Читать онлайн Вверх тормашками, автора - Андерсон Сьюзен, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вверх тормашками - Андерсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.16 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вверх тормашками - Андерсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вверх тормашками - Андерсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Андерсон Сьюзен

Вверх тормашками

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Когда Вероника проснулась, был уже почти полдень. Они с Купером лежали в обнимку. Их ноги тесно переплелись. Она шепотом выругалась и убрала с бедра его длинные пальцы. Потом сняла с талии его руку и, выпростав от него ноги, тихонько поднялась с постели. О Боже, что она наделала?
Вся дрожа, она поискала свою пижаму. Это может начинаться красиво, но развитие их отношений имело почти нулевой шанс. Ей не следовало заходить так далеко. У нее было слишком много проблем с непритязательными мужчинами, чтобы поверить, будто восхитительный секс способен враз сделать эти проблемы несущественными.
Но… Уф! Вероника остановилась, полуодетая, в одной пижамной куртке, и оглядела Купа, растянувшегося посреди кровати. Великолепный. Слово не оправдывало себя и в малой степени. Вот он шутил по поводу множественных оргазмов, но ей такого даже не снилось. Она не подозревала, что действительно на это способна. Сегодня ночью можно было сбиться со счета, сколько раз он доставил ей это удовольствие. И утром он уже дважды будил ее. Это был неспешный, ленивый секс, с умопомрачительными ощущениями. Поэтому сейчас Вероника была так расслаблена, что удивительно, как ей вообще удавалось двигаться. Если бы причина не была ей прекрасно известна, можно было бы предположить, что ночью сюда прокрался вор и утащил все ее косточки.
Вероника стыдливо поддернула пижаму. Впрочем, вряд ли это было так уж важно. Что, она так и будет тянуться к нему, как стрелка компаса к северу? Нечего даже думать об этом. Нужно убираться отсюда, пока Купер Блэксток не стал значить для нее слишком много.
Но она не может уйти голой. Черт побери, куда же подевались пижамные штаны?
Она оглядела кровать. Несомненно, штаны были там, среди простыней, где она их спихнула ночью. Что же делать? Оставить их и уйти потихоньку в свою комнату? Или попытаться вернуть? Первое, вероятно, будет разумнее, если она хочет избежать разговора с Купером этим утром.
Но это было бы слишком трусливо. Присев на корточки рядом с кроватью, она слегка приподняла уголки одеяла, чтобы только пролезла рука, и пошарила между простынями. Внезапно ее пальцы коснулись теплого колена Купера и замерли на секунду. Вероника перевела дух и решительно обследовала другой участок.
— Это очень приятно, Принцесса, — пророкотал Куп. Со сна его голос звучал хрипло. — Но ты наделена такими же правами, как и я. И все еще в нескольких дюймах южнее полезной штуки.
Вероника медленно повернула голову и посмотрела на него, в то время как ее оцепеневшая рука так и осталась под одеялами. Нижняя половина его лица была затенена отросшей щетиной, волосы примяты, но только с одной стороны, с другого бока они торчали, как петуший гребень. Даже с теми его темными глазами Годивы
type="note" l:href="#FbAutId_14">[14]
, весь заспанный и пресыщенный, рано утром он не выглядел мистером Очарование. Как тогда получается, что ей нужно сильно крепиться, чтобы устоять перед его обаянием?
— Мы говорим о твоем eгo, Блэксток? Похоже, у тебя это самый знаменательный орган.
— Ох! — Белые зубы Купа блеснули на зимнем солнце, бледные лучи которого просачивались в окно. — Нехорошо, дорогая. Но я тебя прощаю, так как знаю, что ты сова.
Прежде чем Вероника успела ответить, он отбросил в сторону одеяло и, наклонившись вперед, просунул руки ей под мышки. Он легко подбросил ее вверх, точно невесомую пушинку, и лег обратно вместе с ней.
— Полежи со мной несколько минут.
— Мне некогда, — сказала Вероника. — У меня беседа с…
— Еще нет часа. — Куп устроил ее с чувством удовлетворения и натянул одеяла. Он перекатился на бок и, положив голову на ладонь, другой рукой осторожно заправил волосы ей за ухо. — С добрым утром, — сказал он, награждая ее сногсшибательной улыбкой.
