Читать онлайн Вверх тормашками, автора - Андерсон Сьюзен, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вверх тормашками - Андерсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.16 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вверх тормашками - Андерсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вверх тормашками - Андерсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Андерсон Сьюзен

Вверх тормашками

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Утром, открывая дверь спальни, Вероника чуть не раздавила обернутый целлофаном букет алых тюльпанов. В первую секунду она смотрела на охапку цветов так, будто это была свернувшаяся змея, готовящаяся к нападению. Покачав головой, Вероника наклонилась поднять букет с по меньшей мере дюжиной тюльпанов.
Пробежав пальцами к центру букета, она извлекла небольшую карточку. Открытка была без подписи. Но Веронике не нужно было видеть имени Купа, чтобы понять, кто прислал ей цветы. Четкий почерк с черными буквами, занимающими все пространство до последнего сантиметра, собственно, и был подписью. «Мне тебя недостает, — гласила открытка с типичным для Купера Блэкстока подтекстом: „К чертям собачьим все околичности!“ — И не только по той причине, которую ты можешь предполагать».
Она прижала послание к груди. О Боже. Вот беда! Сплошные напасти. Вчера ей было довольно трудно устоять перед его поцелуями. Как она собирается держать себя в руках? Особенно когда испытываешь то же, что и он. И когда ей не хватает его точно так же. И не только по той самой предполагаемой причине.
Вероника образно представила, как Куп покупает ей цветы и потом крадется по коридору, чтобы положить у ее двери. Смакуя эту мысль, продолжая баюкать в объятиях тюльпаны, Вероника отправилась к нему.
Опомнилась она почти у самой двери перед лестницей на чердак. Вероника остановилась. Что она делает? О чем думает? Похоже, вообще ни о чем. Если бы она была честной перед собой, ей следовало бы признать, что, кроме фантастического секса, между ней и Купером ничего не было. И даже допустив, что их отношения станут глубже и эмоциональнее, действительно ли она этого желает? Меньше всего ей хотелось, чтобы ее постигла та же участь, что и ее мать. Оказаться порабощенной мужчиной без ясно видимых устремлений — нет, для нее это было совершенно неприемлемо.
Вероника повернула обратно, считая, что нужно просто найти ближайший мусорный ящик и выбросить цветы. Совершенно ни к чему оставлять напоминания, которые будут вводить ее в соблазн изменить свое мнение. Она решительно кивнула. Да, все правильно. Умная женщина должна избавиться от подобных вещей раньше, чем ей скажут, что ее страдания были ожидаемы.
К сожалению, никто — не считая ее отца, повторявшего, что она слишком сметлива, когда дело касается ее собственной выгоды, — никогда не усматривал в ней великого ума. И вероятно, уже никогда не увидит.
Вероника направилась в кухню поставить тюльпаны в воду.
Марисса не помнила, когда последний раз она так волновалась. В среду вечером она расхаживала взад-вперед на первом этаже своего дома, упорно пытаясь себя убедить, что все эти подозрения, касающиеся ее детей и Коди, искусственно ею раздуты. Но в глубине души она боялась, что ее опасения не напрасны.
Она отправила Райли и Дессу к Веронике сорок пять минут назад. Единственное, что ей оставалось сейчас делать, — это ждать прихода Коди. Чтобы отвлечься от не оставлявшего ее тоскливого чувства, она попыталась найти выход из положения, заняв себя созидательным умственным трудом.
Когда она заезжала к Веронике оставить детей, ей показалось, что ее подруга не находит себе места, как медведь в клетке. Сейчас Марисса пыталась как-то объяснить ее беспокойство, но сердцем и мыслями она была не с ней. Ее внимание продолжало медленно дрейфовать обратно, к кухонному окну, в ожидании, не мелькнет ли за стеклом фургон Коди.
Некоторое время спустя фары осветили стены кухни, когда он въехал на полукруглую аллею за домом. Несмотря на свое намерение сохранять спокойствие и бесстрастность, Марисса не заметила, как оказалась у двери с черного хода раньше, чем Коди выскочил из кабины своего фургона.
— Привет, — мягко сказала она, когда Коди прошел через дворик, вымощенный кирпичом. Марисса отступила назад, придерживая для него дверь.
— Здравствуй, милый человечек. — Коди нагнулся к ней для долгого поцелуя. Потом задержался на мгновение и поднял лицо, изучая ее. — Кажется, будто минуло тысячелетие, с тех пор как я видел тебя последний раз. — Он погладил ее большим пальцем по нижней губе и прошел на кухню.
Марисса закрыла дверь и последовала за ним. Несмотря на несколько репетиций, сейчас, когда он находился здесь, у нее не было четкого представления, с чего начать.
— Не хочешь чашку кофе? — спросила она.
— Нет, спасибо, — ответил Коди, приближаясь к ней. — Но я бы не отказался от моего сладкого солнышка. — Он притянул ее к себе и наклонился, чтобы снова ее поцеловать.
