Читать онлайн Вверх тормашками, автора - Андерсон Сьюзен, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вверх тормашками - Андерсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.16 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вверх тормашками - Андерсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вверх тормашками - Андерсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Андерсон Сьюзен

Вверх тормашками

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Как только Куп припарковался на ярмарочной площади, Лиззи, Райли и Десса выскочили из машины и помчались к главным воротам. Вероника с Мариссой тотчас закричали детям вслед, чтобы они не потерялись. Куп ухмыльнулся скоропалительным предостережениям женщин. Полный того же бодрящего чувства, как обычно бывало в предвкушении боевого задания, он вылез из автомобиля и запер дверцы. Даже не верилось, что он испытывает не менее сильные ощущения в ожидании этого Зимнего фестиваля в маленьком городе, с двумя женщинами и тремя детьми. В течение десяти секунд Куп пытался понять свою реакцию. Он объяснял ее простой удовлетворенностью, потому что сегодня была его первая свободная суббота за время пребывания здесь. Однако оставил это занятие как безнадежное.
Наблюдая за маленькими замечательными ягодицами Вероники, когда она устремилась за детьми, Куп должен был признаться себе в том, что пытался отрицать последние несколько дней. Его удовлетворенность и приятные ожидания — все это концентрировалось вокруг Вероники. Не будь ее, он бы гроша ломаного не дал за это празднество. Посещение Зимнего фестиваля вместе с ней подогревало его предвкушения. Здорово же он увлекся.
Прошло много времени, с тех пор как Куп перестал суетиться из-за обыденных вещей. В его жизни было много женщин, но они как приходили, так и уходили, оставляя следа не больше, чем рябь на воде. И все было прекрасно. Позабавились немного, получили взаимное удовольствие и разбежались. Это было самое большее, что он когда-либо хотел от секса. Что касается продолжения, то здесь он руководствовался желанием женщины и своим собственным.
Но у него никогда не было потребности знать, что движет женщиной. И еще меньше его заботило, что она думает. До недавнего времени. В интимных отношениях он никогда не проводил разграничения между сексуальным влечением и любовью, не веря в существование последней.
Он глубоко заблуждался.
Последние несколько ночей он полностью проявил все свои возможности. Он использовал все, чему научился раньше, и несколько новых приемов, изобретенных по ходу дела. Это-то и привело к тому, что в ответ Вероника сказала: «Я люблю тебя, Купер».
Печальный случай. Не говоря уже о том, что неудачный. Она ни разу не повторила этой фразы, с тех пор как ненароком произнесла ее в четверг утром.
Куп не мог смириться с тем, что это были просто пустые слова во время секса.
Эта мысль была ему особенно ненавистна теперь, когда оказалось, что то признание обрело реальное значение. Но гораздо хуже было то, что ему самому не хватало здравого смысла, чтобы обеспокоиться за себя. Это было что-то совершенно непонятное для мужчины, чей инстинкт выживания в большинстве случаев оказывался отточенным, как лезвие бритвы.
Вероника внезапно повернулась и застала Купа в тот момент, когда он смотрел на ее зад. Она сделала легкое виляющее движение и ухмыльнулась:
— Пошевеливайся, Блэксток! Ты же не хочешь отстать? — Она взмахнула бровями, как Граучо Маркс
type="note" l:href="#FbAutId_21">[21]
. — А то как бы тебя не постигли ужасные вещи.
— Угу, совет ясен. — Куп догнал ее, готовый отказаться от чего угодно, кроме перспективы провести с ней вечер. В узком проходе перед главными воротами толпа уплотнилась. Тайком воспользовавшись внезапным прессингом тел, Куп обхватил Веронику за талию и притянул к себе. — Я слышал, — проворчал он, наклоняясь к ее уху, — что мне придется платить вступительный взнос из собственной «развлекательной» казны, если я не останусь в группе.
Вероника затрепетала, но ткнула его локтем в бок, чтобы высвободиться. Она суетливо поправила на шее пушистый зеленый шарф, повернулась и пошла впереди Купа. Она была в очаровательной ворсистой шляпке с полями, отогнутыми назад и пришпиленными маленькой кокетливо и брошью.
— Все будет в порядке, — сказала она с притворной серьезностью. — Мы умолчим, кто здесь старожилы, а кто вновь избранные, согласно действующим правилам.
