Читать онлайн Танец теней, автора - Андерсон Сьюзен, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Танец теней - Андерсон Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 60)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Танец теней - Андерсон Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Танец теней - Андерсон Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Андерсон Сьюзен

Танец теней

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Очень рано утром в тот же день посыльный принес Ронде цветок.
Несколько минут после того, как посыльный ушел, Ронда, как парализованная, стояла и смотрела на розу, изящно упакованную в вощеную бумагу. Наконец, преодолев нашедшее на нее остолбенение и внутренне все еще сомневаясь в реальности подарка, она распаковала сверток и извлекла оттуда действительно бесподобную розу.
Слабое эхо от стука захлопнувшейся входной двери, доносившейся снизу из холла, насторожило ее. С некоторым беспокойством она оглянулась вокруг себя и убедилась, что она одна в доме. Какая досада! Почему именно сегодня Аманда работает, ведь именно сейчас ей больше всего хотелось бы быть в ее обществе.
Она отбросила остатки упаковки и, взяв розу в руку, впилась взглядом в безукоризненно прекрасный цветок на длинной ветви. Веки ее слегка приспустились, но глаза светились необычным восторгом. О, дьявол. Казалось, она вот-вот заплачет. Господи, она даже слов не могла подыскать, чтобы выразить свой восторг, а ведь это всего лишь цветок.
Всего лишь…
Ей уже двадцать семь лет от роду, но она ни разу в жизни, ни разу до этой ночи не получала в подарок цветов.
Немного странно, не правда ли? Мужчины платили за нее в ресторанах, покупали ей выпивку и билеты на разные шоу. Они посылали ей в подарок шоколад, вино, шампанское. Один мужчина даже подарил ей как-то симпатичного котенка. Два других предлагали приобрести ей драгоценности, и многие хотели подарить что-нибудь из одежды… Предложения такого рода подарков она отвергала сразу же, может быть, даже чрезмерно резко. Дело в том, что эти предложения слишком явно напоминали ей о том способе зарабатывать на жизнь, который был чрезвычайно распространен у женщин, в среде которых она выросла.
Но еще никогда ни один из ее мужчин не дарил ей цветы.
Она вытащила маленькую белую карточку из крошечного конвертика, приколотого к колючему стеблю розы, и прочла несколько слов, написанных на ней.
Ронда находилась в некотором недоумении. Наверняка этот подарок прислал Чад, но разве это не странно? Ведь Аманда была глубоко убеждена в том, что от их отношений повеяло холодом. По крайней мере, в своих чувствах она разбиралась хорошо и понимала, что ее влечение к нему потеряло прежнюю притягательность и остроту. Но ведь она была абсолютно уверена в том, что то же самое происходит и с ним.
Она как раз постоянно раздумывала обо всем этом все последние два дня. Честно говоря, только об этом она и думала. И пришла к выводу, что они с Чадом очень схожи: каждый живет ради утех в настоящем, даже если это подрывает его надежду на будущее. Оба очень высокого мнения о сексе и пытаются найти в нем замену отсутствующей любви. Чад был ее двойником мужского пола. Оба они были подобны мотылькам, неспособным подолгу порхать на одном месте. Она сама не знала почему, но ее всегда влекло к мужчинам, которые, как и она, прекрасно понимали, что рано или поздно очередной роман закончится и придет время расстаться.
Но эти восхитительные моменты бывали очень редко. Она с грустью подумала, что все это, наверное, забавно, но это ее дорога, ее собственный выбор, и он ей по-прежнему нравился.
Поначалу.
Но потом неизменно наступал момент, когда ее начинала травмировать вынужденная сиюминутность. Без минуты отдыха. Безостановочная сексуальная круговерть — даже без мысли обрести любовь. Иногда она определенно чувствовала, что Бог осуждает ее.
Ей было приятно мечтать, что где-то далеко-далеко есть мужчина, который возьмет ее однажды и навсегда — он примет ее такой, какая она есть на самом деле, и будет любить ее, несмотря ни на что. Но то были лишь случайные фантазии. В реальности же она не верила, что такой мужчина вообще существует.
Она понимала, что в жизни — как на велосипеде: если не будешь быстро крутить педали, обязательно упадешь.
Но что она чувствовала по отношению к Чаду, когда нежно проводила бархатистыми лепестками цветка по губам, необычное чувство нежности и тоски охватило ее. Это не означало, что оно могло быть перенесено в ее реальную жизнь, но на какой-то один короткий перерыв во времени к мужчине, пославшему этот великолепный дар, она испытала самое близкое к любви чувство.
Карточка приглашала ее по незнакомому адресу, и это, вероятно, означало просто — Чад. Она взглянула на часы на стене — двадцать минут третьего утра. Приглашение было на три.
Она ужасно устала. Но все же…
Женщина не должна немедленно нестись во весь опор на свидание, даже если мужчина послал ей такой прекрасный цветок, не так ли? Это выглядело бы как излишняя заинтересованность. Все на самом деле было не так прекрасно. Ужасно, что Аманды здесь нет.
Она, вероятно, дала бы совет, как соблюсти все правила этикета в подобной ситуации.