Тепло от его рук побежало вниз, распространяясь до талии. Марисса не хотела ничего так сильно, как раствориться в нем и позволить просто унести себя в объятиях. Одному Богу известно, как она этого жаждала. Всю прошедшую неделю она жила на нервах.Накал поцелуя поднялся на несколько градусов. Марисса чувствовала, что все больше и больше уступает гибкому, сильному телу Коди, позволяя ему поддерживать ее. Однако в последний момент она нашла в себе силы отпрянуть назад.
Коди растерянно заморгал.
— Я тут подумала и… — Марисса была вынуждена прокашляться, так как ее неожиданно сорвавшийся голос прозвучал как писк Микки-Мауса. — За все то время, что мы с тобой встречаемся, ты еще ни разу не видел моих детей. Ты не хочешь пойти вместе с нами завтра на гамбургеры?
— Завтра? Гм… завтра я не могу. Я договорился встретиться с отцом.
У нее упало сердце. Она не представляла себе мужского смятения там, где его не должно существовать. Проклятие! Она так хотела, чтобы ее интуиция оказалась неверной. Но стоило ей только подумать об этом, как все, чего она боялась, предстало прямо перед глазами. Это и чуть заметная суетливость в его движениях, и напряженная улыбка, и неспособность выдержать обращенный к нему взгляд.
— Так забирай с собой отца, — сказала Марисса спокойно. — Мы будем ему более чем рады.
— Извини. К сожалению, ничего не получится.
— Тогда в пятницу, — сказала она без всякого выражения.
— У меня… гм… — Коди замялся.
— Еще какое-то чрезвычайно важное дело, — закончила за него Марисса. Она прошла к двери, распахнула ее и держала открытой. — Я думаю, сейчас тебе лучше уйти.
— Что такое?
— Может, я тупая, но не полная дура, — сказала Марисса и встряхнула дверь. — Уходи.
— Рисса, — начал Коди, — на самом деле все не так, как может показаться…
— Неужели? — перебила его Марисса. — На самом деле я вполне для тебя хороша, когда тебя посетит желание попрыгать со мной на матрасе. Но когда дело доходит до знакомства с твоей семьей, выясняется, что я этого недостойна. И моя семья тебе тоже не подходит.
— Нет! — Коди хотел дотронуться до нее, но она отдернулась назад. Его рука упала вдоль туловища, однако, исполненный решимости, он наклонился вперед. — Послушай, это просто из-за того, что… моя сестра часто меняет мужчин. Я вижу, как мой племянник Джейкоб каждый раз тяжело это переживает. Мальчик только начинает привыкать к человеку, как он исчезает. Вот почему я избегаю знакомства с детьми тех женщин, с кем встречаюсь. Это моя маленькая уловка.
Марисса чувствовала, как в крови зарождается дикий гнев. Это чувство затрагивало сразу столько уровней, что его с трудом удавалось держать под контролем. Но ей хватило твердости укротить свой характер.
— Ну да, — коротко сказала она с холодным безразличием. — Право же, приятно узнать, какое место я занимаю в твоей жизни. Значит, я — одна из твоих женщин.
— Ты — единственная женщина, с кем я встречаюсь в последнее время, — сказал Коди. Но он почувствовал, что земля под ним внезапно сделала опасный поворот. Один неверный шаг — и он будет втянут в зыбучие пески, откуда ему никогда не выбраться.
— Я понимаю, — сказала Марисса обычным тоном, но глаза ее горели гневом. — Я рангом выше, чем одна из многих, и поэтому удостоена чести спать с тобой. Но в то же время очень старательно ограждаема от участия в любой другой стороне твоей жизни. — Она постаралась придать голосу пренебрежительное звучание, но получилось далеко не так.
— Мне совсем не хочется видеть у других детей то же, что я вижу в глазах Джейкоба, — сказал Коди. — Я по собственному опыту знаю, что…
— Все женщины — шлюхи?
— Нет.
— Я полагаю, это именно то, что ты думаешь, — сказала Марисса. — Ты считаешь, что все женщины заботятся больше о собственном сексуальном удовольствии, чем о своих детях.
Хоть и понимая, что ему не следует вторгаться в эту область, Коди не заметил, как у него вырвалось:
— В первый же вечер нашей встречи…
— Я упала прямо в постель с тобой, — прервала его Марисса резким, язвительным тоном. — Отсюда следует единственное резонное заключение, что я делаю то это с каждым, кого встречаю.
Коди в отчаянии ерошил волосы.
— Черт побери, ты дашь мне закончить предложение? Или по крайней мере не вкладывай мне в уста свои слова.
— О, прошу прощения. Тогда позволь спросить тебя еще. Ты полагаешь, что был просто одним из многих?
Он поколебался, слишком долго для мгновения, потому что именно так и думал… первое время. Но потом он узнал ее лучше.
Прежде чем Коди успел сказать, что больше так не считает, Марисса коротко кивнула.
— Это то, чего я и опасалась. Но у меня есть для тебя новость, самовлюбленный эгоист. Я не падаю в постель с первым встречным. Я думала, что ты особенный. Она невесело засмеялась. — Черт! Мне казалось, я начинаю в тебя влюбляться.
Коди почувствовал, как сердце ударилось в груди и забилось сильнее. Он непроизвольно сделал энергичный шаг вперед, но Марисса вскинула руку и уперлась ему в грудь. Глаза ее, казалось, наэлектризовались от бешенства. С ослиным упрямством сжимая свои нежные губы, она решительно теснила Коди назад, шаг за шагом.