— И что? — сказал Куп. — Будет царить анархия?
Вероника наградила его самой доброй улыбкой — и в придачу легким дружеским шлепком в грудь.
— Совершенно верно.
— Тетя Ронни, вы собираетесь идти дальше или нет?
Куп засмеялся и пошел быстрее. Он обогнал Веронику у кассы, достал бумажник и купил билеты для всех. Затем провел свою маленькую группу через турникет.
Дети ринулись вперед, как ядро, выпущенное из пушки, мимо ближайшего зала с экспозицией. Удивленный целеустремленностью, с какой они бросились к месту назначения, Куп сдержанно заметил:
— Очевидно, что-то привлекает их больше, чем какие бы то ни было экспонаты в этом здании.
— Каток, — согласилась Марисса. — В зале А в основном представлены товары народных промыслов. Кустарная продукция у детей не вызывает большого интереса. Хотя позже Райли захочет поучаствовать в Кекуоке
type="note" l:href="#FbAutId_22">[22]
. Он никогда не упустит возможности выиграть десерт. — Она изобразила слабое подобие своей обычной улыбки, но ямочек на щеках не было видно.
Куп заметил, как Вероника озабоченно смотрит на подругу. Вчера вечером в «Тонке» прошел слух, что у них с Коди произошел разрыв. Сейчас Марисса явно пыталась делать вид, что ничего не случилось. Но нетрудно было заметить, что она отчаянно несчастна.
Он протянул руку и тронул ее за рукав ее роскошного темно-синего шерстяного пальто.
— Коди — дурак, если вы хотите знать мое мнение.
Лицо ее на секунду исказилось страданием, и Куп проклял себя за свой длинный язык. Она, несомненно, тяжело переживала происшедшее, и сообщать ей, что об этом идут разговоры, было не самым удачным его шагом за сегодняшний день.
Однако Марисса тотчас же царственным жестом подняла подбородок.
— Фоссил есть Фоссил, а «Тонк» есть «Тонк». Нечего удивляться, что новость передается из уст в уста. Этого следовало ожидать. — Решимость зажгла огонь в ее глазах и расправила ее плечи. — Но я ценю ваше участие, Куп. Глупость Коди — как раз та причина, которая вынудила меня прогнать его.
О черт!
Вероника хотела шмякнуть себя по лбу. Вместо этого она только сокрушенно вздохнула. Мало ей искушений! Куп обладал острым как бритва умом и был настоящим подарком в постели. Как уберечь от него свое сердце? Как не дать ему растаять и растечься в большую лужу возле его ног, если выясняется, что он еще и чуток к боли твоей лучшей подруги?
За последние две ночи, пока они с Купом предавались любовным утехам, она, наверное, стерла в порошок все коренные зубы, чтобы сдержать себя. Она готова была повторять снова и снова: «Я люблю тебя, Купер», а назавтра в течение дня ей почти удавалось вдолбить себе, что все ее чувства — просто похоть. Но неизбежно приходила ночь. В постель опять прокрадывался Купер, и все защиты сразу начинали крошиться на куски. Страсть спадала, и наступало спокойное последействие, но в душе все еще ютилась ноющая потребность просто тихо лежать рядом с ним. В такие минуты у нее возникали серьезные подозрения, что она занимается самообманом. Дело было не только в сексе. Несомненно, ее сердцем владело очень сильное чувство.
Не то чтобы она перестала бороться с собой — нет, ей удавалось держать под замком слова, настоятельно требовавшие выхода. Но сейчас, видя, как Куп выступает в защиту Мариссы, она готова была, не колеблясь ни секунды, произнести эти слова вслух.
К счастью, в этот момент все трое миновали дорожку между залами А и Б и ступили в «Страну чудес».
— О Боже, Рисса, — с чувством прошептала Вероника, — ты устроила настоящее театральное представление.
— Я просто похитила твою идею, — пожала плечами ее подруга. От того энтузиазма, когда они только готовили проект, почти ничего не осталось. Марисса была так расстроена событиями четверга, что едва могла говорить. Коди не хотел связывать себя с женщиной, имеющей детей. Вот и все, что она могла сообщить о своем разрыве с ним. У Вероники сердце оборвалось при виде подруги в таком состоянии.