— И тебя тоже. — Бороться с ним было бесполезно. Вероника сделала вид, что ее решение остаться никак не связано с тем, что ей с ним так хорошо. Так замечательно.
— Этим утром ты выглядишь просто прекрасно, — сказал Куп. Вероника скептически хмыкнула. Игнорируя ее реакцию, он в блаженном неведении продолжал: — И особенно мне нравится эта твоя пижама, когда она без штанов. В самом деле…
Он скользнул с головой под одеяла. Теплое прикосновение его тела, когда он протиснулся к спинке кровати, заставило Веронику сесть и опереться на локти. В следующий миг Куп развел ей ноги. Она почувствовала, как его рот прижался к внутренней поверхности ее бедра.
— Мне действительно очень нравится эта вещь без штанов, — произнес Куп смазанным голосом и стал доказывать ей это на деле.
— О… Боже мой…
Почему не принять то, что тебе предлагают, и просто насладиться? Несомненно, ей нравились его ласки. Но она не считала, что ей грозит опасность влюбиться в него или что-то в этом роде. Она этого не чувствовала. Тогда почему не принимать вещи такими, каковы они на самом деле?
Куп проделывал своим языком что-то умопомрачительное. Внутри у нее все таяло, и локти отказывались ее держать.
И в конце концов наступил короткий момент, когда время остановилось и перестало существовать.
Через полтора часа, после беседы с официанткой, Вероника вернулась домой. Она застала Купа сидящим за кухонным столом. Не считая отсутствия ботинок, он был одет, как обычно, в его чистоплюйской манере. Волосы его были влажные и стояли ежиком, подбородок и щеки сияли особым блеском, какой свойственен только попке младенца и бывает после свежего бритья. Куп поднял глаза и посмотрел на нее с интимной улыбкой. Он закрыл ноутбук, о существовании которого Вероника не подозревала, и встал, прежде чем она затворила за собой дверь.
— Как прошло интервью?
— Замечательно. Ее зовут Барбара, и она выходит сегодня вечером. — Вероника исполнила короткое па. — А это означает, что мне не нужно работать.
— Сэнди, возможно, тоже возьмет отгул.
— Я знаю. Она тут как-то говорила, что ей нужны часы. Но я не думаю, что она имела в виду десятичасовую смену пять дней в неделю. Когда у тебя будет свободная минута, мы должны будем сесть и посмотреть доходы «Тонка». Сэнди была так великодушна. Она работала сверхурочно и никогда не жаловалась. Может, нам удастся выкроить для нее небольшую премию к следующей зарплате? Я собираюсь быть там сегодня вечером, чтобы составить расписание для всех троих — меня, Сэнди и Барбары. Я бы хотела сократить свое участие и выходить только на подмену, если согласую с ними. Мне нужно возвращаться к своей собственной работе.
Куп сунул руки в карманы джинсов и, качаясь на пятках в шерстяных носках, изучал Веронику. Под его взглядом от смущения у нее заколотилось сердце. Она посмотрела на плиту, где закипал кофе, радуясь поводу отвести глаза.
Она не услышала, как Куп прошагал к ней через кухню. Но когда она потянулась за кружкой на верхней полке, его руки обвились вокруг ее талии. Она ощутила его, прочного и теплого, против своей спины.
— Никогда не занималась сексом на кухонном столике? — пробормотал он.
Тело само начало готовиться к этому, но ей удалось совладать с собой, и голос ее прозвучал более или менее спокойно:
— Нет. И не собираюсь ничего менять сегодня тоже. — Когда руки Купа поднялись выше и обхватили ее за грудь, Вероника судорожно вздохнула. — Лиззи, как волчок, может в любую минуту влететь в дверь, — сказала она, но при этом откинулась назад, прислоняясь к нему.
Куп отнял левую руку от ее груди, повернул на секунду запястье и взглянул на циферблат своих часов.
— Черт побери! Ты права. Марисса звонила сказать, что утренний спектакль в «Кингс» закончился и что она привезет Лиззи от половины второго до двух. — Он согнулся в коленях и потерся о ее ягодицы. — Хочешь посмотреть, что я могу сделать за десять минут?
Вероника и в самом деле хотела, и это привело ее в испуг.
— Как ни соблазнительна перспектива, наверное, я откажусь.
Куп прижался губами сбоку к ее шее.