— По правде сказать, — категорично заявила она, — я тебя совсем не знаю. А тебе наверняка не известно самое главное обо мне, если ты считал, что я последую твоему сценарию. Я не стала бы говорить моим детям: «Познакомьтесь с новым дядей, он будет жить у нас», как ты, вероятно себе представлял. Просто я думала, было бы мило, если бы они подружились с первым мужчиной, с которым я встречаюсь, с тех пор как не стало их отца. Но, по всей видимости, я ошиблась.
Марисса обошла вокруг него, и где-то в дальнем уголке сознания Коди отметил грохот небольших жалюзи на распахнутой двери. Но он не придал никакого значения этому звуку, потому что его внимание зафиксировалось на словах «влюбляться» и «первый». Они рикошетом отскакивали от его мозга, как пули от скалистого склона.
— Должно быть, мне это снилось, — сказала Марисса. — Но знаешь что? Теперь я полностью проснулась. И я не хочу, чтобы мои дети находились рядом с человеком, который считает их мать эгоистичной потаскухой. — С этими словами она твердо подтолкнула Коди локтем.
И следующее, что Коди ощутил, оказавшись в ее дворике, был ледяной ветер, со свистом пробивающийся сквозь его меховую куртку. Он удивленно смотрел на раскачивающиеся жалюзи, когда кухонная дверь громко хлопнула у него перед носом.
Купер положил у двери свое последнее подношение — рамку с фотографией Лиззи и Дессы, наряженных в яркие платья, и медленно распрямился. Это ухаживание было нелегким делом. И он совершенно не представлял себе, как будет воспринят его подарок. Черт побери, он даже не знал, можно ли это рассматривать как подарок. Начать с того, что фотографию делала Вероника. Он только сходил в маленький магазинчик на Третьей улице купить рамку и сделал матировку. Куп считал, что это дает ему моральное право на поощрительные очки. Но как знать, заработает ли он их? В данный момент, когда он в прямом смысле подошел к этому вплотную, у него возникли сомнения. Женщины — создания непредсказуемые.
Было без четверти три ночи. Стоя в коридоре подобно просителю, Куп испытывал сильное искушение войти к Веронике, как он привык это делать. Ему было бы нетрудно пробудить в ней желание, она завелась бы раньше, чем успела окончательно проснуться. Куп неуверенно потянулся к двери. Если выяснится, что Вероника по-прежнему подпирает ручку на ночь креслом, он этого не перенесет. А если она перестала это делать, не будет ли предательством немедленно платить ей вот таким образом за возвращенное доверие? На днях Вероника снова начала с ним разговаривать. В действительности она пошла на огромную уступку, согласившись помочь ему найти убийцу сестры, чтобы снять обвинения с Эдди.
Ручка двери так и осталась нетронутой.
Куп повернулся и направился к себе. У него не было уверенности, что он поступает мудро или как величайший в мире болван.
Но так или иначе его не покидало нехорошее предчувствие, что черта с два он уснет этой ночью.
Вероника подождала, пока осторожные шаги Купа полностью стихнут, и откинула одеяла. Она быстро вылезла из постели, дрожа от холода, когда ноги коснулись дощатого пола. Она прошла через комнату и бесшумно отворила дверь. Выглянула в коридор и, убедившись, что все спокойно, быстро подобрала с пола плоский пакет. Затем толчком бедра закрыла дверь.
В следующее мгновение она снова залезла в постель, включила лампу на тумбочке и подтянула к груди одеяла, подоткнув края под мышками.
Первую минуту она просто сидела, гадая, какой подарок может быть в оберточной бумаге, с удовольствием перебирая бесконечные варианты. На тумбочке рядом с кроватью стояло блюдо со вчерашним подношением — макадамским орехом в шоколаде. Вероника подобрала одно драже и бросила в рот, разглядывая грубую коричневую бумагу пакета с воинственно торчащими углами. Такими похожими… на Купа. Она слегка улыбнулась и осторожно перевернула пакет. Просунула палец под край и, отделив три кусочка липкой ленты, сняла бумагу. Затем повернула подарок лицевой стороной.
— О! — Это была одна из фотографий, сделанных ею в тот вечер, когда Лиззи и Десса затеяли свою игру с переодеванием. Куп вставил снимок в матовую, лишенную блеска рамку такого же синего цвета, как платье Лиззи. Вероника ожидала бы, что он выберет скорее простую, скромную рамку, — но нет, он предпочел серебристо-синюю. Она выглядела изумительно, по-женски нарядно. Вне всякого сомнения, он держал это в голове, когда выбирал эту рамку.
И это делало его подарок особенно дорогим.
Проклятие! Она так устала вести борьбу с собой. Желание встать и пойти к нему в комнату становилось почти непреодолимым. И эта жажда была так сильна, что Вероника была вынуждена взглянуть на мотивы поведения своей матери совершенно под другим углом.