Поведение Коди вызывало в ней ярость. Прежде всего как он смел вступать с Мариссой в близость при таком отношении к детям? Зла на него не хватает! Попадись он ей в руки, она бы с удовольствием свернула ему шею.
Но Вероника просто сказала:
— Я с тобой не согласна, Марисса. Моя голая идея ничего не стоит. Ты претворила ее в такое чудо. — Взмахом руки она охватила все творения подруги. — Это похоже на сказочный мир.
Ярмарочное поле между ареной для родео и выставочными залами, место, где летом проходил ежегодный карнавал, рабочие превратили в каток. Вокруг него комитет фестиваля решил установить множество скамеек и деревьев из папье-маше. Последние выглядели как натуральные. Среди голых ветвей, блестящих от инея, мерцали сотни крошечных белых огоньков, и прыгающие блики от них попадали на скользящих по кругу розовощеких конькобежцев. От двух тележек с едой и напитками валил пар. В ядреном холодном воздухе пахло хот-догами, какао и подогретым сидром с корицей.
Ледовый аттракцион пользовался большой популярностью. Состав его участников варьировался в широком диапазоне — от молодой женщины, крутившейся в центре подобно заправской фигуристке, до ребенка, едва переступившего порог младенчества. Девочка еле стояла на коньках и, казалось, вот-вот приземлится на свою маленькую пухлую попку. Но эти неуверенные шаги, похоже, ни у кого не вызывали смеха.
Вероника узнала мэра с женой, вальсировавших на льду. Нейл Пиви, адвокат Эдди, сидел на одной скамейке с Дар-лин Старки, хотя, по-видимому, они были не вместе. Давнишняя знакомая Вероники, ее бывшая одноклассница, была здесь вместе с детьми. Все трое, смеясь, снимали свои прокатные коньки как раз через скамейку от того места, где Лиззи, Десса и Райли надевали свои.
Куп принес чашку горячего шоколада с шапкой взбитых сливок и карамельной палочкой в качестве украшения, и Вероника приятно проводила время за несколькими занятиями. Она с улыбкой следила, как Лиззи осторожно делает медленные круги на льду, и наблюдала за шумным состязанием на арене, где на подложке из соломы стояли огромные ледяные глыбы. Из них соревнующиеся высекали скульптуры, придавая им узнаваемые формы. Судя по громкому хохоту, проплывавшему через поле, можно было предположить, что в картонных стаканчиках участников не подогретый сидр, а что-то покрепче.
— Вероника?
Она оглянулась на вопросительную интонацию и увидела стоявшую рядом бывшую одноклассницу.
— Деб?
— Да, — засмеялась женщина. — Слава Богу! Я боялась увидеть один из тех пустых взглядов, типа «Кто ты такая, черт возьми?». Ведь в школе мы не так близко знали друг друга. Я просто хотела остановиться, чтобы поздравить тебя с возвращением.
— Ну, спасибо, — улыбнулась Вероника.
— Это мои дочери, Меган и Рейчел, — сказала Дебра. И после обмена приветствиями добавила: — Меган учится с Лиззи в одном классе. Так или иначе мы, вероятно, будем встречаться во время школьных мероприятий. И я хотела спросить, не посидеть ли нам как-нибудь днем за чашкой кофе? Если ты не слишком занята.
— Спасибо. Я буду очень рада.
Они обменялись номерами телефонов, и женщина с дочерьми удалилась. Вероника смотрела им вслед, чувствуя, как приятное тепло медленно растекается по телу. Она снова сосредоточила внимание на катке, продолжая невольно улыбаться неожиданному ощущению признанности после доброго жеста Дебры.
— Эта Лиззи — настоящий автомобильный лихач. За ней не угонишься. — Вероника вздрогнула, когда Купер неожиданно зашептал ей на ухо.
В спину ей подул холодный ветер, когда нижний край ее жакета и свитер под ним внезапно сместились вверх. Потом прореха закрылась, и по голой коже спины распространилось тепло, где Куп приложил свою руку.
— Хорошо, что впереди много лет, — сказала Вероника, — прежде чем кому-то придется беспокоиться за нее, когда она окажется за рулем автомобиля.