— Ты уверена? Быстрота не обязательно означает, что мы пожертвуем качеством. К тому же это еще может быть забавно… — Он запнулся, потому что внезапно парадная дверь с грохотом распахнулась, и дом сразу заполнился звонкими детскими голосами. — Но к сожалению, будет трудно объяснить, что мои штаны делают вокруг моих лодыжек, — бесстрастно закончил Куп, отступая от Вероники.
— Не говоря уже о том, что невозможно понять, как вся стряпня тети Ронни могла перекочевать к ней на зад, — засмеялась Вероника. — Ты наверняка не проверял, в каком состоянии столик, прежде чем делать свое предложение.
— Ну конечно, нет, — сказал Куп, своим выразительным взглядом призывая ее спуститься с небес. — Инспекция в белых перчатках действительно не занимает высокого места в списке моих приоритетов. — Он перегнулся через стол и положил свой ноутбук в кожаную сумку. Задернул молнию, взял компьютер и пошел обратно. — Не подумай, — он провел большим пальцем Веронике по щеке, — будто я забираю свои манатки, потому что мне отказано в сексе.
— Так или иначе, но ты их забираешь к себе? — сказала Вероника. Она должна была бы испытать облегчение, но какая-то часть ее «я» с грустью наблюдала за его уходом.
— Либо уходить, либо давать урок анатомии, — ответил Куп. — По поводу последнего Марисса может выразить протест, что ее детишек обучают этому. Не говоря уже о том, что мой брат…
Куп осекся, и странное выражение его лица возбудило в Веронике любопытство. Но удовлетворить его не было возможности, так как в кухню с шумом ворвались Лиззи, Десса и Райли. За ними, чуть дальше, шла Марисса. Когда Вероника, поздоровавшись с ними, оглянулась на Купа, он уже поднимался по черной лестнице.
Некоторое время в комнате царил хаос в связи с обсуждением проблемы детского сна. Наконец все соображения были выяснены, пережеваны и узаконены. Марисса забрала своих чад и отбыла домой, а Лиззи отправилась к себе наверх. Вероника собрала все свое мужество и короткое время спустя последовала за ней. Она и так достаточно долго откладывала этот разговор. Тянуть дальше ей не позволяла совесть.
Но как объяснить ситуацию маленькой девочке, когда весь город говорит, что в смерти ее матери виновен ее отец?
Вероника задержалась перед комнатой, вдохнула поглубже и тихонько постучалась. Она втайне надеялась, что Лиззи уже уснула после грандиозного вечера вне дома, зная из опыта, что в распорядке ежегодного собрания ветеранов Иностранного легиона сон не был в числе самых необходимых вещей.
Ее трусость была вознаграждена по заслугам. Лиззи тотчас распахнула дверь. Глаза ее блестели ярче обычного, щеки разрумянились. Почти с маниакальной легкостью она затанцевала на месте.
— Тетя Ронни! Я играю с моими Барби. Вы не хотите поиграть со мной?
— Конечно. — Вероника несколько минут рассматривала коллекцию кукол и ругала себя за то, что малодушно цепляется за каждый предлог, чтобы отсрочить трудный разговор. — Покажи мне Барби — сержанта-строевика. Я настроена заставить Кена вымыть несколько сортиров.
— У меня нет такой куклы, — сказала Лиззи. — Но вы можете поиграть с этой. — Она протянула Веронике куклу во всем розовом с головы до ног. — Это моя любимая.
— Ах, Лиззи! Я тебе не говорила в последнее время, до чего ты милая девочка? — Вероника взяла куклу и села на кровать, положив ногу на ногу. Несколько минут она снимала с Барби ее розовое одеяние, меняя его на легкое шелковое платье. Потом стала подбирать подходящие аксессуары, чтобы дополнить ее новый наряд. Наконец взбила на кукле юбку и усадила ее в розовый домик на колесах. — Я должна извиниться перед тобой, — сказала она, наконец переведя дух и поглядывая на свою племянницу.
— Вы? За что? — Маленькая девочка подняла глаза с живым интересом.
— За то, что так долго собиралась поговорить с тобой о твоих маме с папой.
Лиззи притихла, и яркий блеск в ее глазах пропал.
— Я не хочу говорить о маме, — сказала она.
Вероника ее не осуждала. Но она должна была выяснить, разговаривала ли девочка с кем-нибудь об убийстве Кристл.