Может, мама чувствовала к папе что-то, близкое к этому испепеляющему желанию? Правда, ей было трудно вообразить одного из родителей как сексуальное существо. Но может, ее мать потому и мирилась с отцовской леностью все те годы, так как он делал ее жизнь достойной… в другом отношении?
Вероника отодвинула в сторону свою мысль, не желая даже ступать на эту зыбкую почву, но легкая улыбка все же тронула уголки ее рта.
— Я тебя понимаю, мама, — пробормотала она. В некотором роде было приятно думать, что ее мать, возможно, получала что-то в уплату за все годы самопожертвования.
Она поставила фотографию на тумбочку и выключила свет. Лежа в темноте, она пыталась вымолить себе сон, снова воображая свою жизнь в реальном мире, когда все здесь уладится. Но какие бы уловки она ни предпринимала, расслабиться не удавалось. Она не могла найти удобного положения для своего беспокойного тела, снова и снова ворочаясь с бока на бок. Это становилось невыносимо. Был только один способ обрести хоть какой-то покой. Наконец она откинула одеяла и встала. Минутой позже Вероника оказалась у двери перед лестницей на мансарду, размышляя, не потеряла ли она окончательно разум. Она расправила плечи. Нужно выбросить из головы Купера Блэкстока раз и навсегда. Тогда, может, появятся какие-то мысли, как снова взять свою жизнь под контроль.
Но она будет умнее своей мамы. Она будет действовать тем же способом, что и Купер. Они могут использовать друг друга, чтобы утолить свое взаимное желание, но ее сердце останется нетронутым.
Вероника бесшумно отворила дверь и на цыпочках поднялась по ступенькам.
Сквозь морозные узоры на окне просачивался тусклый лунный свет. Под кипой одеял и пикейным покрывалом различались очертания большого тела Купа. Вероника быстро прошла через комнату и, приподняв одеяла, скользнула в постель, к нему под бок.
Его неподвижное тело излучало тепло, подобно мощному горнилу. Вероника уютно пристроилась около него и подумала о том, как Куп станет ее соблазнять, пока она еще будет спать, и как она проснется уже полностью «на взводе». Вероника улыбнулась в темноту.
Она могла это сделать.
Вероника придвинулась ближе и поцеловала его в грудь. Потом провела рукой по твердым мышцам живота вниз, к бедрам. Она облизнула губы и обхватила пальцами его фаллос.
Он был тверд, как скала, и совершенно прям.
«Погоди-ка». Она подняла голову от его груди, напрягая зрение, пытаясь разглядеть его лицо.
— Так ты не спишь.
— Не сплю, Душистый Горошек, — низким голосом прохрипел Куп в темноте. — Тринадцать лет сбросить не так просто. Солдат приучается чутко спать и никогда не позволит незаметно подкрасться к себе. — Он обхватил ее руку своей широкой теплой ладонью, подсказывая, какой ритм ему больше приятен. — О Боже! — судорожно вздохнул он, когда Вероника крепче сомкнула пальцы. — Можешь подкрадываться ко мне в любое время, когда тебе захочется. — Рука его затем быстро переместилась к Веронике на затылок, укачивая ладонью ее голову. Он повернулся, чтобы поцеловать ее.
Она-то думала, что может обойтись без него и… без этого. Но ее самоотречение будто превратилось в летучую взрывоопасную смесь, а его поцелуй стал искрой, приведшей обоих в огненное царство. С жадным рокотом, нарождающимся в где-то в горле, Вероника отпустила мужскую плоть и двумя руками обхватила Купа за шею, возвращая ему поцелуй, вдохнув в него всю страсть, что только имела.
В течение нескольких долгих минут в комнате был слышен единственный звук — влажное хлюпанье их медленных, захватывающих поцелуев. Наконец Куп слегка поднял голову.
— О Боже, — проговорил он, пристально глядя на Веронику, — мне так тебя недоставало. Нет никого на свете вкуснее тебя, Ронни. Ни у кого нет таких сладких губ.
Его слова повергли ее в трепет и вызвали легкое беспокойство, угрожавшее впустить в сковавшую ее страсть ледяной ручеек реальности. Вероника на секунду вырвалась из пут забвения и напомнила себе о своей клятве, чтобы защитить себя. Но Куп отвел от ее щеки прядку волос и пролил ей на лицо целый дождь поцелуев. Его другая рука расстегнула пуговицы на ее пижаме и пробудила соски, оставив их воспрянувшими, прежде чем проникнуть под эластичный пояс.
Его пальцы спустились ниже и погрузились между ног, плавно скользя взад-вперед и легонько пощипывая.
— Ага, — заворчал Куп, когда Вероника застонала, и продолжил трогать ее всеми способами, мастерски наращивая ее ощущения. — Так, хорошо. Еще. Мне нравится это слышать.
Ее прерывистое дыхание все учащалось. В стремлении приблизить желанное облегчение она не могла сдерживать натужные звуки, рвущиеся из горла. Она подняла глаза на Купа, его раскрасневшаяся кожа на скулах была заметна даже впотьмах. Его брови сдвинулись у переносицы, пока он следил за приближением ее оргазма.
И в тот самый момент, находясь на грани умопомрачения, Вероника услышала собственный шепот:
— Я люблю тебя, Купер. Я люблю тебя.
За всю свою жизнь она не могла представить себе чувства сильнее. Что это было?
Облегчение? Или ужас?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вверх тормашками - Андерсон Сьюзен