Куп стоял сзади, сдвинувшись чуть в сторону. Вероника была уверена, что на лице у него сейчас то безразличие, которое он так часто на себя напускал. Она подняла голову и украдкой взглянула на него. Никакого равнодушия. Напротив, он ласково улыбался, глядя, как Лиззи со скоростью улитки движется по периметру.
Вероника вновь посмотрела вокруг. В это время мимо стремительно промчался Райли, точно Гарри Поттер в погоне за Золотым Снитчем. Она оглянулась удостовериться, что какой-нибудь случайный наблюдатель не видит, как длинные пальцы Купа гладят ее ложбинку вдоль спины.
Дать ему волю, он, без сомнения, стал бы трогать ее открыто, не беспокоясь, что кто-то заметит. И уж точно не стал бы придавать никакого значения сплетням. Но так как это имело большое значение для нее самой, он, с его сдержанностью, был воплощением благоразумия.
Вероника чувствовала, как сердце ее до краев переполняет любовь, до того сильная и всепоглощающая, что могла раньше времени свести в могилу. Этот мужчина был гораздо сложнее, нежели она знала его в постели. Внешне Куп напоминал тот тип людей, что способны сломать человеку хребет одним поворотом руки. Но он был неизменно ласков к ней и Лиззи. У него была добрая душа.
На этот раз Вероника полностью повернула голову и улыбнулась ему.
— Я люблю тебя, — прошептала она, поймав его взгляд. Она снова расцвела в улыбке, когда его тело сделалось неподвижным и в глазах появился жар. Ее изумило, что, произнеся эти слова вслух, она ни чуточки не испугалась. Возможно, их дальнейшие отношения не имели перспективы, и завтра необдуманность ее слов могла обернуться для нее новым ударом. Но сегодня она решила принять все как есть, ничего не меняя, потому что такое прекрасное чувство приходит не каждый день на неделе. Пусть хотя бы в этот единственный вечер она просто предастся ему. Не считая черного периода, сразу после смерти Денни, Марисса не помнила другого такого времени, когда она чувствовала бы себя так ужасно. Она упорно старалась — ради детей, ради Ронни с Купом — вести себя как подобает уравновешенному человеку, но это давалось с большим трудом.
О Боже, как ей тяжело! Единственным ее желанием было бить себя в грудь и кричать в голос.
Она так ждала этого вечера, с того дня как Вероника указала ей правильное направление. Проект с декорациями постепенно обретал законченный вид. Она грезила этим фестивалем, предвкушая триумф, который окупит ее тяжелый труд. Но сейчас ей хотелось только уйти домой, залезть в постель и накрыться с головой одеялом.
Из-за детей Марисса настроилась крепиться до конца вечера, чтобы не дать себе сломаться. Она еще успеет это сделать, когда уложит их спать и останется одна.
Опять одна.
Эта мысль упрочила ее решимость быстрее, чем это сделали бы десять внушительных лекций собственного сочинения. Не родился еще такой мужчина на свете, чтобы превратить Мариссу Травитс в жалкого нытика. Она подняла свой упрямый подбородок и повернулась к Веронике с Купом.
— Вы так и будете стоять здесь, пока замерзнете, как я?
— Даже больше, — сказала Вероника. — Мои ноги уже почти пять минут ничего не чувствуют.
Они стали звать детей. Марисса краем глаза заметила, как Куп быстро выдернул руку из-под пальто Вероники. Так-так. Интересно, когда у них это возобновилось? Про себя же она подумала, что Ронни так вежлива с ним исключительно из-за Лиззи.
Но сейчас выяснить последние новости не было никакой возможности. Дети уже гурьбой бежали с катка. Едва успев скинуть коньки, они стремглав помчались в зал А и тут же затеяли спор, во всяком случае, ее дети — точно.
— Мама, мы с Лиззи хотим пойти в «Кружок Ребекки». — От внезапного энтузиазма щеки Дессы сделались пунцовыми. Ее белокурые волосы светились, точно нимб, и колыхались вокруг ее головы, пока она беспокойно танцевала на месте. — Там будут платья для кукол. Так сказала Сьюзи Поссер. А ее мама в этом кружке, поэтому она должна знать. Давайте пойдем туда и выясним. Хорошо?
— Ни в коем случае! — возразил Райли. — Кукольные тряпки — это для глупцов.
— Ничего-то ты не понимаешь!