— Потерять маму — это ужасная утрата для каждого, — сказала она, осторожно нащупывая дорогу. — Я понимаю, тебе должно быть вдвойне тяжело, потому что ты потеряла тогда же и своего папу. И я хотела бы немного поговорить с тобой о том, как ты с этим справляешься.
Лиззи отвела взгляд.
— Хорошо справляюсь, — сказала она. Голос ее звучал явно не обнадеживающе.
— Я рада слышать. Но наверняка это тебя печалит.
— Угу. Но не все время. Иногда мама…
Девочка умолкла и с деланным безразличием пожала узенькими плечиками. Она бросила на Веронику беглый взгляд, в котором, казалось, в равных долях смешались неприятие, горе и тревога.
— Да, — мягко согласилась Вероника, — возможно, иногда жить с твоей мамой действительно было трудно.
Лиззи молча кивнула.
— Но все же она была твоей мамой, и ты ее любила, — продолжала Вероника. — И ты не хотела, чтобы с ней произошло что-то плохое.
— Да. — Лиззи наклонилась ниже и утвердительно кивнула.
Вероника притянула ее к своему боку и обняла.
— Это так и должно быть. В какую-то минуту ее недостает, а в следующую ты чуть л и не радуешься, что она ушла. В подобном случае не существует правильных или неправильных эмоций. Я росла вместе с твоей мамой и сама испытывала к ней такие же смешанные чувства. — Крепко прижимая к себе племянницу, Вероника потерлась щекой о ее макушку. — Держу пари, некоторые дети в школе говорят об этом нехорошие вещи.
Девочка подняла голову.
— Они говорят, что ее убил мой папа, — с негодованием сказала Лиззи. — Папа не делал этого! Он никогда не совершил бы ничего подобного.
— В полиции считают иначе, Лизагатор.
— Они ошибаются! Папа сказал мне, что он тут ни при чем. Он поклялся на Библии.
Вероника не знала, что ей говорить своей племяннице при столь твердом ее убеждении. Поэтому она просто придвинула ее ближе, уютно устраивая подле себя. Одна-единственная беседа не могла ничего изменить или улучшить положение Лиззи. Но Вероника была рада, что этот разговор состоялся. И в целом даже оказался более продуктивным, нежели она ожидала. Самая трудная часть дела — обсуждение смерти Кристл — наконец была выполнена, и в сравнении с этим предстоящее решение проблемы будущего казалось ей парой пустяков.
— Надеюсь, ты понимаешь, — сказала Вероника, — что в конце концов нам придется уехать из Фоссила?
Лиззи сделала испуганные глаза и вырвалась от нее.
— Нет! Мы не можем уехать… мы должны остаться здесь!
Вероника растерянно заморгала, обескураженная страстностью, граничащей с паникой, в голосе племянницы. Потом заставила себя собраться, чтобы найти объяснение реакции Лиззи.
— Я не говорю, что это произойдет немедленно, — попыталась успокоить она девочку. — Но рано или поздно мы должны будем переехать в Сиэтл. Моя работа…
— Вы можете работать здесь, — сказала Лиззи, вскакивая с кровати. — Мы не должны уезжать. — Она стояла лицом к Веронике, прижав к бокам свои маленькие кулачки.
— Родная моя, — продолжала Вероника, — я понимаю, переход в новую школу может быть трудным, но зато там никто не будет знать о твоих родителях. Поэтому тебе не придется беспокоиться, что дети станут говорить тебе злые вещи. У тебя будет комната в моем доме, и мы сделаем ее точь-в-точь такой же милой, как эта. Хотя, конечно, я понимаю, что никто не сможет заменить тебе Дессу, но уверяю, у тебя непременно появятся там друзья.
— Дело не в этом! — Лиззи дрожала с головы до ног. Слезы покатились у нее по щекам, когда она отвернула лицо от своей тети. — Мы должны остаться здесь, чтобы мой папа мог меня найти, когда он вернется!
— О, дитя мое! — Вероника протянула руки к девочке. Но Лиззи шагнула в сторону, и руки ее тети беспомощно опустились. — Я не думаю, что твой папа вернется обратно.
— Нет, вернется! Он мне обещал. Он сказал, что вынужден уехать, так как адми… админи…
— Администрация?