О, черт подери! Она не могла больше терпеть.
Ронда достала подробный план города и принялась разыскивать на нем нужную ей улицу. Ведь ей было просто необходимо определить, как добраться туда. Она полагала, что на этом месте должен быть ресторан, отель или что-нибудь в этом роде. Конечно, это не может быть в центре, но если и на окраине, то она могла поклясться, что в самом центре индустриального района.
Итак, она оказалась права.
«Хорошо, детка, — сказала сама себе Ронда, садясь в свою машину на ярко освещенной фонарями стоянке без двух минут три. — Хорошо бы узнать, что на этот раз подсказывает тебе твой инстинкт. Тогда ты права, ты в порядке…»
* * *
Она снова достала карточку и сверила адрес с написанным на стеклянной двери офиса. Адреса совпали.
Что, черт подери, что он собирается делать здесь и еще в такое время? Эта местность никак не напоминала своим обликом места начала романа с таинственной розой. Она даст Чаду пять минут на то, чтобы появиться и объяснить в чем дело, а потом она уедет.
Ронда опустила стекло на дверце машины и щелкнула запором, чтобы быть уверенной, что она в безопасности. Жизнь в Чикаго ее многому научила. Она не любила ощущений, подобных охватившему ее сейчас, и инстинкт говорил ей, что она должна срочно сматываться отсюда ко всем чертям.
Он появился непонятно откуда, незаметно приблизившись к противоположной дверце машины. Первое, что увидела Ронда, это то, что он уже стоял вплотную к машине и пытался открыть дверцу. Со своего места она могла видеть только его торс от середины груди и ниже. Ронда даже почувствовала некоторое облегчение от того, что он, наконец, здесь и все ей теперь объяснит. Его объяснения должны были быть убедительными. Ее страшно интересовало, почему он выбрал столь непрезентабельное место. Она повернулась на сиденье, чтобы он смог сразу же увидеть ее, когда нагнется, чтобы поприветствовать.
Он стоял неестественно тихо, совсем без движения, и это заставило Ронду положить руку на ключ зажигания. Она выросла в приюте, и это научило ее всегда быть начеку, тем более сейчас внутри нее инстинкт зажег красный сигнал тревоги. Почему он стоит там так тихо, вместо того, чтобы наклониться и поприветствовать ее, что было бы так естественно, и почему он не показывает ей своего лица?
Ясно, что он не хочет, чтобы она видела его лицо. От страха Ронду словно бы обдало холодом. Медленно она вернулась на свое место и тихо стала поворачивать ключ зажигания.
— Иди сюда, Ронда, — проговорил он. Его голос прозвучал неясно и приглушенно за оконным стеклом. — Открой дверь. Он отошел и подергал за ручку. И тогда она увидела, что на руках его были хирургические перчатки.
— О, нет! О черт! О Боже… — Ронда развернула колеса и нажала на газ. Руки мужчины в перчатках скользнули по крылу автомобиля, когда она подала машину назад. Ронда проехала почти пятнадцать футов, прежде чем нажала на тормоза. От резкого торможения ее сначала швырнуло грудью на руль, затем отбросило назад на спинку сиденья. Она замерла и с ужасом рассматривала его при свете неоновой рекламы.
Кого-то он ей определенно напоминал. Кто же этот парень? Его улыбка была какой-то ненатуральной, она наводила страх.
Он сделал шаг по направлению к машине, и Ронда почувствовала, что от всей его фигуры веет смертельной угрозой.
Но инстинкт самосохранения заставил ее мертвой хваткой вцепиться в руль. Она попыталась включить зажигание, но трясущиеся руки никак не слушались ее.
А человек стремительно приближался. Он был уже совсем рядом. Через мгновенье его чудовищное лицо уже прижималось к стеклу. Еще через миг он схватился за дверь и с чудовищным усилием смог приоткрыть ее. Наконец Ронде удалось завести машину. Она резко дернулась, и страшная фигура на миг исчезла… Машина подпрыгнула и заглохла на самом краю канавы, чудом не перевернувшись. Ронда с трудом выровняла ее и рванула с места так, как будто за ней гнались все демоны ада.
А чудовище пристально смотрело ей в след, растягивая губы в кошмарном оскале…
* * *
Аманде не спалось. Она все еще пребывала под впечатлением своей перепалки с Маклофлином. И какой был смысл так орать. Наконец, слегка успокоившись, она разделась и улеглась в постель. «Что за дьявольская ночь», размышляла она.
И в этот момент за дверью она уловила какой-то скрип.
Она замерла, прислушалась, затем выдохнула:
— Кто это?
— Аманда, пожалуйста, впусти меня, — до нее донесся испуганный шепот Ронды.
— Что… что случилось, Ронда? — спросила она, потом дотронулась до руки подруги:
— Ты — в порядке?
— Да. Дай, отдышусь… Ронда пару раз глубоко вздохнула, потом продолжила:
— Это была маска.
— Что? Ради всего святого, что происходит, Ронда?