— Еще как понимаю! Пойдемте смотреть соревнования, кто больше съест пирогов. Мама, ну как ты можешь не пойти со мной? Держу пари, я запросто могу победить.
Десса показала брату язык. В ответ Райли толкнул ее. Но она не зря была дочерью своей матери, а потому немедленно дала ему отпор. Марисса укоризненно покачала головой. Потом посмотрела на Лиззи, стоявшую позади дерущихся Травитсов, ничего не требуя. Ну почему нельзя иметь хотя бы одного милого, спокойного ребенка?
— Вот что я вам скажу, — вмешался Куп, без труда оттащив Райли от его сестры. — Почему бы нам с Райли не пойти выяснить насчет соревнований с пирогами? А вы, леди, можете отправиться за одеждой для кукол. Потом все возвращаемся и встречаемся там, где проводится лотерея с теми пуховиками. Ну что? Через полчаса?
Марисса согласилась с неприличной поспешностью. Она наблюдала, как Куп, вскинув руку, обнял Райли за плечи.
— Пойдем, дружище. Посмотрим, кто съест больше всех пирогов.
— Можем поспорить, что я, — сказал Райли, когда они уходили. Марисса видела сияющее лицо сына, прежде чем их поглотила толпа. Райли смотрел на Купера с таким восхищением, словно мужчина ступает по воздуху над водой. Меньше всего ей сейчас хотелось видеть это, потому что на месте Купера с успехом мог быть Коди. Но он не хотел знать ее детей. Он скорее отгрыз бы себе руку, чем познакомился с ними. Ее убивала эта мысль.
— С тобой все нормально? — тихо спросила ее Вероника несколько минут спустя, когда девочки набросились на плоды рукоделия в палатке «Кружка Ребекки». — Ты выглядишь очень бледной.
— Никогда бы не подумала, что любовь может так ранить, Ронни. Я не помню, чтобы я так изводилась с Денни.
— Денни ты знала всю свою жизнь, и он был настоящий мистер Добродушие. У вас, вероятно, была более спокойная любовь. Но был ли кайф так велик?
— Нет. И в сексе тоже не было того накала. — Но от этого признания Марисса почувствовала себя виноватой и тотчас переменила тему. — А вы с Блэкстоком начали все по новой?
Вероника глуповато кивнула.
— Похоже, я так и не пойму, сговор ли это небес… или все та же история Дэвисов, мамы с папой.
— Куп мне симпатичен, Ронни. Он производит впечатление доброго человека.
— Да. Я только что подумала о том же.
— Но когда все-таки это произошло? В прошлый раз, насколько я помню, ты ему отказала. Так почему ты мне ничего не говоришь?
— Все это время он… искал моего расположения. — Вероника наскоро перечислила подарки, которые Куп оставлял у нее под дверью. — И подкуп состоялся. В среду ночью… или в четверг утром, если ты хочешь точности.
— Ох… — В ту же ночь, когда у них с Коди произошла размолвка. У Мариссы сжалось сердце. — Тогда, я полагаю, это же и ответ на мой второй вопрос.
— Я видела, что ты ужасно расстроена, — призналась Вероника. — Не могла же я тебе сказать: «Рисса, ну сколько можно разговаривать о твоих ночах? Дай и мне рассказать, какой у меня был грандиозный секс!»
Марисса расхохоталась. Вот так сюрприз. Она только что была готова поклясться, что рассмешить ее вообще не-возможно. Спасибо лучшей подруге и ее фривольному юмору! Она повернула Веронику за плечи, привлекая ее в свои объятия.
— Благодарю тебя, дорогая, — сказала она. — Я тебя обожаю.
— Я тебя тоже. И уверяю тебя, ты со всем этим справишься.
— Да, — согласилась Марисса и про себя решила: «В конце концов справлюсь». Это могло занять какое-то время, но она действительно верила в чудо из чудес, в тот счастливый час. Во всяком случае, так она думала, разглядывая несколько палаток в ряду. И тут ее глаза едва не встретились прямо с глазами Коди.
Она смеялась! Черт возьми, как она могла смеяться?
В тот вечер в среду Коди чувствовал себя так, будто у него вырвали сердце. С тех пор ему казалось, что он так и живет без него. Сейчас их с Мариссой разделяли несколько ярдов. Он смотрел на нее через плотную толпу, не замечая ни бледности ее лица, ни грусти в ее глазах за собственной болью. Он видел только прелестные очертания ее улыбающихся губ.