— Угу, — живо закивала Лиззи. — Те люди хотели посадить папу в тюрьму за то, что произошло с мамой. Но они ошиблись. Папа обещал вернуться ко мне. Он сдержит слово!
Долог же был он, этот путь к пониманию! Наконец прояснилось, откуда Лиззи черпала спокойствие на протяжении всех этих потрясений. Но сейчас она вся была в тревоге и отчаянии. Видеть ее дрожащей и плачущей так безутешно казалось невыносимым. Вероника притянула ее в свои объятия.
— Тсс-тсс, — тихо повторяла она, укачивая ее на руках и гладя ей волосы. — Не надо плакать. Мы все уладим. Так или иначе, но мы обязательно все утрясем.
Но как именно они это сделают, у нее не было ни малейшего представления.
Все попытки сосредоточиться полетели к черту, и, потеряв надежду написать что-либо, Куп оставил это занятие. Он захлопнул ноутбук и, отодвинув его в сторону, задумался. Как близок он был в этот день к провалу. Даже не верилось.
Он качнулся назад в кресле, поставив его на две ножки. Боже, что в ней такого? Почему рядом с ней он становится таким неосмотрительным? Так думал он о Веронике Дэвис, глядя в потолок комнаты. Осторожность всегда была его вторым «я», но после их знакомства он совершал ошибки направо и налево. Например, как однажды на кухне, когда чуть не посвятил Лиззи в свою предшествующую жизнь, пока до него дошло, что Эдди мог этого не одобрить.
Куп шепотом выругался. Конечно, это его недомыслие, которое было и оставалось сейчас. Это и составляло суть проблемы. Он чувствовал себя хорошо с Вероникой, что шло ему не на пользу. Если бы он думал, прежде чем открывать рот, было бы еще не так страшно. Но сейчас всю работу мозга за него выполнял совсем другой орган. Пора с этим покончить и вести себя, как подобает опытному кадровому разведчику, коим он некогда был.
Внизу громко хлопнула дверь, и на лестнице, ведущей к мансарде, послышались мягкие шаги. Куп мгновенно насторожился и бесшумно вернул кресло на четыре ножки, автоматически перебирая взглядом обычные предметы вокруг себя, как возможное оружие. В следующую секунду он узнал черные волосы Вероники, когда над перилами показалась ее голова. Он так обрадовался, что утратил всякую бдительность и расслабился, несмотря на все то, что только что себе внушал, и вопреки разуму.
Вероника, напротив, выглядела совсем не расслабленной, когда шагнула на верхнюю ступеньку.
— У меня большие неприятности.
Одним махом преодолев расстояние между ними, Куп препроводил ее в кресло, которое он только что освободил.
— Сядь, — сказал он, надавливая ей на плечи, пока она бессильно опускалась на сиденье.
Куп обошел вокруг узкого стола, служившего ему также письменным столом, и развернул другое кресло, плохо сочетающееся с теми двумя предметами. Он сел верхом на сиденье, скрестив руки на спинке, и сверху положил подбородок.
— Расскажи папе все по порядку.
—Понимаешь, похоже, у меня с этим будет проблема, — сказала Вероника, мрачно глядя на него. — С родительскими делами. Если бы мы были в школе и писали контрольную работу, мне поставили бы большое жирное «Д» с минусом
type="note" l:href="#FbAutId_15">[15]
. — Она пересказала свою беседу с Лиззи. Потом вскочила с кресла и принялась мерить шагами узкую комнату.
Куп молча наблюдал за Вероникой. Цвет ее щек постоянно менял свои оттенки, пока она расхаживала взад-вперед между столом и кроватью, между кроватью и лестницей.
— Мне казалось, что я начинаю с этим справляться. — Вероника внезапно рассмеялась. — Вот дурочка — я даже не увидела, откуда проистекает проблема. Но что я могу сказать Лиззи? — взволнованно продолжала она. — Что ее отец, который находится в розыске, в самом деле вернется? Что он умный человек и сумеет разыскать нас в Сиэтле, а потому не нужно беспокоиться? — Она провела рукой по волосам, убирая их со лба. — Но естественно, я не могу сказать ей, что я отпущу ее к нему. Скорее небеса рухнут на землю чем это произойдет.
Куп, до сих пор сидевший в ленивой позе, неожиданно распрямил плечи. Возмущенный словами Вероники, он был готов немедленно вступиться за брата, но сдержался.