— Маска, — ответила Ронда. — Одна из этих резиновых, скрывающих лицо масок с волосами и всем прочим… — Она судорожно сглотнула. — Конечно то-то мне все казалось, что что-то здесь не так… Его голова была огромной… Больше, чем у нормального человека. Да еще эта улыбка. Конечно же, это была маска…
И тут она рассказала Аманде все. Аманда в ужасе уставилась на подругу, на мгновенье лишившись дара речи.
— Ты что, с ума сошла? — голос ее понизился до свистящего шепота. — Ты пошла на встречу с мужчиной туда… в три часа по утру, в то время, когда убийца разгуливает на свободе? Вот уж не думала, что тебе жизнь не дорога…
— Милая, пожалуйста, — раздраженно ответила Ронда. — Ради Бога, не читай мне нотаций… У меня чуть крыша не поехала, и я еще совсем не отошла от случившегося. И вот что уж мне сейчас точно не нужно, так это нота… но…
Она не смогла закончить фразу, так как затряслась от сдерживаемых рыданий.
— О, Боже, Ронда, ну прости, пожалуйста, ну прости, — вскрикнула Аманда, бросившись к ней на грудь и крепко прижав ее к себе. — Ты ведь моя лучшая подруга, единственная во всем мире. И я не могу потерять еще и тебя. И я… — и тут же ее осенило. Она резко откачнулась от Ронды и воскликнула:
— О, Господи, Ронда, нам же надо прямо сейчас позвать Маклофлина.
— Его нет дома. Я же сперва пыталась достучаться к нему…
Аманда знала, что в такой момент думать так о подруге просто невеликодушно, но она ничего не могла с собой поделать. Ее задело то, что Ронда обратилась сперва к лейтенанту, а не к ней.
Нет, она категорически запрещает себе так думать. Ну конечно же, Ронда должна была сперва обратиться к полицейскому, а потом уже бежать к подруге. Несколько часов назад у него там была женщина. Может быть, он просто не желает отвечать на стук?
— Я стучала очень сильно и долго, — ответила Ронда, вежливо высвобождаясь из объятий Аманды. Аманда потянула ее на кухню. — Он не мог меня не услышать, ведь ты знаешь Маклофлина, этого типчика просто распирает от чувства ответственности. Уж поверь ты мне, я так дубасила в дверь, что он непременно бы расслышал мой стук даже в момент сильнейшего оргазма и наверняка отворил. Так что, скорее всего, его нет дома.
Аманде вдруг захотелось провалиться сквозь землю, когда она услышала, как Ронда вскользь упомянула о сексуальных забавах Маклофлина.
— Неужели он там с этой Банни, с ее мягким и женственным голосом и легкомысленным платьем! Хорошо, но тогда остается обратиться только к детективу Кэшу. Давай позвоним ему.
— Отличная идея, но, Мэнди, свари мне, пожалуйста, хотя бы чашечку кофе: я так продрогла, у меня до сих пор даже руки дрожат.
— О, Ронда, ну конечно же, — Аманда тут же повернулась к плите, наполнила водой чайник, потом отлучилась на минуту, набрав номер Джо Кэша. Вбежав обратно в кухню, она насыпала кофейные бобы в кофемолку и, быстро смолов, высыпала содержимое в кипяток. — Сейчас ты у меня быстро согреешься, — сказала она, наливая в чашку еще кипящий кофе.
— Спасибо, детка, — поблагодарила Ронда, осторожно отхлебывая обжигающий напиток. Только сейчас до нее дошел смысл слов, оброненных Амандой. Итак, Маклофлин приводил к себе женщину. Странно, это удивило Ронду. Ей очень хотелось узнать, что думает по этому поводу Аманда, но она понимала, что лучше будет помолчать. Да и зачем спрашивать. Аманда наверняка ответит, что Маклофлин живет своей собственной жизнью, и что ей до него нет никакого дела. Или скажет еще какую-нибудь вежливую глупость в таком же духе.
Ронда искренне сожалела, что лейтенанта не оказалось дома. Но за неимением лейтенанта, она надеялась, что сюда как можно скорее явится детектив Кэш. Что-то этой ночью она не чувствует себя в безопасности, внутренне она продолжала содрогаться, и мысль о смертельной угрозе, которой она только что подверглась, периодически наваливалась на нее тяжелым грузом. Она была возмущена, травмирована и напугана. Самое большое негодование вызывало то, что этот извращенец сумел нащупать самые тонкие струны ее души, послав этот паршивый цветок.
Она снова начала без умолку болтать и никак не могла остановиться, даже тогда, когда прибыл Кэш. Она не могла заставить себя говорить связно и все несла какую-то околесицу. Джо попытался наводящими вопросами ввести разговор в нужное русло, но она никак не могла сконцентрировать свое внимание и все время отклонялась от темы. В глубине души ей хотелось замолчать, хотелось, чтобы вокруг была абсолютная тишина, но ее нервы буквально гудели как натянутые провода, а она продолжала болтать и болтать. К тому же, ей с трудом удавалось усидеть на месте.
— Получить в подарок цветок — для меня это было нечто вроде приглашения на первый бал, — сказала она. — Ты ходила на первый бал, Мэнди?
