в этой женщине?» — размышлял он, хмуро всматриваясь в квартал. Помимо нежной, как у младенца, кожи, Вероника, с ее своеобразной чопорностью и надменностью, пожалуй, была довольно привлекательна, хотя и далека от пышной красоты. Не полногрудая, с роскошным задом, что он всегда предпочитал, а скорее изящная — так почему она словно въелась ему в кожу?
Готовый зарычать, он потянулся к замку зажигания повернуть ключ, чтобы вернуться обратно. Клещй тоже пробуравливают свои ходы под кожей у человека. Нужно просто выбросить из своей жизни Веронику Дэвис, как он вырвал бы из кожи любого паразита, — одним быстрым, ловким движением. К черту все это! Пора убираться отсюда. Ему своих дел хватает.
Куп включил сцепление и оглянулся через плечо, перед тем как развернуться. Он был вынужден подождать, пока по встречной полосе проедет большой автофургон, чтобы затем пристроиться к нему в хвост. Но фургон сбавил скорость и остановился у тротуара как раз перед «Тонком». Куп откинулся на сиденье. Он едва успел прочитать на задней дверце название фирмы — «Каскад-Эйр», когда из бара вышла Вероника. Она торопливо затворила за собой дверь и, лавируя в редком потоке машин, направилась к водителю фургона.
Солнце заслонили грозовые тучи, когда она с необычайной живостью заговорила с атлетического вида человеком в синем комбинезоне. Мужчина улыбнулся ей и подошел ближе. По мнению Купа, гораздо ближе, нежели в этом была необходимость для работника фирмы по обслуживанию систем очистки воздуха. Через минуту Вероника уже вела его в «Тонк».
Что это значит?
Куп вылез из машины и зашагал за ними с намерением выяснить, что она собирается делать. Вентиляция в баре работала исправно. Тогда кто этот парень? Старая пассия школьных времен? Нашли подходящее место для совокупления среди бела дня! Ничего не скажешь — семейный бизнес используется по назначению.
«А если и так, — сказал себе Куп, — какое твое собачье дело, Блэксток? Это ее бар». Он постоял какое-то время у «Тонка», держась за ручку двери. Потом рывком распахнул ее настежь и ступил внутрь. Он действует в интересах Лиззи. Черт возьми, это ее бар!
Пока глаза приспосабливались к полутьме, Куп думал о маленькой девочке. Он не ожидал, что встреча с ней так растопит его сердце. Достаточно было увидеть ее большие серьезные глаза, чтобы вновь испытать те же чувства, как когда-то в отношении ее отца. Ему никогда не удавалось дистанцироваться от Эдди, несмотря на все попытки, поэтому он знал — то же самое ожидает его и с Лиззи.
Куп полагал, что ему будет несложно наблюдать за своей племянницей со стороны. Его решение не рассекречивать себя было продиктовано двумя соображениями. Во-первых, девочка могла его узнать, если Эдди когда-нибудь рассказывал ей о нем или показывал его фотографии. Кроме того, его инкогнито избавляло Лиззи от необходимости общаться с родственником, который до сих пор фактически был для нее посторонним человеком. И без того в ее жизни было достаточно много бесполезного.
Его ожидания, что он сможет оставаться в стороне, сейчас, задним числом, выглядели наивными. Но раньше он действительно считал это плевым делом, даже после того как оказалось, что Вероника с девочкой будут жить с ним под одной крышей.
В чем заключалось обаяние Лиззи? Куп не пытался раскладывать это на отдельные составляющие. В ней было заложено что-то такое, чем она притягивала его к себе каждой своей клеточкой так же сильно, как когда-то Эдди.
Эти размышления Купа были прерваны голосами в глубине комнаты. Он оттолкнулся от двери. Прошла уже минута, как Вероника находилась там вместе с работником фирмы. Внутренний голос ехидствовал, что тетя Ронни, возможно, преследует личную выгоду. Не обращая внимания на это предположение, Куп протиснул плечи в дверь и медленно вошел в комнату.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вверх тормашками - Андерсон Сьюзен



Скучно.Не дочитала. 1 из 10
Вверх тормашками - Андерсон СьюзенКатя
7.04.2012, 22.05





Хороший сладкий роман , но длинноват.
Вверх тормашками - Андерсон СьюзенStefa
9.12.2013, 23.03





Здорово, здорово, здорово! Очень приятное впечатление оставил роман.
Вверх тормашками - Андерсон СьюзенК
10.12.2013, 1.24





Классный роман!
Вверх тормашками - Андерсон СьюзенАня
12.12.2013, 18.40





Понравился роман, хотя, как уже заметили, немного растянутrnЕсть и любовь, и детективная линия.rnСоветую почитать
Вверх тормашками - Андерсон Сьюзенинна
3.03.2016, 17.34





Понравился роман, хотя, как уже заметили, немного растянутrnЕсть и любовь, и детективная линия.rnСоветую почитать
Вверх тормашками - Андерсон Сьюзенинна
3.03.2016, 17.34





Прочитала ЛР Виггз Сьюзен "Просто дыши" и не знала что почитать, но тут увидела ком-т Инны - решила посмотреть. Это то, что доктор прописал. Прочитала с удовольствием. Мне не показался затянутым, я из тех, кто получает удовольствие от самого процесса чтения, но написано должно быть не бездарно. Писателю "респект и уважуха".
Вверх тормашками - Андерсон Сьюзениришка
4.03.2016, 13.54





и все-таки "вяло-текущий процесс"
Вверх тормашками - Андерсон Сьюзенл.а.
6.03.2016, 13.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100