Однако улыбка моментально исчезла, как только Марисса заметила его. Более того, она демонстративно подняла подбородок и отвернула лицо. Но еще раньше Коди успел отметить ее отсутствующий взгляд, как будто они даже не были знакомы друг с другом.
Он не верил себе. С тех пор как Марисса захлопнула дверь у него перед носом, он сделался совершенно больным, беспокоясь за ее душевное состояние. Он помнил обиду в ее глазах. Преследуемый этим образом, Коди сотни раз перебирал в уме их последний разговор и воображал себе их беседу, в которой он пытается донести до нее свою точку зрения.
И даже спрашивал себя, не ошибается ли он.
Но она, черт возьми, ведет себя с ним как с посторонним! Нет, они должны поговорить. Но прежде чем он успел тронуться с места, откуда-то выскочила группа старшеклассников и все загородила собой. Коди задвигался, пытаясь держать Мариссу в поле зрения. Однако современные подростки были скроены крепче, чем раньше, и он потерял ее из виду. Он направился в обход и тут же оказался в ловушке, между стайкой шумных пожилых женщин и накрытой ситцем горой банок с домашними консервами. Коди попытался пробраться дальше, бормоча извинения. Но седовласые старушки не замечали его спешки, они даже не подумали посторониться и продолжали обсуждать положение чьей-то незамужней внучки. Его терпение держалось на ниточке. Окончательно разозлившись, он плечом потеснил нескольких из них. Тогда ему освободили дорогу. Коди протиснулся сквозь толпу и мимо парней целенаправленно устремился туда, где он последний раз видел Мариссу.
Но ее нигде не было.
— Это надо было видеть, мама, — сказал Райли, перекатывая во рту большой кусок хот-дога. — Там всюду были пироги! Я уверен, тем ребятам здорово достанется дома, когда их мамы заглянут в корзину для белья. Могли бы не надевать те фартуки, от них все равно не было никакой пользы. Ягодный сок и яблочная начинка вытекли на одежду. Это было клевое дело.
— Для меня тоже это было бы плевое дело, — сказал Куп, — выглядеть так же, если бы я попытался уплести три с половиной пирога. — Он ухитрился сдержать ухмылку, когда Райли возмущенно закатил к небу глаза.
— Клевое, а не плевое. Первая буква «к». Вы что, ничего не понимаете? — Но внезапно сообразив, что Куп его поддразнивает, заулыбался во весь рот.
— Райли, ты хоть немного шевелишь мозгами? — сказала Марисса. — Нам совсем не хочется смотреть на твой наполовину не дожеванный хот-дог.
— Извини, мама. — Шумно проглотив пищу, Райли немедленно повернулся к Купу. Они сидели бок о бок на скамейке в задней части выставочного зала. Это место, отгороженное канатами, было отведено специально для буфета. Человек, лишенный воображения, мог подумать, что здесь просто собрали в одну кучу столы для пикника. — Вы ведь меня разыгрываете, да? — Райли боднул Купа плечом в бицепс. — Вы видели того здоровенного толстяка? Я думал, для него выиграть ничего не стоит. Но победа досталась тому костлявому парню.
— Но таких жилистых, у которых обмен веществ происходит со скоростью сто миль в час, как раз и следует опасаться, — сказал Куп. В это время Лиззи потребовала от него внимания, и он уткнулся в свой суп, слушая ее рассказ об одежде для кукол. Это было скучное перечисление всех замечательных вещей, которые остались некупленными. Но с должным восхищением одной — подходящей для ее «юбилейной» Барби.
Все это время Куп не переставал ощущать Ронни с другой стороны от себя. Он снова и снова слышал ее голос, звучавший у него в ушах: «Я люблю тебя». Проклятие! Нельзя вот так сбрасывать на человека, точно бомбу, потрясающее счастье и тотчас его отбирать. Прижимаясь к ее правому бедру под столом, Куп мечтал, чтобы ему не нужно было так осторожничать. Он хотел бесшабашно расхаживать кругом с ней в обнимку. Он готов был размять свои мышцы и завоевать для нее все призы из палаток на аллее игр. Но больше всего ему не терпелось завести ее за угол, за двадцатифутовое дерево из клееной фанеры, чтобы сорвать несколько поцелуев и потребовать снова произнести те слова.