— Нет, тогда как раз умерла Тедди.
— Я тоже на нем не была. Немногие из девушек моего окружения были приглашены на первый бал. Нас в основном приглашали разные парни разделить с ними заднее сиденье машины. Ты знаешь, что, как правило, я принимала эти приглашения. Именно поэтому принесенный посыльным цветок вызвал у меня такое же ощущение, как будто бы я приглашена на бал самым знаменитым капитаном футбольной команды. Надеть на себя лучшее платье, а потом услышать, как он назначает тебе свидание в полночь… Минут двадцать после того я чувствовала себя совершенно невинной и юной, такой, какой я, наверное, никогда не была. Это было ни с чем не сравнимое чувство, и теперь я убить его готова за то, что он все изгадил.
Тут Ронда заметила, что Джо следит за ней оценивающим взглядом и испытала редкое в ее жизни чувство замешательства: «Боже, должно быть, он считает меня последней идиоткой, наблюдая, как я распинаюсь из-за этого дурацкого цветка, когда только что меня чуть не убили. И как ему объяснить, что мысль об этом единственном в жизни цветке травмирует меня больше, чем все, что произошло сегодня ночью, или даже за всю мою несчастную жизнь. Как это объяснить человеку, который не вырос, как я, в кварталах для бедноты, где люди существуют только на пособие, и все такое…»
И все же Аманда, воспитанная в среде на десять порядков выше того окружения, из которого вырвалась Ронда, почему-то инстинктивно оказалась способна понять то, что чувствует несчастная подруга. Вот она уселась рядом с ней на диване и обняла ее.
— Тебе очень тяжело, да? — прошептала Аманда. — Я знаю, этот подонок с помощью этого проклятого цветка сделал с тобой то же самое, что сделали мои родители с Тедди, когда они сообщили ей правду о ее дружке. Я хорошо понимаю тебя, Ронда. Ведь ты совершенно этого не заслужила.
Услышав такие слова, Ронда чуть не разрыдалась, а этого с ней не случалось уже… она и забыла, когда плакала в последний раз. Вместо этого она судорожно сжала Аманду в своих объятиях, а потом резко отстранилась от нее. Сочувствие Аманды помогло ей собрать свои нервы в кулак. Теперь она чувствовала себя чуть-чуть менее обездоленной. Ронда посмотрела прямо в глаза Джо Кэшу и проговорила голосом, по ее убеждению, полным холодной деловитости:
— Я готова отвечать на все ваши вопросы. Но Джо едва успел раскрыть записную книжку, как раздался настойчивый стук в дверь.
— Должно быть, это лейтенант, — успокоил он обеих женщин, увидев их чрезвычайную нервозную реакцию.
Его предположение подтвердилось. Тристан буквально влетел в квартиру, как только Джо открыл дверь.
— Аманда? — почти прохрипел он.
— Ронда, — ответил Джо.
— Боже, — выдохнул Тристан и нервно провел рукой по своим густым, коротко остриженным волосам. — Я так и знал: что-то случилось. Я это понял сразу, как только увидел твою машину возле дома, свет в окнах, я подумал… — его голос резко пресекся. Внезапно замолчав, Тристан стал нервно поправлять очки на носу. Потом, успокоившись, спросил:
— С ней все в порядке?
— Да, проходи быстрее. Она как раз хотела изложить мне детали случившегося.
Вкратце Джо рассказал Тристану то, что пережила Ронда.
Войдя в гостиную, Тристан сразу же направился к Ронде.
— С вами все в порядке, милая? — спросил он как можно любезнее.
— Да. Вначале я немного обалдела от случившегося, но сейчас все в порядке.
— Отлично. Вы можете мне еще раз рассказать, что же с вами произошло? — спросил Тристан, бросив быстрый взгляд на Аманду, сидевшую рядом с подругой. На ней был только приталенный халатик цвета морской волны. Из-под него выглядывала по-пуритански закрытая и длинная ночная сорочка. Ему очень трудно было смотреть на нее и заставлять себя не думать о том, что случилось этим вечером, или ночью, или утром, черт знает, когда это случилось. Но он не может, не имеет права вспоминать об этом сейчас. Он должен полностью сосредоточиться на расследовании. Тристан отвел глаза в сторону и стал внимательно выслушивать показания Ронды.
— Вы сказали: на нем была маска? — переспросил Маклофлин.
— Да, я поняла это, только приехав сюда. Ведь я видела его при свете неоновых огней, и он показался мне в чем-то знакомым, но каким-то странным. У него была слишком большая голова, это, во-первых, висящие усы, белокурая шевелюра волос, зачесанных назад, и огромный нос, большой массивный подбородок и… — она судорожно сглотнула. — Я подумала: кого же напоминает мне этот парень? Ведь он похож на кого-то из тех, кого я видела раньше. Но только приехав сюда, я поняла, что на нем была резиновая маска. Ну, понимаете, такая, что закрывает всю голову. Она копирует лицо известного футболиста или кого-то в этом роде. Подождите, нет, подождите… Это было лицо известного борца. Ханка Холгена, по-моему.
— Ханка Холгена? — переспросил Джо.