Скучно.Не дочитала. 1 из 10
Вверх тормашками - Андерсон СьюзенКатя
7.04.2012, 22.05





Хороший сладкий роман , но длинноват.
Вверх тормашками - Андерсон СьюзенStefa
9.12.2013, 23.03





Здорово, здорово, здорово! Очень приятное впечатление оставил роман.
Вверх тормашками - Андерсон СьюзенК
10.12.2013, 1.24





Классный роман!
Вверх тормашками - Андерсон СьюзенАня
12.12.2013, 18.40





Понравился роман, хотя, как уже заметили, немного растянутrnЕсть и любовь, и детективная линия.rnСоветую почитать
Вверх тормашками - Андерсон Сьюзенинна
3.03.2016, 17.34





Понравился роман, хотя, как уже заметили, немного растянутrnЕсть и любовь, и детективная линия.rnСоветую почитать
Вверх тормашками - Андерсон Сьюзенинна
3.03.2016, 17.34





Прочитала ЛР Виггз Сьюзен "Просто дыши" и не знала что почитать, но тут увидела ком-т Инны - решила посмотреть. Это то, что доктор прописал. Прочитала с удовольствием. Мне не показался затянутым, я из тех, кто получает удовольствие от самого процесса чтения, но написано должно быть не бездарно. Писателю "респект и уважуха".
Вверх тормашками - Андерсон Сьюзениришка
4.03.2016, 13.54





и все-таки "вяло-текущий процесс"
Вверх тормашками - Андерсон Сьюзенл.а.
6.03.2016, 13.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100