Он заметил около стенда «Научно-техническое творчество молодежи» Троя Джейкобсона с миловидной блондинкой, видимо, его женой. Сегодня днем Куп получил известие от своего товарища по морской службе, что в названных Вероникой числах Джейкобсон уезжал из города. Это изобличало Троя как возможного любовника Кристл во время ее загадочной поездки. Но в данный момент Куперу было на это наплевать. Упершись ладонью в скамейку рядом с бедром Вероники, он повернулся и окинул толпу. На первый взгляд могло показаться, что ему нет ни малейшего дела до женщины, сидевшей сбоку от него.
— Я тоже люблю тебя, — тихо шепнул Куп ей на ухо, так чтобы никто не услышал, кроме нее самой. Он снова повернулся к столу и своему куску яблочного пирога.
Вероника ощутимо напряглась, и Куп, откусывая пирог, улыбнулся про себя. Хорошо. Ответный пас — это всего лишь честная игра.
Мужчина подталкивал свою спутницу к главному выходу выставочного зала.
— Я надеюсь, ты не возражаешь, что мы рано уходим?
— Нет, — сказала она. — Конечно, нет. Я знаю, что у тебя была трудная неделя.
— Да, я совсем измотался.
Не всегда легко быть умнее среднего человека. Люди подчас ведут себя так глупо. Но в большинстве случаев это работало на него. Иногда, однако, бывает приятно, когда рядом есть кто-то, с кем можно вести остроумную беседу. По крайней мере с человеком с таким уровнем интеллекта, чтобы он мог оценить твои блестящие способности. Все время обретаться среди серости было утомительно из опасения заставить волноваться тех, кто менее удачлив.
У него было несколько неприятных моментов, когда обнаружилось, что Купер Блэксток является братом Эдди. Но парень оказался всего лишь квантом света — и никакой субстанции внутри. Блэксток, по слухам в «Тонке», хоть и читал в часы простоя тома размером с подкладное детское сиденье, был просто бармен, бывший солдат. Вряд ли они с ним находились в одной лиге.
Представив себе Блэкстока этим вечером, он рассмеялся вслух. И впоследствии ему пришлось искать объяснение, чтобы развлечь свою спутницу.
Важная персона, морской пехотинец, оказывается, выгуливает ватагу детишек. Какая чушь!
Все было в порядке, как обычно. И абсолютно никаких причин для беспокойства.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вверх тормашками - Андерсон Сьюзен



Скучно.Не дочитала. 1 из 10
Вверх тормашками - Андерсон СьюзенКатя
7.04.2012, 22.05





Хороший сладкий роман , но длинноват.
Вверх тормашками - Андерсон СьюзенStefa
9.12.2013, 23.03





Здорово, здорово, здорово! Очень приятное впечатление оставил роман.
Вверх тормашками - Андерсон СьюзенК
10.12.2013, 1.24





Классный роман!
Вверх тормашками - Андерсон СьюзенАня
12.12.2013, 18.40





Понравился роман, хотя, как уже заметили, немного растянутrnЕсть и любовь, и детективная линия.rnСоветую почитать
Вверх тормашками - Андерсон Сьюзенинна
3.03.2016, 17.34





Понравился роман, хотя, как уже заметили, немного растянутrnЕсть и любовь, и детективная линия.rnСоветую почитать
Вверх тормашками - Андерсон Сьюзенинна
3.03.2016, 17.34





Прочитала ЛР Виггз Сьюзен "Просто дыши" и не знала что почитать, но тут увидела ком-т Инны - решила посмотреть. Это то, что доктор прописал. Прочитала с удовольствием. Мне не показался затянутым, я из тех, кто получает удовольствие от самого процесса чтения, но написано должно быть не бездарно. Писателю "респект и уважуха".
Вверх тормашками - Андерсон Сьюзениришка
4.03.2016, 13.54





и все-таки "вяло-текущий процесс"
Вверх тормашками - Андерсон Сьюзенл.а.
6.03.2016, 13.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100