— Да, кажется, так. Конечно, от этой информации вам будет мало пользы, ведь на нем была маска, а на руках резиновые перчатки. Так что на моей машине не осталось никаких отпечатков.
— Ну, вам не стоит об этом беспокоиться, — ободряюще улыбнулся ей Тристан. — Что вы можете сказать о его руках? Попробуйте вспомнить, какие у него были пальцы: длинные — короткие, тонкие — толстые?
— О, Боже. Я ни в чем не уверена. Знаете, что пронеслось у меня в мозгу, когда я увидела, что на нем хирургические перчатки? Это Крюк. Припоминаете? В детстве мы пугали друг друга дурацкими историями про Крюка…
Тристан был явно озадачен.
— Кто это такой — Крюк?
— Смеетесь надо мной, что ли? Разве вы никогда о нем не слышали? Ну объясните ему, детектив, — обратилась она за помощью к Джо.
— Крюк — это излюбленный персонаж современной байки про привидение. Сюжеты варьируются. Ну например: в каком-то пустынном уголке в автомобиле уединилась пара. Вдруг она слышат по радио срочное сообщение, что из клиники душевнобольных, расположенной неподалеку, бежал маньяк-убийца. Его можно опознать по металлическому протезу в форме крюка на правой руке. Ясно, они начинают нервничать и в конце концов решают поскорее возвратиться домой. Они заводят мотор и на полной скорости сматываются. И вот они приезжают домой, и парень выходит из машины, чтобы открыть дверцу своей девушке, и тут он видит, что к ручке дверцы прицепился…
— Крюк, — одновременно взвизгнули Ронда и Аманда, а Ронда при этом еще и нервно обхватила себя руками.
— У меня до сих пор мурашки идут по коже, — пожаловалась она, а затем, вновь став серьезной, повернулась к Тристану, который никак не мог взять себе в толк: почему три вроде бы достаточно взрослых человека, забыв о деле, увлеклись старой, дурацкой историей. — Так или иначе, лейтенант, но когда я увидела перчатки у него на руках, я вдруг подумала о Крюке. Ведь может быть только одна причина, почему на мужчине надеты медицинские перчатки, да еще на пустынном паркинге, в три часа ночи, не правда ли? Он явно не собирался заниматься там нейрохирургией. Меня тогда охватил такой же ужас, как от рассказов о Крюке. И мне ужасно обидно, но я правда ничего не заметила в отношении размеров его рук, пальцев или чего-то там еще.
— Что вы можете сказать о его росте? Телосложении?
— Я это припоминаю. Он среднего роста. Этак пять футов десять-одиннадцать дюймов. А телосложения — атлетического. Но он поджарый, понимаете? Не такой большой и мускулистый, как вы, лейтенант, а скорее напоминает танцора. В самом деле… — вдруг у нее перехватило горло. — Нет, не может быть!
— Что? — прокричали присутствующие все разом.
Ронда полуприкрыла глаза, как бы переживая заново очень важное воспоминание.
— Боже, но он сделал это! — она широко раскрыла глаза и уставилась на них. Выглядела она совсем изумленной.
— Что же он сделал, мисс Смит?
— Он сделал «жете».
— Что? — Аманда буквально подпрыгнула.
— Когда я попыталась догнать его на своей машине, он сделал «жете».
— Что за дьявольское свинство это «жете»? — взорвался Тристан.
И в тот же момент Ронда сказала Аманде:
— Да, он наверняка танцор.
На секунду воцарилась полная тишина. Затем Тристан уже спокойно повторил свой вопрос:
— Что такое «жете», мисс Смит?
— Покажи ему, Аманда.
— Не поняла? — Аманда посмотрела на свою подругу так, будто та сошла с ума.
— У Аманды одно из лучших «жете» во внебалетном танце, — сказала Ронда. Потом она повторила Аманде. — Покажи ему.
— Но не могу же я продемонстрировать «жете» в ночной сорочке.
— Тогда пойди надень свое чертово трико. Все равно получится быстрее, чем объяснять.
— Да какого… — начала было Аманда, но вдруг осеклась и смиренно отправилась в спальню переодеваться.
Тристану показалось, будто бы он услышал, как она пробормотала что-то о том, как все это странно, но он не был в этом уверен. Быстрее, чем он предполагал, она вернулась назад. Ее длинные ноги обтягивало легкое трико. Пара толстых шерстяных носков обнимала лодыжки, и пара изящных черных балетных туфель красовалась на ногах.
— Готовы? — спросила Аманда. И когда мужчины согласно кивнули, добавила с холодной сосредоточенностью:
— Отойдите, пожалуйста, в сторону. Мне понадобится место.
Они уселись поодаль.
Аманда сделала несколько быстрых и легких шажков, а затем взлетела в воздух. Ее правая нога вытянулась вперед, а левая — назад, так что вместе они образовывали почти идеальную горизонтальную линию в трех футах от пола. Она мягко приземлилась на мысок своей правой ступни, примерно в восьми футах от того места, откуда она начала прыжок.