— Ты думаешь, он способен ее обидеть? — спросил он ровным тоном.
— Не физически. Эдди был отличным родителем. Он любил Лиззи больше всего в мире. Но после того как он сбежал, образцовым отцом его уже не назовешь. Что он собирается делать? Выкрасить ей волосы, чтобы изменить ее внешность? Учить ее отзываться на новое имя через каждые несколько месяцев? Она наловчится лгать и будет постоянно переезжать с места на место, чтобы на шаг опережать закон. Что это будет за жизнь для ребенка?
Как ни ненавистно было это признавать, но Куп был вынужден согласиться. И все же он спросил:
— Ты на сто процентов уверена, что ее отец убийца?
— Конечно, нет. Но то, что он убежал, определенно изобличающее обстоятельство. Согласись, факт — вещь упрямая.
— Может, Эдди запаниковал, оттого что ему грозил срок за деяние, совершенное кем-то еще.
— Например? — скептически спросила Вероника. — Неизвестным вооруженным мужчиной?
— Из того, что я слышал, — сказал Куп, — у твоей сестры был далеко не один мужчина. Я не хочу плохо отзываться о покойниках, но люди говорят, что она постоянно куда-то уезжала.
— Да, Кристл была далеко не ангел. — Вероника плюхнулась обратно в кресло. — Но насколько я знаю, по-настоящему серьезные ссоры у нее были только с Эдди. — Она сделала энергичный выдох, сдувая упавшую на бровь блестящую прядь волос. — Таким образом, круг замыкается, — заключила Вероника. Но внезапно лицо ее изменилось и в течение короткого времени оставалось неподвижным.
Куп выпрямился.
— Что такое?
— А что?
— Ты вдруг как-то странно посмотрела.
— Да? — Вероника пожала плечами. — Это называется фрустрацией
type="note" l:href="#FbAutId_16">[16]
.
— Нет, это было что-то еще, — сказал Куп. И он хотел знать — что.
Но лицо ее разгладилось, и по его выражению Куп ничего не мог понять.
— Ты выдумываешь несуществующие вещи.
Нет, он не выдумывал. Куп был готов поклясться, что она что-то знала или предполагала. Или что-то вспомнила.
Однако вопреки своему желанию он отложил дальнейшее дознание. На время. Можно было не сомневаться, что в противном случае Вероника только еще больше заупрямилась бы.
Но рано или поздно — а в его планы входило сделать это раньше — он выяснит, что вызвало то мимолетное выражение на ее лице. И поможет ли это реабилитировать Эдди.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вверх тормашками - Андерсон Сьюзен



Скучно.Не дочитала. 1 из 10
Вверх тормашками - Андерсон СьюзенКатя
7.04.2012, 22.05





Хороший сладкий роман , но длинноват.
Вверх тормашками - Андерсон СьюзенStefa
9.12.2013, 23.03





Здорово, здорово, здорово! Очень приятное впечатление оставил роман.
Вверх тормашками - Андерсон СьюзенК
10.12.2013, 1.24





Классный роман!
Вверх тормашками - Андерсон СьюзенАня
12.12.2013, 18.40





Понравился роман, хотя, как уже заметили, немного растянутrnЕсть и любовь, и детективная линия.rnСоветую почитать
Вверх тормашками - Андерсон Сьюзенинна
3.03.2016, 17.34





Понравился роман, хотя, как уже заметили, немного растянутrnЕсть и любовь, и детективная линия.rnСоветую почитать
Вверх тормашками - Андерсон Сьюзенинна
3.03.2016, 17.34





Прочитала ЛР Виггз Сьюзен "Просто дыши" и не знала что почитать, но тут увидела ком-т Инны - решила посмотреть. Это то, что доктор прописал. Прочитала с удовольствием. Мне не показался затянутым, я из тех, кто получает удовольствие от самого процесса чтения, но написано должно быть не бездарно. Писателю "респект и уважуха".
Вверх тормашками - Андерсон Сьюзениришка
4.03.2016, 13.54





и все-таки "вяло-текущий процесс"
Вверх тормашками - Андерсон Сьюзенл.а.
6.03.2016, 13.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100