— Теперь понятно? — спросила Ронда, но Тристан не сразу отреагировал на ее вопрос потому, что перед его глазами все еще парила Аманда. Он все еще видел ее прекрасные ножки, оцепенело наблюдал, как она, сделав прыжок, тут же грациозно покинула комнату даже не оглянувшись. Он невольно проводил ее взглядом. Проклятье! Он опять отключился от расследования! Какой непростительный непрофессионализм. Наконец он пришел в себя и обернулся к Ронде.
— Парень, ожидавший меня на месте парковки, сделал «жете», прежде, чем добежал до забора, — сказала она. — Затем, приземлившись, он использовал разгон, чтобы перемахнуть через него. Я столько раз видела «жете» в своей жизни, так привыкла к ним, что не сразу обратила на это внимание. Конечно, он выполнил свое «жете» без того совершенства и грации, которые присущи Мэнди, но все равно, я уверена, что это было «жете».
— Ваш друг Чад тоже танцор, — задумчиво проговорил Тристан, внимательно следя за тем, какова будет ее первая интуитивная реакция. Ведь чаще всего именно первая реакция говорила об очень многом. — Может быть, просто он решил сыграть с вами злую шутку?
Ронда нахмурилась.
— Такое вполне возможно, — неохотно призналась она. — В чем-то у них сходное телосложение. И все же… Я право не знаю, лейтенант. Тут я ничего не могу сказать.
— А что, ваши отношения с ним не претерпели в последнее время каких-либо изменений?
— Пожалуй, вы правы, я действительно была несколько удивлена, решив, что цветок принесли от него, так как подумала, что у нас происходит… взаимное охлаждение.
— Мы обязательно проверим его алиби, — резюмировал Тристан. — И, пожалуй, нам придется с этого и начать.
«Проклятье», — думал он, вся эта история с каждой минутой становится все более странной.
— Вернемся к тому, с чего начали, — продолжил он. — Вы помните имя владельца цветочного магазина?
— Нет, к сожалению.
— А что-нибудь о посыльном вы сказать можете? Во что он был одет, в униформу?
— Нет, на нем были джинсы и свитер, незастегнутая куртка, и, кажется, бейсболка. Когда я увидела этот цветок, я уже больше ничего не замечала. Но вы, я думаю, что-нибудь можете установить по следам у подъезда. Ведь этот парень наверняка приезжал сюда на своей тачке, а значит наследил.
— Отличная мысль, милая. А как насчет записки?
— Ой, совсем забыла, она осталась на сиденье машины.
— Джо, — скомандовал Тристан.
— Уже иду, — ответил тот, забирая у Ронды ключи от машины и поспешно покидая комнату.
Тем временем в гостиную вернулась Аманда, неся с собой пластиковый пакетик.
— Детектив Кэш просил меня найти ему вот это, — сказала она.
— Положите его на стол, мисс Чарльз, — сказал Тристан, стараясь говорить не отрывая глаз от блокнота. — Он сию минуту вернется.
— Слушаюсь, сэр, — проворковала Аманда. Она плюхнулась на диван рядом с Рондой и от души зевнула, вежливо прикрыв рот ладошкой. Взглянув на Ронду откровенно сонными глазами, она спросила:
— Останешься у меня на остаток ночи?
— Спасибо, дорогая, это как раз то, что мне и нужно, — улыбнувшись подруге, ответила Ронда.
— Тебя не обидит, если я прямо сейчас отправлюсь спать, — продолжала Аманда. — Конечно, я могу остаться…
— Ну что ты. Иди себе и спи. Я сама постелю себе, когда лейтенант закончит свои дела.
Аманда бросила взгляд на другой конец комнаты, где сидел Маклофлин, упорно не отрывавший взгляда от своего блокнота. Потом она нагнулась и поцеловала Ронду:
— Спокойной ночи, дорогая.
— Спокойной ночи, — ответила ей подруга.
Тристан, не расслышавший, о чем они шептались, подождал, пока Аманда вышла из комнаты, а потом, оторвав взгляд от блокнота, нарочито небрежно спросил:
— Куда она пошла на этот раз?
— В постель, — язвительно ответила Ронда.
На короткий момент его серые глаза встретились с глазами Ронды. Потом он отвел их, поглядев на дверь, куда удалилась Аманда, затем заглянул в свой блокнот, и у него вы рвалось непроизвольное «Кха», — то ли вздох, то ли выдох.
Вернулся Джо, и они спрятали карточку в пластиковый пакет. К сожалению, на ней не было указано имя владельца цветочного магазина. Все, что на ней было изображено, — так это крошечный цветок в одном углу и несколько слов, написанных от руки. Впрочем, вряд ли они были написаны тем, кто послал записку. Но это уже что-то. С этого можно было начинать расследование. Еще битых двадцать минут они задавали Ронде разные вопросы, пытаясь выудить из нее крохи дополнительной информации о случившемся. Наконец, настал момент, когда полицейские исчерпали все свои вопросы и поднялись.
— Может быть, нам придется еще раз поговорить с вами, — сказал Тристан. — А сейчас советую вам отправиться в постель и на время выкинуть всю эту историю из головы. Вас проводить до вашей квартиры?
— Благодарю вас, не стоит. Сегодня л остаюсь у Аманды. Мне что-то совсем не хочется оставаться одной.
— Что ж, хорошо вас понимаю. Не забудьте запереть за нами дверь.
— Непременно. Спокойной ночи, лейтенант, детектив, — проговорила она, провожая их к выходу.
Тристан подождал, пока не услышал стук запираемой на засов двери. Только после этого он начал спускаться вниз по лестнице.
— Ну и история, — вздохнул он. — Хочешь принять по маленькой?
— Отличная идея, — согласился Кэш. Через минуту они уже удобно расположились на диване в комнате Тристана, закинув ноги на кофейный столик. Эйс радостно уселся между ними. Каждый держал в руке стакан.
— Итак, что ты об этом думаешь? — спросил Джо, выдыхая под потолок клубы дыма одной из тех немногих сигарет, которые он иногда позволял себе закурить.
— Черт его знает, что все это значит. Почему он выбрал своей мишенью именно Ронду Смит? Прежде этот тип интересовался исключительно блондинками. Так почему же он вдруг переключился на брюнетку? И как же он вызнал ее подноготную? Ведь он определенно знал ее имя и то, что у нее роман со Стируайлером…
–..И умудрился попасть в ее самое уязвимое место, послав ей цветок, хотя, возможно ему просто случайно повезло, — добавил Джо.
— Что ты имеешь в виду, говоря про уязвимое место? — спросил Тристан, и Джо пересказал ему все, что услышал от Ронды о потрясении, пережитом ею при виде прекрасной розы.
Выслушав Джо, Тристан сдержался и промолчал, не выдав того, что распирало его изнутри. Он ограничился тем, что пробормотал:
— Проклятый подонок. Секунду они помолчали. Наконец Тристан поднял свой стакан, отхлебнул из него глоток виски и спросил:
— Как ты думаешь, какая репутация у этой Ронды? Может быть, всем известно, что с ней так же легко переспать, как выпить стакан воды?
— Да она прямо так мне и сказала, причем добавила, что вовсе этого не стыдится.
— А собственно, чего ей стыдиться, — холодно заметил Тристан. — Вопрос вот в чем: если она та женщина, о которой трепятся многие мужики, тогда наш подонок мог заполучить о ней информацию где угодно. Проклятье! Вся эта история становится еще более запутанной. Ведь вся штука в том, что сегодня ее мог напугать и кто-нибудь другой. Она из тех женщин, которые знаются почти с целым полком мужчин, возможно, кто-то из них чувствует себя здорово обиженным ею. Но чертовски возможно и то, что это был наш сукин сын, который съехал с привычной колеи по причине очередного сдвига. Итак, либо он, либо один из множества других ее кобелей.
— Вот именно, итак, полиция «здорово продвинулась» в расследовании.
— Точно, — ответил Тристан, и они обменялись печальными улыбками.
— Знаешь, в чем парадокс, Джо? — заметил Тристан. — Если бы Ронда не была женщиной, поднаторевшей в уличной жизни, наш подонок, если это был он, вряд ли бы даже услышал о ней. И в то же время, не имей она этого жестокого опыта, она никогда бы не выкарабкалась из сегодняшней передряги. Что и говорить, она не даст себя в обиду.
— Чертовски верно, — ответил Джо. — Вообще, я должен признаться, что даже восхищаюсь ею. Редко встречаются женщины, которые соображают так быстро. Но вот что я хотел у тебя спросить: чувствуешь ли ты нутром, кто за всем этим стоит?
— Похоже, это был он, Джо. Целый ряд признаков позволяет увязать сегодняшнюю историю с нашим убийцей. Посмотри, как хорошо была спланирована вся операция, как мастерски он к ней подбирался. И что важно — он не запаниковал, когда все обернулось против него. Вот почему мне кажется, что это именно его почерк. А ты что думаешь, Джо?
Джо отхлебнул из стакана.
— У меня нет опыта в таких делах, — сказал он, но нутром я чувствую то же самое. Думаю, впрочем, что любой коп на моем месте отреагировал бы так же. Вот почему он остановил свой выбор на Ронде Смит, хотелось бы мне знать?
— И мне бы тоже очень хотелось, — заметил Тристан, заставляя себя собраться. — Думаю, первое, что мы должны теперь сделать, — это проверить всех танцоров-мужчин. Господи, ведь их в городе наверняка не одна сотня, — он запустил пятерню в свою шевелюру. — Логично будет начать проверку с кабаре, используя список, который мы составили при нашем туда визите. По крайней мере попробуем проверить алиби каждого. Все-таки очень важно, что мисс Смит убеждена, что на нее покушался танцор. Вскоре Джо уехал.
Тристан остался в одиночестве в своей темной комнате. Он сидел на диване и почесывал щенячье пузо, раздумывая обо всем, что произошло за эти двадцать четыре часа. Наконец он не выдержал и, подчиняясь ему самому непонятному импульсу, снова надел ботинки, накинул куртку и вышел на улицу. Почему-то он решил нарушить собственный давний принцип не проявлять никакого личностного отношения к тем, кого он опекал. Причем он решил его нарушить не ради той женщины, о которой мечтал все последнее время.
Сев в машину, он направился к ночному цветочному магазину.
Подобрав небольшой симпатичный букет весенних цветов для Ронды Смит, он продолжал сомневаться, правильно ли он поступает.
С одной стороны, с точки зрения профессионала, то, что он делал — сущая крамола. Как ветеран полицейской службы, он осознавал, какую ошибку сейчас совершает. Нельзя касаться личной жизни людей, за безопасность которых отвечаешь как официальное лицо.
Но, честно говоря, сомненья его вертелись не только вокруг профессиональных принципов. Сделав подобный жест, он как бы перечеркивал то, чего старательно придерживался всю свою сознательную жизнь. Так что в результате он наверняка разрушит один из механизмов, которые защищали его собственную психику.
И все же он почувствовал, что должен это непременно сделать. Всей глубиной своей души он прекрасно понимал, почему от всей этой истории с цветком у Ронды осталось чувство, что ее предали. Он слишком хорошо знал, что означало вырасти в районе, где тебя считали счастливчиком, если тебе удавалось свести концы с концами. И вот сегодня Ронда получила такой подарок, который ненадолго пробудил в ее душе все нереализованные грезы юности. От этого она вдруг стала такой уязвимой, она, которая с детских лет поняла, впитала в себя, что только научившись защищаться можно обеспечить свое выживание.
Если бы она не поехала на свидание, цветок остался бы в ее памяти как прекрасное воспоминание, приоткрывшее дверь в иной мир.
Но она туда поехала. Ей удалось ускользнуть от человека, который, скорее всего, был опытным убийцей. Но несмотря на этот счастливый исход, в душе ее остался незаживающий шрам от того, что она восприняла как предательство своих лучших душевных порывов.
Тристан подошел к небольшому прилавку, на котором были разложены всевозможные карточки, и вдруг осознал, насколько безнадежна вся эта затея вычислить человека по той, полученной Рондой. Ведь такие прилавки имеются почти в каждом магазине цветов. И любой человек в любом магазине может не только сам ее заполнить, но и попросить это сделать кого-нибудь другого. Например, скучающего подростка и заплатить ему за то, чтобы он написал все, что требуется. Так что вряд ли спецам из лаборатории удастся выудить что-нибудь полезное из той карточки.
Тристан взял в руки карточку с красивой надписью «на особый случай». Еще немного поколебался, авторучка вертелась в его руке, — природная сдержанность сопротивлялась потребности сделать этот жест. И наконец он решился.
Размашистым почерком он написал:


«Воспоминание о первом цветке не замарает тот, кто не заслуживает воспоминаний».
И, как бы восстанавливая формальную дистанцию после столь неестественно интимного послания, подписался:
«Лейтенант Т.Маклофлин»




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Танец теней - Андерсон Сьюзен



ВМЕСТО АННОТАЦИИ-rnВ городе Рено происходят убийства танцовщиц. Из Сиэтла для расследования вызывают детектива Тристана Маклофлина, имеющего опыт в расследовании серийных преступлений. Подругой одной из жертв – и предполагаемой жертвой – оказывается Аманда Чарльз. Отношения у них складываются неоднозначные – она его почему-то недолюбливает, даже называет «биороботом», а он ее… стесняется. Но, оказывается, если соединить вместе фригидную женщину и «биоробота», может произойти взрыв!
Танец теней - Андерсон Сьюзенелена
23.05.2012, 20.26





очень понравился роман
Танец теней - Андерсон Сьюзенлиля
24.05.2012, 10.02





Тоже понравился роман.Елена написала исчерпывающую аннотацию,спасибо ей.Хотела прочесть что-то отличающееся от сугубо любовного романа и случайно попала на этот роман,где не только любовь,дружба,но и триллерские страсти.Жизненные герои,жизненные ситуации. 10.
Танец теней - Андерсон СьюзенГандира
4.09.2013, 9.55





хорошая книга. и герои, и их отношения, накал страстей, чувства.. это не стория о приключениях и погонях, это история о том как развиваются чувства. мне понравилось. единственное не понравилось, что он все время говорил "милая", "милочка" и тому подобное, без этого было бы лучше.
Танец теней - Андерсон СьюзенМарина
23.11.2016, 16.26





Дочитайте до первого поцелуя! Лучший из всех прочитаных мной! Какие герои! Какая страсть! Секс вообще описан.. Очень хорошо))
Танец теней - Андерсон СьюзенСанни
23.11.2016, 23.26





Книга здивувала. Детективна історія така собі. Але кохання описане дуже добре. Дуже крутий головний герой. Не схожий на звичайних мачо із книжок цієї бібліотеки. Дуже цікаво було читати про нього! Героїня класна. Не кидається на шию ГГерою. Сильна, а також травмована минулим, з яким бореться. Має свої слабкості, не ідеальна, проте і не дурепа. Дуже круто. 10 балів.
Танец теней - Андерсон СьюзенОленка
23.11.2016, 23.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100